WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 |

«Курс лекций для студентов гуманитарного образования Каргин Н.Н. Москва, 8 сентября 2009 г. Содержание Введение.. Предмет изучения.. Понятия и характеристика этноса, как ...»

-- [ Страница 1 ] --

Этнопсихология

Курс лекций для студентов гуманитарного образования

Каргин Н.Н.

Москва, 8 сентября 2009 г.

Содержание

Введение…………………………………………………………

Предмет изучения ………………………………………………..

Понятия и характеристика этноса, как социального явления………

Теоретические основы этнологии……………………………….

Критерии идентификации личности в социальной системе…….

Методология анализа социально-психологических процессов в структуре

этноса…………………………………………………………………… Социально-культурные ценности в структуре этноса………………….

Жизненный цикл этноса………………………………………………….

Способы, методы и технология коррекции поведения в этносе……….

Лекция 1. Предмет изучения этнопсихологии Что изучает этнопсихология?

Этнопсихология как междисциплинарная наука.

Определение психологии в рамках этнопсихологии.

Место этнопсихологии в структуре психологического знания Тезаурус терминов и понятий, используемых в материале лекционного материала С точки зрения научной методологии формулировка понятия очень важна, ибо она указывает на существенные стороны определяемого объекта. Поэтому дать определение – значит указать то главное, что характеризует популяцию как самовоспроизводящуюся независимую группировку. Л.А.Животовский, 1991.

Этнос, саморегулируемое социально-биологическое образование индивидов, обеспечивающее расширенное воспроизводство, как ресурсов, так и ценностей, идентицифицирующее себя, как общность.

«Этнос – коллектив особей, выделяющих себя из всех прочих коллективов. Этнос более или менее устойчив, хотя возникает и исчезает в историческом времени. Язык, происхождение, обычаи, материальная культура, идеология иногда являются определяющими моментами, а иногда – нет. Вынести за скобки мы можем одно – признание каждой особью: «мы – такие-то, а все прочие – другие»

Л.Н. Этногенез и и биосфера земли. Л., 1990, с. 95.

Стереотипы поведения – Л.Н., понимал под этим «навыки быта, приемы мысли, восприятия предметов искусства, обращения со старшими»

Л.Н. Этногенез и этносфера. – «Природа», 1970, №1, с.11.

Широкогоров С.Ш. – «этнос, по его мнению, является формой, в которой происходит процесс создания, развития и смерти элементов, дающих возможность человечеству как виду существовать», с.33.




Широкогоров С.Ш. Этнос. Шанхай, 1923.

«Этнос – есть группа людей, говорящих на одном языке, признающих своё единое происхождение, обладающих комплексом обычаев, укладом жизни, хранимых и освященных традицией и отличающих его от других групп, там же, с.13.

Широкогоров С.Ш., считал что этнос не биологическая организованность и следовательно не биологическое понятие и подчеркивал, что «социальные единицы организуют этнос», или, что этнос «новая форма социальной организации».

Далее – «Каждый жизнеспособный этнос должен иметь специальный орган самозащиты и нападения, и этим органом в дифференцированном этносе является армия, в не дифференцированном – всё население, способное носить оружие», там же, с.119.

Л.Н. – «Этнос коллектив особей, выделяющий себя из всех прочих коллективов. Этнос более или мене устойчив, хотя возникает и исчезает в историческом времени. Язык, происхождение, обычаи, материальная культура, идеология иногда являются определяющими моментами, а иногда нет. Вынести за скобки мы можем только одно – признание каждой особью: «мы такие-то, а все прочие – другие», Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. Л.: 1990, с.95.

Л.Н. вводит понятие субэтноса. Это не род или племя, а гораздо более стойкое и длительно существующие группировки – элементы структуры этноса. Например, провансальцы, ставшие французами и т.д. В России это старообрядцы.

Этногенез – процесс формирования социума, обладающего свойством развития.

Рождение нового этноса, всегда структурная перестройка жизнедеятельности индивидов населяющих экологическую и экономическую нишу, направленная на оптимизацию отношений и взаимодействия, в границах функциональной системы, в фазе её развития (изменения).

Идентификация – установление тождества свойств личности, по одному или нескольким признакам. Осуществляется способом выделения особенностей личности, посредством конструирования общих для популяции свойств, качеств и поведенческих энграмм обеспечивающих целостность процессов жизнедеятельности.

Понятие популяция, – является первичным в популяционной биологии. Вместе с тем нет единого термина «популяции», но существует множество его формулировок.

Рассмотрим некоторые трактовки используемые известными учеными:

- Н.В.Тимофеев-Ресовский, 1977, под популяцией перекрестнооплодотворяющихся организмов понимал: «Совокупность особей определенного вида, в течение достаточного длительного времени, или большого числа поколений, населяющих определенное пространство, внутри которого практически осуществляется та или иная степень панмиксии и нет заметных изоляционных барьеров, которые отделяются от соседних, таких же совокупностей особей данного вида, той или иной степенью давления, тех или иных форм изоляции» (с.301).

- Л.А.Животовский, 1991, пишет:

- «Популяция – это совокупность особей одного вида, в которой в течение всего данного промежутка времени определяющие экологогенетические характеристики устанавливаются и изменяются независимо от других группировок этого вида и которую нельзя подразделить на более мелкие независимые ( в отношении определяющих эколого-генетических характеристик) друг от друга группировки (с.153).





Для нас, в данном случае важны следующие характеристики данного явления:

определенная совокупность особей одного вида, достаточно длительный срок сохранения целостности биологической организации, наличие постоянного внешнего давления среды или иных организованных структур, предельная возможность деления. Именно эти характеристики могут служить основой структуризации образования, определение основных свойств, характерных для данной формы организованности и, наконец, механизмов поддержания гомеостаза, в рамках среды обитания.

Одно из главных свойств популяции - это воспроизводство структурной целостности, биологического сообщества. Это возможно только при условии наличия у популяции эффективного способа добычи (получения) средств существования и нескольких результативных механизмов регулирования нескольких важнейших процессов жизнедеятельности популяции. К таким процессам можно отнести: процесс и механизм отбора и селекции межвидовой конкуренции, процесс и механизм формирования адекватных поведенческих реакций, процесс и механизм адаптации к средовым нагрузкам.

Именно данные структурные элементы популяции, как целостной функциональной системы и является для нас критерием для обнаружения аналогичных закономерностей и в иных формах системной организованности, при условии справедливости системного постулата – «изоморфности законов», в целостных системах различного класса и сложности. Имеется в виду возможности переноса знаний и закономерностей, полученных в результате исследований биологических систем на системные организованности более сложного класса – социальные, социально-биологические, социально-экономические.

Структура уровней социальной организованности социума Индивид – элемент социальной структуры общества обеспечивающий выполнение ряда функций: средства социального процесса; методов преобразования; субъект социума и его главная целевая миссия.

Индивид как система, с одной стороны, имеет следующую имманентную (глобальную) цель - достижение возможно большей независимости от окружающей среды; с другой стороны – локальную, т.е. удовлетворение своих потребностей.

Семья - Постулаты – семья клетка социального организма.

Функции социальной клетки:

- накопление ресурсов: энергии, информации, знаний и т.д.

- обобщение информации, обобщение и структуризация её в виде принципов, ценностей, знаний, правил и т.д.

- структуризация ценностей и знаний в способы преобразования окружающей природы и своей организации.

- преобразование добытой или созданной информации и ресурсов в формы расширенного воспроизводства. Деторождение и формирование новых свойств у ребенка.

- закрепление добытых и созданных средств и ресурсов в форме новых социальных структур.

Вывод - социальная клетка или семья выполняет следующие основные задачи:

- воспроизводство средств и способов существования индивида;

- воспроизводство самих себя, как средства популяции;

- создание и тиражирование методов идентификации личности;

- конструирование и создание способов и механизмов эмоционального регулирования сознания индивида. /Для того чтобы развитие психофизиологический качеств ребенка достигло значений и возможностей практического использования накопленного потенциала в формировании поведения, необходимо латентный период развития организма и его функций увеличить в разы, по отношению к семье животной.

Организм выполняет «функции ребенка» до тех пор, пока в структуре семьи и жизнедеятельности в воздействии на ребенка преобладают или равновесны положительные эмоции. / Практическое значения эта закономерность имеет в значения критерия определяющего период и время возложения на ребенка бремя социальной ответственности, после которой он становится «взрослым».

Как и клетка биологического организма выполняет и универсальные функции для всей системы, и, специфические для отдельных органов и систем организма, так и семья – клетка социального организма, функционально многогранна.

Используя системную методологию, мы определяем значение функции только по отношению, к какому – либо процессу. Процессов в структуре общества несколько:

жизнедеятельности, демографический, социальный, экономический и т.д.

По отношению по аналогии с анализом культуры – бактерий, жизнь и окружающая среда - Её универсальные функции по отношению:

а). Процессу жизнедеятельности - воспроизводство средств существования популяции homo sapiens. Индивид в значении, проекции средства.

б). Демографическому процессу стабилизация и поддержание уровня демографического процесса;

- Расширенное воспроизводство Семья как система – это (1) воспроизводство (расширенное воспроизводство) жизни; (2) достижение максимально возможной независимости (как цели составляющих ее индивидов).

Род – социальная структура общества, обладающая свойством целостности и выполняющая функции расширенного воспроизводства всех видов средств, включая и самого человека.

Род или племя как система – это (1) расширенное воспроизводство; (2) развитие социального образования (как количественное, так и качественное), т.е. улучшение качественного воспроизводства (наиболее талантливых, сильных и т.д.); (3) сохранение популяции; (4) гомеостазис со средой.

Социальная группа как система – это достижение определенного экономического статуса (например, власти).

Страт или правящая каста, это механизм, обеспечивающий сохранение в неизменности социальных структур общества.

Класс экономическая подсистема общества, обеспечивающая сохранение, поддержание достигнутого уровня функциональных возможностей и осуществляющего процесс борьба за ресурсы.

Государство социально-экономическая подсистема общества выполняющая функцию поддержание гомеостаза или развития. Функции – это (1) максимально возможная независимость от окружающих природных и социальных структур, то есть экстенсивное развитие; (2) интенсивное развитие лежащих в основе системы структурных образований;

(3) гомеостазис с природой и социальными образованиями на его территории.

Таким образом, государство фактически вбирает в себя все целевые задачи рода.

Этнос - целостная функциональная система, объединяющая и интегрирующая все процессы организованного сообщества в структуре географическо-ландшафтных территорий, в направлении нэгентропийного развития социума, то есть обеспечивающая поступательное развитие самого человека-личности, как главнейшего элемента мироздания.

Если попытаться найти наиболее близкое по структуре и содержанию основных процессов понятие, характеризующее системную организованность человеческих существ, то видимо им окажется понятие племя, далее род.

Важнейшее отличие родовой организованности от популяционной, наличие механизмов создание новых способов добычи средств существования и отражение новых знаний в культуре. А это есть добавления нового элемента в организационной структуре обеспечивающей системную целостность и развитие особей определенного типа и представленных как совокупность, элемента отражающего социальный процесс.

Однако, именно такая структура организованности целостности, только и смогла коренным образом изменить сам характер движения жизни на земле, оно приняло форму интенсивного (за счет изменения качества) развития, как самого человека, так и окружающей его среды.

Обратим внимание еще на одну специфическую особенность развития человечества, которая, будучи рассматриваемой, на обозримом для современного естествознания отрезке времени, должна быть возведена в ранг самой глубокой закономерности. Эта особенность есть некоторый «накопительный» для человечества в целом характер самого взаимодействия, т.е. такая его направленность, которая лежит в основе прогрессивного развития вида «homo sapiens».

Общепринятым эквивалентом данной особенности развития, писал Т.В.Кузнецов, 1972: служит понятие негэнтропии, которая в данном случае выступает как мера упорядоченности явления, как «…количественная мера подчинения микро событий микроскопическому и в пределе - космическому «retio» (с.30).

Морган Л.Г., 1934, по-своему, преломляя указанную особенность, пишет: «Есть что-то величественное в том принципе, который путем непрерывных усилий сумел создать цивилизацию из ничтожных зачатков: от наконечников стрелы, выражающего мышление, свойственное мозгу дикаря, до плавления железной руды, представившего более развитый для варвара, период и наконец, до движущегося по рельсам поезда, который можно назвать триумфом цивилизации» (с.330).

В результате негэнтропийной направленности человеческой деятельности возникла «вторая природа» (К. Маркс) - сфера обитания, искусственно созданная умом и руками человечества. В свое время В.И.Вернадский ввел даже специальное понятие «ноосфера земли», такая сфера, которая несет на себе печать человеческого разума. Направленность негэнтропийного порядка неумолима в историческом процессе развития общественных форм бытия. Этот процесс составляет основу основ осознанного поведения человека, его неиссякаемой тяги к познанию окружающего и его подчинению.

Однако племя, как и род уже давно стали анахронизмом процессов исторического развития общества. Какие же современные организационные структуры обеспечивают воспроизводство, целостность минимально допустимой дробности «совокупности особей одного вида» и добавим современную компоненту – общего для них способа добычи ресурсов существования.

Исторические категории, такие как народность, нация, этнос (Л.Н.Гумилёв), больше относятся к культурологическим характеристикам. Задачи, которых раскрыть процесс этногенеза, и, больше соответствуют самоорганизующимся системам, без специально «рожденного» механизма управления. И потому «выходящие» за предмет нашего анализа.

В современной социологии приняты и «работают», несколько понятий характеризующих разные формы сплочения социально однородных элементов. Рассмотрим некоторые из них:

- «Государство».

Приведем два определения, выдержанные, один в классической, «марксистской»

трактовке и современной, базирующейся на положениях постиндустриальных теорий (теорий систем). а) Государство аппарат насилия одного класса над другим (В.Ленин); б) Государство - механизм управления развитием целостной, социально-экономической системой, определенной культурно-исторической направленности (Н.Каргин, 2003).

Цели государственной организации, при разных политических, социальноэкономических, технологических условиях её создании, достаточно ограниченны в формах разнообразия. Так, согласно системной природе и системным закономерностям, характеризующим организованность данного класса, возможны несколько вариантов конструирования цели:

- а) при условии существования и наличия всех необходимых и достаточных ресурсных составляющих для организации целостной функциональной системы, возможны два варианта развития, экстенсивного и интенсивного. При, экстенсивном варианте возможно следующее.

– 1). Завоевание господства над менее развитыми народами, максимально возможные территориальное господство, контроль над большинством ресурсов в регионе и мире.

При конструировании цели №1 возникнет потребность в постановке примерно следующих задач. Создание потенциала (технологического, политического, экономического, военного) обеспечивающего противостояние или превосходство над возможным конкурентом.

-2). Симбиоз – гомеостатическое равновесие природной среды и социальноэкономической структуры общества и личностью обеспечивающей поступательное развитие государства.

При конструировании цели №2 возможно, помимо изложенного в пункте цели №1, решение и следующих задач:

- Максимально возможная независимость от окружающих природных и социальных структур;

- Оптимальное (по отношению к цели), соотношение составляющих систему структурных образований;

- Гомеостазис между составляющими систему структурными образованиями и средой;

- Поддержание процесса интенсивного (качественного) преобразования составляющих систему элементов.

Структура принципов управления необходимых для реализации различных целевых функций:

Вариант №1:

- Цель оправдывает средства.

- Победителя не судят.

- Целесообразности межвидового и внутривидового отбора.

- Элитарности управленцев.

- Фетишизма «товарно-денежных» отношений.

- Самодостаточности отдельного индивида.

- Плюрализма.

- Классового демократизма.

- Построение сложных экономических систем из простых и ненадежных элементов.

Вариант №2:

– Признание свойства целостности только за «функциональным элементом»

составляющим системное образование, который только и обладает свойством развития.

- Целое основа, элемент вторичное.

- Принцип гомеостазиса как цели системного образования.

- Принцип системности в управлении государством.

- Демократия понимаемая, как право каждого человека иметь место «под солнцем», реализацией принципа должны служить необходимые, обязательные и достаточные стартовые условия, предоставляемые государством для самореализации любого индивида, члена сообщества.

б) При условии отсутствия необходимых и достаточных средств построения целостного системного образовании.

Вариант №1: Создание Союза из равнозначных и равноправных государств.

Вариант №2: Стать сателлитом более сильного государства, обладающего свойством системной целостности.

Согласно постулатам общей и специальных теорий систем – социально-экономическая система, в формате современного государственного образования представляет сложноорганизованную функциональную систему, состояние которой определяют закономерности протекания (зарождения, становления, функционирования и развития) следующих основных процессов. В их состав, на основе структурной иерархии, включаются следующие основные характеризующие основные системные элементы целостной системы. Так, индивида характеризуют следующие основные биологические процессы: биохимические, физиологические, психические, мыслительные и биомеханические или двигательные. Первичные, социально-биологические системы, «социальная семья», род, характеризуют демографические, социальные, культурные и технологические процессы. Для государства характерны, помимо перечисленных для организаций рода и семьи признаков, ещё и экономические, политические, правовые и управленческие процессы.

Жизненный цикл функциональной системы – этноса Кэролл Квингли в статье «Эволюция цивилизаций» выделила семь стадий их развития:

смешение этносов и культур, созревание, экспансия, эпоха конфликтов, мировая империя, интервенция (чуждых сил) – иноплеменников, по Л.Н.Гумилеву.

Цит. По: Huntington S. Kampf der Kulturen. Munchen – Wien, 1997, S.55.

Этносы возникают, живут и пропадают в историческом времени,- говорил Л.Н. и даже определял время цикла от рождения до гибели этноса в 1200 – 1500 лет. Доказательство истинности утверждений Л.Н. в том, что из народов, процветавших 5 тысяч лет тому назад, не осталось ни одного. Следовательно, центральная проблема этногенеза: как и почему это происходит.

Пассионарии – индивиды, обладающие энергетическими возможностями организма большими чем необходимо для поддержания гомеостаза и направляющими их на изменение – развитие социальной организованности.

Пассионарный толчок – процесс, направленный на изменение социальной организованности социума. Может проявляться, как механизм, направленный на созидание, развитие социума, так и способствовать разрушению общественной организации. Например, Россия 1990 годы, пассионарный толчок привел к власти достаточно активных людей, но не обладающих ни достаточным багажом знаний, производственного и управленческого опыта, а самое главное не обладающих созидательной идеологией и идентификацией к русскому этносу. Пассионарный толчок могут, как правило осуществить индивиды обладающие по мимо свободных энергетических ресурсов, наличием в условиях конкретной жизнедеятельности двух условий, обеспечивающих вероятность получения определенного результата:

- а).

Условие, когда терять нечего; - б). Условия, когда, при благоприятных стечениях обстоятельств, выигрыш может в разы, компенсировать затраты.

Комплиментарность – положительная и отрицательная.

«Добросовестные историки, как дореволюционные: Н.М.Карамзин, С.М.Соловьев, С.Ф.Платонов, так и советские: А.Н.Насонов – отмечают… отсутствие «национальной»

вражды монголов с русскими. Действительно, мусульманские султаны Сарая: Узбек и Джанибек всеми способами выжимали серебро, необходимое для оплаты армии, но они же защищали кормилицу Русь от натиска литовцев», х, с.19.

Гумилев Л.Н., Панченко А.М. Чтобы свеча не погасла. Диалог, Л., 1990, с.19.

Химера - крайний вариант комлиментарности, который Гумилев определял как «сосуществование двух и более этносов в одной экологической нише». Обычно химеры являются последствием эмиграции и, как правило, неустойчивыми»

Гумилев Л.Н. Письмо в редакцию «Вопросы философии». – «Вопросы философии», 1989, №5, с. 157.

Такой химерой он считал Хазарию: «На месте этнической Ксении» появилась страшная суперэтническая химера»

Л.Н. Древняя Русь и Великая степь. М., 1989, с. 63.

Л.Н. писал:

- «Химера не тезис, а научный термин, причем историко-географический, а не биологический, ибо если бы чуждые этносы в одном географическом районе слились половым путем, то химера превратилась бы в новый этнос»

«Вопросы философии», 1989, №5, с. 158.

Эмпатия (от греч. empatheia — сопереживание) — постижение эмоционального состояния, проникновение - в чувствование в переживания другого человека. Термин «эмпатия» введен Э. Титченером, обобщившим развивавшиеся в философской традиции идеи о симпатии с теориями вчувствования Э. Клиффорда и Т. Липпса. Различают эмоциональную эмпатию, основанную на механизмах проекции и подражания моторным и аффективным реакциям другого человека; когнитивную эмпатию, базирующуюся на интеллектуальных процессах (сравнение, аналогия и т. п.), и предикативную эмпатию, проявляющуюся как способность человека предсказывать аффективные реакции (см.

Аффект) другого в конкретных ситуациях. В качестве особых форм эмпатии выделяют сопереживание — переживание субъектом тех же эмоциональных состояний, которые испытывает другой человек, через отождествление с ним, и сочувствие — переживание собственных эмоциональных состояний по поводу чувств другого. Важной характеристикой процессов эмпатии, отличающей ее от других видов понимания (идентификации, принятия ролей, децентрации и др.), является слабое развитие рефлексивной стороны (см. Рефлексия), замкнутость в рамках непосредственного эмоционального опыта. Установлено, что эмфатическая способность индивидов возрастает, как правило, с ростом жизненного опыта; эмпатия легче реализуется в случае сходства поведенческих и эмоциональных реакций субъектов.

Вырождение анормальности (роста, развития и т.п.), резкого снижения урожайности для сорта с-х., культуры и т.п. Нередко, описывает явления связанные с близкородственным скрещиванием, ведущие к значительному обеднению генофонда. Иногда вырождение возникает на основе быстрого, катастрофического изменения условий существования, к которым популяция не может за короткий срок адаптироваться. В таком случае вырождение предшествует вымиранию.

Вымирание – постепенно-закономерный или внезапно возникающий эволюционный процесс, характеризуемый замедленным размножением и повышенной смертностью.

Ведет к сокращению численности, а затем и полному исчезновению особей … систематической группы (исчез тип археоциат, классы трилобитов, стегоцефалов, ихтиозавров и т.п.). Причиной вымирания служит увеличение генетического груза и изменения условий существования, к которым организмы не могут приспособиться.

Термин адаптация по-разному применяется в различных областях человеческой деятельности, в том числе и в гуманитарных, социальных, биологических, психологических, медицинских и т.д. сферах. Он не является однозначным и при анализе разнообразных системных образований обозначает разные явления.

Адаптация социальная – вид взаимодействия личности или социальной группы с социальной средой, в ходе, которого согласовываются требования и ожидания его участников. Адаптация социальная – согласование самооценок и притязаний субъекта с его возможностями и с реальностью социальной среды, включающее как реальный уровень, так потенциальные тенденции развития среды и субъекта.

В социологии развивалось представителями органической школы в ряду аналогий между обществом и организмом. Позднее приобрело самостоятельное значение и трактуется как пассивный процесс приспособления субъекта к требованиям общества, установление равновесия с социальными требованиями ценой жертв со стороны личности или группы. В ряде научных концепций (Пиаже, Мертон и др.) – адаптация социальная понимается как двусторонней процесс и результат встречной активности субъекта и социальной среды.

Главное же свойство адаптивности систем – это изменение параметров функционирования систем любой природы и сложности, не разрушая целостности самой системы, в пределах границ адаптации;

Фрактальность как свойство систем, по определению представляет бесконечное отображение «малого» в большом и «большого» в малом.

Применительно к системным категориям, это означает, что каждая системная категория, будучи частью системы, в свою очередь несет в себе все элементы системы. То есть сама является системой деятельности, а каждая отдельная системная категория, в свою очередь несёт в себе все системные категории, но с иными свойственными только им методами, механизмами, процессами и т.д. (см. рис. 7).

Точно так же каждый этап процесса является частью общего процесса, как системы.

В свою очередь, сам является системой и несёт в себе все системные категории и для своей реализации требует всех остальных этапов данного процесса и всех остальных процессов, каждый из которых в свою очередь для своего функционирования требует наличия и реализации всех остальных категорий процессов, этапов и т. д.

Основная трудность в учете этого свойства систем состоит в том, чтобы определить, до какого уровня фрактальности следует рассматривать ту или иную проблему, чтобы обеспечить качество рассмотрения и полученных результатов и в то же время не "утонуть", не "зарыться" при слишком глубоком учете этого свойства;

Этнопсихология Тезаурус терминов и понятий используемых в лекции:

- этнос - группа - поведение - отношение - роль представляет собой социальное понятие, обозначающее поведение, ожидаемое от того или иного лица в данном социальном отношении.

В самих ролях заключены побудительные факторы, оказывающие влияние то, какие именно из различных тенденций поведения проявит данный индивид. Таким образом, сам объект исследования предопределяет, что личность следует рассматривать как процесс.

Стефаненко Т. Этнопсихология

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА II. ЭТНОПСИХОЛОГИЯ КАК МЕЖДИСЦИПЛИНАРНАЯ

ОБЛАСТЬ ЗНАНИЙ

2.1. Что такое этнос?

Если спросить неспециалиста, что такое этнопсихология, большинство людей ответит, что это наука, изучающая психологию этносов или народов.

Ответ психолога или этнолога будет не столь определенным, поскольку в научном сообществе нет единства даже по терминологическим вопросам. Вопервых, значение термина «этнос» остается неоднозначным, а значит, неизвестно, чью психологию изучает данная наука. Во-вторых, большинство авторов, предпочитает исследовать связи психологических характеристик не с этносом, а с культурой, поэтому необходимо четко осознавать, что такое культура. В-третьих, сам термин этнопсихология не является общепринятым в мировой науке. Многие специалисты в той науке, которая, по сути, является этнопсихологией, предпочитали и предпочитают называть себя исследователями «психологии народов», «психологической антропологии», «сравнительно-культурной психологии» и т.п.

Попытаемся разобраться с этими проблемами, и в первую очередь, с тем, что представляет собой этнос. В учебнике «Этнология» (1994) подчеркивается, что пока еще не сложилось общепризнанного понимания природы, характера и строения этноса. В отечественной науке до последнего времени господствовали теоретические взгляды, согласно которым этносы (или этнические общности) – это реально существующие группы, которые возникают, функционируют, взаимодействуют между собой и, наконец, умирают. В соответствии с этой концепцией, первые этносы (племена ЯГ сопле-менности) возникли с появлением человека современного типа в эпоху первобытнообщинного строя. Реальными группами считают этносы многие исследователи, при этом их взгляды на природу подобных общностей кардинально расходятся.

Л. Н. Гумилев рассматривает этнос как явление географическое, природное, а не социальное. Для этого самобытного исследователя этнос – «это тот или иной коллектив людей (динамическая система), противопоставляющий себя всем прочим аналогичным коллективам («мы» и «не мы»), имеющий свою особую внутреннюю структуру и оригинальный стереотип поведения»

(Гумилев, 1993, с. 285). Иными словами, основными признаками этноса он считает психологические характеристики: самосознание (или идентичность) и стереотип поведения, понимаемый им как нормы отношений между группой и индивидом и между индивидами. Для лучшего осмысления того, что такое стереотип поведения, Гумилев приводит пример типичного поведения представителей разных народов в трамвае, куда вошел буйный пьяный. По мнению исследователя, русский «скажет несколько сакраментальных слов», немец позовет милиционера, татарин отойдет в сторону, а грузин «схватит обидчика за грудки и попытается выбросить его из трамвая» (Гумилев, 1990, с. 87).

Гумилев подчеркивает, что стереотипы поведения формируются у ребенка в первые годы жизни, то есть принадлежность к этносу не является врожденной, а приобретается в процессе социализации. Он имеет в виду не воспитание в узком смысле слова, а формирование в определенной культурной среде. И в этом случае ученый находит доходчивый пример – пример своей матери – Анны Ахматовой, которая в детстве воспитывалась французской гувернанткой и говорила по-французски, что не помешало ей стать великим русским поэтом. Но когда стереотипы поведения у ребенка сформируются, полностью изменить их нельзя, даже если он переедет в другую страну, освоит другой язык и культуру.

Намного больше сторонников имела в СССР теория этноса Ю. Б. Бромлея (1983), который рассматривает этнос как исторически сложившуюся на определенной территории устойчивую совокупность людей, обладающих общими относительно стабильными особенностями языка, культуры и психики, а также сознанием своего единства и отличия от других подобных образований (самосознанием), фиксированным в самоназвании. Кроме этноса в узком смысле слова Бромлей выделяет этнос в широком смысле слова – этносоциальный организм, примером которого может служить нация, обладающая экономической и политической общностью.

В наши дни многие российские этнологи и психологи продолжают рассматривать этнос как реальную социальную группу, сложившуюся в ходе исторического развития общества (см. Андреева, 1996; Пименов, 1994), но видят недостатки теории.

Бромлея. Во-первых, постепенно отказываются от понятия «нация» в этническом смысле, соглашаясь с тем, что существуют многоэтничные нации – британская, американская, канадская, российская. Во-вторых, приходят к убеждению, что этнические общности не являются изначальной характеристикой человеческого общества и не любое из них на любом этапе своего исторического развития разделяется на этносы. Безэтничность находят даже в современном мире, например у части жителей Новой Гвинеи (см. Крюков, 1989). В определениях этноса сторонников подобных концепций общим является рассмотрение его как группы, члены которой имеют общую страну происхождения и осознают себя носителями общей культуры. Некоторые авторы выделяют разные уровни характеристик этноса:

этнооб-разующие факторы (общность территории, эндогамия), этнические признаки, отражающие реальные различия (язык, культура), и – как высший уровень – этническое самосознание, производное от первых двух и избирательно их отражающее. Существует и крайняя точка зрения, сторонники которой рассматривают этнос как общность, не связанную не только с государством, экономикой и политикой, но и с культурой, языком и I возникающую в результате потребности человеческого рода к группированию. При такой постановке вопроса самосознание или идентичность остается практически единственной характеристикой этноса.

В мировой науке широкое распространение получил еще один подход к изучению этнических общностей: как социальных конструкций, возникающих и существующих в результате целенаправленных усилий политиков и творческой интеллигенции для достижения коллективных целей, прежде всего обеспечения социального комфорта в рамках культурно однородных сообществ (см. Тишков, 1993). Однако и авторы подобных концепций подчеркивают, что суть таких общностей составляет этническая идентичность, а также возникающая на ее основе солидарность.

Для психолога важны не различия – действительно радикальные – между современными подходами к интерпретации этноса. Не столь существенно даже то, представляют ли этносы изначальную характеристику человечества или они обязаны своим существованием, заинтересованным в этом политикам. Намного более важно то общее, что есть во всех подходах – признание этнической идентичности одной (или даже единственной) из характеристик этноса. Это означает, что этнос является для индивидов психологической общностью. А изучать такие группы и людей, осознающих свое членство в них, – прямая задача психолога.

Для психолога не очень важно и то, на основе каких характеристик строится осознание этнической принадлежности. В качестве этнодифференцирующих, то есть отличающих данный этнос от всех других, могут выступать самые разные характеристики: язык, ценности и нормы, историческая память, религия, представления о родной земле, миф об общих предках, национальный характер, народное и профессиональное искусство. Список этот бесконечен, в нем может оказаться и форма носа, и способ запахивания халата и многое другое. Значение и роль признаков меняются в восприятии членов этноса в зависимости от особенностей исторической ситуации, от стадии консолидации этноса, от особенностей этнического окружения.

Этнодифференцирую-щие признаки почти всегда отражают некоторую объективную реальность, чаще всего элементы духовной культуры. Но отражение может быть более или менее адекватным, более или менее искаженным, даже ложным. Например, общность происхождения членов современных этносов – это красивый миф; с одной и той же территорией могут ассоциировать себя несколько народов; многие элементы народнобытовой культуры сохранились только в этнографических музеях;

этнический язык может быть утрачен большинством населения, и восприниматься лишь как символ единства. Этническая общность – это прежде всего общность представлений о каких-либо признаках, а не сама по себе культурная отличительность. Не случайно, попытки определить этнос через ряд признаков постоянно терпели неудачу, тем более что с унификацией культуры количество этнодифференцирующих признаков неуклонно сокращается, что, правда, компенсируется привлечением новых элементов, связанных с профессиональным искусством и литературой, историческими знаниями.

Поэтому с позиции психолога можно определить этнос как устойчивую в своем существовании группу людей, осознающих себя ее членами на основе любых признаков, воспринимаемых как этнодифференцирующие параметры.

2.2. Культура как психологическое понятие.

Среди огромного множества этнодифференцирующих признаков подавляющее большинство составляют элементы, более или менее адекватно отражающие реальную культурную отличительность. Во второй половине двадцатого века именно культуру чаще всего называют основным фактором, лежащим в основе межэтнических различий психики. Ряд этнопсихологических школ занимается изучением связи между культурой и психологическими – прежде всего личностными – характеристиками. Все эти обстоятельства требуют осмысления понятия «культура».

Трудно представить себе более распространенный и более многозначный термин. В обиходном языке мы используем его оценочное значение, например, говорим о ком-то, что он культурный человек или что он ведет себя некультурно. В науке не пользуются этим оценочным значением, но по подсчетам социологов в различных областях научной деятельности сформулировано более 250 определений культуры. Самое короткое и одновременно, самое широкое определение, предложил американский культур-антрополог М. Херсковиц (1895-1963). Он утверждает, что «культура» – это часть человеческого окружения, созданная самими людьми». (Цит. по: Berry et al., 1992, p. 165). В этом смысле к культуре принадлежит каждый, даже простейший предмет, созданный человеком, любая мысль, зародившаяся в его сознании. «Культура» – это то, что не есть «природа».

При таком понимании культуры подчеркивается ее многоаспектность, полная невозможность перечислить все ее элементы. Это здания, орудия, одежда, способы приготовления пищи, социальное взаимодействие, вербальная и невербальная коммуникация, воспитание детей, образование молодежи, религии, эстетические предпочтения, философия и многое другое. Все эти элементы составляют материальные и духовные продукты жизнедеятельности человека. Материальная культура состоит из созданных человеком предметов, но в этих предметах материализуются знания и умения, которые вместе с ценностями, нормами, представлениями о мире и правилами поведения являются элементами нематериальной культуры.

Разделение культуры на материальную и духовную есть только научная абстракция, так как каждый материальный предмет, прежде чем он был создан, должен был сначала стать «идеей» в мозгу человека. А любая идея, чтобы стать доступной для других людей, должна объективироваться в какой-либо материал – книгу, картину, скульптуру. Как справедливо отмечает польский социолог Я. Щепаньский, «мир произведений человека – это всегда мир, в котором мысль или творческое воображение сливаются с материалом, в котором они воплощены, это мир нераздельный»

(Щепаньский, 1969, с. 40).

Впрочем, далеко не все исследователи согласны с таким пониманием культуры. Социологов и культурологов интересуют, прежде всего, духовные продукты, созданные людьми. Если для этнолога глиняный сосуд – такой же продукт культуры, как симфония Моцарта, то многие социологи склонны рассматривать его скорее как продукт хозяйственной деятельности и соответствующей технологии. В социологических определениях культуры часто называют следующий комплекс: идеи, передаваемые из поколения в поколение; связанные с ними системы ценностей, которые в свою очередь определяют поведение индивидов и групп, их способы мышления и восприятия.

Этнопсихологи тоже изучают элементы духовной культуры. Так, специалисты в области психологической антропологии интересуются в первую очередь способами социализации детей у разных народов.

Социальные психологи, проводящие сравнительно-культурные исследования, охватывают более широкий круг явлений, их волнует, как элементы культуры отражаются в сознании людей, «существуют в их головах». Американский психолог Г. Триандис, в целом соглашаясь с определением культуры Херсковица, в качестве предмета этнопсихологии даже выделяет субъективную культуру. Субъективной культурой он называет характерные для каждой культуры способы, с помощью которых ее члены познают созданную людьми часть человеческого окружения. Или то, как они характеризуют социальные объекты, какие связи между категориями выделяют, а также нормы, роли и ценности, которые они признают своими (см. Tnandis, 1994). Понимаемая таким образом субъективная культура охватывает все представления, идеи и верования, которые являются объединяющими для того или иного народа и оказывают непосредственное воздействие на поведение и деятельность его членов.

Чтобы лучше понять, что такое субъективная культура, представим себе двух приятелей, которые за совместный труд получили некоторую сумму денег.

То, как они разделят деньги, во многом зависит от того, к какой культуре они принадлежат, ведь в поведении людей отражается специфика ее норм.

Например, в США преобладает норма справедливости: Джон и Генри, по всей вероятности, разделят деньги согласно вкладу каждого в общий труд.

Для нашей страны больше характерна норма равенства: почему бы Ивану и Петру не разделить деньги поровну? Есть культуры, представители которых в предложенной ситуации выберут норму потребности: родители одного из друзей бедны, поэтому он получит больше денег. Может быть выбрана и норма привилегий, в соответствии с которой в выигрыше окажется сын высокопоставленных родителей. В современном обществе подобные неписанные нормы субъективной культуры часто противоречат законам государства, но сохраняются «в головах людей».

Мы все время говорим о различиях между культурами, но исследователи пытаются выделить и культурные универсалии, т.е. черты культуры, свойственные всем народам. Например, повсюду на Земле в той или иной форме существуют религиозные обряды, совместный труд, танцы, образование, спорт, приветствия и многое другое. Но дело в том, что формы проявления этих культурных универсалий могут сильно различаться:

приветствуя друг друга, люди в разных культурах пожимают руки, целуются, трутся носами или ложатся ничком на землю.

Специфичность элементов культуры обусловлена многими факторами.

Психологов, прежде всего, интересует социально-психологическая причина разнообразия культур. Французский этнолог К. Леви-Строс называет этот фактор желанием отличаться от своих соседей, развивая оригинальный стиль жизни. В психологических понятиях мы определили бы его как потребность в идентификации с группой себе подобных и одновременно в дифференциации от членов других групп. Эти психологические феномены в дальнейшем мы будем рассматривать достаточно подробно.

Особое место среди причин разнообразия культур занимают объективные условия природной среды и географического положения, которые включают ландшафт, климат, флору, фауну (зверей в лесу, рыб в реках и морях), а также другие ресурсы – земельные угодья, полезные ископаемые и т.п. В далеком прошлом окружающая природная среда позволяла людям жить и выживать. Охотясь на зверей или занимаясь рыбной ловлей, люди удовлетворяли свою потребность в пище, т.е. их усилия вознаграждались.

Действия, которые вознаграждались, становились обычаем и составляли основу отличной от других групп системы ценностей, норм и правил поведения. Формирование такой системы еще больше увеличивало вероятность выживания группы, в результате ее члены испытывали удовлетворенность от принадлежности к ней, а элементы культуры принимались всеми, кто мог общаться между собой – жил в одном месте в одно и то же время и говорил на одном языке. Система закреплялась в сознании, фиксировалась в камне, керамике, на бумаге, передавалась новым поколениям и регулировала поведение каждого члена общества.

Как уже отмечалось, именно на ранних этапах развития человечества поведение индивидов жестко регулировалось с помощью обычаев и обрядов, в результате чего достигалась высокая степень их интеграции в культуру. Во многом это связано с зависимостью человека традиционного общества от суровых природных условий. Оно потому так и называется, что человек в нем может выжить, только сплотившись с соплеменниками вокруг общих традиций. В наше время культуры дают человеку больше свободы в выборе ценностей и правил поведения. Но и современные культуры «суперорганичны»: их члены приходят и уходят, а они остаются более или менее стабильными.

Необходимо отметить, что существуют разные точки зрения на связи между культурой и этносом. Многие исследователи считают, что границы культуры и этноса не идентичны. С одной стороны, одинаковые элементы культуры можно обнаружить у разных народов. С другой стороны, каждый этнос может включать очень непохожие элементы культуры – русские живут в Архангельской и Воронежской областях, но сколь различны их жилища, костюмы, песни и танцы. На это можно ответить, что культура – не набор, а система определенным образом взаимосвязанных элементов. Мы не можем найти двух разных этносов с абсолютно одинаковыми культурами. А наличие нескольких субкультур в русской культуре – кстати сказать, различия между которыми значительно сглажены в настоящее время, – не отрицает существования единой культуры русского народа.

Необходимо также иметь в виду, что в системе понятий, принятой в этнологии, под культурой часто понимается вся та общность, которая составляет данный этнос. При таком понимании культура охватывает все проявления социальной жизнедеятельности без разделения на сферы хозяйства, политики, социальных отношений и культуры в узком смысле слова. Иными словами, термин «культура» подразумевает общество в целом и даже этнос в целом.

После короткого знакомства с тем, как определяются понятия «этнос» и «культура» в психологии и смежных науках, будет легче понять, что представляет собой этнопсихология.

2.3. Что такое этнопсихология?

Во многом наличие нескольких терминов для обозначения науки этнопсихологии связано с тем, что она представляет собой междисциплинарную область знания. В состав ее «близких и дальних родственников» разные авторы включают многие научные дисциплины:

социологию, лингвистику, биологию, экологию и т.д. Что касается ее «родительских» дисциплин, то, с одной стороны, это наука, которая в разных странах называется этнологией или культурной антропологией, а с другой – психология. Именно эти связи наиболее существенны. Две названные дисциплины длительно, но спорадически взаимодействовали. Но если в XIX веке они не были полностью разделены, если еще в начале XX века многие крупнейшие ученые – от В. Бунд та до 3. Фрейда – являлись экспертами в обеих областях, то затем наступил период взаимного пренебрежения, даже враждебности. Единственным исключением оказалась теория «Культура и личность», которая развивалась в рамках культурной антропологии, но использовала психологические понятия и методы.

Для истории отечественной науки советского периода было характерным явное отставание в развитии этнопсихологических знаний. Исследования практически не проводились, но в зависимости от принадлежности авторов к определенной науке этнопсихология рассматривалась: как субдисциплина этнографии; как область знания на стыке этнографии и психологии, находящаяся ближе либо к этнографии, либо к психологии; как раздел психологии.

А в мировой науке этнопсихология в XX веке получила значительное развитие. В результате разобщенности исследователей даже возникло две этнопсихологии: этнологическая, которую в наши дни чаще всего называют психологической антропологией, и психологическая, для обозначения которой используют термин сравнительно-культурная (или кросскультурная) психология. Как справедливо отмечала М. Мид, даже решая одни и те же проблемы, культурантропологи и психологи подходили к ним с разными мерками и разными концептуальными схемами (см. Мид, 1988).

Различия в их исследовательских подходах можно постичь, используя старую философскую оппозицию понимания и объяснения или современные понятия emic и etic. Эти не переводимые на русский язык термины образованы американским лингвистом К. Пайком по аналогии с фонетикой, изучающей звуки, имеющиеся во всех языках, и фонемикой, изучающей звуки, специфичные для одного языка. В дальнейшем во всех гуманитарных науках emic стали называть культурно-специфичный подход, стремящийся понять явления, a etic – универсалистский, объясняющий изучаемые явления подход. Эти термины употребляются и для обозначения двух подходов в этнопсихологии, по-разному изучающих психологические переменные, обусловленные культурой (см. Berry, 1980).

Все основные особенности emic подхода становятся понятными после знакомства со всемирно известными исследованиями американских культурантропологов, например с автобиографической книгой М. Мид «Иней на цветущей ежевике». Отправляясь в далекую экспедицию, культурантрополог, как пишет Мид, «должен освободить свой ум от всех предвзятых идей» и изучать культуру, стремясь ее понять без попыток сравнения с другими культурами. Подобный подход М. Мид иллюстрирует с помощью следующего примера:

«Рассматривая некое увиденное жилище как большее или меньшее, роскошное или скромное по сравнению с жилищами уже известными, мы рискуем потерять из виду то, чем является именно это жилище в сознании его обитателей» (Мид, 1988, с. 12).

Пример с жилищем понадобился американской исследовательнице из-за его простоты и наглядности, «жилище» можно заменить «поведением», «личностью» и т.п. Кстати говоря, и сама Мид изучала не жилища, а образ жизни народов бассейна Тихого океана. Можно перечислить основные особенности emic подхода в любой науке, изучающей какие-либо компоненты культуры:

• изучается только одна культура со стремлением ее понять;

• используются специфичные для культуры единицы анализа и термины носителей культуры; книги, написанные с этих позиций, как правило, даже содержат словарь основных понятий на языке изучаемой культуры;

• любые элементы культуры, будь то жилище или способы социализации детей, изучаются с точки зрения участника (изнутри системы). Как отмечает Мид, «исследования такого рода связаны с весьма радикальной перестройкой образа мысли и повседневных привычек» (Мид, 1988, с. 228);

• структура исследования постепенно раскрывается ученому, который заранее не может знать, какие единицы анализа он будет использовать.

Предметом психологической антропологии, опирающейся на emic подход, являются систематические связи между психологическими переменными, т.е.

внутренним миром человека, и этнокультурными переменными на уровне этнической общности. Это вовсе не означает, что культура не сравнивается с другими, но сравнения делаются лишь после ее досконального изучения, проведенного, как правило, в полевых условиях.

структура исследования постепенно раскрывается ученому, который заранее не может знать, какие единицы анализа он будет использовать.

Предметом психологической антропологии, опирающейся на emic подход, являются систематические связи между психологическими переменными, т.е.

внутренним миром человека, и этнокультурными переменными на уровне этнической общности. Это вовсе не означает, что культура не сравнивается с другими, но сравнения делаются лишь после ее досконального изучения, проведенного, как правило, в полевых условиях.

В настоящее время главные достижения в этнопсихологии связаны именно с этим подходом. Но он имеет и серьезные недостатки, так как существует постоянная опасность, что бессознательно собственная культура исследователя окажется для него стандартом для сравнения. Всегда остается вопрос, может ли он столь глубоко погрузиться в чужую, часто очень отличающуюся от его собственной, культуру, чтобы понять ее и дать безошибочное или хотя бы адекватное описание присущих ей особенностей.

Этот подход очень уязвим при сравнении двух или нескольких культур из-за уникальности их культурно-специфичных элементов. Чтобы более наглядно представить различия emic и etic подходов, рассмотрим результаты исследований каузальной атрибуции в разных культурах. В данном случае изучалось, как представители разных культур объясняют причины успеха и неудачи в делах. При проведении emic исследования выяснилось, что основной причиной достижений американцы считают способности, а индийцы тактичность. В рамках данного подхода нет возможности корректно сопоставить полученные результаты. Но можно воспользоваться теорией американского психолога Б. Вайнера, который выделил три универсальных фактора, лежащие в основе приписывания любых причин успеха и неудачи.

По его мнению, причины можно классифицировать как внутренние либо внешние, стабильные либо нестабильные, контролируемые либо неконтролируемые. Воспользовавшись моделью Вайнера, мы получаем возможность сравнить результаты, полученные в Индии и США, и даже прийти к заключению, что нет Радикальных различий в каузальных атрибуциях американцев и Индийцев: способности и тактичность – причины внутренние, стабильные и неконтролируемые.

Собственно говоря, для такой интерпретации результатов мы использовали универсалистский etic подход, который характерен для «психологической этнопсихологии», называемой сравнительно-культурной психологией.

Приведенный пример поможет нам выделить основные особенности etic подхода:

• изучаются две или несколько культур со стремлением объяснить межкультурные различия и межкультурное сходство;

• используются единицы анализа и сравнения, которые считаются свободными от культурного влияния;

• исследователь занимает позицию внешнего наблюдателя, стремясь дистанцироваться от культуры;

• структура исследования и категории для ее описания, а также гипотезы конструируются ученым заранее.

Предмет, сравнительно-культурной психологии, опирающейся на etic подход, – изучение сходства и различий психологических переменных в различных культурах и этнических общностях.

Хотя в этом случае используются «объективные» методы (психологические тесты, стандартизованные интервью, контент-анализ содержания продуктов культуры – мифов, сказок, газетных публикаций), считающиеся свободными от влияния культуры, исследователи сталкиваются с большими трудностями при попытке избежать грубых субъективных ошибок. Многие культурантропологи крайне негативно относятся к сравнительно-культурным исследованиям, утверждая, что невозможно найти адекватные показатели для сравнения, так как каждая культура представляет собой замкнутый и уникальный мир. Но и сами психологи часто не удовлетворены результатами уже проведенных сравнительно-культурных исследований. По мнению М.

Коула, психологам трудно учитывать культуру потому, что психология разрывает единство культуры и психики, «выстраивая их во временном порядке: культура – это стимул, а психика – реакция» (Коул, 1997, с.361).

А Г. Триандис вообще считает, что в большинстве сравнительно-культурных исследований мы имеем дело с псевдо- etic подходом. Их авторы не могут освободиться от схем мышления своей культуры, а сконструированные ими категории вовсе не свободны от ее влияния. Как правило, специфика европейско-американской культуры «налагается» на феномены других культурных систем. Триандис приводит яркий пример псевдо- efic сравнения из обыденной жизни: ассоциация, возникающая у большинства европейцев на японское слово «гейша», – женщина легкого поведения. Но такое сравнение неправомерно, а найти подлинное etic значение понятия «гейша»

можно, только проанализировав культурно-специфичную ( emic ) роль гейши в японской культуре. В отечественной литературе есть много по добных описаний, приведем одно из них – из книги В. В. Овчинникова «Ветка сакуры»: «В буквальном переводе слово «гейша» означает «человек искусства». Гейша – это искусница; искусница развлекать мужчин, причем не только умением петь и танцевать, но и своей образованностью. Приравнивать гейш к продажным женщинам было бы так же неправомерно, как отождествлять с таковыми актрис вообще....В своем парике и гриме гейша воспринимается скорее как ожившая кукла, чем как живой человек. Турист, который воображает, что увидит в танцах гейш что-то пикантное, глубоко заблуждается. Рисунок их очень строг, почти лишен женственности, потому что танцы эти ведут свою родословную из старинного театра Ноо. Иногда гейши поют вместе с гостями, иногда играют в невинные застольные игры.

Все это время они не забывают подливать мужчинам пива, сакэ, шутят с ними, а главное смеются их шуткам. На этом какой-либо контакт кончается»

(Овчинников, 1971, с. 146-147).

Итак, при знакомстве с японской культурой выясняется, что гейши, развлекая клиентов, декламируют стихи, танцуют, играют на музыкальных инструментах. Лучшими считаются не самые молодые и красивые, а более опытные и талантливые. Поняв это, можно найти более точную аналогию в европейской культуре. По мнению Триандиса, люди, выполнявшие те же функции, – шуты, развлекавшие гостей и хозяев при дворах европейских феодалов в средние века. А значит, подлинно etic будет сравнение гейши не с проституткой, а с шутом (см. Триандис, 1994).

Так и в психологических сравнительно-культурных исследованиях, выделив универсальные ( etic ) категории, необходимо проанализировать их с помощью специфичных для каждой культуры ( emic ) методов и только затем сравнивать, используя etic подход. Такое комбинированное исследование требует совместных усилий психологов и этнологов, а, следовательно, создания междисциплинарной этнопсихологии. Пока единой науки не существует, хотя и наметилось сближение специалистов в двух областях. Как писал в 20-е гг. нашего столетия выдающийся российский этнопсихолог Г. Г.

Шпет (1996), эта наука располагает необъятным материалом, но отличается большой неясностью в определении своих задач и в установлении собственного предмета. К сожалению, мало что изменилось и в наши дни.

Пока единой науки не существует, хотя и наметилось сближение позиций культур-антропологов и психологов.

Но если иметь в виду будущее этнопсихологии, ее специфику можно обозначить как изучение систематических связей между психологическими и культурными переменными при сравнении этнических общностей.

Давая такое определение, мы не совсем правы, так как забываем о третьей, стоящей несколько особняком, ветви этнопсихологии – психологии межэтнических отношений. А в современном мире, в социальном контексте непрекращающихся межэтнических конфликтов именно этот раздел этнопсихологии требует к себе самого пристального внимания.

Особое положение психологии межэтнических отношений связано с тем, что три раздела этнопсихологии в разной степени связаны с одной из родительских дисциплин – психологией. Психологическая антропология только использует психологические понятия и методы, следовательно, связана с ней косвенно. Сравнительно-культурные исследования проводятся в рамках разных отраслей психологии: общая психология изучает особенности восприятия, памяти, мышления у разных народов;

индустриальная психология – проблемы организации труда и управления;

возрастная психология – методы воспитания детей. Особое место занимает социальная психология, так как сравнению подвергаются не только закономерности поведения индивидов, обусловленные их включенностью в этнические общности, но и психологические характеристики самих этих общностей.

Что касается психологии межэтнических отношений, то она является составной частью социальной психологии и косвенно связана с культурантропологией. Зато кроме психологии у нее есть еще одна «родительская»

дисциплина – социология. Это проистекает из-за маргинальности проблемы межгрупповых отношений, ее сильной включенности в систему социологических знаний (см. Андреева, 1996).

Еще раз подчеркнем, что именно эта ветвь этнопсихологии должна привлечь к себе особое внимание психологов в связи с обострением межэтнической напряженности на территории бывшего СССР, именно она включена в социальную и политическую проблематику общества. В существующем социальном контексте не только специалисты-этнопсихологи, но и педагоги, социальные работники, представители многих других профессий по мере сил должны способствовать оптимизации межэтнических отношений, хотя бы на бытовом уровне. Но помощь психолога или педагога будет действенной, если он не только разбирается в механизмах межгрупповых отношений, но и опирается на знание психологических различий между представителями разных этносов и их связей с культурными, социальными, экономическими, экологическими переменными на уровне общества. Только выявив психологические особенности взаимодействующих этносов, которые могут мешать налаживанию отношений между ними, специалист-практик может выполнить свою конечную задачу – предложить психологические способы их урегулирования.

ЛИТЕРАТУРА

Агеев В. С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. С. 103-117.

Андреева Г. М. Социальная психология. М.: Аспект Пресс, 1996. С.151-171.

Гумилев Л. Н. Этносфера: История людей и история природы. М.: Экопрос, 1993. С. 39-56, 285-298.

Mud M. Культура и мир детства. М.: Наука, 1988. С. 6-87.

Пименов В. В. Этнология: предметная область, социальные функции, понятийный аппарат // Этнология / Под ред. Г. Е. Маркова, В. В. Пименова.

М.: Наука, 1994. С. 5-14. В США эту науку чаще всего называют просто антропологией, а специалиста в данной области – антропологом, но мы будем использовать термины «этнолог» или «культурантрополог», тем более, что в русском языке термином «антропология» обычно обозначается физическая антропология. В emic подходе гипотезы невозможны, так как у исследователя существует «установка на возможность столкновения в любое мгновение с новой, еще не зарегистрированной формой человеческого поведения» (Мид, 1988, с. 8).

Этнопсихология (от греч. ethnos — племя, народ) — междисциплинарная отрасль знания, изучающая этнические особенности психики людей, национальный характер, закономерности формирования и функции национального самосознания, этнических стереотипов и т. д. Создание специальной дисциплины, — «психологии народов» было провозглашено уже в 1860 г. М. Лацарусом и Х. Штейнталем, которые трактовали «народный дух» как особое, замкнутое образование, выражающее психическое сходство индивидов, принадлежащих к определенной нации, и одновременно как их самосознание; содержание его должно быть раскрыто путем сравнительного изучения языка, мифологии, морали и культуры. В начале XX в. эти идеи получили развитие и частичную реализацию в «психологии народов» В. Вундта. В дальнейшем в США этнопсихология практически отождествляется с неофрейдистской теорией (см.

Неофрейдизм), пытавшейся вывести свойства национального характера из так называемой «базовой», или «модальной», личности, которая в свою очередь ассоциировалась с типичными для данной культуры методами воспитания детей. Современная этнопсихология не представляет собой единого целого ни по тематике, ни по методам. В ней можно выделить ряд самостоятельных направлений: 1) сравнительные исследования этнических особенностей психофизиологии, когнитивных процессов, памяти, эмоций, речи и т. д., которые теоретически и методически составляют неотъемлемую часть соответствующих разделов общей и социальной психологии; 2) культурологические исследования, направленные на уяснение особенностей символического мира и ценностных ориентаций народной культуры;

неразрывно связанные с соответствующими разделами этнографии, фольклористики, искусствознания и т. п.; 3) исследования этнического сознания и самосознания, заимствующие понятийный аппарат и методы из соответствующих разделов социальной психологии, изучающих социальные установки, межгрупповые отношения и т. д.; 4) исследования этнических особенностей социализации детей, понятийный аппарат и методы которых ближе всего к социологии и детской психологии. Поскольку свойства национальной культуры и свойства составляющих этнос (этническую общность) индивидов не тождественны, между культурологическими и психологическими исследованиями этнопсихологии всегда существуют определенные расхождения. В современных условиях особое внимание в этнопсихологии уделяется изучению психологических причин этнических конфликтов, нахождению эффективных путей их разрешения, а также выявлению истоков роста национального самосознания, развития его в разных социальных и национальных средах.

Эффективность деятельности группы Эффективность деятельности группы (от лат. effectivus — дающий определенный результат, действенный) — отношение достигнутого результата (по тому или иному критерию) к максимально достижимому или заранее запланированному результату. Эффективность деятельности группы может быть определена только в том случае, если будут четко выделены количественные или качественные критерии как основания для сравнения достигнутого и запланированного результата и единицы измерения результатов. Учитывая множественность факторов, влияющих на эффективность деятельности группы, исследователи, как правило, ограничивают число критериев, по к-рым проводится оценка эффективности.

Выделяются два универсальных критерия: 1) продуктивность (чаще всего экономическая, выражаемая в единицах продукции, соотнесенных с затратами на ее производство) и 2) удовлетворенность (трудом, принадлежностью к группе и т. д.), понимаемая как психологическое состояние, вызванное соотношением определенных притязаний субъекта трудовой деятельности (см. Уровень притязаний) и возможностью их осуществления. Помимо этого критерия выделяется множество других социально-психологических критериев, с помощью которых пытаются учесть социальные и психологические аспекты эффективности деятельности группы (например, всестороннее развитие личности, бескорыстное и добросовестное отношение к труду, сплоченность и уровень управляемости коллектива, ценностные ориентации и нормы, величина и состав группы, психологический климат в коллективе и т. д.). Сложность определения эффективности деятельности группы по этим критериям заключается в трудностях выделения единиц их измерения и разработки измерительных процедур. Понятие эффективности деятельности группы следует отличать от понятия «результативность». Если принимаемые для оценки эффективности критерии могут быть количественно измерены, то можно говорить о результативности как синониме эффективности. Если же в качестве критериев добавляются психологические критерии, не поддающиеся количественному измерению, то понятие «результативность» не может применяться как синоним понятия «эффективность».

Проблемы психологической адаптации "Культура, включая язык, является первичной человеческой адаптацией.

Культура состоит из производных опыта, более или менее организованного, выученного и вновь созданного индивидами, составляющими популяции, и интерпретации значений, передаваемого от прошлого поколения, от современников или формируемого самим индивидом. Это, прежде всего, касается природы культуры. Изучение культуры или культур, и их отражение в индивидах и популяции является основной задачей антропологии, "[1] писал современный психологический антрополог Теодор Шварц. В этом разделе мы рассмотрим ряд концепций адаптации и культуру как адаптационной механизм.

В культурной экологии (некоторых проблем которой мы коснемся в этом разделе) "процесс адаптации рассматривается на двух уровнях: В-первых, изучается способ адаптации культурной системы к ее целостному внешнему окружению; во-вторых, исследуется способ, посредством которого институции данной культуры адаптируются друг к другу ".[2]. В отличие от культурных экологов нас будет интересовать психологический аспект адаптации на обоих выделенных здесь уровнях. Первый из них дает возможность понять временную (вертикальную) динамику культурной традиции, а второй ее горизонтальный срез, то есть распределение культуры на социальном уровне.

Что касается школы психологической антропологии, то она рассматривала проблему адаптации, прежде всего с точки зрения адаптации личности к обществу, к своему социальному окружению.

Процесс психологической адаптации общества к окружающей среде до сих пор изучен слабо, и поэтому этнопсихология самостоятельно разработала соответствующую теоретическую базу.

При всех трансформациях жизни этноса, при любой смене инвариантов культурной традиции, присущей тому или иному этносу, неизменной остается "центральная зона " его культуры. До тех пор пока эта "центральная зона " не разрушена, этнос сохраняет свою идентичность, каковы бы ни были внешние формы выражения этой идентичности. Поэтому относительно вертикального (временного) среза процесса адаптации мы можем сказать, что элементы культуры кристаллизуются вокруг ее "центральной зоны " сообразно условиям, задаваемым культурно-политическим окружением. Этот процесс мы можем наблюдать, например, при смене идеологий, принятых в том или ином обществе. Причем смена идеологии имеет свои закономерности и вызывается необходимостью выражения культурной традиции на новом языке, соответствующем настоящему социальнополитичеcкому состоянию этноса.

Более сложно объяснить процесс адаптации в горизонтальном срезе. Здесь мы должны ответить на два вопроса: каково, содержание "центральной зоны " и каким образом она в каждый данный момент обеспечивает то распределение культуры, которое дает возможность этносу жить. Таким образом, мы, по существу, встаем перед проблемой взаимоотношения культуры и природы (в самом широком смысле слова).

Начнем с отношения природы к культуре. Как можно представить себе функцию культуры как психологического адаптивного механизма? Культура должна дать человеку возможность определить себя в мире и дать ему такой образ мира, в котором он мог бы действовать, некий бессознательный комплекс представлений упорядоченную и сбалансированную схему космоса, обеспечивающую возможность человеческой активность в мире, индивидуальной для каждого этноса. По нашему представлению, первичны в этой схеме элементы, относящиеся к способу и условиям действия человека в мире. Дать определение такой схеме и является одной из задач нашего исследования.

Теперь об отношении культуры к природе. Сформированная на основе данной схемы картина мира, присущая тому или иному этносу, должна быть устойчивой, то есть не рассыпаться при соприкосновении с реальностью, и, следовательно, в этническом бессознательном должны быть заложены определенные защитные механизмы, поддерживающие внутреннюю целостность этнической картины мира, подобно тому, как индивидуальны защитные механизмы сохраняют целостность психики отдельного человека.

Концептуальное обоснование характера взаимоотношения культуры и природы представляется нелегким делом, поскольку, рассматривая отношение природы к культуре, мы должны описать новый подход к проблеме этнического бессознательного, а рассматривая отношение культуры к природе, корректно перенести уже хорошо разработанную в психоанализе теорию функционирования защитных механизмов психики индивида в сферу коллективной психологии.

Проблемы психологической адаптации Thedore Schwartz. Anthropology and Psychology. In: New direction in Psychological Anthropology. Theodor Schwartz, Geoffry M. White, Сatherine A.

Lutz (eds.) Cambridge: Cambridge University Press, 1994, pp. 324 325.

[2] Aceves J. B. and Hing H. G. Cultural Anthropology. New York: General Learning Press, 1978.

ЭТНОПСИХОЛОГИЯ – междисциплинарная отрасль знания, изучающая этнокультурные особенности психики людей, психологические характеристики этносов, а также психологические аспекты межэтнических отношений.

Сам термин этнопсихология не является общепринятым в мировой науке, многие ученые предпочитают называть себя исследователями в области «психологии народов», «психологической антропологии», «сравнительнокультурной психологии» и т.п.

Наличие нескольких терминов для обозначения этнопсихологии связано именно с тем, что она представляет собой междисциплинарную отрасль знания. В состав ее «близких и дальних родственников» включают многие научные дисциплины: социологию, лингвистику, биологию, экологию и т.д.

Что касается «родительских дисциплин» этнопсихологии, то, с одной стороны, это наука, которая в разных странах называется этнологией, социальной или культурной антропологией, а с другой – психология.

Немного истории. Первые крупицы этнопсихологических знаний содержат труды античных авторов – философов и историков: Геродота, Гиппократа, Тацита, Плиния Старшего, Страбона. Так, древнегреческий врач и основатель медицинской географии Гиппократ отмечал влияние окружающей среды на формирование психологических особенностей людей и выдвинул общее положение, согласно которому все различия между народами, в том числе их поведение и нравы, связаны с природой и климатом.

Первые попытки сделать народы предметом психологических наблюдений были предприняты в 18 в. Так, французские просветители ввели понятие «дух народа» и пытались решить проблему его обусловленности географическими факторами. Идея народного духа проникла и в немецкую философию и историю 18 в. Один из ее виднейших представителей, И.Г.Гердер, рассматривал дух народа не как нечто бесплотное. Он практически не разделял понятия «душа народа» и «народный характер» и утверждал, что душу народа можно познать через его чувства, речи, дела, т.е.

необходимо изучать всю его жизнь. Но на первое место он ставил устное народное творчество, считая, что именно мир фантазии отражает народный характер.

Свой вклад в развитие знаний о характере народов внесли и английский философ Д.Юм, и великие немецкие мыслители И.Кант и Г.Гегель. Все они не только высказывались по поводу факторов, влияющих на дух народов, но и предлагали «психологические портреты» некоторых из них.

Развитие этнографии, психологии и языкознания привело в середине 19 в. к зарождению этнопсихологии как самостоятельной науки. Создание новой дисциплины – психологии народов – было провозглашено в 1859 немецкими учеными М.Лацарусом и Х.Штейнталем. Необходимость развития этой науки, входящей в состав психологии, они объясняли потребностью исследовать законы душевной жизни не только отдельных индивидов, но и целых народов (этнических общностей в современном понимании), в которых люди действуют «как некоторое единство». Все индивиды одного народа имеют «сходные чувства, склонности, желания», все они обладают одним и тем же народным духом, который немецкие мыслители понимали как психическое сходство индивидов, принадлежащих к определенному народу, и одновременно как их самосознание.

Идеи Лацаруса и Штейнталя сразу же нашли отклик в научных кругах многонациональной Российской империи, а в 1870-х и в России была предпринята попытка «встроить» этнопсихологию в психологию. Идеи эти возникли у правоведа, историка и философа К.Д.Кавелина, который высказал мысль о возможности «объективного» метода изучения народной психологии по продуктам духовной деятельности – памятникам культуры, обычаям, фольклору, верованиям.

Рубеж 19–20 вв. отмечен появлением целостной этнопсихологической концепции немецкого психолога В.Вундта, посвятившего двадцать лет жизни написанию десятитомной Психологии народов. Вундт проводил основополагающую для социальной психологии мысль, что совместная жизнь индивидов и их взаимодействие между собой порождают новые явления со своеобразными законами, которые хотя и не противоречат законам индивидуального сознания, но не содержатся в них. А в качестве этих новых явлений, иными словами, в качестве содержания души народа, им рассматривались общие представления, чувства и стремления многих индивидов. По мнению Вундта, общие представления многих индивидов проявляются в языке, мифах и обычаях, которые и должны изучаться психологией народов.

Еще одна попытка создания этнической психологии, причем именно под этим названием, была предпринята российским мыслителем Г.Г.Шпетом.

Полемизируя с Вундтом, по мнению которого продукты духовной культуры есть психологические продукты, Шпет утверждал, что в самом по себе культурно-историческом содержании народной жизни нет ничего психологического. Психологично другое – отношение к продуктам культуры, к смыслу культурных явлений. Шпет полагал, что язык, мифы, нравы, религия, наука вызывают у носителей культуры определенные переживания, «отклики» на происходящее перед их глазами, умами и сердцем. Согласно концепции Шпета, этническая психология должна выявлять типические коллективные переживания, иными словами, отвечать на вопросы: Что народ любит? Чего боится? Чему поклоняется?

Идеи Лацаруса и Штейнталя, Кавелина, Вундта, Шпета остались на уровне объяснительных схем, которые не были реализованы в конкретных психологических исследованиях. Но идеи первых этнопсихологов о связях культуры с внутренним миром человека были подхвачены другой наукой – культурной антропологией.

Три ветви этнопсихологии. В результате разобщенности исследователей к концу 19 в. сформировались две этнопсихологии: этнологическая, которую в наши дни чаще всего называют психологической антропологией, и психологическая, для обозначения которой используют термин кросскультурная (или сравнительно-культурная) психология. Решая одни и те же проблемы, этнологи и психологи подходят к ним с разными концептуальными схемами.

Различия в двух исследовательских подходах можно постичь, используя старую философскую оппозицию понимания и объяснения или современные понятия emic и etic. Эти не переводимые на русский язык термины образованы американским лингвистом К.Пайком по аналогии с фонетикой, изучающей звуки, имеющиеся во всех языках, и фонемикой, изучающей звуки, специфичные для одного языка. В дальнейшем во всех гуманитарных науках, в том числе и в этнопсихологии emic стали называть культурноспецифичный подход, стремящийся понять явления, а etic – универсалистский, объясняющий изучаемые явления подход.

Основными особенностями emic подхода в этнопсихологии являются:

изучение психологических особенностей носителей одной культуры со стремлением их понять; использование специфичных для культуры единиц анализа и терминов; постепенное раскрытие изучаемого явления, а, следовательно, невозможность гипотез; необходимость перестройки образа мыслей и повседневных привычек, поскольку изучение любых процессов и явлений, будь то личность или способы социализации детей, осуществляется с точки зрения участника (изнутри группы); установка на возможность столкновения с новой для исследователя формой человеческого поведения.

Предметом психологической антропологии, опирающейся на emic подход, является изучение того, как индивид действует, мыслит, чувствует в данном культурном окружении. Это вовсе не означает, что культуры не сравниваются между собой, но сравнения делаются лишь после их досконального изучения, проведенного, как правило, в полевых условиях.

В настоящее время главные достижения этнопсихологии связаны именно с этим подходом. Но он имеет и серьезные ограничения, так как существует опасность, что собственная культура исследователя окажется для него стандартом для сравнения. Всегда остается вопрос: может ли он столь глубоко погрузиться в чужую, часто очень отличающуюся от его собственной, культуру, чтобы понять особенности психики ее носителей и дать их безошибочное или хотя бы адекватное описание?

Основными особенностями etic-подхода, который характерен для кросскультурной психологии, можно считать: изучение психологической жизни индивидов двух или нескольких этносов со стремлением объяснить межкультурные различия и межкультурное сходство; использование единиц анализа, которые считаются свободными от влияния культуры; занятие исследователем позиции внешнего наблюдателя со стремлением дистанцироваться от изучаемых этносов; предварительное конструирование психологом структуры исследования и категорий для ее описания, выдвижение гипотез.

Предмет кросс-культурной психологии, опирающейся на etic-подход, – изучение сходства и различий психологических переменных в различных культурах и этнических общностях. Кросс-культурные исследования проводятся в рамках разных отраслей психологии: общая психология изучает особенности восприятия, памяти, мышления; индустриальная психология – проблемы организации труда и управления; возрастная психология – методы воспитания детей у разных народов. Особое место занимает социальная психология, так как сравнению подвергаются не только закономерности поведения людей, обусловленные их включенностью в этнические общности, но и психологические характеристики самих этих общностей.

Наиболее очевидная из стоящих перед кросс-культурной психологией задач – проверка универсальности существующих психологических теорий. Этой задаче было дано название «перенос и проверка», так как исследователи стремятся перенести свои гипотезы на все новые этнические группы, чтобы проверить, подтверждаются ли они во многих (а желательно, во всех) культурных контекстах. Предполагается, что лишь решив эту задачу, можно придти к конечной цели – попытаться собрать и интегрировать результаты и обобщить их в подлинно универсальной психологии.

Невозможно перечислить все моменты, влияющие на надежность результатов кросс-культурных исследований. Особенно опасно, если в работах этнопсихологов проявляются тенденции этноцентризма, когда стандарты своей культуры используются в качестве универсальных. Как отмечает канадский психолог Дж. Берри, достаточно часто этноцентризм в сравнительно-культурных исследованиях можно обнаружить при выборе предмета исследования без учета особенностей одной из изучаемых культур.

Например, на Западе, как правило, изучается содержание общения, тогда как для восточных культур не менее важен контекст, в котором оно протекает.

Американский этнопсихолог Г.Триандис считает, что в большинстве кросскультурных исследований мы имеем дело с псевдо-etic подходом, поскольку их авторы не могут освободиться от стереотипов мышления своей культуры.

Как правило, специфика западной культуры «налагается» на феномены других культурных систем. Для достижения надежности кросс-культурных исследований необходимо сначала выделить универсальные (etic) явления и процессы, затем проанализировать их с помощью специфичных для каждой культуры (emic) методов и, наконец, сравнивать, используя etic подход.

Такое комбинированное исследование требует совместных усилий психологов и этнологов, а, следовательно, создания междисциплинарной этнопсихологии. Но хотя и наметилось сближение психологической антропологии и кросс-культурной психологии, пока этнопсихология не представляет собой единого целого.

Стремясь к развитию единой этнопсихологии, не следует забывать и о третьей ее ветви – психологии межэтнических отношений, находящейся на стыке социальной психологии и социологии. В наши дни в социальном контексте роста межэтнической напряженности и непрекращающихся межэтнических конфликтов как в мире в целом, так и в России именно эта ветвь этнопсихологии требует к себе самого пристального внимания. Не только специалисты-этнопсихологи, но и педагоги, социальные работники, представители других профессий должны способствовать оптимизации межэтнических отношений хотя бы на бытовом уровне. Но помощь психолога или педагога будет действенной, если он не только разбирается в механизмах межгрупповых отношений, но и опирается на знание психологических различий между представителями разных этносов и их связей с культурными, социальными, экономическими, экологическими переменными на уровне общества. Только выявив психологические особенности взаимодействующих этносов, которые могут мешать в налаживании отношений между ними, специалист-практик может выполнить свою конечную задачу – предложить психологические способы их урегулирования.

Татьяна Стефаненко

ЛИТЕРАТУРА

Triandis H.C. Culture and social behavior. N.Y. etc., «McGraw-Hill», Шпет Г.Г. Введение в этническую психологию. – В кн.: Психология социального бытия. М., «Институт практической психологии»; Воронеж, Вундт В. Проблемы психологии народов. – В кн.: Преступная толпа. М., Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросс-культурную психологию. М., Berry J.W., Poortinga Y.H., Segall M.H., Dasen P.R. Cross-cultural psychology:

Research and applications. Cambridge etc., «Cambridge University Press», Психология и культура. Под ред. Д. Мацумото. СПб, «Питер», Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. 3-е изд. М., «Аспект Пресс», 2004.

Каждый человек чувствует опасность, исходящую извне. Мир, который "во зле лежит", пробуждает ощущение тревоги. Чтобы действовать в нем, человек должен, прежде всего, определить конкретные источники внешней опасности. Скажем, лес опасен не вообще как бесформенный зеленый массив беспорядочно растущих деревьев, кустов и травы, а потому что в нем живут хищные звери, ядовитые насекомые, потому что в нем можно заблудиться. Если предпринять меры предосторожности, то по лесу можно ходить и собирать грибы. Для этого нужно знать во-первых, что в лесу является источником опасности, во-вторых, чего нельзя делать, чтобы не вызвать эту опасность на себя, в-третьих, что надо сделать, чтобы ее преодолеть? Сказанное относится и к миру в целом. Если окружающую действительность не рационализировать, то в ней невозможно осмысленно действовать. Посредством этой рационализации человек добивается того, что ощущение тревожности трансформируется в определенные образы, которые концентрируют в себе враждебность. Одновременно вырабатываются представления об образе действия человека в мире, который бы был направлен на избежание и преодоление опасности.

Мир большой, а человек маленький. Чтобы человек мог сделать шаг вперед, он должен быть уверен в себе. Чтобы зайти далеко в незнакомый лес, человек должен либо иметь компас, по которому он сможет ориентироваться, либо помнить народные приметы, либо обладать необыкновенной интуицией, либо быть уверенным, что на его ауканье кто-нибудь откликнется. Либо что-то еще в этом роде.

Таким образом, чтобы приступить к действию, человек должен иметь хотя бы смутное представление о том, при каких обстоятельствах это действие осуществимо. Кто он такой, что может его совершить, какими качествами он должен для этого обладать (какие качества себе приписывать), в каких отношениях он должен находиться с другими людьми, нуждается ли он в их помощи, или он способен помочь себе сам, могут ли оказать ему помощь другие, каким образом возможно совместное действие и какими качествами должен обладать коллектив людей (состоящий из все тех же беспомощных и малосильных индивидов), чтобы решиться на действие?

Ответы, которые этническая культура дает на эти вопросы — это та призма, сквозь которую человек смотрит на мир, в котором должен действовать. Основные парадигмы, определяющие возможность и условия действия человека в мире, вокруг которых выстраивается в его сознании вся структура бытия. В этом, прежде всего, и состоит защитная функция этнической культуры, являющаяся наиболее значимой из всех ее функций. Благодаря ей человек получает такой образ окружающего, в котором все элементы мироздания структурированы и соотнесены с самим человеком, так что каждое человеческое действие является компонентом общей структуры.

Но что здесь интересно, совокупность представлений о способе и характере действия человека в мире вовсе не похожа на какую-либо связанную мифологему мира. Ведь представления эти не субстанциональны, то есть касаются не самих по себе объектов мироздания. Они операциональны, относятся к образу действия человека по отношению к объектам мироздания.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Ассоциация финно-угорских университетов NH Collegium Fenno-Ugricum О. А. СЕРГЕЕВ Словарь терминов по биологии на марийском языке для общеобразовательных школ Сыктывкар – Ижевск – Йошкар-Ола – Саранск – Бадачоньтомай 2011 Марий термин Руш термин Терминын значенийже Terminologia scholaris * Школьная терминология Главный редактор серии Янош Пустаи Redigit Jnos Pusztay Редакционный совет: М. С. Федина, Л. П. Федорова, Э. В. Гусева, А. В. Родняков 2 Марий термин Руш термин Терминын значенийже...»

«В.Я. Александров Трудные годы советской биологии: Записки современника. СПб.: Изд. Наука, 1993 г. К ЧИТАТЕЛЮ Задачи предисловий бывают разные. Чаще всего автор стремится объяснить, почему он затратил время и труд на создание своего произведения. Этим он одновременно и оправдывается перед читателем, затратившим время и труд на его прочтение. Что побудило меня на восьмидесятом году жизни, когда времени впереди осталось так мало, а недоделанного по научной работе так много, отвлечься от нее и...»

«Санкт-Петербургский государственный университет биолого-почвенный факультет кафедра ихтиологии и гидробиологии МАТЕРИАЛЫ XI научного семинара Чтения памяти К.М.Дерюгина Санкт-Петербург 2009 Санкт-Петербургский государственный университет биолого-почвенный факультет кафедра ихтиологии и гидробиологии МАТЕРИАЛЫ XI научного семинара Чтения памяти К.М.Дерюгина Санкт-Петербург 2009 1 В сборнике приведены материалы 11-го ежегодного научного семинара Чтения памяти К.М. Дерюгина, который прошел на...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА РФ УЛЬЯНОВСКИЙ ФИЛИАЛ ФГУП РОСЛЕСИНФОРГ ЛЕСОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ РЕГЛАМЕНТ СУРСКОГО ЛЕСНИЧЕСТВА МИНИСТЕРСТВА ЛЕСНОГО ХОЗЯЙСТВА, ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ И ЭКОЛОГИИ УЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ Директор Р.М. Гареев Главный инженер Н.И. Старков Ульяновск 2012 г. 3 СОДЕРЖАНИЕ № Раздел Наименование страницы Введение Глава 1 Общие сведения Краткая характеристика лесничества 1.1. Распределение территории лесничества по муниципальным 1.2. образованиям Размещение лесничества 1.3....»

«Труды БГУ 2013, том 8, часть 1    Обзоры  УДК 577.15+572.22 БАКТЕРИАЛЬНЫЕ -ГАЛАКТОЗИДАЗЫ: БИОХИМИЧЕСКОЕ И ГЕНЕТИЧЕСКОЕ РАЗНООБРАЗИЕ А.А. Костеневич, Л.И. Сапунова Институт микробиологии НАН Беларуси, Минск, Республика Беларусь e-mail: A.Kastsianevich@gmail.com -Галактозидаза (лактаза, -галактозид-галактогидралаза, КФ 3.2.1.23) относится к классу гидролаз, которые действуют на О-гликозильные соединения и отщепляют концевой нередуцированный остаток -D-галактозы в -галактозидах, включая лактозу,с...»

«МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПРОЕКТ ТАСИС ПО СОХРАНЕНИЮ БИОРАЗНООБРАЗИЯ ЗАПАДНОГО ТЯНЬ-ШАНЯ Р.Н.Ионов, Э.Дж.Шукуров ОЦЕНКА ОСНОВНЫХ ЭКОСИСТЕМ ЗАПАДНОГО ТЯНЬ-ШАНЯ Бишкек – 2003 West Tien Shan is one of the main ecological regions of the world, being a nature area with high concentration of flora and fauna species and integrity of natural landscapes and ecological systems. The main territories for biodiversity conservation are four nature reserves: SaryChelek and Besh-Aral (Kyrgyzstan), Chatkal...»

«Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение Автор: средняя общеобразовательная школа № 2 Маслак Екатерина Николаевна – с углублённым изучением отдельных предметов учитель биологии высшей категории п. Восточный Омутнинского района Кировской области МКОУ СОШ №2 с УИОП п. Восточный Омутнинского района (пособие для учеников 9 - 11 класса) 2 п. Восточный – 2013 СОДЕРЖАНИЕ Дорогой друг! У тебя в руках сборник задач по генетике. Подготовка к решению задач по генетике стр. 5 Задачи по теме...»

«1 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА УКРАИНЫ ТАВРИЧЕСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. В.И.ВЕРНАДСКОГО Географический факультет ЛЕТОПИСЬ КАФЕДРЫ ГЕОЭКОЛОГИИ 2010-2011 учебный год Симферополь - 2011 Летопись кафедры геоэкологии ТНУ: 2010-2011 годы 2 Предисловие В прошедшем 2010-2011 учебном году кафедра геоэкологии продолжала совершенствовать свою преподавательскую работу и научно-исследовательскую деятельность. Учебный год был насыщен самыми разными интересными событиями....»

«Вестник Томского государственного университета. Биология. 2012. № 4 (20). С. 77–92 УДК 582.28.581.5 И.А. Горбунова, Е.Г. Зибзеев Центральный сибирский ботанический сад СО РАН (г. Новосибирск) ЭКОЛОГО-ЦЕНОТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ И ПОяСНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ МАКРОМИЦЕТОВ ИВАНОВСКОГО хРЕБТА (РУДНЫЙ АЛТАЙ) Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект № 10-04-01025-a). Изучена июльская биота макромицетов Ивановского хребта (Рудный Алтай). Обследованы различные растительные сообщества лесного и...»

«Управление образования и науки Белгородской области Государственное образовательное учреждение дополнительного образования детей Белгородский областной детский эколого-биологический центр Опытническая и исследовательская работа на учебно-опытном участке (в помощь заведующим учебно-опытными участками) Составитель: Боброва О.Ф., заведующая информационнометодическим отделом ГОУ ДОД Белгородский областной детский эколого-биологический центр Белгород, 2007 г. 1 2 Литература: Содержание: 1. Носов В....»

«А.Е. Баталов, В.И. Корепанов, Е.В. Кочерина Л.В. Пучнина, Е.А. Рай, А.М. Рыков С.Ю. Рыкова, С.В. Торхов, Е.Ю. Чуракова Редкие виды растений, животных и грибов лесных экосистем Архангельской области и рекомендации по их охране Архангельск 2005 Настоящее издание содержит информацию о биологии и экологии редких видов растений, животных и грибов лесных экосистем Архангельской области и рекомендации по их охране. Сборник предназначен для органов управления лесным хозяйством, надзора в сфере...»

«Розы (Серия Мое увлечение) Автор: Теорина Александра Ивановна Автор выражает глубокую благодарность Ю. Беловой, А. Дерюгиной, Е. Котовой, И. Слободской, Т. Шеканян, ООО Грандифлора за любезно предоставленные иллюстрации, а также Т. Желтовской за предоставленное описание созданных ею композиций миксбордеров с использованием роз. Розы /Александра Теорина. - Москва: ЗАО Фитон+, 2008. - 328 с.: ил. - (Серия Мое увлечение) Опытный и очень увлеченный розовод А.И. Теорина в своей книге Розы полно и...»

«УДК 599.322.2 СУРКИ ПАЛЕАРКТИКИ: БИОЛОГИЯ И УПРАВЛЕНИЕ ПОПУЛЯЦИЯМИ – Тез. докл. III Международного (VII) Совещания по суркам стран СНГ (Россия, г.Бузулук, 6-10 сентября 1999 г.). – М.: 1999, с. В сборнике публикуются материалы, представленные на III Международном (VII) Совещании по суркам стран СНГ по различным аспектам биологии, охраны и рационального использования сурков Палеарктики. Рассматриваются вопросы экологии, этологии, систематики, дается оценка состояния популяций и ресурсов сурков....»

«ВСЕМИРНЫЙ ФОНД ПРИРОДЫ УДК 91.504 № госрегистрации 01201280731 Инв. № 02201358172 УТВЕРЖДАЮ Директор кандидат биологических наук, академик РАЕН И. Е. Честин 29 апреля 2013 г. ОТЧЕТ О НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЕ В рамках федеральной целевой программы Научные и научно-педагогические кадры инновационной России на 2009-2013 годы Шифр заявки 2012-1.2.2-12-000-1009-014 Соглашение на предоставление гранта от 17 августа 2012 г. № 14.U02.21. по теме: ВОЗДЕЙСТВИЕ НА ПРИРОДНЫЕ КОМПЛЕКСЫ ОСТРОВА ВАЙГАЧ...»

«Муниципальное учреждение дополнительного образования детей Центр детско-юношеского туризма Космос Методическая разработка занятия по теме ОХРАНЯЕМЫЕ ТЕРРИТОРИИ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ Выполнила: Подобряева Л.М., учитель биологии высшей категории педагог дополнительного образования Челябинск, 2006 Тема: Особо охраняемые территории Челябинской области. Цель: Познакомить учащихся с типами охраняемых территорий Челябинской области (заповедник, заказник, национальный парк, памятник природы). Дать...»

«2014 2013 Генная инженерия Клеточная биология Молекулярная медицина О компании Компания Евроген – российская инновационная биотехнологическая компания, основанная в 2000 г. Основные направления деятельности – научные исследования, разработка новых технологий и продуктов, выполнение заказов в области молекулярной биологии, биотехнологии и генной инженерии. Научно-прикладные исследования и работа над проектами ведутся в современном научном центре ИБХ РАН, оборудованном всем необходимым для...»

«ПРИЧИНЫ ДИЗЪЮНКЦИЙ АРЕАЛОВ РАСТЕНИЙ В САМАРСКО-УЛЬЯНОВСКОМ ПОВОЛЖЬЕ (В ПОРЯДКЕ ДИСКУССИИ) С.А. Сенатор, С.В. Саксонов Институт экологии Волжского бассейна РАН, г. Тольятти stsenator@yandex.ru Ранее нами (Сенатор, Саксонов, 2009) была предпринята попытка выявить во флоре Самарско-Ульяновского Поволжья виды сосудистых растений, имеющие явные дизъюнкции в ареалах. Был предложен список из 37 видов и проведен ботаникогеографический анализ. Однако в этой публикации не был затронут вопрос о причинах...»

«1977 1. Сергеев М.Г., Дубатолов В.В. Элементы зоогеографического анализа чешуекрылых в горах Юго-Восточного Казахстана // Материалы Всесоюзной научной студенческой конференции. Биология / Новосибирский государственный университет. Новосибирск, 1977. С. 23Сергеев М.Г. Сравнительная характеристика фауны и населения саранчовых остепненных ландшафтов Дальнего Востока СССР // Материалы Всесоюзной научной студенческой конференции. Биология / Новосибирский государственный университет. Новосибирск,...»

«Вестник МГТУ, том 15, №4, 2012 г. стр.739-748 УДК 551.46 (268.41) К оценке океанологической изученности Баренцева и Белого морей С.Л. Дженюк Мурманский морской биологический институт КНЦ РАН Аннотация. Дана характеристика современного уровня знаний об океанологических характеристиках и показателях состояния экосистем Баренцева и Белого морей. Предложен методический подход к оценке изученности океанологического и гидробиологического режима, основанный на статистическом описании исследуемых...»

«СОСТОЯНИЕ БЕНТОСА И КОРМОВОЙ БАЗЫ В РАЙОНАХ ПИТАНИЯ ОХОТСКО-КОРЕЙСКОЙ ПОПУЛЯЦИИ СЕРОГО КИТА В 2006 ГОДУ В.И. ФАДЕЕВ ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ МОРЯ ДВО РАН ВЛАДИВОСТОК [e-mail: vfadeev@mail.primorye.ru] Научно-исследовательское судно Академик Опарин, сентябрь 2006 г. (Фото Ю.М. Яковлева) ВЛАДИВОСТОК 2007 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ МОРЯ УТВЕРЖДАЮ Директор Института биологии моря ДВО РАН, академик РАН _А.В.Адрианов ОТЧЕТ О НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЕ СОСТОЯНИЕ...»





Загрузка...



 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.