WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Проблемы

охраны и изучения памятников

археологии степной зоны

Восточной Европы

(сборник научных статей и мемориальных работ,

посвященных памяти луганских археологов)

Луганск: Глобус, 2010

ББК

Проблемы охраны и изучения памятников археологии степной зоны

Восточной Европы. Сборник статей. – Луганск: Глобус, 2010. – 488 с.

Настоящий сборник посвящен луганскому археологу Виктору Георгиевичу

Самойленко (1949-2009), а также другим недавно ушедшим из жизни луганским коллегам: А.П. Филатову, С.И. Мирошниченко, Р.А. Орлу. В издание вошли публикации с воспоминаниями об этих людях, а также научные статьи авторов из Украины, России, Молдовы, Румынии, вводящие в научный оборот результаты полевых исследований, где также представлена научная интерпретация. В сборнике также публикуются статьи, посвященные кризисному состоянию отечественной археологической науки, бедственному положению в деле охраны памятников археологии в Украине, вариантам решения указанных проблем.

Сборник рассчитан на археологов, историков, музейных работников, государственных служащих в деле охраны археологических памятников, всем небезразличным к изучению и сохранению культурного наследия.

Автор идеи проекта: руководитель Донецкого центра Института востоковедения им. А. Крымского НАН Украины к.и.н. М.Л. Швецов Составитель, ответственный за выпуск: А.И. Василенко © Агульников С.М., Акулов А.Г., Бабенко В.А., Вальчак С.Б., Василенко А.И., Ветров В.С., Габуев Т.А., Данилко Н.А., Днепровский К.А., Евдокимов Г.Л., Икаева Е.В., Калмыков А.А., Кротова А.А., Литвиненко Р.А., Ловпаче Н.Г., Лопатин Н.В., Малюкевич А.Е., Маничев В.И., Маслов В.Е., Мирошниченко С.И., Петров М.Г., Попович С.С., Пыслару И., Пустовалов С.Ж., Савченко А.В., Самойленко В.Г., Скориков В.А., Смоляк А.Р., Телишев Е.И., Тов А.А., Швецов М.Л., Эрлих В.Р., Юдин А.И.

А.И. Василенко, В.С. Ветров, В.И. Маничев (Луганск, Киев, Украина)

О ХАРАКТЕРЕ ПРОИСХОЖДЕНИЯ КАМЕННЫХ

ОБЪЕКТОВ НА ОКРАИНЕ КРАСНОДОНА

О характере происхождения крупного по размерам каменного объекта на восточной окраине города Краснодона Луганской области (и частично на территории Ростовской области России) споры среди местной общественности, а также ученых не умолкают давно.

Особенно данная дискуссия обострилась года три назад, когда на объект выехали столичные и местные археологи (В.И. Клочко, Ю.М. Бровендер и др.) в сопровождении сотрудника Управления культуры и туризма Луганской ОГА В.Ю. Выборного, а также журналистов. Именно профессиональная деятельность последних из них привела к тому, что информация приобрела форму сенсации. Так, в украинских и зарубежных средствах массовой информации появились репортажи о «краснодонской стене», «великой луганской стене», «второй китайской стене», «тринадцатом чуде Луганщины» и т.п. Такие выводы возникли в результате сравнения с общеизвестными Великой китайской стеной, стенами Трои, египетскими пирамидами и чудесами света древности. Конечно же, журналистов интересовало мнение специалистов-археологов, которые в свою очередь, как правило, были достаточно сдержанными. Свои выводы они вполне резонно пожелали строить на комплексном анализе с привлечением специалистов-геологов. Однако, насколько нам известно, к настоящему моменту никаких научных публикаций на данную тему не выходило.

Актуализация затронутой темы в СМИ не могла оставить равнодушными авторов данной публикации. Так, 30 августа 2007 г на объект выехали луганские археологи А.И.

Василенко и В.С. Ветров, в сопровождении корреспондента газеты «Краснодонские вести»

И.Н. Черниенко1. В ходе поездки был произведен внешний осмотр, фото- и видеосъемка объекта, а также окружающей местности (например, см. фото на посл. стр. обложки). Нами было констатировано, что объект, именуемый стеной, действительно напоминает искусственную каменную кладку, имеет различную степень сохранности и очень большую протяженность. Более того, нам стало ясно, что в восточных окрестностях Краснодона существует несколько похожих на каменные стены объектов, которые имеют различную сохранность и протяженность, а также связаны между собой. Наиболее сохранившимся оказался фрагмент протяженностью 200-250 м с востока на запад, расположенный на участке между городским кладбищем Краснодона с юга, и дачным поселком с севера. Для удобства исследования условно назовем этот участок «объект 1» (см.: ил 1, 3, 4,..). Каждый Пользуясь случаем, выражаем искреннюю благодарность Ирине Ивановне Черниенко за всестороннее содействие в данном исследовании.

последующий участок по мере его включения в процесс изучения будет обозначать последующими цифрами.

Расположенный к западу от объекта 1 объект 2 имел значительно большие разрушения.

Он прослеживался по гребню возвышенности в виде отдельных скоплений известняковых камней (см. ил. 20, 21). Данный объект выстраивался по ломаной линии по направлению север-юг. В северной части линии объекта 2 и объекта 1 должны были соединиться. Кстати говоря, данное соединение отчетливо заметно на спутниковой карте в виде белой полоски с закруглением в месте соединения (под углом примерно 80 градусов) двух объектов.

Западный склон гребня объекта 2 является естественным склоном большого оврага, по дну которого течет небольшая речка, а в ее долине находится поселок Первомайка города Краснодона, с разбитыми огородными участками по обоим берегам.

Ил. 1. Снимок со спутника восточной окраины Краснодона: 1 – объект 1; 2 – объект 2; 3 – объект 3; 4 – балка с предполагаемым древним водохранилищем; 5 – городское кладбище Краснодона; 6 – дачный кооператив; 7 – поселок Грачевник; – поселок Первомайка; 9 – Самошкина речка; 10 – река Большая Каменка.

Особое наше внимание было обращено на очень протяженный объект 3, который был расположен к северу от объекта 1 в 350-450 м, Рассматриваемый объект был хорошо заметен с вершины гребня, где располагался объект 2 и с других ближайших возвышенных точек местности, откуда были сделаны фотоснимки. Так, например, на ил 3, 4, 5, 6 и др. за объектом 1 и дачным поселком видна белая полоса каменных скоплений – объект 3. Более того, данный объект хорошо просматривается на спутниковых картах (см. Ил. 1).

Уже в процессе первого осмотра стало очевидным, что решение вопросов происхождения, возраста, культурной принадлежности и назначения данного объекта не может быть осуществлено мгновенно. Для этого потребуется кропотливая комплексная работа с использованием различных методов и привлечением исследователей различных наук. Например, только квалифицированный геолог со знанием естественной стратиграфии данной местности может ответить на вопрос: являются ли камни указанного объекта искусственной кладкой или это скопление камней залегает естественным образом. Кроме того, лишь специалисту в области геологии с применением специальных анализов можно установить: являются ли отдельные камни объекта следствием естественных процессов разрушения породы, либо эти камни искусственно привнесены и смонтированы.

Разумеется, что в данной ситуации заключение геолога о природе происхождения становится отправной точкой для решения последующих вопросов о культурной принадлежности, возрасте, назначении объекта, которые в большей степени смогут быть решены археологическими методами. Кроме того, заключение геолога делает возможность рассматривать данный объект в качестве объекта культурного назначения с целью дальнейшей его регистрации и охране как памятника археологии.

Ил. 2. Схема изучаемых объектов на восточной окраине Краснодона: 1 – объект 1; 2 – объект 2; 3 – объект 3; 4 – балка с предполагаемым древним Археологическими методами культурная принадлежность, возраст объекта могут быть установлены на основании культурной принадлежности возможных находок артефактов непосредственно под камнями предполагаемой кладки или в подстилающем слое грунта под предполагаемой кладкой. Однако мы отдавали себе отчет, что шанс обнаружения таких находок крайне низок и поэтому проводить специальные раскопочные работы, грозящие разрушению кладки, вряд ли будет оправданным. Более целесообразным может оказаться метод взятия проб подстилающего камни грунта для споро-пыльцевого метода для определения природно-климатических условий времени предполагаемого сооружения объекта путем сравнения с результатами соответствующего анализа погребенных почв ближайших археологических памятников. Кроме того, стало также очевидным, что для установления культурной принадлежности и возраста объекта могут быть использованы археологические методы поиска аналогий.

Ил. 3. Восточная окраина Краснодона. Объект 1. Восточная часть. Вид с юга. Белая полоса на дальнем плане – объект 3.

Ил. 4. Восточная окраина Краснодона. Объект 1. Центральная часть. Вид с юга. На дальнем плане объект 3.

Ил. 5. Восточная окраина Краснодона. Объект 1. Западная часть. Вид с юга. На дальнем плане объект Ил. 6. Восточная окраина Краснодона. Объект 1. Центральная часть часть. Вид с юга.

Ил. 7. Ливенцовско-Каратаевская крепость. Внешний панцирь сооружения и ров.

После первого осмотра объекта, во время встречи с руководством местной администрации, музея и представителями масс-медиа зашла речь о необходимости всестороннего, комплексного научного изучения, а также охраны данного величественного объекта от разрушения его вандалами и хозяйственной деятельностью вне зависимости от характера его происхождения. Более того, для обеспечения комплексности изучения объекта подчеркивалась обязательность приглашения квалифицированного специалистагеолога. Наиболее подходящей кандидатурой для выполнения такого исследования оказался старший научный сотрудник Института геохимии окружающей среди Национальной Академии наук Украины кандидат геолого-минералогических наук В.И.

Маничев. Являясь про специальности литологом, данный исследователь более сорока лет посвятил изучению осадочных пород, рудных месторождений, проводив непосредственные изучения таких складчатых сооружений как Крым, Карпаты, Кавказ, Донецкий кряж. В последние десять лет Вячеслав Иосифович ведет тесное научное сотрудничество с археологами. Убедительными примерами успехов такой работы являются многочисленные публикации по теме археологии, в которых использовались результаты проведенных им геологических анализов (см.: Демченко, Клочко, Маничев, 1998. – С. 33-35; Клочко, Маничев, Демченко, 2000. – С. 29-47; Klochko, Manichev..., 2000. – P. 168-186; Клочко, Манічев, 2002; Паньков, Маничев, Недопако, 2003; Klochko, Manichev..., 2003. – P.47-77;

Маничев, 2004; Крапивина, Маничев, Крутилов, 2004. – С. 66-87; Клочко, Маничев, Бондаренко, 2005. – С. 111-123; Василенко, Блюм, Ветров, 2007. – С. 72-110 и др.). Именно его квалификация, опыт, искренний исследовательский интерес и возможности сделали реальными проведение качественного предварительного исследования и выход в свет данной научной публикации.

Так, по приглашению отдела культуры Исполкома Краснодонского городского Совета В.И. Маничев в конце октября 2008 года прибыл в г. Краснодон с целью научной консультации в решении вопроса о природе каменной кладки, расположенной на восточной окраине города. Проведенный исследователем анализ приводится ниже.

Геологический аспект проблемы идентификации каменного объекта №1 является одним из главных, поскольку уже длительное время служит предметом споров среди специалистов, в том числе и геологов. Масштабность объекта и своеобразное геологическое строение территории, на которой он располагается, не дают основания для общего согласия относительно природы его образования.

К важной особенности каменного объекта следует отнести его расположение на площади развития и выходов на дневную поверхность коренных горных пород, из которых он сложен.

Существенным пробелом в геологической интерпретации необходимо отметить отсутствие детального изучения вещественного состава каменных блоков в общем комплексе сооружения, с учетом стратиграфических уровней, на которых эти породы располагаются.

Легкое решение этого вопроса стало бы возможным в том случае, если бы каменные блоки имели различный вещественный состав: песчаники, известняки, доломиты и др. В действительности каменный объект сложен породами одного, генетически сходного вещественного состава. Именно этот факт, по мнению ряда геологов, лежит в основе геологического довода в пользу природного, естественного залегания известняковых отдельностей.

Этот вывод, однако, основан лишь на визуальной оценке объекта №1, а всеобъемлющий подход должен учитывать результаты широкого спектра аналитических исследований.

Жемчужников и др., 1953; Сабодина, Кузьменко и др., 1979что пласт биогенного известняка (L) из геологического Ил. 8. Геологический Краснодон Согласно стратиграфическому положению даного пласта известняка в карбоновом разрезе (ил. 8), эта порода находится совместно с другими породами генетически близких фаций образования, характерных для угольных разрезов Донбасса. Это означает, что известняк должен залегать на одновозрастной породе. В действительности мы наблюдаем контакт блоков известняка с породой более молодого возраста, а именно бурыми суглинками четвертичного возраста (ил. 9).

Ил.9. Стратиграфия объекта 1. 1 – известняк; 2 бурые суглинки четвертичного возраста Подобное совместное нахождение пород разного возраста свидетельствует о том, что блоки известняков были привнесены специально, на место их современного расположения.

Еще одним интересным фактом является расположение известняков в нижней части кладки, где они торцевыми частями упираются в суглинистую породу.

В случае природного залегания известняковые блоки должны уходить под ситуации этого не наблюдается (ил. 9).

Важной характерной особенностью объекта №1 может служить тип укладки каменного материала. По всему простиранию объекта известняковые глыбы уложены по разному. В западной и частично центральной частях они более упорядочены, т.е. более или менее подогнаны один к другому, часто имеют вид прямых или дугообразных полос (ил.10, 11).

В восточной части блоки располагаются более беспорядочно, с большими промежутками между ними (ил. 12). В некоторых местах блоки вообще отсутствуют (ил.

12), что связано с изъятием их из кладки в более позднее время.

Размерность этих блоков также различна и аналогична по форме с такими же блоками из природного залегания (ил. 13).

В наклонной каменной кладке глыбы известняка в горизонтальных рядах часто несоразмерны и уложены рядом друг с другом или плоскими поверхностями, либо торцевыми. Для природных разрезов имеет место однотипное расположение, при котором все пласты лежат одинаково, т. е. с внешними поверхностями, на которых отчетливо видна морфоскульптура.

Изучение структурно-текстурного строения известняков из кладки, а также минеральногеохимические особенности этих пород, расположенных на стыке друг с другом, показали хорошо выраженную контрастность (см.: ил. 14в-14г), что заметно отличается от аналогичных фактических данных из природных геологических разрезов.

В частности, в известняках природного залегания (ил. 13) структурно-текстурные особенности по простиранию имеют более сглаженный и плавный характер.

Следует указать одно важное обстоятельство, которое касается возраста сооружения объекта №1. Биогенные известняки каменной кладки являются чрезвычайно твердой породой, так как они перекристаллизованы в условиях высокого давления и длительного времени преобразования. Тем не менее, для этих пород характерно значительное выветривание поверхности, что может свидетельствовать о влиянии различных природных факторов на протяжении нескольких тысяч лет. Среди этих факторов, несомненно, преобладают атмосферные осадки и поверхностные воды. Подтверждением этого является наблюдаемая окатанность граней и углов (ил. 11)каменных блоков, а также разрушение морфоскульптуры на нижних поверхностях, контактирующих с подстилающими суглинками. При выветривании известняков происходит растворение карбонатного вещества, которое на значительную глубину пропитывает бурые суглинки основания (ил.

9).

Определить абсолютный возраст сооружения каменной кладки по радиоизотопному 14С не представляется возможным, поскольку каменные блоки залегают не на почвах, сопоставимых по возрасту со временем сооружения данного вала, а на более древних суглинках четвертичного периода, возраст которых десятки тысяч лет.

Мы полагаем, что столь большое по размеру каменное сооружение требует в дальнейшем детальное изучение с различных научных позиций, и в первую очередь геологической. Проведение обстоятельной геологической съемки каменного вала (объект №1) позволит завершить многолетнюю дискуссию о природе данного рукотворного памятника истории Теперь, после того как с помощью методов геологии установлен факт рукотворности той части объекта 1, который расположен в широтном направлении между дачным поселком (с севера) и городским кладбищем Краснодона (с юга), логичным представляется решать проблемы его возраста, культурной принадлежности и назначения. Однако прежде, чем использовать характерный для археологии сравнительный метод есть смысл обозначить важные характерные признаки краснодонского объекта, которым можно найти аналогии среди известных археологических объектов.

Осмотр объекта 1 позволил нам определить следующие характерные признаки.

Составляющие кладку каменные блоки имеют значительную вариабельность в размерах и массе. По приблизительным оценкам их масса колеблется от 20-30 кг до 100 кг и более. То есть это достаточно крупные каменные блоки. Тем не менее, данные размеры и масса явно недостаточны для применения характерного термина «циклопическая кладка», используемого в случаях укладки гигантских камней, неподъемных без применения специальных неустановленных современной наукой древних строительных методик. Кроме того нами замечено, что в нижних рядах кладки крупные камни встречаются заметно чаще, чем в верхних рядах.

Ил. 15. Фрагменты каменной кладки без перевязки швов: а – восточная окраина Краснодона (объект 1); б – ЛивенцовскоКаратаевская крепость (восточный панцирь сооружения 4).

Каменные блоки в значительной массе имеют форму, приближенную к параллелепипеду. Такое сходство дает нам основание сопоставлять стороны каменных блоков с принятыми в строительстве терминами, обозначающими стороны кирпича:

постель, ложок и тычок. Соответственно можно применять и специальную терминологию при обозначении укладки. Кроме того, следует принять во внимание тот факт, что на примере той части доказанного рукотворного объекта, расположенного между дачным поселком и краснодонским городским кладбищем, мы изучаем кладку, имеющую наклон + 50 – 520 по отношению к дневной поверхности. Здесь опорой для каменных блоков в значительной степени служат не только блоки из нижних рядов, а подстилающий грунт. В данном случае неровная поверхность каменных блоков дает большую сцепляемость с грунтом и, соответственно, большую устойчивость. Поэтому данный способ кладки на наклонную поверхность может быть сопоставлен еще и с каменной облицовкой. Используя принятую в археологии терминологию при обозначении способов каменной кладки и облицовки, можно отметить, что для каменного сооружения близ Краснодона в основном применялась орфостатная кладка. Однако в ряде случаев отдельные фрагменты участков между каменными блоками, установленными орфостатными способом, были уложены постелистым способом.

Наши наблюдения показали, что кладка-облицовка каменных блоков производилась в один слой. Как уже отмечалось выше, опорой для нижнего ряда каменных блоков выступал грунт на уровне дневной поверхности, без какого-либо специального углубления.

Ил. 16. Кладка наклонными рядами: а – восточная окраина Краснодона.

Объект 1. Центральная часть; б – Ливенцовско-Каратаевская крепость.

Тем не менее, ряды каменной кладки не всегда повторяли естественный рельеф местности. На различных участках ряды каменной кладки не были одинаково выложены.

Так, например, на сохранившихся останцах восточной части на протяжении примерно метров уклон был сделан в западную сторону под углом 3-5 0 (см. ил. 3 – восточный участок). То есть восточная сторона ряда кладки была выше западной стороны того же самого ряда. Из этого можно сделать вывод, что и возведение данного сооружения велось снизу верх, при этом возведение каждого нового ряда кладки позволяло наращивать сооружение в западном направлении. Впрочем, далее на достаточно незначительном участке длиной примерно 40 м возведение ряды кладки были возведены в виде выпуклой вверх дуги. Однако в дальнейшем наклон каменной кладки в западную сторону продолжался на всей центральной части. Причем, угол наклона на отдельных участках центральной части сооружения достигал 25-30 градусов (см. ил. 4; 5). Но уже на самом западном сохранившемся участке кладка велась практически горизонтальными рядами (см.:

ил. 5).

Ил. 17. Сходство в кладке каменных блоков: а – восточная окраина Краснодона. Объект 1. Западная часть; б – Ливенцовско-Каратаевская крепость.

Несмотрчя на кажущуюся уникальность, у объекта 1 наблюдается сходство с фортификационными сооружениями Ливенцовско-Каратаевской крепости эпохи рубежа средней и поздней бронзы близ Ростова-на-Дону. Так, например, у сооружения 1 этого памятника внешний панцирь (ил. 6; 16б)(Братченко, 1976. – С. 120, 121. – Рис. 64;

Братченко, 2006. – С.43. – Фото 8; с. 44. – Фото 9), как и в случае Краснодонской стены, выложен в основном постелистой кладкой с некоторыми фрагментами применении орфостатной кладки. Довольно часто наблюдается перевязка швов. Хотя в отдельных случаях, как и в краснодонском сооружении (см. рис. хх6а), встречаются участки без перевязки швов. Речь идет о фрагменте кладки восточного панциря сооружения 4 (ил. 15б) (Братченко, 2006. – С. 55. – Фото 20).

Ил. 18. Укладка каменных блоков по наклонной поверхности: а – восточная окраина Краснодона. Объект 1; б – Ливенцовско-Каратаевская крепость.

Горизонтальность укладки рядов каменных блоков в Ливенцовско-Каратаевской крепости нарушена, и ряды расположены под наклоном, как в случае фрагмента кладки восточного панциря сооружения 4 (ил. 16б) (Братченко, 2006. – С. 55. – Фото 20). В краснодонском же сооружении наклон рядов кладки характерен, а не представлен исключительными случаями (ил. 3, 4, 6, 16а).

По наблюдениям С.Н. Братченко, в ряде случаев «внешний панцирь опирается на мощную кладку, облицовывающую стенку смежного рва (Братченко, 1976. – С. 120), «со дна рва» (Братченко, 2006. – С. 47). Похожая картина наблюдается и в Краснодонской стене.

Кроме того, в отдельных местах кладки Ливенцовско-Каратаевской крепости, также как и в краснодонском объекте, одним большим блоком могли заменяться два или больше камней из двух или трех рядов (сравни. ил. 17б Ливенцовско-Каратаевская крепость: камни 1, 2, 3, 4 и 5 одного ряда; фото 17а. Камень 1 занимает место двух рядов, в которых расположены камни 2-12; ил. 11). Более того, Ливенцовско-Каратаевскую крепость с краснодонским сооружением сближает кладка-облицовка по наклонной плоскости, а также большие масштабы.

Также, несмотря на то, что в Ливенцовско-Каратаевской крепости в ряде случаев кладка велась также наклонно (например, деталь кладки облицовки стенки рва 4) (Братченко, 2006.

– С. 54. – Фото 18), как и в Краснодонской стене (ил. 18), однако в ЛивенцовскоКаратаевской крепости кладка была двухслойная, в отличие от выявленной в краснодонском сооружении однослойной кладки Жилища с каменной вертикальной кладкой – облицовкой стен котлованов жилищ характерны по наблюдениям В.Н. Горбова для поселений срубной культуры. В качестве примеров приводились такие памятники Донецкого кряжа, Нижнего Подонья и Северного Приазовья как Провалье, Ливенцовка, Николаевка, Марки-Хая, Югино-II, Безыменное-II, Раздольное (Горбов, 1997. – С.6-7). Уместны и другие примеры. В частности, Вареновка III, Мокро-Чалтырское, Безыменное-I, Староласпинское Северо-Восточного Приазовья, поселения Дикий Сад в устье р. Ингул эпохи поздней и финальной бронзы, поселения Казахстана (Потапов, 2000. – С. 23-26; Ларенок В.А., 2000. – С. 26-28; Горбов, 2000. – С. 55рис. 1-2; Привалова, 2000. – С. 105-107, рис.1.1; Горбенко, 2000. – С.53-55, рис.1;

Кузьмина, 1994. – С. 78).

Кроме того, вертикальная каменная кладка применялась и в создании культовых сооружений на поселениях поздней бронзы. Например, на поселении Безыменное-II.

Однако это были небольшие по масштабам использования камня сооружения (Горбов, Мимоход, 1999. – С. 58. – Рис. 10.1, 10.2;).

Наконец, каменные сооружения в виде кромлехов использовались в скифское время в Северном Приазовье (Ильюков, Казакова, 1988. – С. 111. – Рис. 23.1 и др.), Поднепровье (Волкобой, Андросов, Лихачев, Мухопад, Шалобудов, 1980. – С. 28. – Рис.1.1; с. 31. – Рис.

4.8; с. 33. – Рис. 6.1; с. 36. – Рис. 9.1; с.39. – Рис. 12.1 и др.).

Среди приведенного списка примеров каменных конструкций наибольшее количество сходств конструктивных признаков имеют погребальные, культовые и бытовые сооружения эпохи поздней бронзы. Именно в этот период древности наступает своеобразный расцвет каменного домостроительства, использования каменных конструкций в культовых целях.

Это дает основание допускать сооружение краснодонского объекта именно в эту эпоху.

Более точные результаты могут быть получены лишь после проведения оговоренных выше исследований.

Затрагивая вопрос определения назначения краснодонского сооружения, мы приняли в расчет максимальное количество известных на момент подготовки настоящей публикации данных. Прежде всего, мы обратились к особенностям рельефа местности, а также цветовым и тональным различиям, заметным на космических снимках. Важнейшими географическими особенностями являются система гидрообъектов (оврагов, ручьев), к которым привязано краснодонское сооружение. Так, сохранившаяся восточная часть сооружения упирается в протянувшийся с северо-запада на юго-восток неглубокий овражек, который примерно через 150 м юго-восточнее пересечения линии стены впадает в небольшой непересыхающий ручей, который в свою очередь впадает в Большую Каменку – правый приток Северского Донца. За данным овражком заметен вероятный останец каменного сооружения, продолжившийся по той же линии. В самом же овражке на линии каменного сооружения наблюдаются некоторые повреждения поверхности. На самой глубине овражка севернее указанной линии наблюдается горизонтальная площадка осадочной породы овальной в плане формы длиной примерно 35 м, а шириной около 4 м.

На цветном спутниковом снимке заметно, что данная площадка имеет значительно более темный цвет, по сравнению с окружающими участками, что свидетельствует о его мощном осадочном слое. Такая площадка выше черты линии стены напоминает заилившееся высохшее небольшое водохранилище. Причем, судя по правильному овальному очертанию берегов, данный прудик был искусственно оконтурен и углублен для максимального накопления воды. Замеченные же повреждения поверхности оврага, проходящие по линии стены, очевидно, могут быть остатками дамбы Как нам известно, подобные водохранилища, за пределами стен известны во многих древних городищах. Конечно же, наиболее известными являются Силоамский источник и связанный с ним пруд в овражке, имеющем сток в долину Кедрон, между горами Сион и Мориа в пределах Иерусалима, где городская стена вместе с насыпью выполняют еще и функцию дамбы (Ис. 22.9; 22.1; Иллюстрированная.., – С. 643; Мерперт, 2000. – С. 292. – Рис. 10.8; с. 306; Collins, 2004). Однако приведенный пример достаточно далекая аналогия.

Из более близких примеров уместно привести случай Ливенцовско-Каратаевской крепости, где древний глубокий овраг, имеющий сток в р. Мертвый Донец, пролегал между двумя частями памятника: Ливенцовской и Каратаевской (Братченко, 1976. – С. 109. – Рис. 58; с.

119, 122; Братченко, 2006. – С. 35. – Рис. 1; с. 165). По предположению С.Н. Братченко в данном овраге мог быть устроен колодец, которые известны для укрепленных поселков эпоху бронзы: для Синташты одноименной культуры в Южном Зауралье, укрепленных бургов Спишского Штвертка и Ганновицы оттоманской культуры в Прикарпатье (Братченко, 2006. – С. 165; Генинг, Зданович, Генинг, 1992. – С. 44, 48, 317; Vladar, 1973. – S. 257-263; Кузьмина, 1994. – С. 71). Кроме того, колодцы открыты и на других памятниках эпохи поздней бронзы степи: Аркаиме, Тасты-Бутаке, Чаглинке, Петровке II, Атасу, Мирном III, Мочище I (Зданович, 1989. – С. 183; Сорокин, 1962. – С. 55; Кузьмина, 1994. – С. 82; Григорьев, Тидеман, Петрова, 2007. – C. 87-88). Более того, по информации Е.Е.

Кузьминой, среди поселенческих памятников Мунглы, Акжал, Милыкудук этого периода, расположенных вдали от рек, в засушливых степях и пустынях Казахстана и Средней Азии встречаются и запруды (Маргулан. 1979. – С. 262; Кузьмина, 1994. – С. 69). Кстати говоря, в ходе раскопок Силоамского пруда израильскими археологами в 2004 г., получено много датируемых предметов (Collins, 2004). Поэтому раскопки в обозначенном нами овраге могут быть оправданными для установления времени и культурной принадлежности изучаемого нами памятника.

Ил. 19. Предполагаемый пруд в балке выше черты линии объекта 1.

Кроме того, для датировки памятника может быть использован факт ныне засохшего состояния отмеченного овражка, равно как и овражка на территории ЛивенцовскоКаратаевской крепости. В этой связи следует также принять во внимание заселенность водоразделов, которая характерна для эпохи поздней бронзы (Герасименко, Горбов, 1996. – С. 47-49; Горбов, 1997. – С. 6; Клюшинцев, 1997. – С. 97; Горбов, 2000. – С. 55-59), и не совершенно характерна для иных древнейших эпох. По палеоэкологическим данным в эпоху поздней бронзы наблюдается заметное увлажнение климата (Герасименко, Горбов, 1996. – С. 47-49; Ахтырцев, Ахтырцев, Пряхин, 1996. – С. 81; Демкин, Демкина, 2003. – С.

180-182). Данные факты выступают очередным косвенным свидетельством в пользу позднебронзового возраста изучаемого памятника. Как уже отмечалось в начале нашей публикации, с запада от объекта 1 под углом 80 градусов примыкал объект 2, расположенный на гребне возвышенности. Западнее него был склон Самошкиной балки и долина небольшой реки – Самошкиной речки, текущей севера на юг и впадающей в Большую Каменку. В долине этой речки расположен поселок Первомайка – часть города Краснодона. Исходя из того факта, что объекты 1 и 2 между собой связаны, то данный объект 2 также может рассматриваться как остатки фортификации.

Ил. 20. Восточная окраина Краснодона. Объект 2. Вид с востока. 1, 2 – каменные Ил. 21. Восточная окраина Краснодона. Место соединения объекта 1 (стрелки 1-3) и объекта 2 (стрелки 4-7), маркированные каменными скоплениями. Вид с востока.

Особо следует остановиться на признаках самого протяженного из изучаемых нами объектов, входящих в предполагаемую единую систему: – объекта 3, который протянулся примерно на 3 км по линии СЗЗ-ЮВВ от восточных окраин Краснодона до террикона шахты №3 «Юго-Западной». Особенность данного объекта заключается не только в его размерах, но и в характере происхождения. Так, значительная его часть (восточная, центральная и часть западной) представляет собой естественное скальное обнажение в виде гряды с обрывом высотой, достигающей местами нескольких метров. Заметим при этом, что грядово-гривистый (микрокуэстовый) рельеф является типичным для данной местности (Фисуненко, Жадан, 1994. – С. 83. – Рис. 4.5). Данное образование в нескольких местах своего протяжения пересекается с рукавами балок, соединяющихся в единое русло, имеющее сток в Большую Каменку.

Ил. 22. Восточная окраина Краснодона. Объект 3. Западная часть (в черте Краснодона).

Вид с севера.

Ил. 23. Восточная окраина Краснодона. Объект 3. Западная часть (за пределами Краснодона). Вид с севера. На переднем плане виден ровик.

Ил. 24. Восточная окраина Краснодона. Объект 3. Западная часть (за пределами Краснодона).

Место разрыва: а – вид с севера; б – вид с запада (стрелками указан ровик); в – вид с востока.

Меньшая же часть объекта 3 (западная) имеет явно искусственное происхождение.

Вывод о рукотворном характере основывается на аналогии каменной кладки с рассмотренным объектом 1, искусственность которого подтверждена данными геологии, а также результатами сравнительного анализа с археологическими памятниками. Кроме того, в своей западной части объект 3 представляет собой искусственно насыпанный вал высотой 2-3,5 м, поверхность (по большей части северного склона) которого облицована каменными блоками. Северный склон более крутой, чем южный. Вдоль северной стороны вала прослеживается заплывший ровик (см. ил.: 23, 24б). На иллюстрации 14 запечатлен разрыв объекта 3 в западной части, где отчетливо наблюдается стратиграфия этого сооружения.

Таким образом, приведенные данные позволяют рассматривать объект 3, как составную фортификационную часть, выполняющую функцию защиты северного рубежа предполагаемого древнего городища. При этом южный рубеж ограждал объект 1, южную часть западного рубежа ограждал объект 2. Оставшуюся северную часть западного рубежа, очевидно, ограждала Самошкина балка в поселке Первомайка и собственно Краснодоне, восточный рубеж предположительно ограждала балка в поселке Грачевник. Не исключено, что на этих территориях также находились каменные сооружения, материал которых впоследствии был использован в строительстве указанных поселков. Кстати говоря, для современного строительства известняк добывался не только путем разборки кладки изучаемых объектов, но и посредством разработки множества карьеров, расположенных в округе.

Поскольку разведки с раскопочными работами нами пока не проводилось, остается лишь допускать существование на площади предполагаемого городища наличие жилищ.

Впрочем, по наблюдениям исследователей для городищ эпохи поздней бронзы характерны значительные по площади незастроенные пространства для скота (Кузьмина Е.Е., 1994. – С.

70). Таковые пространства, к примеру, есть и на Ливенцовско-Каратаевской крепости.

Подводя итог нашему исследованию, хотим подчеркнуть, что объекты на окраине Краснодона находятся только в самой начальной стадии изучения и поэтому приведенные в настоящей публикации результаты, несомненно, могут быть дополнены и уточнены.

Ахтырцев А.Б., Ахтырцев Б.П., Пряхин А.Д. Палеопочвенный покров Доно-Донецкого региона в эпоху бронзы // Доно-Донецкий регион в системе древностей эпохи бронзы Восточноевропейской Степи и Лесостепи. Вып. 1. Тез. докл. конф. – Воронеж, 1996. – С.

78-82.

Братченко С.Н. Левенцовская крепость. Памятник культуры бронзового века // Матеріали та дослідження з археології України. № 6. – Луганськ: Вид-во СНУ ім. В.Даля, 2006. – С. 32-307.

Братченко С.Н. Нижнее Подонье в эпоху средней бронзы (периодизация и хронология памятников). – К.: Наукова думка, 1976. – 252 с.

Бровендер Ю.М. Домостроительство на поселении срубной культуры у с. Степановки // Сабатиновская и срубная культуры: проблемы взаимосвязей Востока и Запада в эпоху поздней бронзы. Тез. докл. I-го Всесоюзного полевого семинара 10-18 сентября 1990 г. – Киев-Николаев-Южноукраинск, 1997. – С. 73-74.

Василенко А.И. Курган культуры многоваликовой керамики у с. Чугуно-Крепинка в Донбассе // Древние культуры Восточной Украины. – Луганск: Изд-во ВУГУ, 1996. – С.

178-181.

Василенко А.И., Блюм Т.В., Ветров В.С. О древних каменных стелах из окрестностей села Пархоменко Краснодонского района Луганщины // Искусство и религия древних обществ. – Луганск: Світлиця, 2007. – С. 72-110.

Волкобой С.С., Андросов А.В., Лихачев В.А., Мухопад С.Е., Шалобудов В.Н. Скифские могильники IV-III вв. до н.э. юга Днепропетровской области // Курганы Степного Поднепровья. – Днепропетровск: Изд-во ДГУ, 1980. – С. 18-41.

Генинг В.Ф., Зданович Г.Б., Генинг В.В. Синташта. – Челябинск, 1992.

Геология месторождений угля и горючих сланцев СССР. – Т.1 – М.: Госнаучтехиздат, 1963. – 790 с.

Герасименко Н.П., Горбов В.Н. Хроностратиграфия и палеоэкология эпохи бронзы Северо-Восточного Приазовья // Северо-Восточное Приазовье в системе евразийских древностей (энеолит – бронзовый век): Материалы международной конференции. – Донецк, 1996. – С. 47-49.

Гершкович Я.П. Курганы в междуречье р. Лозовой и р. Ольховой // Древние культуры Восточной Украины. – Луганск: Изд-во ВУГУ, 1996. – С. 133-167.

Глебов В.П. Исследования курганных могильников Репный I, Раскатный I, Калинов II // Труды археологического научно-исследовательского бюро. Том. 1. – Ростов-на-Дону, 2004.

– С. 57-186.

Горбенко К.В. Характер и структура архитектурных сооружений поселения эпохи финальной бронзы «Дикий Сад» // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий. – Донецк, 2000. – С. 53-55.

Горбов В.Н. О различиях срубного и сабатиновского каменного домостроительства // Сабатиновская и срубная культуры: проблемы взаимосвязей Востока и Запада в эпоху поздней бронзы. Тез. докл. I-го Всесоюзного полевого семинара 10-18 сентября 1990 г. – Киев-Николаев-Южноукраинск, 1997. – С. 6-7.

Горбов В.Н. Особенности домостроительства и планиграфии поселений позднего бронзового века в условиях степной зоны // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий. – Донецк, 2000. – С. 55-59.

Горбов В.Н., Мимоход Р.А. Культовые комплексы на поселениях срубной культуры Северо-Восточного Приазовья // Древности Северо-Восточного Приазовья. – Донецк:

Украинский культурологический центр, 1999. – С. 24-69.

Григорьев С.А., Тидеман Е.В., Петрова Л.Ю. Стратиграфическая ситуация на поселении эпохи поздней бронзы Мочище I в Южном Зауралье // Известия Челябинского научного центра. Вып. 2(36). – Челябинск, 2007. – С. 86-90.

Демкин В.А., Демкина Т.С. Палеоэкологические кризисы и оптимумы в степях Нижнего Поволжья // Чтения, посвященные 100-летию деятельности в Государственном Историческом музее В.А. Городцова. Тез. конф. – М., 2003. – С. 180-182.

Демченко В., Клочко В.И., Маничев В.И. Суботивский металлургический центр чернолесского времени // Доба бронзи Доно-Донецького регіону (матеріали 4-го українсько-російського польового археологічного семінару, с. Капітанове, Луганської області 13-14 липня 1998 р.). – Киев-Воронеж, 1998. – С. 33-35.

Елисеев В.Ф., Клюшинцев В.Н. Жилища сабатиновской культуры // Сабатиновская и срубная культуры: проблемы взаимосвязей Востока и Запада в эпоху поздней бронзы. Тез.

докл. I-го Всесоюзного полевого семинара 10-18 сентября 1990 г. – Киев-НиколаевЮжноукраинск, 1997. – С. 43-49.

Елисеев В.Ф., Клюшинцев В.Н. О роли окружающей среды в домостроительстве позднего периода эпохи бронзы в Северном Причерноморье // Сабатиновская и срубная культуры: проблемы взаимосвязей Востока и Запада в эпоху поздней бронзы. Тез. докл. I-го Всесоюзного полевого семинара 10-18 сентября 1990 г. – Киев-Николаев-Южноукраинск, 1997. – С. 91-93.

Жемчужников Ю.А., Яблоков В.С., Боголюбова Л.И., Ботвинкина Л.Н. и др. Строение и условия накопления основных и угленосных свит и угольных пластов среднего карбона Донецкого бассейна. – Ч. І. – М.: Изд-во АН СССР, 1959. – 332 с.

Житников В.Г., Прохорова Т.А. Курганный могильник у х. Гаевка-Каймакчи // Ильюков Л.С., Казакова Л.М. Курганы Миусского полуострова. – Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1988. – С. 148-155.

Зданович Г.Б. Феномен протоцивилизации бронзового века Урало-Казахстанских степей // Взаимодействие кочевых культур и древних цивилизаций. Материалы симпозиума. Тез.

(Алма-Ата 1987 г.). – Алма-Ата, 1989.

Иванова С.В. Курганная архитектура и социальное устройство общества (на материалах памятников ямной культуры) // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий. – Донецк, 2000. – С. 8.

Иллюстрированная полная популярная библейская энциклопедия / Труд и издание Архимандрита Никифора. – Издание Свято-Троице-Сергиевой Лары, 1990. – 904 с.

Ильюков Л.С. Курган бронзового века на Миусском полуострове // СА. – 1979. – №1. – С. 132-144.

Ильюков Л.С., Казакова Л.М. Курганы Миусского полуострова. – Ростов-на-Дону: Издво Ростовского ун-та, 1988. – 167 с.

Кислый А.Е. Кромлехи и каменные оградки срубной культуры на Керченском полуострове // ДСПиК. – Вып. IV. – С.162-176.

Клименко В.Ф. Использование камня и дерева в погребальных сооружениях срубной культуры юга Донетчины // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий. – Донецк, 2000. – С. 110-112.

Клименко В.Ф. Курганы юга Донетчины. – Енакиево, 1998. – 220 с.

Клименко В.Ф., Усачук А.Н., Цымбал В.И. Курганные древности Центрального Донбасса. – Донецк: РИП «Лебедь», 1994. – 128 с.

Клименко В.Ф., Цымбал В.И. Конструктивные особенности погребальных сооружений срубной культуры Центрального Донбасса // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий. – Донецк, 2000. – С. 21-23.

Клочко B.I., Манічев B.I. Давня металургія: методи, досягнення i перспективи досліджень // Сучасні проблеми археології. – К., 2002.

Клочко В.И., Маничев В.И., Бондаренко И.Н. Древний цветной металл Донбасса как показатель геохимических особенностей медных руд региона // Проблемы эпохи бронзы Великой Степи. – Луганск: Глобус, 2005. – С. 111-123.

Клочко В.И., Маничев В.И., Демченко Л.В. Геохимические исследования остатков бронзолитейного производства Суботовского городища XII—IX вв. до н. э. // Археометрія та охорона історико-культурної спадщини. – К., 2000. – № 4. – С. 29-47.

Клочко В.І. «Мергелева гряда» // Искусство и религия древних обществ. – Луганск:

Світлиця, 2007. – С. 118-121.

Клюшинцев В.Н. Культурный ландшафт и поселения эпохи поздней бронзы (постановка проблемы) // Сабатиновская и срубная культуры: проблемы взаимосвязей Востока и Запада в эпоху поздней бронзы. Тез. докл. I-го Всесоюзного полевого семинара 10-18 сентября 1990 г. – Киев-Николаев-Южноукраинск, 1997. – С. 94-97.

Клюшинцев В.Н. Сабатиновская культура в Побужье (поселения и жилища) // Сабатиновская и срубная культуры: проблемы взаимосвязей Востока и Запада в эпоху поздней бронзы. Тез. докл. I-го Всесоюзного полевого семинара 10-18 сентября 1990 г. – Киев-Николаев-Южноукраинск, 1997. – С. 49-52.

Крапивина В.В., Маничев В.И., Крутилов В.В. О металлургическом производстве в Ольвии (цветные металлы) // Палеоекономіка раннього залізного віку на території України.

– К.: Шлях, 2004. – С. 66-87.

Красильников К.И., Василенко А.И., Гурин Ю.Г. Курганы у сел Николаевка и Пионерское в Станично-Луганском районе Луганской области // Древности Северского Донца. Вып. 2. – Луганск: Шлях, 1999. – С. 66-75.

Кузьмина Е.Е. Откуда пришли индоарии? Материальная культура племен андроновской общности и происхождение индоиранцев. – М.: Восточная литература, 1994.

Лагодовська О.Ф., Шапошникова О.Г., Макаревич М.Л. Михайлівське поселення. – К.:

Вид-во АН УРСР, 1962. – 216 с.

Ларенок В.А Курганный могильник Самарский-II // Курганы Северо-Восточного Приазовья. Материалы и исследования Таганрогской археологической экспедиции. Вып.

III. – Ростов-на-Дону, 1998. – С. 102-119.

Ларенок В.А. Планиграфия и архитектура Мокро-Чалтырского поселения // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий. – Донецк, 2000. – С.

26-28.

Ларенок П.А. Курганные могильники Таврия-I-III // Курганы Северо-Восточного Приазовья. Материалы и исследования Таганрогской археологической экспедиции. Вып.

III. – Ростов-на-Дону, 1998. – С. 56-90.

Литвиненко Р.А. Каменная курганная архитектура культуры многоваликовой керамики // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий. – Донецк, 2000. – С. 12-19.

Литвиненко Р.А. Периодизация срубных могильников Северо-Восточного Приазовья // Древности Северо-Восточного Приазовья. – Донецк: Украинский культурологический центр, 1999. – С. 4-23.

Литвиненко Р.А. Погребальные сооружения срубной культуры Подонцовья и СевероВосточного Приазовья // ДАС. – Вып. 1. – Донецк: Аверс Ко ЛТД, 1992. – С. 29-46.

Литвиненко Р.А., Посредников В.А., Гриб В.К. Исследования северной группы курганов у с. Запорожец (Северное Приазовье) // ДАС. – Вып. 2. – Донецк, 1992. – С. 94-113.

Логвиненко Н.В. Литология и палеогеография продуктивных толщ Донецкого бассейна.

– Х.: Изд-во ХГУ, 1953. – 453 с.

Логвиненко Н.В. Петрография осадочных пород. – М.: Высшая школа, 1967. – 416 с.

Маничев В.И. Эколого-геохимические исследования почвенных палеоэкосистем на примере археологических памятников Украины // Мінералогічний журнал. – 2004. – Т.26, №2. – С.67-79.

Маргулан А.Х. Бегазы-дандыбаевская культура Центрального Казахстана. – Алма-Ата, 1979.

Мерперт Н.Я. Очерки археологии библейских стран. – М.: Библейско-богословский институт св. апостола Андрея, 2000. – 336 с.

Никитин В.И. Матвеевка-1 – поселение катакомбной культуры на Южном Буге // СА. – 1989. – №2. – С. 136-150.

Паньков С.В. Маничев В.И., Недопако П. Новые технико-технологические исследования остатков древней черной металлургии и металлообработки в окрестностях с. Синица:

[Черкас. обл.] // Археологiя. – 2003. – № 2.

Парусимов И.Н. Раскопки курганов в Зимовниковском районе // Труды Новочеркасской археологической экспедиции. Вып. 3. – Новочеркасск, 1998.

Плешивенко А.Г. Архитектура энеолитических курганов Нижнего Поднепровья // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий. – Донецк, 2000. – С. 11—12.

Плешивенко А.Г. Могильник кургана «Бабакова могила» из Северного Приазовья // ДСПиК. – Вып. IV. – С. 128-156.

Полидович Ю.Б. Новые погребальные памятники эпохи бронзы с территории Донецкой области // Археологический альманах. №2. – Донецк, 1993. – С. 35-97.

Посредников В.А. Курган срубного времени у с. Заможное на Донетчине (к относительной хронологии погребальных сооружений) // ДАС. – Вып.2. – Донецк, 1992. – С. 84-93.

Посредников В.А., Кравец Д.П. К вопросу об обряде кремации у срубных племен Донбасса // ДАС. – Вып. 1. – Донецк: Аверс Ко ЛТД, 1992. – С. 47-56.

Потапов В.В. Жилища поселения Вареновка III // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий. – Донецк, 2000. – С. 23-26.

Привалова О.Я. Староласпинское поселение эпохи поздней бронзы // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий. – Донецк, 2000. – С.

105-107.

Пустовалов С.Ж. Соціальний лад катакомбного суспільства Північного Причорномор’я.

– К.: Шлях, 2005. – 412 с.

Сабодина Ю.Е., Кузьменко С.С., Полтарацкая Л.В. Геологический отчет о результатах доразведки и переоценки запасов каменного угля полей шахт им. Тюленина и «Молодая гвардия» п/о Краснодонуголь. – 1979-1984. – Т. І.

Сорокин В.С. Жилища поселения Тасты-Бутак // КСИА. Вып. 91. – М., 1962.

Субботин Л.В. Энеолитическое святилище курганного могильника Кубей // ССПіК. – IX. – Запоріжжя, 2001. – С. 160-167.

Тихомолова И.Р. Погребения в каменных ящиках из днепровского Надпорожья // ССПіК. – IX. – Запоріжжя, 2001. – С. 146-148.

Фисуненко О.П., Жадан В.И. Природа Луганской области. – Луганск: ЛГПИ, 1994. – Черниенко Ю.А. Общее и особенное в домостроительстве различных районов сабатиновской культуры // Сабатиновская и срубная культуры: проблемы взаимосвязей Востока и Запада в эпоху поздней бронзы. Тез. докл. I-го Всесоюзного полевого семинара 10-18 сентября 1990 г. – Киев-Николаев-Южноукраинск, 1997. – С. 71-72.

Шапошникова О.Г. Пам’ятки типу нижнього шару Михайлівки // Археологія Української РСР. Т. 1. – К.: Наукова думка, 1971. – С. 250-258.

Шапошникова О.Г. Ямна культура // Археологія Української РСР. Т. 1. – К.: Наукова думка, 1971. – С. 263-281.

Яценко В.В. Раскопки позднебронзовых курганов в Родионово-Несветайловском районе // Труды археологического научно-исследовательского бюро. Том. 1. – Ростов-наДону, 2004. – С. 10-34.

Collins D. Scientists find Siloam Pool, where Jesus said to cure blind man // CBSnews.

23.12.2004 // http://www.cbsnews.com/stories/2004/12/23/tech/main662781.shtml Klochko V.I., Manichev V.I., Kompanec G.S., Kovalchuk M.S. Wychodnie rud miedzi na terenie Ukrainy Zachodniej jako baza surowkowa metalurgii kolorowej w okresie funkcjonowania kultury Trypolskiej // Folia Praehistorica Posnaniensia. – Tom X/XI. – Poznan: Wydawnictwo naukowe Instytutu Prahistorii Uniwersytetu im. Adama Mickiewicza w Poznaniu, 2003. – P. 47Klochko V.I., Manichev V.I., Kvasnitsa V.N., Kozak S.A., Demchenko L.V., Sokhatskiy M.P.

Issues Concensing Tripolye metallurgy and the virgin Copper of Volhynia // Baltic-Pontic Studies.

– 2000. – V. 9. – P. 168-186.

Vladar J. Pohrebiska zo starei doby bronzovei y Brani. – Bratislava, 1973.

ABOUT THE ORIGIN CHARACTER OF THE STONE OBJECTS NOT FAR FROM

KRASNODON

This publication is submitting the preliminary results of study the objects on the east outskirts of Krasnodon city of Lugansk area (Ukraine). The geological analysis of object # 1 testifies to man-made character of this object. The comparative analysis testifies that similar stone building was applied by steppes societies of East Europe in the epoch of late bronze. The similar methods of erection were applied on the object # 2 and object # 3. The character of arrangement of the specified objects # 1, 2, 3 on district can testify that these objects together with objects of a natural origin (rocks, gullies) form system of fortification assumed ancient hillfort.



Похожие работы:

«ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРОГЕНЕЗА И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2009 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРОГЕНЕЗА И КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ Сборник статей к 80-летию ВАДИМА МИХАЙЛОВИЧА МАССОНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2009 Составитель В. М. Массон Редакторы С. В. Белецкий и Л. Б. Кирчо Опубликовано за счет средств С. В. Белецкого, А. В. Бондарева и Л. Б. Кирчо Проблемы культурогенеза и культурного наследия: Сборник статей к 80-летию Вадима Михайловича...»

«Введение Перед вами - Книга историй игры Mice and Mystics. На ее страницах вы найдете указания, описание процесса подготовки и специальные правила для прохождения каждой главы, включая условия, при выполнении которых вы выиграете или, наоборот, проиграете. Каждая глава Книги историй - это отдельный сценарий для одной игровой сессии Mice and Mystics. Игроки могут проходить Книгу историй последовательно, глава за главой - такое последовательное прохождение сценариев называется кампанией. Книга...»

«ЧАЙ Гид потребителя Вымыслы и правда о пользе чая + отдельная тема: GABA-чай Чай. Гид Потребителя. Содержание Тема первая: мифы и правда о пользе чая. 5 Противоречивые сведения о пользе чая Что такое чай История из жизни Почему чай в Китае стоит дороже, чем в Украине? Как украинский чай делят на “сегменты” “Элитный” чай с ароматическими нюансами Что такое “испорченный качественный чай” Пить или не пить? Гнилые помидоры, хлеб с плесенью и. чай Правда о пользе чая Что делает чай полезным:...»

«• ПЕРВОПРОХОДЦЫ * ХАБАРОВСКОЕ КНИЖНОЕ И ЗДА ТЕЛ ЬСТВ О 1982 Ю. Н. Рерих. Москва, 1960 г. Ю. Н. РЕРИХ ПО Т Р О П А М С Р Е Д И Н Н О Й АЗИИ Перевод с английского H. Н. З Е Л И Н С К О Г О ББК 85.14 75 Р42 П од редакцией и с предисловием Героя Социалистического Труда, лауреата Государственных премий СССР академика А. П. О К Л А Д Н И К О В А и доктора исторических наук В. Е. Л А Р И Ч Е В А В ведение В. Е. Л А Р И Ч Е В А П ослесловие Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской премии Н И К...»

«Санкт-Петербургский филиал Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова Санкт-Петербургский филиал Института общей генетики РАН Вавиловское общество генетиков и селекционеров НПЦ Эволюция Санкт-Петербургского союза ученых Санкт-Петербургское общество естествоиспытателей Эволюционный синтез и актуальные проблемы эволюции человека (к 110-летию Феодосия Григорьевича Добржанского) Сборник тезисов Международной научной конференции 11-12 июня 2010 г. г. Санкт-Петербург 2010...»

«В. А. ФИЛИМОНОВ АНТИКОВЕДЫ – АВТОРЫ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКОГО СЛОВАРЯ БРОКГАУЗА И ЕФРОНА В КОММУНИКАТИВНОМ ПРОСТРАНСТВЕ Н.И. КАРЕЕВА Редактирование Н.И. Кареевым (1850–1931) исторического отдела Словаря Брокгауза и Ефрона породило своеобразное научное сообщество лидерского типа, которое внесло существенный вклад в дело популяризации исторического знания. Предметом анализа являются опубликованные в Словаре статьи по истории греко-римского мира, процесс формирования сообщества авторов Словаря,...»

«СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОЛОГИЯ Пояснительная записка Фундаментальная цель современного экологического образования – научить людей жить в условиях модели устойчивого развития мирового сообщества, основанной на экологическом мировоззрении. В связи с этим вся воспитательная и образовательная экологическая деятельность должна быть направлена, прежде всего, на решение именно этой задачи. Успех решения всех остальных задач экологии – сохранение природы, уменьшение техногенного пресса, загрязнения окружающей...»

«Магический жезл Джозеф Петерсон Магический жезл фигурирует как в зороастрийских, так и в ранних индуистских источниках, из чего можно сделать вывод, что история его восходит к протоиндоевропейскому периоду. Зороастризм и маги Магами в древнем мире называли зороастрийских жрецов. Так, Платон связывает магию (mageia) с учением Зороастра (Алкивиад, 1.122). Так называемый баресман 1, или барсом, — священный пучок прутьев (или тонких жезлов) — играл важную роль в зороастрийских религиозных обрядах...»

«Лу Юй Канон чая Перевод с китайского, введение и комментарии А. Т. Габуев и Ю. А. Дрейзис Москва Гуманитарий 2007 УДК [641.87+663.95](315)(091) ББК 36.991г(5Кит) Л82 Лу Юй. Канон чая / Лу Юй; пер. с кит., введ. и коммент. А. Т. Габуев и Ю. А. Дрейзис — М. : Гуманитарий. — 123 с. — ISBN 978-5-91367-004-5. I. Габуев, А. Т., пер. Агентство CIP РГБ Книга представляет собой первый полный перевод на русский язык Канона чая Лу Юя (733—804) — первого в истории сочинения по философии и технике чайного...»

«1 НОВЫЕ ПОСТУПЛЕНИЯ В БИБЛИОТЕКУ (апрель - сентябрь, 2011 г.) 41-й не померкнет никогда : страницы истории / авт.-сост. И. Е. Макеева. С 65 Гродно : Гродненская типография, 2006. - 254 с Экземпляры: всего:1 - ЧЗ(1). ALMA MATER: Гродненский государственный аграрный университет : традиции, история, современность. 60 лет / сост. В. В. Голубович [и др.] ; под общ. A39 ред. В. К. Пестиса. - Гродно : Гродненская типография, 2011. - 127 с Экземпляры: всего:1 - ЧЗ(1). XIV международная...»

«КОНТРОЛЬНЫЙ л и с т о к СРОКОВ ВОЗВРАТА КНИГА ДОЛЖНА БЫТЬ ВОЗВРАЩЕНА НЕ ПОЗЖЕ УКАЗАННОГО ЗДЕСЬ СРОКА Колич. пред. выдач_ t Мегионцы - люди высокого долга Мегион 2005 Мегионцы - люди высокого долга Санкт-Петербург: типография ОАО Иван Фёдоров, 2005. - 168 с., илл. Под общей редакцией В.И. Сподиной Редактор: И.Ф. Обухов, председатель Совета ветеранов г. Мегиона Авторы-составители: Л.Д. Кашина, А.Т. Набоков, И.Ф. Обухов Книга посвящена ветеранам Великой Отечественной войны, призванным из Мегиона,...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения Российской академии наук В.В. ПОДМАСКИН, Г.П. ТУРМОВ ЛОДКИ НАРОДОВ ЛЛИРА В ВИЗУАЛЬНОЙ АНТРОПОЛОГИИ (по ЛЛатериалаЛЛ конца хiх-начала xxi в.) Владивосток 2014 УДК 629.12. 011 ББК 39.42 Подмаскин В.В., Турмов Г.П. Лодки народов мира в визуальной антропологии (по материалам конца ХIX – начала XXI в.) / Институт истории, археологии и этнографии народов...»

«4 ОРГАНИЗАЦИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ В РОССИИ В ХХ ВЕКЕ Б.Б. Прохоров История формирования медицинской службы в нашей стране уходит корнями в глубокую древность, к первым госпитальным больницам при монастырях, к реформам Петра I, к становлению земской медицины. Проблемам развития медицинской службы в России и становлению земской медицины посвящено большое число специальных работ, опубликованных в разные годы. Обширная литература посвящена становлению и развитию санитарного дела в нашей стране. Это...»

«ПРОЕКТ ПЛАН защит докторских и кандидатских диссертаций преподавателями, сотрудниками, выпускниками аспирантуры, докторантуры и соискателями Алтайского государственного университета на 2013 г. Всего планируется: 16 докторских диссертаций, 75 кандидатских диссертацй. Ф.И.О. № Кафедра Шифр и наименование Предполаг. Предполаг. п/п (должность, научной специальности срок место защиты обучение в (научный консультант, завершения (город, вуз, аспирантуре, научный руководитель) диссертации научное...»

«ВЫДАЮ Щ ИЕСЯ УЧЕНЫЕ ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА БОРИС ДМИТРИЕВИЧ ГРЕКОВ 150 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Лен и н гра дс ки й Лен и н а о рден а государствен н ы й УН И ВЕРСИТЕТ имени А. А. Ж ДА Н О В А * В Ы ДАЮ Щ И ЕСЯ УЧЕНЫ Е Л Е Н И Н ГР А Д С К О ГО У Н И В Е Р С И Т Е Т А В. В. МАВРОДИН ( 1882— 1953) Издательство Ленинградского университета I 9G История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве...»

«Я БЫЛ НИЩИМ СТАЛ БОГАТЫМ! Владимир ДОВГАНЬ совместно с Еленой Минилбаевой ИЗДАНИЕ ТРЕТЬЕ, ДОПОЛНЕННОЕ Владимир Довгань, Елена Минилбаева Я был нищим стал богатым М.: EDELSTAR, 2007. – 304 c. Сегодня в мире насчитывается семнадцать миллионов долларовых миллионе ров. Много это или мало? Мало! Потому что в этом списке нет твоего имени! В чем секрет богатства? И существует ли он? Да! Этот секрет есть! Хотите узнать его? Читайте уникальную историю жизни выдающегося изобретателя и предприни мателя,...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения РАН Отдел аспирантуры Отчет о подготовке научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации в Институте востоковедения РАН Москва 2012 1 Отдел аспирантуры Зав. отделом: к.и.н. Ильдар Харрясович Миняжетдинов Наименования научных специальностей, по которым ИВ РАН осуществляет образовательную деятельность в сфере послевузовского профессионального образования (аспирантура): 07.00.03 - Всеобщая история (новое и...»

«„ Л „ „ Е И И Г Р А Д С К И И ОРДЕНА ЛЕПИМА т, у п п ™ А т р у Л О В 0 1 0 КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ Л А. ЖДАНОВА ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА V —-яка —— Проект История Петербургского университета в виртуальном пространствеhttp://history.museums.spbu.ru/ Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета • Тенине раде кого университета Б пятый том сборника (предыдущие четыре вышли в 1962, 1968, 1976 и 1982 гг.) включены очерки, посвященные истории...»

«Аннотация программы Народный костюм Цель курса: Основная цель курса заключается в овладении на материале русского народного костюма основами теории и истории народной художественной культуры, которая рассматривается как ансамблевое единство всех компонентов духовно-пространственной среды, в которой жил и творил свою великую историю и культуру русский народ. К числу основных задач курса Русский народный костюм относятся: — осмысление народного искусства как части культуры и как особого типа...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Алтайский государственный университет (ФГБОУ ВПО АлтГУ) Кафедра всеобщей истории и международных отношений Учебно-методический комплекс по дисциплине Ведение переговоров Практикум Для направления подготовки магистра 031900.68 Международные отношения Рассмотрено и утверждено на заседании кафедры всеобщей истории и международных отношений от _31 _августа 2012 г., протокол № 1...»




 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.