WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Юрий Ким

«ФЕДЕРАЛИЗМ», «АВТОНОМИЯ», «САМОУПРАВЛЕНИЕ»:

СМЫСЛЫ И ТРАКТОВКА

В юриспруденции как, впрочем, и любой общественной науке,

исключительное значение имеют термины и придаваемые им смыслы. Для

юридических наук нередки такие ситуации, особенно это касается

формирующихся, окончательно не устоявшихся дисциплин, когда дискурс вокруг той или иной проблемы незаметно переходит из области правовой в область филологическую. Ничего необычного в этом, кстати говоря, нет, поскольку между правоведением и филологией связь много глубже, чем это может показаться при поверхностном взгляде. Норма права не может быть выражена, доведена до адресата (и интерпретирована) иначе, как посредством слов, языка. Между тем «язык, - как заметил Н.А. Бердяев, очень несовершенное и опасное орудие, он нас подводит на каждом шагу, рождает из себя противоречия и запутывает. Особенно труден стал язык с тех пор, как реальный смысл, реальное содержание слов почти утеряно, значение слов стало номинальным. Теперь в философии приходится спорить из-за каждого слова, уславливаться о значении на протяжении целых томов.

Пустые, утерявшие реальный смысл слова не подпускают людей друг к другу. Мы хотели бы прийти друг к другу и поговорить по душе, но слова не пускают дальше передней»1. Продолжая свою мысль, Н.А. Бердяев говорил о том, что этой власти номинализма исключительно подвержена гносеология.

По этой причине «гносеологические споры – главным образом споры о словах, гносеологические разногласия – многозначность слов. Мы все уславливаемся, что значат слова, непосредственный смысл которых утерян.

Развращающая власть словесности над философией, номинализма над реализмом тогда лишь будет побеждена, когда будет восстановлена Бердяев Н.А. Философия свободы. М., 2004. С. 96.

непосредственная мистика слов, не магия слов, всегда заколдовывающая; а мистика слов, всегда освобождающая»2.

О наличии серьезных языковых проблем при объяснении политикоправовых явлений говорил и В. Остром в своей известной работе, посвященной исследованию смысла американского федерализма. К числу терминов, в толковании которых существует большая путаница, он справедливо относит «федерализм» и «суверенитет». Этот список, на его взгляд, можно продолжить, включив в него множество других терминов, таких как «государство», «правление», «демократия», «республика», «бюрократия», «право», «справедливость», «власть», «свобода», «централизация» и «децентрализация. «Без достаточного единства в понимании смысла этих слов, - считает ученый, в чем глубоко прав, бесполезно даже говорить о политической науке или думать, что люди способны сами править собой через политические структуры и процессы, порожденные ими самими. Вместо этого возникнет невообразимая путаница, которая позволит возобладать историческим случайностям»3.





Категория федерализма активно вовлечена в оборот политологических, исторических, экономических, социологических, этнологических, культуроведческих и проч. дисциплин. Не находится в стороне от этого и юриспруденция. В силу отмеченного, как в юридическом государствоведении, так и иных обществоведческих науках, изучающих государство, характерным является избыточный синкретизм частнонаучных методов. Не удивительно, что на фоне все более размываюшихся очертаний федерализма его концепт с такой легкостью замещается иными – полицентризмом, демократизмом, децентрализмом, регионализмом и проч.

На этой основе появляются тирания понятий, и что еще хуже, неоправданные утопии и их теоретическое обоснование. А.Н. Кольев употребил очень Бердяев Н.А. Указ. соч. С. 96.

Остром В. Смысл американского федерализма. Что такое самоуправляющееся общество: Пер. с англ. / Предисл. А. Оболонского. М., 1993. С. 88-89.

меткое выражение: «кража смыслов»4. Такой подход представляется некорректным не только в связи с тем, что каждый из названных феноменов имеет самостоятельные характеристики. Эти явления свою очередь нуждаются в удовлетворительном объяснении и идентификации. Они образуют, пусть и пересекающиеся, но разные сферы (срезы, модусы) социальной действительности – политическую, государственноуправленческую, административно-территориальную, экономическую и проч. На издержки подобного рода методов в государствоведении указывал В.М. Гессен. «Ничто не вредит в такой степени прогрессу знания, - писал он, - как научный синкретизм, не различающий ни задач, ни методы различных наук. Для того, чтобы вполне овладеть своим объектом, каждая наука должна, прежде всего, отграничить его от смежных наук. Наука права вообще и наука публичного права в особенности больше всех других искони страдает от привлечения в ее область психологических, политических, философских проблем. То божество, в покровительстве которого всего более нуждается эта наука, называлось у римлян Термином, т.е. богом границ»5.

Известная смысловая неопределенность складывается и вокруг понятий федерализма, автономии и самоуправления. Безусловно, они тесно соприкасаются, что, однако, не дает оснований для их отождествления.

Конституционно-правовое содержание каждой из рассматриваемых категорий имеет самостоятельное значение. Особенно это касается характеристики автономного образования и соотношения его конституционно-правового статуса со статусом субъекта федерации.

Автономия может пониматься двояко: в широком и узком смыслах. В широком, общеуправленческом смысле под автономией подразумевается способность субъектов деятельности к самостоятельной постановке и решению определенных задач, опираясь, главным образом, на собственные ресурсы. Термин «автономия», употребленный в таком значении, что Кольев А.Н. Нация и государство. Теория консервативной реконструкции. М., 2005. С. 7.





Гессен В.М. Общее учение о государстве. СПб, 1912. С. 168.

зарубежных государств, следует рассматривать как метафору. Она призвана подчеркнуть демократизм государственного режима, политическую, публично-правовых и территориальных образований. Именно в таком контексте, например, в Конституции Швейцарии, говорится о соблюдении Конфедерацией автономии кантонов (ст. 47), а также и о гарантии автономии коммун, установленных кантональным правом (ст. 50). По Конституции Бразилии политико-административная организация Федеративной Республики Бразилии включает Союз, штаты, Федеральный округ и «предписаниями» (ст. 18). В соответствии с Конституцией Японии положения в отношении организации и работы местных органов публичной власти устанавливаются законом на основе принципа местной автономии (ст.

ст. 92, 95).

Наряду с этим для определенной группы государств включение в текст основных законов положений об автономии имеет отнюдь не декларативный характер. Речь вполне определенно идет о конституировании принципа политико-территориальной организации государства, гарантиях государственно-правового статуса конкретных территориальных образований, и, прежде всего, регионов. Например, это касается Италии (ст.

5), Испании (ст. 2), Китая (ст. 4) и других государств, имеющих в своем составе автономные образования (Великобритания, Дания, Финляндия).

Поэтому в более узком, традиционном понимании автономия представляет собой совокупность конституционно-правовых установлений, определяющих статус автономных территориальных образований (автономных сообществ).

«самоуправление» очень близки. Имеются основания полагать, что греческое по происхождению «автономия»6 и русскоязычное «самоуправление»

являются полными лексическими эквивалентами. Поэтому нередко один термин объясняется при помощи другого. Например, по С.И. Ожегову и Н.Ю. Шведовой, автономия – «право самостоятельного осуществления государственной власти или управления, предоставленное конституцией «самоуправление – то же, что и автономия»8. Согласно Юридическому энциклопедическому словарю автономия в политико-правовом значении – федеративного государства. Автономная территориальная единица, как правило, самостоятельна в решении вопросов местного значения в пределах, установленных центральной властью. В этих рамках население автономной единицы пользуется правами самоуправления обычно более широкими, чем населения»9. Иногда автономией считается местное самоуправление, ввиду чего последнее трансформируется в «местную автономию»10. В некоторых случаях автономия определяется как форма государственности, для которой характерно самостоятельное осуществление государственной власти в пределах11.

Как отмечает О.Е. Кутафин, дать единое определение понятия «автономия» исключительно сложно, если не невозможно. В это понятие в разных государствах в разное время вкладывалось различное содержание.

Тем не менее определенность в этом вопросе нужна, поскольку как В Словаре иностранных слов И.А. Васюковой автономия (греч. аutonomia от autos сам и nomos закон) понимается как «независимость в управлении, право населения территории самостоятельно осуществлять государственную власть или управление, предоставленное общегосударственной конституцией какой-либо части государства». Васюкова И.А. Словарь иностранных слов. М., 2001. С. Ожегов С.И. и Шведова Н.И. Толковый словарь русского языка. М., 1999 С. 17.

Там же. С. 695..

Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев. М., 1984. С. 11.

См.: Арановский К..В. Государственное право зарубежных стран. М., 1998. С. 228.

См.: Колюшин Е. Н. Конституционное (государственное) право России. М., 1999. С. 205.

федеративное государство Россия никогда не была и никогда не будет союзным государством. Ее федерация всегда базировалась на автономии. В современной России автономия выступает в качестве форм обеспечения государственности многих народов и народностей России12. О.Е. Кутафин не согласен с высказывавшимся в правовой литературе мнением о том, что государственность и автономия – это качественно разные степени действительно, качественно отличается от государственности, - пишет он, но только в том случае, когда речь идет о государственности в виде суверенного государства. Что же касается других форм государственности – несуверенных государств и различного вида государственных образований, то от них по степени самостоятельности отличается далеко не всякая автономия. Конечно, не всякая автономия является государственным образованием, но любое государственное образование, если не формально, то фактически в принципе не может не располагать всеми признаками автономии. Кроме того, автономия не обязательно является субъектом федерации. Она может быть создана и в рамках унитарного государства.

Однако субъект федерации всегда является автономией, если только он (как это было, например, в СССР) не провозглашен суверенным государством»13.

Подход, в соответствии с которым автономия рассматривается в качестве формы этнической государственности, либо отождествляются статусы субъектов федерации и автономных образований, встречает обоснованные возражения. Так, Т.Я. Хабриева и Л.В. Андриченко уязвимость такого взгляда усматривают в том, что Конституция России не закрепляет национальный принцип в числе принципов федеративного устройства и не предоставляет отдельным народам права на создание своих национально-государственных образований, хотя длительное время именно в Кутафин О.Е. Российская автономия: монография. М., 2006. С. 342-343.

данной ипостаси традиционно виделся основной смысл существования отечественной модели территориальной автономии14. По наблюдениям В.Е.

Чиркина, положение субъектов федерации в ряде стран (Венесуэла, Индия, Пакистан и др.) действительно близко к статусу автономии. Тем не менее, территориальной автономии. «Называть автономную область и автономные «автономные» неверно, это субъекты федерации»15.

В характеристике федеративных начал как «самоуправления» регионов также присутствует определенная доля условности. Известно, что категория самоуправления обычно трактуется под несколько иным углом зрения. В теории систем и теории управления самоуправление (самоуправляемость) рассматривается как имманентное свойство любых высокоорганизованных (в том числе и социальных) систем, благодаря чему обеспечивается их целостность, устойчивость, способность к развитию и т.д. В обществе признаки самоуправляемости (управления) в той или иной мере присущи разнопорядковые социальные общности – государство, политические партии, общественные организации и т.д. В самом общем виде самоуправляемость организации предполагает: а) наличие у нее системных характеристик и выполнение тех целей и задач, ради которых она образована. В этом смысле самоуправление является общесистемной категорией, предельно широкой по содержанию, обозначающей способность к самоорганизации и автономному поведению сообществ и коллективов определенного типа, которые в свою очередь могут включать в себя самоуправляемые структуры. В другом См.: Хабриева Т.Я., Андриченко Л.В. Особенности автономии в России: взгляд ученого // Журнал российского права, 2006. № 4. С. 151.

Чиркин В.Е. О сущности субъекта федерации: традиции и реалии // Государство и право. 2003. № 7. С. 8.

применительно к муниципальным образованиям, имеющим известные конституционно-правовые признаки. В таком понимании самоуправление имеет предельно конкретный смысл и институциональное оформление.

Свойство самоуправления (включающее сочетание двух элементов:

власти и ответственности) с точки зрения принципов организации публичной государственность характер. В этом смысле в качестве «самоуправляемых»

общностей можно рассматривать как федеративное и унитарное (например, региональное) государства, с одной стороны, так и субъекты федерации, автономные и муниципальные образования – с другой. Возможно, наблюдаемый в науке широкий взгляд на природу автономии имеет автономизация территорий, сочетавшаяся с тотальным огосударствлением этносов в России и Союзе ССР, явилась предтечей федеративного устройства и на долгую перспективу предопределила его самобытность и своеобразие.

Одной из его особенностей, например, явилось то, что в России и Союзе ССР был создан конституционно-правовой прецедент уравнивания статусов автономных образований и субъектов федерации, имевший соответствующее Отмеченное, конечно же, не могло не отразиться на структуре и содержании отечественной доктрины государственного устройства16.

Заметим, вместе с тем, что классическая наука государственного права (как отечественная, так и зарубежная) никогда не отождествляла принципы федерализма с принципами автономии. Так, Г. Еллинек, исследуя формы территориальной организации государства, четко разграничивал способы «государственные соединения». Говоря о «видах разделения государства», он выделял:

См.: Кутафин О.Е. Указ соч. С. 81-277.

1. Административную децентрализацию, выстраиваемую на основе территориального рассредоточения государственно-управленческих государства – центральных и их территориальных подразделений.

2. Децентрализацию в форме самоуправления;

3. Децентрализацию в форме областей, которая приводила к образованию автономий17.

При этом Г. Еллинек не рассматривал федеративную систему в качестве формы децентрализации либо автономии. Вопросы внутренней организации союзных государств у него вынесены в отдельную главу о «государственных соединениях»18.

Приблизительно таким же образом структурировал эти проблемы и Ф.Ф. Кокошкин. В его «Лекциях по общему государственному праву»

сложноустроенные государства рассматриваются в главе IX «Соединения государств», в рамках которой вопросы федеративной организации (§ «Государственно-правовые соединения») и территориальной автономии (§ Ф.Ф. Кокошкин между входящими в состав федеративного государства штатами или кантонами автономными провинциями нефедеративного государства видел существенное отличие. Во-первых, субъекты федерации имели не только местные законодательные собрания, но и свои особые, независимые от центральной власти правительства. Напротив, автономная область своего самостоятельного правительства иметь не могла; высшим представителем правительственной власти в ней являлся наместник или исключительно местным органом, без всякого участия центральной власти. В См.: Еллинек Г. Общее учение о государстве. Т.1. С-П, 1908. С. 371.

Там же. С. 545-583.

См.: Кокошкин Ф.Ф. Лекции по общему государственному праву. М., 1912. С. 297-306.

законодательство построено на началах взаимодействия провинциальных органов центральной власти20. По Ф.Ф. Кокошкину, федерация есть сложное государство, составные части которого, в свою очередь, обладают признаками государства. Хотя он тут же оговаривается о том, что сложный характер, в известной мере, присущ не только федеративному, но и всякому сколько-нибудь крупному государству. «Почти везде государственная территория делится на части, наряду с центральными органами государства, существуют местные, осуществляющие функции государственной власти в различных территориальных округах. Степень самостоятельности таких органов может быть различна, но как бы широка она ни была, части государства, в которых они действуют, существенно отличаются от членов федерации тем, что они не имеют государственного характера, не обладают самостоятельной принудительной властью»21.

С точки зрения отношения частей государства к целому при унитарной форме Ф. Кокошкин выделял три типа государственного устройства: 1) полную централизацию, 2) административную децентрализацию и 3) законодательную децентрализацию, которые он охарактеризовал следующим образом:

«1. Централизацией государственной власти называется такая ее организация, при которой: 1) все непосредственные органы государства являются центральными, т.е. компетенция их простирается на всю территорию государства, 2) действующие на местах посредственные органы безусловно подчинены центральным… 2. Административная децентрализация (местное самоуправление) заключается в том, что отдельные части государства организуются в особые территориальные союзы, которым государство предоставляет осуществление известных функций управления. Организация этих, как их называют, См.: Кокошкин Ф.Ф. Указ. соч. С. 5.

Там же. С. 303-304.

законодательством; они не имеют самостоятельной власти, - но, вместе с тем, они являются отличными от государства юридическими лицами и имеют свои выборные органы (органы самоуправления), которые, в отличие от местных органов государства в собственном смысле этого слова, не подчинены, безусловно, центральным государственным органам, а только подлежат контролю с их стороны.

представляет собой высшую ступень развития децентрализации. Сущность ее сводится к тому, что отдельные части государства обладают своими непосредственными органами в виде местных законодательных собраний, которые совместно с центральной властью издают местные законы.

обыкновенно, всецело или отчасти местным законодательством. Поэтому, положение между самоуправляющимися провинциями и несуверенными государствами. Наиболее подходящее для них название – автономный край или автономная область (курсив мой. Ю.К.)»22.

С.А. Котляревский также рассматривал автономию как способ самоограничения власти в унитарном государстве, децентрализации и расширения местного самоуправления, основанных на делегировании местным органам государственных функций, «перенесении известных государственных полномочий из центра на периферию»23.

Комплексная характеристика отличительных признаков субъектов современными авторами. Подходы не совпадают.

Кокошкин Ф. Указ. соч. С. 305-306.

Котляревский С.А. Власть и право. Проблема правового государства. М., 1915. С. 271-272.

В.Е.Чиркин выделяет следующие отличительные признаки автономии:

предметов ведения;

охватывает лишь небольшую часть унитарного государства, т.е. автономии создаются в государстве иной формы, чем федерация. Напротив, субъекты федерации занимают всю территорию федеративного государства (иногда бывают несубъекты федерации, например, в США, Австралии или Индии, которые даже в совокупности имеют очень незначительную территорию);

3) Для представительства субъектов федерации в федеральном парламенте всегда (исключение - Танзания и др.) есть особая палата, чего нет резервируется определенное число мест в палате общего представительства).

4) Если же исходить из указанной выше концепции о двух подчиненной - субъектов федерации), то к автономии такая конструкция вообще вряд ли применима.

На этом основании В.Е. Чиркин считает, что сущность субъекта федерации нельзя определить через понятие автономии 24.

По мнению В.В. Иванова, существуют четыре различия между безотносительно к тому, являются они территориальными единицами унитарного государства либо субъектами федеративного государства. Первое – статус, границы государственного образования не могут быть изменены без его согласия (согласие населения, выраженное на референдуме, согласие органов власти), статус, границы автономного образования соответственно в принципе могут быть изменены без его согласия (вместе с тем государство может ограничить свои права в отношении автономных образований). Второе – сфера исключительного ведения государственного образования в составе См.: Чиркин В.Е. Указ. соч. С. государства определяется, даже если и как остаточная, на конституционном или договорном уровне, у автономного образования сферы исключительного ведения быть не может. Третье – конституция (устав) государственного образования не нуждается в утверждении и не может быть отменена (отменен) органами власти государства (разумеется, если они не содержат Четвертое, применительно к разграничению автономных и государственных образований в качестве субъектов федерации: государственное образование может иметь относительно федерации учредительные права, а также в принципе право на сецессию, автономное образование таких прав не имеет25.

Разграничивая автономные образования и субъекты Федерации, Б.А.

Страшун полагает, что, во-первых, распределение компетенции между властями центра и регионов в унитарных государствах, как правило, осуществляется в порядке обычного законодательства, в то время как в федеративных государствах – исключительно на уровне конституции, конституционных и органических законов. Во-вторых, если в унитарном государстве распределение компетенции между органами власти государства и органами власти автономных образований все же закреплено в конституции, то она закрепляет только исключительную компетенцию государства и совместную – государства и автономных образований. В компетенции субъектов Федерации – императивный признак, даже если она фиксируется как остаточная. В-третьих, автономное образование может быть наделено правом на принятие собственного устава или конституции, которые при этом, как правило, утверждаются парламентом государства. В то время как субъекты Федерации самостоятельно принимают свои конституции См.: Иванов В.В. К вопросу о концепции территориального образования // Государство и право. 2003. № 11. С. 47-48.

законодательством разрешаются специальными судебными органами – конституционными судами26.

В целом, соглашаясь с предложенными подходами и выделенными отличительными признаками, следует, все же, обратить внимание на отдельные неточности. В первую очередь, это касается Италии и Испании, изменения статуса, границ автономного образования (В.В. Иванов) имеют государствах. По этой же причине небезупречны первый, второй и третий признаки, выделенные Б.А. Страшуном. Они относятся не ко всем унитарным государствам. В частности, Конституция Испании весьма детально определяет перечень вопросов, которые могут находиться в ведении провинций (ст.ст. 148, 149). Приблизительно похожим образом государством (ст.ст. 127, 161 Конституции Испании, ст.ст. 127, Конституции Италии).

Думается, вместе с тем, что названными авторами профилирующие правовые признаки, отличающие режим автономии от федеративного режима, обозначены. Они, однако, требуют некоторого уточнения и дополнения касательно отдельных существенных аспектов взаимодействия государства и автономий. Прежде всего, необходимо обратить внимание на своеобразие механизма координации и контроля законности деятельности органов автономных образований. Оно связано с функционированием института «административной опеки», характерного по преимуществу для См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран / Отв. ред. Б.А. Страшун. В 4-х т. Т. 1М., 1999. С. 685-687.

унитарных государств. Механизм опеки обстоятельно рассмотрен Ж.

Веделем27. Употребление определения «административный» применительно к термину «опека» выглядит симптоматичным, но отнюдь не определяющим для идентификации отраслевого правового режима. Административная опека является, пожалуй, одним из тех правовых институтов, что подчеркивают нерасторжимую связь, глубокое взаимопроникновение конституционного и административного права. Очевидно, вместе с тем, что административная опека является такой формой регулирования государственно-правовых отношений, в которой преобладает административно-правовое начало. В этой связи представляется возможным выдвинуть предварительную гипотезу о том, что в правовом режиме автономии более выражены начала политические или же конституционно-правовые. Сказанное позволяет рассматривать автономию в качестве особой формы децентрализации функций государственной власти. При федеративном устройстве последняя государственность и создающий эффект дисперсии государственного режима. Связано это с тем, что субъекты федерации, имея собственные источники легитимации публичной власти, первичной и непроизводной, обладают государственностью.

осуществляемого представителями государства, за законностью актов последующим, и предварительным. Он не исключает возможность как передачи спорного акта на рассмотрение в суд, так и их отмены непосредственно контролирующим органом. Орган опеки обладает и См.: Ведель Ж. Административное право Франции / Под ред. д.ю.н. Крутоголова М.А. М., 1973.

дисциплинарной властью по отношению к представителям подопечных административных структур и др28.

Конечно же, в отношении автономных образований опека не столь авторитарна, как это описано у Ж. Веделя. Однако, некоторые из его элементов налицо. Они отражают фактическую степень самостоятельности органов автономных образований. По Конституции КНР собрания народных представителей провинций и городов центрального подчинения и их постоянные комитеты могут принимать установления местного характера, не противоречащие Конституции, законам, административно-правовым актам.

уведомляют о принятых решениях Постоянный комитет Всекитайского собрания народных представителей (ст. 100), который отменяет их в случае противоречия Конституции, законам и административно-правовым актам государства (п. 6, ст. 67). В управлении развитием и регулировании автономий ведущую роль играет правительство – Государственный совет КНР. Местные народные правительства входят в единую административную систему Китая и ответственны перед государственными административными органами, стоящими на ступень выше, и им подотчетны. Все местные административными органами, которые находятся под единым руководством Государственного совета и ему подчиняются (ст. 110). Государственный совет КНР, как высший исполнительный орган государственной власти, не только утверждает территориальное деление провинций, автономных областей, городов центрального подчинения, утверждает образование и территориальное деление автономных округов, уездов, автономных уездов, городов (п. 15 ст. 89), но изменяет или отменяет ненадлежащие постановления и распоряжения местных государственных административных органов (п. 14 ст. 89)29.

См.: Ведель Ж. Указ. соч. С. 394-397.

См.: Современное законодательство Китайской Народной Республики. Сборник нормативных актов / Под ред. Л.М. Гудошникова. М., 2004. С.14-15.

В Италии, как и во Франции, основная нагрузка по координации деятельности периферийных органов государства, регионов, а также административной опеке возлагается на правительственного комиссара, резиденция которого располагается в главном городе области (ст. ст. 124, Конституции Италии). Каждый закон, принятый областным советом, сообщается комиссару, который должен завизировать его в течение тридцати дней после сообщения, если только не возникает возражений со стороны Правительства. Закон публикуется в десятидневный срок после визирования и вступает в силу не ранее чем через пятнадцать дней после его опубликования. Если областным советом заявлено о срочности закона и Правительство Республики с этим соглашается, то закон публикуется и вступает в силу независимо от указанных сроков. Если Правительство Республики считает, что принятый областным советом закон превышает компетенцию области или противоречит национальным интересам или интересам других областей, то оно возвращает закон в областной совет в срок, установленный для визирования. Если областной совет вновь одобрит закон абсолютным большинством голосов, то Правительство Республики может в течение пятнадцати дней по получению сообщения возбудить вопрос о законности перед Конституционным судом или поставить перед палатами вопрос о целесообразности. В случае сомнения Конституционный суд решает, к чьей компетенции относится данное дело (ст. 127).

Областной совет может быть распущен, если он совершает действия, противоречащие Конституции, или серьезные нарушения закона или не выполняет предложения Правительства сместить джунту или ее председателя, совершивших аналогичные действия или нарушения. Роспуск предписывается мотивированным декретом Президента Республики по заслушании комиссии депутатов и сенаторов по областным вопросам, образуемой в соответствии с правилами, установленными законом Республики (ст. 126).

В Испании администрацией государства на территории автономного сообщества руководит Представитель, назначаемый Правительством, который координирует ее деятельность с деятельностью администрации сообщества (ст. 154 Конституции Испании). Контроль за деятельностью органов автономных сообществ осуществляется как в судопроизводственной и надзорно-юрисдикционной формах, так и в форме административной опеки:

1) Конституционным судом в отношении конституционности их нормативных актов, имеющих силу закона;

2) Правительством по получению заключения Государственного совета в отношении осуществления делегированных полномочий;

3) Органами административной юстиции в отношении автономного управления и его регламентарных норм;

4) Счетной палатой в отношении экономики и бюджета (ст. 153).

Если автономное сообщество не выполняет обязательств, налагаемых на него Конституцией и другими законами, или действует образом, который предварительного требования к председателю автономного сообщества с предварительное требование не будет удовлетворено, Правительство может принять меры к тому, чтобы заставить такое сообщество выполнить указанные обязательства, либо принять меры, необходимые для зашиты общегосударственных интересов. Для осуществления названных мер, Правительство может давать инструкции любым властям автономного сообщества (ст. 155) С учетом произведенных уточнений к числу основных признаков, отличающих правовой режим автономии от федеративного режима, можно отнести следующие:

1) Автономия представляет собой способ децентрализации функций государственной власти. Она заключается в предоставлении автономным образованиям относительной самостоятельности путем передачи им отдельных законодательных и исполнительных полномочий на основе порядка, предусмотренного конституцией и законами государства. Как правило, на автономии федеративный режим не распространяется.

2) В силу обстоятельств, указанных в предшествующем пункте, публично-властные прерогативы автономных образований имеют производный от функций государства характер.

«первородной» учредительной власти, а также прерогативы kompetenzkompetenz, т.е. компетенции устанавливать собственную компетенцию, что свойственно субъектам федерации.

4) Во всех случаях исключительными правомочиями по установлению порядка образования автономий, санкционированию решений о создании и упразднении автономий, утверждению и отмене статутов (уставов) конкретных автономий обладает государство.

5) Как правило, в отношении органов публичной власти автономных образований государство допускает распространение режима административной опеки. Он выражается в возможности вмешательства государства в процесс правотворчества и правоприменения с целью контроля законности их деятельности. Причем контроль может иметь характер проверки не только законности, но и целесообразности принимаемых региональными органами юридических решений.

Принимая во внимание изложенное, логичным является и следующий вывод общего характера: автономные образования в отличие от субъектов федерации государственностью не обладают. С точки зрения теоретической федерация, основанная на автономном статусе образующих ее субъектов, или признающая федеративную правосубъектность за отдельными автономными образованиями, неидентифицируема, это – нонсенс.



Похожие работы:

«ТОМСКАЯ ОБЛАСТНАЯ УНИВЕРСАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА ИМЕНИ А.С. ПУШКИНА ИСТОРИКО-КРАЕВЕДЧЕСКИЙ ОТДЕЛ книжная серия Жизнь замечательных томичей (выпуск 2) Виктор Дмитриевич Колупаев Биобиблиографический указатель Томск 2005 ББК 91.9:83 + 83.3(2Р)6-8я1 К 61 Виктор Дмитриевич Колупаев: Биобиблиогр. указ. / сост. А.В. Яковенко; ТОУНБ им. А.С. Пушкина, Историко-краеведческий отдел. – Томск: Б.и., 2005. – 48 с. – (Жизнь замечательных томичей; Вып. 2). Издание посвящено томскому писателю-фантасту с...»

«Индоевропейские ритуалы и право. К вопросу о сетевом характере международного права 1 С.Г. Проскурин НОВОСИБИРСК Настоящая статья написана с позиций дисциплины, формирующейся на стыке филологии, лингвистики и юриспруденции, – семиотики права (cм. Contemporary issues of the semiotics of law 2005, Проскурин 2008). Предмет анализа – наиболее ранние этапы становления международного права. Элементы обычного международного права или обычно-правовые правила поведения рассматриваются в настоящей статье...»

«Лик Antlitz №4, Осень 2010/ 2763 a.n.c /Brumair CCXIX Г О Р О Д С К И Е Ракурсы Легко и непринужденно Искать из века в век Кладезь стиха – души поэта. Редакция поздравляет авторов и читателей Лика с победой во Внутрифакультетском конкурсе студенческих СМИ (ДВГГУ, филологический факультет) в номинации Лучшая концепция издания, издания а также с получением грамоты За цельность и гармоничность издания! За цельность издания Благодарим наших авторов и читателей за содействие! Редакция Лика...»

«Александр Дюма КАВКАЗ 995221072-9 1 ALEXANDRE DUMAS IM P RE S S I ON S DE VOYAGE LE C A U C A S E Tbilissi “Merani” 1988 2 АЛЕКСАНДР ДЮМА ПЕРЕВОД С ФРАНЦУЗСКОГО Тбилиси “М е р а н и” 1988 3 84.4 Фр Д 96 В 1858-59 годах А.Дюма путешествовал по России. Три месяца он провел на Кавказе. В апреле 1859 года в Париже вышли три тома его впечатлений от поездки на Кавказ. В 1861 году в сокращенном виде Кавказ был издан на русском языке. Нынешнее издание, несмотря на незначительные купюры,— самое полное...»

«УДК 820/89. 882 ББК 80/84. 83.3 (2Рос=Рус)1 И89 Печатается по решению редакционно-издательского совета филологического факультета Казанского государственного университета Рекомендовано кафедрой русского языка и литературы в национальной школе Казанского государственного университета Составитель асс., канд. филол. наук А.В.Азбукина Рецензенты доц. В.Р.Аминева, доц. А.Н.Пашкуров И89 История русской литературы XVIII века: Учебно-методический комплекс для студентов отделения “Русский язык и...»

«Андрей Десницкий Поэтика библейского параллелизма Оглавление ВВЕДЕНИЕ 5 Условные обозначения 8 1. ИСТОРИЯ: СОВРЕМЕННАЯ БИБЛЕИСТИКА И ПАРАЛЛЕЛИЗМ 10 1.1. Новые тенденции в библейской филологии 10 1.1.1. Библеистика на перекрестке наук 10 1.1.2. Реальность за текстом или реальность текста? 11 1.1.3. Библейская филология после Соссюра. 13 1.1.3.1. Означающее и означаемое 14 1.1.3.2. Язык и речь 18 1.1.3.3. Синхрония и диахрония 19 1.1.4. Исследования параллелизма в библейской филологии 1.2....»

«МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН ТАШКЕНТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ УЧЕБНО- МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине ВВЕДЕНИЕ В ФИЛОЛОГИЮ ИЗУЧАЕМОГО ЯЗЫКА (Корейский язык) Отрасль знаний: 100000 – Гуманитарная сфера Область образования: 120000 – Гуманитарные науки Направление бакалавриата: 5120100 – филология и обучение языкам (корейский язык) Тексты лекций по предмету: Введение в специальную филологию Лекция 1. Введение. Начальные...»

«Мищенко А.И., старший преподаватель кафедры восточной филологии Отделения востоковедения, Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики, г.Москва, Российская Федерация Выразительные средства арабского языка и речевой этикет: аспекты межкультурной коммуникации и методологии преподавания В процессе межкультурной коммуникации непременным условием адаптации в иной этнолингвистической среде является знание местных особенностей и норм коммуникативного поведения, которые наряду с...»

«из ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Опарина, Ольга Игоревна 1. Мужество как поведенческая категория и ее выражение в современном английском языке 1.1. Российская государственная Библиотека diss.rsl.ru 2005 Опарина, Ольга Игоревна Мужество как поведенческая категория и ее выражение в современном английском языке [Электронный ресурс]: Дис.. канд. филол. наук : 10.02.04.-М.: РГБ, 2005 (Из фондов Российской Государственной Библиотеки) Филологические науки. Художественная литература —...»

«Вестник Томского государственного университета. Филология. 2013. № 1 (21) ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ УДК 82-313.1 Е.Е. Анисимова КОГДА ЛУНА ПОДНЯЛАСЬ И ЕЕ МЯТНЫЙ СВЕТ ОЗАРИЛ МИНИАТЮРНЫЙ БЮСТИК ЖУКОВСКОГО.: ЖУКОВСКИЙ КОД В РОМАНЕ И. ИЛЬФА И Е. ПЕТРОВА ДВЕНАДЦАТЬ СТУЛЬЕВ В статье рассматриваются репрезентации образа В.А. Жуковского в романе И. Ильфа и Е. Петрова Двенадцать стульев. Ключом к пониманию роли и литературной репутации Жуковского становится скульптурный код, одним из проявлений которого...»

«Петр Червинский СЕМАНТИКА СЛОВА В СИСТЕМЕ СТИХОТВОРНОГО ЦЕЛОГО (на материале поэзии С. Есенина и Д. Кедрина) [|ГУЛО Терношль ГПдручники 1 поЫбники 2006 Лаборатория славистических и методологических исследований Научный альманах 8ШсНа теЙюскЯоёюа Петр Червинский СЕМАНТИКА СЛОВА В СИСТЕМЕ СТИХОТВОРНОГО ЦЕЛОГО (на материале поэзии С. Есенина и Д. Кедрина) [БР^О Терношль ГПдручники 1 ПОЫбнИКИ 2006 Рецензенты: А.Н. Савченко, доктор филологических наук, профессор А.Г. Барлас, кандидат филологических...»

«Вестник Томского государственного университета. Филология. 2014. №3 (29) УДК 821. 161. 1. Н.В. Хомук РОМАН АНТОНИЯ ПОГОРЕЛЬСКОГО МОНАСТЫРКА: ПОЭТИКА БИДЕРМАЙЕРА. СТАТЬЯ 1 На материале романа А. Погорельского Монастырка в статье актуализируется проблема бидермайера в русской литературе. Поэтика бидермайера рассматривается через художественный стиль, отношения человека, слова и мира, специфику вещи и визуальной репрезентации. Ключевые слова: бидермайер, идиллическое, сентиментализм, реализм,...»

«Жан-Жак рекомендует, или Как роман Робинзон Крузо стал книгой для детей Ольга Рогинская Ольга Рогинская. Кандидат JEAN-JACQUES RECOMMENDS, филологических наук, доцент or How “Robinson Crusoe” кафедры наук о культуре отделения Became a Children’s B o ok культурологии Национального Olga Ro ginskaya. PhD in Philoисследовательского университета logy, Associate Professor at the DepartВысшая школа экономики. ment of Cultural Studies of the School Адрес: 109028, Москва, Малый Трехof Cultural Studies...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тверской государственный университет Филологический факультет Кафедра филологических основ издательского дела и литературного творчества УТВЕРЖДАЮ Руководитель ООП подготовки Магистров Д.ф.н., проф. Николаева С.Ю. 2012 г. Учебно-методический комплекс по дисциплине М2.В.ОД.2. Подготовка академического издания 1 курс (наименование дисциплины, курс) Направление...»

«Коммуникативное поведение Очерк американского коммуникативного поведения Воронеж 2001 2 Данное издание представляет собой первую монографическую публикацию, выходящую в рамках совместного проекта Американское и русское коммуникативное поведение, выполняемого воронежским отделением Национального Объединения Преподавателей Английского языка России и Нью-Йоркским отделением TESOL (Международной Ассоциации преподавателей английского языка говорящим на других языках). Издание представляет собой...»

«Указатель периодических изданий, поступающих в Научную библиотеку СФУ в первом полугодии 2011 года Красноярск 2011 2 Указатель периодических изданий, поступающих в Научную библиотеку СФУ в первом полугодии 2011 года / Сиб. федер. ун-т; сост. Г.И. Казакова. – Красноярск, 2011. – 63 с. Настоящий Указатель составлен с целью информирования читателей о репертуаре периодики, выписанной на первое полугодие 2011 года для Научной библиотеки СФУ и о местонахождении изданий в подразделениях библиотеки или...»

«Министерство образования Российской Федерации УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра Л.С.Гребнев _ 2002 г. Регистрационный номер 10.00.00 ВТ ППО-2002 Временные требования к основной образовательной программе послевузовского профессионального образования по отрасли 10.00.00 Филологические науки Присуждаемая ученая степень Кандидат наук Москва 2002 2 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОСЛЕВУЗОВСКОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПО ОТРАСЛИ Филологические науки 1.1. Временные требования к основной образовательной...»

«министерство образования и науки рФ Гоу вПо Пятигорский государственный лингвистический университет УНИВЕРСИТЕТСКИЕ ЧТЕНИЯ – 2011 13-14 января 2011 г. ЧастЬ I общее пленарное заседание Пленарные заседания симпозиумов I, II, III, IV Пятигорск 2011 ББК 74.58.46 Печатается по решению У 59 редакционно-издательского совета ГОУ ВПО ПГЛУ Университетские чтения – 2011. Материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Часть I. – Пятигорск: ПГЛУ, 2011. – 218 с. В настоящий сборник включены материалы...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ A.A. ЗАЛЕВСКАЯ ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛИНГВИСТИКУ Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по филологическим специальностям ББК81-923 322 Рецензенты: доктор филологических наук, профессор А.И. Новиков доктор филологических наук, профессор Ю.А. Сорокин Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных...»

«Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова Филологический факультет Кафедра финно-угорской филологии Сравнение употребления имен собственных в русскоязычных СМИ Эстонии 1926 года и в современных СМИ Дипломная работы студентки Парфёновой Ирины Александровны Научный руководитель: доц., канд. филол. наук Костанди Елизавета Ильмаровна Москва 2013 Содержание Введение Глава 1. Газетный стиль как часть языка СМИ 1.1 Основные черты языка средств массовой информации 1.2 История...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.