WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

УДК 739(520)(064)

Д73

ISBN 978-9955-9722-3-5

© Tamoikin Inc. (Canada), 2012

Тамойкин М. Ю., Тамойкин И. Ю. Древний японский меч XVI века Фукусима Масанори

(1561-1624). – Вильнюс: «СИРТА», 2012. – 24 с. – илл.

В каталоге на основе научных экспертиз кратко представлены материалы по уникальному

предмету японской культуры XVI века – длинному мечу (тати), владельцем которого был знаменитый самурай, полководец и общественный деятель Фукусима Масанори (1561-1624). На основании выводов экспертов-оружиеведов и материаловедов авторы доказательно говорят о высокой современной денежной стоимости меча-уникума. Восприятию величины рыночной стоимости меча в 80 млн. долларов США способствует краткий обзор принципов и сути научной, защищённой авторским правом технологии ТЭС в сфере экспертизы, оценки и учёта культурных ценностей, которая, по мнению целого ряда авторитетных специалистов и организаций, признана лидирующей в мире. Авторы пришли к обоснованному выводу о том, что в последнее столетие отчетливо наблюдается опасная тенденция занижения «ценовых ярлыков» на шедевры, которые обладают признаками высочайшей исторической, художественной и технологической ценности и относятся к общепризнанному мировому или национальному культурному наследию, особенно в сравнении с провокационными ценами наводнивших рынок предметами сомнительного «пятиминутного» творчества с явными признаками откровенного мошенничества.

Вкладом в восстановление справедливого признания обществом адекватной ценности каждой исторической вещи, искусно выполненной великими мастерами ушедших эпох, можно считать эту работу. Читатели каталога и посетители выставки увидят и другие раритеты средневековой культуры Страны Восходящего Солнца, которые следует рассматривать исключительно как оформление экспозиции меча-уникума. Данная научно-популярная публикация представляет несомненный интерес для коллекционеров, специалистов разных научных дисциплин, имеющих отношение как к культуре Японии и Дальнего Востока, так и к изучению методов научной оценки предметов коллекционирования.

Проект осуществлен при поддержке Посольства Украины в Литовской Республике и Посольства Литвы в Украине.





Все отзывы будем рады получить через услуги: (1) официального веб-сайта www.tamoikin.com, а также (2) специально созданного сайта www.TachiSword.com Тираж 500 экз.

Издатель: «СИРТА», Вильнюс, Литва

ВСТУПЛЕНИЕ

Дорогие друзья!

Прежде всего, выражаем благодарность за проявленный интерес к очередному проекту научно-музейной Корпорации Tamoikins Museum – Tamoikin Inc.

(Canada) – к международной выставке в Тракайском историческом музее (Литва, ЕС), являющейся, по сути, представлением одного уникального предмета японской культуры: длинного меча-тати, побывавшего в руках самого Фукусима Масанори (1561-1624), самурая, полководца, общественного деятеля, сыгравшего весьма важную роль в военно-исторических событиях Японии, Кореи и Китая в бурное судьбоносными свершениями время конца XVI – начала XVII веков.

Экспозиция раритетов, состоящая всего из пяти предметов – центрального экспоната (меча-уникума) и четырёх фоновых (подобно обрамлению редкого бриллианта) – призвана создать некую ауру, уводящую посетителя в удивительный мир средневековой японской культуры. Искренне хотелось бы, чтобы каждый увидевший эти великолепные по художественному исполнению предметы мастеров Страны Восходящего Солнца, хотя бы на несколько минут совершил путешествие во времени и мысленно ощутил бы себя в водовороте событий периода жизни отважного воина Фукусима Масанори. Его судьба прошла сквозь героическое и легендарное пламя сразу двух эпох – Адзути-Момояма (1568/1573 - 1600/1615) и раннего Эдо (1600/1615 - 1651). Именно в это время произошло первое объединение Японии великим вождём-квампаку Хидэёси Тоётоми (1537 – 1598), и общество было разделено на четыре главных сословия (самураи, земледельцы, ремесленники и купцы). Экспонируемый меч, несомненно, являлся свидетелем жизни еще одного величайшего правителя страны Ямато, преемника Хидэёси, сёгуна Токугава Иэясу (1542-1616), т.к. хозяин меча был одним из первых лиц среди вассалов обоих выдающихся государственных деятелей. Именно в эпоху Момояма к мечам стали предъявлять особые требования в отношении технических достоинств и внешнего оформления. Наконец, во второй половине XVI века произошло важнейшее для самураев событие – вековые традиции неустрашимых воинов были сведены в «Кодекс Бусидо» («Путь воина»). Выражаясь современным языком, появился устав, всеобьемлюще регулирующий морально-этическую и социально-служебную жизнь самурая. Для воина, презирающего смерть, помимо боевых единоборств, стало обязательным постижение искусства чайной церемонии, икэбаны и каллиграфии /1/. По этой причине в нашу основную экспозицию были добавлены такие предметы наследия японской культуры, как столик для чайной церемонии и книга о выдающемся художнике. Если любой человек, соприкоснувшийся с этими ценнейшими со всех точек зрения экспонатами, хотя бы на мгновение приоткроет занавес, скрывающий всё великолепие и неповторимую самобытность японского общества далёкого прошлого, то организаторы выставки и авторы каталога будут считать свой труд не напрасным.

§ 1. Бриллиант выставки – длинный японский старый меч тати в ножнах, принадлежавший исторической личности национального уровня Фукусима Масанори (1561-1624).





«Каждый, кто имеет право носить длинный меч, обязан помнить, что этот меч следует рассматривать как его душу и что с мечом можно расстаться только вместе с жизнью. Если же самурай забудет про свой меч, или утратит его, то ему никогда не будет прощения…»

Свод законов 1615 года Токугава Иэясу, первого сёгуна рода Токугава 1.1. Немного из истории об эстетике и культе японского меча Несомненно, к холодному оружию с большим почтением относились ранее и относятся ныне во многих странах мира. Однако очень многие коллекционеры и специалисты подтвердят, что, учитывая боевые качества клинка и завораживающую красоту его оформления, японские мечи стоит выделить в особо привилегированную касту. Такого высочайшего положения японцы заслужили хотя бы потому, что очень мало народов сможет похвастаться сохранёнными по сей день тысячелетними традициями (ведущими свой отсчёт с VII века н.э.) изготовления, ухода, почитания и собственно техники владения национальным оружием. Чтобы понять всю значимость сути такого предмета, как меч, для японского общества, необходимо достаточно глубоко изучить основы мифологии, истории, культуры, географии и философско-религиозных учений в разные временные эпохи этой страны. Не имея возможности раскрыть читателю каждый из этих блоков знаний в скромной публикации, лишь сакцентируем внимание на наиболее важных моментах, способствующих, по нашему мнению, формированию огромного уважения к сохранившемуся до наших дней японскому холодному оружию. Искусство владения мечом, равно как и сложнейшее умение его создавать, окутано мифами и легендами, на которых воспитывается каждый японец в глубокой связи с остальным национальным мировосприятием, что широко известно и в других странах мира, благодаря активной пропаганде через научно-культурные связи и средства массовой информации. Тот, кто хотя бы раз побывал в Японии, подтвердит, что природа её островов также впечатляет своеобразной красотой. Напомним, что Япония – это островной архипелаг, омываемый тремя морями (Охотским – с севера, Японским – с запада, Восточно-китайским – с юго-запада) и Тихим океаном (с востока). Горы занимают около 80 % суши, а самой высокой (3776 м) является легендарная Фудзияма, расположенная на главном острове Хонсю. Эта вершина - в силу особой природы и расположения - считается священной, является местом паломничества всех японцев и служит национальным символом страны. Поэтому не удивительно, что старинные японские легенды утверждают о создании их земли самими небесными богами: острова были рождены богом Идзинаги и его женой Идзинами, младшая дочь которых – богиня Аматерасуно Амиками – по канонам древней религии Синто до сих пор почитается главной покровительницей нации. Аматерасу дала жизнь императорской династии и своему внуку, принцу Дзимму Тэнно, первому правителю-микадо Японии. Согласно преданиям (по хронике это произошло примерно в 660 г. до н. э.), она вручила ему три священных предмета: бронзовое зеркало, яшмовое ожерелье и волшебный меч, извлеченный Сусаноо-но Микото, братом Аматерасу, богом бурь и грома, из хвоста огромного дракона. С тех легендарных времен и по сей день меч является одним из главнейших регалий императора, без которой не проходит ни одна значимая церемония. Поэтому становится понятным священное уважение японцев к клинку, как величайшему символу нации, прививаемое с пелёнок. «С детства каждый японец знал, что меч семьи всегда рядом с ним и является её великим сокровищем» /2, стр. 8/. Разглядывая убранство каждого почитаемого меча, можно найти мастерски выполненные миниатюры, отражающие элементы природы и сцен национальных легенд при обязательном наличии каких-либо знаков и символов владельца. Из истории известно, что в эпохи Момояма и раннего Эдо, времени расцвета самурайства, клинки носили все, даже женщины. Дочери самурая во время обряда совершеннолетия вручали короткий меч вакидзаси в качестве личного оружия, а женихи своим невестам обязательно дарили кинжалы типа кайкэн /3/. В случае гибели самурая вдове передавались мечи мужа, чтобы она позже торжественно вручила их возмужавшим сыновьям. При такой значимости холодного оружия для каждого члена японского общества, культивировавшейся веками, в сознании японца естественным образом сформировался ореол магической священности носимого самураем оружия. К нему относились, как к живому существу, и считалось, что каждый клинок связан мистическим образом с обитателями потустороннего мира, божествами, добрыми или агрессивно-злобными: ни (европейский синоним злых духов – чертей, леших, упырей и т.п., добрых – ангелов, фей и т.п.), драконами, сказочными животными и другими персонажами, что вполне соответствовало (и соответствует ныне) господствующим национальным религиям японцев – синтоизму и буддизму. Такое отношение к мечу отразилось и на тех, кто его создавал. «Благоговение перед мечом, навеянное его прямой связью с древней магией, придавало акту изготовления оружия характер мистического действа, а его творцу – авторитет синтоистского жреца. Ковка меча считалась занятием достойным самого императора. Чтобы создать хороший клинок, мастер должен был являться не просто ремесленником-кузнецом, но одновременно и воином, художником, магом… …меч порожден не только мастерством оружейника, но и пятью стихиями – землей, огнем, водой, ветром и «пустым пространством». Многим мечам давались собственные имена, к ним относились как к существам одушевленным и наделённым собственным характером» /4, стр. 274-275/.

Клинкам, показавшим при испытаниях наилучшие режущие свойства, добавляли название «вазамоно», т.е. «очень острый меч»… Тех, кого уже покорил наш весьма поверхностный рассказ о некоторых качественных характеристиках японского клинка, адресуем к более углубленному познанию через общение со специалистами и чтение специальной литературы. А в завершении этой главы очень кратко коснёмся еще трёх важнейших, на наш взгляд, особенностей японского меча.

Во-1-х, укажем на чрезвычайно сложную и длительную технологию изготовления клинка и оправы меча. Из первоисточников /1,3/ узнаем, что, переняв первый опыт получения металла и ковки оружия из привозной руды во II-VI в.

н. э. у китайцев и корейцев, уже с VIII в. н. э., в период Дзинго-Кэйун (767-769), японцы научились создавать мечи из железосодержащего песка своей страны. В дальнейшем на протяжении многих веков технология изготовления качественного клинка и виртуозно-изящной оправы совершенствовалась, и, начиная с эпохи Камакура (1185-1332), японские мечи во всем великолепии убранства в общих чертах обрели свой оригинальный вид и принципы сборки. Любой элемент имеет строго определённые размеры, материал и оформление. В тот период в Японии расцвели школы непревзойдённых мастеров, жёстко охранявших производственные секреты и передававших их только достойным ученикам. Вся технологическая цепочка создания клинка и оправы коллективом мастеров занимает, как правило, очень длительное время – от нескольких месяцев до нескольких лет – и описана во многих первоисточниках (см., например, /3, и др. /). На стр. 177 труда /6/ читаем: «Большинство известных кузнецов-оружейников кадзи вело полурелигиозный и воздержанный образ жизни.

…Каждая операция изготовления клинка рассматривалась как религиозная церемония. …Кузнец облачался в придворный церемониальный костюм каригину и придворную шапку эбоси. Кузница кадзия становилась на это время священным местом, через неё протягивали соломенную верёвку симэнава, к которой прикреплялись бумажные полоски гохэй - символы религии Синто, призванные отпугивать злых духов и призывать добрых. Каждый день перед началом работы кузнец очищал себя холодным обливанием и молил Ками о помощи в предстоящей работе. Ни одному члену его семьи не разрешалось входить в кузницу, кроме его помощника. Его пища готовилась на священном огне, на сексуальные отношения, животную пищу, крепкие напитки было наложено табу. Создание совершенного клинка (а уважающий себя кузнец ломал весь брак) часто требовало работы в течение нескольких месяцев». За всю свою жизнь один мастер мог выпустить примерно клинков. Что же касается самой технологии изготовления меча, то некоторые специалисты насчитывают 21-25 отдельных операций, каждая из которых представляет собой непростое действо со своими методическими секретами и затраченным временем /7/. Не меньшим опытом и искусством должны были обладать и мастера, изготовлявшие оправу клинка – цубу, ножны, рукоять. Специалистяпоновед, старший научный сотрудник Арсенала государственного Эрмитажа, г-н Ефимов Ю. Г. справедливо отмечает, что «японский меч – это ещё и яркое, самобытное произведение декоративно-прикладного искусства, где сочетались не только высокие боевые качества клинка, но и искусно выполненное художественное убранство оправы, детали которой можно назвать ювелирными шедеврами» (/2/, стр. 5). В полной мере сказанное, несомненно, относится к уникальному экспонируемому мечу – по нашему глубокому убеждению, изысканная утонченность сюжета цубы наряду с применением драгоценных металлов, золота и серебра, на фоне великолепия гербов на ножнах вполне соответствуют этому утверждению эксперта. Есть все основания утверждать о большой, зачастую - практически неповторимой, сложности и высочайшем мастерстве создания каждого элемента японского меча.

Во-2-х, выше мы уже вскользь затронули тему изящной красоты японского холодного оружия, поэтому, выделив эту особенность в качестве важнейшей, сделаем вывод: японский меч по праву можно считать произведением искусства, т.к. практически каждая художественная и мастерски выполненная деталь отражает особенности эпохи его создателей и характера того, кому он предназначался. Любой мастер, выполнявший возложенную на него операцию в силу сложившихся ритуалов и традиций, а также благодаря национально-религиозному самосознанию, привносил в свою работу дополнительную эстетическую ценность. «В старой Японии существовала необыкновенно высокая и малопонятная для погруженных в суету деловой жизни людей 20 века культура созерцания. Издавна японцы ценили мастеров, способных создавать вещи экстраординарные, а их произведения – не за истраченное на них золото и серебро, а за способность воздействовать на сознание зрителя, оставляя порой неизгладимое впечатление. Многие западные ценители японского оружия называют хорошо сделанные цуба вещами «гипнотически красивыми», «относящимися скорее к миру магии», нежели к декоративно-прикладному искусству. Действительно многие мастера-оружейники были отчасти людьми не от мира сего. Вдохновляемые учением дзэн-буддизма, они сами нередко были великолепными воинами (как, например, великий Миямото Мусаси), долгие годы проводили в странствиях или в уединении, занимаясь медитативными практиками, и наблюдали за жизнью природы, черпая свое вдохновение из сновидений, считая их испытанным способом вхождения в потусторонние миры»

(/4/, стр. 288). Таким образом, вывод об уникальности каждого старинного меча, чудом дожившего до наших дней, будет, на наш взгляд, единственно верным логическим завершением приведённых выше рассуждений.

Наконец, в 3-х, на фоне приведенных выше выводов о чрезвычайно сложной технологии изготовления и непревзойдённом мастерстве создателей японского меча, делающих каждый старинный экземпляр уникальным произведением искусства, отметим такую немаловажную деталь, как роль холодного оружия в отражении социального статуса его владельца. Индивидуализация личности и принадлежность к вполне определённому военному клану, выражающаяся в использовании строго определённой гаммы цветов и в помещении гербов (мнов) на одежду, флаги и оружие, окончательно сформировалась в Японии в эпоху Муромати (1392-1572). Самурай, как член высшей в обществе воинской касты, дорожил своей честью выше жизни. Поэтому трепетное отношение самурая к гербам трудно переоценить, т.к. «все окружающие должны были видеть, воин какого именно клана совершил подвиг и геройски умер. …В украшении мечей и кинжалов гербы использовались в лаковой роскоши ножен и в украшении цуба, рукоятей кодзука и когаи, мэнуки, фути-касира» (/8/, стр. 283). Но отражение клановой принадлежности через герб - это важный, но далеко не единственный способ подчёркивания социального статуса владельца. В другом первоисточнике находим: «От ранга самурая зависело также богатство декоративного убранства меча и цвет ножен. В старину различали не менее двенадцати видов тати» (/4/, стр. 287). Аристократии высшего ранга и прославленным военачальникам разрешалось украшать свои доспехи обилием золотого цвета /1,5/.

Представляется, что запомнить упомянутые авторами особенности японского меча не является столь уж непосильной задачей, особенно при непосредственном обозрении экспонируемого клинка во всём его великолепии в выставочном зале знаменитого Тракайского исторического музея. Мы же, со своей стороны, в последующих рассуждениях будем возвращаться ко многому из вышесказанного.

Только так научные воззрения могут быть адекватно восприняты каждым читателем, привыкшим к объективности и независимости в анализе окружающего мира. Кажется, именно такой подход воспет корифеями многих философских или религиозных учений, как европейских, так и восточных. Будем и далее строго его придерживаться, договорились?

1.2. Из провенанса - о последних владельцах меча Позвольте представить, уважаемый читатель, нынешнего собственника меча-уникума – семью Трепшиных, происходящую из Украины. Монопольное право распоряжения этим раритетом принадлежит нынешнему главе семейства – г-ну Трепшину Сергею Николаевичу, дипломированному специалисту в области финансов, начавшему свой частный бизнес в конце 1980-х г.г. в команде известного российского олигарха Михаила Ходорковского. Согласно имеющимся документам, за последние 10 лет г-н Трепшин периодически передавал право распоряжения мечом своему старшему сыну, долгое время обучавшемуся и жившему в Лондоне, а специалистам из разных стран. В настоящее время право распоряжения (включая продажу) этим шедевром японского оружейного предмет японской культуры попал в качестве дара по линии жены – к мечу имеет прямое отношение её дед-фронтовик, закончивший Вторую мировую войну (1941-1945 г.г.) на Дальнем Востоке.

В качестве фамильной собственности с 1945 г. меч-тати долгое время находился в Польше. Несколько раз предмет «выезжал» в Англию, Россию, Украину с целью демонстрации коллекционерам и специалистам. Но только с начала третьего тысячелетия владелец меча начал шаг за шагом системное изучения своего фамильного уникума, в конечном итоге прибегнув с 2011 г. к сотрудничеству с Корпорацией «Тamoikin Museum – Tamoikin Inc» (Канада). Результатом чего стало сенсационное, по нашему убеждению, открытие всему мировому сообществу духовной и материальной ценности этого предмета.

1.3. Из научных экспертиз С удовлетворением констатируем, что за все время работы по данному проекту, связанному с исследованием уникальнейшего древнего японского меча тати-кото, при общении со всеми специалистами, привлечёнными нами и другими партнёрами для прояснения тех или иных вопросов экспертизы предмета или документов, не было ни одного эксперта, который бы дал негативную оценку в отношении основных характеристик: (а) оригинальности каждого элемента – в первую очередь, восхищение вызывал клинок, (б) «солидного» возраста, (в) принадлежности к очень знатным личностям и (г) высочайшей эстетики оформления. Более 20 персон (большинство с учёными степенями и званиями – эксперты-оружиеведы, материаловеды, историки, искусствоведы-востоковеды, музейные работники, коллекционеры японского оружия, знатоки китайской и японской лингвистики, экономисты, оценщики-практики, специалисты аукционов и др.), обладающих немалым стажем и опытом работы, были задействованы нами в работе, по результатам которой стали возможными те умозаключения, что частично можно найти в этом каталоге и указанных источниках.

Для полноты представления об объекте экспертизы и убеждения читателя в научной объективности сделанных выводов, приведём ниже краткие выдержки из научных отчетов, выполненных авторитетными экспертами. Не имея вполне понятной возможности приведения отчётов целиком, ограничим знакомство с цитатами из заключений специалистов, фокусируя внимание лишь на выделенные выше четыре основные характеристики (оригинальность, возраст, принадлежность владельца к высшей знати, высокая художественность).

- «Осуществлённый рентген-анализ меча не выявил внутренних повреждений клинка, а также внутренних швов кузнечной сварки, характерных для ряда грубых подражаний более позднего времени. На снимке видны равномерная структура полотна лезвия «дзи-ада», строгая линия дола и плавный, равномерный по всей длине переход к режущей кромке. …Анализ состава металла клинка показал следующее соотношение элементов: Mg – 0,80 %; Fe – 98,86 %; Cu – 0,34%. …Детали цубы имеют следующий состав: Основа: Cu – 63,33%, Zn – 22,20%, Ag – 4,45%, Sn – 9,52%, Pb – 0,50%; Стрекоза: Au – 99,99%;

Тростник: Ag – 99,99%; Заглушка: Cu – 99,99%» /9/.

- «В японской стали тама-хаганэ такие примеси как медь и магний не встречаются, что заставило нас обратиться к металлургии Китая и Кореи. В результате поисков железных руд с содержанием меди мы нашли месторождение полиметаллических руд в Корее (около 100 месторождений), составные компоненты которых – свинец, цинк, медь, магний и другие металлы. Корейское и китайское железо широко завозилось в Японию в 11 – 13 веках… …В ходе экспертизы были проведены измерения твёрдости клинка по шкале С Роквелла (HRC), что дало интересные результаты. Твёрдость тела клинка (дзи) и твёрдость режущей кромки показали, что закалка режущей кромки клинка выполнена согласно канонам изготовления японского оружия. …В середине клинка (зоны III и IV ) мы наблюдаем уменьшение твердости дзи (15,3 HRC) и увеличение твердости лезвия (28,3 HRC), что говорит о том, что середина клинка должна быть более упругой, а лезвие уже имеет повышенную износостойкость и твёрдость… …Закалка в киссаки (вершина клинка) наследует принципу «гармонии мягкости и твердости». При дзи в 10,7 HRC, боси (закаленная вершина) имеет среднюю твёрдость 41,1 HRC. На самом краю боси, в точке нанесения колющего удара твёрдость самая высокая из всех значений – 51,4 HRC. Такой принцип ковки был заложен в старинных мечах «кото»…попытки повторить соединение низкоуглеродистой стали и высокоуглеродистой стали в более позднее время не удавалось…» /11/.

- «На хвостовике клинка название храма, которому меч был подарен… На хвостовике клинка также находятся надписи, инкрустированные золотом (киндзоган-мей) и серебром (гиндзоган-мей)…» /10/.

- «Особую трудность составило прочесть надпись на хвостовике клинка. … Первые два иероглифа отсутствовали в японском иероглифическом письме. Это заставило нас обратиться к более древнему прочтению – китайскому… … было выяснено, что данные иероглифы датируются примерно 221-226 г.г. н.э.

… и переводятся как «чистота в храме Солнца». …Остальная надпись на хвостовике является тюмон-мэй – заказ-подпись. Семь последних иероглифов, в отличие от первых двух, написаны в другой манере – клинописной, когда на линии чётко видно усиленное, более глубокое начало и более тонкий конец линии. … Четвёртый и пятый иероглифы (причём пятый в устаревшем написании) имеет еще одно значение кроме основного – это название периода Бунороку (1592-1596). Следующий иероглиф (шестой) обозначает «оружие».За ним следует иероглиф «вера». Сочетание этих двух иероглифов даёт значение «оружие веры» или «храмовое оружие» (оружие для храма)… Последние два иероглифа можно прочитать как Масанори, если учесть принцип рякудзи. …На черных лаковых ножнах нанесён золотым лаком рисунок «Омодака» - мон (герб) рода Фукусима. …Фукусима Масанори обеспечил славу и признание рода Фукусимы и завоевал почетное звание одного из «Семи копий при Сидзукагадакэ». Во время Корейской войны (1592-1598) он возглавил один из экспедиционных корпусов армии Хидэёси, которая отправилась на завоевание Кореи и Китая. В 1595 году он получил замок Киёсу с годовым доходом в 240 тысяч коку.

…Для дарения храму Фукусима Масанори использует клинок, который «одевает» ножнами, цубой и добавляет надпись от своего имени»

/11/.

- «Цуба украшена золотыми стрекозами над серебряным тростником и водоёмом с листьями лотоса. На другой стороне серебряный тростник с паутиной. Золото и серебро нанесено методом насечки и туширования» /10/.

- «В целом объект экспертного обследования представляет собой ценный образец японского оружейного и декоративно-прикладного искусства…» /9/.

- «Меч является уникальным предметом исторического и культурного наследия» /11/.

Несколько отвлекшись от сугубо научного подхода, напомним читателю, что особому укладу жизни самураев, их специфическому кодексу морали и чести, особенному отношению к мечу посвящено множество всемирно известных фильмов:

«Семь самураев» – режиссёр Акира Куросава, Япония, 1954;

«Самурай» (трилогия): (1) «Путь воина», (2) «Дуэль у храма», (3) «Поединок на острове» – режиссёр Хироси Инагаки, Япония, 1954-56; «Трон в крови» – режиссёр Акира Куросава, Япония, 1957; «Телохранитель» – режиссёр Акира Куросава, Япония, 1961; «Отважный самурай» – режиссёр Акира Куросава, Япония, 1962; «Меч судьбы» – режиссёр Кихати Окамото, 1966;

«Красное солнце» – режиссёр Теренс Янг, США, 1971; «Сёгун» 6 серий – режиссёр Джерри Лондон, США-Япония, 1980;

«Битва Самураев» – режиссёр Харуки Кадокава, Япония, 1991;

«Телохранитель» – режиссёр Мик Джексон, США, 1992; «Самурайский меч» – National Geographic Channel, США, 2007, и т.д., и т.п. Стоит упомянуть и большое количество литературных произведений, посвящённых легендарным событиям феодальной Японии. Укажем лишь на одну из известнейших трилогий Дж. Клавелла «Сёгун»

(James Clavell «Shogun», 1975), как раз непосредственно посвящённой эпохе времени жизни Фукусима Масанори, по которой и был снят упомянутый выше одноименный сериал. Талантливое художественное и документальное творчество привлекало и привлекает огромную аудиторию во всём мире, способствует широчайшей популяризации культуры Страны Восходящего Солнца, подогревая интерес не только к литературно-художественным творениям, но и к дошедшим до нашего времени самобытным материальным культурным ценностям Японии.

1.4. Анализ результата использования технологии ТЭС в оценке меча Прежде всего, читатель спросит: «А что такое технологии ТЭС?»

В очень сжатой форме попробуем раскрыть их суть. Кратко можно дать ответ в таком виде: это использование авторских, сугубо научных подходов в сферах экспертизы, идентификации, оценки и учёта предметов коллекционирования, основанные на системном мышлении. Чтобы далее нам с вами, уважаемый читатель, понимать друг друга в сложных вопросах оценки и каких-либо операций с предметами коллекционирования, сначала необходимо утвердиться в неукоснительном соблюдении принципа объективности любого суждения: доказательности и логики любого тезиса на базе единообразного понимания каждого термина или понятия. Мы убеждены, что для успешного и быстрого выведения всей сферы мирового оборота культурных ценностей из более чем двухсотлетнего произвола необходимо принятие единых международных стандартов в этой области, которые бы хорошо сочетались с уже существующими нормами в юриспруденции и экономике. До сих пор ни одной государственной, частной или общественной структуре, включая ЮНЕСКО ООН, не удалось выработать таковые в комплексе. Зато эта задача успешно решена небольшим коллективом специалистов (искусствоведов, историков, юристов, оценщиков, систематиков и др.) из нескольких стран, объединенных под знамёнами канадской Корпорации «Tamoikins Museum – Tamoikin Inc.». За 15 лет исследований операций с культурными ценностями в разных странах мира нам удалось разработать, апробировать и начать внедрение в мировой рынок продукты, которые эффективно и относительно быстро смогут очистить всю многомиллиардную по оборотам сферу сделок с культурными ценностями от мошенников разного ранга. Назовём эти продукты (технологии), претендующие на статус десяти международных стандартов: ТЭС-глоссарий, ТЭС-оценка, ТЭС-паспорт, ТЭС-маркировка, ТЭСклассификатор, ТЭС-кодификатор, ТЭС-регистр, ТЭС-программное обеспечение, ТЭС-слежение, ТЭС-рейтинг эксперта. Кстати, аббревиатура ТЭС происходит от заглавных букв английского названия Tamoikin’s Expert System. Каждая наша разработка защищена авторским правом и исповедует принцип доказуемости вывода – т.е. при использовании технологии ТЭС не должно быть голословных утверждений, или - если говорить языком Международных Стандартов Оценки (2007) - методу определения стоимости по принципу «пальцем в небо», ныне повсеместно используемого в сфере материальной культуры, в наших экспертных отчетах места нет. Принимая такую позицию доказуемости выводов, которая распространяется на все составные части научно-методической работы ТЭС, наши лицензиаты-эксперты уверенно завоёвывают авторитет в среде клиентов-владельцев предметов коллекционирования разной форм собственности. Здесь уместно сделать важное замечание: принятое законодательствами очень многих стран понятие «культурная ценность» является юридически безграмотным, пестрит многозначностью и даже противоречивостью понимания других терминов-производных, включённых в базовую формулировку. Например, попробуйте дать юридически приемлемое определение таким используемым законодательно понятиям, как «культурная», «художественная», «историческая», «научная», «литературная» ценность? Неким фоном раскрытия сути каждого понятия может служить пример молчаливого принятия научным сообществом многих стран за «предметы искусства, обладающие художественной ценностью» некоторые творения Марка Ротко (полосы двух-трёх цветов на 5-ти метровой стене), Дэмиана Херста (кишки акулы в формалине или таблетки, разложенные по полочкам) или Такаши Муроками (кукла-мальчик, извергающая сперму из огромного пениса), имеющие, кстати, ценники в миллионы долларов США.

У многих опрашиваемых по этому поводу персон, в том числе, как показал собственный многолетний опыт – и у некоторых именитых экспертов, в своём объяснении по признанию за «предметы искусства» сомнительных образцов творчества, а тем более - их высочайшей монетизации, звучали речи, мягко говоря, на уровне, не соответствующем даже логике ученика младших классов средней школы… Приняв за условную сравнительную единицу термин «художественность», неужели можно поместить в одну «ячейку»

великолепный старинный меч Фукусимы Масанори, выполненный к тому же по сложнейшей технологии и с применением дорогих материалов, и, например, предмет пятиминутного творчества некоего распиаренного «современного «художника»

в виде эпатажного изображения вскрытой банки консервированных сосисок?

Но если по части художественности спор можно легко выиграть в пользу исторического раритета, то – как показывает нынешняя действительность, налиц полный проигрыш по части сложившейся практики в оценке культурных ценностей. К сожалению, современный рынок «выдаёт» ценники на антикварные раритеты в десятки и тысячи раз меньшие, нежели на целый ряд предметов современной абстракции и инсталляций. Будучи категорически не согласными с такой абсурдной ситуацией в этой сфере, мы создали и успешно апробировали оценку ТЭС. Заставив читателя аналитически осмыслить лишь ничтожную часть всего множества теоретических и практических проблем, опутавших за два столетия хаоса всю мировую сферу операций с предметами коллекционирования, хотелось бы логически подойти к выводу о том, что же в оценке материальных ценностей принимать за правду. Иными словами - как не попасть в лапы к мошенникам, или - в лучшем случае – не быть непреднамеренно обманутым экспертом, имеющим высокие титулы в одной области (например, в профильном искусствоведении) и - в тоже время - являющимся абсолютно профнепригодным в другой важнейшей области знаний (например, в оценке предметов коллекционирования)?

Рекомендуем прислушаться к мнению авторитетного и многоопытного эксперта международного уровня г-на Я. Вернера:

«Если эксперт пишет на непонятном Вам языке, то с ним лучше вообще не иметь дела» /12/.

А теперь подойдем к вопросу денежной оценки предмета культуры через призму мышления системы ТЭС, которая зиждется исключительно на научной логике и доказуемости. Применяя разработки ТЭС к любому объекту экспертизы, исследователь сначала изучает историко-экономические особенности жизни общества времени создания предмета, используемые тогда технологии, приводя взятые экономические показатели к сопоставимости с теми данными, что приняты на дату оценки.

С такой позиции для восприятия логики конечных умозаключений оценки ТЭС японского меча-уникума в очень краткой форме приведём единичные примеры по стоимости (прогнозная величина) и цене (констатация произошедшей легально сделки) клинков кото и других шедевров холодного оружия. В авторитетном (с точки зрения искусствоведческой экспертизы) издании (/8/, стр. 342) находим, что на 2002 г. «подписная» катана мастера Морисигэ г. с сертификатом известной организации NBTHK (Nihon Bidjutsu Token Hozon Kyokai – Sosiety for the Preservation of the Japanese Sword), давшей высшую рейтинговую искусствоведческую оценку мечу (статус «токубэцу дзиё токэн»), выставлена на продажу с ценником всего в $US 14520. Там же (на тот же 2002 г.) другая катана 1521 г., созданная мастером Сукэсада с использованием золотой фольги в оправе, без сертификата от NBTHK, имеет цену в $US 7200. Итак, уникальные старинные мечи кото национального уровня значимости и признания (уверены, что копий не существует!), обладающие всем «набором» ценностей – исторической, этнографической, художественной, материальной, фамильно-родовой, религиозно-культовой и, конечно – научной, сегодня оцениваются в японском обществе на уровне $US 10-15 тыс.?! Говоря языком экономических показателей современной Японии, это примерно 2,5 месячных оклада среднего инженера. Следуя логике, получается, что такую стоимостную «планку» японское общество устанавливает «за норму» для уникального национального символа страны – старинного меча кото?! Продолжим анализ: из источника /5/ узнаем, что в наши дни за изготовление хорошей катаны современным японским кузнецом, с соблюдением основных операций технологиям старины, придётся заплатить не менее $US тыс. Выходит, что японское общество при назначении стоимости на любой старинный клинок напрочь отказывается учитывать разнообразные и важнейшие составляющие исторической ценности - (а) возраст; (б) причастность клинка к историческим личностям и (в) историческим событиям; (г) сложность сохранения оружия всей чередой владельцев в эпохи войн и стихийных бедствий; (д) ювелирную уникальность некоторых деталей оправы; (е) участие объекта оценки в церемониях и выставках и многие другие. Наш вердикт такой ситуации в деле оценки: антинаучно и непрофессионально! Доказательными фактами явной и глубокой недооценки исторических мечей служат дошедшие до нас многочисленные исторические записи о ценах на качественные и высокохудожественные клинки знаменитых мастеров в исторические эпохи их создания. Для подтверждения сказанного следует снова сделать небольшой экскурс в историю.

В период правления Хидэёси Тоётоми была введена единица измерения богатства коку – это большая корзина риса, объёмом примерно 180 литров, которой хватало на годовое питание одному взрослому человеку и цена которой была равна 4 рё (золотая монета с весом чистого золота 12,6 г).

Годовое содержание рядового вассала обходилось князю (даймё) в 30 коку (=120 рё = 1512 г золота). Если провести историко-экономическую параллель (сравнение), то доход вассала эпохи Хидэёси чуть больше дохода современного обычного японского инженера, что при средней зарплате $US 6, тыс./мес. его уровень соответствует примерно 1476 г золота. Известный оружиевед, эксперт и мастерпрактик г-н Архангельский Л. Б. указывает, что цены на длинные мечи, выкованные известным кузнецом для самурая с прославленным именем в эпоху Адзути-Момояма могли достигать оплаты в кг серебром и более. Что эквивалентно 40 кг золота ( 2660 рё или 665 коку). Много это или мало?

Из летописи истории жизни великого самурая Фукусимы Масанори известно: после войны в Корее (1592-1598) он получил большие земельные угодья в родной провинции Овари с годовым доходом 200 000 коку ( 50 тыс. рё или 63 кг чистого золота), а после битвы под Сэкигахара (1600) его доход возрос до 498 000 коку ( 124500 рё или 1568 кг золота). Можно сделать бесспорно доказательный вывод о возможности приобретения средневековыми японцами хорошего меча за сумму, эквивалентную 30-40 кг чистого золота, в то время как этот же меч, доживший до наших дней (!) и приобретший качественно новый духовно-исторический статус (!), современные (в том числе и японские !) оценщики и эксперты рекомендуют продавать за деньги, равные всего 200-300 граммам золота! Мы убеждены, что это не то что несправедливо, но и, с нашей точки зрения, преступно по отношению к предметам национального уровня значимости !

В правомерности такого вердикта не менее убедительно свидетельствует и трудоёмкость, и ответственность (а значит - и стоимость труда) каждой операции из всей цепочки сложнейшей древней технологии создания японского меча. То, что клинок имеет длительные периоды ковки, закаливания, полировки, знают очень многие по фильмам, книгам и даже глянцевым журналам. Но вот о том, что, к слову, для создания ножен (сирадзая) к дереву, преимущественно из семейства магнолиевых (Magnolia obovata), реже – из японского вяза (Zelcova serrata), предъявляются особые требования, знают немногие. «Требования к дереву включают его эластичность, отсутствие сучков, твердых субстанций, эфирных масел и ароматических смол… Выдержанное в течение 10 лет на открытом воздухе распиленное особым образом на доски дерево сортируется по цвету, расположению и упорядоченности волокон.

Наличие сучков не допускается…» (/8/, стр. 212). Если любой здравомыслящий человек в наши дни ознакомится (не говоря уже о попытке личного участия) с большинством технологических операций по производству каждого элемента меча, то он просто не сможет согласиться с теми абсурдно низкими оценками конечного результата такого кропотливого труда, которые были приведены выше в виде современных ценников на уникальные средневековые мечи.

Примеры логичности наших выводов о вопиющей недооценке, или, говоря научным языком – необъективной стоимостной экспертизы предметов национального культурного наследия в виде холодного оружия, легко прослеживаются в /8/, где буквально на первых страницах уважаемый эксперт приводит удивительно низкие цены на мечи кото с высшим статусом по версии NBTHK.

Там же читаем (для 2002 г.): «Цены на услуги (в зависимости от мастера и экономической ситуации цены могут отличаться). Полировка – около 3500 йен/см (примерно 40-45 $US/см – прим. авт.), но при наличии на клинке гравировки цена возрастает на 14-30 %» (/8/, стр. 343). Действительно, при наведении справок у различных специалистов в Японии и за её пределами мы получили примерную оценку работы по нашим объектам в $US от 5 до 30 тыс. Тогда, если принимать во внимание приведённые выше унизительно скромные оценки на настоящие японские мечи и применив язык аллегории – вы как бы приобрели старинный замок за сумму, возможно, даже меньшую, чем нужно потратить на мытье и покраску его стен… Может ли такое в жизни быть?! Возможно, да. Но никто не убедит нас в том, что в приводимом виртуальном примере в 99 % случаев цена земли и самого замка колоссально занижена по сравнению со стоимостью мытья стен! Именно такие невероятные факты следует как можно громогласней озвучивать в отношении сложившейся ситуации с оценкой предметов старины, имеющих историческую, научную, художественную, национальную или мировую ценность!

Объяснив читателю таким образом основные причины, побудившие нас в уже далёком году всерьёз заняться проблемой научной оценки предметов коллекционирования, в общей форме раскроем принципы и суть технологий ТЭС.

Главным принципом ТЭС является научная доказуемость каждого вывода, которая в практическом применении оценщиком ТЭС заключается в обязательном использовании и ранее полученных данных от разных экспертов (искусствоведов-историков, экономистов и материаловедов), и, конечно, собственных исследований. К другим важнейшим принципам ТЭС отнесём: строгое соблюдение действующего законодательства и международных конвенций, ответственность оценщика и правообладателя перед заказчиком, обязательный внутренний аудит и публичность результатов.

Теперь кратко о сути методического подхода ТЭС, используемого в ранее сложившейся ситуации в области профессиональной оценки предметов коллекционирования. Самым важным шагом в любой оценке является определение точки отсчёта: откуда, как, какую величину взять за стартовую в расчётах? Безусловно, прежде чем ответить на этот вопрос, профессионал-оценщик определит, каким из трёх давно известных в теории оценки научных подходов будет осуществляться определение стоимости предмета – затратным, сравнительным или доходным? На данном этапе развития сферы операций с культурными ценностями при отсутствии единого национального и международного центра учёта (регистра) и налоговой прозрачности сделок, по нашему глубокому убеждению и мнениям очень многих авторитетных учёных, говорить о применении методов, относящихся к сравнительному и доходному подходам, с точки зрения науки и объективности невозможно. Поэтому мы практикуем оценку ТЭС, базирующуюся на определении стартовой величины по фактическим затратам, пошедшим на создание предмета или его аналога в историческое время. При этом технология оценки ТЭС рекомендует использовать либо достоверные и общепринятые в среде учёных данные, свидетельствующие об экономических показателях стоимости материалов и труда в историческое время создания предмета экспертизы или его аналога, либо – стоимость воспроизведения на дату оценки его виртуальной модели, по-возможности сохраняя производственные особенности исторических технологий изготовления предмета, отражая их уже в современных деньгах. Применительно к мечу Фукусимы Масанори, с учётом выводов экспертов-материаловедов и историков-искусствоведов, мы приняли за базисную стоимость меча эпохи Адзути-Момояма уже упомянутый выше факт – историческую вероятность оплаты в 500 кг серебра за высококачественные изделие, к которым, безусловно, судя по данным экспертиз, относится и центральный экспонат выставки.

Каким методическим рекомендациям ТЭС следует оценщик-профессионал далее? Схематично – точно таким, которые предписывает соблюдать теория оценки: специалист «пропускает» базисную стоимость через «сито»

26 научно-обоснованных критериев, отражающих влияние на неё тех или иных факторов формирования ценности предмета оценки. Каждый критерий имеет своё коэффициентное поле, выведенное эмпирическим путём на основе более чем 12-летних непрерывных поисков и анализа соответствующих фактов в рамках постоянно пополняющейся собственной выборки (в базе данных ТЭС более 200 тыс. разнотематических предметов) и других многочисленных примеров. Эксперт принимает решение о применении каждого конкретного коэффициента, которое он обосновывает в своём отчете, вручаемом заказчику оценки. Важно отметить, что, выбор коэффициента происходит на основе принципа минимизации погрешности, т.е. при наличии каких-либо степеней свободы в выборе значений оценщик ТЭС обязан принять в расчёты минимальное значение коэффициента.

Определив таким образом величину коэффициента по каждому критерию, специалист использует оригинальную формулу ТЭС расчёта рыночной стоимости объекта экспертизы, которая главным действием считает сложение установленной фактически или виртуально Базисной Стоимости со всеми её приростами под воздействием критериев ТЭС – в отличие от других используемых в мире затратных методов, применяющих умножение, тем самым некорректно завышая результаты. В результате применения ТЭС-оценки затратного подхода получается научно-обоснованная прогнозная величина, полностью соответствующая требованиям Международных Стандартов Оценки /14/, предъявляемых к термину «рыночная стоимость». Но в отчёте, выдаваемом заказчику оценки в соответствии с технологией делопроизводства ТЭС, презентуется и другая величина – ликвидационная стоимость, являющаяся для собственника своеобразным экономическим индикатором минимальной «ценовой планки», ниже которой вряд ли стоит продавать свой актив, даже в условиях отсутствия рекламы и поступления заявки от одного единственного потенциального покупателя. Ликвидационная стоимость всегда ниже рыночной, но она «движется» к ней по мере роста публичного признания предмета. Когда конкретный объект оценки приобрёл всемирную известность, ликвидационная стоимость становится равной рыночной. Примером здесь могут послужить всемирно-признанные шедевры кисти Да Винчи, Хокусая или Ван Гога.

Основываясь на таких прочных научно-обоснованных позициях, технология ТЭС в Акте оценки уникального старинного меча, историческим владельцем которого был легендарный самурай-полководец Фукусима Масанори, игравший важную роль в жизни японского общества на стыке двух эпох – конца периода Момояма и начала Эдо, служивший под непосредственным началом двух величайших правителей страны Ямато, Тоётоми Хидэёси и Иэясу Токугава, утверждает следующие величины на дату оценки «18» мая 2012 года:

- рыночная стоимость составляет 80,5 млн. долларов США;

- ликвидационная стоимость определена в 32,2 млн. долларов США.

С полным отчётом можно ознакомиться на сайте www.TachiSword.com Заключительным усиливающим аккордом ко всем выводам о безусловных достоинствах представленного старого меча может прозвучать такая информация для критического и вдумчивого осмысления:

(1) В пользу особой ценности меча (в качестве дополнительной аргументации) свидетельствует следующий факт: на великолепных ножнах с рисунками золотого цвета расположены моны (гербы) – (а) 15-16 лепестковой хризантемы, (б) цветка вишни (сакура), (в) стрелолиста болотного (омодака). Отметим, что герб с изображением хризантемы является признаком принадлежности владельца к императорскому двору, а образ сакуры, признанный с 10 века национальным символом, дозволялось иметь исключительно знатным особам и прославленным воинам. Есть все основания для принятия в качестве рабочей гипотезы по включению в список имен, претендующих на статус последнего владельца меча, лиц, принадлежащих к особо знатным воинам Японии, участвовавших в боевых действиях на Дальнем Востоке в период Второй Мировой войны, возможно - представителей второго (после императорского) правящего рода Фудзивара, один из принцев которого был пленён и погиб на территории СССР в лагере для военнопленных.

(2) Именно с такими ценовыми показателями на раритеты, уже давно перешагнувшими границу, разделяющую предметы культуры ранга национального признания от шедевров со статусом мирового культурного наследия, 130-миллионный японский социум сможет достойно говорить об объективной материальной ценности своих исторических активов.

§ 2. Краткое представление фоновых экспонатов из коллекции Tamoikins Museum Ниже представлены другие предметы японской культуры из нашей фамильной коллекции, которые, как нам кажется, органично дополняют представление о центральном экспонате выставки, являясь своеобразным фоном для главного шедевра. Этих дополнительных предметов всего четыре и каждый из них, вне всякого сомнения, отражает яркую самобытность островного этноса и является образцом высочайшего мастерства своих создателей. Каждый из них достаточно хорошо описан в публикациях и каталогах (см., например /15, 16/), и принимал участие в международных выставках. Такой фон создан нами для того, чтобы не особо отвлекая внимания посетителя экспозиции или читателя каталога от основного раритета, сделать его представление максимально ярким, информативным и величественным. Удался ли этот замысел - судить зрителям.

К проведению выставки приурочена ещё одна важная акция. Наша Корпорация на фамильном совете приняла решение о передаче в дар Японии одного из представляемых ниже экспонатов – столика для чайной церемонии с видом на гору Фудзияму. Это жест нашего глубокого уважения к японскому народу.

2.1. Короткий японский меч вакидзаси в деревянных ножнах, костяной цубой и ножиком кодзука школы мастера Итимондзи начала периода Камакура (1185-1332).

Комментарии: особо ценный экспонат оружейной коллекции Tamoikins Museum /16, стр. 17Кинжал айкути конца периода Эдо (1600-1867) 2.3. Столик для чайной церемонии предположительно середины эпохи Эдо (1600-1867) Комментарии: великолепный по художественному исполнению образец предметов быта японского общества. К признакам, возводящим этот шедевр в ранг особой ценности, относятся: (а) использование трёх цветов – черного (фон), красно-коричневого (дополнительный) и золотого (основной); (б) в центральный сюжет включено изображение священной горы Фудзиямы; (в) лаковое покрытие глубоко рельефное. Столик имеет дефекты и утраты. Авторство (иероглифы в виде деревьев) не определено, атрибуция не завершена.

2.4. Книга «Хокусай» на немецком языке, специального оформления и сверхмалого тиража (500 экз.), издания:

Прага, «Artia», 1956 г.

Комментарии: оригинальное издание посвящено великому японскому художнику укиё-э эпохи Эдо (1600 – 1868) Коцусика Хокусаю, настоящее имя — Токитаро (октябрь 1760 – 10 мая 1849).

Живописец явяляется одним из самых известных японских гравёров, мастеров ксилографии. Хокусай известен прежде всего тем, что пошёл вразрез с бытовавшим в том обществе вкусам, требующим привычных работ в жанре укиё-э и создал свой собственный стиль с использованием некоторых европейских особенностей рисунка. Кроме того, почитание обществом заслужил благодаря многочисленным работам, посвящённым священной горе Фудзияма.

Вот мы и подошли к концу этой небольшой публикации, отражающей, тем не менее, весьма яркое событие – представление меча-уникума мировому сообществу в ранге особо ценного шедевра оружейного мастерства Японии эпохи Момояма. Осуществляемый проект в очередной раз демонстрирует возможности и преимущества технологии ТЭС в сфере оценки и учёта культурных ценностей всему сообществу истинных ценителей предметов коллекционирования и истории (государственным чиновникам, музейным работникам, специалистам-экспертам, владельцам фамильных ценностей, учителям, студентам и т. д.), что позволяет исправлять сложившуюся ситуацию с ненаучной, необъективной, зачастую умышленно искажаемой стоимостью на предметы материальной культуры. Наблюдаемую все большим количеством неравнодушных экспертов тенденцию увеличения хаоса в сфере операций с артефактами до сих пор системно не пробовал остановить никто, кроме нашего небольшого коллектива, сумевшего противопоставить мошенникам и непрофессионалам заслон в виде научности, логики и доказуемости каждого вывода, каждой позиции во всех продуктах ТЭС технологий. У некоторой части читателей, возможно, может сложиться неправильный вывод в отношении того, что ТЭС-оценка всегда увеличивает стоимость. Те, кто обладает некоторым опытом сотрудничества с лицензиатами ТЭС, давно убедились, что наш методический подход, стремится к объективному определению ценности. Для одних случаев, преимущественно связанных с признанными артефактами истории, он поднимет их ценники, которые сейчас в подавляющем числе стран катастрофически и незаслуженно занижены, имея, например, страховую стоимость на уровне оценки лома составляющих материальных компонентов. Для других же случаев, связанных в основном с недобросовестным творчеством некоторых современных «художников», ТЭСсистема обоснованно и доказательно не допускает установления «миллионных рубежей». И это, по нашему глубокому убеждению, единственно верный путь выравнивания «перекосов» в сфере оценки!

Самое же главное – такой подход сохранит мировое культурное наследия от разрушения, потерь и забытия, что ныне выражается в незаметной, но нарастающей подмене ориентиров ценностей. Так, на то, что не имеет с точки зрения научной логики практически никакой ценности – ни материальной, ни духовной, с помощью современных «нано-пиар-технологий» и махинаций навязывается звание «малопонятного», «сугубо индивидуального», но зато «очень денежного» очередного псевдо-шедевра «современного искусства». В то время как на выскоэстетические и подлинные шедевры национальной культуры, над созданием которых месяцами и годами трудились мастера-виртуозы древности, навешивается либо ярлык «дешевого старья», которое, в общем-то, уже никому и не нужно. Либо ярлык «бесценности» - т.е. цены нет, что в среде подрастающего поколения и малообразованных граждан воспринимается в проигрышном виде по сравнению, например, с примитивно-провокационными инсталляциями Херста, оцененными в миллионы долларов.

Теперь отметим ещё один важный нюанс проведённой работы по атрибуции и оценке главного экспоната выставки. Ранее мы использовали выдержки, основывающиеся в основном на результатах нескольких материаловедческих исследований. Это не случайно и в определённой степени является ответом на вопрос: почему мы не обратились в другие экспертные учреждения? Например, почему не подключили экспертов из авторитетных Ассоциаций Японии, США и Европы («NBTHK»/Tokyo, «NTHK»/Tokyo, The Japanese Sword Society of the USA/Breckenridge, Texas, To-ken Society of Great Britain/Bexley, Kent и др.)? Ответом будут следующие четыре логических объяснения. Первое – материаловедческие данные являются 100 % фактом вне зависимости от места их производства, т.е. оспорить вывод, максимально приближённый к объективности, практически невозможно. Можно лишь уточнить исследования на основе более глубоких знаний, которыми, несомненно, эксперты из многих перечисленных выше организаций обладают. В таком случае атрибуция в целом выполнена без принципиальных ошибок, что позволяет принять сделанные нами в оценке духовной и материальной ценности выводы. Второе – из авторитетных источников /1, 5, 8/ узнаем, что выводы японских экспертов о мечах, относящихся к особо ценным, но не находящимся в Японии, не всегда объективны. Третье, – присваивать титул и выдавать сертификаты на мечи статуса «кохуто» (национальное сокровище) и «токубэцу дзюё бункадзай» (важное культурное наследие) имеет право только Министерство Культуры Японии. Этот шаг, конечно, очень важен для объекта, претендующего на заслуженное признание, в первую очередь, внутри Японской державы. Однако, относясь с большим уважением к чиновникам Министерства Культуры и специалистам-оружиеведам этой страны, тем не менее, на основе выводов привлечённых нами экспертов (достаточно высокого уровня) не существует объективных причин не считать искомый японский меч уникальным сокровищем мирового культурного наследия (поскольку предмет экспертизы с 1945 года находится вне Японии). Наконец, четвертое – за последний год с материалами экспертиз и самим объектом ознакомилось достаточно большое количество авторитетных консультантов, в том числе и состоящих в указанных известных Ассоциациях или работающих с их ведущими сотрудниками. Ни один из них не опроверг логику, базирующуюся на выводах экспертов, привлечённых владельцем и нами. Поэтому авторы выражают твёрдую уверенность в научности и честности представленного материала.

Нужно сказать, что мы не единственные в мире, кто считает, что рыночная стоимость на высокохудожественные предметы старины незаслуженно занижена современным арт-рынком. Не имея возможности в данном труде представить весь спектр схожих выводов авторитетных специалистовоценщиков по разным коллекционным группам, в отношении холодного оружия представим мнение профессионала оценки культурных ценностей г-на Рождественского А. Е., «послужной» список которого звучит очень солидно /17/: по авторской методологии «были проведены следующие работы:

- оценка стоимости произведений искусства «Инкомбанка», банка «Столичный»; - оценка рыночной стоимости произведений искусства в Собрании государственного Фонда Поколений Ханты-Мансийского автономного округа; - оценка Собрания музея «Русский авангард»; - оценка художественных ценностей Его Святейшества Патриарха Московского; - оценка ряда работ средневековой западно-европейской живописи из собрания и хранилища Лувра; - оценка отдельных работ художников 19 века и начала 20 века; - работы по оценке, связанные с наследственными делами, с определением страховой стоимости и вывозе музейных предметов на зарубежные выставки, с помещением художественных и антикварных ценностей в уставной капитал предприятий и др.; - оценка стоимости работ технического антиквариата – железнодорожные и автомобильные музеи, автомобили 1935-65 г.г.». Несмотря на весьма спорные моменты в отношении целого ряда позиций методики оценки Рождественского, тем не менее, на наш взгляд, стоит прислушаться, к его выводу в отношении оценочной стоимости сабли Наполеона Бонапарта. Итак, читаем там же далее (выд. жирн. курсивом – авт.): «В Историческом музее Москвы (20 лет тому назад до периода закрытия музея на реконструкцию) была сабля Наполеона и я помню это предмет. Отличительной особенностью сабли является поврежденная гарда и надпись на клинке – «Императору от Конвента и Народа Франции» (возможна неточность перевода). Краткая история предмета такова. Русский конвой вез Наполеона из пригорода в Париж. У Наполеона обильно текли сопли – когда он нервничал у него всегда текло из носа (99% литературы о Наполеоне написано его апологетами и узнать эти отрицательные подробности вполне возможно). В городе парижане узнали Наполеона и забросали его не только презрением, но и камнями. Остановили повозку.

Конвой отбил пленника, а русский офицер (молодой князь Барятинский) снял шинель и накрыл ею Наполеона. В таком виде невредимого и неузнанного под шинелью Наполеона провезли по Парижу и сдали дворцовому караулу. Шинель была испачкана снаружи и внутри. В знак признательности и спасения жизни Наполеон отдал офицеру самое дорогое, что было при нём – саблю с дарственной надписью от Конвента. В этой истории есть краткое послесловие. Когда я пришёл в Исторический музей после его реконструкции в 2005 году, сабли Наполеона в экспозиции не было! Девушка экскурсовод впервые слышала о ней. На месте сабли Наполеона висела сабля мало известного сегодня князя Долгорукого. Кто такой Долгорукий – воскликнули бы французы – во времена Наполеона он пятая вода на киселе от Рюрика и двадцать пятая в истории России и наполеоновских войн. Если англичане способны набрать миллиард фунтов, чтобы выкупить рукопись Ньютона, то французы легко наберут 10 млрд. евро, чтобы выкупить саблю Наполеона, раз она не нужна России. Наличными не заплатят, но в рамках зачета России Парижскому клубу по клирингу – легко. Стоимость сабли Наполеона действительно может приближаться к 10 млрд. евро, и сабля должна быть в основной экспозиции как величайшая национальная реликвия. Если сабля в запасниках – то это похоже на умысел, а если ее нет, то здесь должны быть журналисты и Генпрокуратура».

Всё сказанное выше убеждает нас в правомерности определения рыночной стоимости древнего японского меча-уникума в $US 80 млн. А для подтверждения достаточно высоких качественных показателей технологий ТЭС приведём следующий фактический материал, отражающий некоторую часть достижений за последние годы:

1. Продукты (технологии) ТЭС являются универсальными, т.е. применимы для всего многообразия мира материальной культуры, который имеет по меньшей мере 180 различных предметно-тематических направлений.

2. Каждый продукт ТЭС защищён авторским правом.

3. На технологии ТЭС получено около 200 положительных официальных заключений от организаций и отдельных специалистов разного профиля (истории, экономики, юриспруденции, оценки и т.д.).

4. Документы ТЭС, включая отчет по оценке, принимается аудиторами ведущих страховых компаний мира (конечными страхователями).

5. Методики ТЭС или их элементы включены в подготовку высших учебных заведений ряда стран, а в Украине специалисты ТЭС читают курс лекций в Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств для магистрантов по специализации «оценка и учёт предметов материальной культуры».

6. За 10-летний период экспериментального внедрения продуктов ТЭС в мировой рынок было выдано более 60 тысяч документов; среди наших клиентов отмечены частные компании с брэндами мирового признания, а также государственные структуры, в т. ч. и правоохранительные.

7. Как пример, ярко иллюстрирующий качество нашей работы, можно привести четырёхгодичную эпопею доказательства и продажи по оценке ТЭС уникального памятника русской культуры – Соловецкого Иконостаса XVI века. Нами был публично выигран спор с двумя экс-министрами культуры России (г-да Швыдкой и Соколов), под началом которых этот памятник культуры сначала был признан за подлинник, а через некоторое время ими же немотивированно был переведён в ранг фальшивки. На основе публично проведенной экспертизы разными экспертами из 7 стран и организованной на собственные средства выставке, мы доказали свою правоту и продали шедевр иконописи за $US млн., что до сих пор является мировым рекордом самой дорогой продажи иконописи. Отметим, что в советские 70-е годы Соловецкий Иконостас был найден на чердаке и выменян на 2 бутылки водки, а много позднее, один из указанных выше экс-министров культуры России публично утверждал, что «красная цена» этому объекту не более $US 300 тыс.

8. В октябре 2011 г. в Киеве в Клубе Кабинета Министров Украины состоялась Международная научно-практическая конференция «Введение культурных ценностей в финансово-экономический оборот государства: поиски научно-практического базиса» с участием представителей ЕС. По итогам конференции было принято решение о неоспоримых преимуществах Технологий ТЭС в оценке и учете культурных ценностей и предметов коллекционирования перед всеми остальными ныне существующими методами и подходами. Такое решение базировалось на результатах уникального эксперимента, высокопрофессионально выполненного учёными из Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств, проведённого на разно-тематических экспонатах из фондов Национального историко-этнографического заповедника «Переяслав» (Переяслав-Хмельницкий, Украина) в июле 2011 г. при финансировании Министерством Культуры Украины.

9. В 2011 г. оценка ТЭС уникального золотого кольца «Царевна Лебедь» (2525 бриллианта общим весом 10,48 карат), изготовленного Классическим Ювелирным Домом «Лобортас» была безоговорочно принята авторитетными экспертами ЕС, включая специалистов из Книги рекордов Гиннеса.

10. Особо отметим, что признание технологий ТЭС в качестве единого национального и международного стандарта принесёт прибыль каждому честному собственнику вне зависимости от формы собственности (частная, государственная, общественная). Весьма ощутимую выгоду будут иметь все участники, имеющие отношение к обороту предметов коллекционирования, за исключением мошенников разного ранга /напр., 18, 19/.

Материалы по японскому мечу-уникуму приняты в печать журналом «Форбс».

1. Socha Henryk. Mieczhe japonskie nohonto. – Warzawa (Poland), Bellona, 2002, 190 p.-ill.

2. Скраливецкий Е. Б. Цуба – легенды на металле. – СПб.: ООО «Издательство АТЛАНТ», 2005, 328 с.-ил.

3. Баженов А. Г. История японского меча. – С.-Пб.: «Атлант», «Издательский дом “Балтика”»: 2001, 264 с.-ил.

4. Синицын А. Ю. Самураи – рыцари Страны Восходящего Солнца. История, традиции, оружие. – СПб.: «Паритет», 2007, 352 с.-ил.

5. Fuller R., Gregory R. Japanese Military and Civil Swords and Dirks Airlife. – London: Publishing Ltd., 2006, 288 p.-ill.

6. Носов К. С. Вооружение самураев. – М.: ООО «Издательство АСТ», СПб.: ООО «Издательство «Полигон», 2004, 252 с.-илл.

7. Noba Fuminori. Jamato sallies kardai. – Kaunas: UAB “Katanaja”, 2004, 28 p.-ill.

8. Баженов А. Г. Экспертиза японского меча. – С.-Пб.: ТПГ «Атлант», 2003, 440 с.-ил.

9. «Экспертное заключение № 195» от 18.05.2006 года от Панченко М. В., зав. научно-фондового отдела Национального заповедника «София Киевская» (на 7 стр.).

10. «Результаты технологических и историко-искусствоведческих исследований японского меча в ножнах» от 27.02.2012 года от Минжулина А. И., зав. отделом реставрации Национального музея истории Украины, реставратора высшей категории, профессора кафедры техники и реставрации предметов из металла (на 8 стр.).

11. «Экспертное заключение на японский меч тати» от 08.05.2012 года от Курсаниной Н. Л., зав. отделом оружия Национального военно-исторического музея Украины (на 8 стр.).

12. Вернер Я. Клейма серебра. – М.: «Издательство Ирины Касаткиной», 2003, 251 с.-ил.

13. Архангельский Л. Б. Сталь самураев. – Барнаул: ООО «Издательство «АЛТАЙ-С», 86 с.-ил.

14. International Valuation Standards – London: published by IVSK (12 Great George st., London, SW1P 3AD, UK), 424 p.

15. Tamoikin M. Yu., Tamoikin D. M. Tamoikins Family Museum. Book 1. – Vilnius: ARX-Baltica, 2004, 200 p.-ill.

16. Тamoikin M. Yu., Tamoikin D. M. Catalogue of exhibition Tamoikins Museum (Canada) in Trakai History Museum: rare cold steel weapon, masterpieces of Christian icons, rare ancient books”. – Vilnius:

Tamoikin Inc., ARX-Baltica, 2007, 84 p.

17. Рождественский А.Е. Философские принципы, методология и практика оценки стоимости произведения искусства. Историко-культурные ценности как нематериальные активы. – Журнал «Вопросы оценки», Изд-во «Российского Общества Оценщиков», №4, 2009, с.1-27.

18. Jankunene M., Garsviene S., Vedrickiene L., Luchtanas A. Investigation and conservation of artistic archaeological artefacts of the sarmatian, huns and Goths/Synthesis of art ana science in conservation: trends and achievements. – The 9th Baltic states triennial restorers’ meeting/ - Vilnius: Lithuanian Art Museum, 2011, p.p. 255-260.

19. Тamoikin M. Yu., Tamoikin D. M., Tamoikin I. Yu. Catalogue of exhibition Tamoikins Museum (Canada) in Trakai History Museum: «Gold of Ukraine from Scythians till the present days». – Vilnius:

Tamoikin Inc., ARX-Baltica, 2008, 118 p.

Проект реализован на основе дружественного и делового альянса трёх основных участников: Тракайского Исторического музея (Литва) - директор г-н Виргилиус Повилюнас (на фото слева); семейства Трепшиных, владельцев японского меча-уникума (Украина) - г-н Сергей Трепшин (на фото в центре) и Корпорации Tamoikins Museum – Tamoikin Inc. (Canada) – вице-президент, г-н Михаил Тамойкин (на фото справа).

Тамойкин Михаил Юрьевич, родился в 1960 году во Вьетнаме. Имеет учёную степень доктора философии и 4 высших образования. Профессор Национальной Академии руководящих кадров культуры и искусств, директор Научно-исследовательского института стандартизации, аттестации и лицензирования в сфере культуры при Академии (Киев, Украина). Основатель и соавтор технологий ТЭС. Автор и соавтор более 200 научных и научно-популярных работ, в том числе 11 монографий.

Тамойкин Игорь Юрьевич, родился в 1964 году в г. Нижний Новгород (Россия). Искусствовед, биолог, писатель, путешественник. Основатель первой в независимой Украине частной яхтенной гавани «The Golden Symbol» (Balaclava, Crimea). Организатор и участник ряда успешных международных проектов в сфере культуры и туризма. Автор и соавтор более 50 книг, статей и рассказов научного, научно-популярного и художественного жанров.

www.TachiSword.com www.Tamoikin.com

Похожие работы:

«Всероссийская общественная организация Русское географическое общество Тамбовское областное отделение РГО Управление по охране окружающей среды и природопользованию Тамбовской области ФГБОУ ВПО Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина ТАМБОВСКИЕ СТРАНИЦЫ ЖИЗНИ В.И. ВЕРНАДСКОГО. Документы и материалы Тамбов 2013 УДК 82-94 ББК 84-4 Т17 ПУБЛИКАЦИЯ ОСУЩЕСТВЛЕНА ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ВСЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ РУССКОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО. ГРАНТ МЕРОПРИЯТИЯ,...»

«А. Платов, Н. Таранов Руны славян и глаголица Москва Вече 2010 УДК 80/81+811.11 +811.16 ББК 80+81 +81.2-7 П37 Платов, А.В. / П37 Руны славян и глаголица А.Платов, Н. Таранов. : 368 : М. Вече, с. ил. (Тайны Земли Рус­ 2010. ской). ISBN 978-5-9533-4487-6 Когда возникла письменность у славян? Во времена святых Кирилла и Мефодия, как мы привыкли считать? Или раньше? Нисколько не принижая роль великих просветителей славянства, один из авторов этой книги известный исследователь древней культуры Антон...»

«Обязательный экземпляр документов Архангельской области. Новые поступления. Октябрь-декабрь 2011 год. ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ ТЕХНИКА СЕЛЬСКОЕ И ЛЕСНОЕ ХОЗЯЙСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. МЕДИЦИНСКИЕ НАУКИ. ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОЦИОЛОГИЯ. СТАТИСТИКА Статистические сборники ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ЭКОНОМИКА ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ. ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО.33 Сборники законодательных актов региональных органов власти и управления ВОЕННОЕ ДЕЛО КУЛЬТУРА. НАУКА ОБРАЗОВАНИЕ ИСКУССТВО...»

«По вере вашей да будет вам. (Священная книга и глобальный кризис) ОГЛАВЛЕНИЕ Введение 1. Версия РПЦ 2. Как это было на Руси 3. Появление Геннадиевской Библии и ересь жидовствующих в подробностях 4. Кто такой Иван Фдоров и есть ли основания считать, что именно он напечатал первую в России полную Библию? 5. Из каких источников стало известно об Иване Фдорове? 6. Церковные реформы конца XVI столетия и их подлинные цели 7. Дела при Петре I 8. От Петра до Александра I 9. Библейское общество 10. Роль...»

«НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО Часть 1 Мы знаем, что значит война. Воспоминания жителей Финляндского округа о Великой Отечественной войне 2 Внутригородское муниципальное образование Санкт-Петербурга муниципального округа Финляндский округ Книга Никто не забыт, ничто не забыто, создана из воспоминаний, материалов из личных архивов участников Великой Отечественной войны, проживающих на территории нашего округа. В книге отражены судьбы людей, живущих с нами по соседству, людей, которых мы можем...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ПРОБЛЕМЫ АРХЕОЛОГИИ, ЭТНОГРАФИИ, АНТРОПОЛОГИИ СИБИРИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ Материалы Итоговой сессии Института археологии и этнографии СО РАН 2012 года ТОМ Ответственные редакторы академик А.П. Деревянко, академик В.И. Молодин НОВОСИБИРСК ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНСТИТУТА АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ СО РАН 2012 ББК 63.4+63.5 П781 Утверждено к печати Ученым советом Института археологии и этнографии СО РАН Редакционная коллегия...»

«Николай Михайлович Верзилин По следам Робинзона Сканирование и обработка книги – Сарбин М. А.http:// www.scoutfire.ru Верзилин Н. М. По следам Робинзона: Народная асвета; 1982 Аннотация Автор знакомит читателей с удивительным миром растений и с наукой, раскрывающей их жизнь и роль в истории человеческой культуры. Используя легенды, опыт и знания о растениях с древних времен, ученый-популяризатор ведет интереснейший рассказ о происхождении и свойствах растений, дает советы по их применению....»

«Рекомендовано кафедрой международного туризма факультета международных отношений 28 апреля 2012 г., протокол № 8 Рецензенты: Кафедра управления туризмом факультета Высшая школа т уризма Белорусского государственного экономического ун иверситета Т.А.Федорцова, кандидат географических наук, доцент к афедры экономической географии зарубежных стран геогр афического факультета Белорусского государственного ун иверситета В.А.Острога, кандидат исторических наук, доцент кафедры таможенного дела...»

«Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина Харьковское областное историко-археологическое общество Владимир Иванович Кадеев ВОСПОМИНАНИЯ Харьков ООО НТМТ 2013 УДК 930:529 Кадеев (093.3) ББК 63.1 (4 укр)д Кадеев К 13 Дьячков С. В. (отв. ред.), Литовченко С. Д., Редакционная коллегия: Мартемьянов А. П., Посохов С. И., Ручинская О. А., Сергеев И. П., Сорочан С. Б. Дизайн обложки С. Э. Кулинич Издается по решению Правления Харьковского областного историко-археологического общества...»

«GAUDEAMUS IGITUR Сборник статей к 60-летию A.B. Подосинова RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES INSTITUTE OF WORLD HISTORY Russian Endowment for Science and Education Dmitriy Pozharskiy University GAUDEAMUS IGITUR Studies to Honour the 60th Birthday of A.V. Podossinov Edited by T.N. JACKSON, I.G. KONOVALOVA AND G.R. TSETSKHLADZE MOSCOW 2010 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ Русский Фонд Содействия Образованию и Науке Университет Дмитрия Пожарского GAUDEAMUS IGITUR Сборник статей к...»

«Ненилин Александр Геннадьевич. “Стивен Кинг и проблема детства в англо-американской литературной традиции”. Автореферат “Стивен Кинг.ру – Творчество Стивена Кинга” (http://www.stephenking.ru/) Общая характеристика работы Тема детства – одна из магистральных тем мировой художественной литературы. Концепции детства и отношение к образу ребенка на протяжении времени кардинальным образом менялись. Научное изучение художественных концепций детства и детских образов как в истории английской и...»

«European Researcher, 2013, Vol.(60), № 10-1 Historical Sciences and Archaeology Исторические науки и археология UDC 355.48(100)1914/1918:355.415.8(=162.3/.4:470+571) Czechs and Slovaks in Russian Captivity during World War I (1914-1918) Oksana E. Dmitrieva Kharkiv National University of V. N. Karazin, Ukraine Liberty Square, 4. Kharkiv. 61000 E-mail: okcana.dmitrieva@yandex.ua Abstract. The article is focused on the features of more than 250 000 Czechs and Slovaks in Russian captivity during...»

«В. Е. Возгрин СЕВЕРНАЯ ВОЙНА В ИСТОРИИ ПЕТРА Ф. И. СОЙМОНОВА В Отделе рукописей Российской Национальной библиоте ки (Санкт Петербург) с конца XIX в. хранилась неопублико ванная рукопись петровского морского капитана и гидрогра фа, затем сенатора Федора Ивановича Соймонова История государя императора Петра Великого. В настоящее время книга, состоящая из шести частей (около 25 а. л.), подготовле на мной к изданию. Этот впервые вводимый в научный оборот источник был создан в 1760 х гг. свидетелем...»

«15 Там же. С. 108. 16 Там же. С. 111. 17 Там же. С. 139–174. 18 РГИА. Ф. 1483. Оп. 1. № 48. Л. 38. 19 Соболев. И.Г. Указ. соч. С. 117. 20 РГИА. Ф. 1483. Оп. 1. № 48. Л. 60 об. 21 Там же. Л. 61. 22 Там же. Л. 222, 223 об. 23 Там же. Л. 505. 24 Там же. Л. 191. В.А. Толмачева, О.А. Степаненко, В.Ф. Шеффер Русские немцы из Стрельны (К 200-летнему юбилею Стрельнинской немецкой колонии) Когда-то знаменитая Петергофская дорога, проходящая по южному берегу Финского залива, связывала северную столицу с...»

«XX областные краеведческие чтения учащихся Ивановской области Свято-Троицкий храм села Острецово Доклад Земского Андрея – ученика 7 класса МОУ Острецовская ООШ 1997 г.р., с. Острецово, ул. Цветочная, д. 1, св-во рожд. I-ФО № 284113 выдано 13.03. 1997 г. Администрацией Острецовского сельского совета Родниковского района. Сироткина Александра – ученика 9 класса МОУ Острецовская ООШ 1995 г.р., паспорт 2404 392374, выдан ТП УФМС России по Ивановской обл. в Родниковском муниципальном р-не 03.02.2009...»

«ПРЕОБРАЖЕНИЕ МИССИОНЕРСКОЕ ЦЕРКОВНОЕ ДВИЖЕНИЕ Издательство Вера и святость Христианское общество Библия для всех Санкт-Петербург 2010 RHEMA: THE CHURCH’S FAITH IN ACTION Resources for Compassionate Ministries and Community Transformation Edited by Gustavo Crocker and Helmer Juarez Copyright © Gustavo A. Crocker and Helmer Juarez, 2010 Издано Церковью Назарянина, издательство Вера и святость Перевод.. ВЕРА ЦЕРКВИ В ДЕЙСТВИИ Ресурсы для Служения Милосердия и преображения общины Под редакцией...»

«Федеральное агентство по образованию Московский инженерно-физический институт (государственный университет) 60 лет Кафедра электрофизических установок история, люди, события Москва 2008 УДК 621.384.6(09) ББК 32.85г К30 Кафедра электрофизических установок. История, люди, события. М.: МИФИ, 2008. – 264 с. + 20 фото Книга посвящена истории становления и развития одной из базовых кафедр Московского инженерно-физического института (государственного университета), отмечающей свое 60-летие. Книга...»

«СОДЕРЖАНИЕ СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ И ОБОЗНАЧЕНИЙ ВВЕДЕНИЕ 1. АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР 1.1 ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ РАЙОНА ИССЛЕДОВАНИЯ 1.1.1 Территория исследования 1.1.2 Геологическая история и рельеф 1.1.3 Климат 1.1.4 Гидрологическая сеть 1.1.5 Почвы 1.2. ИЗУЧЕННОСТЬ РАСТИТЕЛЬНОГО МИРА РАЙОНА ИССЛЕДОВАНИЯ 1.2.1 Растительность 1.2.2 Флора 1.3 ОХРАНА РАСТИТЕЛЬНОГО МИРА РАЙОНА ИССЛЕДОВАНИЙ 1.3.1 Охраняемые и нуждающиеся в охране виды растений 1.3.2 Особо охраняемые природные территории и их роль в охране...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И РЕГИОНОВЕДЕНИЯ ЦЕНТР ГЕРМАНСКИХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ГЕРМАНИЯ НА ПЕРЕКРЕСТКАХ ИСТОРИИ ПРОБЛЕМЫ ВНУТРЕННЕЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ В КОНТЕКСТЕ ТРАНСФОРМАЦИЙ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ Выпуск 3 Сборник научных статей Воронеж ББК 66. УДК Редакционная коллегия: д.п.н., проф. факультета...»

«Роман Книга предназначена для массового чтения. Элен де Андрэ 2 –Бабушка, бабушка! – закричала вбежавшая в комнату молодая темноволосая девица с голубыми глазами и ангельским личиком. – Он приехал! –Я рада, внученька! – искренне обрадовалась сидевшая на перине худенькая старушка с миловидным лицом. Ты думаешь, сегодня все решиться? – участливо спросила она. –Я надеюсь! Я так хочу! Я думаю, что сегодня он сделает мне предложение! – ответило ангельское создание. –Пусть так и будет! – мечтательно...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.