WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Введение 9 Раздел 1. Аналитический обзор 17 1. Историко-философский анализ представлений о 17 естественном и социальном 1.1. Категории естественного, сверхъестественного ...»

-- [ Страница 1 ] --

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 9

Раздел 1. Аналитический обзор 17

1. Историко-философский анализ представлений о 17

естественном и социальном

1.1. Категории естественного, сверхъестественного и 17

социального в историко-философских воззрениях

1.2. Тенденция смены парадигм проблемы соотношения 36

естественного и социального в современной западной философии 1.3. Основные направления обсуждения проблемы в 43 отечественной философии 2. Теоретическое обоснование и методология исследования 50 проблемы соотношения естественного и социального 2.1. Взаимодействие социального с внешним естественным и с внутренним естественным как основной принцип исследования 2.2. Концепция двух типов развития как методологическая основа изучения соотношения естественного и социального в становлении общества 3. Соотношение естественного и социального в обществе и человеке эпохи цивилизации 3.1. Система «окружающая среда – человеческие объединения – человек – общественная жизнь». Естественный и социальный векторы воздействия 3.2. Роль естественных и социальных факторов в формировании экологической культуры человека и общества.

3.3. Медико-социальные последствия пребывания человека в деструктивной секте (опыт биоэтического анализа) 3.4. Природные факторы проблемы бедности 3.5. Геополитические факторы возникновения и распространения религий»

Раздел 2. Выбор обоснованного варианта направления исследований Раздел 3. План проведения экспериментальных и теоретических исследований Раздел 4. Результаты экспериментальных и теоретических исследований ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПРИЛОЖЕНИЯ Приложение А. Анкета «Региональные факторы религиозности»

Приложение Б. Анкета «Естественные и социальные факторы бедности»

БИБЛИОГРАФИЯ Документы, подтверждающие публикации статей Н.Д. Субботиной, Е.Ю. Захаровой, В.Н. Засухиной, Ю.В.

Гавриловой, О.А. Калмыковой в рейтинговых изданиях Копии статей, опубликованных Н.Д. Субботиной, В.Н. Засухиной, Ю.В. Гавриловой, О.А. Калмыковой в сборнике конференции V философского конгресса «Наука. Философия.

Общество»

Копия статьи Н.Д. Субботиной в зарубежном журнале «Боловсрол судлал»

Копия статьи В.Н. Засухиной в сборнике «Филологическое образование в вузе и школе: история и современность»

Копия статьи В.Н. Засухиной в сборнике «Жизненные силы семьи: проблемы формирования, реабилитации и поддержки»





Копия статьи В.Н.Засухиной в сборнике «Здоровье – непреходящая ценность»

Копия статьи В.Н.Засухиной в сборнике «Университет в современном мире»

Копия статьи Ю.В. Гавриловой в журнале «Гуманитарный вектор»

Копии статей А.И. Томилова, Е.А. Алешиной в сборнике материалов научной сессии социального факультета «Актуальные проблемы современности глазами студентов социального факультета

ВВЕДЕНИЕ

Одним из важнейших аспектов проблемы соотношения природы и общества является проблема соотношения естественного и социального в обществе и человеке. Актуальность данного исследования обусловлена, прежде всего, необходимостью решения глобальных проблем, стоящих перед человечеством:

задачи выживания в условиях экологического кризиса, преодоления перенаселения планеты и его последствий, предотвращения мировой войны и создания заслона практически непрерывному потоку локальных конфликтов. Эти и другие, общечеловеческие, а также частные проблемы (физического и психического здоровья, воспитания и обучения детей, взаимоотношения между различными человеческими группами и т.д.), напрямую связаны с проблемами зависимости социальной жизни от различных естественных законов: астрономических, геологических, физических, химических и многих биотических законов, проявляющихся в межгрупповых отношениях (этнических, политических, гендерных, возрастных и других), законов психической деятельности, законов естественного отбора и генетической наследственности и многих других.

В то же время, элементы различных естественных систем, втянутые в орбиту социальной жизни, сами испытывают обратное воздействие со стороны социального, что также необходимо учитывать в решении стратегических и тактических задач, стоящих перед обществом.

Функция социальной философии в этих условиях проявляется в выявлении методологических принципов изучения проблемы соотношения естественного и социального, которые могут быть использованы разными наук

ами – политологией, этнологией, психологией, педагогикой, медицинской и социальной гигиеной – всеми теми дисциплинами, в сферу предметов которых входит соотношение различных социальных и естественных элементов и законов.

необходимостью дальнейшего развития самой социальной философии. Одной из наиболее важных тем в изучении общества является проблема соотношения в нём естественной и социальной сторон, успешное разрешение которой позволит более глубоко выявить специфику социального, сущность и основные противоречия человека, точнее определить границу взаимодействия общества и природы, поновому рассмотреть историю человечества.

В европейской философии традиция анализа данной проблемы идёт от Платона и Аристотеля, которые говорили о производности социального от естественного. В эпоху Возрождения и Нового времени были сделаны основные шаги в понимании соотношения естественного и социального в обществе. Т. Гоббс одним из первых открыл существование противоречия между человеком и обществом, между их потребностями и интересами, впервые обнаружил проблему противоречия социального и естественного внутри общества. Гоббс преувеличивал агрессивные тенденции в психике людей, а жившие позднее А. Шефтсбери, Д. Юм и Т. Пейн – альтруистические, и обе тенденции признавали огромную роль естественной психики в социальном поведении людей.





Ш. Монтескье выделял и естественные предпосылки возникновения общества, к которым относил так называемые «естественные законы», и естественные предпосылки функционирования общества. Наиболее полными в XVIII веке были взгляды И. Гердера, который признавал, что социальное возникает на основе естественного, и что естественное в виде природных условий является постоянным условием существования социального. Французские материалисты обнаружили роль естественных интересов людей, доводя свои в целом верные взгляды до утверждения, что «голод и любовь правят миром».

К. Маркс в «Экономических рукописях 1857 – 1861 годов» принципиально решил проблему выхода общества из природы как развитие новой социальной системы в рамках старой – природной.

А. Шопенгауэр обратил внимание на такие естественные явления, как смерть, страх, алчность, зависть, гнев и другие чувства, оказывающие огромное воздействие на социальную жизнь. О. Конт считал основными движущими силами развития общества естественные условия: человеческий организм и среду, в которой он развивается, а также «побочные» естественные факторы – скуку, смерть и рост народонаселения. Спенсер считал, что существует всеобщий закон «естественной причинности», действующий и в природе и в обществе. Он обнаружил сходные черты функционирования и развития биотических и социальных систем, хотя признавал особенности социального.

Натурализм, пусть и в преувеличенном виде, но показал огромную роль естественных предпосылок социального развития. Такие разновидности натурализма, как социальный органицизм и механицизм, можно рассматривать как попытки системного анализа общества.

Н.Я. Данилевского, который считал, что социальное развивается по естественным законам, хотя и признавал некоторую специфику социального; Л.И. Мечникова, обратившего внимание на большую роль водных ресурсов в жизни общества;

В.С. Соловьева, отмечавшего зависимость социального от естественной природы человека.

В XX веке проблема соотношения естественного и социального получила своё дальнейшее развитие, чему в немалой степени способствовало её обострение из-за мировых войн и глобального экологического кризиса, с одной стороны, и развитие наук - с другой. Если раньше объектом рассмотрения соотношения естественного и социального было, в основном, общество, то теперь – в равной степени и общество и человек. Большое внимание решению данной проблемы уделяет теоретическая психология. По З. Фрейду, специфика социального порождается естественными потребностями человека. К.Г. Юнг считал, что обнаруженные им архетипы мышления носят естественно-социальный характер. Ж.

Пиаже описывал процессы взаимодействия системы организма и психики человека с окружающей средой. В философии и социологии XX века указанная проблема была одной из ведущих. Ф. Тённис в основе социальной жизни видел естественнопсихическое качество – волю. Г. Зиммель, признавая инстинктивную целесообразность как естественную предпосылку социального, уделял в то же время большое внимание специфике социального, которая выражается в культуре, указывал на способность культурных форм подчинять себе биотику человека. О.

Шпенглер, отождествляя культуру с биотическим организмом, считал возможным познание общества с помощью морфологии – метода познания, заимствованного из естественных наук. А. Тойнби на основе тщательного изучения взаимодействия общества с естественной средой обитания открыл закон вызова-и-ответа, обнаружил в рамках социального такое естественное явление, как мимесис. К. Ясперс утверждал, что природа во многом ограничивает человека. Шифры трансценденции, по мнению Ясперса, являются доказательством вторичности естественного и социального от сверхъестественного.

Биологи У.Д. Гамильтон и Р. Триверс разработали понятия «итоговой приспособленности» и «взаимного альтруизма». На основании их работ социобиологи Е.О. Уилсон, Р.Л. Ван ден Берге, Л. Эллис, Д.П. Береш, Л. Тайгер и другие пришли к выводу о схожести поведения человека с поведением животных. В их работах, наряду с порой крайней биологизацией человека, есть много ценных наблюдений, проливающих свет на непонятные прежде социальные явления.

Биологи У. Матурана и Ф. Варела в качестве общего свойства всех живых систем обозначили аутопойезис – самотворение, самопорождение, самоорганизация.

Социальные системы, обладающие свойством аутопойезиса – семьи, клубы, политические партии, Матурана называл естественными.

синергетических законов отмечали создатели этих научных дисциплин: основатель кибернетики Н. Винер обнаружил наличие принципа отрицательной обратной связи, единства процессов управления и переработки информации в сложных системах, разновидностями которых являются и человеческий мозг, и человеческое общество.

И.Р. Пригожин, основатель термодинамики неравновесных процессов, относил общество к нелинейным неравновесным открытым системам, подчиняющимся общим закономерностям смены хаоса и порядка. Г. Хакен, создатель синергетики, отмечал нелинейность и стохастичность таких систем.

В отечественной психологии не отрицалась роль естественной стороны в психике человека, но главное внимание обращалось на специфику социального. Л.

С. Выготский говорил, что человеческая психика является источником двух планов поведения – натурального, основанного на естественных биотических закономерностях, и культурного. Он утверждал, что социальное лежит не в конце развития ребенка, как считал Пиаже, а в самом начале. С. Л. Рубинштейн сформулировал «принцип психофизического единства», он говорил о том, что психику нельзя сводить к физике и химии, но в то же время нельзя отрывать ее от естественных процессов. «Официальная» точка зрения о господстве социальных факторов в генетике высказывалась академиком Н.П. Дубининым.

В то же время в философии, в психологии и других науках активно развивался подход, учитывающий роль естественных факторов, как в жизни общества, так и в поведении человека. Историк и психолог Б.Ф. Поршнев обратил внимание на то, что суггестия в первобытном обществе являлась основой регуляции поведения. Большое внимание на связь общества с окружающей природой и космосом обращали отечественные ученые и философы космисты Н.Ф. Федоров, К.Э. Циолковский, В.И. Вернадский, А.Д. Чижевский и другие.

Интерес к проблеме возрос в 70-х и 80-х годах и не снижается до настоящего времени. Накопленная сумма исследований проблемы соотношения природы и общества позволяет сгруппировать их в зависимости от того, какой стороне проблемы уделяется главное внимание.

В рамках общеметодологической проблемы соотношения природы и общества Э.В. Гирусов обратил особое внимание на то, что природа, как и всякая система, имеет свои «потребности», которые нужно учитывать людям при изменении и преобразовании её в своих практических целях». Это положение Гирусов сформулировал как закон. Он выделил группу особых социоприродных законов оптимального соответствия общества и природы – закон цикличности в использовании веществ планеты, закон возобновимости в использовании энергии, закон комплексности в использовании информации. В.П. Тугаринов отмечал, что сознание человека имеет как социальные, так и естественные предпосылки, оно детерминировано как законами природы, так и законами общественных отношений.

А.М. Ковалев уделяет большое внимание естественной и социальной сторонам адаптации общества, природным основам поведения человека, в том числе такого его свойства как насилие. В.А Кобылянский предложил теорию единства, соподчинённости и взаимодействия природы и общества как отличных и взаимопроникающих образований.

общеметодологической проблемы соотношения различных форм движения материи, на основе развития идей Ф. Энгельса применительно к современному уровню развития науки. В этом плане известны работы И.Т. Фролова, В.В.

Кузнецова, Ю.К. Плетникова. Решается и проблема снятия социальной формой движения материи своей биотической основы. В.И. Стрельченко, критикуя социологизаторский подход, подчёркивает, что биотическая эволюция человека как вида Homo sapiens подчиняется своим собственным закономерностям, которые отличаются от закономерностей развития общества.

И.Б. Новик использует в анализе указанных проблем достижения кибернетики, исследует способы оптимизации биосферы как компромисса человека и природы. Он сформулировал второе начало термодинамики в виде экологического закона: любая деятельность человека имеет негативные последствия для окружающей среды. Новик говорит также о законе ограничения разнообразия на макроуровне социума в виде группы, нации, страны при безграничном росте разнообразия на индивидуальном микроуровне. Решается проблема и в рамках синергетики – как проявление законов саморазвития и самоорганизации систем в обществе и истории. В.В. Василькова обозначила спектр проблем, в решении которых применимы методы синергетики. Это проблемы смены хаоса и порядка, проблема соотношения случайности и детерминизма в истории, проблема альтернативности исторического развития и другие. А.П. Назаретян объясняет регулярность возникновения антропогенных экологических кризисов тем, что стабилизация возникающего неравновесного состояния социальной системы происходит за счёт роста энтропии в окружающих естественных системах. Р.Ф.

Абдеев анализирует с помощью законов информатики, кибернетики и синергетики феномен управления, ускорения темпов общественного прогресса, проблемы устойчивого развития социума в процессе коэволюции общества и биосферы. Комплексное применение законов синергетики характерно для работ Е. Князевой и С. Курдюмова.

Социальные философы исследуют проблему соотношения природы и общества и в историческом аспекте. Э.В. Гирусов рассматривает этот процесс как освоение обществом все более мощных энергетических сил, создания при этом техногенных звеньев опосредования и преодоление ограничений, накладываемых на человека природой. В.А. Кобылянский отмечает единство истории природы и общества. История природы распадается на дообщественную историю и на этап становления общества в природе или «завершение» природного бытия в обществе.

Первый этап истории общества совпадает со вторым периодом развития природы, после чего начинается собственно общественная история. Ю.И. Ефимов и С.С.

Батенин исследовали соотношение естественного и социального в процессе антропосоциогенеза. Батенин отметил, что естественные предпосылки в процессе своего отрицания социальной системой, не исчезают полностью, а сохраняют своё функционирование на биотическом уровне. В.В. Шаронов разрабатывает теорию единства антропогенеза как процесса индивидуализации человека, с одной стороны и, с другой – компенсации его родовой неспециализированности. Н.Б. Оконская исследовала исторический аспект оппозиции социального и биотического.

Одной из самых актуальных сторон данной проблемы является её экологический аспект. Он разрабатывается в уже указанных работах Э.В. Гирусова, В.А. Кобылянского и других. Большое значение во взаимодействии природы и общества Гирусов придает соблюдению меры в эксплуатации природных компонентов для сохранения целостности биосферы. Н.В. Тимофеев-Ресовский выдвинул концепцию коэволюции природы и общества, заключающейся в необходимости определить оптимальное соотношение интересов человечества, с одной стороны, и биосферы – с другой. Для этого человечество должно не только приспосабливать природу к своим потребностям, но также изменяться само, приспосабливаясь к объективным требованиям природы. Соотношение биотической и социальной экологии рассматривают А.С. Мамзин и В.В. Смирнов.

Философы и психологи продолжают исследовать проблему соотношения биотической и социальной сторон человека, естественных или общественных причин способностей и поведения человека. А.С. Мамзин отмечает, что возникновение социального не означает полного разрыва с биотическим, оно лишь прекращает независимое действие биотического начала, сохраняя и удерживая его в себе в качестве подчинённого.

Таким образом, многие стороны проблемы соотношения природного и общественного успешно разрешены в отечественной и зарубежной литературе.

Вместе с тем, более глубокого изучения требует проблема соотношения естественного и социального в обществе и человеке, возникающая в результате разносторонней их детерминации: и социальной, и природной; и внешней, и внутренней. Уточнению методологии исследования соотношения естественного и социального, а также применению данной методологии в изучении ряда частных проблем и посвящено данное исследование.

Раздел 1. Аналитический обзор 1. Историко-философский анализ представлений о естественном и социальном 1.1. Категории естественного, сверхъестественного и социального в истории философии Проблема соотношения естественного и социального в обществе имеет длительную историю. Можно сказать, что она прошла красной нитью через весь процесс развития философии, являясь необходимой составной частью самоосознания общества, которое невозможно без логического разграничения этих важнейших категорий.

В истории философии существовало представление о трех наиболее крупных составляющих мира: естественное, сверхъестественное и социальное. В разные периоды и в разных мировоззренческих системах в структуру мира включали либо два, либо три этих элемента. Религиозное воззрение утверждает наличие всех трех составляющих, атеистическое - исключает из картины мира сверхъестественное.

При всех особенностях понимания сущности данных элементов в различных философских системах, общее представление о них совпадает: под естественным имеют в виду природу и то, что относится к природе и порождается ею; под социальным – общество, то, что принадлежит обществу и порождается им, и под сверхъестественным – то, что лежит вне и над первым и вторым, не подчиняется их закономерностям, а, напротив, господствует над ними. Следовательно, общая составляющая понимания этих трёх категорий основана на принципе принадлежности, представления же о сущности и качественном отличии естественного, сверхъестественного и социального значительно разнятся.

Сами по себе понятия естественного, сверхъестественного и социального возникли значительно позднее, чем появились первые представления о них. Данные элементы структуры картины мира на ранних этапах развития философии выражались через понятия общество (государство), природа и потусторонний мир (мир Богов).

мифологию, анализируется структура общества, его отличие от природы (в том числе и отличие человека от животных), генетическая и функциональная связь общества и природы. Античные авторы Гиппократ, Геродот и Полибий обращали внимание на большую роль природной среды в жизни общества.

По мнению Платона, государство, под которым философ понимал общество, возникло из необходимости совместного удовлетворения людьми своих естественных потребностей в пище, одежде, жилище и так далее.

В философии Платона четко прослеживается мысль о производности социального от естественного. Государство (социальное) порождается необходимостью удовлетворять естественные потребности человека, а его структура производна от естественной психики человека.

Аристотель, утверждал, что и специфика общества, и специфика человека порождены природой. Человек, по мнению Аристотеля, – общественное животное, которое иначе, как в обществе, жить не может. Только в обществе может сформироваться нравственность человека. Он видел специфику социального в наличии речи и нравственности, но эта специфика, по мнению философа, является не развитием или преодолением природных качеств, а порождением, причем сознательным, самой природы. Отсюда вытекает и мнение Аристотеля о том, что все особенности социального производны от естественного.

В эпоху средневековья вновь на первое место выходит та часть действительности, которая позднее стала обозначаться понятием сверхъестественное. С точки зрения провиденциализма не может быть речи об объективных законах общественного развития, а можно говорить только о правилах, которые устанавливает для людей Бог и о поощрении и наказании за соблюдение или несоблюдение этих правил. Христианская философия, таким образом, признает уже не естественную, а сверхъестественную причину существования и функционирования общества.

переориентация взглядов с потустороннего мира на окружающую людей природу.

Французский философ Жан Боден говорил о том, что общество возникает под воздействием природной среды. В этом он видел связь общества и природы.

Различие, с его точки зрения, заключалось в том, что в природе существует лишь круговое вращение, в обществе же присутствует прогресс. Заслугой Бодена является также то, что он обратил внимание на роль кровнородственных отношений в формировании структуры общества, которое он представлял как сумму кровнохозяйственных союзов.

Французский философ и историк Шарль Монтескье утверждал, что до возникновения общества у человека существовали «естественные законы, обозначенные им как «мир», «стремление добывать себе пищу», «просьба, обращенная одним человеком к другому» и «желание жить в обществе. Монтескье наиболее последовательно изложил позицию «географического детерминизма». Он утверждал, что образ жизни, психология людей, во многом и политика и экономика зависят от того, в каких естественных условиях живут люди: холодный климат делает людей физически выносливыми, трудолюбивыми, а жаркий – слабыми, ленивыми, равнодушными. Таким образом, Монтескье расширил сложившиеся к его времени представления об естественных предпосылках возникновения общества, к которым он относил так называемые «естественные законы» а также на постоянную роль естественных предпосылок (природных условий существования людей) в функционировании общества. Утверждение Монтескье о том, что естественное может определять специфику социального, (климат предопределяет политический режим государства) является преувеличением.

Последователь географического детерминизма в России в XIX веке Лев Ильич Мечников в своей работе «Цивилизация и великие исторические реки.

Географическая теория развития современных обществ» говорил, что развитие общества связано с условиями окружающей среды и прежде всего с водными ресурсами. По его мнению, в истории человеческой цивилизации существовали три периода: 1. Речной, 2. Средиземноморский, 3. Океанический.

Логическое развитие взглядов органицизма шло от сравнения элементов структуры общества и общественных явлений с биотическими органами и их функционированием к сравнению структуры истории с этапами жизни организма.

Немецкий философ-просветитель И.Г. Гердер в произведении «И еще одна философия истории человечества» говорит, что история любого народа подобна жизни человека с ее определенными жизненными периодами. В своих работах Гердер показал, что история развития общества есть естественное продолжение истории развития природы, что законы общества так же естественны, как и законы природы.

Взгляды Гердера на специфику общества и на соотношение естественного и социального, являются наиболее полными и объективными в XVIII веке. Гердер признает, что социальное возникает на основе естественного, что естественное в виде природных условий является постоянным условием существования социального, он выявляет семейное управление как естественную предпосылку возникновения государственного управления. В то же время Гердер видит и специфику социального, прежде всего культуру и язык.

Французские материалисты XVIII века признавали большую роль природы и естественных потребностей в жизни общества, что является логичным для материалистического подхода. К.А. Гельвеций обращал внимание на то, что человек является частью природы: «Человек – произведение природы, он существует в природе, он подчинен ее законам [1, 47]. Он считал главной движущей силой общественного развития сознание и страсти человека. «Если физический мир подчинен закону движения, то мир духовный не менее подчинен закону интереса.

На земле интерес есть всесильный волшебник, изменяющий в глазах всех существ вид всякого предмета» [2, 186-187]. П.А. Гольбах также признавал зависимость человека от законов природы, большую роль материальных интересов людей в общественном развитии, а главной движущей силой считал сознание и волю выдающихся личностей.

Французские материалисты преувеличивали роль естественных интересов людей, доводя свои в целом верные взгляды до утверждения, что «голод и любовь правят миром». Интерес социальной группы они рассматривали просто как сумму индивидуальных интересов, не учитывая того, что у группы как у целого возникают свои интересы, которые могут не во всем совпадать с интересами входящих в эту группу людей.

Формирующиеся гуманистические ценности Нового времени и потребность в свободе, с одной стороны, и возникшие благодаря частнособственническим интересам алчность и аморальность – с другой, выдвинули на одно из первых мест вопрос: чем является общество для человека: естественным образованием или искусственным. Ответ на него определялся тем, как понимался сам человек – как социальное или как асоциальное существо и каким представлялось дообщественное состояние людей. История философии знает два варианта ответа на этот вопрос.

Т. Гоббс, в книге «Левиафан или материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651) как представитель механицизма, утверждал, что всё существующее есть тела. Если в природе все тела естественные, в обществе – искусственные, то сам человек занимает промежуточное место. Противоборство двух начал – естественного тела и «истинного разума» порождает двойственность человека. Дух человека изначально наделен моральными установками, но при отсутствии государственной власти нравственное начало подавляется естественными страстями. Асоциальное поведение, по мнению Гоббса, обусловлено инстинктом самосохранения, рождающим два желания: сохранить собственную свободу и приобрести власть над другими. Поэтому до возникновения государства «естественным состоянием» (status naturalis) была абсолютная свобода людей, испытывающих «естественное» желание зла друг другу и ведущих между собой непрерывную войну.

Значительным этапом в развитии социальной философии явилась теория естественного состояния человечества, активно разрабатывавшаяся в XVII XVIII веках. В данный период сохранилась идущая еще от античности тенденция отождествления общества и государства, поэтому в большинстве разновидностей этой теории естественное состояние понимается как дообщественное или догосударственное.

Современный анализ данной теории затрудняется тем, что в понятие «естественное» в Новое время вкладывали не совсем тот смысл, что сегодня. В настоящее время в обыденном значении под «естественным» понимается относящееся к природе, совершающееся по ее законам, непринужденное. В социальных науках данное понятие понимается в рамках оппозиций «природа – общество» и «естественное – социальное» как «природное», «несоциальное», либо в рамках оппозиции «естественное – искусственное» как «неискусственное». В первом, более широком, значении под естественным понимается характеристика природных систем и их свойств: астрономических, геологических, физических, химических и биологических, подчиненных объективным закономерностям, а также сами закономерности. Во втором значении «естественное» противопоставляется искусственному по критериям возникновения, существования и исчезновения различных объектов действительности. Естественные объекты возникают «по природе», искусственные же – в результате сознательной человеческой деятельности.

«естественное – искусственное» и понятие «естественное» у них также как и сейчас являлось синонимом «природного», однако природу, как и человека, они считали продуктом божественного творчества. Этим и объясняется не всегда точное понимание нашими современниками их теории естественного состояния.

Мыслители ставили вопрос о том, чем является общество для человека:

естественным образованием или искусственным. Отвечали же на него, исходя из того, как понимался сам человек – как социальное или как асоциальное существо.

На протяжении долгого времени существовали две противоположные тенденции в решении этого вопроса. Первая, и более ранняя, считала общество искусственным состоянием, вторая – естественным.

У истоков первой тенденции стоит английский философ Томас Гоббс (1588 – 1679), представитель механистического материализма. Его социально-философские воззрения изложены в книге «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» [3]. В этой работе Гоббс, как механицист, утверждал, что все существующее есть тела. В природе все тела естественные. Общество создано человеком, значит оно искусственное тело. Двойственность самого человека заключается в противоборстве двух его начал – естественного тела, порождающего естественное право и естественного разума, идущего от Бога, способного осознать естественный закон. То есть, здесь и тело и право и разум и закон называются естественными, но понимаются по-разному. Естественное право понимается как право силы, вытекающее из эгоистической природы человека. Разум у него подразделяется на человеческий (индивидуальный) и естественный, который является «несомненным словом божьим» [3, 379].

Выражаясь современным языком, «естественный разум» у Гоббса не естественный (в смысле природный), а сверхъестественный (божественный). Дух человека изначально наделен моральными установками, важнейшая из которых, как считает Гоббс: «Не делай другому того, чего ты не хотел бы, чтобы делали тебе» [3, 157]. Но беда в том, утверждает философ, что при отсутствии государственной власти все эти моральные установки подавляются естественными страстями.

Естественное тело человека обладает инстинктом самосохранения, рождающим два желания: сохранить собственную свободу и приобрести власть над другими. «Природа – пишет Гоббс – создала людей равными в отношении физических и умственных способностей, ибо, хотя мы наблюдаем иногда, что один человек физически сильнее или умнее другого, однако если рассмотреть все вместе, то окажется, что разница между ними не настолько велика, чтобы один человек, основываясь на ней, мог претендовать на какое-нибудь благо для себя» [3, 149].

Мы видим, что, основываясь на равенстве от природы, Гоббс чисто по коммунистически отрицает правомерность каких-либо привилегий. При этом Гоббс делает еще один вывод: люди равны также потому, что могут нанести друг другу равный ущерб. Эти утверждения легко подвергаются критике. Во-первых, далеко не все люди стремятся приобрести власть над другими и, во-вторых, никак не могут быть равны между собой (в том смысле, какое закладывает в это понятие Гоббс) ребенок, взрослый мужчина, женщина и старик. Хотя Гоббс и утверждает, что более слабый путем тайных махинаций или союза с другими может убить более сильного [см.: 3, 149], такая ситуация может быть лишь исключением из правила.

У людей, описанных Гоббсом подобным образом, до возникновения государства существовало, по его мнению, «естественное состояние» (status naturalis) – война всех против всех. Однако если бы это было так, то род человеческий смог бы продержаться недолго. Ошибка Гоббса заключалась в том, что он проецировал характеры некоторых из своих современников на доцивилизованных людей.

Гоббс проводит разницу между людьми и общественными животными.

Сравнивая человеческий коллектив с сообществом муравьев и пчел, он обращает внимание на то, что пчелы не стремятся к достижению почета, не критикуют свое правительство.

Это так, только первобытный человек в этом аспекте был более близок к пчелам, нежели к человеку эпохи цивилизации. Хотя во времена Гоббса уже было известно о существовании племен, оставшихся на уровне каменного века, их подробного изучения еще не проводилось. По Гоббсу, люди изначально отличаются от животных тем, что имеют разумность, духовность и речь. И он прав, утверждая, что действия животных (а он имеет в виду все тех же пчел и муравьев), не достигших человеческого уровня разумности, направлены всегда на общее благо, которое у них не отличается от частного. Но дело в том, что почти то же самое этнографы наблюдали и в доцивилизованных коллективах. Первобытное общество было организовано почти так же, как сообщества социальных животных. У первых людей были развиты сознание и речь, но их индивидуальность подавлялась коллективом.

Итак, «естественное состояние», по Гоббсу, – это абсолютная свобода людей, испытывающих «естественное» желание зла друг другу и ведущих между собой непрерывную войну. Гоббс напоминает здесь древнеримский афоризм государственное, гражданское состояние (status civilis) с помощью «общественного договора», заключенного между людьми. Хотя заключить договор в ситуации, описанной Гоббсом, крайне проблематично.

Таким образом, Т. Гоббс одним из первых открыл существование противоречия между человеком и обществом, между их потребностями и интересами. Хотя буквально он об этом не говорил, его теория подтверждает существование в обществе такого противоречия. В этом заслуга философа. Гоббс думал, что до возникновения государства это противоречие вело к постоянной «войне всех против всех» и лишь «общественный договор» позволил заключить противоречие в рамки закона.

Поэтому понятие закона при анализе государственного состояния выходит на первое место. И здесь также Гоббс выделяет два вида законов: положительных человеческих, которые мы можем назвать социальными, и естественных, идущих от Бога, по сути - сверхъестественных.

Следовательно, в теории Гоббса естественным в современном значении (то есть природным) признавалось только право, оно и было отменено с установлением государственного состояния, а естественный разум и естественные законы, идущие от Бога, напротив государственным состоянием стали полностью поддерживаться.

Бенедикт Спиноза (1632 - 1677) также говорил, что до возникновения государства люди жили автономно и подчинялись законам природы, а высшим законом природы он считал естественное право каждого, которое «простирается так далеко, как далеко простираются желание и мощь каждого, и … никто на основании права природы не обязывается жить сообразно со склонностями другого, но каждый есть защитник своей свободы» [4, 15].

Спиноза, как и Гоббс, противопоставляет право и закон. По его мнению, это два вида закона. Право – это «закон …, зависящий от людского соизволения».

Ему противостоит закон, «зависящий от естественной необходимости …, который необходимо следует из самой природы или определения вещи» [4, 62]. При таком подходе право в учении Спинозы носит характеристики как естественного, так и социального. Естественного – потому, что основано на природе человека, социального - потому, что организовано людьми и служит целям государства, Закон также обладает двумя характеристиками – естественной (зависит от естественной необходимости) и божественной, сверхъестественной. Это подтверждается следующим положением Спинозы: «Под человеческим законом я понимаю образ жизни, который служит только для охранения жизни государства, под божественным же – тот, который имеет целью только высшее благо, т.е. истинное познание бога и любовь к нему» [4, 64]. Следовательно, оппозицию, которой оперирует Спиноза можно обозначить таким сложным образом: «естественное социальное – естественное сверхъестественное».

В дальнейшем Спиноза естественно-природные основания права разъясняет более подробно. «Под правом и установлением природы я разумею не что иное, как правила природы каждого индивидуума, сообразно с которыми мы мыслим каждого человека естественно определенным к существованию и деятельности определенного рода. Например, рыбы определены природой к плаванию, бльшие – к пожиранию меньших; стало быть, рыбы по высшему естественному праву владеют водой, и притом бльшие пожирают меньших» [4, 203]. При этом право, как человеческий закон, в философии Спинозы походит два этапа: первый, «чисто»

естественный, описанный в вышеприведенной цитате, соответствует естественному состоянию, второй, которому уже в большей мере подходит характеристика социального – состоянию гражданскому.

Естественное состояние, по мнению Спинозы, полностью лишено каких бы то ни было нравственных принципов. Там нет добра, а значит, зла, обмана. «В гражданском состоянии, где на основании общего права решается, что есть благо и что есть зло, правильно различается обман во благо и обман во зло. Но в естественном состоянии, где каждый себе судья и имеет верховное право приписывать себе и толковать законы и отменять их, смотря по тому, как ему лучше заблагорассудится, там, конечно, не может быть мыслимо, что кто-нибудь действует с злостным обманом» [4, 281].

государственное состояние, как у Гоббса, а состояние также и религиозное.

Естественное же состояние - это состояние без религии и закона, а значит и без греха и несправедливости. Поэтому переход в гражданское состояние для Спинозы начинается с того времени, когда «люди выраженным обязательством обещали Богу повиноваться во всем», отказавшись тем самым от своей естественной свободы. И также как у Гоббса, только более четко, высказывается мысль о том, что государство - это инструмент для божественного управления людьми. Он говорил, что Бог никакого владычества над людьми не имеет иначе, как только через тех, которые обладают властью.

Ровесник Спинозы, Джон Локк (1632 – 1677) выделял в естественном состоянии два основных свойства. Во-первых, естественное состояние - это «состояние полной свободы в отношении их действий и в отношении распоряжения своим имуществом и личностью в соответствии с тем, что они считают подходящим для себя в границах закона природы, не испрашивая разрешения у какого-либо другого лица и не завися от чьей-либо воли» [5, 263].

Во-вторых, это «также состояние равенства, при котором вся власть и вся юрисдикция являются взаимными, – никто не имеет больше другого. Нет ничего более очевидного, чем то, что существа одной и той же породы и вида, при своем рождении без различия получая одинаковые природные преимущества и используя одни и те же способности, должны также быть равными между собой без какоголибо подчинения или подавления…», [5, 263]. О природном равенстве людей, как отмечалось выше, писал и Гоббс. Думается однако, что равенство (может быть, точнее - идея равенства) – чисто человеческое изобретение, поэтому оно является чертой не естественного (в смысле природного), а социального состояния. В природе же в большей мере проявляется подчинение и подавление как следствие борьбы за существование. Равенство в природе проявляется как равная подчиненность естественным законам жизнедеятельности популяции, а там, где есть иерархия - вожаку и тем, кто стоит на более высокой ступени.

Но Локк, в отличие от Гоббса, не считает, что естественное состояние должно приводить к войне всех против всех, так как оно «учит всех людей, которые пожелают с ним считаться, что, поскольку все люди равны и независимы, постольку ни один из них не должен наносить ущерб жизни, здоровью, свободе или собственности другого; ибо все люди созданы одним всемогущим и бесконечно мудрым творцом … и, обладая одинаковыми способностями и имея в общем владении одну данную на всех природу, мы не можем предполагать, что среди нас существует такое подчинение, которое дает нам право уничтожать друг друга» [5, 264-265]. Локк считает, что «закон природы … требует мира и сохранения всего человечества» [5, 265]. Здесь, если основываться не на религии, а на науке, уже идет идеализация законов природы, так как в природе на первом месте стоит борьба и конкуренция. В то же время, Локк прав, говоря, что естественный закон требует сохранения. Только, уточним – не всего человечества, а той группы, в которой живет человек. Естественно-групповые закономерности и у животных и у человека требуют от индивида такого поведения, которое способствовало бы сохранению группы в целом, даже, если для этого необходима гибель отдельных индивидов.

Следует уточнить, что Локк, говоря о законе природы, вовсе не имел в виду естественные (досоциальные) законы, действующие объективно, независимо от сознания человека. Об этом можно судить, исходя из его высказывания: «Преступая закон природы, нарушитель тем самым заявляет о том, что он живет не по правилу разума и общего равенства, которые являются мерилом, установленным богом для действий людей ради их взаимной безопасности, а по другому правилу; и, таким образом, он становится опасен для человечества» [5, 266]. То есть, как и Гоббс, Локк исходил из того, что законы природы созданы Богом. Здесь как раз и кроется причина сложности заочной дискуссии с великими мыслителями Нового времени, или просто понимания их положений – они исходили из иных мировоззренческих установок, нежели современная наука и в понятия, употребляемые нами сейчас, они вкладывали иной смысл.

Естественное состояние для Локка – это не природное состояние, а состояние людей, не связанных политическими соглашениями. При этом он отмечает, что «не всякое соглашение кладет конец естественному состоянию между людьми, но только то, когда люди взаимно соглашаются вступить в единое сообщество и создать одно политическое тело» [5, 269-270]. Таким образом, естественное состояние, по мнению Локка – это состояние полной свободы, ограниченное, тем не менее, рамками закона природы.

Прямо противоположную Гоббсу и его сторонникам и развивающую теорию Локка точку зрения на человека и общество высказали несколько позже английские философы А. Шефтсбери и Д. Юм.

Антони Шефтсбери (1671-1713) был философом-моралистом. Его этические работы были опубликованы в трехтомном труде под общим названием «Характеристика людей, нравов, мнений, времен» [6, 1 – 14]. Шефтсбери считал, что человек по природе своей общественное существо, обладающее врожденным нравственным чувством, которое гармонизирует индивидуальные и общественные склонности. Мораль, по его мнению, носит самостоятельный характер и не зависит от религиозного чувства. Шефтсбери, а позднее и Дэйвид Юм (1711 - 1776) связывали моральные принципы людей с гедоническим принципом удовольствия.

Как и другие философы, Юм выводит естественное состояние из специфики человека. «Наука о человеке является единственным прочным основанием других наук» [7, 82]. Он считает, что природу человека можно познать только путем опыта и экспериментов: «всякая гипотеза, претендующая на открытие наиболее первичных качеств человеческой природы, сразу же должна быть отвергнута как тщеславная и вздорная» [7, 83]. При этом он понимает, что моральная философия «накапливая опыты … не может производить их намеренно, предумышленно» [7, 84]. Но, тем не менее, он пытается найти такие первичные качества человека. По Юму, человек – альтруист, ему присущи «общее чувство общественного интереса», «общее чувство взаимной выгоды», причем чувства эти были развиты у человека до возникновения какого либо правительства. Главное моральное чувство, по мнению Юма, состоит в сочувствии к товарищам: человек смеется вместе со смеющимися и огорчается вместе с огорченными.

Юм отрицает существование «естественного состояния», называя его «пресловутым». Однако считает, что о нем можно рассуждать, понимая, что это – фикция. «Ведь природа человека состоит из двух главных частей, необходимых для всех их поступков, а именно из аффектов и ума; … несомненно, что слепые проявления первых, не направляемые вторым, делают людей неспособными к организации общества» [7, 644]. Если ум здесь понимать, как социальное (а оно так и есть), то получается, что Юм здесь говорит о противоречии естественного и социального в человеке и о подчинении естественных основ социальным «Таким образом, это естественное состояние нужно рассматривать как простую фикцию, подобную фикции о золотом веке, изобретенной поэтами; разница состоит лишь в том, что первое описывается как преисполненное войн, насилий и несправедливостей, тогда как второй рисуется перед нами как самое очаровательное и мирное состояние, какое только можно себе вообразить» … человеческому сердцу были незнакомы те …неистовые бури, которые теперь вызывают такие волнения и порождают такие смуты. В то время не слыхали и о скупости, честолюбии, жестокости и эгоизме. Сердечное расположение, сострадание, симпатия – вот единственные движения, с которыми только и был знаком человеческий дух» [7, 645]. Он говорит, что хотя это рассуждение – фикция, оно должно быть принято к вниманию «ибо ничто не может более очевидным образом объяснить происхождение тех добродетелей, которые являются объектом нашего настоящего исследования» [7, 645].

Таким образом, в Новое время существовали две теории естественного или дообщественного состояния людей. Для Гоббса – это взаимная война, для Шефтсбери и Юма – взаимная любовь. Соответственно этому, в первой теории общество (государство) понималось как вынужденное, «искусственное» состояние, во второй – как естественное, соответствующее склонностям человека. Как чаще всего бывает, истина, по-видимому, находится посредине. И в человеке, и в обществе присутствуют черты, как эгоизма, так и альтруизма, различие лишь в степени их развития.

Социальное состояние общества нельзя сводить к цивилизации или государству. Между природным, естественным состоянием человеческих предков и цивилизованным состоянием существовал длительный период, как говорил основатель марксизма, «перехода первого во второй» и этот период можно определить как социальное доцивилизованное состояние людей, подверженное значительному воздействию естественного. Философы XVII – XVIII веков не ставили вопрос подобным образом, потому что, как было сказано выше, исходили из других мировоззренческих установок, и это вынуждало для объяснения причин возникновения цивилизованного общества, подчиненного законам и нравственности одних прибегать к теории общественного договора, а других – к утверждению, что нравственные законы имеют естественное происхождение.

Карл Маркс в ранних работах, основываясь на диалектическом методе Гегеля, рассматривал проблему возникновения общества из природы. При этом он выделял предпосылки становления общественного явления, которые существуют для этого явления как внешние и исторические, то есть преходящие, и предпосылки развития уже ставшего явления, которые суть его собственные продукты и являются для него «не условиями возникновения..., а результатами его бытия» [8, 453].

К. Маркс в «Экономических рукописях 1857 – 1861 годов» принципиально решил проблему выхода общества из природы как развитие новой социальной системы на основе внешних природных предпосылок.

Немецкий философ Артур Шопенгауэр также обратил внимание на роль естественной стороны в жизни общества. В работе «Мир как воля и представление»

он утверждал, что мир как вещь в себе является волей к жизни, которая проявляется через множество «объективаций. Общественные противоречия Шопенгауэр объяснял тем, что каждый познающий индивид осознаёт себя не частью, а всей волей к жизни, в то время как другие представляются ему зависимыми от него. Это порождает эгоизм и войну всех против всех. Здесь философ вспоминает Гоббса.

А. Шопенгауэр обратил внимание на такие естественные явления как смерть, которая, по его мнению, делает бессмысленной жизнь и на волю к жизни, порождающую страх, алчность, зависть, гнев и другие чувства, оказывающие огромное воздействие на социальную жизнь.

Заслуга О. Конта состоит в том, что он обратил внимание на естественную сторону внутрисемейных отношений, на их непосредственный характер. Вслед за Монтескье Конт считает основными движущими силами развития общества естественные условия, в которых выделяет человеческий организм как универсальную причину общественных изменений и среду, в которой он развивается. Философы и до Конта сравнивали общество с человеческим организмом. Конт же увидел аналогию с биотическим организмом вообще. И этот органистический подход получил свое развитие в социальной философии.

Г. Спенсера, который высоко ценил контовские идеи за «признание зависимости социологии от биологии» [9, 320].

Спенсер не отождествлял полностью биотический организм и общество, и в своих трудах неоднократно об этом напоминал. Называя общество организмом, Спенсер, очевидно, имел в виду то, что мы сейчас называем «органичной системой».

Недаром Спенсер разделяет понятия «биологический организм» и «социальный организм», обнаруживая их сходство и различия. Сходство он видит в том, что и биотический организм и общество растут, структурно усложняются и при этом происходит дифференциация функций их «органов». Спенсер выделяет в обществе три системы органов: поддерживающую, аналогичную системе пищеварения, распределительную и регулятивную. Он видел также естественную сторону социального контроля, отводя при этом большую роль чувству страха. Спенсер считал, что государство поддерживает страх людей перед живыми, а церковь – страх перед мёртвыми.

Сфера применения органического подхода к обществу у Спенсера имеет ограничения. Прежде всего, биотический организм он понимал как конкретное целое. Это означает, что его части или органы неразрывно связаны друг с другом.

Социальный же организм – дискретное целое, элементы и органы которого, хотя и связаны друг с другом, но в меньшей степени, они более свободны. Каждый человек лишь в отдельности способен испытывать наслаждение и страдание, у людей нет единого общественного «чувствилища». Поэтому благосостояние общества нельзя рассматривать отдельно от благосостояния его членов. «Общество существует для блага своих членов, а не члены – для блага общества», - делает вывод Спенсер. Если говорить об объективном процессе возникновения общества, то Спенсер здесь не прав – «целью» общества всегда было самосохранение, как и у всякой системы, а человек был лишь одним из средств достижения этой цели. Но Спенсер отразил здесь тенденцию развития личности-субъекта.

причинности», действующий и в природе и в обществе. Для объяснения развития общества Спенсер применял собственную теорию эволюции, главная идея которой заключалась в том, что жизнь есть «беспрерывное приспособление внутренних отношений к отношениям внешним» [10, 48]. Средствами приспособления он считал естественный отбор и борьбу за существование народа в условиях враждебной окружающей среды. В результате складывается определенный характер народа, который определяет нравственную, политическую и другие общественные структуры. Спенсер считал бесперспективными любые попытки вмешательства в естественный ход эволюции. «Общество представляет собой возрастание, а не искусственное произведение» [11, 148] – утверждает он.

Итак, Спенсер обнаружил сходные черты функционирования и развития биотических и социальных систем, хотя признавал особенности социального.

Маркс, работавший в этот же период, обращал главное внимание на специфику общества, признавая факт становления его на основе естественных предпосылок.

Различие их теорий объясняется не противоположностью подходов, а различием выбранных предметов исследования в рамках социальной философии.

В отличие от Спенсера, натуралисты XIX – начала XX века практически не учитывали специфики социального. Они считали, что общество в своем функционировании и развитии подчиняется природным законам и методами познания общества должны быть исключительно методы естественных наук.

Редукционизм в социологии проявился и в так называемой биогенетической социальной доктрине, использующей биологический закон, утверждающий, что онтогенез повторяет филогенез. Это «позволило» объяснить «отсталость»

некоторых народов от европейской стадии цивилизации тем, что развитие представителей этих народов останавливается в пубертатном периоде, или, как утверждал Карл Фохт, тем, что мозг взрослого чёрного схож с мозгом семилетнего белого ребёнка. Все эти учения служили обоснованием патерналистского отношения к туземцам, давая «право» наказывать их за непослушание.

естественного и социального внесли представители другого направления натурализма – сторонники «социального дарвинизма». Английский философ У. Беджгот считал, что на ранних стадиях развития в обществе действует естественный отбор: «сильнейшие, поскольку они могли, убивали слабейших». Но физическая борьба за выживание существует только на уровне примитивных обществ, затем она постепенно заменяется культурным соревнованием. В естественной природе возможность отбора обеспечивают мутации – естественная изменчивость. Беджгот считал, что в обществе возможность культурного отбора существует только там, где нет абсолютного подавления интеллекта, где есть свобода мышления. Польский социолог Л. Гумплович рассматривал социальные законы как простую разновидность естественных законов. Гумпловичу также принадлежит заслуга введения в научный оборот термина «этноцентризм», под которым он понимал веру каждого народа в то, что он занимает самое высокое положение среди всех других народов.

Развивая взгляды Беджгота, У. Самнер вводит понятия «мы-группа» и «онигруппа», на которые делились все люди в примитивных обществах. Отношения внутри «мы-группы» были отношениями сотрудничества и взаимопомощи, а их отношения ко всем «они-группам» были враждебными.

Итак, представители «социального дарвинизма» обратили внимание на ряд проявлений естественного в рамках социального. Беджгот и Гумплович большую роль отводили межгрупповым конфликтам, которые напомнили ему межвидовую борьбу в животном мире. Беджгот указывал на способность людей к подражанию, как на механизм сплочения групп. Беджгот относил это свойство к людям первобытного общества, но следует заметить, что в значительной степени она сохраняется на всех этапах истории, о чём подробнее будет сказано позднее.

Гумплович и Самнер обнаружили и описали явление этноцентризма, объясняющее, в определённой степени, межэтнические противоречия.

Представители направления, которое можно назвать социальной географией, (Карл Риттер, Генри Томас Бокль и другие) также как и социальные дарвинисты, поразному оценивали степень воздействия выбранного ими фактора на социальное развитие. В крайнем варианте географическая среда признавалась определяющим фактором общественного развития. В более мягких – просто важным и, как правило, указывалось на роль естественной среды обитания, прежде всего в первобытном обществе и в процессе становления цивилизаций. Показывалось, что по мере совершенствования цивилизаций воздействие географической среды становится меньшим по объёму и более слабым по силе воздействия.

Отмечая основные недостатки натурализма (абсолютизация какого-либо одного фактора социального развития, недостаточный учёт специфики социального), необходимо отметить и его заслуги в решении проблемы соотношения естественного и социального. Натурализм, пусть и в преувеличенном виде, но показал огромную роль естественных предпосылок социального развития.

Такие разновидности натурализма, как социальный органицизм и механицизм, можно рассматривать как попытки системного анализа общества: и механический агрегат, и биотический организм, и общество – разновидности систем, обладающие наряду с отличиями и некоторыми общими свойствами.

Проблема соотношения естественного и социального решалась также в философии Н.Я. Данилевского, который считал, что все сущее развивается по одному закону – зарождения, расцвета и увядания. Каждой системе отпущены определенные силы и возможности, которые она использует в своем развитии, а по мере их истощения – деградирует. Данилевский считал, что социальное развивается по естественным законам, хотя и признавал некоторую специфику социального.

В качестве основных парадигм этой проблемы можно назвать: 1) отождествление естественного и сверхъестественного и признание зависимости от них социального в древневосточной философии; 2) признание зависимости естественного и социального от сверхъестественного в религиозной картине мира и в философии провиденциализма; 3) признание зависимости социального от естественного в античной философии и в философии Нового времени; 4) отождествление социального с естественным в крайних формах натурализма и 5) полное отрицание сходства между социальным и естественным в философии историцизма.

1.2 Тенденция смены парадигм проблемы соотношения естественного и социального в современной западной философии В конце XIX – начале XX века всё большее внимание уделялось естественной стороне общественной жизни. Новые идеи возникали на стыке философии и психологии, философии и биологии.

Значительный вклад в изучение проблемы соотношения естественного и социального в психологии личности внес Зигмунд Фрейд. Организм человека, считал он, заряжается энергией, производной от биотических инстинктивных побуждений, прежде всего от сексуального и агрессивного инстинктов. Эта энергия создает в организме напряжение, требующее немедленной разрядки. Если нет возможности получить разрядку в нормальной естественной реакции, то неизбежно возникает патология. Таким образом, любая человеческая деятельность, по Фрейду, направлена на уменьшение психического напряжения. Энергия, по его мнению, заключена в двух основных группах инстинктов человека – инстинктов жизни, названных им Эросом, и инстинктов смерти, получивших название Танатос, которые подчиняются закону энтропии. Фрейд, явно преувеличивая, считал эти два инстинкта основными движущими силами всей социальной деятельности человека.

Признавая ценность теории Фрейда, необходимо сделать несколько возражений.

1. Нельзя согласиться с тем, что общество изначально враждебно человеку и между ними неизбежен конфликт. Конечно, общество накладывает ограничения на некоторые потребности личности, но в этих ограничениях заинтересован сам человек, – они защищают каждого из нас от произвола всех других.

2. Самым дискуссионным положением учения Фрейда является его принцип пансексуальности, который подвергался критике, как со стороны противников его теории, так и со стороны многих его последователей. Особенно необоснованным является утверждение о большой роли сексуальности у детей, бесполезной для них.

3. Агрессия, на наш взгляд, является не постоянной потребностью человека, а реакцией на определенные события внешнего мира, поэтому нет оснований, считать, что причинами войн и революций являются агрессивные влечения людей.

Ценным открытием Фрейда можно назвать его теорию сублимации. Только не следует сводить творчество к сублимации, а последнюю к выходу лишь сексуальной энергии. Существует сама по себе потребность в творчестве, хотя, возможно, значительная часть творчества основана на различных видах сублимации.

естественными потребностями человека.

В представлении К.Г. Юнга, структура личности состоит из трех частей – эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного. Эго, являясь основой самосознания личности, включает в себя мысли, чувства, ощущения и воспоминания, обеспечивающие восприятие своей целостности. Личное бессознательное включает все вытесненные чувства, воспоминания о неприятных событиях, конфликтах. Коллективное бессознательное – самый глубокий пласт структуры личности, представляет собой скрытые следы памяти наших предков Архетипы Юнга носят естественно-социальный характер. По его мнению, исторический социальный опыт оказал воздействие на наследуемую структуру человеческой психики, которая, в свою очередь, оказывает воздействие на социальную жизнь отдельного индивида.

Один из основоположников социологии в Германии Фердинанд Тённис психологическое качество человека как воля, проявляющаяся в двух видах: «воля, поскольку в ней содержится мышление», и «мышление, поскольку в нём содержится взаимоотталкивающими и взаимоутверждающими, но только последние могут породить социальную связь двух видов. В работе «Община и общество» он определял общность как естественные отношения между людьми, и общество как отношения, порожденные государством целесообразность. Зиммель выделял «витальный» и «трансвитальный» уровни жизни. Первый уровень ограничен смертью, которая не приходит извне, «смерть с самого начала изнутри связана с жизнью» [12, 77]. На трансвитальном уровне формы жизни преодолевают свое самоограничение смертью, так как «Смерть – лишь конец индивидуальной формы жизни, а не жизни, явленной в ней» [12, 108].

Формы жизни этого уровня Зиммель называет «более-жизнь» и «более-чем-жизнь»

и связывает их с культурой.

Зиммель, признавая инстинктивную целесообразность как естественную предпосылку социального, уделял в то же время большое внимание специфике социального, которая выражается в культуре, указывал на способность культурных форм подчинять себе биотику человека.

О. Шпенглер, отождествляя культуру (социальное) с биотическим организмом (естественное), считал возможным познание общества с помощью морфологии – метода познания, заимствованного из естественных наук.

А. Тойнби обнаружил в рамках социального ещё одно естественное явление, которое он обозначил как мимесис или «приобщение через имитацию к социальным ценностям» [13, 93]. В примитивных обществах мимесис ориентирован на старшее поколение и на умерших предков, то есть, в прошлое. Это приводит к господству обычаев и статичности общества. В цивилизациях же мимесис ориентирован на творческих личностей, поэтому направлен в будущее и приводит к развитию.

Данная мысль Тойнби представляется чрезвычайно ценной. Действительно, подражание, доставшееся нам от животных предков, в доцивилизованном обществе возникновением же творческих личностей появляется возможность использовать это естественное свойство людей для развития. В то же время необходимо уточнить, что мимесис, ориентированный на прошлое, на традиции, сохраняется и в цивилизации, играя в ней необходимую консервативную роль и поэтому творческим личностям очень трудно добиться признания и, тем более подражания себе.

Социобиологи Е.О. Уилсон, Р.Л. Ван ден Берге, Л. Эллис, Д.П. Береш, Л.

Тайгер и другие пришли к выводу о схожести поведения человека с поведением животных. В их работах, наряду с порой крайней биологизацией человека, есть много ценных наблюдений, проливающих свет на непонятные прежде социальные явления. Биологи У. Матурана и Ф. Варела в качестве общего свойства всех живых, в том числе и общественных систем, обозначили аутопойезис – самотворение, самопорождение, самоорганизацию. Аутопойетические процессы обеспечивают самотождественность этих систем посредством самовоспроизводства своих компонентов [см.: 14].

Итак, доминирующими парадигмами обозначенной проблемы западной философии и психологии новейшего времени можно назвать преувеличение роли естественного в психологии и философии З. Фрейда, признание взаимозависимости естественного и социального в учении К. Юнга, признание большой зависимости развития социального от естественных законов взаимодействия систем в психологии Ж. Пиаже, отождествление культуры с биотическим организмом в философии О.

Шпенглера, признание зависимости социального от сверхъестественного в философии А. Тойнби и преувеличение степени воздействия естественного на социальное в социобиологии, обоснование зависимости социального от системных и синергетических законов.

В конце XIX – начале XX века всё большее внимание уделялось естественной стороне общественной жизни. Новые идеи возникали на стыке философии и психологии, философии и биологии.

Значительный вклад в изучение проблемы соотношения естественного и социального в психологии личности внес Зигмунд Фрейд. Организм человека, считал он, заряжается энергией, производной от биотических инстинктивных побуждений, прежде всего от сексуального и агрессивного инстинктов. Эта энергия создает в организме напряжение, требующее немедленной разрядки. Если нет возможности получить разрядку в нормальной естественной реакции, то неизбежно возникает патология. Таким образом, любая человеческая деятельность, по Фрейду, направлена на уменьшение психического напряжения. Энергия, по его мнению, заключена в двух основных группах инстинктов человека – инстинктов жизни, названных им Эросом, и инстинктов смерти, получивших название Танатос, которые подчиняются закону энтропии. Фрейд, явно преувеличивая, считал эти два инстинкта основными движущими силами всей социальной деятельности человека.

Признавая ценность теории Фрейда, необходимо сделать несколько возражений.

1. Нельзя согласиться с тем, что общество изначально враждебно человеку и между ними неизбежен конфликт. Конечно, общество накладывает ограничения на некоторые потребности личности, но в этих ограничениях заинтересован сам человек, – они защищают каждого из нас от произвола всех других.

2. Самым дискуссионным положением учения Фрейда является его принцип пансексуальности, который подвергался критике, как со стороны противников его теории, так и со стороны многих его последователей. Особенно необоснованным является утверждение о большой роли сексуальности у детей, бесполезной для них.

3. Агрессия, на наш взгляд, является не постоянной потребностью человека, а реакцией на определенные события внешнего мира, поэтому нет оснований, считать, что причинами войн и революций являются агрессивные влечения людей.

Ценным открытием Фрейда можно назвать его теорию сублимации. Только не следует сводить творчество к сублимации, а последнюю к выходу лишь сексуальной энергии. Существует сама по себе потребность в творчестве, хотя, возможно, значительная часть творчества основана на различных видах сублимации.

Таким образом, специфика социального, по Фрейду, порождается естественными потребностями человека.

В представлении К.Г. Юнга, структура личности состоит из трех частей – эго, личного бессознательного и коллективного бессознательного. Эго, являясь основой самосознания личности, включает в себя мысли, чувства, ощущения и воспоминания, обеспечивающие восприятие своей целостности. Личное бессознательное включает все вытесненные чувства, воспоминания о неприятных событиях, конфликтах. Коллективное бессознательное – самый глубокий пласт структуры личности, представляет собой скрытые следы памяти наших предков Архетипы Юнга носят естественно-социальный характер. По его мнению, исторический социальный опыт оказал воздействие на наследуемую структуру человеческой психики, которая, в свою очередь, оказывает воздействие на социальную жизнь отдельного индивида.

Один из основоположников социологии в Германии Фердинанд Тённис считал, что в основе социальных отношений лежит такое естественное психологическое качество человека как воля, проявляющаяся в двух видах: «воля, поскольку в ней содержится мышление», и «мышление, поскольку в нём содержится взаимоотталкивающими и взаимоутверждающими, но только последние могут породить социальную связь двух видов. В работе «Община и общество» он определял общность как естественные отношения между людьми, и общество как отношения, порожденные государством Георг Зиммель занимался исследованием биотических предпосылок нравственности и познания, которые он понимал как инстинктивную целесообразность. Зиммель выделял «витальный» и «трансвитальный» уровни жизни. Первый уровень ограничен смертью, которая не приходит извне, «смерть с самого начала изнутри связана с жизнью» [12, 77]. На трансвитальном уровне формы жизни преодолевают свое самоограничение смертью, так как «Смерть – лишь конец индивидуальной формы жизни, а не жизни, явленной в ней» [12, 108].

Формы жизни этого уровня Зиммель называет «более-жизнь» и «более-чем-жизнь»

и связывает их с культурой.

Зиммель, признавая инстинктивную целесообразность как естественную предпосылку социального, уделял в то же время большое внимание специфике социального, которая выражается в культуре, указывал на способность культурных форм подчинять себе биотику человека.

О. Шпенглер, отождествляя культуру (социальное) с биотическим организмом (естественное), считал возможным познание общества с помощью морфологии – метода познания, заимствованного из естественных наук.

А. Тойнби обнаружил в рамках социального ещё одно естественное явление, которое он обозначил как мимесис или «приобщение через имитацию к социальным ценностям» [13, 93].

В примитивных обществах мимесис ориентирован на старшее поколение и на умерших предков, то есть, в прошлое. Это приводит к господству обычаев и статичности общества. В цивилизациях же мимесис ориентирован на творческих личностей, поэтому направлен в будущее и приводит к развитию. Данная мысль Тойнби представляется чрезвычайно ценной. Действительно, подражание, доставшееся нам от животных предков, в доцивилизованном обществе служило цели сохранения общества с его обычаями и традициями, с возникновением же творческих личностей появляется возможность использовать это естественное свойство людей для развития. В то же время необходимо уточнить, что мимесис, ориентированный на прошлое, на традиции, сохраняется и в цивилизации, играя в ней необходимую консервативную роль и поэтому творческим личностям очень трудно добиться признания и, тем более подражания себе.

Социобиологи Е.О. Уилсон, Р.Л. Ван ден Берге, Л. Эллис, Д.П. Береш, Л.

Тайгер и другие пришли к выводу о схожести поведения человека с поведением животных. В их работах, наряду с порой крайней биологизацией человека, есть много ценных наблюдений, проливающих свет на непонятные прежде социальные явления. Биологи У. Матурана и Ф. Варела в качестве общего свойства всех живых, в том числе и общественных систем, обозначили аутопойезис – самотворение, самопорождение, самоорганизацию. Аутопойетические процессы обеспечивают самотождественность этих систем посредством самовоспроизводства своих компонентов [см.: 14].

Итак, доминирующими парадигмами обозначенной проблемы западной философии и психологии новейшего времени можно назвать преувеличение роли естественного в психологии и философии З. Фрейда, признание взаимозависимости естественного и социального в учении К. Юнга, признание большой зависимости развития социального от естественных законов взаимодействия систем в психологии Ж. Пиаже, отождествление культуры с биотическим организмом в философии О. Шпенглера, признание зависимости социального от сверхъестественного в философии А. Тойнби и преувеличение степени воздействия естественного на социальное в социобиологии, обоснование зависимости социального от системных и синергетических законов.

Основные направления обсуждения проблемы в отечественной философии: теоретические и методологические выводы В советской философской литературе в рамках марксизма долгое время недооценивалась роль естественных предпосылок социального развития и естественной стороны социальной жизни, хотя сам Маркс, как было показано, не отрицал такой роли и анализировал проблему соотношения природного и общественного. Эта проблема рассматривалась чаще в нефилософских трудах (исторических, этнографических, психологических) и в работах учёных естественных специальностей - физиков, геологов, географов, то есть, вне рамок исторического материализма – официально признанной социально-философской теории.

Отечественные психологи Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев и А.Р. Лурия разрабатывали теорию культурно-исторического развития и функционирования человеческой психики, уделяя основное внимание её социальной обусловленности.

Основной закономерностью онтогенеза они считали интериоризацию ребёнком его внешней социально-символической деятельности. Л.С. Выготский говорил, что человеческая психика является источником двух планов поведения – натурального, основанного на естественных биотических закономерностях и культурного.

Качественное отличие культурного поведения обусловлено его опосредованностью орудиями и знаками. Орудия используются для преобразования деятельности и поэтому направлены вовне. Знаки же служат для преобразования других людей и управления собственным поведением. Они направлены вовнутрь. Он утверждал, что социальное лежит не в конце развития ребенка, как у Пиаже, а в самом начале. Под коммуникативной речью Выготский понимал ту форму речи, которую Пиаже называет социализированной, так как он совершенно справедливо считал обе эти формы речи социальными.

А.Р. Лурия разрабатывал проблему детерминации психики, выделяя в ней социальную – общественно-историческую и биотическую – генетическую. Одним из важнейших объектов исследования Лурии был человеческий мозг, то есть, можно сказать – естественная основа человеческой психики. Лурия производил сопоставление произвольной сознательной деятельности и бессознательных форм психики.

С.Л. Рубинштейн говорил о том, что психику нельзя сводить к физике и химии, но, в то же время, нельзя отрывать ее от естественных процессов.

Рубинштейн сформулировал «принцип психофизического единства». Он говорил, что это «первый основной принцип советской психологии». Такой подход подвергся критике со стороны других марксистских психологов, и Рубинштейн уточнил позицию: «материалистический монизм означает не единство двух начал – психического и физического, а наличие одного единого начала – материального, по отношению к которому психическое является производным» [15, 201].

Ещё одну естественную сторону социальной жизни обнаружил известный отечественный историк и философ, и социальный психолог Б.Ф. Поршнев. Он впервые обратил внимание на то, что суггестия в первобытном обществе являлась особой основой регуляции поведения. Он считал, что суггестия является «… средством воздействия людей на поступки и поведение других, т.е. особой системой регуляции поведения» [16, 415].

Так как суггестия осуществляется посредством речи, Б.Ф. Поршнев сделал оригинальное предположение о том, что вторая сигнальная система вначале «… собственно не была средством «отражения» чего-либо из предметной среды, а была реагированием лишь на специфические воздействия людей, причем автоматическим (роковым), как, скажем, взаимосвязь органов внутри организма, то есть принадлежала к бытию, а не к сознанию или познанию» [16, 413].

Большое внимание на связь общества с окружающей природой и космосом обращали отечественные ученые и философы космисты Н.Ф. Федоров, К.Э. Циолковский, В.И. Вернадский, А.Д. Чижевский и другие. Николай Федорович Федоров связь человека с природой считал «неправильной», так как она ведет к порабощению человека и к неизбежной смерти. Поэтому он надеялся, что с помощью науки можно изменить эту связь, отрегулировать ее таким образом, чтобы не только преодолеть смерть, но и воскресить всех предков. К.Э. Циолковский усматривал основу связи человека с космосом в атомах, из которых состоят все космические объекты. В философии Циолковского обнаруживаются элементы гилозоизма. Он утверждал, что атомы бессмертны, они, обладают чувствительностью, и это является основой «космической этики». Все живые существа, обменивающиеся атомами, должны заботиться друг о друге и о мире в целом Крупнейший представитель космизма В.И. Вернадский сформулировал понятие монолит живого вещества или монолит жизни, к которому относил всю совокупность земных организмов прошлого и настоящего. Монолит жизни захватывает и перерабатывает космическую, прежде всего, солнечную энергию. Эта энергия является основой всей жизни на Земле. Человечество тоже живое существо и поэтому оно неразрывно связано с материально-энергетическими процессами биосферы.

Основатель гелиобиологии А.Л. Чижевский обнаружил взаимосвязь между циклами солнечной активности и многими явлениями в биосфере. Эти солнечные циклы, по его мнению, неизбежно должны породить циклический характер и в геосфере и в биосфере. В свете современного научного мировоззрения судьбы человечества, утверждал он, без сомнения, находятся в зависимости от судеб Вселенной.

В своих работах он указывал на влияние космических факторов на поведение организованных человеческих масс и на течение всемирно-исторического процесса.

В наши дни линию космистов продолжает В.П. Казначеев, который на основе длительного экспериментального изучения связи между живыми организмами и окружающей средой, пришёл к выводу, что «вездесущее электромагнитное поле, распространенное в околоземном космосе, постоянно генерируемое излучением Солнца и других космических источников, играет определенную, важную, а, вероятно, даже фундаментальную роль в эволюции природы и принимает обязательное участие в процессах жизнедеятельности организмов» [17, 28].

Казначеев делает предположение, что «биосистема может быть представлена как неравновесная фотонная констелляция (ансамбль), существующая за счет постоянного притока извне» [17, 49].

Фотонную констелляцию, которая обеспечивает связь всех белковонуклеиновых структур в клетках, Казначеев определяет как «информационнорегулятивную систему клеток, обладающую колоссальным запасом надежности».

Итак, Циолковский видел связь человека с космосом в атомах, Вернадский – в законах биосферы, Чижевский – в зависимости от циклов солнечной активности, Казначеев видит её в фотонной констелляции. Поскольку это направление было создано учёными естественных наук, они, не удовлетворяясь зависимостью социального от естественного, стремились на основе научных знаний её преодолеть. Особенно эта мысль характерна для Фёдорова и Вернадского.

В философии, генетике и психологии проблема соотношения социального и естественного в человеке выражалась через проблему факторов, определяющих поведение человека: либо биотических, либо социальных. Официальная точка зрения о господстве социальных факторов в генетике высказывалась академиком Н.П. Дубининым, в психологии – деканом психологического факультета МГУ А.Н. Леонтьевым, в философии – Э.В. Ильенковым.

Интерес к проблеме возрос в 70-х годах.

В 70-е и 80-е годы было довольно много публикаций, в которых анализировались вопросы соотношения естественного и социального в обществе, но проблема анализировалась, в основном, в рамках близких, но несколько иных работ – в проблеме соотношения биотического и социального в человеке и в проблеме соотношения природы и общества. Среди авторов, сыгравших значительную роль в рассмотрении данного вопроса можно назвать Э.В. Гирусова, Г.А. Давыдову, С.С. Батенина, Г.С. Батищева, Ю.И. Ефимова, И.Б. Новика, Т.В. Карсаевскую, В.А. Кобылянского, А.С. Мамзина, Н.Б. Оконскую, В.И. Стрельченко, В.П.

Тугаринова, Е.Т. Фаддеева, В.В. Шаронова.

Э.В. Гирусов обнаружил смену парадигмы в отношении человека к природе, возникшей в результате экологического кризиса. «Природа, как и всякая система, имеет свои «потребности», которые нужно учитывать людям при изменении и преобразовании её в своих практических целях» [18, 107].

Гирусов сформулировал положения теории социальной экологии, основой которой он считает особые законы соответствия общества и природы. Основанием для выделения таких законов, по словам Гирусова, является то, что «при всяком взаимодействии систем существуют законы, характеризующие это взаимодействие и степень его развития. Причём законы эти нисколько не подменяют законов самих систем, а синтетически включают их в преобразованном виде» [19, 11].

Он называет закон цикличности в использовании веществ планеты, закон возобновимости в использовании энергии, закон комплексности в использовании информации С.С. Батенин в своей работе «Человек в его истории» дал развернутую характеристику взаимодействия естественного и социального в истории развития человека, начиная с процесса антропосоциогенеза. Он обратил внимание на то, что предки человека в своей эволюции пошли по иному пути, нежели другие животные – они не встали на путь биотической специализации, а пошли «по пути антропологизации, результатом которой являлся выход за пределы чисто биологической формы жизни» [20, 41 – 42].

Среди естественных предпосылок социализации (под социализацией он понимает филогенетический процесс возникновения социальных качеств людей) Батенин называет приспособительную активность, индивидуальный опыт, стадное общение, систему связей и способов передачи информации. Все эти качества были присущи нашим непосредственным животным предкам. При этом подражательный рефлекс способствовал приобретению новых навыков биотически значимых реакций и включению животных в стадное общение.

Батенин отмечает, что естественные предпосылки в процессе своего отрицания социальным, не исчезают полностью, а сохраняют своё функционирование на биотическом уровне.

Батенин отмечает, что социальный опыт человека не закрепляется генетически, наследственность не служит у человека средством сохранения в поколениях определённых алгоритмов действия. Наследственность лишь сохраняет способности и возможности овладевать социальным опытом и развивать его.

Генетический фактор входит в родовую природу человека как потенциальная возможность формирования определённых сущностных сил. Но он заранее никогда не предопределяет их развития. Огромное значение имеет социальная среда.

Диалектика социального и биотического в применении к человеку рассматривается в монографии К.Е. Тарасова и Е.К. Черненко «Социальная детерминированность биологии человека». Авторы рассматривают большое количество методологических подходов к решению проблемы соотношения биотического и социального в человеке, иллюстрируя каждый из подходов схемой, и делают вывод, что единственно верным является следующий подход [рисунок 1]:

Схема взаимодействия общества и природы в работе Тарасова и Черненко На схеме буква «С» означает социальное, буква «Б» - биотическое. В этом варианте, по мнению авторов «показано, что социальное есть не только более широкая, но и основная система, в которую диалектически включен в качестве измененного ею элемента социально-биологический фактор (а не просто «чисто»

биологический…)» [21, 71].

Соглашаясь в целом с данным подходом, следует заметить, что он не учитывает: 1) что социальное взаимодействует не только с биотическим, но и с другими формами естественного; 2) что само социальное находится внутри естественного (если речь идет о человеке, то ясно, что он находится в природной среде); 3) что социальное снимает естественное только частично; 4) что внутреннее естественное видимыми и невидимыми «нитями» связано с внешним естественным и эта связь поддерживает естественность первого; 5) что не только социальное воздействует на естественное, но и внешнее и внутреннее естественное воздействуют на социальное. Не создавая сущность социального, естественное оказывает влияние на форму проявления этой сущности.

В.А. Кобылянский обращает внимание на «асимметричность» соотношения природы и общества. Асимметричность проявляется в пространственном измерении (природа бесконечна, а общество ограничено) и в характере процесса взаимопроникновения природы и общества.

Рассмотренную концепцию можно схематически представить как два мира, имеющие общую границу соприкосновения, которая не четко обозначена, так как две сферы взаимно проникают друг в друга. Сфера соприкосновения является областью взаимодействия и соподчинения. Такой подход позволяет исследовать процессы взаимодействия природы и общества на участке их взаимопроникновения и взаимоперехода, что и осуществляет Кобылянский, анализируя «социогенные природные процессы» и «натурогенные общественные процессы».

Большое внимание соотношению биотической и социальных сторон в человеке, наряду с другими аспектами общей проблемы соотношения природы и общества, уделяет А.С. Мамзин. «Возникновение социального, - пишет он, - не означает полного разрыва с биологическим, уничтожения биологического, оно лишь прекращает независимое действие биологического начала, сохраняя и удерживая его в себе в качестве подчинённого» [22, 8 – 9]. Полностью соглашаясь в этом с Мамзиным, хочется обратить внимание на то, что необходимость для социального начала подчинять, контролировать начало естественное, говорит, во-первых, о том, что последнее не интегрировалось в социальную систему полностью, а входит одновременно в другие естественные системы – не только в биотические, но и, к примеру, физические, такие как тело, обладающее массой, энергией, движением, температурой и т. д. Во-вторых, при ослаблении социального контроля, биотическая сторона человека может выйти на первый план.

Итак, Л.С. Выготский говорил о речи как о сугубо социальном явлении и о предметном мышлении как естественной предпосылке интеллектуального мышления человека. С.Л. Рубинштейн указывал на связь естественного и социального в психике человека. Б.Ф. Поршнев обратил внимание на суггестию как естественную основу регуляции поведения в доцивилизованном обществе.

Космисты расширили рамки представления о связи естественного и социального до отождествлял естественное и социальное. На протяжении всего XX века существовала оппозиция двух парадигм понимания основы поведения человека – в качестве единственного признавался либо биотический, либо социальный фактор.

2. Теоретическое обоснование и методология исследования проблемы соотношения естественного и социального 2.1. Взаимодействие социального с внешним естественным и с внутренним естественным как основной принцип исследования Поскольку система общества строится на основе естественных предпосылок, она включает их в свою структуру, частично снимая их естественное содержание.

Такой подход обращает внимание на процессы не только внешнего, но и внутреннего взаимодействия общества с природой, поэтому большое значение приобретает проблема естественных основ социального процесса. Естественное, находящееся внутри социального, пронизывает систему социального множеством прямых и опосредованных связей.

Основными понятиями исследования данной проблемы являются понятия «естественное» и «социальное». Но прежде чем приступить к их подробному анализу, отметим, что в реальности существует ряд оппозиций: «природа – общество», «естественное – искусственное» и «естественное – социальное». Первые две давно исследуются на общефилософском уровне, третья – только в виде частных противоречий (например, анализируется естественная генетическая обусловленность социального поведения, соотношение естественных и социальных предпосылок талантов или, напротив, преступного поведения и т.п.). Либо эта оппозиция подменяется оппозицией «природа – общество». Однако общество не является «чисто» социальным образованием. В нём, как и в человеке, существует противоречие естественного и социального. Поэтому существует необходимость разграничить обозначенные дихотомии.

«Естественное» и «социальное», как и всякие, предельно широкие категории, трудно определяемы, и как всякие парные категории, они определяются друг через энциклопедических словарей, как современных, так и словарей советского периода, отсутствуют определения этих понятий. В самой последней отечественной четырехтомной философской энциклопедии понятие «социальное» не даётся вообще, а понятие «естественное» дается только в противопоставлении искусственному.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«Annotation Господин Ау хорошо известен детям Финляндии. Книги о нём пишет финский писатель Ханну Мякеля. Они выходят выпусками, потому что приключения Ау нескончаемы, а интерес к ним у детей никогда не пропадает. Одну из повестей об этом смешном и добром неудачнике пересказал по-русски Эдуард Успенский. И надо сказать, что так замечательно это сделал, что порой кажется, что именно он и выдумал этого господина, потому что этот сказочный персонаж удивительно дополняет мир героев писателя....»

«Annotation Литературные критики высоко оценили простоту и парадоксальную многомерность текстов Павича, виртуозную эксцентричность формы. Они рассматривают Павича как знаковую фигуру современной прозы – писателя XXI века. Страшные любовные истории – сборник новых рассказов М.Павича, где каждая вещь делает нас соучастниками некоей магической игры, затеянной писателем. Излюбленные темы Павича – любовь, смерть, загадочные сны, прошлое – вновь звучат в его прозе. Милорад Павич Одиннадцатый палец...»

«Белгородский Госуд арственный Центр народного творчества Центр исследования традиционной к ультуры Традиционная культура Белгородского края Выпуск 1 Борисовский, Вейделевский Волоконовский районы Сборник научных статей и фольклорных материалов из Экспедиционных тетрадей Белгород, 2006 Традиционная культура Белгородского края. – Вып. 1. – Борисовский, Вейделевский, Волоконовский районы. – Сборник научных статей и фольклорных материалов из Экспедиционных тетрадей / Ред.-сост. В.А. Котеля. –...»

«эксмоnews www.eksmo.ru Май 2010 ежемесячное издание о книжных новинках НОВОСТИ Неизвестные страницы Великой Войны ми Великой Отечественной войны - ческую тематику,— представит двухв серии Я помню представляет томник, посвященный 1945 году, – сборники Я дрался на Т-34 и Я хо- Разгром 1945 и Битва за Берлин. дил за линию фронта. Первая книга одного из ведущих военных историков рассказывает про Я дрался на Т-34 – правдивые рас- Висло-Одерскую, Восточно-ПомеранСегодня, спустя 65 лет после Победы,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тверской государственный университет УТВЕРЖДАЮ Декан исторического факультета Леонтьева Т.Г. _ 2012 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по дисциплине ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ: ИСТОРИОГРАФИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ 3 КУРСА ОЧНОЙ ФОРМЫ ОБУЧЕНИЯ (5 семестр) СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 030400.62 ИСТОРИЯ Обсуждено на заседании кафедры Составитель: отечественной истории к.и.н., доцент...»

«А. В. Подосинов ПРОИЗВЕДЕНИЯ ОВИДИЯ КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И ЗАКАВКАЗЬЯ & тексты перевод комментарий Под редакцией членов-корреспондентов Академии наук СССР В.ТЛашуто, В Л.Янина i Москва ’’Наука” 1985 Публикуемая книга является очередным томом серии ’’Древнейшие источники по истории народов СССР”, иници­ атором и создателем которой был член-корреспондент АН СССР В.ТЛашуто. Книга включает латинский текст и русский перевод всех известий о территории нашей страны, содержа­...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES INSTITUTE FOR THE HISTORY OF MATERIAL CULTURE Санкт-Петербург 2010 УДК 902/904 ББК 63.4 Издание основано в 1992 году Редакционная коллегия: член-корреспондент РАН Е. Н. НОСОВ (главный редактор), академик РАН В. Л. ЯНИН, Н. В. ХВОЩИНСКАЯ (зам. главного редактора), М. Ю. ВАХТИНА, Т. С. ДОРОФЕЕВА (ответственный секретарь), Н. Ю. СМИРНОВ, Л. Г. ШАЯХМЕТОВА Рецензенты: доктор исторических наук С. В. БЕЛЕЦКИЙ,...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО МОРСКОГО И РЕЧНОГО ТРАНСПОРТА ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВОДНЫХ КОММУНИКАЦИЙ Л. К. Круглова Теория культуры Часть 1 Введение в теорию культуры Издание 2-ое, исправленное и дополненное Рекомендовано Учебно-методическим объединением вузов Российской Федерации по образованию в области историко-архивоведения в качестве учебного пособия для студентов высших учебных...»

«1 ФГБОУ ВПО Иркутская Государственная Сельскохозяйственная Академия БИБЛИОТЕКА БЮЛЛЕТЕНЬ НОВЫХ ПОСТУПЛЕНИЙ за 2013 год ИРКУТСК 2013 2 Содержание 1.Агрономический факультет 2.Инженерный факультет 3. Литература по гуманитарным и естественным наукам 4.Факультет Биотехнологии и ветеринарной медицины 5. Факультет охотоведения 6. Экономический факультет 6. Энергетический факультет 7. Экономический факультет 8. Издания ИрГСХА 8.1. Агрономический факультет 8.2. Инженерный факультет...»

«Annotation Странная гибель случайного знакомого. Путешествие в самое сердце Африки, череда головоломных загадок, мистические легенды о летающих людях, смертельный риск и неожиданный роман с чернокожей красавицей – даже в самом страшном сне не могло всё это присниться преуспевающему московскому топ-менеджеру Алексею Санаеву. Он с головой бросается в водоворот приключений, которые взорвут его узкий корпоративный мир. Алексей Санаев ПРЕДИСЛОВИЕ ПУБЛИКАТОРА БЕЗ ПРИКЛЮЧЕНИЙ ЧЕЛОВЕЧКИ С ПОДНЯТЫМИ...»

«1 УДК 303 Никитин Алексей Алексеевич доктор педагогических наук, кандидат искусствоведения, профессор кафедры инструментального исполнительства, теории и истории музыки Хабаровского государственного института искусств и культуры, директор Центра эстетического воспитания детей nikitinarts2011@yandex.ru Alexei A. Nikitin doctor of education, Ph.D., professor of instrumental performance, music theory and history of Khabarovsk State Institute of arts and culture, director of the center of aesthetic...»

«Степной заповедник Оренбургский Физико-географическая и экологическая характеристика Монография посвящена комплексной ландшафтно-экологической характеристике государственного степного заповедника Оренбургский, созданного в 1989 г. Авторы принимали непосредственное участие в проектировании заповедника, сохранении его экосистем до 1991 г., организации и проведении научно-исследовательских работ по программе ландшафтно-экологического мониторинга. Книга содержит основные материалы и документы,...»

«Джош Макдауэлл Неоспоримые свидетельства Исторические свидетельства, факты, документы христианства Предисловие к английскому изданию Насколько достоверно христианское учение? Можно ли научно обосновать веру в Иисуса Христа -Сына Божьего? Да! - вот решительный ответ исследователей разных веков, ответ миллионов молодых людей и старых. Об этом написана книга Джоша Макдауэлла Неоспоримые свидетельства. С 1964 года Джош работает разъездным лектором Международного студенческого христианского...»

«В 2003 г. Даниилу Валентиновичу Пивоварову исполняется 60 лет Он родился 29 октября 1943 г. в Шанхае (Китай) в семье русских эми­ грантов. В 1947 г с родителями приехал в Россию (Свердловск). Окончил спе­ циальную английскую школ' № 13 (1961). Срочная служба в армии (1962— 1965). С отличием окончил философский факультет УрГУ (1970), С 1970 г, преподает в Уральском госуниверситете им. A. M Горького. Там же досрочно окончил заочную аспирантуру. Тема кандидатской диссертации: Некоторые аспекты...»

«В. А. МИХЕЕВ ИСТРИНСКАЯ РАЙОННАЯ БОЛЬНИЦА В изданной в 2004 году книге Истринская земля признается, что история здравоохранения Истринского района изучена слабо, а по моему мнению, в посвященном здравоохранению разделе указанной книги, кроме малой изученности, допущены неоднократные неточности, требующие исправления. Желая внести свой вклад в изучение истории здравоохранения Истринского района, я в нескольких устных беседах и письмах выступил с предложением присвоить Истринской больнице имя ее...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНСПЕКЦИЯ ПО ИСПЫТАНИЮ И ОХРАНЕ СОРТОВ РАСТЕНИЙ ПАТЕНТОВАНИЕ СОРТОВ РАСТЕНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР Минск 2011 УДК 633/365:631.526.32:001.894(476) ББК 41/42 П 20 Авторы: В.А. Бейня, Т.В. Семашко, Т.В. Савченко, Е.А. Ошмяна, И.А. Русских Рецензенты: канд. биол. наук Карбанович Т.М. канд. с.-х. наук Шкуринов П.И. Перевод: М.Г. Солодухо, Е.В. Грибко Патентование...»

«РЯЗАНСКОЕ ВЫСШЕЕ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНОЕ КОМАНДНОЕ УЧИЛИЩЕ (ВОЕННЫЙ ИНСТИТУТ) ИМЕНИ ГЕНЕРАЛА АРМИИ В. Ф. Маргелова ДЕСАНТНИК С БОЛЬШОЙ БУКВЫ. ИВАН ГЕОРГИЕВИЧ СТАРЧАК Составитель В. И. Шайкин Рязань 2013 ББК Ц 55 Ш17 Шайкин В. И. Ш17 Десантник с большой буквы. Иван Георгиевич Старчак: исторический очерк / В. И. Шайкин. – Рязань : РВВДКУ, 2013. – 220 с. Старчак Иван Георгиевич - военный (фронтовой) разведчик; командир разведывательно-диверсионного отряда; полковник; заслуженный мастер парашютного...»

«2 Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия История. Том 21 (60). 2008 г. № 1. С. 3-8. УДК 94:093(477) ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ КРЫМСКИХ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЙ АНТИЧНОГО И СРЕДНЕВЕКОВОГО ПЕРИОДОВ Хапаев В.В. Филиал Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова в городе Севастополе, Севастополь, Украина E-mail: khapaev007@mail.ru В статье анализируется достоверность письменных источников по сейсмической истории Крыма античного и...»

«Бугуруслан Биографический справочник (к 265 - летию города) г. Бугуруслан 2013 год. Редакционная коллегия: Фирсова Н.Н. Цыганова А.Ю. Оформление: — Пчелякова Ю.А. — Парфенов А.Н. - фото Биографический справочник о заслуженных бугурусланцах разных эпох – первое издание подобного рода. Оно приурочено к 265-летию города. В какой-то степени его можно назвать и первым томом, поскольку временные рамки не позволили к юбилею города собрать сведения о всех, кто делал историю и прославил Бугуруслан...»

«Девиз: Дуализм 12. 51. Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение. 12.57. Зачем же вы и сами по себе не судите, чему быть должно? 6.43. Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое бы приносило плод добрый 6.44. ибо всякое дерево познается по плоду своему. Евангелие от Луки Россия и церковь или Возможна ли нравственность, независимая от религии? Говорить, об отвлеченном, тем более, его слушать – только время тратить зря....»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.