WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«АНАЛИЗ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ БАЗЫ В СФЕРЕ АНТИМОНОПОЛЬНОЙ (КОНКУРЕНТНОЙ) ПОЛИТИКИ И ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ С ЦЕЛЬЮ ВЫРАБОТКИ ПРЕДЛОЖЕНИЙ ПО ЕЕ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ...»

-- [ Страница 1 ] --

АО «Институт экономических исследований»

Министерство экономического развития и торговли

Республики Казахстан

А.Ж. БИКЕБАЕВ

АНАЛИЗ ДЕЙСТВУЮЩЕЙ

НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ БАЗЫ

В СФЕРЕ АНТИМОНОПОЛЬНОЙ

(КОНКУРЕНТНОЙ) ПОЛИТИКИ И

ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ С ЦЕЛЬЮ

ВЫРАБОТКИ ПРЕДЛОЖЕНИЙ ПО ЕЕ

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ

Аналитический отчет Алматы ЮФ «Саят Жолши и Партнеры 2011 УДК 346 ББК 67.404 Б 60 Рецензенты:

Ж.К. Бопиева – и.о. Президента АО «Институт экономических исследований», д.э.н., академик РАЕН;

Ш.Ш. Жакупова – директор Центра стратегических разработок и экономических исследований АО «ИЭИ» МЭРТ РК, д.э.н., доцент.

Рекомендовано Ученым Советом Института экономических исследований Министерства экономического развития и торговли Республики Казахстан Бикебаев А.Ж.

Б 60 Анализ действующей нормативно-правовой базы в сфере антимонопольной (конкурентной) политики и практики применения с целью выработки предложений по ее совершенствованию. Аналит.

отчет / А.Ж. Бикебаев. – Алматы: юридическая фирма «Саят Жолши и Партнеры», 2011. – 152 с.

ISBN 978-601-80085-2- Настоящий отчет подготовлен в рамках сотрудничества с Институтом экономических исследований Министерства экономического развития и торговли Республики Казахстан. Отчет содержит конкретные предложения по совершенствованию казахстанского конкурентного (антимонопольного) законодательства на основе анализа и сравнении его с законодательством и правоприменительной практикой других стран мира. Отчет структурирован в 5 разделах соответственно основным группам проблем в конкурентном (антимонопольном) законодательстве.

В первом разделе доказывается ошибочность признания защиты прав потребителей в качестве концептуальной установки государственного органа по защите конкуренции.

Во втором разделе предлагается отменить некоторые положения законодательства, необоснованно ограничивающие свободу предпринимательской деятельности.

В третьем разделе рекомендованы способы повышения эффективности работы по предотвращению действий государственных органов, ограничивающих конкуренцию.

В четвертом разделе предлагается усовершенствовать ряд положений законодательства, снижающие эффективность борьбы с монополистической деятельностью субъектов рынка.




В пятом разделе автор советует кардинально поменять нормы по недобросовестной конкуренции, потому что главной причиной неэффективности в данном направлении является слабая и противоречивая законодательная база.

Разделы Отчета состоят из нескольких глав. В каждой из 27 глав рассматривается одна или несколько конкретных проблем, и даются четкие рекомендации по их решению.

УДК ББК 67. ISBN 978-601-80085-2-8 © Бикебаев А.Ж., © ЮФ «Саят Жолши и Партнеры»

СОДЕРЖАНИЕ

Р а з д е л 1. Конкурентное (антимонопольное) законодательство:

защита конкуренции или защита прав потребителей?

1.1. Цели конкурентного (антимонопольного) законодательства:

необходима смена ориентира ………………………………………….…..– 1.2. Монопольно высокие цены: нужен контроль, но не регулирование…………………………………………………………. 1.3. Государственное регулирование цен на товары лиц, включенных в Государственный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение: необоснованно ограничивает конкуренцию и подлежит отмене

Р а з д е л 2. Антимонопольное регулирование: разумность ограничения свободы предпринимательской деятельности ……………... 2.1. Определение доминирующего положения: необоснованность признания факта лишь за счет контроля над незначительной долей рынка……………………………………………………………………….– 2.2. Реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение: пережиток советской эпохи………….. 2.3. Антиконкурентные согласованные действия: косвенные доказательства не отвечают принципу достаточности доказательств

2.4. Антиконкурентные соглашения и согласованные действия:

необходимость использования правила разумного подхода (rule of reason)

2.5. Вертикальные антиконкурентные договоры: наказание за добро.....

2.6. Злоупотребление доминирующим положением: необходимость обязательного использования концепции объективной правомерности (необходимости)………………………………………… 2.7. Фиксация перепродажных цен: за добро и зло – одно наказание.... 2.8. Госконтроль над экономической концентрацией: излишние административные барьеры для бизнеса……………………………… Р а з д е л 3. Предупреждение, выявление, пресечение и контроль ограничивающих конкуренцию действий государственных органов ………

3.1. Нужен конституционный запрет на деятельность государства, направленную на ограничение или устранение законной конкуренции и получение необоснованных преимуществ………– 3.2. Институциональный статус антимонопольного органа:

антимонопольный контроль только в отношении тех, кто ниже по статусу

3.3. Антимонопольный контроль над предоставлением государственной помощи: нужен более широкий охват ……… 3.4. Контроль над государственным участием в предпринимательской деятельности: декларативность норм, не обеспеченных реальным механизмом исполнения…………… 3.5. Адвокатирование конкуренции: необходимо провести оценку влияния нормативных правовых актов на конкуренцию ……… Р а з д е л 4. Предупреждение, выявление и пресечение монополистической деятельности субъектов рынка ………………….….... 4.1. Действие конкурентного (антимонопольного) законодательства по лицам: защита конкуренции не для всех…………………………..– 4.2. Концепция группы лиц: ошибка, влекущая необоснованное освобождение от ответственности ……………………………………… 4.3. Решение антимонопольного органа по итогам антимонопольных расследований: есть ли право не привлекать к ответственности за нарушения норм Закона о конкуренции?





4.4. Необоснованное освобождение из-под антимонопольного запрета некоторых видов соглашений, несмотря на их возможный антиконкурентный характер…

4.5. Антимонопольное расследование: необходимость дальнейшего совершенствования процедуры……………………… 4.6. Оборотный штраф: необоснованность отождествления понятий «монополистическая деятельность» и «предпринимательская деятельность»……………………………… 4.7. «Программа снисходительности»: миссия по стимулированию раскрытия картельных сговоров не выполнима ………………… 4.8. Уголовно-правовая ответственность за монополистическую деятельность: необоснованная жесткость санкции……………... 4.9. Непропорциональность санкции за экономическую концентрацию, осуществленную без согласия антимонопольного органа, степени опасности правонарушения

Р а з д е л 5. Недобросовестная конкуренция: слабая и противоречивая законодательная база – главная причина неэффективности ………….. 5.1. Неправильное законодательное определение недобросовестной конкуренции и установление необоснованно узкого перечня форм недобросовестной конкуренции…………

5.2. Формы недобросовестной конкуренции: бессистемность, дублирование, отсутствие логического обоснования, произвольное смешивание элементов различных форм недобросовестной конкуренции, содержание норм значительно шире их названий, признание недобросовестной конкуренцией добросовестной практики………………

З а к л ю ч е н и е…………………………………………………………

Таблица №1. Цели законов, регулирующих одностороннее поведение…

Таблица №2. Какой из названных критериев вы используете для оценки доминирующего положения – существенной рыночной власти отдельно взятой фирмы?

Таблица № 3. Презумпции наличия доминирующего положения или «спокойной гавани»…………………………

Таблица №4. Оценка вертикальных договоров в ЕС…….…………........... Таблица №5. Итоги рассмотрения ходатайств на совершение экономической концентрации в 2009 году……………………………… Таблица №6. Государственное участие в предпринимательстве…….... Б и б л и о г р а ф и я ………….………………………………………….................

ВВЕДЕНИЕ

Если дать самое краткое определение рыночной экономики – это строй конкуренции1. Именно поэтому конкурентная политика, направленная на создание условий для развития конкуренции и антимонопольное регулирование, направленное на защиту конкуренции на товарных рынках, являются одними из наиболее важных направлений деятельности государства.

Актуальность этой проблематики особенно усилилась в Казахстане в последние годы.

В Послании народу Казахстана «Рост благосостояния граждан Казахстана – главная цель государственной политики» 6 февраля 2008 года, Президент РК Н.А. Назарбаев поручил подготовить новый закон о конкуренции, который «послужит серьезным толчком для роста предпринимательской активности в стране»2. Данное поручение было исполнено принятием 25 декабря 2008 года Закона «О конкуренции» (далее – Закон о конкуренции)3.

К.К. Масимов в своей речи, после назначения на должность Премьерминистра РК в Парламенте РК, указал на необходимость реформ в сфере конкурентной политики, в частности, по институциональному усилению антимонопольного органа 4.Создание впоследствии, Указом Ольсевич Ю.Я. Конкуренция и монополия в условиях рыночной и переходной экономики (теория Э. Чемберлина шесть десятилетий спустя)/Предисловие к книге Чемберлин Э. Теория монополистической конкуренции. Реориентация теории стоимо сти: перевод с английского Э.Г. Лейкина и Л.Я. Розовского/под ред. О.Я. Ольсевича. – М.: Экономика, 1996. С. 27-28.

Послание Президента РК народу Казахстана «Рост благосостояния граждан Ка захстана — главная цель государственной политики» от 6 февраля 2008 года// http:// www.akorda.kz/www/www_akorda_kz.nsf/sections?OpenForm&id_doc= 0793D9432423DDE5062573EC0048005B&lang=ru.

3 Закон Республики Казахстан «О конкуренции» № 112-IV ЗРК от 25 декабря года//ИС «Параграф».

Доклад Премьер-министра РК Масимова К.К. «О Программе Правительства РК на 2007-2009 года»//http://ru.government.kz/docs/the_gov_programme.htm#_ Toc157866963.

Президента РК от 13 октября 2007 года1, Агентства РК по защите конкуренции действительно явилось значимым шагом на пути повышения эффективности конкурентной политики и антимонопольного регулирования.

Все эти положительные изменения происходили при активном участии Председателя Агентства РК по защите конкуренции М.Т. Есенбае-ва, благодаря которому в последние годы значительно увеличилось количество антимонопольных расследований, а также усилилась работа по адвокатированию конкуренции. Агентство в 2010 году выставило материальных санкций, с учетом монопольного дохода, подлежащего уплате в бюджет, на сумму около 30 млрд. тенге, а также провело общественных мероприятий (совещания, конференции и др.), опубликовало 485 материалов в СМИ, что превышает уровень 2009 года по публикациям в 3 раза, а по общественным мероприятиям в 2,7 раза2.

Вместе с тем, вследствие множества объективных и субъективных причин конкурентная политика и конкурентное (антимонопольное) законодательство в нашей стране все еще находятся не на должном уровне.

В этой сфере условно можно выделить пять основных проблем:

Во-первых, существует проблема концептуального характера, вызванная ошибочной постановкой перед антимонопольным органом цели по защите прав и краткосрочных интересов потребителей, в том числе, по контролю над ценами субъектов рынка.

Традиционно в мире признается, что целью антимонопольных органов является защита экономической конкуренции и только в результате достижения данной цели – удовлетворение интересов потребителей и повышение эффективности экономики. Антимонопольным же органом в мире признается орган, который призван защищать конкуренцию на товарных рынках путем:

1) предупреждения, выявления и пресечения антиконкурентных соглашений субъектов рынка;

2) предупреждения, выявления и пресечения злоупотреблений субъектов рынка, занимающих доминирующее положение;

3) предупреждения выявления и пресечения антиконкурентных действий государственных органов;

Указ Президента Республики Казахстан от 13 октября 2007 года № 425 «О мерах по дальнейшему совершенствованию системы государственного управления Республи ки Казахстан»//ИС «Параграф».

Доклад Председателя Агентства РК по защите конкуренции Есенбаева М.Т. на заседание Коллегии «Об итогах работы Агентства РК по защите конкуренции (Анти монопольное агентство) за 2010 год и задачах на 2011 год» (12 января 2011 года)//http:/ /www.azkrk.kz/rus/ml/analdok/vystdokl/?cid=0&rid=1252.

4) осуществления контроля над экономической концентрацией субъектов рынка.

При этом на антимонопольный орган в мире не возлагаются функции по защите прав и интересов потребителей, тарифному регулированию и борьбе с ростом цен. К примеру, в США антимонопольные органы не регулируют и не контролируют цены субъектов рынка, не защищают права и интересы потребителей, а в Европейском Союзе не было ни одного вступившего в законную силу решения Европейского Суда Справедливости, подтвердившего факт установления монопольно высокой цены.

В основе же казахстанского конкурентного (антимонопольного) законодательства заложены совершенно иные концептуальные установки, чем в законодательстве США, Европейского Союза и других ведущих государств мира. Антимонопольное регулирование у нас, наоборот, нацелено в первую очередь именно на достижение цели по защите прав потребителей и удовлетворении их краткосрочных интересов. При этом достижение данной цели зачастую обеспечивается, даже если это может нанести вред бизнесу.

Как следствие, антимонопольный орган в нашей стране в большей степени вынужден выполнять функции не органа по защите конкуренции, а органа по защите прав и краткосрочных интересов потребителей, в том числе органа, ответственного за осуществление борьбы с высокими ценами.

В результате, антимонопольным органом наряду с Агентством РК по защите конкуренции зачастую признается Агентство РК по регулированию естественных монополий, за то, что оно регулирует тарифы субъектов естественных монополий и некоторых доминирующих субъектов, т.е. суть антимонопольного регулирования видится в контроле и регулировании цен и тарифов.

Таким образом, антимонопольная политика в том виде, в котором она закреплена в казахстанском законодательстве, не может способствовать развитию и защите конкуренции, тем более, служить в качестве меры по поддержке бизнеса, а скорее является инструментом для борьбы с бизнесом и удовлетворения краткосрочных прав и интересов потребителей.

Очевидно, что дальнейшее совершенствование конкурентного (антимонопольного) законодательства необходимо начать с решения концептуальной проблемы: смены ориентира антимонопольного регулирования с цели по защите прав и интересов потребителей на цель по защите конкуренции на товарных рынках.

Во-вторых, действующее законодательство о конкуренции сохранило множество положений, которые в значительной степени необоснованно ограничивают предпринимательскую свободу, и антимонопольный орган, применяя такое законодательство, может повредить бизнесу.

Антимонопольное регулирование, направленное на защиту конкуренции, ограничивает свободу предпринимательской деятельности путем запрета определенных соглашений и действий субъектов рынка. Принимая во внимание, что принцип свободы предпринимательской деятельности – это основа рыночной экономики, от которой напрямую зависит степень развития предпринимательства в стране, государство должно быть крайне щепетильным в вопросе ограничения этой свободы и применяемых при этом методов воздействия.

В числе положений конкурентного (антимонопольного) законодательства необоснованно ограничивающих свободу предпринимательской деятельности и тем самым причиняющих вред бизнесу можно указать:

1. Признание факта занятия доминирующего положения на опреде ленном товарном рынке только лишь на основании контроля субъек том рынка незначительной доли товарного рынка (35% при односто роннем доминировании и 15% при коллективном доминировании) без учета обязательного к применению во всем мире фактора доступности входа на товарный рынок и ряда других важных качественных критери ев. В результате субъекты рынка, в реальности, не обладающие значи тельной рыночной властью, несправедливо признаются занимающими доминирующее положение и, соответственно, подвергаются значитель ным ограничениям. Для примера, в США наличие доминирующего по ложения презумируется лишь в случае, если субъект имеет устойчивую долю рынка в 70% при наличии существенных входных барьеров и сви детельства отсутствия увеличения выпуска продукции действующими конкурентами. При этом доминирующие субъекты не включаются в какие-либо «черные» списки, не обязываются предоставлять на систем ной основе различного рода отчеты антимонопольному органу и иным регуляторам рынка.

Более того, антимонопольный орган не контролирует работу таких субъектов с каждым его конечным потребителем и не может его наказывать за нарушение прав отдельно взятого конечного потребителя.

Антимонопольный орган лишь следит за тем, чтобы доминирующие субъекты не устанавливали барьеры входа на рынок и не ограничивали конкуренцию в целом на рынке иным образом.

Очевидно, если бы антимонопольное регулирование в США строилось бы на подходах, применяемых в нашей стране, это государство никогда не стало бы мировой державой.

2. Ведение государственного реестра субъектов, занимающих доми нирующее или монопольное положение, основанного на использова нии советских статичных методов, согласно которым рынок характери зуется заданностью и неизменностью количества производителей и объемов производства. При этом такого рода статичные реестры в мире антимонопольными органами не ведутся в силу необоснованности таких методик из-за фактора динамичности рынка.

3. Отсутствие положения об использовании «rule of reason» (правила разумного подхода) к оценке ограничивающих конкуренцию соглашений субъектов рынка, обязательного к применению во всем мире, поскольку в ином случае антимонопольное регулирование будет направлено против положительных для рынка, потребителей и бизнеса результатов.

4. Признание в качестве доказательства антиконкурентного ценового сговора косвенных доказательств, которые не отвечают критерию достаточности доказательств, в том числе имевшиеся на практике дела по обвинению в совершении антиконкурентного согласованного действия только лишь на основании факта параллельного (в течение 3-х месячного срока) повышения цен субъектами рынка. Несмотря на то, что при этом ограничения конкуренции не происходит, а повышение цен сопряжено с увеличением спроса на товары и услуги, а также ростом цен на сопоставимых товарных рынках во всем мире.

5. Признание незаконными в равной мере и вертикальных, и горизонтальных антиконкурентных соглашений, в том числе установление за их совершение одинаковой правовой ответственности без учета того факта, что положительные эффекты от вертикальных ограничений в большинстве случаев превышают их отрицательные последствия и поэтому антимонопольные органы в мире лояльны к ним.

6. При оценке действий субъектов рынка на предмет злоупотребления доминирующим положением отсутствие положения об обязательном учете распространенного в мире принципа объективной обоснованности, при не использовании которого будут отсутствовать границы между полезным и вредным поведением субъектов рынка.

7. Запрет на фиксацию максимальных цен перепродажи товаров и услуг, хотя в мире признается, что такая практика может быть полезной для конкуренции и потребителей и поэтому антимонопольные органы в мире лояльны к ним.

8. Создание ряда необоснованных административных барьеров для бизнеса при осуществлении госконтроля над экономической концентрацией, на основании закрепления неразумных подходов, которые не применяются в мировой практике.

В-третьих, антимонопольное регулирование в нашей стране не обеспечивало и не обеспечивает должным образом эффективную защиту от ограничивающих конкуренцию действий государственных органов. Это в первую очередь связано с отсутствием конституционного запрета на деятельность государства, направленной на ограничение или устранение конкуренции, получение необоснованных преимуществ в предпринимательской деятельности, а также в силу относительно невысокого институционального статуса антимонопольного органа, являющегося центральным исполнительным органом, не входящим в состав Правительства. В результате, возможно путем принятия законодательных актов предоставлять определенным субъектам рынка эксклюзивные и специальные права или ограничивать конкуренцию на товарных рынках иными способами. При этом антимонопольный орган в силу объективных причин может эффективно бороться с действиями только тех государственных органов, которые в государственном механизме занимают более низкую ступень.

Закон о конкуренции в отличие от предшествовавших законов, направленных на защиту конкуренции, ввел новые виды антимонопольного контроля: над предоставлением государственной помощи субъектам рынка и государственным участием в предпринимательской деятельности. Однако эти новшества не стали эффективными инструментами борьбы с ограничивающими конкуренцию действиями государственных органов. В первом случае по причине чрезмерно узкого перечня видов государственной помощи, подпадающей под контроль, а во втором случае по причине очевидной декларативности соответствующих норм, не обеспеченных реальным механизмом исполнения.

Большинство ограничивающих конкуренцию на товарных рынках норм появляются в результате нормотворческой деятельности государственных органов. В этой связи, очевидно, что создание правовых основ для проведения оценки влияния нормативных правовых актов на конкуренцию в значительной мере увеличило бы эффективность конкурентной политики.

Как установлено экспертами ОЭСР, Австралия добилась впечатляющих экономических результатов в существенной степени благодаря широкомасштабной инвентаризации нормативных правовых актов с целью оценки воздействия на конкуренцию.

В-четвертых, антимонопольное регулирование в нашей стране не обеспечивало и не обеспечивает должным образом эффективную защиту от монополистической деятельности, осуществляемой субъектами рынка. В числе положений конкурентного (антимонопольного) законодательства снижающих эффективность антимонопольного регулирования можно указать нижеследующее:

1. Действие конкурентного (антимонопольного) законодательства по лицам необоснованно ограничено. Законом о конкуренции в качестве субъектов рынка не признаются следующие лица: иностранные граждане;

лица без гражданства; иностранные коммерческие организации, не имеющие статуса юридических лиц, в частности, партнерства, являющиеся одними из самых распространенных форм организации бизнеса в мире; некоммерческие организации, к примеру, отраслевые ассоциации предпринимателей, не осуществляющие предпринимательскую деятельность, но, тем не менее, могущие проводить координацию деятельности своих членов, в том числе направленную на ограничение конкуренции; адвокаты; нотариусы.

2. В Законе о конкуренции введено ошибочное определение понятия «группа лиц». Для признания факта наличия группы лиц достаточно, чтобы одно юридическое лицо владело более чем 25% голосующих акций другого юридического лица, тогда как контроль над другим субъектом рынка в большинстве случаев возможен лишь при наличии контрольного пакета акций или долей участия. В результате создаются правовые условия, позволяющие компаниям, реально независимым друг от друга, не связанным между собой какими бы то ни было отношениями контроля и подчинения, безнаказанно вступать в картельные сговоры и иные антиконкурентные сделки.

3. Закон о конкуренции ограничивает антимонопольный орган в принятии решений по результатам проведенного антимонопольного расследования, в результате Агентство РК по защите конкуренции в своей практике часто ограничивается лишь принятием мер административного пресечения, при этом, не привлекая виновных лиц к справедливой административной ответственности и не отправляя материалы о правонарушениях в правоохранительные органы для возбуждения уголовных дел, что играет на руку нарушителям конкурентного (антимонопольного) законодательства.

4. Закон о конкуренции необоснованно освобождает из-под антимонопольного запрета некоторые виды соглашений, несмотря на их антиконкурентный характер.

5. Процедура антимонопольного расследования состоит из трех этапов, которые отчасти дублируют друг друга и не учитывает некоторые доказавшие свою эффективность в других отраслях законодательства положительные процессуальные нормы.

6. При привлечении субъектов рынка к административной ответственности практикуется наложение «оборотных» штрафов, рассчитываемых в процентах от валовой выручки субъектов рынка. При этом данная практика основывается на необоснованном отождествлении понятий «монополистическая деятельность» и «предпринимательская деятельность».

Очевидно, что такое смешивание вредного и положительного поведения является недопустимым.

7. Закрепленная в Законе о конкуренции «программа снисходительности», которая по опыту других стран должна была существенно повлиять на раскрываемость существующих картельных сговоров на товарных рынках, показала свою полную неэффективность в силу недостаточной продуманности норм.

8. В мире признается необходимость уголовного преследования участников картельных сговоров в виду особой опасности такого рода правонарушений тогда, как в ст. 196 УК РК преступлением признаются не только картельные соглашения, но и любые действия, ограничивающие конкуренцию. При этом совершенно не учтено то, что многие такие действия являются полезными для рынка и потребителей или вызваны объективно обоснованными причинами.

9. Несмотря на очевидную общественную вредность сделок по экономической концентрации субъектов рынка, в результате которых в значительной мере ограничивается конкуренция на товарных рынках, законодатель не предусмотрел административные санкции пропорциональные степени вредности таких правонарушений.

В-пятых, законодательное регулирование недобросовестной конкуренции является одним из наихудших примеров в мире, что делает неэффективным борьбу с этим вредным явлением.

Это связано с тем, что в Законе о конкуренции в определении понятия «недобросовестная конкуренция» допущена существенная ошибка, выражающаяся в отсутствии ключевого признака, а именно то, что она является следствием недобросовестных действий, выражающихся в нарушении требований морали и нравственности. Для образования факта недобросовестной конкуренции по Закону о конкуренции необходимо лишь, чтобы методы ведения конкурентной борьбы вели к неправомерным преимуществам, а также к нарушению законных прав потребителей. Между тем, акт недобросовестной конкуренции определяется во всем мире как противоречащий не только законодательству, но и «честным обычаям в промышленных и торговых делах», «требованиям добропорядочности, разумности и справедливости», «добрым нравам» «доброй торговой практике» и т.д.

Помимо изложенного, в Законе о конкуренции установлен необоснованно узкий перечень из 12 форм недобросовестной конкуренции. Таким образом, несколько сот форм недобросовестной конкуренции, признаваемых в качестве таковых во всем мире, по казахстанскому Закону о конкуренции не запрещаются.

При этом даже эти 12 форм недобросовестной конкуренции составлены без какого-либо логического обоснования. Этот перечень не включает основные общепризнанные типы недобросовестной конкуренции, а вместо этого произвольно смешивает элементы классических форм недобросовестной конкуренции, в том числе за счет неразумного объединения общего с частным, а также дублирования конкретных составов правонарушений, составление протоколов об административных правонарушениях и рассмотрение дел, по которым вообще неподведомственно антимонопольному органу. Кроме того, содержание большинства указанных форм недобросовестной конкуренции значительно шире их названия. Помимо этого, некоторые из перечисленных в Законе о конкуренции форм недобросовестной конкуренции в реальности являются добросовестной практикой.

В результате, парализован процесс предупреждения, выявления и пресечения недобросовестной конкуренции в Казахстане, несмотря на их огромное количество. Более того, на практике, из-за признания в качестве недобросовестной конкуренции некоторых видов монополистической деятельности, антимонопольный орган квалифицирует особо опасные злоупотребления доминирующим положением по ограничению конкуренции путем запрета своим покупателям продавать товары конкурентов в качестве недобросовестной конкуренции, а не как осуществление монополистической деятельности. Очевидно, что такая практика является недопустимой, поскольку это все равно, что квалифицировать, к примеру, отравление конкурента или поджог его завода только как недобросовестную конкуренцию.

Как видно из вышеизложенного, отмечавшийся рядом авторов институционально-методологический кризис в политике антимонопольного регулирования, «когда в течение длительного времени все попытки институциональных и законодательных преобразований антимонопольного регулирования, разработки ее концепции оказываются безус-пешными»1, все еще не завершился.

При этом государство, во-первых, устанавливая перед антимонопольным органом вместо цели по защите конкуренции на товарных рынках, цель по защите прав и краткосрочных интересов потребителей, в том числе по контролю цен, подменяет концептуальные основы антимонопольного регулирования и создает серьезные препятствия бизнесу; во-вторых, необоснованно ограничивая отечественный бизнес (из соображений необходимости обеспечения прав и краткосрочных интересов потребителей), поддерживает иностранного производителя; в-третьих, не обеспечивая в должной мере борьбу против монополистической деятельности, недобросовестной конкуренции субъектов рынка и антиконкурентных действий государственных органов, лишает потребителей перспектив повышения их благосостояния, а также во множестве товарных рынков вместо конкуренции консервирует сложившуюся высокую концентрацию и монополизм.

См.: Жаныбаева З.К., Мамиров Ж.А. Критика методологических основ антимонопольного регулирования в Республике Казахстан // http://www.zakon.kz/engine/ print.php?page=1&newsid=66616&show_comm=1.

Как изложено выше, основной целью отчета является выработка рекомендаций по совершенствованию конкурентного (антимонопольного) законодательства Республики Казахстан. Для достижения этой цели проведено исследование нормативно-правовой базы, а также практики его применения, в том числе путем сравнения его с законодательством и практикой других стран мира.

Отчет построен на объединении в рамках отдельных разделов основных групп проблем в сфере конкурентного (антимонопольного) законодательства.

В первом разделе сделана попытка показать существование проблемы концептуального характера, вызванной ошибочной постановкой перед антимонопольным органом цели по защите прав и краткосрочных интересов потребителей, в том числе по контролю над ценами на товары и услуги субъектов рынка. В рамках данного раздела обоснована необходимость умеренного контроля над монопольно высокими ценами на конкурентных рынках, но без сползания в прямое регулирование, а также показана антиконкурентность и вредность регулирования цен на основании факта включения в статичный государственный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение.

Во втором разделе критически рассмотрены положения конкурентного (антимонопольного) законодательства, которые в значительной степени необоснованно ограничивают предпринимательскую свободу.

В третьем разделе анализируются причины неэффективности антимонопольных мер против ограничивающих конкуренцию действий государственных органов.

В четвертом разделе проанализированы основные пробелы и противоречия в конкурентном (антимонопольном) законодательстве, которые препятствуют повышению эффективности антимонопольного регулирования в борьбе с монополистической деятельностью, осуществляемой субъектами рынка.

В пятом разделе на основании анализа делается вывод о полномасштабном пересмотре законодательной базы недобросовестной конкуренции, слабость и противоречивость которой являются основной причиной неэффективной борьбы с этим вредным явлением.

В заключении сформулированы основные выводы и рекомендации по развитию казахстанского конкурентного (антимонопольного) законодательства.

Раздел 1. КОНКУРЕНТНОЕ (АНТИМОНОПОЛЬНОЕ)

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО: ЗАЩИТА КОНКУРЕНЦИИ ИЛИ

ЗАЩИТА ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ?

1.1. Цели конкурентного (антимонопольного) законодательства:

необходима смена ориентира В соответствии со ст. 1 Закона о конкуренции целью данного акта, а значит и в целом конкурентного (антимонопольного) законодательства, является:

1) защита конкуренции;

2) создание условий для эффективного функционирования товарных рынков;

3) обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров;

4) обеспечение свободы экономической деятельности в Республике Казахстан.

Как изложено выше, в указанном перечне отсутствует цель по защите прав и интересов потребителей. Однако, это не означает, что казахстанское конкурентное (антимонопольное) законодательство не направлено на достижение этой цели.

Во-первых, во вводной части Закона о конкуренции устанавливается, что «настоящий Закон регулирует общественные отношения в области защиты конкуренции, ограничения монополистической деятельности и защиты законных прав потребителей».

Во-вторых, согласно ст. 11 Гражданского кодекса РК (далее – ГК РК)1 не допускается монополистическая и всякая иная деятельность, направленная на ограничение или устранение законной конкуренции, получение необоснованных преимуществ, ущемление прав и законных интересов потребителей.

В-третьих, защита прав потребителей указана в качестве квалифицирующего признака в трех основных антимонопольных правонарушениях:

злоупотребление доминирующим положением, совершение антиконкурентных действий государственным органом, совершение антиконкурентных соглашений и антиконкурентных согласованных действий.

В соответствии со ст. 13 Закона о конкуренции под злоупотреблением доминирующим или монопольным положением понимается дейГражданский кодекс РК (Общая часть) от 27 декабря 1994 года//ИС «Параграф».

ствие или бездействие субъектов рынка, занимающих доминирующее или монопольное положение, которое привело или может привести к ограничению доступа на соответствующий товарный рынок, недопущению, ограничению и устранению конкуренции и (или) ущемляют законные права потребителей.

В соответствие со ст. 33 Закона о конкуренции запрещаются антиконкурентные действия государственных органов, выразившиеся в принятии актов либо решений, письменных или устных указаний, заключении соглашений или совершении иных действий, которые привели или могут привести к ограничению или устранению конкуренции или ущемлению законных прав потребителей.

В соответствии со статьями 10 и 11 Закона о конкуренции в качестве условия допустимости антиконкурентных соглашений и антиконкурентных согласованных действий между субъектами рынка определен факт не ущемления законных прав потребителей.

Таким образом, ключевым признаком указанных основных видов антимонопольных правонарушений, наряду с недопущением, ограничением и устранением конкуренции, является их направленность на ущемление законных прав потребителей. Следовательно, именно защита законных прав потребителей наравне с защитой конкуренции является основной целью казахстанского конкурентного (антимонопольного) законодательства. Более того, в практике антимонопольного регулирования данная цель является приоритетной и зачастую полностью отстраняет цель по защите конкуренции.

Очевидно, постановка защиты законных прав потребителей в качестве самостоятельной цели антимонопольного органа является ошибочной, что создает проблему концептуального характера.

Согласно Типовому закону о конкуренции, разработанному Конференцией Организации Объединенных Наций по торговле и развитию (ЮНКТАД) (далее – Типовой Закон о конкуренции ООН), задача и цель закона заключается в контроле или ликвидации ограничительных соглашений и договоренностей между предприятиями или проведения слияний и приобретения доминирующего положения на рынке или злоупотребления им, которые ограничивают доступ к рынкам или иным образом неправомерно сдерживают конкуренцию, оказывая отрицательное влияние на внутреннюю или международную торговлю или экономическое развитие1.Как видно из вышеуказанного, главная и Типовой закон о конкуренции//Серия документов ЮНКТАД по проблематике законодательства и политики в области конкуренции. Существенные возможные элементы закона о конкуренции, комментарии и различные подходы в действующем законодательстве.

ООН. Женева, 2003 год//www.unctad.org/Templates/Download. asp?docid=8341&lang=5, (далее – Типовой закон о конкуренции ООН).

единственная цель Типового закона о конкуренции ООН – защита конкуренции.

В рамках подготовки доклада по одностороннему поведению для Шестой ежегодной конференции Международной конкурентной сети представители антимонопольных органов 33-х стран ответили на вопросы анкеты относительно целей законодательства об одностороннем доминировании.

При этом 32 из 33-х антимонопольных органов, ответивших на вопросы анкеты, обозначили обеспечение эффективного процесса конкуренции в качестве самостоятельной цели, либо одновременно как цели и средства, или же, как средство для достижения других целей (благосостояние потребителей, экономическая свобода или повышение эффективности)1.

Большинство исследователей также отмечают, что цель конкурентного (антимонопольного) права заключается в охране конкуренции как таковой2.

Таким образом, традиционно в мире представителями антимонопольных органов и учеными в подавляющем большинстве случаев признается, что основной целью конкурентного (антимонопольного) законодательства является обеспечение эффективного конкурентного процесса, т.е. защита и развитие конкуренции. При этом в мире признается, что достижение главной цели конкурентного законодательства – обеспечение (развитие и защита) свободной конкуренции на рынке – влечет множество положительных экономических, социальных и политических эффектов, которые являются производными целями конкурентного (антимонопольного) законодательства.

Вместе с тем, как показывают итоги анкетирования антимонопольных органов различных стран, 7 из 33 опрошенных антимонопольных органов указали, что их законы о конкуренции имеют своей непосредственной целью благосостояние потребителя3. Таким образом, в небольшом числе юрисдикции удовлетворение интересов (но не прав) потребителей признается в качестве основной цели антимонопольного законодательства наравне с целью по защите конкуренции. Однако при Доклад Рабочей группы Международной конкурентной сети по одностороннему поведению для Шестой ежегодной конференции Международной конкурентной сети, Москва, Россия, май-июнь, 2007 года. С. 2// www.icn-moscow.ru/page.php?id=7.

См. напр.: Варламова А.Н. Конкурентное право России. – М.: ИКД «Зерцало-М».

С. 69; Ячеистова Н.И. Международная конкуренция: законодательство, регулирование и сотрудничество. ООН. Нью-Йорк и Женева. 2001. С. 9.; Биндельс А. Основы герман ского и европейского антимонопольного права. В кн.: Основы немецкого торгового и хозяйственного права. – М.: БЕК, 1995. С. Доклад Рабочей группы Международной конкурентной сети по одностороннему поведению для Шестой ежегодной конференции Международной конкурентной сети, Москва, Россия, май-июнь, 2007 года. С. 12-14. / www.icn-moscow.ru/page.php?id=7.

этом фактически эта цель в таких юрисдикциях носит условный и замещающий характер. Иными словами, непосредственным объектом конкурентного (антимонопольного) законодательства цель по обеспечению интересов потребителей становится только в тех случаях, когда конкуренция уже ограничена и на рынке действуют субъекты, обладающие значительной рыночной властью, а принудительная демонополизация или деолигополизация рынка будет противоречить принципам разумности и справедливости.

Единственным критерием при определении границ защиты интересов потребителей в конкурентном (антимонопольном) праве служит сама конкуренция. При наличии на рынке эффективной конкуренции интересы потребителей считаются защищенными, и в конкурентном (антимонопольном) праве она не рассматривается в качестве его непосредственной цели. В отсутствии же эффективной конкуренции, а именно на рынках, где присутствует доминирующий продавец, интересы потребителей могут стать непосредственной целью конкурентного (антимонопольного) права, и последний должен обеспечить такой уровень удовлетворенности интересов потребителей, который был бы при отсутствии барьеров входа на рынок и, соответственно, наличии на рынке эффективной конкуренции. Показательным в этой связи является положение ст. 13 закона Украины «О защите экономической конкуренции»1, где одним из квалифицирующих признаков состава правонарушения по злоупотреблению монопольным (доминирующим) положением на рынке является ущемление интересов потребителей от посягательств, которые были бы невозможны при наличии значительной конкуренции на рынке.

Иными словами, подчеркивается замещающий характер такого способа защиты конкуренции, и определяются границы защищаемых конкурентным (антимонопольным) правом интересов потребителей.

Вместе с тем необходимо отметить, что в практике антимонопольного регулирования в мире редко применяются санкции за установление высоких цен, т.е. напрямую защищаются интересы потребителей. Это связано с признанием того факта, что ограничение практики установления монопольно высоких цен хотя и приносит в краткосрочном периоде пользу для потребителей, но, вместе с тем, в долгосрочном плане за счет снижения привлекательности рынка для новых инвесторов и соответствующего снижения предпринимательской активности вредит потребителям. Именно возможность получения высоких доходов делает привлекательными отдельные товарные рынки для появления новых конкурентов и вложения инвестиций, тогда как законодательное ограЗакон Украины от 11 января 2001 года №2210-III «О защите экономической конкуренции» //Вiдомостi Верховно!' Ради Украни (ВВР), 2001, №12, ст.64.

ничение размера прибыли способствует снижению уровня конкуренции и застою на рынке. Примечательным в этой связи является опыт законодательного регулирования Турции, где способность устанавливать высокие цены не считается подтверждением факта доминирования, «так как бытует мнение о том, что неблагоразумно наказывать фирму за рациональное применение рыночной власти, если такая власть получена законным способом. Существует мнение, что неэффективные монополисты, устанавливающие высокие цены, привлекают на рынок новых участников, так как эффективный производитель сможет осуществлять продажи по более низкой цене и забрать долю на рынке у неэффективной фирмы»1.

Наглядной демонстрацией тенденции не наказывать бизнес за установление монопольно высоких цен служат примеры антимонопольного регулирования в США и Европейском Союзе. Антимонопольные органы США вообще не регулируют и не контролируют цены субъектов рынка и не защищают права и интересы потребителей, поскольку ст. 2 Закона Шермана США вообще не применяется для запрета монопольно высоких цен, как и иных видов эксплуатирующих злоупотреблений доминирующим положением. В Европейском Союзе, как отмечено в отчете ОЭСР «Конкурентное право и политика в ЕС», использование рыночной власти путем установления высокой цены хотя и может рассматриваться как злоупотребление, однако не было ни одного окончательного судебного решения, осуждающего установление высоких цен. При этом в 1970-х годах Европейская Комиссия приняла два решения, которыми пыталась преследовать установление высоких цен как злоупотребление доминирующим положением. Однако, суды в итоге не признали совершение правонарушения2.

Из изложенного выше следует, что антимонопольным органом в мире признается орган, который призван защищать конкуренцию на товарных рынках путем:

1) предупреждения, выявления и пресечения антиконкурентных соглашений субъектов рынка;

2) предупреждения, выявления и пресечения злоупотреблений доминантов своей рыночной властью;

3) предупреждения, выявления и пресечения антиконкурентных действий государственных органов;

4) осуществления контроля над экономической концентрацией (сделками по слиянию и поглощению) субъектов рынка.

С.Дж. Рейнольдс. Законодательство о конкуренции в Казахстане: Направления развития. 30 января 2008 года. С.101.

M. Wise. Competition Law and Policy in the European Union. OECD. 2005.

www.oecd.org/dataoecd/7/41/35908641.pdf. С. 27. (Перевод наш – А.Б.).

При этом на антимонопольный орган в мире, за исключением небольшого количества юрисдикции, не возлагаются функции по защите интересов потребителей, тем более, по тарифному регулированию и борьбе с ростом цен. При этом даже в юрисдикциях, где цель по обеспечению интересов потребителей признается в качестве самостоятельной цели конкурентного (антимонопольного) законодательства, она носит условный, замещающий характер в своей практике антимонопольные органы и суды редко преследуют бизнес за высокие цены в угоду интересов потребителей.

В основе же казахстанского конкурентного (антимонопольного) законодательства, как указывалось выше, заложены совершенно иные концептуальные установки, чем в антимонопольном законодательстве США, Европейского Союза и других ведущих государств мира. Антимонопольное регулирование у нас нацелено, наоборот, в первую очередь именно на достижение цели по защите прав потребителей и удовлетворении их краткосрочных интересов. При этом достижение данной цели зачастую обеспечивается, даже если это может повредить бизнесу. Таким образом, антимонопольный орган в нашей стране в большей степени вынужден выполнять функции не органа по защите конкуренции, а органа по защите прав и краткосрочных интересов потребителей, в том числе органа, ответственного за осуществление борьбы с высокими ценами. Как следствие, антимонопольным органом наряду с Агентством РК по защите конкуренции зачастую признается Агентство РК по регулированию естественных монополий, поскольку оно регулирует тарифы субъектов естественных монополий и некоторых доминирующих субъектов, т.е. суть антимонопольного регулирования видится в контроле и регулировании цен и тарифов.

Таким образом, антимонопольная политика в том виде, в котором она закреплена в казахстанском законодательстве, не может способствовать развитию конкуренции и тем более служить в качестве меры по поддержке бизнеса, а скорее является инструментом для борьбы с бизнесом для удовлетворения краткосрочных прав и интересов потребителей. В пылу борьбы с ростом цен, периодически объявляемой в нашей стране с участием антимонопольного органа и других государственных органов, зачастую не учитывается первостепенное значение эффективности рынка в целом, лишь односторонне берутся за основу текущие задачи по защите краткосрочных интересов потребителей. По сути, проводя вышеописанную политику в «интересах» потребителей, государство добивается обратного эффекта, поскольку снижение объемов инвестиций в отрасль влечет его отставание от мирового научно-технического прогресса и в конечном итоге приводит к действительно высоким ценам при низком качестве. Как показывает практика, государственное регулирование цен чаще наносит вред и бизнесу, и потребителям. Оно снижает остроту конкуренции, препятствует стремлению бизнеса увеличивать свою долю на рынке, вводить инновации, снижать себестоимость продукции, завоевывать новые рынки и, наоборот, создает почву для выживания слабых и ленивых компаний. Цены при таком раскладе все время растут (ведь бизнес всегда сумеет убедить регулятора в необходимости повышения цен) и в какой-то момент становятся чрезмерно высокими. В итоге потребители получают товары и услуги низкого качества, но по легально завышенным ценам.

Как уже указывалось выше, Закон о конкуренции ключевым признаком антимонопольных правонарушений определяет наличие цели по защите законных прав потребителей. Очевидно, что использование понятия «защита законных прав потребителей» является необоснованным, поскольку установленные законодательными актами РК права потребителей представляют собой достаточно узкий перечень. При этом в условиях рыночной экономики у потребителей нет и не должно быть права, предусмотренного законодательными актами, покупать товары по низким ценам и, соответственно, права продавцов продавать по невысоким ценам.

Ошибочное определение в качестве цели защиту законных прав потребителей ведет к тому, что казахстанское конкурентное (антимонопольное) законодательство подменяет собой законодательство о защите прав потребителей. Наглядным отрицательным результатом такой ошибки является то, что за совершение злоупотребления доминирующим положением путем ущемления законных прав конкретного конечного потребителя должны налагаться такие же санкции, как и за злоупотребление доминирующим положением путем ограничения конкуренции в целом на товарном рынке. Учитывая, что антимонопольный орган в своей практике за монополистическую деятельность рассчитывает штраф в процентах от годового оборота (выручки) субъекта рынка, санкции за ущемление прав одного из миллионов потребителей должен составить объективно непропорциональную причиненному ущербу сумму.

Очевидно, что защита законных прав потребителей должна быть целью специальных законодательств, а конкурентное (антимонопольное) законодательство должно иметь в качестве своей цели защиту конкуренции и посредством него обеспечения долгосрочных интересов (благосостояния) потребителей, которые не являются установленными законодательными актами правами, поскольку «интересы потребителей» понятие более широкое, чем охватываемое им понятие «права потребителей». Интерес порождается самим субъектом, а субъективное гражданское право – это возможности, обеспечиваемые государством1.

Конкурентное (антимонопольное) право не должно конкурировать как с законодательством о защите прав потребителей, так и иным законодательством в достижении их целей.

Исходя из сказанного выше, необходимо в конкурентном (антимонопольном) законодательстве Республики Казахстан установить, что основной его целью является защита конкуренции на товарных рынках. При этом обеспечение интересов потребителей необходимо признать в качестве цели конкурентного (антимонопольного) законодательства лишь в исключительных случаях, при отсутствии эффективной конкуренции и только в отношении состава правонарушения по злоупотреблению доминирующим положением.

1.2. Монопольно высокие цены: нужен контроль, но не В соответствии с положениями ст. 14 Закона о конкуренции в отношении субъектов рынка, занимающих доминирующее или монопольное положение, не подлежащих прямому государственному ценовому регулированию, применяется ограничение в виде запрета на установление монопольно высоких цен.

Данный вид злоупотребления доминирующим положением относится к эксплуатирующим злоупотреблениям и направлен не на ограничение конкуренции, а на ущемление краткосрочных интересов потребителей. При этом установление высоких цен оказывает проконкурент-ный эффект, поскольку привлекает новых конкурентов на такие рынки и, соответственно, неизбежно приводит в долгосрочном периоде к снижению цен при условии, что антимонопольный орган эффективно предотвращает и пресекает барьеры входа на товарные рынки. Как правильно указали Ф. Шерер и Д.

Росс: «когда нет серьезных барьеров для входа новых конкурентов, а доминирующие фирмы или тесно связанные между собой олигопольные группы стараются максимально увеличить краткосрочную монопольную прибыль, монопольная власть разрушается довольно быстро»2.

Кайыпова Д.А. Некоторые вопросы соотношения субъективного гражданского права и законного интереса/Гражданское право и гражданское законодательство: Ма териалы международной научно-практической конференции в рамках ежегодных цивилистических чтений, посвященной юбилею Гражданского кодекса Республики Ка захстан (15-летию Общей части и 10-летию Особенной части), Алматы, 13-14 мая 2009 г.

/Отв.ред. М.К. Сулейменов. – Алматы: НИИ частного права КАзГЮУ, 2009. С.136.

Шерер Ф., Росс Д. Структура отраслевых рынков \ пер. с англ.: М.: ИНФРА-М, 1997. С. 440.

Основной проблемой при квалификации таких правонарушений является определение цены, которая должна признаваться монопольно высокой, а также цены, которая должна считаться справедливой. Сложность вызывается тем, что одним из постулатов рыночной экономики является свобода продавать свою собственность по любой цене и отсутствие каких-либо ограничений размеров прибыли. Нормирование размера прибыли субъектов рынка – это нонсенс для чистой рыночной экономики и является скорее идеалом коммунистического общества, распределяющего блага не по заслугам, а по потребностям. Также необходимо иметь в виду, что «без помощи государства для потенциального монополиста невозможно устанавливать и сохранять цены и производственную политику независимой от остальной экономики. Если бы он попытался установить цены и объем производства на уровне, приносящем новым фирмам в отрасли прибыль существенно выше, чем в других отраслях, конкуренты в эту отрасль неизбежно бы проникли. Главным регулятором в свободной экономике является рынок капитала. Если капитал будет двигаться без ограничений, то он будет искать такие сферы, в которых норма отдачи максимальна»1.

В целом, указанные выше мнения являются обоснованными. Однако в нашей стране необходимость контроля над установлением монопольно высоких цен во множестве товарных рынков является бесспорной, учитывая отсутствие развитого рынка капитала, наличие множества непреодолимых барьеров входа в большинство товарных рынков, в том числе установленных государством под влиянием крупных финансово-промышленных групп, серьезные диспропорции в экономике, порожденные советским монополизмом, малочисленность населения и другие факторы, снижающие в ближайшей перспективе вероятность развития конкуренции. В этой связи предупреждение и пресечение монопольно высоких цен должно оставаться одним из основных направлений антимонопольной политики. Однако пределы применения такого механизма необходимо ограничить товарными рынками, где имеются существенные барьеры входа на рынок, и доминирующий субъект контролирует товарный рынок полностью или же его значительную часть. На рынках же, где отсутствуют значительные барьеры входа на рынок и установление высоких цен, наоборот, стимулирует конкуренцию, необходимо отказаться от применения запретов на высокие цены. Продолжая нормировать размер прибыли бизнеса, государство может добиться обратного эффекта и отпугнуть потенциальных инвесторов, а также Гринспен А. Антимонопольное регулирование//Доклад на семинаре по антимонопольному регулированию Национальной ассоциации бизнес-экономистов. Кливленд. 25.09.1961 года.

(Nathaniel Branden Institute, Нью-Йорк, 1962)//Экономическая политика. № 3. 2007.

отодвинуть достижение когда-либо перспектив улучшения интересов потребителей, поскольку такое регулирование наносит вред и бизнесу, и потребителям.

Одной из важных дискуссионных вопросов казахстанского конкурентного (антимонопольного) законодательства относится проблема применяемых методов расчета монопольно высокой цены.

Казахстанский законодатель для расчета монопольно высокой и монопольной низкой цен использовал опыт российского законодателя, в частности, ст. 6 Закона РФ о защите конкуренции1 (в редакции, действовавшей до 17 августа 2009 года).

Монопольно высокой ценой товара согласно ст. 14 Закона о конкуренции признается цена, установленная субъектом рынка, занимающим доминирующее или монопольное положение, если:

1) эта цена превышает максимально высокую цену, которую на этом же товарном рынке в условиях конкуренции устанавливает субъект рынка, не входящий в одну группу лиц с субъектом рынка, занимающим доминирующее положение. В случае если невозможно сравнить цену на этом же товарном рынке, сравнение производится с ценой товара на сопоставимом товарном рынке, в том числе за пределами Республики Казахстан. Под сопоставимым товарным рынком понимается другой товарный рынок, сопоставимый по объему продаваемого товара, составу покупателей или продавцов (поставщиков) товара, определяемому, исходя из целей приобретения или продажи товара, и условиям доступа на товарный рынок;

2) эта цена превышает сумму необходимых для производства и реализации такого товара расходов и прибыли.

Закон о конкуренции по сравнению с Законом РФ о защите конкуренции (в редакции, действовавшей до 17 августа 2009 года) имеет три особенности:

1) сравнение цены субъекта, занимающего доминирующее положение на рынке, производится с ценами на том же товарном рынке, и только в случае отсутствия такой возможности сравнение производится с ценой товара на сопоставимом товарном рынке;

2) при сравнении с ценами на сопоставимом товарном рынке нет ограничений на использование (для цели сравнения) цен субъектов, входящих с покупателями или продавцами товара в одну группу лиц, и/или занимающих доминирующее положение на сопоставимом товарном рынке;

3) отсутствует требование о непризнании цены на товар монопольно Федеральный закон РФ от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции»/ /СПС «Гарант».

высокой, если она не соответствует, хотя бы одному из двух указанных критериев, т.е. по одновременному учету концепции сравнения цен и концепции ограничения прибыли. Данное положение прямо предусмотрено в Методике по выявлению монопольно высокой цены1.

Обязательность сравнения цен доминирующего субъекта с ценами на том же товарном рынке, где он реализует свои товары, является неразумным.

Согласно экономической концепции «ценового лидера», на товарных рынках, где присутствует один крупный доминирующий субъект и много мелких конкурентов, мелкие игроки не обладают значительной рыночной властью и не могут влиять на общие условия обращения товаров на рынке, следовательно, они не способны состязаться с доминантом и склонны просто копировать его действия. При этом цена, устанавливаемая лидером, служит маяком для других участников рынка. На олигополистических товарных рынках, где друг с другом конкурируют небольшое количество крупных компаний, ценовой конкуренции может и не быть вовсе. Поэтому цены всех участников оли-гополистического рынка обычно приблизительно одинаково высоки, хотя на других сопоставимых товарных рынках цены могут быть значительно ниже.

В этой связи необходимо отказаться от обязательного сравнения цен на одном и том же рынке в пользу сравнения с ценами на сопоставимых товарных рынках. При этом недопустимо, чтобы на сопоставимых товарных рынках использовались цены субъектов, входящих с покупателями или продавцами товара в одну группу лиц, и/или занимающих доминирующее положение.

Совершенно недопустимым является расчет цен на предмет монопольно высоких только лишь на основании «концепции сравнения цен» без учета «концепции ограничения прибыли». Для этого в Законе о конкуренции необходимо закрепить требование о непризнании цены на товар монопольно высокой, если она не соответствует хотя бы одному из двух указанных критериев, при условии, что для бенчмаркинга имеется сопоставимый товарный рынок.

При формировании антимонопольной политики государство должно учитывать тот факт, что, устанавливая запреты на высокие цены, нормируя прибыль субъектов рынка, оно снижает потенциал отечественного бизнеса и, соответственно, препятствует росту своей экономики. Именно по этой причине, как было указано выше, в мире крайне редко фирмы наказываются за установление монопольно высоких цен, а усиПриказ Председателя Агентства Республики Казахстан по защите конкуренции (Антимонопольное агентство) от 2 февраля 2009 года № 28-ОД «Об утверждении Методики по выявлению монопольно высокой цены»//ИС «Параграф».

лия антимонопольных органов в основном сконцентрированы на устранении и недопущении барьеров входа на товарные рынки. Как справедливо полагает Й. Шумпетер, высокие цены являются платой за риск, который несет предприятие, выпускающее новые товары и внедряющее новую технику, а накопление монопольной прибыли является необходимой предпосылкой для осуществления крупных инвестиций1.

1.3. Государственное регулирование цен на товары лиц, включенных в Государственный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение: необоснованно ограничивает конкуренцию и подлежит отмене Согласно Закону РК о естественных монополиях и регулируемых рынках2 производится регулирование тарифов субъектов естественных монополий, а также субъектов рынка, включенных в государственный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение, в области железнодорожного транспорта, электро– и теплоэнергетики, нефтепродуктов и газа, транспортировки нефти, гражданской авиации, портовой деятельности, телекоммуникаций и почтовой связи.

Очевидно, что тарифное регулирование, осуществляемое тарифным и/или отраслевым регулятором, а не антимонопольным органом, в отношении товаров, работ и услуг на естественно-монопольных рынках, где эффективным может быть лишь один субъект – объективная необходимость.

Однако жесткое регулирование цен на конкурентных рынках совершенно не оправданно.

Положения о государственном регулировании цен на товары лиц, включенных в Государственный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение, действующих на конкурентных рынках, по нашему мнению, фактически являются мерой ответственности (наказанием) для субъектов рынка. Причем только за то, что они в какой-то момент были включены в статичный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение, поскольку контролировали более 35% рынка при одностороннем доминировании или же 15 % при коллективном доминировании. Таким образом, заведомо любой субъект рынка, кто был введен в этот государЦит. по: Милейковский А.Г. Современные капиталистические монополии и рынок// Вопросы экономики. 1971. №5. С.106.

Закон РК от 9 июля 1998 года № 272-I «О естественных монополиях и регулируе мых рынках»//ИС «Параграф».

ственный реестр, признается нарушившим закон (злоупотребившим доминирующим положением), поскольку на него без проведения какоголибо расследования и наличия доказательств установления им монопольно высокой цены накладывается наказание в виде ограничения права на свободное ценообразование.

При этом необходимо учесть, что нормирование цен основывается на практике установления себестоимости товара и «разумной» прибыли на уровне, не превышающем среднеотраслевой показатель. Очевидно, что в данной ситуации не учитывалось то, что «совершение хозяйствующим субъектом действий, направленных на получение максимальной прибыли, используя рыночную конъюнктуру, соотношение спроса на данный товар с его предложением, но без нарушения установленных законом ограничений – естественный образ предпринимательской деятельности на рынке. Без подобного поведения не будет никакой конкуренции и никакого рынка»1.

Законодательное регулирование цен на товары доминирующих субъектов в Казахстане имеет драматическую историю, в которой счастливый конец все еще не наступил. По сути, жесткое регулирование цен в отношении товаров, работ и услуг субъектов, включенных в Госреестр доминантов, начал осуществляться с принятием Закона о конкуренции 2001 года2.

Государственное регулирование цен лиц, включенных в государственный реестр доминантов, имело место и в России в далеких 1992-1993 годах, но было непродолжительным3. При этом, как показали данные специального исследования, проведенного в Российской Федерации, спад производства продукции, подпадающей под ценовое регулирование, в 1993 году существенно превышал средний показатель в промышленности и, соответственно, правительство данной страны вовремя осознало необходимость «возврата реестру функции наблюдения за поведением монополистов на рынках, освободив его от несвойственных ему функций дамоклова меча ценового регулирования»4. Вот как характеризуют российские экономисты указанные процессы: «потенциБасин Ю.Г. Диденко А.Г. Ответственность предпринимателя за согласованные дей ствия, ограничивающие конкуренцию. //Басин Ю.Г. Избранные труды по гражданс кому праву. Предисловие Сулейменова М.К., Ихсанова Е.У. Сост. Сулейменов М.К. – Алматы: АЮ – ВШП «Ќдiлет». НИИ частного права ГазГЮУ, 2003. С. 413.

Закон Республики Казахстан «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» № 144-II от 19 января 2001 года.

См.: Постановление Правительства РФ № 576 от 11.08.1992 года «О государствен ном регулировании цен и тарифов на продукцию и услуги предприятий-монополистов в 1992-1993 годах» // ИС «Параграф».

Портфель конкуренции и управления финансами/под ред. Ю.Б. Рубина. – М.:

СОМИНТЭК, 1996. С. 81.

альная возможность ценовых злоупотреблений, вытекающая из доминирующего положения хозяйствующего субъекта на рынке, фактически признавалась реальной сразу же после его включения в государственный реестр…. Хотя факт злоупотребления в соответствии с антимонопольным законодательством, да и просто здравым смыслом, надо было еще доказать»1.

В нашей же стране с 2001 года лица, включенные в Государственный реестр субъектов, занимающих доминирующее или монопольное положение, практически во всех отраслях экономики, старались «не показывать» свои реальные прибыли. Дабы их размер не был замечен и «урегулирован» во имя высоких интересов потребителей, а также, чтобы избежать риска, быть привлеченными к суровой ответственности.

Такая политика по отношению к частному бизнесу, лишающая его стимулов для роста и увеличения доходов, делала бесперспективным надежду на то, что наша страна когда-нибудь займет достойное место в числе развитых стран мира.

Несправедливое наказание в виде ограничения права на свободу ценообразования, осуществлявшееся органом по защите конкуренции, на самом деле влекло прямые антиконкурентные последствия. К примеру, если доли конкурентов на определенном товарном рынке представляют в процентном выражении 17, 17, 16, 14, 14, 12 и 12, то государство по Закону о конкуренции 2006 года2 регулировало цены на товары первых трех субъектов рынка, а цены остальных конкурентов нет. При этом совершенно не учитывалось, что рынок не стоит на месте, а доли рынка субъектов не статичны и могут меняться на протяжении небольшого отрезка времени. Как результат, бизнес был лишен стимулов по увеличению производства, своей доли на рынке и повышении своих доходов.

Государство, соорудив преграду для роста бизнеса под угрозой ограничения его деятельности, на самом деле ввело наказание за успех, привлекая к ответственности тех конкурентов, которые осмеливались более эффективно вести свою работу. Трагичность и одновременно комичность ситуации заключается в том, что эти антиконкурентные положения возникли благодаря положениям закона о конкуренции, который, наоборот, должен был защищать и развивать конкуренцию.

Несправедливое и вредное для экономики государственное регулирование цен доминирующих субъектов было в значительной мере отмеПортфель конкуренции и управления финансами/под ред. Ю.Б. Рубина. – М.:

СОМИНТЭК, 1996. С. 80-81.

Закон Республики Казахстан «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» №173-III ЗРК от 07 июля 2006 года.

нено 27 июля 2007 года1. Однако до сих пор такое избирательное регулирование цен субъектов рынка, контролирующих более 35% рынка при одностороннем доминировании и 15% рынка при коллективном доминировании, сохраняется в области железнодорожного транспорта, электро– и теплоэнергетики, нефтепродуктов и газа, транспортировки нефти, гражданской авиации, портовой деятельности, телекоммуникаций и почтовой связи. Наказание, накладываемое только как следствие приобретения субъектом рынка 15 процентов товарного рынка, свидетельствует о недопонимании сущностных основ функционирования экономики. Желание государства любым способом решить кратковременные цели потребителей ведет не только к ущемлению прав и интересов бизнеса, но и в долгосрочном плане приведет к ухудшению положения потребителей.

Вред существующего государственного регулирования цен заключается не только в том, что оно носит избирательный характер и основывается на методе «затраты плюс», но и потому, что, благодаря фактическому снижению пороговых размеров доли рынка, достаточного для признания наличия доминирующего положения до 15 процентов, под ограничения подпадают субъекты, не обладающие значительной рыночной властью. В этой связи уместными являются слова Адама Смита о том, что «при существовании монопольной корпорации, может быть, и надлежит регулировать цену предметов первой необходимости, но при отсутствии таких корпораций конкуренция будет регулировать цены гораздо лучше любой таксы»2.

Итак, государственное регулирование цен субъектов, включенных в «черный список», противоречит экономическим интересам нашей страны.

Как показывает опыт, государственное регулирование цен чаще наносит вред и бизнесу, и потребителям. Оно снижает остроту конкуренции, препятствует стремлению бизнеса увеличивать свою долю на рынке, вводить инновации, снижать себестоимость продукции, завоевывать новые рынки и, наоборот, создает почву для выживания слабых и ленивых компаний. Цены при таком раскладе все время растут (ведь бизнес всегда сумеет убедить регулятора в необходимости их повышения) и в какой-то момент становятся чрезмерно высокими. В итоге потребители получают товары и услуги низкого качества, но по легально высоким ценам.

Надо признать, что в определенных случаях государственное регуЗакон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам деятельности отраслевых регуляторов» // ИС «Параграф».

Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов /Пер. с англ. предисл. Афанасьева В.С. – М.: Эксмо. 2009. С. 186.

лирование цен неизбежно. Это относится к субъектам естественной и государственной монополии, к монополистам, почти полностью контролирующим те или иные товарные рынки, и к тем сферам, где имеется так называемый повышенный «социальный фактор». Но в любом случае регулирование цен должно распространяться на всех субъектов, работающих на этих рынках, а не только на тех, которые контролируют чуть более 15% рынка. Регулирование цен на товары наблюдается в практике большинства стран мира, но его необходимость основывается на особой значимости определенных товаров для экономики и жизнеобеспечения таких стран, а не на субъектной характеристике: доминант или не доминант.

В связи с вышеизложенным необходимо полностью отказаться от прямого регулирования цен субъектов, занимающих доминирующее положение, и перейти исключительно к регулированию цен на товары, перечень которых устанавливается Правительством РК.

В условиях роста цен на продовольственные товары в последние годы актуализировалась работа по снижению цен путем использования административных методов. При этом местные органы исполнительной власти, зачастую, проводят «переговоры» с предпринимателями на предмет снижения цен на товары, используя беспроигрышный аргумент, сажая напротив бизнесмена представителей акимата, налогового комитета, прокуратуры и финансовой полиции1.

Очевидно, что такого рода действия нарушают ст. 33 Закона о конкуренции, согласно которой запрещаются и признаются недействительными антиконкурентные действия государственных органов, которые привели или могут привести к ограничению или устранению конкуренции, ущемлению законных прав потребителей, в том числе действия, направленные на повышение, снижение или поддержание цен. Однако, несмотря на данную императивную норму, заключение различного рода меморандумов по поддержанию цен с субъектами рынка приняло повсеместный характер и, зачастую, поддерживаются антимонопольным органом.

В результате, субъекты рынка, с одной стороны, вынуждены выполнять требования местных властей по недопущению роста цен на товары, а с другой стороны, за выполнение таких требований могут быть привлечены к суровой ответственности со стороны антимонопольного органа за фиксацию цен на одном уровне с конкурентами. Сложившуюся ситуацию лучше описывают нижеследующие слова Айн Рэнд: «Согласно антимонопольным законам, человек становится преступником в Гербер В. Аким баловства не допустит//http://www.zakon.kz/155032-akim-balovstva-nedopustit.-zamorozka.html.

тот же миг, как начинает заниматься бизнесом, что бы он ни делал. Если он исполняет один из этих законов, ему угрожает уголовная ответственность по нескольким другим. Например, если он устанавливает цены, которые покажутся каким-то чиновникам слишком высокими, его можно будет привлечь за монополию, а точнее, за успешное «намерение монополизировать рынок»; если установленные им цены ниже, чем у его конкурентов, его можно привлечь за «нечестную конкуренцию» или «ограничение свободы торговли»; если же он устанавливает те же цены, что и его конкуренты, его можно привлечь за «тайное соглашение» или «сговор»1.

Еще одной крайностью контроля над ценами, которая нарушает основы антимонопольной политики, является установление государством минимальных расценок на товары, благодаря которому поставщики с низким уровнем издержек лишаются возможности расширить свою долю рынка за счет предоставления потребителям большей ценности за малые деньги. К примеру, в Казахстане для защиты интересов крупных олигополий от возможной конкуренции со стороны мелких производителей установлены минимальные розничные цены на сигареты с фильт-ром2. При этом очевидно, что принятие данного акта замаскировано целью обеспечения улучшения собираемости акцизов и повышения качества товаров.

Представляется, что вышеуказанные подходы по регулированию цен являются недопустимыми.

В связи с тем, что вышеуказанные попытки различных государственных органов установить контроль над ценами субъектов рынка наблюдаются практически во всех основных сферах экономики, очевидно, необходимо решать эту проблему посредством принятия специального Закона об основах ценовой политики3.

Рэнд А. Большой бизнес – преследуемое меньшинство // Неприкосновенный за пас. 2001. №1 (15.).

Постановление Правительства Республики Казахстан от 4 апреля 2007 года № «Об установлении минимальных розничных цен на сигареты с фильтром» // ИС «Па раграф».

См.: Коммерческое (предпринимательское) право: учеб.: в 2 т. Т.1. – 4-е изд., перераб. и доп. / под ред. В.Ф. Попондопуло. – М.: Проспект, 2009. С. 423-425.

Раздел 2. АНТИМОНОПОЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ: РАЗУМНОСТЬ

ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

2.1. Определение доминирующего положения: необоснованность признания факта лишь за счет контроля незначительной доли Казахстанское конкурентное (антимонопольное) законодательство основывается на модели, базирующейся не на запрете доминирующих субъектов, а на их контроле и регулировании. Таким образом, само по себе обладание доминирующим положением на рынке не должно признаваться правонарушением. Вместе с тем, факт приобретения хозяйствующим субъектом доминирующего положения на рынке создает для него ряд существенных ограничений в свободе предпринимательской деятельности.

При этом несоблюдение таких ограничений рассматривается как злоупотребление доминирующим положением и влечет для доминирующего субъекта гражданскую, административную и уголовную ответственность. В этой связи важное имеет значение правильная диагностика хозяйствующих субъектов на предмет наличия у них доминирующего положения на рынке с тем, чтобы не ограничивать свободу предпринимательской деятельности лиц, не обладающих значительной рыночной властью. Необоснованные ограничения свободы хозяйствующих субъектов за счет несправедливого отнесения их к доминирующим напрямую снижает степень развития частного предпринимательства в стране, а также препятствует появлению сильных глобальных компаний с казахстанской пропиской.

В отчете рабочей группы по одностороннему поведению, подготовленном для Седьмой ежегодной конференции МКС, прошедшей в Киото (Япония) в период с 14 по 16 апреля 2008 года, понятие «доминирование» признано эквивалентным понятию «значительная рыночная власть» и определяется как высокая степень рыночной власти как в отношении уровня, до которой цена может быть повышена, так и продолжительности времени, в течение которого цена может поддерживаться на высоком уровне (выше конкурентного уровня)1.В данном отчете ре-1 Dominance/Substantial market power analysis pursuant to unilateral conduct laws. Recommended Practices. 2006-2007. The 7th Annual Conference of the ICN. Kyoto, Japan. April, 2008. С. 1. (Перевод наш – А.Б.) //http://www.internationalcompetitionnetwork. org/index.php/en/library/workinggroup/18?&order=display_order%20ASC&page=2.

комендуется не признавать фирму доминирующей/обладающей значительной рыночной властью без всестороннего рассмотрения факторов, влияющих на условия конкуренции на рынке. При оценке наличия доминирования предлагается наравне с оценкой доли рынка, являющейся стартовым этапом в проводимом исследовании, также учитывать условия входа на рынок, степень экспансии (влияющей на продолжительность рыночной власти), власть покупателей, экономию от масштаба и сетевые эффекты, а также вертикальную интеграцию.

В отчете рабочей группы по одностороннему поведению, подготовленном для Шестой ежегодной конференции МКС, прошедшей в Москве (Россия) в период с 30 мая по 01 июня 2007 года, представители антимонопольных органов 34 стран, являющихся членами МКС, ответили на вопросы анкеты относительно концепции «Доминирующее положение – значительная рыночная власть». При этом ни одна из обследованных юрисдикций не указала, что их законодательство запрещает обладание доминирующим положением или его создание посредством добросовестной конкуренции1. Как показано в таблице №2, на вопрос «Какой из названных критериев вы используете для оценки доминирующего положения – существенной рыночной власти отдельно взятой фирмы?» ни один антимонопольный орган не указал, что их законодательством предусматривается использование лишь одного критерия – доли рынка фирмы и ее конкурентов. При этом представители 32 органов, ответивших на этот вопрос, указали, что они наравне с долей рынка фирмы и ее конкурентов обязательно используют следующие критерии:

1) положение и поведение конкурентов на рынке;

2) барьеры входа на рынок или расширения производства;

3) экономия на масштабах/сетевые эффекты;

4) рыночная власть покупателя;

5) доступ к факторным рынкам/вертикальная интеграция.

Как показано в таблице №3, в юрисдикциях, где предусмотрена презумпция доминирующего положения, она везде является оспариваемой, за исключением двух стран, да и то потому, что в них для такой презумпции необходимо наличие большой доли рынка (Израиль – 50% и Южная Африка – 45%).

В данном исследовании интерес (с точки зрения отношения к предОтчет о целях регулирования одностороннего поведения, оценке доминирующего положения (существенной рыночной власти) и о государственных монополиях. 6-я ежегодная www.internationalсompetitionnetwork.org/index.php/en/working-groups/unilateral-conduct/unilateralconduct-working-group-questionnaire-and-responses/; http://www.icn-moscow.ru/page.php?id=7.

принимательской свободе, которая может быть ограничена только при наличии чрезвычайных оснований) вызывает позиция США, где наличие доминирующего положения презумируется лишь в случае, если субъект имеет устойчивую долю рынка в 70% при наличии существенных входных барьеров и свидетельства отсутствия возможности увеличения выпуска продукции действующими конкурентами, а также, где суды практически никогда не признают наличие монопольной власти при доле рынка ниже 50%. Схожее положение и в Канаде, где презумпция доминирования, которая может быть оспорена, установлена при наличии контроля 80% доли рынка, а «спокойная гавань» – 35% доли рынка.

В исследовании конкурентной политики и права Европейского союза, проведенном ОЭСР, установлено, что «доминирование часто пре-зумируется в случаях, когда доля рынка, занимаемая фирмой, превышает 50 процентов.

Доминирование может быть установлено и в случаях, когда доля рынка менее 50 процентов, но только при наличии других факторов. Эти выводы основаны на Решениях Европейского Суда Справедливости (European Court of Justice) по делу Hoffman-LaRoche (1979) и делу United Brands (1978).

Указанные судебные решения, создавшие авторитетный прецедент, дали толкование смысла доминирования по Договору об учреждении Европейского экономического сообщества (далее – Римский договор ЕС)1, определив его как «положение экономического господства фирмы, предоставляющее ему возможность ограничивать эффективную конкуренцию на соответствующем товарном рынке и предоставляющее ему действовать в значительной степени независимо от своих конкурентов, покупателей и в целом от потребителей»2. Автор данного исследования М.

Уайз (M. Wise) также отмечает, что судебная практика на момент исследования считает безопасной гаванью (доказательством отсутствия доминирования) долю рынка в 25% и опровержимую презумпцию доминирования при контроле около 40-50% рынка. Доминирование, как подчеркивается в исследовании, зависит от факторов, иных, чем доля рынка, а именно: количество и относительные размеры других фирм и условия входа на рынок. Доминирование легче установить, если вход на рынок затруднен или если на рынке нет других фирм, сравнимых по размерам, либо способных противостоять стратегии лидера3. Как подчеркивают А. Джонс (A.Jones) и Б. Сефрин (B.Sufrin), «… даже фирма, контролирующая Treaty establishing the European Economic Community – Rome 1957 (ЕС Treaty)// http://eur-lex.europa.eu/en/treaties/index.htm.

M. Wise. Указ.соч. www.oecd.org/dataoecd/7/41/35908641.pdf.

M. Wise. Указ. соч. С. 26.

процентов рынка, может не быть монополистом. Доля рынка ничего не отвечает на вопрос, почему фирма контролирует такую большую долю рынка. Она лишь свидетельствует о текущем состоянии конкуренции.

Фирма не сможет устанавливать монопольные цены, если другие фирмы могут свободно заходить на рынок и конкурировать с ней»1.

Генеральная дирекция по конкуренции Еврокомиссии доли на рынке предлагает трактовать следующим образом:

• ниже 25% = не доминирующая фирма;

• 25–40% = фирма, вероятно, не доминирует, но при расследовании следует учитывать другие факторы, такие как барьеры для входа на рынок и рыночное положение покупателей;

• 40%–50% = возможно доминирующая фирма, в зависимости от таких же других факторов;

• свыше 50 % = фирма, вероятно, доминирует, если у всех конкурентов намного меньшие доли рынка, в обратном случае факт доминирования определяется в зависимости от других факторов;

• свыше 70 % = доминирующая фирма2.

Закон РФ о защите конкуренции воспринял практику Европейского Союза и, условием для безусловного признания доминирующего положения субъекта рынка рассматривает наличие у него более 50% долей на товарном рынке. При этом субъект рынка, доля которого на товарном рынке не превышает 35%, за некоторыми исключениями не признается занимающим доминирующее положение. Для признания наличия у субъекта рынка доминирующего положения в случаях, когда контролируемая им доля рынка составляет от 35% до 50%, российский законодатель требует наличия следующих дополнительных факторов:

1) неизменность или подверженность малозначительным изменениям доли хозяйствующего субъекта на товарном рынке;

2) относительные размеры долей на этом товарном рынке, принадлежащих конкурентам;

3) возможность доступа на этот товарный рынок новых конкурентов либо 4) иных критериев, характеризующих товарный рынок.

По закону Германии об ограничении конкуренции, компания является доминирующей, если в качестве поставщика или покупателя определенных видов товаров или коммерческих услуг по соответствующему продукту и географическому рынку она:

A. Jones, B. Sufrin. EC Competition law. Text. Cases, and Materials. Third Edition.

Oxford Press. 2008. С. 84. (перевод наш – А.Б.).

С. Дж. Рейнольдс. Указ. соч. С. 99-100.

1) не имеет конкурентов или не сталкивается с существенной конкуренцией, или 2) имеет доминирующее положение на рынке по сравнению со своими конкурентами. В этих целях устанавливает необходимость учета конкретной доли компании на рынке, ее финансовую власть, доступ к поставщикам или рынкам, ее связи с другими компаниями, юридические или фактические препятствия для вхождения на рынок других компаний, создаваемые в рамках сферы применения настоящего Закона или за ее пределами, способность компании изменить свое предложение или спрос на другие товары или коммерческие услуги, а также возможность для противной рыночной стороны обратиться к другим ком-паниям1.

Как видим, антимонопольная политика в Европейском Союзе, Российской Федерации, как и в абсолютном большинстве стран мира, для признания факта доминирующего положения субъекта рынка помимо контроля высоких пороговых размеров долей на товарном рынке требует также наличия ряда дополнительных факторов. Это связано с тем, что для ограничения свободы предпринимательской деятельности, являющейся одним из основных принципов рыночной экономики, нужны действительно чрезвычайные обстоятельства. Мировая экономика на сегодняшний день в условиях открытости товарных границ в большой части разделена между транснациональными корпорациями. И каждое государство стремится не препятствовать бизнесу, в особенности национальному, с тем, чтобы он мог вырасти и составить конкуренцию мировым лидерам.

Положительный опыт законодательного регулирования концепции доминирования был закреплен в Рекомендательном законодательном акте «О защите экономической конкуренции»2, согласно положениям которого:

1) доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет 65 % и более, за исключением тех случаев, когда хозяйствующий субъект докажет, что несмотря на превышение вышеуказанной величины, его положение на рынке не является доминирующим;

2) доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара составляет менее 65 %, если это установлено органом по защите конкуренции, исходя из стаС. Дж. Рейнольдс. Указ. соч. С. 112-114.

Рекомендательный законодательный акт «О защите экономической конкурен ции», принятый на Седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи го сударств-участников СНГ (Постановление № 7-9 от 17 февраля 1996 года)//ИС «Пара граф».

бильности доли рынка хозяйствующего субъекта, относительного размера долей рынка, принадлежащих конкурентам, возможности доступа на этот рынок новых конкурентов или иных критериев, характеризующих товарный рынок;

3) не может быть признано доминирующим положение хозяйствующего субъекта, доля которого на рынке определенного товара не превышает 35%.

Первый закон о конкуренции – Закон Казахской ССР от 11 июня года «О развитии конкуренции и ограничении монополистической деятельности» (Далее – Закон о конкуренции 1991 года)1 – содержал требование об учете нижеследующих факторов при признании доминирующим субъекта рынка, доля которого на соответствующем товарном рынке составляет менее предельной величины, ежегодно устанавливаемой антимонопольным органом:

1) стабильности доли субъекта рынка на соответствующем товарном рынке;

2) относительного размера долей на рынке, принадлежащих конкурентам;

3) возможности вхождения на этот рынок новых субъектов рынка (конкурентов).



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«О национальных молодежных политиках зарубежных стран составитель обзора О. Кузьмина Основной причиной формирования молодежной политики как отдельного направления социальной политики является трудность процесса социализации молодых людей в современных условиях. Для того, чтобы как можно меньшая часть молодежи выпадала из этого процесса и пополняла собой различные маргинальные группы, и предпринимаются основные усилия государства и общества. За 10–12 лет пребывания в молодежной возрастной группе...»

«МИНОБРАНАУКИ РОССИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный инженерно-экономический университет Кафедра логистики и организации перевозок В.М. Бобкова ЛОГИСТИКА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ Конспект лекций Специальность 080506 – Логистика и управление цепями поставок Санкт-Петербург 2011 Допущено редакционно-издательским советом СПбГИЭУ в качестве методического издания Составитель канд. экон. наук, доц. В.М. Бобкова Рецензент канд....»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН О государственном социальном страховании (Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан, 1997 год, № 23-24, ст. 350; 2003 год, № 8, ст. 458; 2006 год, №4, ст. 200; 2007 год, №3, ст.177; №7, ст. 694; 2008 год, №10, ст.821) Настоящий Закон определяет правовые, экономические и организационные основы государственного социального страхования граждан и его действие не распространяется на добровольное социальной страхование. РАЗДЕЛ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 1....»

«Открытое акционерное общество Всероссийский научно - исследовательский институт гидротехники имени Б.Е. Веденеева РАЗРАБОТКА ПРОЕКТА ПРАВИЛ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАЛОУЗЕНСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА Этап 6 Разработка перечня мероприятий Государственный контракт №8-ФБ от 01 августа 2013 г. Арх. № Санкт - Петербург 2014 г. Открытое акционерное общество Всероссийский научно - исследовательский институт гидротехники имени Б.Е. Веденеева РАЗРАБОТКА ПРОЕКТА ПРАВИЛ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МАЛОУЗЕНСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩА Этап...»

«Структура методического пособия БИЗНЕС ИНКУБИРОВАНИЕ. Регламенты планирования и контроля деятельности 1. Сеть бизнес – инкубаторов Томской области. 2. Организационная структура бизнес – инкубатора. Требования к бизнес-инкубатору. 3. Рекомендации по проведению конкурса и отбору проектов для размещения в бизнес – инкубаторе. 3.1. Рекомендации по информационному сопровождению Конкурса проектов. 3.2. Работа с проектами после их размещения в бизнес – инкубаторе. 4. Текущая деятельность бизнес –...»

«Признательность: Это пособие было разработано Программой Озонэкшн Отделения ЮНЕП по технологии, промышленности и экономике при содействии Многостороннего фонда по выполнению Монреальского протокола. Руководитель программы Озонэкшн: Ражендра М. Шенде Информационный менеджер: Джеймс Курлин Проектный менеджер: Анна-Мария Феннер Автор: Саиджа Хайнонен Экспертный обозреватель: Вайне Тальбот Проектный ассистент: Мугур Кибе Урсулет Редактор на английском языке: Джанет Сакмен Иллюстратор: Гласхаус...»

«Обзоры инвестиционной политики ОЭСР: Российская Федерация Повышение прозрачности политики 2006 ОРГАНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И РАЗВИТИЯ В соответствии со Статьей 1 Конвенции, подписанной в Париже 14 декабря 1960 г. и вступившей в силу 30 сентября 1961 г., Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) способствует осуществлению политики, направленной на: достижение наивысшего устойчивого роста экономики и занятости и повышение уровня жизни в странах – членах ОЭСР при...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования Белорусский государственный экономический университет УТВЕРЖДАЮ Ректор БГЭУ В.Н. Шимов 29 января 2008 г. СОГЛАСОВАНО: Председатель первичной профсоюзной организации работников БГЭУ В.В. Артемов 29 января 2008 г. СОГЛАСОВАНО: Председатель первичной профсоюзной организации студентов БГЭУ _ М.Ф. Барейша 29 января 2008 г. ПРАВИЛА ВНУТРЕННЕГО РАСПОРЯДКА Учреждения образования Белорусский государственный экономический университет 1....»

«ОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ Сектор по предупреждению терроризма Март 2007 года УПРАВЛЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО НАРКОТИКАМ И ПРЕСТУПНОСТИ Вена ОКАЗАНИЕ ПОМОЩИ В БОРЬБЕ С ТЕРРОРИЗМОМ Сектор по предупреждению терроризма Maрт 2007 года ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Нью-Йорк, 2007 год Содержание Стр. I. Задачи................................................. II. Мандат................................»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ УПРАВ ЛЕНИ Е КАЧ ЕС Т ВО М ПРО ДУК Ц ИИ СЫКТЫВКАР 2004 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СЫКТЫВКАРСКИЙ ЛЕСНОЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) ГОСУДАРСТВЕННОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ ИМ. С. М. КИРОВА Кафедра менеджмента и маркетинга УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ПО ДИСЦИПЛИНЕ УПРАВЛЕНИЕ КАЧЕСТВОМ ПРОДУКЦИИ Для студентов специальности...»

«Организация Объединенных Наций CEDAW/C/COM/1-4 Конвенция о ликвидации Distr.: General всех форм дискриминации 21 September 2011 Russian в отношении женщин Original: French Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин Рассмотрение докладов, представленных государствами-участниками в соответствии со статьей 18 Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин Объединенные первоначальный, второй, третий и четвертый периодические доклады государств-участников Коморские...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ Казанский филиал Кафедра гуманитарных, социально-экономических дисциплин ЭКОНОМИКА ОРГАНИЗАЦИИ (ПРЕДПРИЯТИЯ) Учебно-методический комплекс для студентов Колледжа (специальность 030503.52 Правоведение среднего профессионального образования) Казань 2008 2 Учебно-методический комплекс по учебной дисциплине Экономика организации (предприятия) для специальности 030503.52 – 0201 Правоведение...»

«Внешнеэкономические связи Перспективы восточного вектора ВЭС России Осознание необходимости диверсификации геогра- Ф.А. Тринич фического распределения внешнеэкономических связей, достижения оптимального сочетания их развития на разных направлениях, исходя из экономических интеУДК 339.9 ресов и возможностей евроазиатского расположения го- ББК 67.402.21 сударства, граничащего или соседствующего с различ- Т-676 ными странами на западе, юге и востоке, сложилось еще в СССР. Однако по ряду...»

«ББК 65.49 Х 15 Хайкин М.М. Управление сферой услуг в развитии человеческого капитала. – СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. – 159 с. В монографии исследованы общие предпосылки и закономерности формирования сферы услуг как научного направления и области практической деятельности, проведен анализ развития теории и методологии сферы услуг; ретроспективный анализ развития теории человеческого капитала с момента ее становления по настоящее время, рассмотрены особенности составляющих человеческого капитала в...»

«648 Н о я б р ь 1 9 9 8 г. Письмо Сашули Мите от 2 ноября 1998 г. Дорогой сынуля! Спасибо за письма и фотографии. Очень понравился снимок, где ты на причале. Я носила эту фотографию показать своим подругам в институте, похвасталась, какой у меня симпатичный взрослый сын. В компании с девушками ты тоже очень хорошо смотришься. Снимки же с более мелкими деталями распечатываются на струйном принтере не очень-то хорошо. А когда ещ на снимке неизвестные люди и фон неинтересный, то, может быть, не...»

«ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Север – Юг – Россия 2013 ЕЖЕГОДНИК Москва ИМЭМО РАН 2014 1 УДК 339 ББК 65.5 Се 28 Серия Библиотека Института мировой экономики и международных отношений основана в 2009 году Ответственные редакторы – д.и.н. В.Г. Хорос, д.полит.н. Д.Б. Малышева Редакционная коллегия: д.и.н. А.Г. Володин, д.полит.н. Д.Б. Малышева, к.э.н. А.А. Рогожин, д.и.н. В.Г. Хорос Рецензент: д.и.н. К.Г. Холодковский Се Север – Юг – Россия 2013....»

«Г.П. Бессокиpная, А.Л Темницкий Социальная адаптация рабочих в трансформирующемся обществе: основные положения программы и некоторые pезультаты исследования (Мир России. – 2000. – №4. – С. 103-124.) Пpоблема адаптации и опыт ее изучения Адаптационное взаимодействие больших социальных групп и социальной среды — важнейшая составляющая трансформационных процессов в российском обществе. В трансформирующемся российском обществе процесс социальной адаптации составляет основное содержание всех видов...»

«Министерство иностранных дел Республики Таджикистан ДИПЛОМАТИЯ ТАДЖИКИСТАНА ЕЖЕГОДНИК - 2009 Внешняя политка Республики Таджикистан: хроника и документы Душанбе “Ирфон“ 2011 ББК 66.5 (2Тадж)+66.4 (2 Тадж)+63.3 (2Тадж) Д–44 Д–44 Дипломатия Таджикистана. Ежегодник - 2009 год. Внешняя политика Республики Таджикистан: хроника и документы. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи. (Составители: Д.Назриев и др.) Душанбе, “Ирфон”, 2011, - 370 с. Серия книг: Внешняя политика Таджикистана. Издание...»

«д-142-кс Сулакшин С.С.: Уважаемые коллеги, прошу занимать исходные позиции. Будем начинать наш круглый стол. Президиум прошу занять свое почетное место. Владимир Николаевич, без вас тут сиротливо. Прошу вашего внимания. Круглый стол с темой Экономическое измерение государственного суверенитета начинает свою работу. Разрешите представиться, Сулакшин Степан Степанович. Я ведущий круглого стола и буду очень рассчитывать на вашу поддержку в смысле участия в дискуссии. Задачи, которые мы ставим на...»

«ЛЕКЦИЯ 1: ФИНАНСОВЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ КАК СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ ПРОЦЕССА УПРАВЛЕНИЯ ПРЕДПРИЯТИЕМ Вопросы: 1. Сущность, предмет и структура финансового менеджмента 2. Основные принципы финансового менеджмента 3. Цели и задачи финансового менеджмента 4. Базовые концепции финансового менеджмента 5. Инструменты финансового менеджмента 6. Функции финансового менеджера 1. СУЩНОСТЬ, ПРЕДМЕТ И СТРУКТУРА ФИНАНСОВОГО МЕНЕДЖМЕНТА Термин финансовый менеджмент (financial management) в переводе с английского означает...»





Загрузка...



 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.