WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Андрей Кадник Новатор Содержание Краткое содержание первой книги Новатор (книга вторая) #3 Кадник Андрей Новатор Краткое содержание первой книги ДВернувшись в школу ...»

-- [ Страница 1 ] --

FB2:, 18.12.2009, version 1.0

UUID: 46f03e64fbaa378f38bd905715c3861f

PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012

Андрей Кадник

Новатор

Содержание

Краткое содержание первой книги

Новатор (книга вторая)

#3

Кадник Андрей

Новатор

Краткое содержание первой книги

ДВернувшись в школу после летных каникул, Дима обнаруживает повышенный интерес к своей возлюбленной соненавистным ему хулиганом Цацкимитрий Санцев — заурядный школьник из российской провинции влюблён в одноклассницу Танечку и терзаем ным.

стороны Цацкина. Он клянётся жестоко отомстить ему, но быстро перегорает, припомнив неприятные результаты конфликтов Цацкина с другими школьниками. После уроков ярость Димки вспыхивает с новой силой, и он бросается на помощь новичку, когда видит, что троица хулиганов во главе с Цацкиным его мутузят. Вдвоём они выстояли, но понимают, что Цацкин не из тех, кто так просто сдаст свои позиции.

Новичок не так прост, как казался поначалу. В порыве откровенности, он рассказывает Диме, что занимается научными исследованиями и перебрался в глубинку из крупного города из-за настойчивости родителей, не желавших, чтобы их сын попал под контроль органов госбезопасности.

Дима поначалу не верит новому другу, но происходящие в дальнейшем события подтверждают его правдивость.

Впрочем, Диме пока больше интересно то, что Таня, впечатлённая его поступком по усмирению школьного хулигана, симпатизирует ему и соглашается прийти на первое свидание. Позже эти отношения перерастают в настоящую любовь.

Тем временем Георгий Цветков, как звали новичка, рассказывает Диме, что у него в далёком городе тоже осталась подруга и предлагает сделать летательный аппарат, работающий на основе разработанной им методики управления полями притяжения. Дмитрий скептически относится в этой идее, но созданный Георгием опытный образец убеждает его, что «овчинка стоит выделки».

За несколько месяцев они втайне от всех собирают из автомобильной жести и подручных материалов некое подобие летающей тарелки, которая довольно успешно проходит первые испытания.

Друзья весело проводят время летая на своём аппарате, пока не оказывается, что обшивка постепенно истончается от трения о воздух. Чтобы сделать новый корпус нужен более стойкий к коррозии металл и нужны деньги.

Диме приходит в голову идея утащить у американцев несколько экземпляров военной техники и продать её в Иран. Первые по-детски наивные вылазки проходят успешно, но потом ребят встречают на военных базах ураганным огнём. Хорошо ещё, что Жорина технология пока позволяет «держать удар». Обидевшись на такую реакцию, парни захватывают первый попавшийся кусок от ракетного обтекателя и увозят его в Иран, где из него делают новый корпус летательного аппарата.

Параллельно, Дима и Георгий готовят себе секретную базу на одном из островов Тихого океана, куда они и перегоняют новый корпус для доработки.

Однако полоса везения заканчивается. Сначала ребята случайно убивают иранских военнослужащих, пытавшихся их захватить. По прибытию в Россию на них нападает банда Цацкина, от которой спасает спецназ, прибывший на место посадки летательного аппарата с целью его блокады.

Ребятам в очередной раз предлагают сотрудничество по внедрению технологий для усиления военной и политической мощи России, но Георгий решает поступить по-своему. Выяснив как их вычислили, он вызывает летательный аппарат прямо из тюремной камеры и, захватив свои семьи и подруг, парни покидаю страну.

Новатор (книга вторая) -1.ПДедющенкоДедющенковспомнив как жалкоподоконнику, на500 рублейзакипал чайник из небольшой майорской зарплаты. Ему дали отдельный кабинет олковник встал и подошёл к котором чайник — дешевенькая пластмассовая «Ровента», несмотря на свой неказистый вид прослужившая полковнику уже больше года.

хмыкнул, было отдавать за этот и старый добротный металлический чайник, произведённый ещё в СССР, по старым как мир правилам Конторы остался двум его коллегам, с которыми Дедющенко работал в аналитическом отделе с момента своего поступления на службу.

Теперь полковник уже редко вспоминал своих бывших друзей и коллег. Последним и наиболее ярким воспоминанием от них осталась сухая мужская зависть, которая грызёт сердце и разрушает любую дружбу. Бывшие коллеги не могли понять мотивы руководства, когда то по каким-то причинам сначала выделило майору отдельный кабинет, а потом вообще сразу дало «полкана» не по выслуге, насрав на все правила, традиции и перепрыгнув сразу несколько ступеней. Работа в конторе закаляет и, конечно же, никто из коллег не стал допытываться почему вдруг Дедющенко так подфартило и над чем таким важным он работал, но одно дело вбитая годами обучения и работы привычка не интересоваться тем, что делает сосед, а другое дело простое человеческое любопытство, которое не отбить никакими правилами.

Конечно им было интересно… жутко интересно. Майор прекрасно понимал своих бывших друзей, понимал скептические взгляды, бросаемые на него в конторских коридорах, недомолвки и оговорочки вроде «ты у нас молодец, в гору пошёл», но даже ни одним намёком не дал никому понять за какое Дело он так быстро вырос.

Майор лишь хмыкал на вопросительные взгляды товарищей и пожимал плечами. О том, что он ведёт дело об НЛО, с завидной регулярностью появляющемся в небе над Россией, категорически запрещалось рассказывать кому-либо кроме непосредственного начальства. Даже его жена была в полном неведении о том, чем её муж занимается на работе. На все её немногочисленные вопросы приходилось лишь отмахиваться.

И когда он, наконец сделал это, когда с нескрываемым торжеством в голосе доложил начальству результат своих трудов — адреса и фамилии тех юных гениев, что построили летательный аппарат, — результат, который оказался полной неожиданностью и для него самого, тогда его и начали двигать по службе. В общем-то, назвать внезапное карабкание майора по служебной лестнице незаслуженным было никак нельзя.

Говоря откровенно, Дедющенко и сам не понимал почему его ценили. Дело-то он всё же завалил. Да, быстро проведённое служебное расследование показало, что его вина отсутствует в том, что пацаны сбежали, да в итоговом рапорте основной причиной неудачи была указана неспособность группы СОБРовцев предвосхитить и предотвратить побег. Но червячок сомнения грыз душу Дедющенко в такие спокойные дни, как сегодняшний.

Всё-таки в целом операцией по захвату и вербовке пацанов руководил он сам, а не командир отряда СОБР, которого сделали козлом отпущения. И именно он, а не СОБРовец, должен был догадаться о возможности дистанционного вызова собранного пацанами аппарата, догадаться хотя бы посмотрев на то, как спокойно вёл себя этот Георгий Цветков — не нервничал, толком не отвечал на вопросы, а лишь выуживал информацию из бывшего майора, который и рад был подыграть пацанам и рассказал многое из того что знал сам, понимая, что тем некуда деваться с военной базы.

Делись.. сволочи! У Дедющенко всякий раз заходилось сердце, когда он вспоминал как его провели. Его! Съёвшего собаку на аналитической работе.

Его! Не спавшего ночами, чтобы понять и вычислить хозяев того странного объекта, носившегося над просторами России, да и других стран.

Дедющенко глубоко вздохнул, постаравшись успокоиться, и открыл холодильник. Скорее это было формальностью — он прекрасно знал, что ничего там не найдёт и кофе снова придётся пить «пустым». Из глубины белого ящика, похожего на небольшой гробик, поставленный «на попа», на Дедющенко с подозрением глянуло горлышко бутылки с водкой.

— Подожди, родимая, не сегодня, — вздохнул полковник, плотно притворяя дверь маленького «Атланта».

— Старик, — сморщился он, пройдя мимо небольшого зеркала на стене, — в свои 40 уже старик.

Дело про НЛО хотя и принесло майору долгожданное повышение, убило его морально. Он до сих пор не мог думать ни о чём другом — не мог, как это бывало раньше абстрагироваться от всего и погрузиться в любой рабочий вопрос, рассматривая его со всех сторон, прокручивая в голове сотни и тысячи вариантов развития полученного ему дела — не мог. Мысли-предатели всегда сворачивали в сторону того основного дела его жизни, того дела, которое он сначала с таким блеском раскрутил, а потом с таким треском завалил.

Работая начальником отдела внешней экономической разведки, полковник привык смотреть на вещи трезво и абстрактно и вполне понимал начальство, предложившее ему такую неплохую должность.

— Мужик ты у нас с головой, поэтому найдёшь управу на десятки подчинённых, разбросанных по всему миру, — говорил генерал, поздравляя его с назначением, но глаза генерала говорили: «а если управу не найдёшь, то мы знаем твои грехи».

Впрочем, пока у Дедющенко работа кипела несмотря на то, что его грызло изнутри то самое главное, но незавершённое дело, которое у него отобрали и оставили в отделе контроля инноваций, в котором он ранее работал. Меньше, чем за год Дедющенко сформулировал довольно чёткий план работы своего нового отдела, встретился практически с каждым своим сотрудником, хотя для этого их пришлось временно отзывать из прикрытия и обозначил каждому что тот должен делать на своей работе и на что в первую очередь обращать внимание.

Первое время Дедющенко поражался тому коллапсу, который произошел с зарубежной агентурной сетью за годы дикого капитализма. Все на встречу шли неохотно и отводили глаза, когда ставился вопрос об их достижениях за последние десяток лет работы. Похоже, что большинством агентов периодическая финансовая подпитка из России стала лишь пенсией, которую можно отработать спустя рукава, послав раз в месяц в центр формальный отчёт об экономике государства. Для всех вторая работа в стране пребывания стала главной, и внезапный вызов в Москву нарушил планы, испортив размеренное течение жизни.

Нет, Дедющенко не думал, что их перевербовали. Просто, все они, догадываясь что их отчёты отправляются в урну, стали относиться к их подготовке спустя рукава.

Полковник вызывал всех в Москву лишь для того, чтобы побеседовать с каждым подчинённым на тему «качество ваших отчётов отвратительно», для особо строптивых эта информация подтверждалась распечатками из интернета, из которой ситуацию в стране можно было узнать не хуже, а подчас даже лучше, чем из отчётов этих псевдоаналитиков.

— Ваше дело не тупо копировать полученную из разных источников информацию, — говорил полковник, — а АНАЛИЗИРОВАТЬ её, смотреть чем та или иная тенденция в стране может обернуться в будущем для экономики вашей страны и как это повлияет на отношения с Россией.

Все воспринимали «закручивание гаек» по-разному — кто-то ворчал, кто-то испугался, кто-то лучился скепсисом, но были и такие, кто обрадовался тому, что добываемая им информация снова кому-то нужна.

Факт остаётся фактом — вскоре Дедющенко стал получать от своих подчинённых вполне адекватную информацию, чем доказал начальству и себе, что не зря им заменили старпёра, занимавшего эту должность до него.

Глотнув кофе, полковник отложил последний отчёт, полученный на этой неделе. Что-то смутно терзало его изнутри. Что-то снова не так с отчётами.

Но что?

Помрачнев, Дедющенко перевернул кипу бумаги и начал просматривать всё заново. Уже к середине пачки он понял что его обеспокоило. Сразу в нескольких бумагах была информация о том, что государство заключило необыкновенно выгодную сделку, прокредитовавшись беспроцентным кредитом не у Банка развития, как это иногда практиковалось, а у другого государства. Нет, такое было в порядке вещей — многие крупные государства довольно часто давали в долг дружественным странам, но чтобы такое количество сделок за неделю — такого Дедющенко не припоминал.

Вздохнул, полковник сел за еженедельный отчёт Президенту.

— Писать ли о непонятных вливаниях? — задумался полковник и вздохнул ответил сам себе:

— Нет, надо сначала разобраться… в отчёте напишем «отмечен всплеск активности межгосударственного беспроцентного кредитования, информация о причинах уточняется».

После такой фразы, написанной Президенту, Дедющенко понял что теперь эту информацию действительно придётся уточнять. Вызвав своего зама, полковник поручил ему составить срочную шифровку агентам с требованием собрать материал о межгосударственных кредитных соглашениях, подписанных в последнее время.

Откинувшись в кресле, Дедющенко с грустью посмотрел на остывший кофе и устало прикрыл глаза.

Информация не заставила себя долго ждать. Уже на следующий день вернувшись с очередного заседания штаба, полковник обнаружил у себя на столе табличку, сделанную расторопным заместителем.

То, что он увидел в таблице, ввело его в полный ступор. В 28 аккуратных графах межгосударственных займов, осуществлённых за последний месяц, места занимала США, 2 — Россия, а в остальных 23 записях кредитором выступала… Тувалу!

Дрожащими руками Дедющенко потянулся к полке, на которой стоял подаренный ему огромный атлас мира.

Нельзя сказать, что полковник увлекался географией — с момента торжественного вручения атласа на своё сороколетие он заглядывал в него от силы пару раз, да и то когда планировал где провести отпуск.

Атлас оказался действительно хорош и безэмоционально проинформировал Дедющенко, что Тувалу это страна в Тихом океане, неподалёку от Австралии с населением в десять тысяч человек и площадью 26 квадратных километров, основная статья госдоходов — экспорт копры.

Просуммировав столбец, в котором значились суммы выданных этой страной кредитов, полковник достал из шкафчика валерьянку и немного накапал себе в стакан. Получившаяся сумма многократно превышала валовый продукт Тувалу.

Тут полковник обнаружил в таблице ещё одну строку, на которую он сразу не обратил внимания. Дедющенко закрыл глаза и открыл их снова — строка не исчезала.

— Где такое видано, — пробормотал полковник и сверился с календарём. Нет, до первого апреля оставалось ещё пару недель, да и заместитель не тот человек, который станет такие шутки с начальником шутить.

Напротив США и России в строке с безобидным наименованием «валюта кредита» стояли доллары и евро — чего же ещё можно было ожидать. Смущало другое — напротив Тувалу в этой строке стояла платина и золото.

— Что за чёрт, — тихо сказал полковник, — даже если они нашли рудник с тоннами золота и платины, то зачем эти металлы раздавать направо и налево? Продали бы и дело с концом. Что за возврат к натуральному хозяйству?

Мысли Дедющенко прервала скрипнувшая дверь.

— Кого ещё там принесло, — скривившись подумал он, с трудом отрывая взгляд от заворожившего его документа.

Однако увидев кто пришёл, полковник сразу позабыл о документе и привстал в кресле безмолвно раскрывая рот, как выброшенная на берег рыба.

Ни я, ни Жора не сомневались, что нас будут искать — искать по всему свету до тех пор пока не найдут или не убедятся, что мы сгинули бесследно.

Каждую минуту мы ждали выброски на остров десанта. Каждый раз, увидев в небе инверсионный след, или увидев в море какое-нибудь судно, мы быстро прятались в НЛО или в прибрежные джунгли.

Девчонкам и нашим семьям тоже приходилось несладко. Первая эйфория, что все мы вдруг оказались на тропическом острове, довольно быстро прошла и все столкнулись с множеством бытовых трудностей — где взять еду, как постирать бельё без стиральной машинки и водопровода, в чём нагреть воду, чтобы нормально помыться и многими-многими другими.

Чтобы решить эти вопросы Жориного гения не хватало. Тот, почти сразу после приезда на остров абстрагировался от окружающей действительности — выбрал себе самый удобный стол, установил на него свой ноутбук, разложил вокруг себя многочисленные приборы, провода и ещё много всего того, что на мой неискушенный взгляд должно валяться на полках где-нибудь в телеателье.

Поначалу мы все решили, что он понял наши общие трудности и сел за разработку какого-нибудь стирательно-умывального аппарата и были впоследствии сильно разочарованы, когда он сказал что перво-наперво нужно доработать установку защитного поля, дабы оградить нас от возможных посягательств.

Хотя все и признавали, что защита от посягательств важнее, всё же высказали Жоре своё «фи», но тот лишь отмахнулся.

В результате, обустройством быта пришлось заниматься мне с отцом. Папик Жоры тоже, конечно, пытался помогать, но в основном его помощь сводилась к расчетам, которые по-моему были в нашем деле вообще нафиг не нужны.

Перво-наперво мы запустили генератор, оставленный строителями. Тот хотя и довольно неплохо работал, но запасы соляры к нему ограничивались всего одной канистрой. Впрочем, это не было большой проблемой, поскольку единственным нашим электроприбором была чудом забытая строителями лапочка. Вокруг неё-то мы и собирались по вечерам, предаваясь полюбившемуся всем занятию — кто больше набьёт гнуса, вившегося вокруг единственного светлого пятна на острове. Почему-то побеждала всегда Женя.

Соляры хватило лишь на неделю и сидеть бы нам без света, если бы Жора не хмыкнул проходя мимо костра, разожженного взамен лампочки:

— Воткнулись бы в НЛО, там аккумулятор очень мощный.

Чертыхнувшись и решив проблему освещения, мы принялись за другой проект — водрузили оставленную строителями большую бочку под крышу и пластиковыми трубами подвели к ней воду из горного ручья. Для этого пришлось протянуть почти сотню метров труб, которых к счастью хватило — строители привезли их сюда с большим запасом и, видимо так и не обнаружив куда бы их можно было подключить, сложили прямо в подвале дома.

Бочка оказалась великолепной водонапорной башней — мы сразу подключили к ней все краны в доме, и под крики ура из них полилась чистейшая горная вода. Всё было хорошо до тех пор, пока бочка не наполнилась до краёв и не затопила часть крыши, подпортив отделку второго этажа и намочив почти все запасы одежды семьи Цветковых, прихваченные из дома.

После этого мы сделали в бочке перелив, и теперь у нас был не только водопровод, но и постоянно-действующий фонтан из-под крыши.

По прошествии двух недель с момента нашего побега всем настолько опротивела диета из морепродуктов, что женщины решились на открытый бунт.

Зачинщицей по-моему была Таня, которую и делегировали переговариваться со мной и с Жорой на тему того, что неплохо бы слетать за продуктами.

А уж если Татьяна хотела кого-то «уговорить», то у неё это получалось довольно быстро — уже через 10 минут стояния над душой, Жора согласился что кто-то из нас должен слетать в какой-нибудь неприметный городок, и не привлекая к себе внимания затариться продуктами, туалетной бумагой, да и другими товарами народного потребления.

После того, как из маленького городка на севере Австралии было привезено несколько центнеров всего, начиная от продуктов и заканчивая женскими прокладками, все значительно повеселели и смирились с вынужденным отшельничеством.

-3.Тем не менее, положение изгоев не устраивало ни Жору, ни даже меня (я иногда сам себе удивлялся, насколько изменилось моё мировоззрение со времени знакомства с Жорой — из человека «плывущего по течению», я превращался в довольно целеустремлённую особь, добивающуюся поставленных целей). Несколько раз я предлагал Жоре свою помощь, но тот лишь отмахивался, то предлагая мне посовершенствовать английский, то советуя выучить китайский, то рекомендуя заняться работами по дому. В конце концов, мне надоело его подобное отношение и я, силой оторвав его от стола, на котором он снова что-то там паял, заставил посмотреть на себя и спросил:

— Что ты пытаешься добиться? Какие у тебя планы?

Жора смутился и, почесав голову, ответил:

— Ну, не знаю… доделаю защитный контур, установлю его вокруг острова.

— Классно, а что дальше? — продолжал допытываться я.

— Дальше мы можем довольно безопасно летать куда захотим.

— А вот хрен ты угадал, — сказал я, — как только нас обнаружат, тотчас же блокируют и никакой защитный контур не спасёт.

— Да как же нас можно будет блокировать, если у нас будет защитное поле? — не понял Жора.

— Да что толку в твоём поле, — отмахнулся я, — ну да нас не смогут застрелить из винтовки, застрелят из лазера и дело с концом.

— Обижаешь, — запыхтел Жора, — это поле совсем другого класса, оно замедляет не только материальные, но и волновые процессы, то есть практически все виды излучений.

— Постой, — не понял я, — если это поле тормозит волны, то как мы сможем видеть сквозь него? Оно ведь будет абсолютно непрозрачным.

— В этом-то и проблема, — вздохнул Жора и попытался было отвернуться назад к столу.

— Нет, постой, — развернул я его обратно, — ну допустим даже что ты эту проблему решишь и мы сможем ходить по любому городу в этаком защитном поле-скафандре. Все люди будут вокруг нас разбегаться, нас будет везде сопровождать уйма военных, которые не смогут приблизиться вплотную, ни застрелить нас, поэтому просто будут играть роль почётного эскорта… — Хорошо, — разозлился Жора, — я понял твою мысль. И что ты предлагаешь? Сразу сдаться какому-нибудь государству или корпорации, которая побольше всего наобещает?

— Бог с тобой, — замахал я на него руками, — и в мыслях такого не было. Я думаю скорее наоборот, что нам надо переходить от пассивной зашиты к нападению.

— !!!???, — выразил Жора одними глазами.

— Да погоди, не возмущайся, — отмахнулся я.

— Тогда проясни что ты имеешь ввиду. Насколько я оцениваю ситуацию, нас обложили со всех сторон — нас ищут русские, американцы, иранцы и наверняка ещё многие другие страны. В этой ситуации даже неважно будем мы рыпаться или будем сидеть тихо, рано или поздно нас засекут и тогда нам мало не покажется. У тебя другое видение?

— Ну в целом-то я согласен, — сказал я, — вот только сомневаюсь в масштабности наших поисков. Наверняка нас ищет ограниченная горстка людей, которая и не владеет полной информацией о нас — каждое государство боится конкурентов, если те прознают что именно они ищут, то им придётся многое объяснять. Поэтому я не жду сильно активных действий со стороны военных разведок. Государственные машины вращаются очень медленно и у нас снова есть фора. Фора возможно даже большая чем в самом начале, поскольку теперь мы находимся на нейтральном острове и военные ведомства должны будут договориться между собой перед тем как нас атаковать даже в том случае, если нас обнаружат.

Жора ненадолго задумался, после чего спросил уже более миролюбиво:

— Ну хорошо, даже если твои соображения соответствуют действительности, что ты всё-таки предлагаешь?

Я присел, настроившись на разговор, и откашлялся.

— А предлагаю я создать свою корпорацию и заняться вполне честным бизнесом — пассажирскими и грузовыми перевозками.

— Ха, — скривился Жора, — кто же нам даст нормально работать? Сам же говоришь, что как только мы объявимся, нас сразу же сграбастают.

Жора разволновался, встал со стула, замахал руками и закричал:

— Да у них даже формальный повод есть для нашего ареста — убийство тех иранцев.

Я шикнул на него, чтобы он не орал об этом на весь остров — не дай бог услышат девчонки или родители.

Когда Жора немного успокоился, я продолжил:

— Понимаешь, формальное право за нами гоняться они имеют только пока мы граждане Российской Федерации. Если же мы граждане другой страны, то мы можем создавать компании по её законам.

— Постой-постой, — перебил меня Жора, — ты предлагаешь гражданство сменить что ли? Я что-то не пойму чем нам это поможет.

— Да нет, — сморщился я, — вечно ты перебиваешь. Я предлагаю создать НАШЕ государство, а не просто поменять гражданство.

Тут уже Жора не выдержал и зашёлся диким смехом.

— Н-н-наше… г-г-госудасрство, — проговаривал он сквозь смех, — ты хоть представляешь что такое государство? Ты думаешь, что если нарисовать на белой тряпочке несколько полосок и воткнуть его в песок, то наш остров автоматически превратится в государство Санцовия?

Тут Жора снова стал ржать как ненормальный.

Я переждал пока он успокоится и сказал:

— Если помнишь, экономическая география была моим любимым школьным предметом и я вполне реально оцениваю возможность признания нового государства из никому неизвестного острова. Ничего подобного я не предлагаю — слишком многие пытались безуспешно добиться подобного статуса в ООН, чтобы я питал подобные надежды. Нет. Я предлагаю купить существующую страну.

— Т-т-то есть как купить страну? — снова стал заикаться Жора.

— Ну для этого существует множество вариантов, — снисходительно ответил я, — финансирование бескровной революции, военный переворот, подкуп действующего лидера… да мало ли.

— И какую страну будем покупать, — внезапно посерьёзнел Жора, — Россию?

— Да нет, — сказал я, — Россия нам пока не по зубам. Предлагаю начать вот с этой.

Я положил перед Жорой распечатку из энциклопедического словаря про государство Тувалу — небольшую нищую страну на юге Микронезии.

Жора пробежал глазами информацию и всерьёз задумался.

— Идея здравая, — в конце концов выдал он, — вооруженный конфликт с государством это совершенно другой уровень, на это ни Россия, ни тем более Иран скорее всего не решатся. Разве что штаты могут атаковать — этим баранам вообще закон не писан… лишь бы против нас не создали коалицию.

— Да какая коалиция? — покрутил я пальцем у виска, — нам и с одной-то страной не справиться.

— Справимся, — уверил меня Жора, — дай только время.

— Да где же я его возьму, — удивился я, — да и вообще, я не имел ввиду никаких вооруженных конфликтов. Мне кажется, что мы можем заставить уважать себя экономическими методами.

В кои-то веки, я удостоился уважительного взгляда от Жоры. Для меня он был как бальзам на душу.

— Дерзай, — сказал он, подумав, — всё в твоих руках, а я тут пока всё-таки нам военную поддержку обеспечу.

С этими словами Жора отвернулся назад к своему столу, всем своим видом показывая, что аудиенция закончена. Прынц, блин… -4.Делать нечего, раз Жора взвалил всё на мои плечи, пришлось самому разрабатывать стратегический план. Через пару дней самостоятельного пыхтения над ним с частыми перерывами на работу по дому, я снова пошел к Жоре, чтобы обсудить детали.

Впрочем, увидев его недовольную физиономию, которую он корчил всегда, когда его отрывали от бука или паяльника, я решил большую часть вопросов не обсуждать, оставив только самый важный.

— Мы можем переоборудовать НЛО, чтобы летать в космос? — бросился я с места в «карьер».

Жору вопрос сильно озадачил.

— В принципе можем, нужно только установить на нескольких векторах движения рассеиватели частиц, чтобы мы могли маневрировать, — ответил он, подумав, — это не так уж просто, но и не так уж и сложно.

— А что для этого нужно? — поинтересовался я.

— Высококачественные сопла-распылители, способные работать при сверхнизких температурах, небольшие резервуары под жидкость, которую они будут распылять, тэны для разогрева этой жидкости… — принялся перечислять Жора.

— Постой-постой, — перебил его я, — по-моему, жидкость в космосе будет хорошо испаряться и без всяких распылителей.

Жора посмотрел на меня с неподдельным удивлением.

— Слушай, а я тебе говорил, что ты умнеешь на глазах? — спросил он.

— Ага, не далее чем позавчера, — скромно потупился я, — видимо твои флюиды.

— Короче, я думаю ты прав, — сказал он, — нужны просто контейнеры для льда и плотные заслонки.

— Почему для льда а не для воды? — переспросил я.

— Для льда, для воды — какая разница, — отмахнулся он, — лишь бы давление держали, а испаряться в вакууме лёд не хуже воды будет.

— Ну тогда ладно, — вздохнул я, — ты полетишь со мной искать эти самые контейнеры?

— Слушай, давай сам, а? — умоляюще посмотрел на меня Жора, — чёт у меня нифига не складывается, а время поджимает, сам знаешь.

— Ну ладно, — пожал я плечами, — только если привезу не то что-нибудь — не обессудь.

— Главное чтобы были прочными и давление держали, — пробурчал Жора и снова повернулся к столу.

Впрочем, когда я уже было уходил, он крикнул вслед:

— Дим, а зачем тебе в космос-то?

— За деньгами, — буркнул я, не вдаваясь в подробности, радуясь что хоть так мелко отомстил Жоре за невнимание к своим идеям.

Впрочем, тот, похоже, не обиделся.

— Сынко, куда собрался? — вопросила она.

Поняв, что меня застукали и отвертеться не получится, я недовольно ответил:

— По делам еду на материк, если что надо купить — говори сейчас.

— Ты мне картошечки купи семенной, — начала мать, — мы тут с отцом огородик распахали, землица-то чернозём сплошной, вот и привези картошечки — посадим, завсегда свежая будет к обеду.

Я скривился. Вскопанная лужайка перед домом уже неделю была основным объектом насмешек — как со стороны семейства Цветковых, так и со стороны девчонок. Причём, похоже ни мать моя, ни отец совершенно не понимали что они невесть откуда у них взявшимися лопатой и граблями испортили ландшафтный дизайн, который наверняка обошелся нам никак не дешевле целого вагона картошки и ещё тележки с остальными овощами в придачу.

Ну да родителям перечить — только головой болеть, поэтому я покивал и пообещал обязательно привезти, если только мне попадётся на пути что-нибудь похожее на семенную картошку.

— И других семян привези, — крикнула мать закрывающемуся люку, — морковки, редиски обязательно.

Я захлопнул дверь со вздохом, вспомнив, как в прошлый раз, когда мы все вместе выбирались в Австралию за покупками, мать не хотела улетать пока ей не найдут магазин в котором продаются семена. Причём доводы о том, что в Австралии такого магазина быть не может, а семена присылаются только по спецзаказам фермеров, действия не возымели.

— Что ты, — отвечала мать, удивляясь моему ослиному упрямству, — у меня подруга к сыну в Австралию уехала и прислала фотографии, где она напротив своего дома стоит, так там и капуста росла и ещё травка всякая.

— Мам, капусту во многих странах мира выращивают в качестве цветов, а не для того чтобы жрать!

Но с таким успехом я мог это всё объяснять стенке. В общем, я решил при случае заехать куда-нибудь за семенами, чтобы мамка отвязалась.

Поскорей взмыв вверх, пока больше никто меня не перехватил, я вдруг понял, что не имею ни малейшего понятия о том, куда мне лететь. Я, конечно, помнил, что нам нужны крепкие контейнеры с заслонками, которые могли бы работать в космосе, но где их взять?

Я стукнул себя кулаком по лбу: «Думай, Дима, Думай! Не всё время же одному Жоре отдуваться, надо и самому мозгами поворочать».

Тем не менее, в голову лезла только всякая чепуха. Через полчаса раздумий голова у меня заболела и я решил: «была — не была» и направил аппарат в сторону Ирана.

Опустившись посреди пустыни, я достал один из сотовых телефонов, приобретённых в Австралии. Теоретически, если пользоваться каждой симкой не более раза, шансы меня вычислить стремятся к нулю. Поэтому я без особых опасений набрал номер коммандера, который плотно засел в моей памяти еще с момента первого визита в эту страну.

— Привет, как дела? — спросил я в трубку, услышав неблагозвучное приветствие на иранском языке. Глупо, конечно, но ничего другого в голову не пришло.

— Это ви? — опешили на том конце трубки.

— Да, это ми, — сказал я и, сделав театральную паузу, добавил: — за вами должок.

Мне показалось, что по телефону даже стало слышно как заскрипели извилины коммандера, пытающегося в голове прокрутить наши взаиморасчеты и вспомнить что же он остался нам должен. Не знаю, что он там насчитал, т.к. ответил он с максимальной осторожностью:

— Ми виновны перед вами, не буду отрицать. Ми нашли трупы там, где перестал работать наш передатчик и поняли что ви делать нам намёк о том, что будет с такими предателями как ми. Поверьте, такого больше не повториться, ми хотим работать с вами и не будем так глупо поступать впредь.

— Хорошо, — сжалился я, — тогда в счёт вашего долга сделайте нам из жаропрочного материала 8, нет 10 небольших бочек литров по 15 каждая с плотными магнитными задвижками на горлышках.

— У вас есть чертёж? — поинтересовался коммандер.

— Нет, сделайте как получится, точность не важна, главное прочность и хорошие задвижки. Сколько времени на это потребуется?

— Думаю не меньше двух недель, — сказал коммандер.

— Хорошо, привезите их и оставьте на металлической платформе в той точке, где вы нашли трупы ваших солдат, — сказал я, приготовившись оборвать связь.

— Постойте, — крикнул коммандер, — скажите, что со всего этого будет иметь моя страна?

— Наше благоволение, — сказал я заранее подготовленную фразу, — поверьте, оно скоро будет стоить очень многого.

Прервав связь и вытерев пот со лба, я бросил уже ненужный телефон на горячий песок пустыни и вернулся в НЛО.

Обычно людей взрослит и меняет время. Меня и Жору оно буквально сжало в тиски и состарило за несколько месяцев. Ввязавшись во взрослые игры, ты должен либо соответствовать уровню и правилам этих игр, либо заранее обречён на проигрыш. А уж что-что, а проигрывать мы никак не желали. В нашем случае проигрыш означал полную изоляцию от общества и нас самих и наших семей, которые мы необдуманно втянули в наши проблемы. Нет, никто из родителей или девчонок пока не высказывал нам никаких претензий. Они довольно спокойно выслушали несколько версий нашей истории, позадавали дополнительные вопросы, поудивлялись, поохали и всё. Больше они нам ни мешали, ни помогали, видимо решив, что раз уж за нами гоняются спецслужбы всего мира, то они плохие советчики в том, что нам делать дальше.

Мы были рады такому всеобщему решению — оно давало нам возможность самим планировать дальнейшую деятельность, хотя и перекладывало на наши плечи всю ответственность за её результаты.

Вернувшись на нашу базу (теперь мы называли остров только так, и не иначе), я попытался было отчитаться Жоре о результатах своей вылазки, но нашёл того в чрезвычайно скверном настроении, которое в последнее время становилось его визитной карточкой. Рассказывать ему что-либо в таком настроении было тем же самым, что нарываться на грубость.

— И ладно, — решил я, — сначала сделаю дело до конца и тогда уже скажу.

Не знаю что двигало мною при принятии такого решения. Наверное я всё же обиделся на Цветкова — в последнее время он меня вообще не воспринимал.

— Вот, — накручивал я себя, — сначала я был нужен чтобы гнуть и сваривать железки, потом чтобы рулить НЛО, а сейчас — никуда не летаем, ничего не собираем, так что я могу отдыхать непризнанным.

— Дааа, — подзуживал меня второй внутренний голос (тот, который попротивнее), — а потом вообще Жора поставит нормальную навигаторную софтину и оставит тебя на острове.

— Да нет, он не такой, — не сдавалось моё «доброе я».

— Такой-такой, — вторило ему злое.

Жора — с Женей. Благо, спален в нашем доме хватало — ещё и пара осталась в запасе. Поначалу родители были в таком шоке от всего, что с ними произошло, что им было не до того, чтобы возражать против такого раннего совместного проживания, а через недельку когда они оклемались и опомнились, они уже наверное сочли глупым возражать.

Не знаю как Жоре с Женей, а мне жить с Танюхой понравилось. Это такой кайф, когда не надо ни от кого скрываться и всё время можно быть с любимой девушкой. Я искренне сочувствовал оставшимся невесть где своим одноклассникам, которым ещё как минимум года три-четыре до той поры, когда родители позволят им поселиться со своей девушкой, или привести её в дом… да и то наверняка наслушаются такого от своих мамашек, что и врагу не пожелаешь.

Нет, нам с Жорой здорово повезло, что шок от переезда полностью вырубил на какое-то время внимание наших предков.

Впрочем, в последнее время моя маман стала подозрительно часто уединяться с Танюшкой, а когда я спросил свою почти что гражданскую жену о чём они там шепчутся, Танька со смехом поведала мне, что с ней ведут беседы о том, что нужно очень осторожно себя вести чтобы не «залететь», что на острове совершенно отсутствуют условия для рождения и воспитания детей и что первый ребёнок у девушки должен появиться не раньше чем в 25 лет.

Не понимая, что так веселит Татьяну, я нахмурился и предложил ей свою помощь в усмирении моей мамашки, но Таня лишь со смехом отмахнулась, сказав что её такие беседы только забавляют.

— Кстати, а что ты сама-то думаешь насчёт детей? — спросил я.

Татьяна внезапно посерьёзнела и ответила:

— Честно говоря, я полностью согласна с твоей мамой — лет через 10 наверное заведём одного или двух.

— Или трёх, — добавил я.

Танюшка снова засмеялась, ткнула меня пальцем и убежала купаться.

А я задумался. Крепко задумался.

Думал я о том, что пока мы встречались пару раз в неделю после школы, то это было лишь частью повседневной, ни к чему не обязывающей жизни.

Теперь же вдруг на меня свалилась необходимость заботиться и о родителях, и, самое главное, о Татьяне. Краем мозга я понимал, что по-хорошему мне нужно каким-то образом заботиться ещё и о её родителях, но и без них для меня было объёма забот более чем достаточно.

Нет, я не могу сказать, что кто-то из них реально требовал моей заботы, скорее наоборот — все они обихаживали меня. Но, тем не менее, моей главной задачей было обеспечение безоблачного неба над моей внезапно расширившейся семьёй. Если я втянул их всех в эту заварушку, то именно моей задачей было выйти из неё победителем.

Однако чтобы действительно выиграть эту битву против всех, одного меня никак не хватало. Я вздохнул и пошел к Жоре.

Тот, к счастью в кои-то веки не выглядел букой.

— Что, получается? — спросил я, сразу забыв о цели своего прихода.

— Ага, — улыбнулся Жора, — попробуй засунь руку в эту рамку, — показал он на небольшую металлическую фоторамку на столе.

— Ты вытащил оттуда Танину фотку, — обвиняющее сказал я, особо не надеясь услышать извинений.

— Да ладно, это единственная металлическая рамка, которую я нашел в доме, ты суй-суй, не бойся.

Я немного помялся. С одной стороны у Жоры была дурацкая привычка испытывать на мне свои далеко не самые безопасные изобретения, с другой не настолько он глуп, чтобы испытывать на мне что-то действительно опасное.

На всякий случай я решил не рисковать и аккуратно ткнул в самый центр рамки карандашом, нашедшимся на столе.

Поначалу карандаш спокойно проходил сквозь кажущуюся пустоту, но в какой-то момент он пошёл туже и, в конце концов, у меня сложилось впечатление, что я пытаюсь проткнуть карандашом автомобильную покрышку — вроде чуть-чуть и поддаётся, но если ослабишь нажим — мгновенно отбрасывает назад.

— А теперь попробуй ткнуть резко, — сказал Жора с довольной улыбкой глядя на мои потуги.

Я ткнул, лишь в последний момент почуяв подвох и немного ослабив тычок. Тем не менее, карандаш с резким хрустом сломался едва войдя в рамку и его обломок больно впился в мою руку.

Я зашипел и затряс рукой, а Жора довольно рассмеялся:

— Видишь, поле по-разному реагирует на силу проникновения. Я его ещё немного ослаблю, и тогда получится, что поле запросто пропустит руку для рукопожатия, если подавать её достаточно медленно, но не пропустит никаких резких движений и мгновенно остановит любые резкие вторжения — пулю там, или излучение.

— Но как ты добился того, что оно останавливает даже излучение? — поражённо спросил я.

— Значит то, что поле останавливает механические движения тебя не удивляет? — осклабился Жора и, не дождавшись ответа, пояснил:

— На самом деле нет большой разницы что тормозить — волны ли, корпускулы ли, молекулярное уплотнение в месте проникновения замедлит или остановит всё что угодно. С излучениями была одна проблема — сделать так, чтобы видимый спектр проходил, а всё остальное отсекалось. Это-то было ползадачи и с этим я справился. Но потом подумал — есть ведь возможность сжечь нас и самым обыкновенным светом. После чего целых две недели я промучился над этой проблемой, но теперь, вуаля, смотри!

Жора развернул рамку и провёл за ней рукой. Создалась полная иллюзия того, что Жорину руку обрезало — кисть, которая двигалась за полем, словно отделилась от руки и двигалась за ней в нескольких сантиметрах. Я насмотрелся в своё время кривых зеркал и увиденное не произвело на меня особого впечатления.

— Видишь? — торжествующе спросил Жора.

— Вижу, но не понимаю, — хмыкнул я.

— Поле затормаживает видимый спектр. Получилась псевдоинтеллектуальная защита — за несколько мгновений задержки поле как бы оценивает категорию и силу проникающего излучения и тормозит всё, что может повредить объекту, находящемуся за полем.

— Подожди, это ещё не всё, — Жоре явно хотелось дохвастаться до конца, — чем сильнее попытка проникновения, тем плотнее блокирующее поле. Если в поле попадёт самолёт или ракета, то она буквально расплескается молекулами, а поле даже не шелохнётся.

— Ты видел, что рамка даже не шелохнулась, когда ты сломал карандаш? — спросил Жора, проигнорировав мой тупой взгляд.

— Если ты не в курсе, — ехидно заметил я, — довольно существенный кусок карандаша в тот момент впился в мою руку, и мне было не до процесса наблюдения за окружающей действительностью.

— Да ладно, — отмахнулся Жора, — подумаешь поцарапался чуть-чуть. Ты главное прочувствуй, что базисное поле получилось настолько мощным, что оно практически не зависит от когерентного основания излучателя!

Увидев моё вновь оглупевшее лицо, Жора махнул рукой и отвернулся к столу.

— Нет, постой, — развернул я его назад, — слушай, помнишь ты мне на день рождения дарил такую камеру маленькую, которая могла передавать изображение на расстоянии?

Жора кивнул.

— Так вот, ты не мог бы её усовершенствовать, чтобы она могла во-первых передавать изображение на большие расстояния, а во-вторых летать? Нет, я, конечно, понимаю что это всё очень сложно… Жора прервал меня тем, что открыл ящик стола и достал из него маленький экранчик, к которому был прилеплен маленький шарик, а по бокам были две маленькие ручки-джойстики.

Я вытаращил глаза и начал было:

— Ты хочешь сказать, что… — Да, прервал меня Цветков, я модернизировал одну из камер вскоре после того, как сделал прототип НЛО, но честно говоря, так и не научился управлять ею, так что владей, если сможешь рулить визором.

С этими словами он сунул приборчик мне в руку и снова отвернулся к столу.

положил её на стол.

Экран покорно изобразил поверхность стола, причём меня поразило насколько чётким было изображение на этом маленьком экранчике, диагональ которого не превышала трёх дюймов. Казалось, что если приглядеться, то можно рассмотреть на столе даже песок, покрывавший за несколько дней любые поверхности на острове — тут не спасала никакая уборка.

Я взялся за один из джойстиков и аккуратно повращал камеру, та послушно показала сначала потолок, а потом моё удивлённое лицо.

Решив, что такое лицо мне не идёт, я сменил выражение физиономии на холодно-беспристрастное.

Удовлетворённо кивнув изображению, я взялся за второй джойстик — камера послушно взмыла над столом и медленно полетела по кругу.

— Чего же тут неудобного в управлении, — проворчал я, — управляется в точности как наше НЛО, даже чем-то поудобнее будет.

Я направил горошину в открытое окно и обнаружил мою мать и отца, копающихся в огороде.

— Сейчас я вас удивлю, — потёр я руки и подвёл камеру поближе, стараясь держаться возле земли.

— Я не знаю, — раздался откуда-то из экрана голос моей матери.

— Блин! — испугался я, — она ещё и звук передаёт!

— Мне кажется, что мы тут надолго, поэтому нужно устраиваться как можно лучше, — говорила моя мать отцу.

Я покраснел — всё-таки нехорошо подслушивать, особенно близких тебе людей.

Направив камеру вверх, я поднял её на высоту нескольких сотен метров и обнаружил, что управление визором — действительно точная копия того, что установлено на нашем НЛО. Когда на джойстик нажимаешь сильнее — он ускоряется, нажимаешь слабо — двигается как черепаха. Заглянув за экран сбоку, я, как и догадался ранее, обнаружил махонький рычажок переключения скоростей, у которого было только 3 положения.

Насладившись видом нашего острова с высоты птичьего полёта, я хмыкнул и переключил рычажок сразу на третью скорость и направил камеру в сторону горизонта, который резко рванулся мне на встречу, как только я надавил кнопку вперёд. На экране зарябило.

— Ого, — оценил я скорость визора — она была никак не меньше той, что развивал наш НЛО, а возможно даже и побольше.

Я долго вглядывался в местность над которой завис аппарат и только сейчас понял, что я понятия не имею как вернуть визор обратно. Меня прошиб холодный пот. Можно было бы конечно просто надавить джойстик, чтобы он вернулся задом, но я уже повертел визор над местностью, в которой он оказался и таким простым образом я бы его вряд ли вернул.

Я чертыхнулся и вгляделся в экран, пытаясь привязаться хоть к какому-нибудь ориентиру. Единственное что удалось обнаружить — это океан вокруг и небольшой кусочек земли вдалеке. К ней-то я и направил камеру, чтобы хоть как-то сориентироваться на местности. Теперь я начал понимать, что имел в виду Жора, когда говорил о сложности управления аппаратом.

Я сильно испугался и расстроился — представляю что скажет Цветков, если узнает что я так тупо просохатил его визор, затеряв его где-то посреди Тихого Океана. Другого-то он мне точно не сделает.

— Ладно, хватит дрожать, нужно рулить назад, — попытался я себя успокоить и достал с полки атлас.

Сделав несколько попыток запомнить рельеф берега и найти подобный в атласе, я понял бесполезность подобной затеи и перешёл к решительным действиям. Переключив визор назад на первую скорость, я подлетел к берегу и повёл аппарат вдоль него, пытаясь обнаружить хоть какую-нибудь надпись, которая выдала бы принадлежность острова.

— Острова? — я хлопнул себя по лбу, — идиот! Конечно такой большой остров тут один — Филиппинский Минданао. Могла быть, конечно небольшая вероятность, что я направил визор чуть южнее, тогда он мог оказаться где-нибудь рядом с Индонезийским Борнео, но это вряд ли. Топографическим кретинизмом я никогда не страдал.

— Ладно, — потёр я руки, — будем исходить из того, что я вырулил правильно и передо мной действительно Филиппины, а не Калимантан какой-нибудь. Вот, и цепь гор вдоль моря, вроде всё совпадает. Нужно только взять влево и тогда я доберусь до долины, в которой большой город Котабато, а от него уже будем плясать… главное добраться до Манилы — от неё я путь на наш остров смогу найти хоть с закрытыми глазами — ещё в прошлый раз засёк для себя пару ориентиров просто на случай, если Жорин маяк GPS вдруг откажет.

Вскоре горы действительно отступили от моря и обнаружилась текущая по долине река, в излучине которой виднелся довольно небольшой городок.

— Ай маладца, — похвалил я себя, — как лихо вычислил местность.

Переборов в себе желание переключиться на вторую скорость и рвануть напрямик в Манилу, я решил действовать последовательно и убедиться что это именно Котабато. Глаза уже начинали немного слезиться от постоянного вглядывания в маленький экран и я с трудом разглядел идущую к городку дорогу. Ситуацию осложняло то, что изображение двигалось рывками и словно немного затормаживалось. Над морем это было незаметно, а вот над дорогой я сразу почувствовал, что управлять визором при таких лагах сложновато. Надо будет пожаловаться Жоре — пусть дорабатывает.

Уже полетев вдоль дороги я ощутил неясную смуту — что-то тут было не так. И вскоре я понял что — слишком плохой была дорога и слишком мало машин по ней ехало.

Я отмахнулся от назойливых опасений, но прибавил скорость визора, чтобы поскорее разрешить все сомнения. Наконец передо мной возник большой дорожный указатель, на котором было написано большими буквами одно слово — PISKO.

Честно говоря, я повторно в этот день усомнился в отсутствии у Жоры чувства юмора и даже обернулся, чтобы удостовериться, что тот не стоит за спиной и не угорает надо мной.

Судорожно открыв атлас на алфавитном указателе, я трясущимся пальцем обнаружил Pisko de Chile.

— Мать-мать-мать, — пробормотал я, открывая атлас на странице с Южной Америкой, — это что же за скорость такая — 10 тысяч километров за несколько секунд. И что за материал у этого визора что ему пофиг такая скорость? Наш НЛО бы уже сгорел давно, надо выпытать у Жоры почему он зажал такой же материал для большого аппарата.

— Ладно, — вытер я пот со лба, — вернёмся к нашим баранам. Задачка возвращения визора на базу существенно усложнилась.

В любое другое время, я бы обязательно завернул куда-нибудь в Сантьяго, дорога на который уходила вправо если верить указателю. Но не сейчас. Сейчас я мог думать только о том, чтобы вернуть Жоре его игрушку.

— Ну чего тебе не терпелось, — воззвал я к себе, чуть не плача, — полетал бы вокруг острова, за девчонками незаметно поподглядывал бы, так нет, потянуло за море-окиян.

Как-то само собой я принял решение добираться через Тихий океан окружным путём — через Северную Америку и Дальний Восток, там я хоть что-то знал и мог найти нужные ориентиры, а снова ринуться сломя голову через водную гладь мне не позволила осторожность — теперь я уже не был так самоуверен и сомневался что смогу найти нужный остров среди тысяч похожих.

Появилась новая опасность — солнце начало клониться к горизонту, а я ещё даже до Эквадора не добрался.

Одной рукой я вёл визор вдоль Кордильер, на другой грыз ногти. Почувствовав, что под зубами уже мясо и что солнце уже реально решило скрыться в океане, я вздохнул, переключился на вторую скорость и взял немного левее, решив всё-таки срезать океан наискосок, чтобы успеть до захода.

Солнце поначалу нехотя, а потом всё быстрее и быстрее начало подниматься над горизонтом.

— Не всякий день удаётся понаблюдать восход солнца на западе, — усмехнулся я.

Звезда слепила глаза и усложняла управление, но всё же я заметил через пару минут, как немного в стороне промелькнула группа островов. Судя по скорости, с которой я пронёсся мимо них, визор сейчас выдавал тысяч 10-15 километров в час. И это я далеко не полностью выжал газ… представляю на что этот визор способен на третьей скорости, наверняка на то, чтобы сделать виток вокруг планеты у него уйдёт лишь пара минут.

— Ага, — вторил моим мыслям кто-то вредно-ехидный, сидящий внутри, — ты уже поигрался с этим режимом так, что третий час вернуться домой не можешь.

— Действительно, — ужаснулся я, поглядев на часы.

К счастью, в этот момент на экране что-то мелькнуло и я еле успел остановить визор, прежде чем он углубился на материковую территорию.

— Постой, дружок, — приговаривал я, — пока единственный вариант контролировать твоё передвижение — держаться на кромке воды и суши. Только так мы сможем вернуться домой.

Визор послушно, повинуясь моим пальцам, двинулся вдоль берега.

Я сверился с атласом. То что промелькнуло на большой скорости видимо было Сахалином или Японией.

Я глянул на пустынный скалистый берег, над которым летел визор — ни дорог, ни поселений.

— Значит промелькнул Сахалин… Россия, — с гордостью подумал я.

Отчего-то защипало в глазах — то ли от тоски по Родине, то ли от многочасового вглядывания в маленький экран. Чёрт, наверное всё-таки от напряжения, я даже поссать ни разу не сходил за это время. Меня грызла совесть — взялся всех спасать, а сам сразу же почти просрал такой замечательный прибор.

— Нифига, нас так просто не возьмёшь, — подбодрил я сам себя, — вот уже и Находка виднеется.

Удачно срезав залив Петра Великого, я снова почувствовал себя достаточно уверенно, чтобы с наскоку перелететь Корейский полуостров. Однако на другой стороне я остановил визор и задумался. Кругом было столько островов, берег был столь извилист, что я снова потерялся.

Чертыхнувшись, я пристроился к ближайшей дороге и долетел до первого указателя.

Чемульпо… что-то всплыло в моей памяти. Точно! Помнится рассказывал родителям про новую прочитанную книжку… Варяг, кажется называется, а они лишь качали головой, что названия они вроде те же самые знают, но совершенно в другом контексте. Тогда я даже пытался им доказать, что настоящую историю тоже можно изучать по альтернативкам… теперь даже и не знаю, может они и правы были, советуя мне вместо ЭТОГО прочитать Цусиму, да Порт Артур.

Что-то я отвлёкся. Надо лететь поскорее на базу.

Передышка дала мне время немного успокоится и мне в голову пришла гениальная мысль — глупо, что я сразу этим не воспользовался.

Я развернул визор лицом к морю и поднял его на задней скорости на несколько десятков тысяч метров над планетой. Вся Азия, по счастливому стечению обстоятельств не затянутая облаками, предстала передо мной как на ладони.

Эх, экран бы чуть побольше, так я бы сразу может смог бы обозначить наш остров и рулить прямо на него, а так пришлось ориентироваться по старым добрым Филиппинам. Впрочем даже так, руля по этой импровизированной карте я в течение нескольких минут запросто отыскал наш остров и, переключившись под конец на первую скорость вырулил ко входу в дом.

— Уф, — вытер я пот со лба, — я сделал это!

Горошинка визора висела перед дверью словно новая, будто она и не совершила по моей дурости умопомрачительного путешествия, на которое ушло несколько часов.

В этот момент в комнату зашёл Жора.

— Класс, — подумал я, — хорошо что он не пришел раньше, не пришлось показывать ему свою тупость.

Судя по довольному виду Жоры, испытания его защитного поля проходили вполне успешно. Он подошёл к экрану и удивлённо спросил:

— Ты всё играешься? Не надоело? А чего же только на острове? — кивнул он на висящий перед дверью визор, — слетал бы куда-нибудь в Америку.

Я внимательно вгляделся в его лицо пытаясь найти хоть какие-то признаки ехидства, но как ни старался, не мог обнаружить ничего кроме полной невозмутимости.

— Я слетал, — решил подыграть я, — очень классная штука, можно я её пока себе оставлю?

— Да оставляй, конечно, — отмахнулся Жора, — с управлением-то разобрался?

— Конечно, чего там, — хмыкнул я.

— А чего на маленьком экране смотришь? Тут вот сзади выход, чтобы подключать к большому монитору, — перевернул Жора экран и ткнул пальцем в мини-USB порт.

«Блядь!».

— А что это за красная кнопка рядом? — спросил я сквозь зубы.

— Возврат визора, конечно, — сказал Жора и нажал на кнопку. Визор в тот же миг встал как вкопанный в правом верхнем углу экрана — где и был вначале.

«БЛЯДЬ!!!»

— Постой, — смутился Жора, — а как же ты из Америки возвращался, если не знаешь что это за кнопка?

— Вот так и возвращался, — скрежеща зубами сказал я, — бешенной собаке пять вёрст не крюк.

Я всё ещё пытался найти на лице Жоры отголоски процесса тонкого издевательства надо мной, но у того была настолько простодушная физиономия, что я решил что я просто слишком мнительный и слишком тупой.

Жора, похоже, так и не понял отчего у меня такое зверское выражение лица, пожал плечами и направился к выходу.

— Подожди, — что-то не сходилось у меня в голове, — а почему когда я даванул вперёд на третьей скорости, визор в космос не вылетел? Земля-то круглая!

— Да ты чо? Круглая? — так искренне удивился Жора, что я даже было вновь заподозрил пробуждение у него чувства юмора.

Видя, что я не собираюсь реагировать на его выделки, он добавил уже спокойнее:

— Я добавил гироскопичную константу, визор всё время будет лететь на одном расстоянии от поверхности земли.

— Это я у конструкторов американских ракет научился, — с гордостью добавил он.

— Слушай, — задал я мучивший меня вопрос, — а почему изображение притормаживает?

— Ну вот и представь, сигнал передаётся через две доковые орбитальные станции. Одна постоянно висит над тобой, другая над горошиной. Вот и представь насколько тормозится сигнал.

С этими словами, Жора снова ушел к себе.

— Надо же, «доковые орбитальные станции», — присвистнул я, — и когда он всё успевает.

-8.В тот день я буквально провалился в сон. Никогда не думал, что нервное напряжение настолько выматывает, а уж с нервным напряжением, возникающим из-за того, что ты сам что-то напортачил и разделить ответственность тебе не с кем, выматывает особенно сильно.

В первые дни на острове я вообще не мог уснуть, как впрочем и все остальные. Все мы ждали что вот-вот на наш дом обрушится град пуль и усиленный мегафоном голос скажет поднимать руки и выходить из дома.

Днём всё это сразу забывалось и страхи отходили на второй план, но ночью они просыпались вновь, вгрызаясь сквозь одеяло и подушку прямо в душу.

Хорошо ещё, что рядом всегда была Таня и я всегда мог зарыться в её мягкие густые волосы и только так уснуть. Но шли дни, никто нас с острова не выкуривал и постепенно внешняя угроза перестала восприниматься как что-то насущное и уже не так терзала душу.

— Слушай, как по твоему мнению, какая страна для нас сейчас наиболее опасна?

— Пока нет поля — любая, — хмыкнул Жора.

— Это я догадываюсь, но есть же понятие наиболее вероятный противник, кого бы ты им посчитал?

Жора немного подумал и ответил:

— Россию и США, у остальных руки коротки, а скорее даже только США.

— Чего же ты Россию так быстро со счетов скинул? — немного обиделся я.

— Понимаешь, — скривился Жора, — русские сильны в быстрых и гениальных решениях. Спланированная долгосрочная политика по достижению какой-то одной цели — не их, или вернее будет сказать не наша сильная сторона. Русские быстро загораются, отчебучивают чего-нибудь гениальное, разворачиваются на 180 градусов и разламывают всё что создали.

— Нет, — резюмировал Жора, — от России я бы беды не ждал, там про нас, скорее всего, уже забыли, а вот американцы те да, те будут всю землю ковырять слой за слоем пока не доберутся до нас.

— Ну хорошо, — поскрёб я в затылке, — а Япония, Иран, Израиль какой-нибудь?

— Руки коротки, — ещё раз обрубил Жора.

— А ты мог бы ещё сделать несколько визоров?

— Зачем? — опешил Жора, — ты хочешь стереоизображение смотреть или раздать всем девчонкам и родителям чтобы они друг за дружкой подглядывали? Поиграем в Дом-2?

— Да не, — поморщился я, — просто если повесить несколько таких визоров в десятке-другом километров от острова, то мы будем иметь неплохую систему раннего оповещения.

— Грамотно, — согласился Жора, — сделаю десяток горошин, а ты слетай за большими экранами — сделаем в холле комнату наблюдения за окружающим пространством.

Я отсалютовал и отправился с Танюхой на материк. Список покупок, который готовили родители еженедельно рос с каждым разом — похоже они осознали временную бездонность нашего с Жорой кошелька и перестали стесняться делать заказы. В последнюю поездку я с трудом запихал в такси все пакеты с покупками и, похоже, шокировал водителя-маори, когда попросил выгрузить меня со всеми этими покупками рядом с лесом. Он медленно уезжал, постоянно оглядываясь и, похоже, в Новой Зеландии родилась новая легенда о европейцах, живущих в лесу и иногда выбирающимися в город за покупками.

Ну да ладно, на этот раз я решил взять с собой супругу — не нанимался же я один таскать продукты на такую ораву.

С тех пор, как мы покинули Россию, я ещё ни разу не нарушал её воздушное пространство. Да и в Америку летать я тоже побаивался. Но сегодня, когда Танюха спросила «куда летим?», я не мог показать себя трусом и сам предложил:

— Давай в Россию слетаем, а то надоело уже по заграничным магазинам шопаться.

Сказав это, я тут же пожалел о своём безрассудстве, но Танькины глаза уже засветились от радости, и отыгрывать назад было поздно.

— Да, — энергично закивала она головой, — все заграничные магазины какие-то бесцветные.

Я лихорадочно перебирал в уме куда мы можем полететь… Чита, Иркутск? Нет, там как раз нас ждут с распростёртыми объятьями.

Владивосток, Хабаровск? Нет, Дальний Восток просто напичкан аппаратурой слежения за воздухом.

Новосибирск, Омск, Самара? Нет, там мы не купим свежих овощей и фруктов — всё завозное.

Волгоград, Ставрополь, Краснодар? О, точно, Краснодар!

— Полетели в Краснодар, — предложил я Танюхе, — там с овощами и фруктами должно быть хорошо — сельхозрайон как-никак.

— О, полетели, — обрадовалась Таня, — я там была прошлым летом и знаю большущий магазин.

Хоть меня и смутил размер магазина — даже в маленьком Татьяна могла застрять на несколько часов, я всё же покорно взял курс на Кубань. Когда сквозь облака проглянула местная столица, я сказал Тане:

— Приехали, показывай, где твой супермагазин.

Таня всмотрелась в экран, и когда я уже было решил, что она не сориентируется с такой высоты, она ткнула пальцем рядом с рекой:

— Вот тут, за Тургеневским мостом.

Я поглядел на неё с сомнением и визуально приблизил место, на которое указывал её палец. Судя по огромной автостоянке, это действительно был мегамолл. Я окинул взором окрестности и был неприятно поражён тем, что никакого леса или хотя бы парка вблизи магазина видно не было. Даже в густонаселённых странах я не наблюдал такой концентрации частной застройки вокруг города. Добираться в магазин из предгорий Кавказа мне как-то не хотелось, поэтому осмотрев окрестности магазина ещё раз, я принял решение сажать аппарат на какую-то большую стройку.

Установив её точно посреди экрана, я надавил джойстик вперёд, пока Таня меня не остановила и в следующее мгновение почти весь центральный экран заняла огромная свая.

— Приехали, — сказал я, отстёгиваясь, — надо быстро сваливать, если нас ещё не заметили.

Расчёт оказался верен — в воскресный день на стройке никого не наблюдалось.

Я уже отпустил НЛО в небо, когда из вагончика моргая вылез заспанный старичок.

— Что это было? — вопросил он.

— Что, дедушка? — сделал я невинное лицо, — вы о чём?

— Ну об этом, — старик развёл руками, словно пытаясь показать какую рыбу он поймал позавчера и добавил:

— Жжжух!

— Не знаю, что за жук. Жарко дедушка, мало ли что померещится.

Старик недоверчиво посмотрел на меня и угрожающе спросил:

— А вы кто такие?

— Мы дольшики, дедушка. Это наш дом строится. Мы пришли узнать почему тут ещё только котлован вырыт, когда у нас в договоре написано что дом уже должен быть готов.

— А, это вам в офис, — успокоился дед, — на Карасунской у них офис, а я человек маленький — сказали сторожить, я сторожу, я же не буду строить сам.

— Не будешь, — согласился я, — ну мы пошли?

— С богом, — кивнул сторож и побрёл назад в строительный вагончик.

Выйдя за ворота, мы обнаружили мегацентр в непосредственной близости от этого долгостроя.

Магазин был так ярко раскрашен, что я даже удивился как это я его с воздуха не заметил, он должен бросаться в глаза не хуже маяка какого-нибудь.

Войдя внутрь, я не смог сдержать восхищения. Вот ведь строить научились — и каток тебе посередине, люстры, эскалаторы, лифты… есть, есть плюсы в диком капитализме.

Пока я, раскрыв рот, смотрел на этот праздник кошёлок, Татьяна срулила в первый попавшийся закуток. Я догнал её и пожурил:

— Не теряйся.

Похоже на неё это предупреждение впечатления не произвело.

— Всё равно у тебя денег нет, — добавил я.

Это подействовало лучше, Таня встрепенулась и заявила:

— Так дай!

— Ладно, — я отсчитал себе тысяч пять долларов, чтобы хватило на экраны и продукты, остальное отдал Тане.

Она оценила толщину пачки, вздохнула и отдала мне половину со вселенской грустью в глазах и комментарием:

— Мне за день столько не потратить, только половину.

Я сделал в уме отметку, что моя девушка за какие-то пару месяцев изгнания считает деньги уже не цифрами, а толщиной пачки. Вот только хорошо это или плохо я так и не понял, хмыкнул, и пошёл в магазин компьютеров и электроники, что светился многочисленными телеэкранами напротив.

Даже в таком большом магазине мне затруднились найти десять одинаковых мониторов. В качестве извинения продавец изложил мне сложную систему логистики и мерчандайзмента в из фирме, хотя на мой неискушенный взгляд мог ограничиться только сообщением о том, что в воскресенье склад закрыт.

Решив, что девчонки меня убьют, если я испорчу их холл разномастными мониторами, я постарался подобрать наиболее похожие. Отказавшись от предложенной доставки, я оставил экраны пока в магазине, а сам пошёл вытаскивать Таню из очередного бутика.

Та, впрочем, не особенно сопротивлялась.

— Знаешь, — с грустью сказала она, складывая в тележку пакет с очередной кофточкой, — весь кайф от обновок пропадает, когда понимаешь что тебя в них увидят лишь несколько человек.

— Потерпи, — погладил я её по руке, — мы с Жорой делаем всё возможное, чтобы затворничество долго не продлилось.

— Не обращай на меня внимания, — вздохнула Таня, — это всё дурь. Тоскливая дурь.

Она протянула мне практически неиспользованную пачку денег и сказала:

— Пойдём за продуктами.

С трудом выкатив из мола две огромные полные пакетов телеги, я уже было хотел поймать такси, как вспомнил об оставленных мониторах.

Чертыхнувшись, я оставил Таню ловить грузовик, а сам помчался назад. Когда я вернулся ещё с одной телегой, Таня уже о чём-то мило беседовала с грузином-шофером пикапа. Тот был сама любезность и аж свесился из окна, чтобы заглянуть ей в вырез блузки.

Увидев меня, грузин немного погрустнел и явно передумал помогать нам в погрузке покупок. Когда мы всё сложили в кузов и сели в кабину, грузин спросил «куда едем?».

Чёрт, я был не готов к такому вопросу и вопросительно уставился на Таню.

— А я что? Я сказала, что ты придёшь и скажешь, — стала она защищаться.

Я пожал плечами и показал пальцем:

— В город? — уточнил грузин.

— Не, на природу.

— Далеко? — нахмурился водитель?

— Не, километров 10, — пожал я плечами.

Грузин видимо решил, что над ним изощрённо прикалываются, но завёл мотор и повёл машину на юг, в сторону гор. Застройка постепенно редела и вскоре мы выехали в поля, где я попросил грузина свернуть и, найдя незаметное со стороны основной дороги место, скомандовал остановку.

— Эта, вы чего? — опешил грузин.

— Всё, приехали, спасибо.

Вытащив всё из багажника, я сунул двадцатку долларов офигевающему водителю и попрощался с ним.

Весь вечер я сверлил стены и развешивал мониторы. Когда зашло солнце, я включил налаженное к тому времени освещение и насладился двумя ровными рядами экранов.

— Ой, Дима, — хлопнула в ладоши Женя, — ты так классно мониторы подобрал — верхний ряд с полосочкой сверху, нижний — с полосочкой снизу, в тебе умер великий дизайнер… Для девчонок это было дизайнерским решением — чем-то вроде аквариума, для меня — элементом стратегической защиты, а для Жоры, похоже, — дурацкой игрушкой… так мне показалось. Не пойму, когда он успел разочароваться в этой идее, поначалу вроде она ему понравилась.

Всю эту неделю и несколько последующих я времени зря не терял и по полной использовал подаренный мне визор, развивая свою идею. Когда я вкратце рассказал её Жоре, он пришёл в полный восторг и в тот де день собрал мне ещё одну горошинку, которая была мне так нужна. Фактически получился летающий штекер-передатчик — с одной стороны у него был порт USB, а с другой — разъём HDMI. Этот штекер мог воткнуться практически в любое видеоустройство — монитор, компьютер, телевизор и начать показывать тот видеофайл, который был на него записан. Кроме того, он мог не только передавать видеоизображение, но и принимать его.

Первые две недели мой визор практически беспрестанно двигался за президентом США. Пока тот проводил рабочие встречи и работал у себя в кабинете, я позёвывал и читал книжку, а вот когда тот находился в неофициальной атмосфере, я настораживался и нажимал на кнопку записи.

Татьяна с подозрением отнеслась к моему новому увлечению — она мигом просекла что я за кем-то подглядываю и думала что я нашел замену порносайтам отсутствующего на острове интернета. Пришлось рассказать ей, что я работаю для обеспечения нашей безопасности. Таня не поверила и пошла жаловаться Жоре, но тот, к её удивлению, подтвердил мою версию.

Через две недели у меня был замечательный видеоряд, из которого я смонтировал трёхминутный динамичный видеофильм про американского президента. Я никому его не показал, кроме Жоры… ничего там хорошего не было. Даже Жора его смотрел скривившись от отвращения, но не мог не признать, что подобное видео может быть гораздо более мощным оружием, чем всё то, которое он мог разработать.

В клипе было всего понемногу. При желании, каждый в интернете может найти уйму подобных видеофайлов и склеить себе подобное видео, единственное что получившийся клип будет не про Президента. Одно дело смотреть как вытирает свою жопу какой-то неизвестный человек, а другое дело — Президент США, одно дело когда из носа вытаскивает козюлю, рассматривает, а потом съедает неизвестный человек, а другое дело — Президент США, одно дело когда нецензурно бранится и похабно шутит неизвестный человек, а другое дело — Президент США, одно дело, когда повизгивая от удовольствия с элитной проституткой трахается неизвестный человек, а другое дело — Президент США.

Я не к месту вспомнил расхожую новомодную поговорку «Путин не пукает» и улыбнулся. США нам теперь были не страшны, пусть сами штаты ещё об этом и не знали.

меня накопился значительный опыт и за главами остальных «опасных» государств я уже приглядывал системно, в основном интересуясь как они проводят вечера и выходные. В результате, к концу третьего месяца нашего вынужденного отшельничества на острове у меня было видеодосье на десяток президентов, причём пиндосовское оказалось ещё и довольно приличным. Один президент оказался педерастом, а другой — вообще педофилом… как говорится у всех свои маленькие тайны, которые для меня тайнами быть перестали.

Нет, конечно я подглядывал не только за одними президентами. Когда никто не видел чем я занимаюсь, мне нравилось понаблюдать и за другими людьми. Особенно я любил запускать визор куда-нибудь в женский душ или раздевалку. Я даже запомнил себе несколько таких «интересных» точек и, пролетая мимо, частенько туда наведывался — не для сбора компромата, но для эстетического удовольствия. Подозреваю, что Жора и собрал визор для того, чтобы им вот так вот развлекаться, но вот управлять им он так и не научился… наверное у него мозжечок устроен как-то не так как у всех… а может в его умной голове на мозжечок просто не хватило места.

Прекрасный случай проверить работоспособность моей идеи появился уже на исходе четвёртого месяца, когда я почти закончил монтировать привезённые из Ирана бочонки на НЛО. Из дома выскочила переполошенная Женя и закричала:

— Суда!!!

— Куда? — не понял я.

— Да не сюда, а суда! Корабли! — Всплеснула она руками, дивясь моей тупости.

Все побросали свои дела и прибежали в холл.

На пяти экранах из восьми вырисовывались силуэты военных кораблей. Я насчитал два авианосца и несколько десятков катеров. При этом я совсем не был уверен в том, что камеры покрывали всё пространство вокруг острова — наверняка были и мёртвые зоны.

— Это что за нами? — в ужасе закричала моя мама.

Это вывело меня из ступора и сподвигло на действие.

— Чьи суда? — выкрикнул я.

— Пиндосия, — отозвался Жора, — их флаги.

Я рванул в свой кабинет и судорожно начал искать визор-проигрыватель.

Чёрт! Так всегда, когда что-то нужно срочно, то найти это практически невозможно.

— Ага! Нашел.

Чтобы ничего не забыть, я проборматывал про себя порядок своих действий.

— Так, теперь быстро втыкаем в разъём, скидываем нужный файл, проверяем — всё в порядке!

— Вытаскиваем, аккуратно выводим за пределы дома, направляем на северо-восток, поехали!

За последние недели я неплохо научился управляться с визором. Теперь меня не смущала даже третья скорость. Я переключался на неё, закрывал глаза, досчитывал до четырёх и вуаля — визор оказывался в районе Нью-Йорка, плюс-минус пятьсот километров. Точно также я гонял в Европу — с закрытыми глазами и на третьей скорости, главное было только выбрать правильное направление, для чего я использовал в качестве ориентиров три пальмы, росшие перед нашим домом. Убив как-то полдня на выверку направлений, я практически достиг совершенства и теперь почти не ошибался в выборе направления.

К счастью не ошибся я и на этот раз. Зависнув над экономической столицей мира, я судорожно начал думать где сейчас может быть американский президент.

Меня посещала раньше здравая мысль установить за ним постоянное наблюдение, попросив Жору разработать привязку визора к объекту — чтобы тот неотступно следовал за ним на каком-нибудь расстоянии. Сейчас я проклинал себя за то, что так и не довёл эту идею до реализации.

— Впрочем, — осенила меня мысль, — если начата военная операция против нас, то где же ему быть, как не в Пентагоне?

— Конечно! — я развернул визор-передатчик по направлению к Пентагону.

У нас на острове был поздний вечер, здесь же только начиналось утро. Видимо операцию против нас решили начать хорошенько выспавшись.

— Идиоты, — хмыкнул я, — лучше бы о морпехах подумали чем о себе, это ведь им придётся брать нас штурмом.

— Чёрт, а ведь действительно меня сейчас будут штурмовать! Надо торопиться!

Летая на визоре, я как бы сам перемещался вместе с ним. Так мне по крайней мере казалось. Вот и сейчас я ощущал себя не на окруженном острове, а перед огромным зданием Пентагона, у главной проходной которого суетился неослабевающий людской поток.

Успешно проскользнув через вращающуюся дверь (не впервой!), я направил визор в штаб командования.

Интуиция меня не подвела — на месте главнокомандующего сидел наш главный недруг собственной персоной и наблюдал на большом экране динамику продвижения войск к нашему острову. Остров был отмечен красной точкой, а корабли ВМС — зелёными мигающими полосками. Чем-то это напомнило мне обычную компьютерную игру, а не войсковую операцию.

Я перевёл дыхание и крикнул Жоре:

— Как там продвижение?

— Двигаются, — хмуро ответил он, — один уже прошел зону видимости визора и скоро мы сможем увидеть его воочию. Если ничего не сможешь сделать, то через пять минут надо эвакуироваться.

— Погоди, — сказал я и подвёл передатчик к ноутбуку президента.

Возле главы государства стояли пара военных советников. Изначально я хотел показывать видео каждому президенту лично, без посторонних, но сейчас было не до грибов и найдя нужный порт на компьютере я пристыковался к нему.

— Уф, — перевёл я дух, — стыковка была ничуть не проще, чем у космических кораблей, но я заблаговременно потренировался и с первого раза смог загнать передатчик в нужный слот.

Теперь уже всё пошло самотёком. Я ничего не видел на экране, кроме задней стенки президентского ноутбука и мог лишь по звукам судить о происходящем на той стороне.

Основная опасность заключалась в том, позволят ли их военные антивирусы запуститься видеофайлу или заблокируют его.

Возглас 'Fuck!' меня немного обнадёжил, правда пока я не был уверен относится ли это к показываемому видео или к военной операции.

Судя по тому, что крышку ноутбука прикрыли, чтобы никто лишний не смог заглянуть в экран, всё шло по плану, и президент сейчас внимательно смотрел мой видеоклип.

Блин, при желании я, наверное, мог бы и Пулитцеровскую премию за это видео оттяпать.

Выждав положенные три минуты и решив, что на той стороне уже достаточно насладились этой чернухой, я поправил веб-камеру перед собой и нажал на кнопку передачи. Теперь, если ничего не сломалось, на той стороне должны наблюдать мою невозмутимую физиономию.

ВМС были уже слишком близко к острову, поэтому я начал безо всяких вступлений:

— Hello, we are very upset to see your NAVY near our island. Do you really think that you can catch us in such an easy way? Do not hope on it. Please send your army back, or film, that your have seen will see all people in the World in 10 minutes.

В общем, я на своём корявом английском пообещал показать этот фильм всему миру, а президенту лично — Кузькину мать, если они не свалят от нашего острова. Похоже проняло — на той стороне зашумели.

К сожалению, шум вентиляторов ноутбука сильно заглушал слова и я мало что смог разобрать.

Решив, что показывать нам больше нечего, я отстыковался и резко взлетел вверх, чтобы горошину не дай бог никто не заметил.

Сверху я увидел, что президент о чём-то яростно спорит со своими советниками и чуть снизился, чтобы понять о чём именно. Но, к этому времени они сообразили, что если мы смогли заснять такие моменты и вести передачу прямо в бук главы государства, то уж наверняка и сейчас слушаем всю перепалку.

Когда президент высказал эту мысль, оба советника поперхнулись и не проронили больше не слова. Глава государства посмотрел на них с ненавистью, встал с кресла и скомандовал:

— Abandon operation.

После чего он вышел из зала, хлопнув дверью.

В Пентагоне обоих советников мигом окружили военные и начали громко галдеть, задавая вопросы, но те лишь пожимали плечами и качали головами.

— Дима, они разворачиваются, — послышался голос Жоры из холла.

Я облегчённо вздохнул.

— Мне нужно ещё как минимум месяц, чтобы окружить полем весь остров, — сообщил он.

— Я думаю, что у тебя есть даже больше времени, — сказал я, — теперь они перво-наперво займутся обеспечением дополнительной внутренней информационной безопасности — пока обнаружат как мы за ними следим, пока поймут что нам известно, а что нет. Наверняка на это уйдут месяцы, а может быть и годы.

— Да я вообще не думаю, что у нынешнего президента хватит духу, чтобы вновь связаться с нами, — хихикнул Жора, — меня до сих пор подташнивает, когда я вспоминаю выдержки из твоих фильмов.

— Да уж, — усмехнулся я, — Хичкок отдыхает. В общем, разреши поздравить тебя с успешным завершением первой фазы деблокирования.

Жора скривился пытаясь понять смысл, а потом переспросил:

— Первой фазы? Будет ещё и вторая?

— И третья, — подтвердил я, — ты думаешь зачем я в космос собрался?

— Ну я думал тебе посмотреть интересно.

— И это тоже, конечно, но сначала дело, а потом развлечения. Я, кстати примонтировал все бочонки для воды или для льда там где ты сказал, что дальше делать?

— О, да, совсем забыл тебе сказать, — извиняющимся голосом сказал Жора, — я придумал новый способ перемещения в космосе без всех этих бочек.

Я заскрежетал зубами.

— Да-да, я знаю что ты много работал, чтобы их сделать и прицепить к НЛО, но этот способ гораздо проще.

— Ладно уж, говори, — разрешил я, злиться на Жору было бесполезно, да и бессмысленно.

— Смотри, — взял он лист бумаги и карандаш, — создаём вокруг НЛО защитное поле… допустим с полкилометра, которое не пропускает ничего кроме света и не выпускает наружу вообще ничего. Вылетая в космос, это поле захватывает с собой воздух, в котором находится аппарат и продолжает прямо в нём генерировать поля притяжения — всё просто.

— Не огорчайся, — добавил он, увидев как я насупился, — твои бочки тоже, скорее всего, пригодятся — вдруг воздух выйдет за пределы поля, тогда мы подпустим его из бочек.

— А ты уже испытывал подобный вариант? — поинтересовался я.

— Нет, когда бы я успел, — отмахнулся Жора, — да и вообще — чего тут испытывать? Беспроигрышный вариант, монтируем внутри генератор поля и полетели… — Может попробуем хотя бы на прототипе? — предложил я.

— Ну если хочешь — давай, — обиделся Жора, — хотя лично я не понимаю что тут испытывать.

Сказано-сделано. Уже на следующий день Жора смастрячил маленький генератор кругового поля, достаточного для игрушки и мы залезли на пригорок, чтобы было лучше видно весть процесс.

Жора отдал дистанционку мне в руки, а сам сел наблюдать.

— И чё? — тупо спросил я.

— Чё-чё, — хмыкнул Жора, — газуй. Отлетишь чуть-чуть — включай поле синей кнопкой.

Так я и сделал — отлетел с полкилометра и завис над морем, после чего вдавил на голубенькую кнопку. Вокруг прототипа возникло переливающееся голубоватое сияние.

— Ух ты, — выдохнул я, — прямо как в фантастическом фильме. Так и кажется, что сейчас налетят скайвокеры и начнут по прототипу из лазеров палить. Интересно, откуда Лукас знал, что защитное поле будет выглядеть именно так?

— Откуда-откуда, — хмыкнул Жора, — а откуда Верн знал про подводные лодки? Сначала всё придумывается писателями и только потом изобретается инженерами. Ладно, чего тянуть, всё работает, возвращай аппарат.

— Погоди, главное же его в космосе проверить, чего ты торопишься?

— А, точно, ну давай в космос, только недалеко, а то улетит в другую галактику так, что сигнал на возврат не достанет и поминай как звали.

Я посмотрел на Жору, но так и не смог понять шутит он или нет.

— Собственно, какая разница. Сейчас торжественный момент — я вывожу свой первый корабль в открытый космос.

С этими мыслями я утопил джойстик вверх и меня тут же буквально бросила на землю ярчайшая вспышка.

— Аааа, — заорал я от страха, — я ослеп.

В этот момент раздался оглушительный взрыв, меня швырнуло вниз и я покатился кубарем по откосу.

Через несколько секунд после падения, осторожно ощупав себя, я понял, что живой, только ничего не вижу и не слышу.

Нет, что-то вижу — смутные силуэты, бегущие ко мне, и слышу — противный писк в ушах.

Я потряс головой и она взорвалась фейерверком боли.

— Ох, — застонал я.

— Видеть можешь? — раздался рядом Жорин голос, словно из колодца.

— Смутно, — ответил я, отплёвывая землю и траву, набившуюся в рот.

— Хорошо ещё, что мы на прототип не смотрели, так бы точно ослепли, — сказал Жора уже более-менее нормальным голосом. Писк в ушах стал стихать.

— Что это было? — спросил я.

— Не знаю, — сказал Жора, — знаю одно — хорошо, что меня не послушались и не установили генератор поля сразу на наш аппарат.

— Да уж, — простонал я, — одно дело понаблюдать атомный взрыв со стороны, а другое — непосредственно поучаствовать в нём.

— Думаешь взрыв был атомный? — испугался Жора.

— Я-то откуда знаю? — возмутился я, — это тебя надо спросить.

— А хрен знает, — махнул он рукой, — вряд ли атомный, по идее вообще никакого взрыва не должно было быть.

Я простонал — ох уж эти учёные, даже после проведения эмпирических испытаний, всё ещё доверяют опровергнутым теоретическим выкладкам.

Тем временем, совсем рядом с нами материализовались те самые смутные силуэты. Проморгавшись и проплакавшись, я смог узнать в них всё наше обширное островное семейство.

Они что-то кричали наперебой. Насколько я понял, суть криков сводилась к вопросу «что случилось?». А отмахнулся на Жору — пусть сам отдувается.

Тот сделал вид, что всё в порядке:

— Не волнуйтесь, просто испытания оружия. Взрыв немного превысил расчётные параметры.

— Ничего себе «немного превысил», — присвистнул Жорин отец, — на доме аж крышу покосило.

Остальных ответ удовлетворил и они, охая, повели нас с Жорой в дом — отлёживаться.

космос, который мы планировали ранее — с водой и бочками.

Тот согласился, однако при условии, что испытывать будем старый аппарат — похоже Жора немного порастерял самоуверенность после памятного взрыва.

Перво-наперво для того, чтобы летать в космос нам нужен был навигационный софт.

Он-то у нас был заказан давным-давно, но пока у нас не было нормальных защитных полей, соваться в цивилизацию, а уж тем более в Москву — в засвеченное место мы не решались.

Защитное поле хотя и не хотело работать вместе с гравитационным, отдельно от него нареканий не вызывало. Жора сделал нам маленькие приборчики, на которых была всего одна кнопка. Нажимаешь и вокруг тебя вспыхивает голубая, едва заметная сфера (после ряда опытов Жоре удалось снизить интенсивность свечения, и теперь поле было практически незаметно).

Всем очень понравились эти игрушки — мы бегали в этих сферах по пляжу и натыкались на деревья и друг на друга, со смехом отскакивая как мячики. Нам при этом было совершенно не больно — было лишь ощущение, будто нас сильно болтает в переполненном автобусе.

Наигравшись и убедившись в работоспособности защитных полей, мы с Жорой решились на повторную вылазку в Москву. Девчонки просились с нами, но на этот раз мы оставили их на острове, пообещав на выходных вывезти всех в Токийский Диснейленд в качестве развлечения. Такой компромисс их устроил и, пообедав, мы отправились в осеннюю Москву.

Тут только занималось утро. Отвыкшие от холодов, мы поёживались стоя на ветру в Ботаническом саду. Одеты мы были явно не по сезону. Я отпустил НЛО и нажал на кнопку включения защитного поля. Жора в целях безопасности сделал пока гравитационное и защитное поле взаимоисключающими — включаешь одно — автоматически выключается другое. И слава богу, а то я боялся случайно включить их вместе.

Внутрь поля ветер не проникал и я быстро согрелся. Жора увидев, что я перестал мелко дрожать, тоже включил своё поле.

Пока мы выбирались из Ботанического сада, оно нам не мешало, но чем ближе мы подходили к остановке, чем больше становилось вокруг нас людей, тем труднее было уворачиваться от них, чтобы не зацепить полем.

От всех увернуться не получалось и многие оборачивались нам вслед, не понимая что их только что толкнуло. Мы шли нарочито медленно, чтобы поле не сильно отталкивало попадающихся на пути людей, но не всё зависело только от нас — если кто-то шел навстречу слишком быстро, то и отталкивало его не по-детски.

Мы с Жорой жались к газону и старательно делали вид, что ни при делах. Благо в метро нам спускаться не пришлось — там бы нас сразу вычислили бы по полуметровой пустой зоне вокруг нас.

Я на что-то загляделся и не заметил, как мимо меня попытался пронестись на большой скорости какой-то гопник. Думаю, что не будь вокруг меня поля, он бы просто промчался мимо, ну максимум зацепил бы меня чуток плечом, но поле было, а двигался он слишком быстро. В результате, не ожидавшего беды гопника довольно сильно припечатало об землю.

Тот встал и поглядел на меня не предвещающим ничего доброго взглядом.

— Ну вот, — отстранённо подумал я, — вот и представился случай испытать защиту.

Гопник нарочито медленно подошел ко мне, вращая головой и разминая шею. Я просто стоял и смотрел — не пытаясь извиниться. Не потому, что не хотел этого, а просто увидел в глазах парня, что тот раздражен настолько, что любые слова будут для него как горох об стену.

Разминая шею и не фокусируя на мне взгляд, гопник медленно подошел практически вплотную. Мне даже показалось, что я почуствовал его зловонное дыхание — наверное разыгралось воображение. Сходу, не размахиваясь, он попытался всадить свой кулак мне в печень, и это было его ошибкой — защита мгновенно остановила его слишком быстрое движение, и он вскрикнул от боли. Его кулак неестественно вывернулся, а пальцы моментально разбухли. Уцелевшей левой рукой он схватил повреждённую правую и зашипев осел на землю.

Я довольно хмыкнул и пошел дальше. Подойдя к Жоре я оскалил зубы:

— Видал, как я его?

— Герой, — улыбнулся Жора.

Осень ещё не успела выстудить подъезды и, зайдя в дом, мы отключили защитные поля. В нос сразу шибанул запах туалета, кошек и гнили. За несколько месяцев жизни на острове мы привыкли дышать чистым воздухом, и теперь чуть было не закашлялись. Переборов себя, мы поднялись на пятый этаж и позвонили в дверь программиста.

На часах было начало десятого.

— Ты же сказал в прошлый раз, что программисты в это время ещё спят, — подколол я Жору.

— Ничего, пусть просыпается, — пробурчал он.

Через минуту программист открыл дверь и увидев нас, сделал страшное лицо и что-то попытался показать одними глазами.

Жора обалдело на него уставился, а я уже был слишком раздражен сегодня, чтобы играть в непонятные игры, поэтому сходу заявил:

— Хорош обезьянничать и не делай вид, что ты нас не узнал. Программку заказанную сделал?

Парень одними глазами и пальцем показал себе за спину и мы одновременно с Жорой почувствовали опасность и включили защитные экраны. Вокруг нас словно надулись воздушные шары, и нас немного отодвинуло друг от друга.

Впрочем, было уже поздно, в глубине коридора кто-то появился, кто быстрыми шагами подошел к двери и открыл её шире.

Проигнорировав новое действующее лицо, я переспросил:

— Так что у нас с заказом?

— Так это и есть те ребята, которые заказали у тебя эту программу, — прояснилось лицо у стоящего сзади.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |


Похожие работы:

«НЕПРИЗНАННЫЕ ГОСУДАРСТВА: В ПОИСКАХ СТРАТЕГИИ МИРНОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ КОНФЛИКТОВ1 Андрей Арешев В современных условиях усиливаются риски и угрозы как для мировой, так и для региональной безопасности. Международное право содержит нормы, обязывающие стороны конфликтов воздерживаться от использования или угрозы использования силы. Принцип запрета на угрозу силой или ее применения можно отнести ко всем государствам, не входящим в ООН и не признанным де-юре со стороны большинства других государств,...»

«Service. Пособие по программе самообразования 310 Автомобиль Transporter модели 2004 года 1950 В марте 1950 года было начато серийное производство автомобилей VW Trans porter, выпускаемых первоначально в количестве 10 штук в день. Двигатель и подвеска этого автомобиля были заимст вованы у серийного автомобиля Жук. К особенностям нового автомобиля сле дует отнести несущий кузов, усиленный снизу лонжеронами и поперечинами, и привод на задние колеса от установлен ного сзади двигателя. 1967...»

«Химия и Химики №3 (2009)   Литпортал Системы оружия двадцать первого века или Эволюция вверх ногами (WEAPON SYSTEMS OF TWENTY-FIRST CENTURY OR THE UPSIDE-DOWN EVOLUTION) Станислав Лем Получив — как именно, я говорить не вправе, — доступ к сочинениям по военной истории XXI века, я прежде всего задумался, как бы получше скрыть полученные таким образом сведения. Это было для меня важнее всего, ведь я понимал, что тот, кто знает эту историю, подобен беззащитному открывателю клада: вместе с кладом...»

«КОНСТИТУЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ АРАБСКИХ ЭМИРАТОВ Поправки к конституции. 1. поправка от 2004 года, принятая Высшим Советом ОАЭ согласованно с Национальным Советом ОАЭ, гласит: статья 1: Данная поправка изменяет текст 121-й статьи конституции ОАЭ следующим образом: Высший Совет имеет право заниматься законотворчеством в таких направлениях, как -отношения между работодателем и рабочим - социальное обеспечение - право собственности на недвижимость, отчуждение собственности в общественных интересах -...»

«374 Материалы секции 13 Секция 13 Баллистика, аэродинамика летательных аппаратов и управление космическими полетами ПИЛОТИРУЕМЫЕ МЕЖПЛАНЕТНЫЕ ПОЛЁТЫ И УПРАВЛЕНИЕ ИМИ В.А. Соловьёв, В.Е. Любинский РКК Энергия им. академика С.П. Королёва vladimir.soloviev@sfoc.ru, valery.lubinsky@rsce.ru Существующий уровень и перспективы развития космической техники делают возможным, начиная примерно через два-три десятилетия, выполнение пилотируемых полётов в пределах Солнечной системы с целью исследования...»

«54 Электронное научное издание Устойчивое инновационное развитие: проектирование и управление том 8 № 2 (15), 2012, ст. 4 www.rypravlenie.ru УДК 001.5 РЫЧАЖНЫЕ ВЕСЫ И МЕРЫ В РЕШЕНИИ ПРОБЛЕМЫ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО СИНТЕЗА Михаил Иванович Беляев, доктор философских наук, профессор Западно-Подмосковного института туризма, академик Международной академии экологической безопасности и природопользования Аннотация В работе рассматриваются вопросы: рычажные весы и рычажная мера, закон куба и законы...»

«УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН (с изменениями и дополнениями по состоянию на 15.02.2012 г.) См.: Закон Республики Казахстан от 13 декабря 1997 года № 209-1 О введении в действие Уголовно-исполнительного кодекса Республики Казахстан Изменения ИС § в Уголовно-исполнительный кодекс Кодекс дополнен оглавлением в соответствии с Законом РК от 09.11.11 г. № 490-IV; внесены изменения в соответствии с Законом РК от 15.02.12 г. № 556-IV (см. стар. ред.) Оглавление Общая часть Раздел...»

«Водный сектор в Германии - Методы и опыт Издатель: Федеральное Министерствоокружающей среды, охраны природы и безопасности реакторов Bundesministerium fr Umwelt, Naturschutz und Reaktorsicherheit Postfach 120629 53048 Bonn Телю: 01888 / 305-0 факс: 01888 / 305-32 25 Internet: http://www.bmu.de Федеральное ведомство охраны окружающей среды на благо человека и окружающей среды Umweltbundesamt Postfach 33 00 22 14191 Berlin Телю: 030 / 89 03-0 факс: 030 / 89 03-22 85 Internet:...»

«Инструкция по эксплуатации и ремонту, спецификация деталей Установки для мытья под давлением 333051E RU Применяются для очистки водой под высоким давлением. Только для профессионального использования. Сведения о моделях оборудования и максимальных значениях рабочего давления см. на стр. 2. Важные инструкции по технике безопасности Прочтите все предупреждения и инструкции, содержащиеся в этом руководстве и в руководстве по эксплуатации газового двигателя. Сохраните эти инструкции. ti22505a...»

«АННОТАЦИИ ДИСЦИПЛИН по направлению подготовки бакалавров 280700 Техносферная безопасность (профиль Инженерная защита окружающей среды) Основы менеджмента и маркетинга Общая трудоемкость дисциплины – 2 ЗЕ (72 часа). Цели и задачи дисциплины: овладение теоретическими знаниями и практическими навыками в области менеджмента и маркетинга, изучение теоретических основ менеджмента и маркетинга, управления персоналом, освоение методов принятия стратегических, тактических и оперативных управленческих...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Сыктывкарский лесной институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования СанктПетербургский государственный лесотехнический университет имени С. М. Кирова (СЛИ) Кафедра воспроизводства лесных ресурсов НАУКИ О ЗЕМЛЕ Сборник заданий для практических занятий для студентов направления бакалавриата 280700.62 Техносферная безопасность всех форм обучения Самостоятельное...»

«ЕЖЕГОДНИК СИПРИ ВООРУЖЕНИЯ, РАЗОРУЖЕНИЕ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ИМЭМО РАН SIPRI YEARBOOK 2013 ARMAMENTS, DISARMAMENT AND INTERNATIONAL SECURITY Stockholm International Peace Research Institute OXFORD UNIVERSITY PRESS 2013 СТОКГОЛЬМСКИЙ ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫЙ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ ИНСТИТУТ ИССЛЕДОВАНИЙ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПРОБЛЕМ МИРА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК...»

«Март 2014 года COFI/2014/2 Rev.1 R КОМИТЕТ ПО РЫБНОМУ ХОЗЯЙСТВУ Тридцать первая сессия Рим, 9-13 июня 2014 года СОСТОЯНИЕ МИРОВОГО РЫБОЛОВСТВА И АКВАКУЛЬТУРЫ И ПРИМЕНЕНИЕ КОДЕКСА ВЕДЕНИЯ ОТВЕТСТВЕННОГО РЫБОЛОВСТВА И СООТВЕТСТВУЮЩИХ ДОКУМЕНТОВ Резюме В настоящем документе кратко излагаются результаты анализа мер по применению Кодекса ведения ответственного рыболовства ФАО 1995 года (Кодекса) и связанных с ним документов, проведенного членами ФАО, региональными рыбохозяйственными организациями...»

«АННОТАЦИЯ Метод купирования опийного абстинентного синдрома с помощью лечебных субнаркотических ингаляций инертного газа ксенона в смеси с кислородом применяется для ускорения редукции синдрома отмены наркотических веществ, снижения доз злоупотребления различными психотропными средствами, ослабления метаболической нагрузки на печень. Достоинства метода заключаются в его высокой безопасности, простоте выполнения процедуры, гибкости в титрации дозы ингалянта, большой скорости достижения...»

«I (Акты, публикация которых является обязательной) ДИРЕКТИВА КОМИССИИ (EC) № 2006/141/ЕС от 22 декабря 2006 г. о смесях для детского питания первой и второй ступеней, вносящая изменения в Директиву 1999/21/ЕС (текст, имеющий отношение к ЕЭЗ) КОМИССИЯ ЕВРОПЕЙСКИХ СООБЩЕСТВ, Принимая во внимание договор, учреждающий Европейское Сообщество, Принимая во внимание Директиву Совета 89/398/ЕЕС от 3 мая 1989 г. о сближении законодательств, касающихся требований к пищевым продуктам, предназначенным для...»

«Министерство транспорта Российской Федерации Федеральное агентство железнодорожного транспорта Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Дальневосточный государственный университет путей сообщения Кафедра Электроподвижной состав Я. Ю. Бобровников, А. Е. Стецюк ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ КОМПЛЕКСЫ ЭЛЕКТРОПОДВИЖНОГО СОСТАВА Рекомендовано Методическим советом ДВГУПС в качестве учебного пособия для студентов, обучающихся по направлению 190300...»

«Проект ИУВР-Фергана ОТЧЕТ О СЕМИНАРЕ ОПЫТ И ВОПРОСЫ УЧАСТИЯ СТЕЙКХОЛДЕРОВ В РУКОВОДСТВЕ ВОДОЙ В ЗОНЕ ПИЛОТНЫХ КАНАЛОВ (ВОЗ, ПИТЬЕВОЕ ВОДОСНАБЖЕНИЕ, МЕЛИОРАЦИЯ, СТИМУЛИРОВАНИЕ ВОДОСБЕРЕЖЕНИЯ И СОБИРАЕМОСТИ ПЛАТЫ ЗА УСЛУГИ УК) по позиции: А1.1 Завершение (в возможной степени) гидрографизации и вовлечение других стейкхолдеров на трех пилотных каналах Со-директор проекта ИУВР-Фергана от ИВМИ Х. Мантритилаке Со-директор проекта ИУВР-Фергана от НИЦ МКВК, проф. В.А. Духовный Региональный координатор...»

«1 АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА КОМСОМОЛЬСКА-НА-АМУРЕ Хабаровского края ПОСТАНОВЛЕНИЕ № Об утверждении муниципальной программы городского округа Город Комсомольск-на-Амуре Обеспечение общественной безопасности и противодействие преступности на территории муниципального образования городского округа Город Комсомольск-на-Амуре на 2014-2020 годы В соответствии со статьей 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации и постановлениями администрации города Комсомольска-на-Амуре от 26 декабря 2012 г. N 4136-па...»

«Первому геополитику России Михаилу Васильевичу Ломоносову по случаю 300-летия со дня рождения посвящается ГЛОБАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ: ИННОВАЦИОННЫЕ МЕТОДЫ АНАЛИЗА КОНФЛИКТОВ Под общей редакцией Председателя отделения Информационная глобализация Российской академии естественных наук, доктора исторических наук, профессора А.И.СМИРНОВА Общество Знание России Москва 2011 ББК 66.2 УДК 327 С 50 Рецензенты: Доктор исторических наук, профессор Дахин В.Н. Доктор экономических наук, профессор Аникин В.И....»

«Вопросы комплексной безопасности и противодействия терроризму АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В УСЛОВИЯХ ПРОТИВОСТОЯНИЯ ТЕРРОРИЗМУ К.и.н., доцент А.М.Гаджиев (Махачкалинский филиал Краснодарского университета МВД России) Информационная безопасность была нормативно закреплена в качестве самостоятельной составляющей безопасности Российской Федерации в 1992 году 1. За прошедшие более 20 лет многое сделано для наполнения этого термина конкретным содержанием, определения...»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.