WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Москва – 2003 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 1 Долговое финансирование государственных расходов 1.1 Обоснование долгового финансирования 1.2 В долгах как в шелках 1.3 Финансовые ...»

-- [ Страница 1 ] --

Б.И.АЛЕХИН

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДОЛГ

Москва – 2003

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

1 Долговое финансирование государственных расходов

1.1 Обоснование долгового финансирования

1.2 «В долгах как в шелках»

1.3 Финансовые последствия государственных заимствований

2 Экономические последствия бюджетного дефицита

2.1 Точка зрения большинства

2.2 Рикардианская эквивалентность

3 «Подкопы» под общепринятое определение бюджетного дефицита

3.1 «Дефицит хуже, чем мы думаем»

3.2 «Дефицит не существует»

3.3 «Дефицит ничего не значит» - межпоколенческий учет

4 Управление государственным долгом

4.1 Цели управления

4.2 Средства досижения целей

4.3 Административный ресурс

5 Рынок государственного долга

5.1 Первичные дилеры – партнеры государства

5.2 Поле деятельности первичных дилеров

6 Ценные бумаги государства

6.1 Облигации с реальным доходом

6.2 Облигации с отделенными купонами

6.3 Сберегательные облигации

6.4 Предложение в целом

р

ТАБЛИЦЫ

Таблица 1. Валовой государственный долг1, % к ВВП

Таблица 2. Профицит (+), дефицит (-) государственного бюджета, % к ВВП

Таблица 3. Бюджетное ограничение правительства, уровень процента и экономический рост

Таблица 4. Процентные расходы при разных объемах эмиссии облигаций

Таблица 5. Процентные расходы при разных объемах эмиссии облигаций до и после смещение кривой доходности

Таблица 6. Эмиссионный календарь казначейства США.................. Таблица 7. Ориентиры для размера канадских эталонных выпусков, млрд. кан. долл.

Таблица 8. Анализ чувствительности бюджета к колебаниям процентных ставок в 2000-01 ф.г.

Таблица 9. Сравнение методов выкупа

Таблица 10. Некоторые страны, где существует «офис управления долгом»

Таблица 11. Первичные дилеры в Северной Америке и Европейском Союзе





Таблица 12. Методы размещения торгуемых государственных ценных бумаг в Северной Америке и Европейском союзе........ Таблица 13. Полнота рынка государственных ценных бумаг......... Таблица 14. Структурное сходство рынков долга правительств США и Канады

Таблица 15. Роль междилерских брокеров на рынке государственных ценных бумаг

Таблица 16. Типы рынка государственных ценных бумаг в некоторых европейских странах (Д – дилерский, А – аукционноагентский)

Таблица 17. Государства, выпускающие индексированные облигации

Таблица 18. Выплаты по номинальной и индексированной облигации, долл. США

Таблица 19. Коэффициенты корреляции дневных колебаний доходности за 13 февраля 1997 г. – 25 сентября 2000 г.............. Таблица 20. Коэффициенты корреляции месячных колебаний доходности за март 1997 г. – август 2000 г.

Таблица 21. Среднерыночная доходность ценных бумаг правительства Канады, %

Таблица 22. Стрипинг в США, млн. долл. США

Таблица 23. Доходность невзаимозаменимых стрипов 22 июля г., %

р Таблица 24. Полугодовой цикл доходности облигаций серии ЕЕ/Е

Таблица 25. Государственный долг США, Канады и Германии по видам ценных бумаг, %

Таблица 26. Интервалы сроков до погашения

Таблица 27. Характеристики некоторых государственных ценных бумаг США, декабрь 1987 г.– сентябрь 1999 г.*

Таблица 28. Профицит объединенного бюджета правительства США и чистый выпуск ценных бумаг, млн. долл. США*

Таблица 29. Профицит объединенного бюджета правительства Канады и чистый выпуск ценных бумаг, млн. кан. долл............ Таблица 30. Торгуемый государственный долг США на 30 сентября 2000 г., млрд. долл. США

Таблица 31. Спрэд между bid и ask для канадских казначейских векселей, в базисных пунктах

Введение С начала 80-х годов ХХ в. долговое финансирование государственных расходов стало обычным делом для большинства стран-участниц Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). В результате государственный долг этих стран, т.е. накопленный бюджетный дефицит, достиг беспрецедентного уровня. Остальной мир последовал примеру Запада, что обострило глобальную нехватку фондов и вызвало рост реальных процентных ставок на мировом рынке капитала.

Там, где доля долга в ВВП была наибольшей, руки правительства оказались связанными, ибо процентные расходы поглощали львиную долю бюджета и одно только удержание долга на прежнем уровне вело к дефициту. Необходимость рефинансировать значительную часть долга также «подставляла» бюджет под процентный риск. А заимствования в иностранной валюте источали риск девальвации национальной валюты.

В то же время, если брать для сравнения 60-е годы, экономические показатели заметно ухудшились. Средства массовой информации и экономисты винили в этом правительства, щеголявшие «в долгах как в шелках». В частности, бюджетный дефицит объявлялся причиной замедленного экономического роста (несмотря на высокие реальные процентные ставки, сбережения уходили в государственные ценные бумаги, а не в накопление капитала), повышенной макроэкономической нестабильности (инфляция была в разгаре) и утечки национального богатства за границу (через крупный и постоянный дефицит по текущим операциям иностранцы овладевали всей большей долей ВВП).





В данном пособии обсуждаются основные экономические вопросы, касающиеся государственного долга. Мы не пытались обозреть объемистую литературу по экономике долга. Скорее, это обзор того, что экономисты знают (или думают, что знают) об экономических последствиях долгового финансирования государственных расходов.

Причем, точки зрения на этот важнейший вопрос излагаются в весьма агностической манере.

расходов 1.1 Обоснование долгового финансирования Дефицит бюджета возникает, когда налоговых поступлений не хватает для финансирования государственных расходов. Выясним, почему государство предпочитает занимать деньги, а не повышать налоги, чтобы покрыть дефицит.

1.1.1 Политико-экономические причины Налогообложение и заимствование – это способы перевода ресурсов из частного сектора в государственный. Но в глазах избирателей это очень разные способы. Платить налоги избиратели обязаны, а давать правительству взаймы – нет. Налогообложение – это вынужденная передача ресурсов в государственный сектор, а покупка ГЦБ – добровольная. Соответственно, рост налогов воспринимается как государственное насилие, а рост долга – как результат взаимовыгодной сделки государства с населением. С политической и социальной точек зрения, рост налогов опаснее роста долга.

То, что выбор между этими способами перевода ресурсов не является политически и социально нейтральным, говорит о себе в разных формах.

Общество вероятнее всего проголосуют против проекта, узнав, что правительство намерено профинансировать его путем повышения налогов, а не выпуска ГЦБ. И тогда правящие политики могут потерять голоса избирателей. Люди также охотно голосуют за слишком низкие налоги, полагая, что правительство поставляет товары и услуги коллективного пользования, и бесплатный сыр можно получить не только в мышеловке.

Долговое финансирование имеет более низкую политическую цену еще и по другой причине. Избиратели находятся в плену фискальной иллюзии.

Они переоценивают текущие выгоды и недооценивают будущее бремя налогов. Политики могут сводить бюджет с чрезмерным дефицитом, чтобы повысить вероятность своего переизбрания, полагая, что избиратели не накажут их за это из-за фискальной иллюзии.

1.1.2 Парадигма о сглаживании налогов Налоги искажают выбор между видами деятельности. Пропорциональные налоги, например, подоходные, подобно клину входят между стоимостью для общества и стоимостью для человека той деятельности, доход от которой ими облагается. В результате многие виды деятельности не так развиты, как хотелось бы обществу. Эта недоразвитость называется невосполнимыми потерями от налогов. Кроме того, уклонение от уплаты налогов масштабнее при высоких ставкам, чем при низких, а значит, и ресурсов теряется больше. Способность взимать налоги (собираемость налогов) снижается с ростом ставок. Налоги ослабляют стимулы к труду.

Все это именуется искажающим эффектом налогообложения.

Парадигма о сглаживании налогов гласит, что их ставки должны быть относительно постоянными во времени, ибо искажающий эффект нарастает быстрее, чем ставки. Для данной текущей стоимости будущих налогов стабильный приток денег от налогоплательщиков не так сильно искажает нашу деятельность, как приток, генерируемый то высокими, то низкими ставками налогов. Поэтому бюджетный дефицит должен служить буффером от шоков для государственных расходов (например, природных катастроф) и налоговых поступлений (например, рецессий).

Если искажающий эффект растет быстрее ставок, то налоговая политика оптимальна тогда, когда правительство сглаживает ставки во времени.

Минимизация этого эффекта требует таких ставок, которые покрывают государственные расходы в среднем. Как только появляется новая информация о способности правительства собирать налоги в будущем, она должна быть немедленно использована для сглаживания. А временные шоки должны амортизироваться займами. Когда шок – временный (экономика затем возвращается на прежний уровень), правительство занимает деньги, чтобы отдать их после шока. И уровень налогообложения остается прежним. Другими словами, бюджетный дефицит меняется во времени, чтобы не менялись ставки.

Когда шок – постоянный, правительство теряет способность занимать «против» шока, поскольку шок меняет текущую стоимость всех будущих налогов. В этом случае долговой портфель правительства становится буффером от шока. В отличие от временных шоков, обычно возникающих со стороны спроса, постоянные шоки чаще возникают со стороны предложения. Они вызывают падение выпуска и рост цен, что уменьшает реальную стоимость краткосрочного долга. Иначе говоря, когда способность правительства платить по своим бумагам низка, долговой Barro, Robert. “On the Determination of Public Debt,” Journal of Political Economy, October 1979, 87, pp.

940-971.

портфель должен иметь низкую стоимость, и наоборот. Это позволяет не менять ставок налогов. 1.1.3 Ссылка на неполный рынок Только ГЦБ снабжены государственной гарантией возврата денег инвесторам в том смысле, что только государство может напечатать деньги или повысить налоги для выполнения своих обязательств перед инвесторами. Поэтому ГЦБ являются эталоном безрисковой доходности для ценных бумаг прочих эмитентов. Их наличие облегчает определение подлинной цены капитала и тем самым эффективное распределение капитала между его потребителями. Безрисковость ГЦБ критически важна для инвесторов вроде государственных фондов социального страхования, центральных банков и частных кредитных организаций. ГЦБ являются важным компонентом большинства диверсифицированных портфелей ценных бумаг. Кроме того, спот-рынок ГЦБ лежит в основе репо-рынка, рынка фьючерсов на сделки с ГЦБ, рынку процентных и валютных свопов.

Таким образом, государственные заимствования обосновываются необходимостью иметь полный финансовый рынок.

1.1.4 «Золотое правило» государственных финансов Государственные расходы делятся на текущие и капитальные. С 30-х годов ХХ в. экономисты считают это деление самым важным в структуре государственного бюджета. Текущими называются расходы на государственное потребление. Это зарплата работников бюджетной сферы, расходы на покупку товаров и услуг для государственных нужд.

Государственные капитальные расходы или инвестиции – это расходы на оказание услуг обществу. Есть и более строгое определение. Капитальные расходы – это расходы на приобретение вновь произведенных активов, являющиеся часть валовых инвестиций в текущем периоде.

Деление государственных расходов на текущие и капитальные связано с попытками отдельных политиков и бюрократов пресечь бюджетное «разгильдяйство», сделать бюджетный процесс прозрачным и установить границы фискальной ответственности различных частей правительства.

Центральная идея – финансировать текущие расходы за счет налогов, а капитальные за счет заимствований. Тогда получается два бюджета – текущий и капитальный.

Bohn, Henning. “Tax Smoothing with Financial Instruments,” American Economic Review, December 1990, 80(5), pp. 1217-1230.

Капитальный бюджет определяется по-разному в разных странах, но в общем доходная его часть складывается из выручка от продажи государственного имущества, налогов на частный капитал и - что, собственно, является сутью такого бюджета - заемных средств и амортизации государственных активов. Заемные средства – это выручка от продажи государственных облигаций и кредиты государству по прямым договорам с кредиторами. А расходуется капитальный бюджет на покупку активов, произведенных в текущем периоде. Это могут быть реальные и финансовые активы. Последние представляют из себя ценные бумаги частного сектора и остального мира, а также государственные кредиты по прямым договорам с заемщиками.

Главная общепринятая характеристика капитального бюджета – это использование заемных средств для покупки активов, обеспечивающее неизменность чистой стоимости государства. В 30-х годах заимствования ради накопления активов считались приемлемыми. Рост обязательств компенсировался ростом активов, и чистые активы (активы минус обязательства) не менялась. Но когда заемные средства использовались «разгильдяйствующим» правительством для покрытия текущих расходов, чистые активы сокращались. И если цель – не менять или даже наращивать чистые активы, то необходимо было разделить расходы на те, что создавали активы, и те, что не создавали их. Поскольку капитальные расходы означали равное и сбалансированное увеличение активов, постольку бюджетный дефицит (профицит) ассоциировался единственно с состоянием счета текущих операций.

Приравнивание заимствований к активо-создающим расходам было взято из практики коммерческих организаций. Основной способ для фирмы максимизировать свою прибыль – это использовать поступления для покрытия не только текущих расходов, но и расходов, представляющих потребление капитала. Положительный остаток на счете текущих операций отражает способность фирмы наращивать чистые активы и служит индикатором рентабельности.

Использование этого способа государством чревато сложными техническими и философскими проблемами. С технической точки зрения, коммерциализация государства означает, что должны амортизироваться все его активы. Амортизация означала бы громадные затраты труда и времени ради сомнительных выгод для населения. Даже в странах с двойным бюджетом государственные активы не амортизируются. Более того, они используются как многоцелевые и, будучи неторгуемым, нерыночным общественным благом, лишены рыночной стоимости. С философской точки зрения, утверждается, что накопление активов низводит государство с положения провайдера социальных услуг на более низкий уровень и в любом случае не оправдывает заимствований.

Решения, затрагивающие подконтрольные государству ресурсы, принимаются на основании более широких соображений, чем сохранение его чистых активов.

Несмотря на ограниченность аналогии с коммерческим сектором, раздвоение государственного бюджета на текущий и капитальный стало популярным в 30-х годах, так как оно помогало выйти из экономической депрессии и добиться политических компромиссов.

Несколько соображений делают двойной бюджет привлекательным по сравнению с унитарным. Двойной бюджет четко отделяет текущие расходы от капитальных, «персонифицирует» заимствования и области использования заемных средств, дает информацию о фактическом формировании капитала в государственном секторе. В частности, создаваемые в рамках капитального бюджета активы генерируют доход, достаточный для выплаты процентов по ГЦБ и иным обязательствам, а их ликвидация приносит средства для погашения основной суммы долга. Тем самым долг становится предельно ликвидным и независимым от малоподвижной налоговой системы (при условии, что для государственных активов существует ликвидный рынок).

Двойной бюджет заставляет чиновников сравнивать различные источники дохода, признавать нехватку капитала и необходимость распределения инвестиций между конкурирующими проектами на основе их рентабельности. Капитальный бюджет позволяет лучше распределить ответственность между блоками правительства. За пропагандой двойного бюджета скрывается убеждение в то, что текущие расходы должны покрываться за счет налогов, а профицит текущего бюджета вместе с заемными средствами нужно использовать для финансирования капитальных расходов.

У идеи двойного бюджета нашлись многочисленные поклонники, главным образом в развивающихся странах. В этих странах из-за слабости частного сектора государство активно инвестирует в реальный сектор и финансовые активы. Стремление ответственных бюрократов держать свое инвестиционное «хозяйство» в порядке, отделять его от текущих операций подводит к выделению капитального бюджета. Через капитальный бюджет проводятся и финансовые потоки, связанные с иностранной помощью. Во многих развивающихся странах двойной бюджет считают предпочтительным.

Двойной бюджет практикуется в разных вариантах - как бюджет периодический и бюджет единовременный, бюджет ординарный и бюджет экстраординарный, бюджет доходов и бюджет капитальный, бюджет текущий и бюджет капитальный, бюджет текущий и бюджет инвестиций, бюджет над линией и бюджет под линией, юджет развития. В некоторых странах капитальный бюджет используется для отражения планов и программ развития. Его размеры и расходование напоминают о бюджете развития, хотя часть средств может и не идти на покупку активов.

На Западе к двойному бюджету относятся не столь единодушно.

Некоторые страны отказались от него ради аналитических достоинств системы национальных счетов, подпирающей унитарный бюджет. В Великобритании, наоборот, интерес к двойному бюджету чрезвычайно возрос. Тамошнее казначейство пришло к следующим неутешительным выводам:

• В прошлом инициативы в области фискальной политики были экономическими интересами • «Золотое правило» - занимать, чтобы инвестировать - не соблюдалось ни в одном деловом цикле с начала 70-х годов • В последнем деловом цикле текущие расходы превысили текущие доходы на более чем 1% ВВП, что является нарушением «золотого правила» и означает рост финансовой нагрузки на будущие • Даже с учетом приватизации государственные инвестиции оказались ниже минимального исторического и международного • Слишком часто фактическая фискальная позиция оказывалась слабее запланированной.

По мнению казначейства, предыдущие подходы к фискальному менеджменту были лишены прозрачности и не придавали большого значения делению расходов на текущие и капитальные. В результате фискальные решения неточно отражали вклад будущих покалений в финансирование нынешних текущих расходов; глубоко укоренилось пренебрежение к капитальным расходам; поощрялись сокращения капитальных, а не текущих расходов; структурные дефициты не выявлялись достаточно быстро, чтобы можно было избежать существенных потерь.

Более разумный подход должен, по мнению казначейства, обеспечить прозрачность, подотчетность, осмотрительность и стабильность, установить четкую границу между текущими и капитальными расходами как в общем, так и в ведомственных планах расходов, возвысить долгосрочное планирование над краткосрочным, а результаты – над затратами. После 1997 г. новый фискальный режим развивался в следующем направлении:

• «Золотое правило» учитывает неодинаковую экономическую природу текущих и капитальных расходов, и государственный сектор поощряется к наилучшему использованию его нынешних • Продекларировав два фискальных правила – «золотое правило» и неизменность государственного долга в разумной пропорции к ВВП, правительство подходит к управления общественными финансами осмотрительно, подстраиваясь под деловой цикл и делая осторожные допущения.

Почему правительство вернулось к идее двойного бюджета, разрабатывая правила фискального «поведения»? «Золотое правило» поддерживает принцип справедливого распределения финансового бремени между поколениями: будущие поколения не должны оплачивать текущие расходы, приносящих пользу только нынешнему поколению. Наоборот, инвестиции сегодня принесут пользу и нынешнему, и следующим поколениям. И потому последние должны их частично финансировать. Это не означает, что капитальные расходы автоматически лучше текущих. У каждых есть своя роль. Те и другие должны приносить пользу налогоплательщикам. «Золотое правило» конституирует неодинаковую экономическую сущность текущих и капитальных расходов. И правительство обязано инвестировать в том объеме, который требуется экономике и необходим для поддержания государственных активов в хорошем состоянии. Невыполнение этого долга затрудняет предоставление услуг обществу, подрывает эффективность британского бизнеса и негативно сказывается на других аспектах жизни британцев. Короче говоря, недостаточный уровень государственных инвестиций подрывает функционирование экономики в долгосрочном плане.

Чистые государственные инвестиции – это показатель, используемый в «золотом правиле». Они включают государственные инвестиции в физические активы и гранты на частные капитальные расходы и исключают амортизацию государственных активов.

«Золотое правило» означает, что если в рамках делового цикла расходы превысят доходы и потребуется сократить расходы, то статьи для сокращения будут искать в текущих расходах. Определение текущего баланса в связи «золотым правилом» очень похоже на концепцию, заложенную в системе национальных счетов. Единственное существенное отличие состояло в том, что в определении текущего баланса амортизационные отчисления относятся к текущим расходам. Но после публикации системы европейских национальных счетов исчезло и это отличие.

«Золотое правило» хорошо просматривается в германском фискальном менеджменте. Согласно германской конституции (статья 115), заимствования и предоставление гарантий, которые могут вызвать бюджетные расходы в будущем, должны оформляться федеральным законом в виде конкретной суммы. Заимствования не должны превышать предусмотренных бюджетом капитальных расходов. Исключения из этого правила возможны только тогда, когда деньги нужны для предотвращения внутренней экономической дестабилизации. Разрешение на заимствования включается в федеральный закон о бюджете, принимаемый Бундестагом.

Разрешение на дополнительные заимствования оформляется дополнением к этому закону.

Таким образом, германская конституция разрешает тратить заемные средства только на государственные инвестиции (а не на государственное потребление), но оставляет государству возможность использовать эти средства в контексте антициклической политики, т.е. занимать больше, чем требуется для финансирования инвестиций, чтобы оставалось еще и на борьбу с рецессиями.

В США капитальный бюджет считают полезным (и в бюджетной классификации он прописан), но на федеральном уровне действует принцип совокупного покрытия. Все расходы покрываются всеми доходами независимо от того, текущие это расходы или капитальные.

Доминирует озабоченность текущим оттоком денег из казны, и мало внимания уделяется государственным активам.

Это прямой и простой подход, позволяющий контролировать операции правительственных органов. Но он порождает три проблемы, снижающие качество фискальных решений. Во-первых, озабоченность текущими финансовыми потоками может вести к занижению реальной цены федеральных расходов. Выбранная программа требует минимум денег сейчас, но долгосрочные потери для казны будут значительны. Во-вторых, выгоды от крупных инвестиционных проектов плохо прорабатываются в процессе принятия фискальных решений. В-третьих, игнорируя тот факт, что бюджетные трансакции могут сокращать чистые активы государства и представлять из себя фискальные уловки ради контроля за бюджетным дефицитом. Короче говоря, нынешняя система дефективна с точки зрения разработки политики. Она отбивает охоту к государственным инвестициям, выставляет фискальное положение государства в ложном свете и потворствует ухищрениям в фискальном менеджменте.

Тогда почему в США не аплодируют двойному бюджету? Капитальные траты (и только они) оказались бы в капитальном бюджете, а остальные (плюс амортизация государственного капитала) – в оперативном бюджете.

В центре внимание чиновников оказались бы чистые активы, а не дефицит.

Выручка от продажи активов не считалась бы доходом, а инвестиции не стояли бы на одной доске с зарплатой бюджетников. Чиновникам приходилось бы тщательно подсчитывать долгосрочные последствия инвестиций для казны, поскольку капитальный бюджет более прозрачен и более открыт для проверки инвестиционных проектов. Последние отбирались бы не по силе лобирующих их ведомств, а по балансу собственных плюсов и минусов.

Одно возражение против двойного бюджета – трудно отделить капитальные расходы от прочих (в Великобритании с этим справляются).

Мол, государство – это не фирма, использующая общепринятые бухгалтерские принципы и регулярно проверяемая независимыми аудиторами. Фирму делить расходы на капитальные и прочие вынуждает рынок, и он проверяет, насколько это деление рационально. Государство делить расходы на какие-то группы вынуждают политики, и это деление не тестируется рынком. Многие опасаются, что капитальный бюджет будет засорен политически выгодными проектами.

Второе возражение – чистые активы государства не могут служить мерилом его общественной «рентабельности». Как говорится в одном официальном документе Офиса менеджмента и бюджета администрации президента США, «подлинная чистая стоимость федерального правительства основана на силе американской экономики, а не на тех физических и финансовых активах, что принадлежат правительству. В большинстве своем федеральные физические активы – оборонные объекты, общественные сооружения, национальные парки и леса – держатся как публичные трасты, а не ради прибыли. Главный финансовый актив правительства, не доступный никакому частному бизнесу, - это способность взимать налоги. Аналогичным образом, главное обязательство правительства – защищать нацию и обеспечивать общее благополучие – не имеет аналога в частном секторе».3 Если на федеральном уровне в центре внимания фискальных менеджеров находится баланс доходов и расходов (а не чистые активы), то бюджет штатов и иных субфедеральных Handbook of Debt Management. Ed. By Gerald J. Miller. Rutgers University at Newark, Newark, New Jersey, 1996, p. 613.

образований подчинен «золотому правило» в том смысле, что он не может быть дефицитным.

В России концепция двойного бюджета практически не обсуждается.4 В бюджетной классификации есть экономическая группировка, где расходы делятся на текущие и капитальные (такие, как вложения в основные фонды, создание запасов, покупка земли), но действует принцип совокупного покрытия расходов. Ближе к этой концепции стоят муниципальные финансы. Федеральный Закон «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг» даже запрещает использовать средства от продажи облигаций для финансирования текущих операций; финансировать можно только инвестиционные проекты. 1.2 «В долгах как в шелках»

1.2.1 Государственный долг в цифрах Прежде чем США, Канада, Германия и многие другие развитые страны вступили в эпоху фискального благоденствия, они годами сводили свой бюджет с растущим дефицитом. Хроническая нехватка средств вынуждала наращивать долг. Германия проявляла большую сдержанность, чем США и Канаде. Но в 90-х годах и она «прибавила обороты» (видимо, из-за экономических проблем воссоединения), догнав США по доле долга в ВВП (таблица 1).

Таблица 1. Валовой государственный долг1, % к ВВП Под давлением левой думской оппозиции единожды был принят бюджет развития.

Принят 29 июля 1998 г. под номером 136-ФЗ.

Без учета активов государства. Источник: OECD Economic Outlook, N (June 2000).

Для рынка государственных ценных бумаг (ГЦБ) 80-е и первая половина 90-годов были периодом бурного расцвета, превращения в гигантскую воронку, увлекающую деньги со всего мира в казну нескольких ведущих государств. Долг ложился все более тяжким грузом на производительный потенциал экономики, и его обслуживание превращалось во все более серьезную проблему. Кредиторы, наблюдая за этой нездоровой тенденцией, требовали компенсации за риск. И получали ее: доходность ГЦБ росла, и процентные платежи составляли растущую долю государственных расходов. А ведь эти платежи – наименее контролируемая и предсказуемая статья государственных расходов, так как они зависят от величины прошлых заимствований и процентных ставок.

Никакое правительство, начиная заимствовать, не думает о стабилизации долга. Меры принимаются, когда долг достигает некоей опасной черты, за которой кредиторы начинают сомневаться в платежеспособности должника. Страны, не умеющие управлять долгом, срываются в бездну долгового кризиса. США, Канада и Германия относятся к числу тех немногих стран, которые умеют это делать и считаются эффективными заемщиками. В США и Канаде перелом наступил в 1996 г., когда впервые за долгое время доля долга в ВВП сократилась. Но в Германии этот показатель продолжал расти и во второй половине 90-х годов.

Первопричиной сокращения долговой нагрузки на экономику (не только США и Канады, но и многих европейских стран) явилось улучшение фискальной позиции государства. В Северной Америке с 1992 г.

бюджетные дефициты непрерывно сокращались и 1997-98 гг. сменились профицитами. Фискальное положение германского правительства также укрепилось (таблица 2). По прогнозу ОЭСР, эта тенденция сохранится до 2002 г.

Таблица 2. Профицит (+), дефицит (-) государственного бюджета, % к ВВП Прогноз. Источник: OECD Economic Outlook. Preliminary Edition, November 2000, p. 68.

Бюджетный офис конгресса (БОК) США предсказывает, что при сохранении нынешней политики и использовании объединенного профицита на погашение долга последний упадет к 2011 г. до фантастически низкой отметки – 5% ВВП6. Канаде тоже предсказывают значительное снижение долговой нагрузки в ближайшие годы. Доля долга в ВНП в 2001 г. составит 54%, а в 2006 г. – 40%. 1.2.2 Бюджетное ограничение правительства Для государства, пытающегося стабилизировать долговую нагрузку на экономику, связь между данными таблиц 1 и 5 выражается следующим равенством:

где Дефицит – отношение бюджетного дефицита к номинальному ВВП, Темп – темп роста номинального ВВП, Долг – отношение долга к номинальному ВВП.

Congressional Budget Office. The Budget and Economic Outlook: Fiscal Years 2002-2011, January 2001.

Department of Finance Canada. Debt Management Strategy 2001-2002, Ottawa 2001, p. 7.

Равенство (1) – это краткосрочное бюджетное ограничение правительства, стремящегося стабилизировать бремя долга. Краткосрочным оно называется потому, что арифметически связывает общие компоненты бюджета в пределах данного бюджетного периода. Равенство (1) показывает, каким должен быть дефицит в данном году, чтобы при данном темпе экономического роста бремя долга не изменилась, или каким должен быть темп экономического роста, чтобы при данном дефиците бремя долга не изменилась.

Чтобы государственные финансы функционировали устойчиво, долг необходимо стабилизировать по отношению к той экономической базе, откуда государство черпает свои доходы. Чаще это ВВП (как в равенстве (1)). Государственные расходы можно разбить на следующие широкие группы:

• Непроцентные расходы: оплата товаров и услуг и трансферты • Процентные расходы: выплата процентов по ссудам и ГЦБ.

Государство финансирует расходы налогами и дефицитом (новыми заимствованиями). 8 Краткосрочное бюджетное ограничение правительства требует, чтобы в любом году разность между всеми расходами и налогами отражалась в долге. Государство может составлять различные комбинации налогов и дефицита, чтобы оплатить расходы. Эта «комбинаторика»

сказывается на фискальной позиции государства в будущем. Чем больше дефицит в текущем периоде, тем (при прочих равных условиях) больше долг к началу следующего периода и тем больше стоимость его обслуживания.

Комбинации налогов и дефицита обнаруживаются при объединении краткосрочного бюджетного ограничения с условием неизменности доли долга. Наступает момент, когда правительству, занявшему много денег, хочется, чтобы долг оставался неизменным по отношению к ВВП.

Усиливать долговую нагрузку опасно, но и специально ослаблять ее желания нет, так как придется увеличивать налоги и/или сокращать расходы.

В стране с растущей экономикой фискальная политика, нацеленная на выполнение этого условия, должна генерировать дефицит так, чтобы долг Чтобы упростить изложение, не учитывается сеньораж. В таких странах, как США, Канада и Германия он играет совсем небольшую роль в финансировании государственных расходов из-за своей способности генерировать инфляцию. Чем больше государство печатает денег, тем сильнее инфляция и тем меньше у граждан желания держать деньги. Инфляция – штраф за хранение денег. За какой-то чертой инфляция ведет к сокращению эмиссионного дохода, поскольку влияние ее на доход (налог) перевешивается отказом людей держать деньги (налоговая база).

рос тем же темпом, что и ВВП9. Во-вторых, степень негативного воздействия дефицита на фискальную позицию государства зависит в первую очередь от разности между номинальной ставкой процента и темпом роста номинального ВВП. Чем выше стоимость заимствования, тем больше весь долг. Объединив краткосрочное бюджетное ограничение с условием неизменности доли долга, получаем долгосрочное бюджетное ограничение:

где Ставка – номинальная ставка процента, Темп – темп роста номинального ВВП, Долг – государственный долг в абсолютном измерении, Непроцентные расходы – все расходы минус процентные платежи. Из равенства (2) следует, что когда ставка выше темпа, налоги должны превышать непроцентные расходы, т.е. бюджет необходимо сводить с первичным профицитом. Иначе не будет денег для обслуживания долга.

Когда ставка ниже темпа, бюджет можно сводить с первичным дефицитом в долгосрочном плане.

Чтобы иметь стабильную долю долга в ВВП при ставке ниже темпа, государство должно наращивать долг быстрее, чем нарастают проценты. В этом «счастливом» случае оно может занимать деньги, платить проценты по кредиту за счет нового долга и еще оставаться с деньгами, чтобы увеличить расходы или сократить налоги. Вывод из равенства (2) для растущего долга очевиден: когда ставка выше темпа, налоги должны расти по отношению к непроцентным расходам; когда ставка ниже темпа, налоги могут снижаться по отношению к непроцентным расходам.

Центральный банк, регулируя рост денежного предложения, влияет на инфляцию и тем самым на рост номинального ВВП. Тогда из равенства (2) напрашивается мысль: для получения «счастливого» случая можно Допустим, темп роста номинального ВВП равен 4,5% (2,5% - темп реального роста и 2% - инфляция).

Если бы фискальная политика Канады было нацелена на сохранение 60-процентной «квоты» долга в ВВП (1993 г.), то дефицит объединенного бюджета должен был бы составлять 2,7% ВВП (0,6 * 4,5%) или 19 млрд. кан. долл. в 1993 г. На деле он составил 49 млрд.

Налоги минус первичные расходы есть первичный дефицит (профицит). Объединяем краткосрочное бюджетное ограничение Дефицит = Темп * Долг + Непроцентные расходы – Налоги с равенством (1), получаем Темп * Долг = Ставка * Долг + Непроцентные расходы – Налоги и преобразуем в равенство (2).

«произвести» столько инфляции, сколько требуется, чтобы темп превышал ставку. Но такой результат центральному банку не по плечу. Инфляция повышает и темп, и ставку. Расчленив темп и ставку на реальное и инфляционное слагаемые, можно записать равенство (2) так, что инфляция исчезнет:

(Реальная ставка – Реальный темп) * Долг = Налоги – Непроцентные расходы (3) где Реальная ставка - номинальная ставка минус темп инфляции, Реальный темп – темп роста номинального ВВП минус темп инфляции.

Равенства (1), (2) и (3) описывают ситуацию, в которой долг составляет неизменную пропорцию номинального ВВП. Если они нарушаются, то меняется и эта пропорция. Следовательно, можно использовать равенства (1), (2) и (3) для анализа фискальной политики. Попробуем сделать это, используя канадскую статистику. Каковы причины, например, резкого повышения доли долга в 80-х годах?

В среднем за 60-е и 70-е годы реальная ставка в Канаде была ниже реального темпа, а в среднем за 80-е и 90-е годы – выше. Налоги и непроцентные расходы соответствовали условию неизменности доли долга в 60-х годах и не соответствовали в 80-х. Возвышение реальной ставки над реальным темпом в 80-х годах привело к удорожанию обслуживания долга. Стабилизировать долю долга можно было наращиванием налогов по отношению к непроцентным расходам. На деле же наращивались (по отношению к номинальному ВВП) и те, и другие, причем непроцентные расходы – быстрее. Опережающий рост непроцентных расходов почти всецело объясняется ростом трансфертов частному сектору. Так что хотя налоги увеличились, за вычетом трансфертов они уменьшились. Сочетание возросших непроцентных платежей с пониженными налогами за вычетом трансфертов пробивало в бюджете крупную брешь, что привело к утроению доли долга к концу 80-х годов.

Таблица 3. Бюджетное ограничение правительства, уровень процента и экономический рост минус реальный Данные за 1960 г. отсутствуют. 2 Из-за проблем с данными бухгалтерские тождества, заложенные в равенства (1), (2) и (3), не вполне соблюдаются.

Доходность 10-летней облигации правительства Канады минус дефлятор цен ВВП. Источник: Maklem, Tiff. “Some macroeconomic implications of rising levels of government debt”, Bank of Canada Review, Winter 1994-1995, p. 47.

А каковы причины падения доли долга в 90-х годах? В этот период реальная ставка превосходила реальный темп, что вело к росту процентных расходов. Стабилизировать долю долга можно было наращиванием налогов по отношению к непроцентным расходам.

Долгосрочные связи, заложенные в равенствах (1), (2) и (3), могут служит отправным пунктом в дискуссии о перспективах государственного долга, дефицита, налогов и расходов. Способность государства сохранять налоги и расходы на текущем уровне зависит от разности между реальной ставкой и реальным темпом. Если ставка меньше темпа, как это было в среднем за 60-е и 70-е годы, то доля долга может стабилизироваться без изменений налогов и расходов.

Однако, история и экономика учат, что такое стечение обстоятельств – исключение, а не правило. 50-е и 60-е годы были периодом необычайно быстрого роста производительности труда. Поэтому ВВП и рос быстрее затрат на обслуживание долга. В 70-х годах производительность росла не так быстро, но большинство развитых стран испытало неожиданный и резкий скачок цен. После периода сравнительно низкой и стабильной инфляции медленное приспособление инфляционных ожиданий к новым условиям объясняет очень низкие реальные ставки процента, имевшие место в первой половине этого десятилетия.

И с экономической точки зрения, преобладание темпа над ставкой в долгосрочном плане представляется невозможным. При темпе выше ставки можно занимать деньги, платить проценты из выручки от продажи дополнительной продукции и еще оставаться с деньгами. Каждый будет так поступать. Тогда спрос на кредит превысит предложение, и ставка возрастет. Спрос и предложение придут в равновесие, так как повышенная ставка принудит людей меньше занимать и больше сберегать. Если люди предпочтут текущее потребление будущему, то рыночные силы поднимут ставку над темпом, так как кредиторам придется доплачивать за их воздержание от текущего потребления. Тот же вывод подсказывает и связь экономики с демографией. Чем быстрее растет неселение, тем больше нужно вкладывать в реальный капитал, чтобы в расчете на душу населения этот капитал рос хотя бы тем же темпом. Рост инвестиций вызывает рост спроса на кредит, а с ним и рост реальных ставок процента. Те ставки, которые уравнивают в долгосрочном плане спрос на кредит с предложением, должны быть выше темпа роста населения при общем предпочтении текущего потребления. История и экономика учат, что авторам фискальной политики лучше исходить из пробладания реальной ставки процента над темпом роста реального ВВП.

Итак, бюджетное ограничение правительство позволяет сделать важные концептуальные замечения:

• Желаемый уровень государственных расходов должен находится в центре внимания правительства при определении фискальных результатов, хотя в публичных дебатах часто доминируют такие темы, как уровень налогообложения и снижение дефицитности бюджета. Не трудно видеть, что любой уровень налогообложения покажется слишком высоким, если расходы превышают социально желаемую величину. Ключевой вопрос – какие товары и услуги общество хотело бы получать от государства. Решив это вопрос, можно устанавливать общий уровень государственных расходов. А как профинансировать их, - вопрос вторичный.

• Структура государственных расходов важна для экономики.

Различные направления государственных расходов можно оправдывать по-разному. Содержать правительство, обеспечивать правопорядок не менее и не более легитимно, чем финансировать социальные программы или инвестиции в инфраструктуру.

Однако, следует ожидать, что разные статьи расходов будут оказывать неодинаковое воздействие на активность частного • Уровень налогообложения и структура налогов важны для экономики. Экономисты считают, что искажающие последствия налогов нарастают быстрее, чем ставки налогов. Отсюда большое экономическое значение уровня налогообложения. Более того, разные налоги по-разному сказываются на экономической марже и долгосрочном экономическом росте. Вот почему и «ассортимент»

налогов важен для активности частного сектора.

• Заимствования – не единственное средство финансирования государственных расходов. Следует иметь в виду и монетизацию долга. Но важнее то, что долг используется для финансирования расходов, не обеспеченных налоговыми поступлениями. Поэтому финансирования. Долговое финансирование может создать серьезные проблемы для правительства, но это неприятное свойство присуще и альтернативным средствам.

заимствований Из вышесказанного следует, что имеются хорошие экономические причины для бюджетного дефицита и его долгового финансирования. Но государственный долг (накопленный дефицит) часто воспринимается как бремя для национальной экономики, и, конечно, он может вызывать беспокойство по поводу краткосрочной финансовой состоятельности государства или долгосрочной устойчивости нынешней бюджетной политики.

Выше отмечалось, что наступает момент, когда правительству, занявшему много денег, хочется, чтобы долг оставался неизменным по отношению к ВВП. Но на каком уровне следует стабилизировать долговое бремя?

Можно ли говорить об оптимальном долге? «Вербальный» ответ на этот вопрос хорошо известен: «минимум затрат на требуемый экономический результат» (критерий оптимальной долговой политики, по Джеймсу Тобину) или «национальный долг оптимален по составу и размеру, когда предельная полезность каждого долгового инструмента становится пропорциональной его предельной стоимости» (Эрл Рольф). Долг имеет предельную полезность для государства (выполняет социальную функцию), когда государство предпочитает некий вариант монетарной стабильности и когда долг влияет на расходы по текущему выпуску продукции. Различные комбинации долговых инструментов имеет одну и ту же предельную полезность при разных издержках. Handbook of Debt Management, pp. 712, 737.

Правительства едины в том, что следует снижать стоимость обслуживания долга. Но они могут по-разному понимать «требуемый экономический результат», «предельную полезность» и «социальную функцию» долга.

Одни занимают, чтобы лучше прислуживать обществу, другие – чтобы «проедать» чужие деньги. По словам того же Рольфа, «остается открытым важнейший вопрос: как применить предложенный принцип (предельной полезности. – Б.А.). Задача далеко не простая. Фактически, ни одно правительство не надеется иметь долг точно такого размера и состава, который предписывается этим правилом». Рольфу вторят аналитики Генеральной счетной палаты США: «…единого мнения об оптимальной доле долга в экономике и темпе ее снижения нет.

История нашей нации показывает, что уровень долга меняется даже тогда, когда налицо консенсус о необходимости его снижения и общий прогресс на пути к этой цели»13. Рао Аягари и Эллен Макгреттен попытались рассчитать оптимальный уровень безрискового долга США и последствия отклонения от этого уровня для благополучия американцев. Получилось, что оптимальный уровень равен средней за послевоенный период доле долга в ВВП, т.е. 66%, а значит, последствия отклонения от него – нулевые. Поэтому «опасения насчет высокой доли долга в экономике США и, возможно, других стран необоснованы»14.

Некоторые другие страны все-таки устанавливают ориентиры для доли долга в ВВП, и когда эта доля достигает ориентира, характер фискальных решений меняется. Например, Великобритания, Австралия и Новая Зеландия пытаются определять достижение «разумной» долговой нагрузки как национальную цель. Новая Зеландия, в частности, использовала такую цель для обоснования ограничения расходов и достижения устойчивого профицита. Правительство пообещало, что как только цель будет достигнута, налоги сократятся. Цель была достигнула, и налоги сократились.

В среднем за 1980-99 гг. доля долга в ВВП G-7 составила около 64% (таблица 1). В Маастрихтском договоре записано, что долг стран-участниц Европейского союза не должен превышать 60% ВВП15. У Аягари и Handbook of Debt Management, p. 748.

U.S. General Accounting Office, Federal Debt: Answers to Frequently Asked Questions – an Update, May 1999, p. 52.

Aiyagari, S.Rao and McGrattan, Ellen. “The Optimum Quantity of Debt,” Federal Reserve Bank of Minneapolis, Staff Report 203, November 1997, p. 1.

Примерное равенство этих пропорций не случайно. Авторы договора взяли свои 60% из того же источника (ОЭСР). В среднем за 1975-1992 гг. получается как раз 60% (в 1992 г. Маастрихтский договор был передан на подпись) Макгреттен оптимальная долговая нагрузка для послевоенных США равна 66%. Возможно, за этой цифрой (60+) стоит что-то рациональное. С ней «считаются» даже в далеком от Европейского союза Израиле. Экономисты Банка Израиля Зви Герковиц и Мишель Строчински пишут: «В отличие от стран, подписавших Маастрихтский договор, Израиль не имеет формального ориентира для доли долга в выпуске. Однако, с 1990 г. в правительственных бюджетных публикациях (“Ykarei Hataksiv”) ставится задача снижения этой доли. Маастрихтские 60% упоминаются в бюджетных публикациях за 1997-2000 гг. как цель, которую важно достичь, и политики часто ссылаются на маастрихтскую директиву как на модель для имитации. Возможно, они считают, что маастрихтская директива получит широкое распространение и тогда репутация странаутсайдеров, а с ней и их экономика пострадает»16.

США и особенно Канада годами несли куда большую долговую нагрузку и никогда не давали кредиторам повода усомниться в своей платежеспособности. А Россия оказалась в дефолте при 50% (весь долг к октябрю 1997 г.). Видимо, лучше говорить о наличии у каждого правительства собственного представления об оптимальном долге.

Суверенные дефолты так редки, неожиданны и географически разнообразны, что вывести из них общую оптимальную цифру невозможно. Но долговая политика отдельного государства должна учитывать принцип предельной полезности, как учитывают его, скажем, при регулировании цен на электроэнергию – и той же целью.

правительства Вопрос о краткосрочной финансовой состоятельности правительства прямо связан с вопросом о способности правительства платит по своим текущим счетам, особенно, когда оно может занять достаточно денег, чтобы профинансировать свои расходы сверх налоговых поступлений.

Если правительство накопило такой долг, который кредиторы считают чрезмерным, то очень вероятен отрицательный ответ. Правительство не сможет занять достаточно денег. Раздраженные кредиторы не дадут. В менее экстремальном случае крупный долг делает правительство уязвимым от неожиданного падения доходов, например, вследствие экономических неурядиц или неожиданного роста расходов, например, после скачка процентных ставок.

В Израиле доля долга в ВВП снизилась со 128% в 1990 г. до 107% в 1997 г. и затем слегка подросла.

Hercowitz, Zvi and Strawczynski, Michel. “Public-Debt/Output Guidelines: The Case of Israel,” Bank of Israel, Discussion Paper Series 2000.03, May 2000, p. 2.

Проблема финансовой состоятельности, определенная таким манером, заключается в том, что правительство, не способное оплатить свои счета налогами и/или займами, может прибегнуть к денежной эмиссии, а последняя вызовет опасное инфляционной давление на экономику. Даже если денег не будет напечатано дополнительно, то согласно фискальной теории цен, чрезмерный долг вызовет такое давление. В обоих случаях реальное значение долга и процентов по нему падает. Инфляция сурово наказывает кредиторов правительства, а финансовый рынок быстро интернализует этот риск, повышая номинальные процентные ставки.

С точки зрения краткосрочной финансовой состоятельности, долг чрезмерен, если правительство печатает деньги для покрытия текущего дефицита или ставит вопрос о монетизации долга в скором будущем. В обоих случаях цена чрезмерных заимствований – макроэкономическая и политическая нестабильность, препятствующая долгосрочному росту.

Следует подчеркнуть, что чрезмерный, избыточный долг – понятие относительное. Долг может стать чрезмерным по отношению к тому залогу, которое государство способно предложить публике. Важна не абсолютная цифра, а отношение долга к ВВП. ВВП является мерилом всей экономики и потому дает наилучшее представление о налоговой базе государства. Собранные налоги и есть вносимый государством залог.

1.3.3 Долгосрочная устойчивость текущей бюджетной политики Более общим является вопрос о чрезмерном долге с точки зрения долгосрочной устойчивости текущей бюджетной политики. Заняв деньги в прошлом, правительство может выпускать новые ГЦБ на сумму прошлого долга и таким образом рефинансировать и даже наращивать его бесконечно. Вопрос в том, имеет ли рост долга предел. Необходимо понять, приближает ли текущая бюджетная политика то время, когда долг станет чрезмерным (по отношению к ВВП) и правительству придется сокращать расходы, монетизировать долг или даже объявлять дефолт.

Долгосрочная устойчивость текущей бюджетной политики определяется как требование возврата доли долга в ВНП к исходной цифре после временных отклонений от нее. В контексте равенства (2) это требование связано, во-первых, с эволюцией текущих расходов, трансфертов и налогового кодекса (как в первичном дефиците) и, во-вторых, с долей долга в ВВН, унаследованной из прошлого. Текущая бюджетная политика устойчива в долгосрочном плане, если:

• Текущая стоимость долга стремится к нулю в бесконечности или • Текущая стоимость первичных дефицитов равна исходной доле долга в ВВП со знаком «минус».

Из этих условий устойчивости следует, что правительство, начав с положительной доли долга в ВВП, должно сводить бюджет с первичным профицитом, чтобы держать эту долю на исходном уровне.

Как быстро долг может нарастать до того, как он станет чрезмерным? Если допустить, что выполняется условие динамической эффективности, т.е.

уровень процента выше темпа роста ВВП, тогда доля долга в ВВН не может расти быстрее разности между уровнем процента и темпом роста ВВП. В противном случае она не может расти быстрее, чем уровень процента.

С операционной точки зрения, выявить проблему с устойчивостью бюджетной политики можно, сопоставив текущий уровень налогообложения с устойчивым уровнем. Устойчивым является такой уровень, при котором желаемая доля долга в ВВП достигается в течение нескольких периодов. Положительная разность между устойчивым уровнем и текущим указывает на наличие проблемы с устойчивостью текущей бюджетной политики в долгосрочном плане: чтобы достичь желаемой доли долга требуется сократить расходы и/или поднять налоги.

2 Экономические последствия бюджетного дефицита Центральной темой дебатов по поводу государственного долга является его воздействие на экономику. Здесь сложились две парадигмы.

Стандартная парадигма гласит, что государственные заимствования очень плохо влияют на экономику (на макроуровне). Она стандартна в том смысле, что ее разделяет большинство экономистов и политиков.

Рикардианская парадигма гласит, что экономика безразлична к государственным заимствованиям.

2.1 Точка зрения большинства 2.1.1 Краткосрочный план: дефицит расширяет спрос на продукцию Допустим, правительство отменило 5-процентный налог с продаж при неизменных расходах. Возникший дефицит бюджета вызвал 5-процентный рост текущего располагаемого дохода и, возможно, рост пожизненного благосостояния людей. Стандартная парадигма гласит, что за этим ростом следует рост потребительских расходов и совокупного спроса (необязательно на 5%). В краткосрочном плане экономика – кейнсианская, так что рост совокупного спроса означает рост национального дохода. Изза «липких» заработков и цен или неточного восприятия реальности рост совокупного спроса сказывается на использовании факторов производства.

Этот кейнсианский взгляд служит обоснованием дефицитного финансирования расходов, когда экономику ожидает рецессия. Он же, однако, постулирует, что в долгосрочном плане экономика - классическая.

«Липкие» заработки и цены или неточное восприятие реальности, придающие значение совокупному спросу в краткосрочном плане, не так важны в долгосрочном плане. В этом случае фискальная политика влияет на национальный доход, лишь меняя предложение факторов производства.

Вот что происходит.

2.1.2 Дефицит и национальные сбережения Чтобы понять, как государственный долг влияет на экономику, следует вернуться в систему национальных счетов. В сумме сбережения из всех источников равны инвестициям по всем направлениям. Сбережения государства имеют знак «плюс», если доходы государства превышают его расходы, и знак «минус» в противоположном случае. В закрытой экономике национальное бухгалтерское тождество выглядит так:

Сбережения государства + Частные сбережения = Внутренние инвестиции В открытой экономике имеются сбережения и инвестиции зарубежного происхождения и предназначения. Здесь национальные сбережения могут не равняться внутренними инвестициям, и эта разность есть чистый экспорт товаров и услуг или его аналог по счету капитала – чистые прямые иностранные инвестиции:

Сбережения государства + Частные сбережения = Внутренние инвестиции + Чистый экспорт = Внутренние инвестиции + Чистые прямые иностранные инвестиции Из этих тождеств видно, что тревога по поводу бюджетного дефицита транслируется в тревогу по поводу низких национальных сбережений.

Действительно, дефицит может быть вычетом из национальных сбережений. В свою очередь низкие национальные сбережения ведут к низким внутренним инвестициям и/или сокращению международной инвестиционной позиции страны. Негативные последствия низких внутренних инвестиций для экономики очевидны, а сокращение международной инвестиционной позиции (внешнеторговый дефицит) означает рост зависимости от иностранного капитала. Импорт капитала представляет собой продажу государственных и частных интересов иностранцам и имеет тенденцию ограничивать национальный суверенитет и дестабилизировать курс национальной валюты. Все это указывает на наличие трехсторонней связи между низкими национальными сбережениями, бюджетным дефицитом и внешнеторговым дефицитом.

2.1.3 Долгосрочный план: дефицит вытесняет частные инвестиции Кейнсианская парадигма гласит, что государственные заимствования отвлекают сбережения от частных инвестиций и тем самым тормозят долгосрочный рост. Частные потребители – близорукие агенты, пребывающие в плену фискальной иллюзии или ограниченные ликвидностью. Поэтому они облагают большой склонностью к потреблению, c, текущего распологаемого (за вычетом налогов) дохода.

Если правительство снижает налоги или увеличивает расходы, т.е.

испытывает бюджетный дефицит, то частный располагаемый доход растет.

Поскольку текущее частное потребление есть функция текущего располагаемого дохода, частное потребление увеличивается на долю c располагаемого дохода. Однако, частные сбережения увеличиваются только на долю (1 – c) располагаемого дохода.17 Таким образом, национальные сбережения уменьшаются: на каждый рубль бюджетного дефицита рост частных сбережений составляет только (1 – c) рубля.

Допустим, из-за отмены налога с продаж личный располагаемый доход возрос на 5%. Этот прирост может быть поделен между частным потреблением и сбережениями по-разному. Например:

Потребление Сбережения Близорукие агенты – это те, кто склонен потреблять больше, чем сберегать (5% против 0%, 4% против 1%...).

В закрытой экономике из-за снижения государственных сбережений (бюджетного дефицита) повышается спрос на частные фонды, а с ним и уровень процента, поскольку предложение частных фондов фиксировано.

Рост процентных ставок стимулирует частные сбережения, но, как мы видели, недостаточно, чтобы компенсировать снижение государственных сбережений. В отличие от частных заемщиков правительство может платить проценты по растущим ставкам, ибо оно может печатать деньги и повышать налоги. Государственные заимствования вытесняют частные. В конечном счете экономика получает меньше производственных фондов, и производительность труда растет медленнее. Эмпирические выводы отсюда таковы: баланс доходов и расходов государства должен положительно коррелироваться с процентными ставками и отрицательно – с частными инвестициями и ростом.

Бюджетное ограничение частного сектора означает: Национальный доход = Частное потребление + Частные сбережения + Налоги – Трансферты от государства. Личный располагаемый доход – это то, что остается от национального дохода после уплаты чистых налогов: Располагаемый доход = Частное потребление + Частные сбережения. Если принять располагаемый доход за 1, то Частные сбережения = 1 – Частное потребление.

В открытой экономике с совершенным рынком капитала все страны сталкиваются с одним и тем же уровнем процента, и каждая страна оказывает ничтожное влияние на этот всемирный уровень. В этом случае финансируемое дефицитом снижение налогов также влечет за собой нехватку национальных сбережений, требуемых для финансирования частных инвестиций. Но эта нехватка хотя бы частично компенсируется заимствованиями за границей по данной ставке. Возросший спрос правительства на фонды вызывает приток капитала из-за границы и делает страну чистым импортером капитала.

Есть также основания полагать, что бюджетный дефицит вызывает дефицит внешней торговли (идея о дефицитах-близнецах). Бюджетный дефицит означает, что страна живет не по средствам. Следовательно, она больше ввозит, чем вывозит, и чтобы делать так, ей приходится занимать деньги за границей. Дефицит бюджета и дефицит внешней торговли – просто две стороны одной медали.

В открытой экономике эмпирическая ассоциация между бюджетным дефицитом, высокими процентными ставками и низкими инвестициями не так сильна, как в закрытой экономике. Бюджетный дефицит вытесняет не частные инвестиции, как в закрытой экономике, а чистый экспорт. В результате ВВП может не меняться, но ВНП меняется по мере нарастания претензий иностранцев и сокращения чистых зарубежных активов страны.

В открытой экономике следует ожидать сильной ассоциации между бюджетным и внешнеторговым дефицитами.

Это не значит, что в открытой экономики отсутствует связь между бюджетным дефицитом и процентными ставками. Если многие страны испытывают бюджетный дефицит, то наступит глобальная нехватка фондов, реальные ставки возрастут и частные инвестиции будут вытеснены. И наоборот, если у отдельной страны доля долга в ВНП окажется чрезмерно высокой, то премия за риск, источаемый этой страны, может возрасти, что вызовет рост процентных ставок и финансовое вытеснение.

2.1.4 Масштабы финансового вытеснения Аргумент в пользу финансового вытеснения звучит так: бюджетный дефицит поглощает сбережения, и они становятся недоступными для частных инвестиций. Но является ли финансовое вытеснение, раз уж оно случилось, само по себе достаточной причиной считать дефицитное финансирование плохой политикой? Типичный ответ - «да, является», ибо большинство верит, что частные расходы всегда предпочтительнее государственных.

Но чтобы верить в это, необходимо доказать, что частные инвестиции приносят больший доход и лучше для роста, чем государственные. Тогда финансовое вытеснение достаточно, чтобы считать дефицитное финансирование плохой политикой. Кроме того, необходимо учитывать, что частным инвестициям нередко предшествуют государственные расходы, например, на подготовку рабочей силы и развитие экономической инфраструктуры. В обоих случаях аргумент в пользу финансового вытеснения выглядит не таким уж убедительным.

В конечном счете сила этого аргумента зависит от того, как мы смотрим на вопрос о превосходстве частных расходов над государственными в рыночной экономике. В этом смысле считать государство первым претендентом на национальные сбережения (в разумных пределах) не так уж неразумно в капиталистическом обществе. Рынок не позволяет объединить государственные расходы с частными; для многих государственных активов рынка не существует, и рыночная цена их неизвестна; многие услуги государства обществу не имеют аналога в частном секторе. И если превратить государство в последнего претендента на национальные сбережения, то оно вряд ли сможет заботиться об обороне, образовании, науке, культуре, законности и порядке так, как этого требует общество. Вот почему аргумент в пользу финансового вытеснения можно оставить для тех случаев, когда дефицит используется для финансирования текущего потребления, государственные инвестиции явно менее продуктивны, чем частные, и государственные расходы явно превышают потребность в финансировании базовых государственных инвестиций.

У этой философской мысли есть аналог в открытой экономике. Является ли внешнеторговый дефицит, вызванный бюджетным дефицитом, тормозом для долгосрочного роста? Если все инвестиции в капитальные товары как собственного производства, так и импортные, превышают объем заимствований за границей, то внешнеторговый дефицит не является тормозом для роста. В этом случае страна богатеет и при бюджетном дефиците подобно любой компании, действующей в схожих условиях. Стандартный взгляд на бюджетный дефицит как на экономическое зло уместен при наличии угрозы, во-первых, дестабилизации национальной валюты вследствие чрезмерного импорта капитала и, во-вторых, нарушения допустимых пределов иностранной собственности в экономике.

2.1.5 Прочие последствия дефицита Рост совокупного спроса в краткосрочном плане и сокращение капитала в долгосрочном плане – не единственные, хотя, возможно, и самые значительные последствия дефицитного финансирования. Начать с того, что долг может влиять на денежную политику. Страна с крупным долгом сталкивается с высокими процентными ставками, и центральный банк под давлением правительства может попытаться удешевить капитал посредством экспансионистской денежной политики. Такая политика может быстро принести желаемый результат, но в долгосрочном плане реальный уровень процента останется примерно тем же, а инфляция и номинальные ставки повысятся.

В крайнем случае у страны с крупным долгом может возникнуть трудность с финансированием дефицита путем новых заимствований, что повышает вероятность наращивания доходов путем денежной эмиссии. Если под нажимом правительства центральный банк запускает печатный станок, то, как отмечают Томас Сарджент и Нил Уоллес, инфляция становится явлением фискальным (а не денежным).18 Это называется фискальной теорией цен. Монетизация долга служит классическим объяснением гиперинфляции. Например, ужасающий дефицит стал первопричиной гиперинфляции в 20-х годах прошлого века в Германии и в 80-х годах в Боливии. Как объясняет Сарджент, инфляция может резко ослабеть в стране, чье правительство отказывается от крупных заимствований, а центральный банк – от монетизации долга. Следующий эффект – невосполнимая потеря налогов, расходуемых на обслуживание долга. Для жителей данной страны эти расходы являются лишь переводом средств со одних счетов на другие. И все же такой перевод искажает наше поведение, что ведет к невосполнимой потере.

Политика снижения налогов и сохранения бюджетного дефицита означает меньшую потерю, пока долг накапливается, и большую потерю, когда долг обслуживается повышенными налогами. Когда налоги в виде процентов уходят за границу, налицо прямой вычет из национального богатства.

Еще одно последствие государственных заимствований – это изменение политического процесса, определяющего фискальную политику.

Некоторые экономисты считают, что возможность занять ослабляет бюджетную дисциплину. Когда дополнительные заимствования не нужно Sargent, Thomas and Wallace, Neil. "Some Unpleasant Monetarist Arithmetic," Quarterly Review, Federal Reserve Bank of Minneapolis (Fall 1981).

Sargent, Thomas. "The Ends of Four Big Inflations," in Inflation, Robert E. Hall, ed., Chicago: University of Chicago Press (1983): pp. 41-93.

компенсировать дополнительными налогами, политики и публика вроде бы меньше беспокоятся о том, уместны ли дополнительные расходы. Еще Кнут Викселл писал, что если выгоды от расходов какого-то типа перевешивают издержки, то возможно финансировать эти расходы таким образом, что избиратели будут целиком «за».20 А по словам Мартина Фельдштейна, только «твердое» бюджетное ограничение, означающее сбалансированный бюджет, может заставить политиков задумываться над тем, оправдывают ли выгоды издержки. Также возможно, что долг снижает фискальную гибкость правительства.

Если небольшой долг имеет незначительные отрицательные последствия, а крупный долг представляется дорогим, то правительство с небольшим долгом будет ограничено в своей реакции на призывы увеличить расходы или снизить налоги. Это ограничение на будущих политиков иногда приводят в свое оправдание те правительства, которые решили накопить крупный долг.

2.1.6 Количественная оценка долгосрочных последствий До сих экономические последствия государственных заимствований обсуждались с качественной стороны. Сейчас мы дадим им грубую количественную оценку. Начнем с простого расчета влияния уменьшенного запаса капитала на национальный доход США. Такой расчет можно выполнить и для других стран.

Как мы видели, главный эффект долга – вытеснение частного капитала и последствия такого вытеснения. Велик ли этот эффект? Допустим, за одну ночь каждая государственная облигация была заменена равноценной частицей капитала. Какой предстанет экономика на следующее утро перед пробудившимися американцам?

Если факторы производства получают свой предельный продукт, то предельный продукт капитала есть доля капитала в доходе, деленная на отношение капитала к выпуску. В США за 1960-94 гг. валовой доход на капитал составил примерно 1/3 дохода, а отношение капитала к выпуску в среднем - чуть более 3.22 Следовательно, производительность капитала Wicksell, Knut. "A New Principle of Just Taxation," (1896) in Richard A. Musgrave and Alan T. Peacock, eds., Classics in the Theory of Public Finance, London: MacMillan Press, 1958.

Feldstein, Martin. "Overview Panelist," Budget Deficits and Debt: Issues and Options, Federal Reserve Bank of Kansas City (1995): p. 405.

Чистый доход капитала есть сумма прибыли корпораций, арендной платы, чистых процентов и доли дохода собственников (все с поправкой на оценку товарно-материальных запасов и потребления капитала). Валовой доход капитала есть чистый доход плюс амортизация капитала. За совокупный выпуск и доход принимается сумма национального дохода и амортизации. Запас капитала – это чистая равна 9,5%. Эта цифра отражает валовой предельный продукт капитала;

она показывает, на сколько возрастает валовой продукт и доход с ростом капитала на один доллар. Амортизация забирает 3,5%. Значит, чистый продукт капитала составляет 6%. Другими словами, каждый новый доллар капитала поднимает ВНП на 9,5% и национальный доход на 6%.

После замены каждой государственной облигации частицей капитала запас последнего увеличился бы на величину долга, равную в США примерно 1/3 валового выпуска. Наша оценка предельного продукта капитала означает, что валовой выпуск возрос бы в результате этой замены на 4,75%, а чистый выпуск – на 3%.23 В 1997 г. это составило бы 400 млрд. и 250 млрд. долл.

История с заменой ГЦБ капиталом, вытесненным государственными заимствованиями, любопытна, ибо она предлагает простую формулу расчета влияния долга на национальный доход. Но насколько реалистична эта формула? История с заменой основана на следующих допущениях:

Дефицит не затрагивает частные сбережения.

Экономика – закрытая, так что вытеснение принимает форму уменьшенного запаса капитала.

Норма прибыли – мерило предельного продукта капитала, и ее можно использовать для оценки эффектов изменения запаса капитала.

Посмотрим, как скажется отмена этих допущений на выводе о том, что в США долг сокращает национальный доход на 3%. В истории с заменой ГЦБ доллар долга вытесняет доллар капитала. Насколько это справедливо?

Если бы правительство США в 80-е и 90-е годы сводило бюджет с профицитом и в результате долг исчез, то неужели национальное богаство США выросло бы за этот период на величину долга?

Государственные заимствования влияют на частные сбережения по нескольким каналам. Во-первых, частные сбережения увеличиваются, так как отдельные домохозяйства сберегают часть дохода, полученного от снижения налогов. Во-вторых, прозорливые потребители понимают, что рост долга вызовет повышенные процентные платежи и, следовательно, повышенные налоги в будущем. В-третьих, рост долга затрагивает процентные ставки и заработки, что в свою очередь сказывается на частных сбережениях. По всем этим причинам, объем частных сбережений стоимость фиксированного воспроизводимого материального богатства, исключая потребительские товары длительного пользования (по методологии Бюро экономического анализа США).

Фактический прирост был бы меньше, так как пределельный продукт сокращается с увеличением запаса капитала.

зависит от размера дефицита. А в истории с заменой такая зависимость не допускается.

Понимание долгосрочного эффекта долга требует формальной модели общего равновесия с акцентом на «поведение» частных сбережений.

Традиционный анализ фокусируется на моделях с пересекающимися поколениями потребителей, впервые представленных Полом Самуэльсоном и Питером Даймондом. Поскольку в этих моделях фигурируют люди на разных стадиях жизненнего цикла с разным богатством и разной склонностью к потреблению богатства, агрегирование затруднено при двух и более поколениях. Эта проблема была решена в работах Оливье Бланшара, Алана Ауэрбаха и Лоуренса Котликоффа.

Но прежде чем познакомиться с результатами, полученными этими исследователями, рассмотрим простой, стилизованный пример. Имеется экономика, где каждый человек проживает фиксированное число периодов, и уровень процента задан. Потребители выбирают один и тот же уровень потребления в каждом периоде. При таких допущениях повышенный долг правительства означает повышенные процентные расходы и повышенные налоги. Если налоги распределены равномерно между людьми разного возрасте, то чистый доход каждого человека уменьшается на величину подушевых процентных платежей в каждом периоде. Так как потребители все еще хотят сглаживать потребление, они реагируют на повышение налогов сокращением потребления в каждом периоде на ту же величину. В результате чистый доход и потребление сокращаются равновелико, а частные сбережения и частное богатство не меняются. Доллар долга вытесняет доллар капитала, как и предполагалось в истории с заменой ГЦБ.

В модели закрытой экономики Ауэрбаха и Котликоффа доллар долга тоже вытесняет доллар капитала.25 У Бланшара - меньший масштаб вытеснения в закрытой экономики и примерно доллар долга за доллар капитала в открытой.26 В общем, «один за один» представляется разумной аппроксимацией.

Далее, при замене каждой государственной облигации частицей капитала предполагалось, что прирост национального богатства имеет форму Samuelson, Paul. "An Exact Consumption Loan Model of Interest With or Without the Social Contrivance of Money," Journal of Political Economy 66 (December 1958): pp. 467-482. Diamond, Peter. "National Debt in a Neoclassical Growth Model," American Economic Review 55 (December 1965): pp. 1126-1150.

Auerbach, Alan and Kotlikoff, Laurence. Dynamic Fiscal Policy, Cambridge: Cambridge University Press (1987).

Blanchard, Olivier. "Debt, Deficits, and Finite Horizons," Journal of Political Economy 93 (April 1985): pp.

223-247.

внутреннего капитала и не меняет чистую собственность на иностранные активы. В открытой экономике это допущение нереалистично. Но противоположное допущение в отношении международной миграции капитала мало влияет на наши 3%. В действительности чистый приток капитала невелик. Мартин Фельдштейн и Чарльз Хориока рассчитали 5летние средние национальных сбережений и внутренних инвестиций для многих стран и обнаружили, что каждая из этих двух переменных меняется «одна за одну» при изменении другой.27 Около 75% долгосрочного роста национальных сбережений оборачиваются ростом внутренних инвестиций и 25% - ростом заграничных инвестиций.28 В целом выпуск ГЦБ оказывает малое влияние на международную миграцию капитала, а последняя – на доход от дополнительных сбережений. Так что признание открытости экономики не меняет радикально наших 3%.

В истории с заменой ГЦБ предельный продукт капитала рассчитан с использованием доли капитала в национальном доходе и отношения капитала к выпуску. Расчет основан на стандартном предположении о том, что факторы производства, включая капитал, получают свои предельные продукты. Годится ли такой расчет? В последние годы часто предлагалось по-новому взглянуть на капитал. Некоторые эмпирические проблемы с базовой неоклассической моделью роста были бы решены, если бы подлинная доля капитала в производственной функции оказалась больше 1/3 (цифры, выведенной из счетов национального дохода). Такое может быть, если капитал имеет значительные экстернальности и, следовательно, его общественный предельный продукт больше его частного предельного продукта. Тогда сокращение долга и увеличение запаса капитала имело бы гораздо больший эффект, чем тот, что демонстрирует история с заменой ГЦБ.

Другая возможная причина повышенной доли капитала – это учет не только вещественного капитала, но и капитала человеческого, т.е.

расходов на образование и подготовку кадров. Грегори Манкив, Дэвид Ромер и Дэвид Вейл дополнили модель Роберта Солоу фиксированными нормами сбережений для вещественного капитала и человеческого капитала. Они показали, что данные по нескольким странам не противоречат такому дополнению и производственной функции в форме Y Feldstein, Martin and Horioka, Charles. "Domestic Saving and International Capital Flows," Economic Journal 90 (June 1980): pp. 314-29.

Feldstein, Martin and Bacchetta, Philippe. "National Saving and International Investment," in National Saving and Economic Performance, B. Douglas Bernheim and John B. Shoven, eds., Chicago: University of Chicago Press (1991): pp. 201-220.

= K1/3 H1/3 L1/3.29 Если доля дохода, идущая на накопление человеческого капитала (H), не затрагивается долговой политикой правительства, то снижение дохода в результате вытеснения вещественного капитала вызывает снижение запас человеческого капитала; в этом случае долг снижает доход гораздо больше, чем в истории с заменой ГЦБ. А если запас человеческого капитала не меняется, то 3% - правильная цифра.

Только один эффект государственных заимствований поддается легкой количественной оценке. Это невосполнимания потеря расходов на обслуживание долга. Если правительство накапливает некий долг и затем решает «заморозить» его в реальном исчислении, то дополнительные деньги на обслуживание в расчете на доллар налоговых поступлений есть r, т.е. реальная доходность ГЦБ. Если - невосполнимая потеря в расчете на доллар налоговых поступлений, то потеря в расчете на доллар долга – r.

В 1926-94 гг. общая доходность среднесрочной облигации правительства США равнялась примерно 2%. А стандартная цифра для - 1/3. Тогда r равна 0,01%. При отношении долга к доходу, равному 50%, невосполнимая потеря расходов на обслуживание долга составляет около половины проценты выпуска.

Мы только что показали, как выводится грубая количественная оценка некоторых долгосрочных последствий государственных заимствований в США. Из истории с заменой ГЦБ видно, что доллар долга снижает чистый выпуск на 6 центов за год. Рассмотрев допущения, лежащие в основе этой истории, мы обнаружили, что 6 центов – цифра правильного порядка.

Невосполнимая потеря от налогов, идущих на обслуживание долга, добавляет к 6 центам еще цент (в расчете на доллар долга). Таким образом, в конце 90-х годов долг правительства США, равный половине годового выпуска, снижал чистый выпуск примерно на 3,5%. В 1997 г. это составило 300 млрд. долл. в годовом исчислении. Велика ли потеря? С 1975 г. и до конца 90-х годов производительность труда в США роста ежегодно на 1%, так что снижение чистого выпуска на 3,5% равносильно потере 3-4 лет роста производительности. Потеря значительная, но не катастрофическая.

2.2 Рикардианская эквивалентность Существует иная, нестандартная точка зрения на экономические последствия бюджетного дефицита, именуемая теоремой о рикардианской эквивалентности или просто рикардианской эквивалентностью. Она носит Mankiw, Gregory, Romer, David and Weil, David. "A Contribution to the Empirics of Economic Growth," Quarterly Journal of Economics 107 (May 1992): pp. 407-437.

имя Рикардо, потому что великий экономист XIX в. первым теоретически обосновал одинаковое влияние налогов и дефицита на экономику. Эта точка зрения имеет большое влияние в академических кругах, хотя ее разделяют немногие экономисты.

2.2.1 Суть аргументации Рикардо Рикардианская эквивалентность гласит, что государственная политика какого-либо типа не имеет сколько-нибудь значительных последствий.

Допустим, правительство сегодня снижает налоги и не планирует сократить свои закупки сегодня или в будущем. С обычной точки зрения, такая политика стимулирует потребление, тормозит национальные сбережения и накопление капитала, а с ними - и долгосрочный экономический рост. Но у Рикардо она не меняет ничего и не препятствует росту. Ситуация с пониженными налогами и дефицитом эквивалентна ситуации без пониженных налогов и дефицита.

Рикардо представлял себе, что снижение налогов и дефицит сегодня требуют (при неизменных государственных закупках) повышения налогов в будущем. Поэтому выпуск ГЦБ «под» снижение налогов не ослабляет налоговое бремя, а лишь откладывает его рост. В будущем налоговое бремя возрастет из-за необходимости вернуть долг. Если потребители достаточно прозорливы, то они заглянут в будущее и обнаружат там возросшее налоговое бремя. Поняв, что их общее налоговое бремя (сниженное сегодня и возросшее в будущем) не меняется, предусмотрительные граждане не сократят потребление в ответ на снижение налогов. Вместо этого они сберегут всю экономию от снижения налогов сейчас, чтобы уплатит налоги в будущем. В результате сокращение государственных сбережений (дефицит бюджета) совпадет по величине с ростом частных сбережений, и национальные сбережения не изменятся. Останутся прежними и другие макроэкономические переменные.

Аргументация Рикардо объединяет две фундаментальных идеи:

бюджетное ограничение правительства и гипотезу о постоянном доходе.

Бюджетное ограничение гласит, что при неизменных государственных расходах снижение налогов сегодня означает рост налогов в будущем.

Текущая стоимость налогов инвариантна к их распределению во времени.

А гипотеза о постоянном доходе гласит, что домохозяйства основывают свои потребительские решения на постоянном доходе, являющимся текущей стоимостью заработков после уплаты налогов. Поскольку финансируемое дефицитом снижение налогов меняет распределение налогового бремени во времени, а не его текущую стоимость, оно не меняет постоянный доход и потребление. Так что выводы из стандартного анализа последствий государственных заимствований неверны. 2.2.2 Дефицит не имеет значения Рикардианская эквивалентность была поднята на щит академической науки Робертом Барро. Он не только четко изложил аргументацию Рикардо, но и предвосхитил многое из того, что было написано в дальнейшем, разобрав причины, по которым рикардианская эквивалентность может не соблюдаться. Барро структурировал ее как ряд логических шагов в анализе бюджетного ограничения правительства и детерминантов поведения частных потребителей. Бюджетное ограничение подразумевает, что текущая стоимость будущих налогов не может измениться, пока неизменной остается текущая стоимость государственных расходов. Поэтому профинансированное дефицитом снижение налогов сейчас означает повышение налогов в будущем таким образом, что текущая стоимость налогов остается прежней. Дефицит меняет только распределение налогов во времени, а не их текущую стоимость. Это первый шаг.

Второй шаг связан с детерминантами поведения частных потребителей.

Как и в стандартной неоклассической теории, у Барро дальновидные граждане планируют свое потребление через весь жизненный цикл в виде решения проблемы межвременной оптимизации при конечном горизонте.

Но в отличие от стандартной неоклассической теории, рикардианские граждане у Барро – законченные межпоколенческие альтруисты. Они равно заботятся о собственном благосостоянии и благосостоянии потомков, полностью учитывают собственные ресурсы после уплаты налогов и ресурсы потомков после уплаты налогов.

При межпоколенческом альтруизме конечный горизонт становится бесконечным горизонтом планирования. Династически мыслящий гражданин полностью интернализует в своих потребительских решениях Ранний Рикардо расценивал разные методы финансирования государственных расходов как эквивалентные, но поздний Рикардо не считал государственный долг мелкой проблемой и сомневался в практический значимости рикардианской эквивалентности.

Barro, Robert. "Are Government Bonds Net Wealth?" Journal of Political Economy, November/December 1974, 82, pp. 1095-1117. С этой публикации начинается современная литература о рикардианской эквивалентности. Барро, однако, не воздал должное Рикардо за эту идею, и лишь в 1976 г. Джеймс Бьюкенен в своем комментарии к работе Барро ввел термин «теория рикардианской эквивалентности».

См.: Buchanan, James. "Barro on the Ricardian Equivalence Theorem," Journal of Political Economy, April 1976, 84, pp. 337-342.

предпочтения и ограничения потомков. Частное потребление определяется чистой стоимостью всей династии, т.е. разностью между текущей стоимость дохода и текущей стоимостью налогов разных поколений. Для каждого поколения частное потребление и наследство определяются одновременно.

Правительство может профинансировать свои расходы повышением налогов и/или бюджетным дефицитом, т.е. выпуском ГЦБ. При фиксированном объеме расходов дефицит сегодня означает повышенные налоги в будущем. Тогда соблюдается межпоколенческое бюджетное ограничение правительства. ГЦБ есть заявка на присвоение части будущего дохода одного или нескольких поколений и не представляют из себя чистой стоимости. Они представляют из себя будущие налоги, т.е.

трансферты родителей детям со знаком «минус». Рикардианские домохозяйства обеспечивают полную компенсацию этих трансфертов наследством.

Поскольку выбор между повышением налогов и выпуском ГЦБ не влияет на чистую стоимость династии, частное потребление не затрагивается выпуском ГЦБ, а значит, частные инвестиции увеличиваются и через возросшее наследство полностью компенсируют сокращение государственных сбережений. Вот почему национальные сбережения остаются прежними при бюджетном дефиците.

В закрытой экономике процентные ставки и инвестиции не меняются, раз не меняются национальные сбережения. Поэтому рикардианская эквивалентность постулирует отсутствие эмпирической корреляции бюджетного дефицита, процентных ставок и инвестиций. В открытой экономике поскольку национальные сбережения не меняются, не меняется и счет текущих операций. Поэтому рикардианская эквивалентность отвергает гипотезу о двойном дефиците и постулирует отсутствие эмпирической корреляции бюджетного дефицита и внешнеторгового дефицита.

Рикардианскую эквивалентность можно суммировать очень просто: при данном уровне государственных расходов налоги и бюджетный дефицит оказывают одинаковое, эквивалентное влияние на экономику. Дефицит не имеет отношения к процентным ставкам, внутренним инвестициям и счету текущих операций. Конечно, имеет значение, сколько государство тратит.

Повышенные расходы означают повышенные налоги сейчас или в будущем и транслируются немедленно (через межпоколенческое бюджетное ограничение «частников») в пониженное частное потребление и пониженные частные сбережения/наследство. Но как финансируются повышенные расходы государства – повышением налогов сейчас или выпуском ГЦБ (повышением налогов в будущем), - не имеет макроэкономического значения.

Или как в нашумевшей работе Барро: для владельцев ГЦБ эти бумаги являются активом, а для налогоплательщиков – обязательством.

Финансируемое выпуском ГЦБ снижение налогов – словно подарок тем, кого это снижение касается. Такой подарок делает владельцев ГЦБ богаче, а налогоплательщиков беднее, и в чистом виде новое богатство не возникает, т.е. ГЦБ не есть чистое богатство. Поскольку домохозяйства после выпуска ГЦБ не богаче, чем до выпуска, они не должны менять потребление в ответ на снижение налогов.

Важно подчеркнуть, что рикардианская эквивалентность не отметает всю фискальную политику как ненужную. Если государство снижает налоги сегодня и домохозяйства ожидают, что это снижение будет уравновешено снижением государственных расходов, то постоянный доход и потребление домохозяйств возрастут, а их сбережения сократятся. В этом случае профинансированное дефицитом снижение налогов ведет к снижению национальных сбережений. Но заметьте: не снижение налогов, а ожидаемое снижение государственных расходов стимулирует потребление. Ожидаемое снижение государственных расходов меняет постоянный доход домохозяйств, а с ним – и потребление, потому что оно подразумевает пониженные будущие налоги, даже если текущие налоги постоянны.

Рикардианскую эквивалентность критикуют за то, что она строится на весьма сомнительных допущениях и требует от домохозяйств большой информированности и рациональности. Есть ряд расхождений с допущениями, ведущими к рикардианской эквивалентности, и любое такое расхождение означает несостоятельность идеи о нейтральности экономики к государственному долгу.

2.2.3 Искажающий эффект налогов и налоговое сглаживание Во время войн и рецессий бюджетный дефицит желателен ради сглаживания налогов. Он помогает избежать чрезмерного искажающего влияния налогов на нашу деятельность. Если налоги имеют искажающий эффект, то распределение их во времени имеет значение. В связи с этим можно вспомнить, что в поздние годы Рикардо отстаивал финансирование войны налогами на имущество, а не государственными займами (что, по его мнению, увеличило бы стоимость войны), и тем самым «порвал» с рикардианской эквивалентностью.

2.2.4 Конечность жизни и несовершенство межпоколенческих трансфертов Межпоколенческие трансферты важны, но они необязательно скреплены с бюджетным дефицитом. Наследство может быть делом случая, ибо время смерти родителей неизвестно, или оно может быть стратегическим, т.е.

использоваться предками для навязывания потомкам каких-то форм поведения. Более того, если нет уверенности в отношении будущих расходов, трансфертов или процентных ставок, то люди не будут знать, сколько оставить в наследство.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«340 КРУПНЫЕ БАНКНОТЫ ОСТАЮТСЯ ЛЕЖАТЬ НА ДОРОГЕ: ПОЧЕМУ ОДНИ СТРАНЫ БОГАТЫ, А ДРУГИЕ БЕДНЫ* Мансур Олсон, мл.** 1. ВВЕДЕНИЕ Есть одна метафора, которая не только отражает главную идею многих слож ных и, по всей видимости, в корне отличающихся статей, но и помогает понять, почему одни народы остались бедными, в то время как другие стали богаты ми. Эта метафора ведет происхождение от дискуссий о гипотезе эффектив ных рынков, состоящей в том, что вся доступная для общества информация охватывается...»

«I (Акты, публикация которых является обязательной) РЕГЛАМЕНТ (EC) № 1774/2002 ЕВРОПЕЙСКОГО ПАРЛАМЕНТА И СОВЕТА от 3 октября 2002 года, устанавливающий санитарные правила в отношении побочных продуктов животного происхождения, не предназначенных для потребления человеком ЕВРОПЕЙСКИЙ ПАРЛАМЕНТ И СОВЕТ ЕВРОПЕЙСКОГО СООБЩЕСТВА, Принимая во внимание Договор, учреждающий Европейское Сообщество, в частности его Статью 152(4)(b), Принимая во внимание предложение Комиссии (1), Принимая во внимание...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ E ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Distr. GENERAL ЭКОНОМИЧЕСКИЙ TRADE/WP.7/GE.1/2002/20 И СОЦИАЛЬНЫЙ СОВЕТ 4 June 2002 RUSSIAN Original: ENGLISH ЕВРОПЕЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ КОМИТЕТ ПО РАЗВИТИЮ ТОРГОВЛИ, ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА Рабочая группа по разработке стандартов на скоропортящиеся продукты и повышению качества Специализированная секция по координации разработки стандартов на свежие фрукты и овощи Сорок восьмая сессия, Женева, 23-26 апреля 2002 года ДОКЛАД О РАБОТЕ СОРОК...»

«3 Мир России. 2001. № 4 РОССИЯ В МИРОВОМ КОНТЕКСТЕ Модернизационный вызов современности и российские альтернативы МАТЕРИАЛЫ КРУГЛОГО СТОЛА Мы предлагаем вниманию читателей авторизованную стенограмму заседания Круглого стола, состоявшегося в Международном общественном Фонде социальноэкономических и политологических исследований (Горбачев-Фонде) 25 апреля 2001 года в рамках Модернизационного проекта для России, который осуществляется исследовательской группой в составе: д.ф.н., проф. В.И. Толстых...»

«520 СОВРЕМЕННАЯ МАКРОЭКОНОМИКА И ЕЕ ЭВОЛЮЦИЯ С МОНЕТАРИСТСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ: ИНТЕРВЬЮ С ПРОФЕССОРОМ МИЛТОНОМ ФРИДМАНОМ* Брайан Сноудон, Ховард Вэйн** 1. ВВЕДЕНИЕ Значительный вклад Милтона Фридмана в развитие экономического анали за в целом и макроэкономики в частности охватывает период с 1932 г., когда он окончил Рутгеровский университет, получив диплом с отличием по мате матике и экономике1. За более чем 60 лет профессор Фридман написал или выступил в качестве соавтора более 30 книг и свыше...»

«О.С. Виханский СТРАТЕГИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ издание второе, переработанное и дополненное Рекомендовано Министерством общего и профессионального образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов, обучающихся по специальности и направлению Менеджмент Гардарика МОСКВА 1998 1 УДК338(075.8) ББК 65.9(2)2 В41 Рецензенты: Л.И. Евенко, д-р экон. наук, проф. АНХ при Правительстве РФ, Н.П. Иващенко, канд. экон. наук, зав. каф. экономики предприятия и основ предпринимательства МГУ им. М.В....»

«2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ РАЗДЕЛ 2.1. Конспект лекций 2.2. Литература 2.1. Конспект лекций РАЗДЕЛ I. ТЕОРИЯ ФИНАНСОВ ТЕМА 1. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ ФИНАНСОВ И ФИНАНСОВЫЕ РЕСУРСЫ ПРЕДПРИЯТИЙ 1.1 Сущность и функции финансов 1.2 Финансовые ресурсы 1.1 Сущность и функции финансов Финансы (латинское finalis – конечный,) возникли как взаимоотношения налогоплательщика с государством (властью). Свидетельством окончательного расчета плательщика являлся документ finale. Отсюда произошло английское finish -...»

«ВЛИЯЮТ ЛИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ УСИЛИЯ НА ФОРМИРОВАНИЕ ГЛОБАЛЬНОЙ НАУКИ В РОССИИ: ТОЧКА ЗРЕНИЯ СОЦИОЛОГИИ НАУКИ. А.А.Кожанов Государственный университет – Высшая школа экономики, ст. преподаватель кафедры анализа социальных институтов В докладе предпринимается попытка применить концепт глобализация науки к анализу современного состояния дел в институте науки. Проверяются популярные доказательства глобализации науки: статистические показатели роста научного производства и увеличения темпов роста...»

«Бездомность: есть ли выход? институт экономики города Е. Коваленко, Е. Строкова Бездомность: есть ли выход? Москва 2013 УДК 354:364.022 ББК 6.0.5.4.1 К 56 Коваленко, е.А. К56 Бездомность: есть ли выход? / Е. Коваленко, Е. Строкова. – Москва : Фонд Институт экономики города, 2013. 3-е изд., перераб. – 132 с. ISBN 978-5-8130-0172-7 Сегодня бездомный должен преодолеть множество препятствий, прежде чем получить какую-либо услугу или решить какую-либо проблему. Авторы постарались систематизировать...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.