WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |

«Turczaninowia 2006, 9(1–2) : 5–336 5 ВВЕДЕНИЕ В решении одного из важнейших вопросов современности – охраны растительного мира первостепенное значение приобретают ...»

-- [ Страница 1 ] --

Turczaninowia 2006, 9(1–2) : 5–336 5

ВВЕДЕНИЕ

В решении одного из важнейших вопросов современности – охраны растительного

мира первостепенное значение приобретают флористические исследования. Происходящее

в настоящее время широкомасштабное обеднение таксономического состава и структурное

упрощение многих экосистем лишают их оптимальной степени функционирования и стабильности. Серьезное беспокойство вызывает судьба горных флор на юге Сибири, флор где сосредоточено наибольшее число эндемичных таксонов разного ранга.

Западный Саян очень привлекательный в ботанико-географическом отношении регион. Среди особенностей ландшафтов следует отметить существенную ландшафтноэкологическую неоднородность территории, которая определяет большое типологическое разнообразие растительности и высокую территориальную контрастность растительного покрова. В связи с этим Западный Саян является превосходным модельным регионом для изучения исторического развития растительного покрова гор Южной Сибири. Географическое положение, многообразие форм рельефа позволяют с максимальной достоверностью изучать такие фундаментальные проблемы фитогеографии, как соотношение миграционных процессов в широтном и долготном направлениях; формирование новейших структур растительного покрова и перестройки структур, оставшихся от прежних эпох.

Этот регион является местом традиционного природопользования коренных народов. В то же время существует большое количество проблем, связанных с не упорядоченной хозяйственной деятельностью – распашкой земель в районах подверженных ветровой эрозии и засолению почв, перевыпасом скота, спровоцированными пожарами, разработкой месторождений полезных ископаемых без соблюдения технических норм по рекультивации, не лимитированной заготовкой природного сырья, в том числе и растений, внесенных в различные “Красные книги”.

Несмотря на значительную хозяйственную освоенность Западного Саяна и давнюю историю изучения его растительного покрова, до настоящего времени не было обобщающих работ, специально посвященных выявлению и анализу флоры одной из крупнейших горных систем Алтае-Саянской флористической провинции. Фрагментарными в тематическом и в территориальном плане остаются знания о флоре большей части этой горной системы. Из анализа ранее опубликованных работ (Б.К. Шишкин,1914; Н. Printz, 1921; Н.М. Мартьянов, 1923; Л.Ф. Ревердатто, 1926; М.С. Хомутова, М.В. Золотовский, А.Н. Гончарова, 1938; Л.М.

Черепнин, 1957–1967; Флора Красноярского края, 1964–1983; И.М. Красноборов. 1976; М.Н.

Ломоносова, 1978; Определитель растений Тувинской АССР, 1984; А.Е. Сонникова, 1992;

Н.В. Степанов, 1993; Флора Сибири, 1987–2003 и др.), установлено, что для рассматриваемой территории известно лишь немногим более 70% ее видового состава. При этом многие достаточно распространенные виды упоминаются по одной или нескольким случайным находкам, а некоторые, считавшиеся редкими, не отмечались из-за особенностей их сезонного развития. Лучше изученной оказалась флора высокогорий, которую с 1964 по 1971 гг. детально обследовал И.М. Красноборов (1976). На основе оригинальных материалов им написан конспект флоры, включающий сведения о 601 виде сосудистых растений. По многим таксонам сделаны критические замечания, некоторые описаны впервые.

Для сохранения биологического разнообразия горных экосистем на юге Сибири с середины 80-х годов ХХ века на территории Западного Саяна образовано три заповедника – Саяно-Шушенский, Хакасский (кластеры – Малый Абакан и Заимка Лыковых), Убсу-Нурский (кластеры – Кара-Холь и Хан-Дээр). Имея общие границы, они охватывают значительную часть территории в левобережье р. Енисей. Инвентаризация флоры проведена в Саяно-Шушенском и Убсунурском заповедниках (Сонникова, 1992; Шауло, Додук, Шауло Д.Н. Флора Западного Саяна 2004). В Хакасском заповеднике изучена флора в пределах кластера Малый Абакан (Галенковская, 2004).

В основу настоящей работы положены материалы 27 летних исследований автора.

Помимо личных гербарных сборов были учтены коллекции, хранящиеся в гербариях СанктПетербурга (LE), Москвы (MW), Новосибирска (NS), Томска (TK), Красноярска (KRAS), Красноярского и Минусинского краеведческих музеев, Саяно-Шушенского заповедника, а так же литературные источники, в которых имеются сведения о флоре отдельных районов этой горной системы.

ГЛАВА 1. ФИЗИКО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Под Западным Саяном принято понимать горную страну, протянувшуюся с запада – юго-запада на восток – северо-восток от Алтая до Восточного Саяна. На юг от Западного Саяна расположены котловины Центрально-Тувинской депрессии, на север – Минусинские впадины. Северная граница наиболее отчетлива, где к востоку от с. Бейского Западный Саян обрывается уступом в 100–200 м к Койбальской степи. Наибольших высот горная система достигает на западе в бассейне р. Хемчик, на стыке с Алтаем (Шапшальский хр.), здесь отдельные хребты поднимаются значительно выше 3 тыс. м над ур. м., а для высоко поднятого Алашского плато характерны абсолютные отметки до 3129 м над ур. м.

(гора Бай-Тайга). В средней части, вблизи долины р. Енисей, Западный Саян значительно ниже, но на востоке в хр. Ергак-Таргак-Тайга (Тазарама), вновь отдельные вершины поднимаются выше 2500 м над ур. м.

В отличие от Алтая и Тувы в Западном Саяне нет больших межгорных котловин.

Самая крупная Усинская впадина, расположенная в центральной части системы на абсолютных отметках 500–600 м, имеет длину 50–70 км, ширину 10–15 км (рис.). Общая протяженность с юго-запада на северо-восток более 650 км, а с севера на юг, в наиболее широкой средней части, почти 240 км (Суслов, 1954; Щербаков, 1962; Михайлов, 1961; Кушев, Леонов, 1964; Зятькова, 1969 а, б, 1988; Гвоздецкий, Михайлов, 1987).

Западный Саян можно условно разделить на три орографических района.

Первый из них, самый большой по площади, расположен в левобережье р. Енисей.

Он образован осевым хребтом, который на крайнем юго-западе носит название Сальджур, в центре района – Пазарым-Тайгазы (или Сайлыг-Хем-Тайга), а к Енисею проходит под названием – хребет Саянский. Высшая точка хр. Пазарым-Тайгазы – голец Мунгаш-Куль (2826 м). На Саянском хребте максимальные отметки лежат на высотах 2860 и 2736 м.

На север от осевого хребта уходит по левому берегу р. Малый Абакан хребет Карлыган. Продолжение его по правому берегу реки Большой Абакан носит название Хансын, а на левом – Кирса. От горы Каратош на север к Хансыну протянулся хребет Чукчут.

Параллельно Саянскому хребту, севернее его, расположены хребты Джебашский, Джойский и Сабинский. С осевым Саянским хребтом их соединяют хребты Таскыл и Кантегирский. На юго-восток к Енисею уходит Хемчикский хребет.

Второй район Западного Саяна занимает территорию правобережья Енисея до стыка Ергаков с хребтом Ергак-Таргак-Тайга в истоках рек Ус, Амыл и Хут.

В правобережье Саянский хребет продолжается под названием Ойский.

Южнее Ойского хребта за р. Казырсук тянется от Енисея к Ергакам сильно изрезанная цепь Араданского хребта, на нем выделяется Араданский голец (2456 м) в истоках Малого Казырсука и Таловки. В этом районе Араданский хребет смыкается с Мирским – правым бортом бассейна р. Ус от Таловки до впадения Уса в Енисей. По левому берегу р. Ус до хр. Ергаки протянулся Куртушибинский хребет с высшими точками – гольцом БеTurczaninowia 2006, 9(1–2) : 5–336 делиг (2492 м) на западе и горой Самджир (2405 м) в истоках р. Стерлик (прав. прит. р. Ожу).

Продолжением Джебашского и Джойского хребтов на правом берегу Енисея является хребет Борус (2318 м). У истоков р. Березовая (прав. прит. р. Енисей) в юго-восточном направлении начинается хр. Березовый, который смыкает с Ойским. Севернее Ойского тянется хр. Кулумыс – водораздел рек Оя и Кебеж.

Хребты Кулумыс, Ойский и Араданский соединяются почти в одной точке – в районе истоков р. Большая Оя, далее на восток горы уходят уже под названием Ергаки (2221 м). От Ергаков на север вдоль рек Кебеж и Шадат протянулись хребты Кедранский и Назаровский.

Между Куртушибинским хребтом и Ергаками, как водораздел между р. Ус и его притоком – р. Тихая, расположен короткий хр. Шешпир-Тайга. От Куртушибинского хребта в районе горы Беделиг отходит в восточном направлении Уюкский хр.

Третий условный район Западного Саяна – хр. Ергак-Таргак-Тайга (Тазарма, ЭргекДыргак-Тайга). Невысокий на западе (~ 2000 м), он постепенно повышается к востоку до 2571 м в верх. р. Чаваш (прав. прит. р. Хамсара).

Западный Саян – сложное складчато-глыбовое нижнепалеозойское поднятие по отношению к смежным с ним Минусинским и Тувинским межгорным впадинам. Складчатое сооружение Западного Саяна отчетливо распадается на три морфоструктурные зоны, отличающиеся по характеру рельефа, геологическому строению и по времени формирования.

Северо-Саянская (салаирская) зона занимает узкую полосу сев. склона Зап. Саяна.

На севере она погружается под Южно-Минусинскую межгорную впадину. Граница между ними преимущественно тектоническая и проходит по краевому Саяно-Минусинскому надвигу (Кузнецов, 1954). От расположенной южнее Центрально-Саянской зоны она отделена Кандатским глубинным разломом (Зоненшайн, 1963). В современном рельефе Зап.

Саяна сев. морфоструктурная зона представляет собой среднегорья хребтов Джойского, Уйского, Маинско-Сизинского и др.

В Центрально-Саянскую (каледонскую) зону входит почти вся площадь Зап. Саяна, за исключением его северного и южного склонов. С севера она ограничена Кандатским, а с юга глубинным Саяно-Тувинским разломами. В каледонской зоне Зап. Саяна выделяются три крупных структурных элемента – Джебашский и Куртушибинский антиклинории и между ними Западно-Саянский синклинорий. Отдельные структурные элементы в современном рельефе выступают нередко в виде поднятых и опущенных блоков.

Южно-Саянская морфоструктурная зона приурочена к Куртушибинскому антиклинорию, в ней преобладают поднятия, но менее интенсивные, чем в Центрально-Саянской.

На большей части исследуемой территории зона выступает в виде крупного глыбового поднятия с наклоном на северо-запад (Зятькова, 1988).

Развитие современного рельефа Зап. Саяна началось в период позднемезозойского выравнивания. К концу мела и в позднем палеогене его территория представляла собой слабо всхолмленную поверхность с низкими горами и крупными меандрирующими реками.

Наиболее сильно расчленен древний пенеплен вблизи Енисея, где долины глубоко врезаны (Воскресенский, 1962). Слабо сохранились выровненные участки на Саянском и Араданском хребтах (Баженов, 1934; Суслов, 1936). В пределах Алашского плато ширина участков древнего пенеплена достигает 15 км. В бассейнах рек Амыл и Сыстыг-Хем также сохранились крупные по площади территории древних поверхностей, мало изменивших свой рельеф под воздействием экзогенных процессов. Относительно ровные поверхности лежат на отметках около 1000–1200 м. Денудационный рельеф древней выровненной поверхности в виде сильно сглаженных водораздельных пространств наблюдается также в пределах Сарлинского, Мирского и в северных отрогах Куртушибинского хребтов, в основном на двух гипсометрических уровнях : 1800–2200 и 1400–1700 м. Верхний уровень нахоШауло Д.Н. Флора Западного Саяна дится выше границы леса и представляет собой чередование гольцовых плосковершинных возвышенностей с разделяющими их плоскими седловинами. Нижний уровень сохранился в виде небольших участков плоских вершин. На незначительную интенсивность тектонических движений в этот период указывают небольшие мощности (не превышающие 100 м) верхнепалеогеновых осадков в Убсунурской впадине в Туве (Шорыгина, 1957, 1960).

Наиболее интенсивные поднятия в Западном Саяне произошли в плиоцене и раннечетвертичную эпоху в пределах Центрально-Саянского и Алашского блоков, где за сравнительно короткий промежуток времени “древний рельеф” оказался поднятым и прорезанным речной сетью на глубину 700–800 м (Крестников, Рейснер, 1965). Менее интенсивно поднимались “периферийные” части Западного Саяна и его восточная половина, прилегающая к Усинской и Туранской впадинам, где был образован низко- и среднегорный рельеф. В течение раннечетвертичного времени шло постоянное углубление долины р. Енисей. К концу этого периода были полностью сформированы основные черты современного рельефа.

В Западном Саяне следы древнего оледенения заметны хорошо, но степень сохранности ледниковых форм неодинакова. Лучше всего они сохранились в пределах Центрально-Саянского и Кантегиро-Борусского блоков. На Алашском плато, на водораздельных ровных поверхностях в изобилии разбросаны эрратические валуны, а долины, врезающиеся в плато, имеют форму трогов. В пределах Алашского плато встречены морены раннечетвертичного возраста (Шорыгина, 1957).

Большинство исследователей придерживается мнения о двух оледенениях (Обручев, 1914; Белостоцкий, 1958; Лунгерсгаузен, Раковец, 1968). Три оледенения выделяют К.В.

Радугин (1947), Л.А. Рагозин (1945), Е.Н. Щукина (1960), сторонниками одного оледенения являются И.С. Гудилин, А.Л. Додин, И.Г. Нордега (1952).

Подавляющее большинство исследователей гор юга Сибири, в том числе Западного Саяна, считает, что хорошо сохранившиеся аккумулятивные и экзарационные формы оледенения на Алтае и в Западном Саяне принадлежат последнему позднечетвертичному оледенению. Л.Д. Шорыгина (1957, 1960), Н.А. Ефимцев (1961а,б), исследуя северо-восточный Алтай, Западный Саян и Западную Туву, приходят к выводу, что выделение двух оледенений носит в известной мере условный характер и они могут рассматриваться как стадии одного оледенения. Не исключена возможность существования более древнего раннечетвертичного оледенения (Гросвальд, 1965), но, по мнению Н.А. Ефимцева (1961б), достоверных доказательств раннечетвертичного оледенения в пределах Зап. Саяна не имеется.

Гидрография. Реки Западного Саяна принадлежат бассейну Енисея. Наиболее крупные его притоки : слева – Хемчик, Большие Уры, Голая, Пашкина, Головань, Кантегир, Джой, Абакан; справа – Чаваш, Сыстыг-Хем, Сейба, Хут, Ожу, Уюк, Ус, Казырсук, Березовая, Шушь, Оя, Туба с Амылом и Казыром.

Все крупные реки и почти все их притоки берут начало в верхней части лесного или в высокогорном поясах, где характеризуются высокой скоростью течения, обилием перекатов и небольших водопадов. Падение уровня, как правило, составляет от 20 до 50 м на 1 км длины. Долины рек глубоко врезаны.

Питание рек смешанное с преобладанием снегового (более 50%), максимальный сток (около 50%) наблюдается в летнее время (период таяния снегов в высокогорьях). Весной и осенью сток примерно одинаковый (20–25%), меньше всего в зимний период (3– 5%) (Арефьева, 1964; Кириллов, 1970; Кириллов, Головин, Лиханов, 1971).

В истоках почти всех рек встречаются озера, в основном ледникового происхождения : каровые, моренно-подпрудные или рожденные горными обвалами. Наиболее крупные озера : Усту-Дайырганныг-Холь и Дайырганныг-Холь, Кара-Холь – в бассейне р. Чаваш, Кара-Холь – в бассейне Алаша, Бедуй (Тайменное) – в бассейне Большого Абакана, Пазарым – на р. Каратош, Араданское и Буйбинское – на притоках р. Ус, Черное – в истоках р. Ус, Ойское – на р. Оя, Белое – в долине р. Уюк и др.

В нижней части гор естественных озер почти нет. На месте древних долинных озер, имевших, по-видимому, доголоценовый возраст, раскинулись обширные болотные массивы. Наиболее крупные из них сосредоточены в долинах рек Амыл, Тюхтет, Шадат, Тайгиш, Кебеж, Киндырлык, Уюк, Стерлик, Чаваш.

Климат. Резкая континентальность климата региона определяется его географическим положением в центре Азиатского материка. Различные экспозиции склонов при разной их ориентации по отношению к направлению господствующего переноса воздушных масс, чередование хребтов и плато с глубокими долинами и замкнутыми котловинами, пестрое распределение растительности в Западном Саяне – все это создает большое своеобразие в распределении тепла и влаги, значительную мозаичность местных климатических условий.

Климат Западного Саяна благодаря работам С.П. Суслова (1954), Н.А. Ефимцева (1957), И.А. Серикова (1960), В.А. Носина (1963), Н.Н. Галахова (1964), Н.П. Бахтина (1968), М.В. Кириллова (1970), М.В. Кириллова, В.Ф. Головина, Б.Н. Лиханова (1971), В.А. Гребневой (1972), Н.А. Мягковой (1983), материалам вошедшим в “Агроклиматический справочник...” (1961) и “Агроклиматические ресурсы...” (1974) относительно хорошо изучен.

Вытянутость горной системы с юго-запада на северо-восток обеспечивает задержку арктических и атлантических влажных воздушных масс, что является причиной сильной циклонической активности на северном макросклоне Западного Саяна.

В летний период определяющее влияние оказывают циклонические образования атлантического происхождения, существенно снижающие естественную континентальность региона. В это же время получают развитие и местные циклоны (Поликарпов и др., 1986). Влияние арктических воздушных масс в летний период сказывается периодическими понижениями температуры воздуха (Мягкова, 1983). В это время выпадает основная масса осадков, из них большая часть на наветренных западных и северо-западных склонах.

Для степных котловин (Минусинской, Усинской, Турано-Уюкской, Центрально-Тувинской, Тоджинской) и горных долин обычны температурные инверсии. Вследствие этого среднегодовой минимум температур в этих районах значительно ниже, чем в среднегорном поясе.

Межгорные котловины, при наличии ряда общих черт климата (малое годовое количество осадков, невысокий снежный покров зимой, значительные суточные и сезонные колебания температур), в то же время характеризуются и некоторыми различиями, в основном зависящими от их размеров и высоты над уровнем моря. Подножия хребтов, граничащих с Минусинской котловиной, характеризуются умеренно теплым климатом при довольно холодной и малоснежной зиме. Средняя продолжительность вегетационного периода с температурой выше 10оС – 115–120 дней. Годовое количество осадков равно 250–350 мм, испаряемость достигает 400 мм. Зимний сезон продолжается 4,5 месяца (ноябрь-март), 37% продолжительности года. Высота снежного покрова к концу зимы в среднем не превышает 20 см. Весной осадки почти не выпадают. В этот период нередко возникают пыльные бури.

Лето устойчиво умеренно жаркое. Осадков выпадает до 16 мм в декаду. Осень непродолжительная (1 сентября – 5 ноября), характеризуется резким уменьшением осадков.

Подножия хребтов южного макросклона граничат с Центрально-Тувинской котловиной. Характерна резкая континентальность местных климатических условий. Осадков выпадает до 300 мм. Зима более продолжительная (42% продолжительности года) и с самого начала характеризуется быстрым понижением температуры воздуха : только в течение ноября дневные зимние температуры понижаются на 22оС, ночные – на 20оС. В январе ночные температуры опускаются до -38о–40оС, а в отдельные дни до -55о–60оС. Высота снежного покрова в среднем не превышает 20 см. Весна короткая (менее 2-х месяцев), осадки почти не выпадают (вероятность сухих дней 95%). Лето продолжительностью немногим более 3-х месяцев, устойчиво умеренно жаркое (днем до 30– 35оС). Осадки выпадают нередко в виде ливней. Вероятность сухих дней меньше, чем весной (около 80%). Продолжительность осени два месяца.

С увеличением абсолютной высоты существенно изменяются климатические условия. В среднегорном поясе (абс. выс. 1500–2000 м). На северном макросклоне выпадает от 800 до 1000 мм осадков, на южном – 500–700 мм. Зимний период продолжается более шести месяцев (начало октября – первая декада апреля), составляя 51% продолжительности года. Январь характеризуется устойчивой и холодной погодой. С конца февраля начинается предвесенний период с повышением температуры, увеличением облачности, максимальными высотами снежного покрова (в среднем до 1 м).

Весна относительно продолжительная (~ с середины апреля до конца июня), лето умеренно теплое и продолжительное (1 июля – 15 августа), характеризуется большой облачностью, частыми грозами и дождями. Со второй половины августа возможно выпадение осадков в виде снега, а во второй половине сентября и образование временного снежного покрова. С сентября количество осадков резко уменьшается.

Климатические условия высокогорного пояса (выше 2000 м) близки к таковым в Арктике. Весна, лето и осень продолжаются не более 3–3,5 месяцев. Для высокогорий характерны низкие температуры воздуха, значительное количество осадков (до 1188 мм в районе метеостанции Оленья Речка), сильные ветры. Зимой обычны метели, вследствие чего снежный покров распределяется по площади крайне неравномерно. На открытых участках он практически отсутствует, на подветренных склонах и в понижениях рельефа может скапливаться в огромных количествах. Такое распределение снежного покрова оказывает непосредственное влияние на формирование растительности. Снежники успевают растаивать только к концу лета, а в отдельные годы остаются и на следующую зиму. Снег выпадает и в летнее время.

Почвы. На большей части Западного Саяна почвы изучены достаточно полно (Волковинцер, 1978; Горбачев, 1978; Горшенин, 1955; Зуева, 1973, 1980; Кириллов, 1962, 1970;

Кириллов, Головин, Лиханов, 1971; Кочуров, 1975; Ливеровский, 1974; Ливеровский, Корнблюм, 1987; Носин, 1963; Петров, 1952; Смирнов, 1965, 1970; Снытко, Кочуров, Гречушкина, Грудинина, 1975; Хисматулин, 1978).

Почвы Западного Саяна отличаются высокой щебнистостью, маломощностью, что связано с энергичным проявлением процессов эрозии. Почвенный покров образует серию вертикальных поясов, причем, в зависимости от экспозиции склонов и увлажнения, пояс может располагаться на разных высотах. Прослеживается подъем всех поясов в направлении на юг и к центру горной системы. Преобладают горно-подзолистые и дерново-подзолистые почвы, занимающие средние части склонов с высотами от 500–800 до 1400–1800 м над ур. м.

Ниже располагаются горные серые лесные, черноземные и каштановые, а выше – горнотундровые, горно-луговые почвы и каменные россыпи. В гумидных и относительно теплых районах северного макросклона горной системы распространены горные бурые лесные почвы, а каштановые, образующиеся под мелкодерновинными степями, встречаются по границе с Центрально-Тувинской и Минусинской степными котловинами.

Растительность. В характере растительного покрова Западного Саяна четко выражена высотная поясность. На значительной части прослеживаются все три пояса растительности – степной, лесной и тундровый. По мере увеличения общей высоты горного поднятия и усиления аридизации климата границы растительных поясов смещаются вверх.

Так, степи на южном макросклоне в западной части горной системы имеют верхнюю границу на высоте более 1500 м над ур. м., а в восточной только на ~700 м над ур. м. На северном макросклоне верхняя граница степного пояса проходит на высоте ~300 м над ур. м., а верхняя граница лесного прослеживается на высотах 1400–1800 м над ур. м. и образована сосной сибирской (кедром) и пихтой сибирской. На юге – граница леса проходит на уровне 1900–2200 (2300) м над ур. м. и образована, преимущественно, лиственницей сибирской с невысоким участием сосны сибирской.

Западный Саян – горная система, имеющая общее широтное простирание, характеризуется резкими различиями в растительности макросклонов южной и северной экспозиции. На севере в растительном покрове характерно широкое развитие черневых травянистых лесов, темнохвойной тайги (большие площади заняты пихтовыми и кедровыми лесами) и лесных высокотравных лугов. В приенисейской части обычны темнохвойнососновые и лиственнично-сосновые леса. В высокогорном поясе господствующее положение занимают ерниково-моховые, лишайниково-моховые и моховые тундры, а в полосе кедровых и пихтовые субальпийских редколесий – высокотравные луга с доминированием Saussurea latifolia, Rhaponticum carthamoides, Geranium albiflorum, Aconitum sajanense и др. Во флоре макросклона характерно наличие значительного количества реликтов неморального комплекса – Dryopteris filix-mas, Polystichum braunii, Anemone baicalensis, Erythronium sibiricum, Brunnera sibirica и др.

На юге картина распределения растительного покрова совершенно иная. Так, на Уюкском и Хемчикском хребтах, при основании их южных склонов обычны опустыненные степи с доминированием центральноазиатских видов – Nanophyton grubovii, Neopallassia pectinata, Asterothamnus heteropappoides, Ajania fruticulosa и др. Основные пространства южного макросклона заняты петрофитными вариантами степной растительности. Северные склоны покрыты горно-таежными и псевдотаежными лиственничными лесами, в верхней части – лиственнично-кедровыми. В высокогорном поясе господствуют дриадово-лишайниковые, лишайниковые и ерниковые тундры. Высокотравные субальпийские луга представлены на ограниченных площадях, более обычными являются низкотравные – с участием Geranium krylovii, Aquilegia glandulosa, Anthoxanthum alpinum, Trisetum mongolicum и др. Только на юге зарегистрированы Microstigma sajanensis, Caragana bungei, Nanophyton grubovii, Ajania fruticulosa, Craniospermum tuvinicum, Anoplacarium turczaninovii, Trollius lilacinus, Saussurea dorogostaiskii и др.

Не менее контрастны западная и восточная части Западного Саяна. Только на востоке имеют распространение субальпийские луга с Veronica sajanensis и высокогорные тундры с Phyllodoce coerulea.

ГЛАВА 2. ИСТОРИЯ ФЛОРИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

От начала изучения флоры и растительности Западного Саяна до настоящего времени прошло более 280 лет. За этот период опубликовано несколько работ, в которых в той или иной мере затрагиваются исторические аспекты изучения растительного покрова этой горной системы (Степанов, 1835; Адрианов, 1888; Кон, 1902, 1914; Бородин, 1908; Литвинов, 1909; Косованов, 1923; Соболевская, 1950, 1953, 1968; Ревердатто, 1951; Черепнин, 1954; Беглянова, Кашина, Красноборов, 1963; Аксенова, 1966; Ревердатто, Соболевская, 1967; Ревердатто, Положий, 1968; Крылов, Салатова, 1969; Кашина, Красноборов, 1973, 1976; Ломоносова, 1978б; Куминова, 1985а,б, 1995; Куминова, Положий и др., 1992; Артемов, Байкова, Зыкова и др., 2001).

Процесс познания не был однородным во времени. Активность флористических исШауло Д.Н. Флора Западного Саяна следований хорошо прослеживается по материалам, помещенным в таблице 1. Всю историю изучения флоры горной системы можно разделить на несколько периодов.

Период первоначального знакомства (с 70-х гг. ХVIII в. до 70-х гг. ХIХ в.). Одним из первых исследователей растительного покрова Западного Саяна был Д.Г. Мессершмидт (Бородин, 1908), в 1722 г. посетивший Саянский острог (с. Саянское) в предгорьях хр. Борус.

Некоторое время спустя, в 1739 г. этот же район посещает И.Г. Гмелин, проводивший исследования по поручению Академии наук. Результаты исследований опубликованы в 4-х томном труде “Flora sibirika sive historia plantarum Sibiraea” (1747–1755). В 1772 г. в окрестностях Саянского острога побывал известный натуралист П.С. Паллас вместе со студентом Кошкаревым. Дневник путешествия опубликован П.С. Палласом на немецком языке в 3-х частях, 5-ти книгах, под названием “Reise durch verschiedene Provinzen des Russischen Reichs“ (1771–1776). В конце каждого тома помещены описания растений с рисунками и указанием местообитаний и распространения. Путешествием Палласа заканчивается деятельность академических экспедиций на юге Средней Сибири.

В 1834 г. в западной части Западного Саяна (с. Монок, Сабинский хр., Сойотские горы в междуречье Кантегира и Устю-Ишкина) побывал Х.Ф. Лессинг, путешествовавший на свои средства и пособия от Академии. Большая часть его значительных флористических сборов вошла в состав гербария Н.С. Турчанинова. Печатных работ у Х.Ф. Лессинга не было, рукописи неизвестны (Бородин, 1908).

Маршрут известного геолога П.А. Чихачева в 1842 г. проходил через западную часть горной системы – оз. Кара-Холь, Саянский хр., долина р. Абакан, с. Саянское (Чихачёв, 1974). Собранный гербарий определен Н.С. Турчаниновым, небольшое количество образцов хранится в Гербарии БИН РАН (LE).

Период начала активного изучения (с 70-х гг. ХIХ в. до 20-х гг. ХХ в.). Экспедиционные поездки организовывались преимущественно Русским Географическим Обществом с целью проведения общегеографических и этнографических исследований.

Большое значение для познания природы, в том числе и растительного покрова Западного Саяна, имели исследования Н.М. Мартьянова, основателя Минусинского краеведческого музея, деятельность которого приходится на период с 1874 г. по 1904 г. Он совершил 12 поездок по Западному Саяну, результатом которых явились огромные коллекции растений, впоследствии поступившие в гербарии Санкт-Петербурга, Казани, Красноярска, Томска. По материалам исследований Н.М. Мартьяновым опубликовано несколько работ (1882, 1891, 1923), важнейшая из них – “Флора Южного Енисея” (1923).

Серьезный вклад во флористическое изучение Западного Саяна внес этнограф Д.А. Клеменц, который вместе с женой Е.Н. Клеменц совершил в 1883–1889 гг. поездки в центральную и северную (преимущественно в правобережье р. Енисей) части горной системы. Собрано несколько тысяч листов гербария, сохранившегося в прекрасном состоянии. Сборы обработаны сотрудником Минусинского музея Г.П. Андреевым и список растений опубликован в “Записках Западно-Сибирского отдела Русского Географического Общества” (1891).

Следует отметить огромный труд по сбору западносаянских растений и дальнейшей обработке коллекций (не только своих, но и Н.М. Мартьянова, Д.А. Клеменца и др.) выдающегося ботаника, основателя Гербария при Томском университете, организатора первых экспедиций в Приенисейскую Сибирь – П.Н. Крылова. В 1892 г. по инициативе императорского Санкт-Петербургского Ботанического сада и на средства Русского Географического Общества, по пути в Урянхайский край он пересекает Западный Саян по Усинской тропе, обратно возвращается по Амыльской. Результаты исследований опубликованы в работах “Путешествие в Урянхайскую землю” (1893) и “Путевые заметки об Урянхайской земле” (1903). Использованы они и во “Флоре Западной Сибири” (1927–1964).

В начале ХХ в. в Западном Саяне проводят исследования географы – В.А. Ошурков (1906) в 1902 г. (западная часть горной системы) и В.В. Сапожников в 1909 г. (растения для гербария собирались по Усинской тропе и на западе – долина р. Хемчик и окр. оз. Сут-Холь).

В 1902 г. самостоятельное путешествие по Саянским горам на собственные средства предпринял студент Санкт-Петербургского университета В.В. Лангваген. Все его маршруты начинались из с. Ермаковское : первый – д. Григорьевка, Араданский хр.; второй – д. Листвянка, долины рр. Оя, Нарыса, Песегов ключ, Ольховка и до р. Амбук; третий – с. Разъезжее, рр. Бол. Речка, Оя.

Студент Санкт-Петербургского университета П.В. Нестеров в 1907 г. собирает растения вдоль Усинской тропы от д. Григорьевка до Турано-Уюкской котловины, а затем по р.

Ус спускается до Енисея и обследует его долину на протяжении более 100 верст. В это же время на Ойском хр., в Усинской котловине и в степях по долине р. Уюк работает участник агрономической экспедиции Енисейско-Иркутского Переселенческого управления А.И.

Шульга. К сожалению, в собранном им гербарии перепутаны этикетки.

В 1908 г. на Араданском хр. и в окр. с. Усинское, а в 1909 г. на хребтах Кулумыс, Ойский, Араданский, Мирской, Куртушибинский, Уюкский, Хемчикский, Кантегирский, в Усинской и Турано-Уюкской степных котловинах проводит флористические исследования студент Томского университета Б.К. Шишкин, впоследствии известный ботаник. В опубликованных материалах Б.К. Шишкина (1909, 1914) много полезной информации о характере растительности и ее пространственных изменениях. Впервые приведены списки видов, характеризующие основные растительные сообщества. При написании работы “Очерки Урянхайского края” (1914) Б.К. Шишкиным использованы гербарные коллекции и описания растительности, любезно предоставленные ему П.Н. Крыловым.

Сотрудник Красноярского музея, известный зоолог А.Я. Тугаринов собирал растения в 1910 г. на хр. Шаман, в 1913 г. на хребтах Борус, Джебашский, Хансын, Чараш и в 1919 г. в окр. д. Означенное, на хр. Итем. Большая часть коллекций хранится в Красноярском музее.

В 1910 г. флористические сборы и наблюдения за распределением растительности проводит М.П. Прайс. Маршрут экспедиции, в составе которой помимо М.П. Прайса были Д. Карутерс и И.Х. Миллер, проходил по долинам рек Амыл, Сыстыг-Хем, Чапса, Чаваш, Хемчик. На юго-западе горной системы проведены исследования на горе Кызыл-Тайга и в окр. оз. Сут-Холь. Гербарий определен Н.Д. Симпсоном (Simpson, 1912–1913).

С постройкой Сибирской железной дороги в 1900 г. начинается массовое переселение крестьян из европейской части России в Сибирь, в связи с этим разворачивается деятельность Переселенческого управления.

Экспедиция Переселенческого управления в 1913 г. изучает ресурсный потенциал юга Енисейской губернии (Минусинский уезд). В ее состав входили И.В. Кузнецов, М.М. Ильин, П.А. Коловский, А.В. Авдеева. На Ойском хр. и в истоках р. Мал. Ои работает П.А. Коловский, а И.В. Кузнецов вместе с М.М. Ильиным и А.В. Авдеевой проводят исследования по долинам рек Казыр, Татарка, Сыстыг-Хем (Систиг-Хем), Сейба, Ожу (Оджа), в окр. с. Турана, а затем в верховье р. Мал. Ои и окр. сел Означенное, Табат. В опубликованных предварительных отчетах (Кузнецов, 1914) даны маршрутные описания растительности.

В 1912 г. Переселенческое управление начинает издавать “Флору Азиатской России” под ред. Б.А. Федченко (1912–1924. Вып. 1–19). Ее издание основывалось на большом флористическом материале из азиатской части Российской империи и необходимости его обобщения. Одновременно Академия наук предприняла издание “Флоры Сибири и Дальнего Востока” (1913–1931. Т. 1–6).

Значительный вклад в изучение флоры Западного Саяна внесла экспедиция Х. Принтца в 1914 г. Маршрут проходил по рекам Амыл, Сыстыг-Хем, Бий-Хем, Енисей. В опубликованных материалах (Printz, 1921) дана характеристика растительности, приведен список растений, описание новых таксонов (Veronica sajanensis, Taraxacum printzii и др.).

Следует отметить исследования сотрудницы Красноярского музея Г.П. Миклашевской, посещавшей Западный Саян в течение 4-х лет (1913, 1915, 1916 и 1919 гг.) и собравшей значительную коллекцию растений из Усинской котловины, хр. Борус и южного макросклона горной системы (г. Белоцарск; устье р. Хемчик).

Представляют интерес флористические находки, сделанные сотрудником Минусинского музея Ф. Бекером в 1920 г., во время поездки в Урянхайский край. Растения собирались по всему пути следования (д. Григорьевка, Кислые озера, с. Туран, р. Стерлик), гербарий представлен в виде формационных сборов и хранится в Минусинском музее.

С начала 20-х гг. ХХ в. исследования флоры и растительности проводятся почти исключительно сотрудниками Томского университета, возглавляемые В.В. Ревердатто. В г. на северо-западе Западного Саяна в бассейне р. Абакан работает Л.Ф. Ревердатто. Целью экспедиции был учет массового произрастания и распространения лекарственных растений. Опубликованные материалы (Л.Ф. Ревердатто, 1924, 1926) содержат сведения о растительности района, отмечено около 450 видов растений.

В 1926 г. В.В. Ревердатто впервые посещает высокогорья хр. Селенгинский Таскыл, верховья рек Уй и Иребель, окр. д. Означенной и д. Кордон (левобережье Енисея). На следующий год исследования продолжены на северном макросклоне – хр. Хансын, долины рек Джебаш, Чехан, Анзас и Она, села Арбаты и Монок. Геоботаническая экспедиция 1928 г.

началась в с. Монок, как и в предыдущем году. Маршрут проходил по притокам р. Абакан – Джебаш и Кара-Сюбе, через перевал Сур-Дабан к оз. Кара-Холь на плато Алаш. Обратный путь пролегал через перевал Тер-Адын на оз. Пазарым, многочисленными перевалами в долину р. Каратош и дальше до перевала Иларт в бассейн р. Она (Ана). Путешествие завершилось в с. Монок. В опубликованных работах охарактеризованы некоторые типы растительности, предложено ботанико-географическое районирование (1931а-г, 1946), описан новый вид мятлика – Poa mariae (1933). Собранные коллекции использованы при написании “Конспекта Приенисейской флоры. Polypodiaceae – Hydrocharitaceae. Вып. 1” (Ревердатто, Сергиевская, 1937) и “Флоры Красноярского края” (1964–1983. Т. 1–10).

В 1928 г. в долине р. Мал. Ои и на Малоойском хр. собирает растения сотрудник Минусинского музея С. Цыганков.

В 1931 г. сотрудник БИН АН СССР М.М. Ильин, вместе с Б. Овчинниковым, посещает хребты в левобережье Енисея – Тарлыганский Таскыл, Джойский хр., Таскыл-Копен.

В опубликованных работах затрагиваются вопросы истории формирования растительного покрова, обосновывается третичный возраст неморальных реликтов (Ильин, 1940, 1941).

Географ С.П. Суслов в 1933 г. пересек Западный Саян по Усинской дороге. Небольшая коллекция растений собрана в долинах рек Иджим и Буйба. В своих трудах С.П. Суслов (1936, 1954) подробно и красочно излагает материал, характеризуя физико-географические ландшафты Западного Саяна, отмечает закономерные изменения растительности в связи с изменениями абсолютных высот.

В верховьях Малого и Большого Абакана, на территории Алтайского заповедника, в 1934 и 1935 гг. проводят флористические и геоботанические исследования М.В. Золотовский, А.Н. Гончарова и М.С. Хомутова. Материалы опубликованы в работе “Список растений Алтайского государственного заповедника” (1938).

Тувинская экспедиция ВАСХНИЛа, под руководством Б.Г. Варварина (1950) в 1934 г.

изучает кормовые угодья Тувинской народной республики. В Западном Саяне работы верситете.

В Усинской котловине, на хребтах Араданском, Куртушибинском и Мирском в 1937 г.

работал ботанический отряд Томского университета под руководством А.В. Куминовой (сотрудницы Л.А. Башмакова и З.И. Тарчевская, и студенты Т. Лейкина, В. Лихачева, Л. Лондаренко, О. Пауллер, М. Попова, Е. Сухачева). Проведены маршрутные исследования растительности района с организацией двух стационаров – в высокогорьях Араданского хр. и в степном поясе – окр. с. Верхне-Усинского. Результаты исследований опубликованы в статьях А.В. Куминовой – “Два новых вида растений из Сибири” (1939), “Альпийская область Центрального Саяна” (1946), “Степи бассейна реки Уса в Центральных Саянах” (1947). В это же время в Усинской котловине, а затем в долине р. Голая проводит наблюдения сотрудник Томского университета С.И. Глуздаков, позднее опубликовавший несколько работ о степной и высокогорной растительности Западного Саяна (Глуздаков, 1939, 1953, 1956, 1958, 1965, 1968).

Следующий этап в изучении растительного покрова Западного Саяна начинается в середине 40-х годов, после организации в 1944 г. Западно-Сибирского филиала АН СССР. К этому периоду относятся работы по изучению полезных растений Сибири Западно-Сибирским филиалом АН СССР, Советом по изучению производительных сил при АН СССР (СОПС АН СССР), Красноярским отделом землеустройства и др.

В 1945–1947, 1949 гг. на Ойском перевале и южном макросклоне Уюкского хр. собрана небольшая коллекция растений К.А. Соболевской. Материалы опубликованы в монографиях “Растительность Тувы” (1950) и “Конспект флоры Тувы” (1953), и статьях “Новые виды растений во флоре Тувинской области” (1951) и “Основные моменты истории формирования флоры и растительности Тувы с третичного времени” (1958).

В 1942 г. впервые посещает Западный Саян и собирает гербарий в окр. сел Саянское, Выселок Топкий, Шунеры заведующий кафедрой ботаники Красноярского пединститута Л.М. Черепнин. За период с 1942 г. по 1957 гг. им осуществлено девять экспедиций. К 1953 г.

Л.М. Черепнин подвел итоги изучения флоры южной части Красноярского края, написав “Конспект флоры южной части Красноярского края”, а впоследствии на его основе была издана шестью выпусками “Флора южной части Красноярского края” (1957–1967). В последней в значительной степени обобщены материалы предшествующих исследователей и представлены коллекционные материалы автора.

Начиная со второй половины 40-х гг. активное изучение лекарственных растений Западного Саяна предпринимают сотрудники Западно-Сибирского филиала АН СССР. В 1946 и 1948 гг. А.С. Королева и В.Г. Минаева наблюдают лекарственные растения Западного Саяна на хребтах Кулумыс, Ойском и Араданском. В 1952 г. в Усинской и Турано-Уюкской котловинах, на Ойском и Уюкском хребтах проводит исследования и собирает гербарий А.И. Якубова, позднее посещавшая разные районы Западного Саяна еще в течение семи полевых сезонов.

Начиная с 1955 г. и по 1972 г. флористические и геоботанические исследования в Западном Саяне проводит сотрудник Гербария им. П.Н. Крылова С.В. Гудошников. За экспедиционных сезонов собран небольшой гербарный материал и опубликовано несколько работ, в которых дана общая характеристика растительности и флоры посещенных им районов, описаны новые для науки виды растений (Гудошников, 1954, 1959, 1963, 1964, 1965а-в; Гудошников, Красноборов, 1967). Материалы использованы при составлении сводки “Флора Красноярского края” (1964–1980, 1983).

Сотрудница Томского медицинского института Н.К. Быченникова (в составе экспедиции А. Константинова и Г. Бердышев) собирает гербарий в Усинской котловине, на Ойском и Араданском хребтах в 1955г. Материалы опубликованы во “Флоре Красноярского края”.

Одновременно изучением растительного покрова Западного Саяна занимаются сотрудники Красноярского пединститута и Института леса и древесины СО АН СССР. Преподаватель красноярского пединститута М.И. Беглянова в 1955 г. проводит исследования на хребтах Кулумыс и Ойском, в 1955 г. вместе с Т.А. Бовиной, а в 1965 и 1966 гг. вместе с Л.И.

Кашиной и С.В. Кравчук на Ойском хребте. Материалы опубликованы в “Определителе растений юга Красноярского края” (1979). Сотрудница Института леса и древесины СО АН СССР Д.И. Назимова изучает лесную растительность Западного Саяна, ею осуществлено лесорастительное районирование этой горной системы (Назимова, 1968, 1969), сделаны интересные флористические находки. Результаты представлены в значительном количестве публикаций (Назимова, 1967, 1975; Назимова, Коротков, Чередникова, 1987; Назимова, Перевозникова, Молокова, 1983; Назимова, Смирнов, 1970; Назимова, Степанов, 1988; Назимова, Шварц, 1984). Сотрудник этого же института В.Л. Черепнин в 1960 г. собирает гербарий на хр. Таскыл-Коросташ, а затем в долине р. Бол. Пандор. В 1962 и 1963 гг. вместе с А.

Лузгановым и сотрудницей Минусинского музея М. Лалетиной работает на хребтах Березовом, Хансын, Ойском, Иргаки и Араданском.

В 1959 г. сотрудники отдела растительных ресурсов Ботанического института АН СССР (К.И. Голубева, Г.И. Денисова, Г.П. Надеждина, П.К. Красильников, Г.Л. Семидел, П.Д.

Соколов и др.) проводят экспедиционные исследования на юге Красноярского края и в Туве с целью изучения полезных растений в местах их естественного произрастания. Гербарные сборы хранятся в БИН РАН.

В 1964–1971 гг. изучением растительного покрова на юге Красноярского края и Хакасии занимаются геоботаники ЦСБС СО АН СССР. В 1964 г. А.В. Куминова, Г.П. Павлова и Э.А. Ершова обследуют сенокосы и пастбища в Шушенском (окр. с. Ср. Шушь) и Ермаковском (долина р. Танзыбей) районах. Позднее (1967–1971) Э.А. Ершовой, В.П. Седельниковым, А.С. Королевой, В.Р. Лыковой, Т.Г. Ламановой, Ю.М. Маскаевым и др. исследования продолжены в Бейском и Таштыпском районах Хакасии. В многочисленных публикациях проведен анализ основных типов растительности, выполнено дробное геоботаническое районирование (Куминова, 1970, 1971а,б, 1973, 1976; Куминова, Зверева, Ламанова, 1976, 1978; Маскаев, 1976, 1978а,б, 1982; Пеньковская,1971; Седельников, 1976).

Известный исследователь дендрофлоры Сибири И.Ю. Коропачинский в 60-е гг. посещает многие районы Западного Саяна (хребты Кулумыс, Иргаки, Ергак-Таргак-Тайга, Уюкский, Саянский, Алаш и др.). Собранный гербарий хранится в Институте Леса (г. Красноярск). Материалы по систематике, географии, физиологии и экологии древесных растений Сибири (в т. ч. и Западного Саяна) опубликованы в монографиях (Коропачинский, 1966, 1975, 1983; Коропачинский, Встовская, 2002; Коропачинский, Скворцова, 1966; Коропачинский, Федоровский, 1969).

С целью флористических сборов и изучению формационного разнообразия растительности в 1964 г. начинается систематическое изучение растительного покрова Западного Саяна И.М. Красноборовым, но его первое знакомство с флорой региона состоялось в 1960 г. во время проведения полевой практики у студентов Красноярского пединститута.

Гербарий собирался в районах, прилегающих к Усинскому тракту и на северном макросклоне Западного Саяна в Шушенском районе Красноярского края (окр. с. Ср. Шушь). С 1964 по 1971 гг. – период активного изучения высокогорной флоры. Во время экспедиций собрано около 20 тыс. листов гербария и сделано более тысячи геоботанических описаний.

Опубликовано несколько статей (Красноборов, 1973а,б, 1974, 1977, 1981) и монография “Высокогорная флора Западного Саяна” (1976), в которых можно найти исчерпывающие сведения о новых таксонах, систематической структуре, географии и экологии 601 вида высших сосудистых растений. В последующие годы (1976–1978, 1983) исследования продолжаются товке к изданию “Определителя растений Тувинской АССР” (1984). Исследования 80-х и начала 90-х годов (1983, 1987, 1990, 1993) были направлены на проведение международных экспедиций. Проведенные научные изыскания позволили решить вопросы о происхождении и таксономической принадлежности некоторых видов растений, встречающихся как в Северной Азии, так и в Северной Америке, и Японии (Красноборов, 1997, 1998) Флористические сборы в 1969, 1970–1972 и 1975 гг. в Западном Саяне (особенно из восточных районов горной системы) были сделаны сотрудником НИИББ Томского университета Ю.П. Суровым. Основные исследования касались ресурсной оценки лекарственных растений Тувы (Суров, Положий, Выдрина и др., 1978). В составе экспедиций в разные годы принимали участие сотрудники Гербария им. П.Н. Крылова Томского университета С.Н.

Выдрина, В.И. Курбатский и др. Опубликованы материалы о флористических находках в Туве (Положий, Выдрина, Курбатский и др., 1974).

В начале 70-х гг. (1971, 1974, 1975, 1976) на Уюкском хр. проводит флористические исследования аспирантка ЦСБС СО АН СССР М.Н. Ломоносова. В опубликованных работах обсуждаются особенности растительности и флоры Уюкского хр., опубликован конспект, в котором помещены сведения о 918 видах высших сосудистых растений (Ломоносова, 1977, 1978а-в). В 1979 г. ею изучена флора долины р. Чинжаш и окр. оз. Белое в ТураноУюкской котловине.

Сотрудники лаборатории Геоботаники ЦСБС СО АН СССР в середине и во второй половине 70-х гг. выполняют работы по картированию сенокосных и пастбищных угодий Тувинской АССР. Помимо изучения растительности собирается гербарий. Значительный интерес представляют коллекции А.В. Куминовой из Барун-Хемчикского района (долина р.

Алаш), Э.А. Ершовой и Ю.М. Маскаевым из окр. оз. Кара-Холь и дол. р. Уюк, А. Королевой, Б.Б. Намзаловым и И. Нейфельд из окр. с. Хенделен-Алаш, долины рек Алаш, Эдыгей и Кара-Суг, окр. оз. Сут-Холь. В опубликованных работах рассматриваются вопросы структуры, географии и экологии сообществ и составляющих их видов, выполнено дробное геоботаническое районирование (Богуславская, 1982; Ершова, 1982а,б; Куминова, 1982, 1985а,б;

Куминова, Намзалов, 1982; Маскаев, 1985, 1987а,б; Маскаев, Намзалов, Седельников, 1985;

Намзалов, 1978, 1979, 1982а,б, 1994а,б; Намзалов, Ершова, 1981; Намзалов, Королюк, 1991;

Седельников, 1985, 1988; Шоба, 1985).

После создания Саяно-Шушенского государственного заповедника в 1976 г. начинается активный период инвентаризации его флоры. Расположен он в центральной части Западного Саяна, территория включает северный склон Хемчикского, восточную оконечность Саянского и южный склон Кантегирского хребтов. С 1978 г. регулярные флористические исследования проводит А.Е. Сонникова. Ею создан Гербарий, насчитывающий более 10 тыс. листов, выявлена флора заповедника, в которой отмечено наличие 879 видов высших сосудистых растений (Сонникова, 1992). Вместе с В.Б. Куваевым описаны новые для науки виды и подвиды, рассмотрено высотное распределение растений (Сонникова, Куваев, 1990, 1991; Куваев, Сонникова,1993, 1994, 1998а-в, 2001). Помимо территории заповедника А.Е.

Сонникова изучает влияние Саяно-Шушенского водохранилища на растительный покров пограничных территорий, проводит флористические исследования в национальном парке “Шушенский бор”, в который входит часть хр. Борус (Сонникова, 1995, 1996, 2002, 2003а,б).

Большой вклад в изучение флоры Амыльского округа в пределах Западного Саяна внес преподаватель Красноярского университета Н.В. Степанов. Маршрутные исследования в труднодоступные места округа позволили ему собрать хороший гербарий. На его основе и с учетом сборов многочисленных коллекторов, составлен конспект флоры, в котором содержатся сведения о 1231 таксоне (Степанов, 1994д). В опубликованных работах анализируется флора различных поясов растительности, описываются новые для науки таксоны, обосновывается реликтовая природа отдельных видов (Степанов, 1989а,б, 1990, 1991, 1992бе, 1993а-в, 1994в-е, 1997а,б, 2003а,б). В ряде статей опубликованы сведения о числах хромосом (Степанов, 1992а,г, 1994а,б; Степанов, Муратова, 1992).

Итак, к началу наших исследований наиболее изученными во флористическом отношении оказались районы, прилегающие к Усинскому и Абазинскому трактам, хребты северного макросклона, а также большая часть высокогорий. Не обследованными оставались труднодоступные районы, граничащие с Алтаем, Восточным Саяном и хр. Академика Обручева, а также некоторые территории в центре и на юге горной системы. К ним, в первую очередь, следует отнести хребты Карлыган, Сальджур, Кантегирский, Ергак-Таргак-Тайга, Таскыл. Исследование флоры Западного Саяна было начато нами в 1978 г. с изучения флоры Куртушибинского хр. в рамках программы исследований лаборатории Гербарий ЦСБС СО АН СССР “Флора бассейна Верхнего Енисея”. В последующие 13 полевых сезонов маршрутами охвачены все ботанико-географические округа Западного Саяна (таблица 1), собрано около 25 тысяч листов гербария, выполнены многочисленные геоботанические описания, наблюдения за экологией и ценотической приуроченностью видов. При проведении инвентаризации флоры учтены обширные гербарные коллекции по Западному Саяну, хранящиеся в Гербарии ЦСБС СО РАН (NS), а также материалы Гербария БИН им. В.Л. Комарова РАН (LE), МГУ (MW), Гербария им. П.Н. Крылова ТГУ (TK), Гербария им. Л.М. Черепнина КГПУ (KRAS), Красноярского и Минусинского краеведческих музеев.

Широкие флористические и геоботанические исследования, проведенные нами и многочисленными исследователями в разных районах Западного Саяна, дали огромную массу фактического материала, как о составе флоры этой горной системы, так и о распространении отдельных таксонов по ее территории.

В процессе далеко не легких полевых исследований неоценимую помощь нам оказали сотрудники Гербария ЦСБС СО РАН В.М. Ханминчун, М.Н. Ломоносова, А.А. Красников, М.П. Данилов, О.С. Жирова (Жданова), студенты Кызылского государственного педагогического института : И. Ковалева, Д. Донгак, Т. Донгак, Д. Саая, Н. Ворошина, Т. Налпина, Н. Саая, Р. Салчак, О. Парилова, А. Тыртык-оол, В. Базыр, Г. Быкова, Е. Антонова; Новосибирского госуниверситета : К. Гаврилов, А. Дудко, К. Момот; Новосибирского сельскохозяйственного института : Л. Таракановская; Алтайского госуниверситета : И. Бельская, В. Шуваев; Красноярского государственного педагогического института : А. Никулин, В. Земцов. Мы признательны Л.П. Катасоновой за большую работу по компьютерному набору рукописи, а также монографам по отдельным систематическим группам, проверившим определение материалов : М.Н. Ломоносовой (Chenopodiaceae), Г.А. Пешковой (Elymus, Papaver), В.И. Курбатскому (Potentilla), О.Д. Никифоровой (Myosotis), С.В. Овчинниковой (Eritrichium, Lappula), М.В. Олоновой (Poa), А.А. Красникову (Taraxacum), Н.Н. Тупицыной (Hieracium, Pilosella), А.И. Шмакову (папоротники).

Считаю приятным долгом выразить глубокую благодарность своему руководителю и редактору этой книги Ивану Моисеевичу Красноборову, который определил общее направление моих исследований.

ГЛАВА 3. КОНСПЕКТ СОСУДИСТЫХ РАСТЕНИЙ ЗАПАДНОГО САЯНА

Конспект флоры составлен на основании материалов, собранных автором в течение 1978–2005 гг. в экспедициях лаборатории Гербарий ЦСБС СО РАН, а также гербарных коллекций из Западного Саяна, хранящихся в Гербарии ЦСБС СО РАН (NS), материалов Гербария БИН им. В.Л. Комарова (LE), МГУ (MW), Гербария им. П.Н. Крылова ТГУ (TK), Гербария им. Л.М. Черепнина КГПУ (KRAS), Красноярского и Минусинского им. Н.М.

Мартьянова краеведческих музеев, материалов Саяно-Шушенского государственного природного биосферного заповедника. Учтены литературные сведения о флористических находках, но в конспект включены преимущественно данные, подтверждаемые гербарным материалом, определение которого не вызывает сомнения, в единичных случаях мы всетаки включили некоторые виды условно, т. е. их нахождение вполне возможно и они встречаются на сопредельных территориях, но гербарных образцов мы не видели.

В конспекте кратко указана эколого-ценотическая характеристика вида, частота встречаемости, приуроченность к абсолютным высотам. Распространение видов по территории горной системы приводится по 27 рабочим флористическим районам (рис. 1) (1. Карлыган; 2. Шаман; 3. Хансын; 4. Моныш; 5. Кохош; 6. Джебашский; 7. Джойский;

8. Кантегирский; 9. Борус; 10. Мирской; 11. Араданский; 12. Ойский; 13. Кулумыс; 14.

Ергаки; 15. Березовый; 16. Шандын; 17. Саянский; 18. Алаш; 19. Хемчикский; 20. Уюкский; 21. Куртушибинский; 22. Таскыл; 23. Ергак-Таргак-Тайга; 24. Турано-Уюкская котловина; 25. Сабинский; 26. Кирса; 27. Усинская котловина) и по поясам растительности. Для редких видов указываются конкретные местонахождения.

Во флоре Западного Саяна зарегистрировано 1969 видов высших сосудистых растений из 553 родов и 122 семейств. Систематическая структура флоры, представляющая ранжированный перечень таксонов, является одной из важных характеристик. В таблице приведены 22 семейства (видовая насыщенность больше среднестатистического показателя – 16 видов на одно семейство), являющиеся ведущими во флоре горной системы. Однои двувидовых семейств 50 (3,3% от видового состава флоры), из них одновидовых – 35, Рис. 1. Флористические районы Западного Саяна (пояснения в тексте) двувидовых – 15 семейств. В десяти наиболее крупных семействах представлено 59,8% видов флоры.

Из 553 родов одновидовыми являются 266 (13, 5% от видового состава флоры, или же 48, 1% от общего количества родов флоры), двувидовыми – 91 род (соответственно, 9, 3 и 16, 5%). Средний показатель видовой насыщенности рода равен 3,6 видам. В таблице представлены десять наиболее крупных родов, первые шесть из них (или 1,1% от общего количества родов), дают 13, 6% видового состава флоры.

При обработке материалов наряду с фундаментальными работами по флоре России и сопредельных государств (Флора СССР, 1934–1964; Флора Западной Сибири, 1927– 1965; Флора Сибири, 1987–2003) использовались региональные флоры и монографические работы по отдельным таксонам (Флора Азиатской России, 1913–1920; Флора Казахстана, 1956–1966; Флора Красноярского края, 1964–1983; Л.М. Черепнин, 1957–1967; В.И.

Грубов, 1955, 1982; Растения Центральной Азии, 1963–2003; М.Г. Попов, Флора Средней Сибири, 1957–1959; Флора Центральной Сибири, 1979; Б.К. Шишкин, 1914; Н.М. Мартьянов, 1923; Л.Ф. Ревердатто, 1926; М.С. Хомутова, М.В. Золотовский, А.Н. Гончарова, 1938;

К.А. Соболевская, 1953; И.М. Красноборов, 1976; Н.Н. Цвелев, 1976; М.Н. Ломоносова, 1978; Определитель растений Тувинской АССР, 1984; А.Е. Сонникова, 1992; Н.В. Степанов, 1994д; И.А. Губанов, 1996; Т.В. Егорова, 1999; А.И. Шмаков, 1999; И.И. Гуреева, 2001;

Printz, 1921, и др.). Номенклатура проверена по работам С.К. Черепанова (1973, 1981, 1995).

Семейства расположены по системе А.Л. Тахтаджяна (1987), роды по системе К. ДалаТорра и Г. Гамса, виды по начальным буквам латинского алфавита.

Сем. 1. Плауновые – Lycopodiaceae Род 1. Плаун – Lycopodium L.

1. L. annotinum L. 1753, Sp. Pl.: 1103; Ильин, Фл. СССР, 1 : 117; Крылов, Фл. Зап. Сиб.

1 : 61; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 126; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 108; Мартьянов, Фл.

Южн. Енис.: 171; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 63; Красноборов, Высокогорн. фл.

Зап. Саяна: 45; Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 : 42; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 47; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 10; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Темнохвойные и лиственничные леса, курумы, ольховники, кустарниковые тундры, в пределах высот 400–1700 м над ур. м. Встречается на всей территории горной системы.

2. L. clavatum L. 1753, Sp. Pl. : 1101; Ильин, Фл. СССР, 1 : 118; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 :

62; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 127; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 171; Вылцан, Фл. Красн. кр.

1 : 43; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 10; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Темнохвойные леса. Изредка встречается на хребтах северного макросклона (3, 11, 12, 13, 14, 16, 23). Единственная находка в центр. части горной системы известна по сборам А.Е. Сонниковой (l. c.) – хр.Саянский, р. Ала-Аян, выс. 1400 м над ур. м.

3. L. dubium Zoega, 1772, Fl. Isl. : 11; Шауло, Фл. Сиб. 1 : 33; Степанов, Флороген. ан.:

28. – L. pungens La Pyl.: Ильин, Фл. СССР, 1 : 117; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 63; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 47. – L. annotinum L. var. pungens (La Pyl.) Desv.: Крылов, Фл.

Зап. Сиб. 1 : 62. – L. annotinum L. subsp. pungens (Desv.) Hult.: Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 : 43.

Темнохвойные и березовые леса, ольховники, курумы и скалы, в пределах высот 1000– 2000 м над ур. м. Встречается, как правило, в наиболее влажных районах (4–7, 11, 12, 20, 22, 23).

4. L. lagopus (Laest.) Zinserl. ex Kuzen. 1953. Фл. Мурм. обл. 1 : 80; Шауло, Фл. Сиб. 1 :

35; Степанов, Флороген. ан.: 28. – L. clavatum L. subsp. monostachyon (Grev. et Hook.) Sel.:

Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 46; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 10.

Высокогорные тундры, субальпийские редколесья, курумы, осыпи и скалы в пределах высот 900–2100 м над ур. м. Известно около 50 местонахождений (1, 3, 5, 10–15, 21–24).

Род 2. Дифазиаструм – Diphasiastrum Holub 1. D. alpinum (L.) Holub, 1975, Preslia, 47 : 107; Шауло, Фл. Сиб. 1 : 36; Степанов, Флороген. ан.: 28. – Lycopodium alpinum L. 1753, Sp. Pl.: 1104; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 65; Ильин, Фл. СССР, 1 : 122; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 172; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 127; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 109; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 65; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 46; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 10. – Diphasium alpinum (L.) Rothm.: Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 : 44; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 46.

Альпийские луга, высокогорные тундры, скалы, курумы, субальпийские редколесья, в пределах высот 1130 (хр. Ергак-Таргак-Тайга) – 2520 м над ур. м. Широко распространено во всех высокогорных районах (1–12, 14, 16–23, 25).

2. D. complanatum (L.) Holub, 1975, Preslia, 47 : 108; Шауло, Фл. Сиб. 1 : 36; Степанов, Флороген. ан.: 28. – Lycopodium complanatum L. 1753, Sp. Pl.: 1104; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 46; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 10. – Lycopodium complanatum L. var. anceps (Wallr.) Aschers.: Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 64. – L. anceps Wallr.:

Ильин, Фл. СССР, 1 : 121; Соболевская, Консп. фл. Тувы : 12; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн.

кр. 1 : 65. – Diphasium complanatum (L.) Rothm.: Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 47; Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 : 44.

Леса, заросли кустарников, курумы, в пределах высот 400–1450 м над ур. м. Известно 35 местонахождений (1, 6, 7, 9, 11–13, 17, 20–23). В высокогорьях – р. Красная на Саянском хр., выс. 1800 м над ур. м. (Сонникова, l. c.) и на южн. склоне у вершины г. Борус (Н.М. Мартьянов).

Сем. 2. Баранцовые – Huperziaceae Род 1. Баранец – Huperzia Bernh.

H. selago (L.) Bernh. ex Schrank et С. Mart. 1829, Hort. Monac.: 3; Шауло, Фл. Сиб. 1 :

37; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 10; Степанов, Флороген. ан.: 28. – Lycopodium selago L. 1753, Sp. Pl.: 1102; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 60; Ильин, Фл. СССР, 1 : 114; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 126; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 108; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.:

171; Л. Ревердатто, Мат. Приабакан. кр.: 21; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 63; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 45.

Моховые и лишайниковые тундры, скалы, щебнистые осыпи, курумы, в пределах высот 1500–2500 м над ур. м. Известно 57 местонахождений районов (1–3, 5, 8, 9, 11–13, 15, 17, 19, 21–23, 25).

А.Е. Сонниковой (l. c.) для Саянского хр. ошибочно приводится аркто-альпийский H. arctica (Tolm.) Sipl., ареал которого охватывает Арктику и по горным системам Вост. Сибири прослеживается на юге до р. Верх. Ангара. В горных системах на юге Зап. и Ср. Сибири встречается H. selago (L.) Bernh. ex Schrank et С. Mart. var. laxa (Desv.) Soo (Шауло, l. c.; Kashina, Krasnoborov, Shaulo, 2000).

Н.В. Степановым (2003) для высокогорий Зап. Саяна приводится H. petrovii Sipl., что по нашему мнению неверно, т. к. ареал этого гольцово-гипоарктического вида охватывает высокогорья только Вост.

Сибири (северное Прибайкалье), Дальнего Востока, Приполярного и Северного Урала (Сипливинский, 1973). От H. selago var. laxa он отличается более короткими прижатыми листьями различной длины, веточками, густо покрытыми выводковыми почками и более мелкими спорангиями. По мнению В.Н.

Сипливинского (1973) и А.П. Хохрякова (1985), H. laxa (Desv.) Khokhrjakov – “…менее арктическая раса”, является переходной к H. selago и встречается в более южных высокогорных районах Сибири (Вост. и Зап. Саяны, Кузнецкий Алатау, горные поднятия Тувы, Сев. Монголии и Алтая).

Сем. 3. Плаунковые – Selaginellaceae Род 1. Плаунок – Selaginella Beauv.

1. S. borealis (Kaulf.) Rupr. 1845, Beitr. Pflanrenk. Russ. Reich. 3 : 32; Ильин, Фл. СССР, : 125; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 67; Шауло, Фл. Сиб. 1 : 38; Ломоносова, Консп. фл.

Уюк. хр.: 47; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 11; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Тенистые скалы в пределах высот 400–1500 м над ур. м. Редкое в Зап. Саяне (7, 9, 11, 13, 17, 19–21). По дол. р. Енисей проходит зап. граница ареала.

Образцы, цитируемые А.Е. Сонниковой (l. c.) как S. helvetica (L.) Spring, нами переопределены, растения, оказавшиеся на этих гербарных листах следует относить к S. borealis (Kaulf.) Rupr.

2. S. sanguinolenta (L.) Spring, 1850, Monogr. Lycop., in Mem. Acad. Roy. Sc. Belg. : 57; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 68; Ильин, Фл. СССР, 1 : 125; Шишкин, Очерки Урянх. кр.:

124; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 109; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 172; Черепнин, Фл.

южн. ч. Красн. кр. 1 : 68; Соболевская, Консп. фл. Тувы : 13; Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 : 47;

но-Шуш. зап.: 11.

Каменистые степи и скалы. Обычное на хребтах южн. макросклона (6, 7, 9, 17–22), на сев. макросклоне отсутствует в районах с высокой относительной влажностью.

3. S. selaginoides (L.) Link, 1841, Fil. Sp.: 158; Ильин, Фл. СССР, 1 : 124; Черепнин, Фл. южн.

ч. Красн. кр.1 : 67; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 46; Вылцан, Фл. Красн. кр.1 : 46;

Шауло, Фл. Сиб. 1 : 40; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 11; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Берега ручьев, осыпи, скалы, ерниковые тундры, заросли кустарников в пределах высот 1300–2100 м над ур. м. Основные местонахождения приурочены к восточной части горной системы (11, 12, 23). На хребтах южн. макросклона собрано – на Куртушибинском (верх. рч. Балдырганныг) и Саянском (дол. р. Сарлык).

Сем. 4. Хвощевые – Equisetaceae 1. E. arvense L. 1753, Sp. Pl.: 1061; Ильин, Фл. СССР, 1 : 103; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 51;

Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 125; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 106; Мартьянов, Фл. Южн.

Енис.: 171; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 59; Соболевская, Консп. фл. Тувы : 10; Вылцан, Фл. Красн.кр. 1 : 38; Шауло, Фл. Сиб. 1 : 43; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 46; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 9; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Луга, берега рек, заросли кустарников, пойменные леса, посевы, обочины дорог, в пределах высот 400–1460 м над ур. м. Широко распространено по всему Зап. Саяну.

2. E. fluviatile L. 1737, Fl. Lapp.: 310; Шауло, Фл. Сиб. 1 : 45; Вылцан, Фл. Красн. кр. : 40; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 46; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 9;

Степанов, Флороген. ан.: 28. – E. heleocharis Ehrh.: Ильин, Фл. СССР, 1 : 102; Крылов, Фл.

Зап. Сиб. 1 : 55; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 107. – E. limosum L.: Шишкин, Очерки Урянх.

кр.: 126; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 171; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 61.

Болота, берега озер и рек, переувлажненные луга, в пределах высот 400–1460 м над ур. м. Встречается на большей части горной системы (1, 5–7, 9, 12, 13, 16, 18, 20, 21, 23).

3. E. hyemale L. 1753, Sp. Pl.: 1062; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 57; Ильин, Фл. СССР, 1 :

110; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 108; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 61; Шауло, Фл.

Сиб. 1 : 45; Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 : 41; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 9; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Леса, пойменные заросли кустарников, лесные луга в пределах высот 400–1280 м над ур. м. Большинство местонахождений приурочено к хребтам сев. макросклона (6, 7, 10, 13, 16, 17, 23).

4. E. palustre L. 1753, Sp. Pl.: 1061; Ильин, Фл. СССР, 1 : 108; Printz, Veg. Sib.-Mong.

front.: 107; Черепнин, фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 60; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап.

Саяна: 45; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 46; Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 : 40; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 9; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Болота, заболоченные луга, берега рек в пределах высот 400–1860 м над ур. м.

Обычное на всей территории Зап. Саяна. В верхней части лесного пояса и в высокогорьях чаще встречается var. simplicissimum A. Br., характеризующаяся неветвистыми стеблями.

5. E. pratense Ehrh. 1784, Hannover Mag. 9 : 138; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 52; Ильин, Фл. СССР, 1 : 104; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 126; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 59;

Соболевская, Консп. фл. Тувы: 11; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 44; Шауло, Опред. раст. Тув. АССР: 24; Шауло, Фл. Сиб. 1 : 46; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 46;

Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 : 39; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. заповедн.: 9; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Леса, кустарниковые заросли, луга, в пределах высот 400–2000 м над ур. м. Обычное на всей территории Зап. Саяна.

6. E. scirpoides Michx. 1803, Fl. Bor. Amer. 20 : 281; Ильин, Фл. СССР, 1 : 111; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 171; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 108; Черепнин, Фл. Южн. ч. Красн.

кр. 1 : 61; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 45; Шауло, Опред. раст. Тув. АССР:

25; Шауло, Фл. Сиб. 1 : 47; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 46; Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 :

41; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 9; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Хвойные леса, заросли кустарников, мохово-ерниковые тундры, берега рек и ручьев, в пределах высот 450–2250 м над ур. м. Распространено по всей горной системе.

7. E. sylvaticum L. 1753, Sp. Pl.: 1061; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 126; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 171; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 107; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. : 59; Шауло, Опред. раст. Тув. АССР: 24; Шауло, Фл. Сиб. 1 : 47; Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 :

39; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 10; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Сосновые, лиственничные, темнохвойные, березовые и смешанные леса, окраины болот, лесные и пойменные луга, в пределах высот 400–1370 м над ур. м. Довольно часто по территории горной страны (1, 6, 7, 9, 10, 12, 13, 16, 21, 23).

8. E. variegatum Schleich. et Web. et Mohr, 1797, Bot. Taschenb. Deuntschl. Krypt. : 4; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 58; Ильин, Фл. СССР, 1 : 111; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 108;

Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 171; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 61; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 45; Шауло, Опред. раст. Тув. АССР: 25; Шауло, Фл. Сиб. 1 : 47;

Вылцан, Фл. Красн. кр. 1 : 41; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 10; Степанов, Флороген. ан.: 28.

Берега рек и ручьев в пределах высот 700–1900 м над ур. м. Обычное на хребтах сев. макросклона (2, 5, 6, 12, 13, 17, 22, 23, 25), редкое на юге горной системы (18, 21).

Сем. 5. Ужовниковые – Ophioglossaceae Род 1. Ужовник – Ophioglossum L.

O. vulgatum L. 1753, Sp. Pl.: 1062; Фомин, Фл. СССР, 1 : 93; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 :

2; Красноборов, Фл. Сиб. 1 : 48; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 3; Степанов, Флороген. ан.: 28;

Шмаков, Фл. и раст. Алтая : 59; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 14.

Известн из дол. р. Амыл – окр. с. Ширыштык, березовый лес, 1965, И. Красноборов.

Сем. 6. Гроздовниковые – Botrychiaceae Род 1. Гроздовник – Botrychium Sw.

1. B. boreale Milde, 1857, in Bot. Zeit. 15 : 880; Фомин, Фл. СССР, 1 : 97; Красноборов, Фл. Сиб. 1 : 50; Цвелев, Фл. Сов. Дальн. Вост. 5 : 15; Шмаков, Фл. и раст. Алтая : 63.

Известн с Куртушибинского хр. – верх. р. Орта-Хем, г. Беделиг, выс. 2100 м над ур.

м., в кедровом редколесье, 1975, М. Ломоносова. Ближайшее местонахождение известно из Тоджинского района Тувы – плато Сой-Тайга, верх. р. Холь-Алгык-Танма (Шауло, Додук, Молокова, 2003).

2. B. lunaria (L.) Sw. 1802, in Journ. Bot. (Gttingen), 2 : 110, Крылов, Фл. Зап. Сиб. : 3; Фомин, Фл. СССР, 1 : 98; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 125; Мартьянов, Фл. Южн. нис.:

172; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 54; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 44;

Красноборов, Опред. раст. Тув. АССР: 26; Красноборов, Фл. Сиб. 1 : 50; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 46; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 35; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш.

зап.: 9; Степанов, Флороген. ан.: 29; Шмаков, Фл. и раст. Алтая : 63; Гуреева, Равноспор.

папоротн. Южн. Сиб.: 14. – Osmunda lunaria L. 1753, Sp. Pl.: 1064.

Луга, заросли кустарников, разреженные леса, скалы, в пределах высот 650–2100 м над ур. м. Известно около 35 местонахождений (4, 10, 11, 17–21, 23).

3. B. multifidum (S.G. Gmel.) Rupr. 1859, in Beitr. Pfl. Russ. Reich. 11 : 40; Фомин, Фл.

СССР, 1 : 99; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 37; Красноборов, Фл. Сиб. 1 : 51; Шмаков, Фл. и раст. Алтая : 66; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 15. – Osmunda multifida S.G. Gmel.

1768, Nov. Comment. Acad. Petrop. 12 : 517. – B. matricaria Spreng.: Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 :

6; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 125; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 106; Мартьянов, Фл. Южн.

Енис.: 172. – B. multifidum (S.G. Gmel.) Rupr. subsp. multifidum: Степанов, Флороген. ан.: 29.

Луга, заросли кустарников. Известно несколько местонахождений: дол. р. Она, плес Кошелюха (6); р. Киримзюль (13), р. Нижн. Буйба (12), а на вост. горной системы по долине р. Сыстыг-Хем от впадения рек Усть-Алгиак, Айна, Чойган до устья р. Сыстыг-Хем (23).

B. robustum (Rupr.) Underw. встречается только в приморских районах Дальнего Востока. За B. robustum (Красноборов, 1991; Степанов, 1994) на юге Сибири обычно принимается более рассеченная форма B. multifidum. И.М. Красноборов (1991) обращает внимание на то, что указанные им для Флоры Сибири образцы “…не типичны и представлены переходными формами к B. multifidum”. Н.Н. Цвелев (1991) отмечает, что B. robustum “…занимает промежуточное положение между евразиатским B. multifidum и североамериканским B. silaifolium C. Presl, отличающимся от B. robustum лишь более крупными размерами и немного более расставленными конечными дольками вай”.

4. B. virginianum (L.) Sw. 1802, in Journ. Bot. (Gttingen) 2 : 111; Крылов, Фл. Зап.

Сиб. 1 : 7; Фомин, Фл. СССР, 1 : 100; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 37; Красноборов, Фл. Сиб.

1 : 52; Шмаков, Консп. папорот. Алт.: 27; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 15. – Osmunda virginiana L. 1763, Sp. Pl. 2 : 1064.

Светлохвойные и смешанные леса. Известн из окр. пос. Абаза (26) и с. Григорьевка (13).

Сем. 7. Оноклеевые – Onocleaceae Род 1. Страусник – Matteuccia Tod.

M. struthiopteris (L.) Tod. 1866, in Giorn. Sei. Nat. Econ. Palermo 1 : 235; Крылов, Фл.

Зап. Сиб. 1 : 19; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 123; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 16; Данилов, Фл. Сиб. 1 : 52; Шмаков, Консп. папоротн. Алтая, Тянь-Шаня и Семиречья: 43; Гуреева, Папоротн. во фл. южн. Сиб.: 4; Красноборов, Опред. раст. Тув. АССР: 26; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 9; Степанов, Флороген. ан.: 29. Гуреева, Равноспор. папоротн.

Южн. Сиб.: 25. – Osmunda struthiopteris L. 1753, Sp. Pl. : 1066. – Onoclea struthopteris (L.) Hoffm: Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 103. – Struthiopteris filicastrum All.: Фомин, Фл. СССР, 1 : 29; Соболевская, Консп. фл. Тувы: 8.

Леса, заросли прибрежных кустарников, каменистые россыпи, в пределах высот 400–830 м над ур. м. Обычное на хребтах сев. макросклона (6, 7, 9, 12, 13, 16, 17, 21, 23).

Сем. 8. Вудсиевые – Woodsiaceae 1. W. acuminata (Fomin) Sipl., 1974, Нов. сист. высш раст. 11 : 327; Бобров, Нов. сист.

высш. раст. 21 : 8; Шмаков, Консп. папоротн. Алтая: 42; Степанов, Флороген. ан.: 30. – W. ilvensis (L.) R. Br. var. acuminata Fomin, 1925. Изв. Киев. бот. сада, 3 : 3; Гуреева, Равноспор.

папоротн. Южн. Сиб.: 26.

Открытые скалы. Редкое на хребтах северного макросклона (6, 7, 9–11, 13, 14, 17, 19, 21).

2. W. asiatica Schmakov et Kiselev, 1995, Обзор видов сем. Woods. Евраз.: 40.

Скалы, каменные россыпи, в пределах высот 500–2210 м над ур. м. Известно местонахождений на хребтах Ергак-Таргак-Тайга, Борус, Араданском, Алаш, Хемчикском и Саянском.

Растения, относимые к W. asiatica, определялись ранее как W. alpina (Bolt.) S.F. Gray. (Крылов, 1955; Черепнин, 1957; Малышев, 1968; Красноборов, 1976). М.П. Даниловым (1988) установлено, что ареал W. alpina охватывает Европу, Кавказ, арктическую часть Азии и Сев. Америки, но не затрагивает горы Южн. Сибири. Позднее, А.И. Шмаковым (1995) эти сведения были подтверждены, а образцы растений из Южн. Сибири, определяемые ранее как W. alpina, были отнесены им к W. asiatica.

3. W. asplenioides Rupr. 1845, Beit. Pflanzen. Russ. Reich.: 55; Шмаков, Киселев, Обзор видов сем. Woods. Евраз.: 47; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 26. – W. glabella R. Br. var. rotundata Fomin, 1925, Изв. Киев. бот. сада, 3 : 5; Фомин, Фл. СССР, 1 : 22; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 19. – W. glabella subsp. asplenioides (Rupr.) Stepanov, 1994, Флороген. ан.: 30.

Расщелины скал в пределах высот 600–1650 м над ур. м. Редкое, встречается на Ойском (ст. Оленья речка), Иргаки (верх. р. Нижн. Буйба), Хемчикском (дол. рек Хем-Терек-Тык и Колбак-Мыс) и Саянском (истоки р. Кара-Хем) хребтах.

4. W. calcarea (Fomin) Schmakov, 1995, Обзор видов сем. Woods. Евраз.: 29. – W. ilvensis (L.) R. Br. var. calcarea Fomin, 1930, Фл. Сиб. и Дальн. Вост. 5 : 21; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 26.

Скалы и каменные россыпи в пределах высот 445–2000 м над ур. м. Встречается в правобережье р. Енисей (4, 6, 17, 19, 21).

По мнению И.И. Гуреевой (l. c.), признаки, отличающие var. calcarea от типичной W. ilvensis, проявляются при обитании на тенистых лесных скалах и поросших лесом или кустарниками каменистых россыпях.

5. W. glabella R. Br. 1823, in Richardson, Bot. App. 7 to Franklin, Narrat. Journey.: 745;

Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 13; Фомин, Фл. СССР, 1 : 23; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 123; Ревердатто, Консп. Приенис. фл. 1 : 13; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 34; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 40; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 18; Гуреева, Папоротн.

во фл. Южн. Сиб.: 5; Данилов, Фл. Сиб. 1 : 59; Степанов, Флороген. ан.: 30; Шмаков, Консп.

папоротн. Алтая, Тянь-Шаня и Семиречья: 44; Шмаков, Опред. папоротн. Рос.: 82; Шауло, Сосуд. раст. дол. р. Перев. Хун.: 33; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 26.

Скалы в субальпийском и альпийском поясах. Встречается в 6, 10–12, 17, 21, 23.

6. W. heterophylla (Turcz. ex Fomin) Schmakov, 1995, Обзор видов сем. Woods, Евраз. : 54. – W. glabella var. heterophylla Turcz. ex Fomin, 1925. Изв. Киев. бот. сада 3 : 6. – W. heterophylla Turcz. 1856, Fl. Baic. – Dahur. 2, 2 : 364, pro syn.

Тенистые скалы, в пределах высот 1360–2500 м над ур. м. Отмечена в 12, 17, 19, 21, 25.

7. W. ilvensis (L.) R. Br., 1810, Prodr. Fl. Nov. Holl. 1 : 158; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 13;

Фомин, Фл. СССР, 1 : 23; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 123; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.:

173; Л. Ревердатто, Мат. Приабакан. кр.: 20; Соболевская, Консп. фл. Тувы: 7; Черепнин, Фл.

южн. ч. Красн. кр. 1 : 35; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 40; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 46; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 18; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш.

зап.: 104; Степанов, Флороген. ан.: 30. – Acrostichum ilvense L. 1753, Sp. Pl.: 1091. – W. ilvensis subsp. rufidula (Koch) Aschers. et Graebn.: Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 102.

Трещины скал, каменные россыпи, в пределах высот 450–2300 м над ур. м. Обычное, известно около 80 местонахождений.

8. W. pinnatifida (Fomin) Schmakov, 1995, Обзор видов сем. Woods. Евраз.: 55. – W. glabella var. pinnatifida Fomin, 1925. Изв. Киев. бот. сада, 3 : 6; Гуреева, Равноспор.

папоротн. Южн. Сиб.: 26. – W. glabella subsp. pinnatifida (Fomin) Stepanov, 1994, Флороген. ан. : 30.

Карбонатные скалы. Редкое в Зап.Саяне. Известн на хребтах Кулумыс (реки Киримзюль и Бол. Кебеж (Степанов, l. c.) и Куртушибинском (оз. Черное, истоки р. Амыл, выс.

1360 м над ур. м, Д. Шауло, 1980).

9. W. pseudopolystichoides (Fomin) Kiselev et Schmakov, 1995, Обз. Видов сем.

Woods. Евр.: 29; Шмаков, Опр. папоротн. Рос.: 84; Степанов, Консп. мод. тер. саян. рег.: 24.

Н.В. Степанов (l.c.) указывает два местонахождения – р. Бол. Кебеж; окр. пос. Танзыбей. А.И. Шмаков (l.c.) ограничивает ареал Дальним Востоком. Гербарных образцов мы не видели, во флору включаем условно.

Сем. 9. Кочедыжниковые – Athyriaceae Род 1. Кочедыжник – Athyrium Roth 1. A. distentifolium Tausch ex Opiz, 1820, Tent. Fl. Crypt. Roem. 2.1 : 14; Положий, Фл.

Красн. кр. 1 : 17; Данилов, Фл. Сиб. 1 : 54; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 43;

Шмаков, Консп. папоротн. Алтая, Тянь-Шаня и Семиречья: 45; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 8; Шмаков, Опред. папоротн. Рос.: 54; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн.

Сиб.: 22. – A. alpestre (Hoppe) Milde, 1857, in Moore, Ferns Brit.: 224; Крылов, Фл. Зап. Сиб. : 34; Фомин, Фл. СССР, 1 : 57; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 104; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн.

кр. 1 : 46; Малышев, Опред. высокогорн. раст. южн. Сибири: 27; Степанов, Флороген. ан.: 29.

Пихтовые, кедровые и еловые леса, каменистые россыпи, субальпийские и альпийские луга в пределах высот 600–2000 м над ур. м. Широко распространено по хребту (1–7, 11–13, 17, 23, 25).

2. A. filix-femina (L.) Roth, 1799, Tent. Fl. Germ. 3.1 : 65; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 33;

Фомин, Фл. СССР, 1 : 53; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 124; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.:

104; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 172; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр.: 46; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 45; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 16; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш.

зап.: 8; Степанов, Флороген. ан.: 29; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 20; Шауло, Сосуд. раст. дол. р. Перев. Хун.: 33. – Polypodium filix-femina L. 1753, Sp. Pl.: 1090.

Леса, заросли кустарников, каменные россыпи, осоковые болота, в пределах высот 400–1550 м над ур. м. Известно около 65 местонахождений почти из всех районов за исключением Хемчикского и Алаш.

3. A. rubripes (Kom.) Kom. 1931, Bich. Kiев ботан. саду, 12–13 : 145; Фомин, Фл.

СССР, 1 : 54. – A. filix-femina (L.) Roth var. rubripes Kom. 1916, Изв. Бот. сада Петра Великого 16 : 149. – A. sinense Rupr. : Степанов, Флороген. ан.: 29.

Леса, заросли кустарников. Известны местонахождения на хребтах Кулумыс и Шандын. A. rubripes широко распространен в Приморье по Амуру, на Сахалине и Курилах, по-видимому нахождение на юге Ср. Сиб. имеет реликтовый характер.

Род 2. Диплазиум – Diplazium Sw.

D. sibiricum (Turcz. ex G. Kunze) Kurata, 1961 in Namegata et Kurata, Enum. Jap. Pterid. : 340;

Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 17; Данилов, Фл. Сиб. 1 : 55; Шмаков, Консп. папоротн. Алтая, ТяньШаня и Семиречья: 46; Красноборов, Опред. раст. Тув. АССР: 27; Ломоносова, Консп. фл. Уюк.

хр.: 46; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 8; Степанов, Флороген. ан.: 29; Шауло, Сосуд.

раст. дол. р. Перев. Хун.: 33; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 22. – Asplenium sibiricum Turcz. ex G. Kunze, 1837, Anal. Pteridogr. : 25. – Athyrium crenatum (Sommerf.) Rupr. 1884, in Nylander, Spicil. Pl. Fenn. 2 : 14; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 35; Фомин, Фл. СССР, 1 : 59; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 125; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 104; Соболевская, Консп. фл. Тувы: 9; Черепнин, Фл.

южн. ч. Красн. кр. 1 : 47. – Asplenium crenatum Fr. : Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 173.

Темнохвойные леса, каменные россыпи, берега ручьев в пределах высот 400– м над ур. м. Встречается почти повсеместно (1–3, 6, 9–11, 13, 15–17, 19–23).

Род 3. Пузырник – Cystopteris Bernh 1. C. altajensis Gurejeva, 1985, Сист. зам. Герб. Томск. ун-та 87 : 5; Шмаков, Консп.

папоротн. Алтая, Тянь-Шаня и Семиречья: 47. – C. fragilis (L.) Bernh subsp. emarginatodenticulata (Fomin) Fomin var. altajense (Gurejeva) Stepanov, 1993, Сиб. биол. журн.: 50.

Затененные скалы в пределах высот 400–1600 м над ур. м.Известн на хребтах Кулумыс (рр. Большой Кебеж, Киримзюль и Танзыбей), Карлыган (массив горы Вост. Маный) и Алаш (р. Маныгы).

2. C. dickieana R. Sim, 1848, in Gard. Farm. Journ. 2. 20 : 308; Крылов, Фл. Зап. Сиб. : 15; Фомин, Фл. СССР, 1 : 25; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 41; Красноборов, Опред. раст. Тув. АССР: 27; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 20; Данилов, Фл. Сиб. 1 : 56; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 45; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 8; Степанов, Флороген.

ан.: 29; Шмаков, Опред. папоротн. Рос.: 48; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 23.

Скалы, каменные россыпи, в пределах высот 1660–2450 м над ур. м. Обычное в высокогорном поясе, но иногда проникает в лесной (1, 4–6, 11, 13, 16–21, 23).

3. C. fragilis (L.) Bernh. 1805, in Nenes Journ. Bot. (Gоtting.) 112 : 27; Крылов, Фл. Зап.

Сиб. 1 : 15; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 123; Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 102; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 173; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 40; Красноборов, Опред.

раст. Тув. АССР: 27; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 45; Данилов, Фл. Сиб. 1 : 56; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 8; Степанов, Флороген. ан.: 29; Шмаков, Опред. папоротн. Рос.:

48; Шауло, Сосуд. раст. дол. р. Перев. Хун.: 33; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 22.

– C. filix-fragilis (L.) Borb.; Фомин, Фл. СССР, 1 : 24; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 36.

Скалы и каменные россыпи в степном, лесном и высокогорном поясах, в пределах высот 400–2200 м над ур. м. Обычное на всем протяжении горной системы.

4. С. montana (Lam.) Desv. 1827, Mem. Soc. Linn. Paris 6 : 264; Крылов, Фл. Зап. Сиб.

1 : 17; Фомин, Фл. СССР, 1 : 25; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 123; Printz, Veg. Sib.-Mong.

front.: 102; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 37; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап.

Саяна: 41; Красноборов, Опред. раст. Тув. АССР: 25; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 22; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 45; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 8; Степанов, Флороген. ан.: 29; Шмаков, Опред. папоротн. Рос.: 50; Шауло, Сосуд. раст. дол. р. Перев.

Хун.: 33; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 23. – Polypodium montanum Lam. 1778, Fl. Franc. ed. 1, 1 : 23. – Rhizomatopteris montana (Lam.) Khokhr. 1985, Фл. Магадан. обл. : 347.

Темнохвойные и смешанные леса, затененные скалы в пределах высот 660–1900 м над ур. м. Встречается в пределах лесного пояса, изредка поднимается в высокогорья (1– 3, 11–14, 17, 19–23).

5. C. sudetica A. Br. et Milde, 1855, Jaresb. Schles. Ges. Vaterl. Kult. 33 : 92; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 18; Фомин, Фл. СССР, 1 : 26; Мартьянов, Фл. Южн. Енис.: 173; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр. 1 : 37; Малышев, Опред. высокогорн. раст. Южн. Сибири : 24; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 22; Данилов, Фл. Сиб. 1 : 57; Красноборов, Опред. раст. Тув. АССР:

28; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 8; Степанов, Флороген. ан.: 29; Шмаков, Опред. папоротн. Рос.: 50; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 24. – Rhizomatopteris sudetica (A. Br. et Milde) Khokhr. 1985, Фл. Магадан. обл.: 347.

Темнохвойные леса,каменные россыпи, в пределах высот 500–1600 м над ур. м. Все местонахождения приурочены к районам с высокой влажностью (6, 7, 9, 11, 13, 17, 21, 23).

Род 4. Голокучник – Gymnocarpium Newm.

1. G. continentalis (Petr.) Pojark. 1950, Сообщ. Тадж. Фил. АН СССР 22 : 40; Степанов, Флороген. ан.: 30; Шмаков, Опред. папоротн. Рос.: 62; Гуреева, Равноспор. папоротн.

Южн. Сиб.: 24. – Dryopteris pulchella var. continentalis Petr. 1930, Фл. Якутии, 1 : 14. – Gymnocarpium remoti-pinnatum auct. non (Hayata) Ching: Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 25, p. p.

– Dryopteris continentalis (Petr.) Fomin, Фомин, Фл. СССР, 1 : 43. – D. robertiana auct. non (Hoffm.) C. Chr.; Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 28.

Каменистые склоны и скалы в пределах высот 500–2100 м над ур. м.. Изредка встречается на хребтах – Кулумыс, Ойский, Араданский и Куртушибинский.

2. G. dryopteris (L.) Newm., 1851, Phytologist, 4, (App.24) : 371; Черепнин, Фл. южн. ч.

Красн. кр. 1 : 41; Красноборов, Высокогорн. фл. Зап. Саяна: 42; Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 25;

Данилов, Фл. Сиб. 1 : 62; Ломоносова, Консп. фл. Уюк. хр.: 46; Сонникова, Сосуд. раст. СаяноШуш. зап.: 8; Степанов, Флороген. ан.: 30; Шмаков, Опред. папоротн. Рос.: 59; Шауло, Сосуд.

раст. дол. р. Перев. Хун.: 33; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 24. – Polypodium dryopteris L. 1753, Sp. Pl.: 1093. – Dryopteris linnaeana C. Chr.: Фомин, Фл. СССР, 1 : 43; Шишкин, Очерки Урянх. кр.: 124. – D. pulchella (Salisb.) Hayek: Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 27.

Скалы, осыпи, курумы, в пределах высот 400–1900 м над ур. м. Предпочитает районы с повышенной влажностью (1–3, 5–7, 9–17, 20, 21, 23).

3. G. jessoense (Koidz.) Koidz. 1936, Acta phytotax. et Geobot. 5 : 40; Данилов, Фл. Сиб. : 64; Степанов, Флороген. ан.: 30; Шауло, Сосуд. раст. дол. р. Перев. Хун. : 33; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 24. – Dryopteris jessoensis Koidz. 1924, Bot. map. Tokyo, 32 : 104 – G. remote-pinnatum auct. non (Hayata) Ching: Положий, Фл. Красн. кр. 1 : 25, p. p. – G. rebertianum auct. non (Hoffm.) Newm.: Сергиевская, Фл. Заб. 1 : 27, p. p. – Dryopteris robertiana auct.

non (Hoffm.) Christ: Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 28, p. p.; Фомин, Фл. СССР, 1 : 42, p. p.

Скалы, каменные россыпи, курумы, в пределах высот 400–2000 м над ур. м. Обычное на всей территории горной страны.

Сем. 10. Щитовниковые – Dryopteridaceae Род 1. Щитовник – Dryopteris Adans.

1. D. carthusiana (Vill.) H.P. Fuchs, 1958, Bull. Soc. Bot. Fr. 105 : 339; Положий, Фл.

Красн. кр. 1 : 23; Данилов, Фл. Сиб. 1 : 60; Сонникова, Сосуд. раст. Саяно-Шуш. зап.: 7;

Степанов, Флороген. ан.: 30; Шмаков, Опред. папоротн. Рос.: 70; Гуреева, Равноспор. папоротн. Южн. Сиб.: 27. – Polypodium carthusianum Vill. 1786, Hist. Pl. Dauphin. 1 : 292. – Dryopteris spinulosa (Sw.) Watt: Фомин, Фл. СССР, 1 : 40; Черепнин, Фл. южн. ч. Красн. кр.

1 : 40. – D. spinulosa subsp. euspinulosa Aschers.: Крылов, Фл. Зап. Сиб. 1 : 26. – Aspidium spinulosum Swartz in Schrad: Printz, Veg. Sib.-Mong. front.: 103.

Хвойные и смешанные леса, в пределах высот 400–2100 м над ур. м. Предпочитает районы с повышенной относительной влажностью воздуха (1–3, 6–12, 14, 16, 17, 21–23).

2. D. cristata (L.) A. Gray, 1848, Man. Bot. North U.S. ed. 1 : 631; Крылов, Фл. Зап. Сиб.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 15 |
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УТВЕРЖДАЮ Декан факультета Энергетики и электрификации доц.А. В. Винников 2012 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дисциплины ПОЛИТОЛОГИЯ для специальности 110302.65 Электрификация и автоматизация с. х. Факультет: Энергетики и электрификации Ведущая кафедра истории и политологии Дневная форма обучения Заочная...»

«Руф Игнатьев СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ (уфимский и оренбургский период) Том I 1859–1866 годы Оренбург Издательский центр ОГАУ 2011 УДК 947(470.56) ББК 63.3(2)2р36-40Р) И 26 Ответственный редактор доктор исторических наук В.А. Лабузов Составитель доктор исторических наук М.И. Роднов Игнатьев Р.Г. И 26 Собрание сочинений (уфимский и оренбургский период) / Ответственный редактор В.А. Лабузов; составитель М.И. Роднов. Т. I: 1859–1866 годы. – Оренбург: Издательский центр ОГАУ, 2011. – 230 с. ISBN...»

«Геополитика и экогеодинамика В.Н. Пащеня регионов. 2007. Вып.2. С. 136-145 УДК 947. 7322/477.75/ Пащеня В. Н. ЭТНОЭКОНОМИЧЕСКИЙ ВОПРОС В ДОРЕВОЛЮЦИОННОМ КРЫМУ: ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ РЕШЕНИЯ (1900-1917 гг.) Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского, г. Симферополь Аннотация: В статье анализируется состояние этноэкономического развития в Крыму в дореволюционный период, его особенности у различных народов, прежде всего крымскотатарского, чего ранее не делалось. Целью данной статьи...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ПАМЯТНИКИ РОССИИ: ОХРАНА И МОНИТОРИНГ Группа археологического мониторинга ИИМК РАН (2001–2010) САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2012 Опубликовано при финансовой поддержке некоммерческого партнёрства Межрегиональная ассоциация археологов (НП МААР) Редакционная коллегия: А. В. Субботин (ответственный редактор), Л. Б. Кирчо, С. В. Красниенко, В. Я. Стеганцева Археологический памятники России: охрана и мониторинг. Группа...»

«Draft 2 ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В УКРАИНЕ РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА В XXI ВЕКЕ (АНАЛИТИЧЕСКИЙ ДОКЛАД) Научное издание ( На русcком и английском языках) Аналитический доклад подготовлен при финансовой поддержке Бюро ЮНЕСКО в Москве и Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ (МФГС) в рамках Пилотного проекта ЮНЕСКО / МФГС Художественное образование в странах СНГ: развитие творческого потенциала в XXI веке (2009 – 2014) Сведения и материалы,...»

«В. Ш. Авидзба Абхазский роман Ответственные редакторы: доктор филологических наук 3. Г. Османова, кандидат филологических наук Ш. X. Салакая СУХУМ - 1997 АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ АБХАЗСКИЙ ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ им. Д. И. ГУЛИА Светлой памяти моего дяди — Авидзба Эдуарда (Родика) Джуговича — посвящаю. Автор книги выражает искреннюю благодарность спонсорам: Беслану Эшба, Адгуру Харазия, Хрипсу Джопуа АВИДЗБА В. Ш. Абхазский роман. Сухум: Алашара, 1997. — 164 с. АННОТАЦИЯ...»

«Неустановленный автор Воины креатива. Главная книга 2008-2012 Аннотация Эта книга – своеобразный бумажный вирус, который овладевает умами и расширит границы для реализации творческих возможностей. Здесь приведены креативные схемы, которые смогут использовать все желающие! Сейчас эти люди практические выключены из процесса Большого Созидания новой России, но кто сказал, что это нельзя изменить? Пусть из тысячи новых имен только сотни станут звездами, десятки – признанными гениями, зато единицы –...»

«Сергий Радонежский. Н. Борисов. Серия: Жизнь замечательных людей. Молодая гвардия, 2006 г., 336 стр., тираж: 5000 экз. Впервые в серии Жизнь замечательных людей выходит жизнеописание одного из величайших русских святых — преподобного Сергия, Радонежского чудотворца. Игуменом земли Русской называли его еще при жизни. Но жизнь Сергия отнюдь не замыкалась в стенах созданного им Троицкого монастыря; его по праву считают крупным политическим деятелем эпохи Куликовской битвы. Так что же это был за...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Тверской государственный университет УТВЕРЖДАЮ Декан факультета географии и геоэкологии Е.Р. Хохлова 22 февраля 2010 г. Учебно-методический комплекс по дисциплине ГЕОЛОГИЯ, 1 курс 020400.62 География очная форма обучения Обсуждено на заседании кафедры Составитель: физической географии и к.г.н., доцент региональной геоэкологии А.Г. Жеренков _ февраля 2010 г. Протокол № Зав....»

«Энтони Графтон ИСТОРИЯ АКАДЕМИЧЕСКОЙ ХАРИЗМЫ. ГУМАНИТАРНЫЙ АСПЕКТ (Рецензия на книгу Уильям Кларк. Академическая харизма и возникновение исследовательского университета. Yale University Press, 2006) В последнее время поиск новой актуальности гуманитария в XXI ве ке становится все более интенсивным. Поэтому возрастает необхо димость качественных исследований, которые анализируют сегод няшнее состояние университета в контексте его прошлого, когда ключевые фигуры университетской жизни – случайно...»

«Вильям Васильевич Похлёбкин Все о пряностях Все о пряностях. Виды, свойства, применение.: Пищевая промышленность; Москва; 1975 Аннотация Книга рассказывает о пряностях. Читатель узнает об их происхождении, об увлекательной истории поисков пряностей. Автор дает классификацию пряных растений, знакомит со свойствами, качеством, значением, применением, нормами и правилами употребления отдельных видов пряностей, приводит примеры их сочетания с пищей и друг с другом. Книга научит правильно...»

«Ежегодная маркетинговая премия Энергия успеха Лучшее корпоративное издание 2010 года №12 (39), декабрь 2011 В номере: Крупным планом 7 ноября наш банк понес тяжелую утрату — ушел из жизни советник правления Белгазпромбанка Валерий Владимирович Селявко. Ему было всего 53 года, 17 из которых неразрывно связаны с историей Белгазпромбанка. Более того, Валерий Владимирович оказался в числе тех, кто делал эту историю. Технологии Что делать, если ваша карта застряла в банкомате? Какие технологические...»

«ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ Канон свободы Мандельштам, Домбровский, Солженицын, Платонов, Гроссман Только несколько гениев остались свободными, поскольку гений не знает никакой другой формы духовного существования. – Александр Шиндель, Свидетель, Знамя, сентябрь 1987 г., с. 208. Когда Ахматова писала свой Реквием, она была свободной среди тотального рабства. Раб мечтает о свободе, а свободный художник просто живет в ней. Свобода – это состояние души. – Алексей Герман, Сны по заказу, Московские новости,...»

«Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин История одного города Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин История одного города Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин История одного города Аннотация Эту книгу, как известно, проходят в средней школе (именно проходят), и совершенно напрасно. Её нужно читать будучи взрослым, иначе многое в ней покажется неинтересным или непонятным. Прочитайте, не пожалеете. Это — наша история, написанная неравнодушным к России человеком. Современники называли её пасквилем на историю...»

«INTERNATIONAL INSTITUTE OF NEWLY ESTABLISHED STATES МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ НОВЕЙШИХ ГОСУДАРСТВ БИБЛИОТЕКА РУССКО-АРМЯНСКОГО СОДРУЖЕСТВА Станислав ТАРАСОВ МИФЫ О КАРАБАХСКОМ КОНФЛИКТЕ СБОРНИК СТАТЕЙ Москва • Книжный мир • 2012 Станислав ТАРАСОВ МИФЫ О КАРАБАХСКОМ КОНФЛИКТЕ. Сборник статей. (Серия Библиотека русско-армянского содружества) – М.: Книжный Мир, 2012. – 672 стр. ISBN Новая книга известного кавказоведа и публициста Станислава Тарасова, которая открывает серию Библиотеки...»

«В. И. Булавинцев Там где живут зимородки • РАССКАЗЫ • ОЧЕРКИ • • ИЗ ДАЛЬНИХ СТРАНСТВИЙ ВОЗВРАТЯСЬ • • ПРОСТО О РАЗНОМ • Фото автора Верстка: Родионов М.С. Отпечатано в типографии Квадратон (www.quadratone-print.ru) Москва, 2010г. Сальянский узник или история одного выстрела РАССКАЗЫ ОЧЕРКИ Сальянский узник 46 Соболь Давно это было, в ту пору о красных книгах и помину не было. Охотились по всему Советскому Союзу, или история одного выстрела 3 Вертишейка взял путевку и езжай на все четыре...»

«Борис Пастернак: Доктор Живаго Борис Леонидович Пастернак Доктор Живаго Борис Пастернак: Доктор Живаго 2 Аннотация Доктор Живаго (1945–1955, опубл. 1988) – итоговое произведение Бориса Леонидовича Пастернака (1890–1960), удостоенного за этот роман в 1958 году Нобелевской премии по литературе. Роман, явившийся по собственной оценке автора вершинным его достижением, воплотил в себе пронзительно искренний рассказ о нравственном опыте поколения, к которому принадлежал Б. Л. Пастернак, а также...»

«ГЛАВА I УСЛОВИЯ И ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ ШКОЛЬНЫХ БИБЛИОТЕКАРЕЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ 1.1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПЕДАГОГИКЕ ДЕТСКОГО ЧТЕНИЯ В ДРЕВНЕЙ РУСИ истории мировой библиотековедческой и педагогической В мысли особое место занимают идеи профессиональной подго товки специалистов, призванных приобщать к книге подрастаю щее поколение, ибо на всех этапах своей истории человечество ре шало важную для себя задачу передачи знаний и духовных ценно стей от...»

«Бертран Рассел : История западной философии 1 Бертран Рассел История западной философии Бертран Рассел История западной философии и ее связи с политическими и социальными условиями от античности до наших дней ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА Книга Б. Рассела История западной философии является одной из тех немногих книг, которая способна вызвать любопытство людей, не имевших дело с философией, но людей образованных. Вот два тому свидетельства. Борхес сказал как-то, что если бы ему было суждено навсегда...»

«Всебелорусский ежемесячный информационный вестник № 4 (2) февраль 2007 ИЗДАЕТСЯ ДЛЯ ОСВЕЩЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОДДЕРЖКИ СОЗДАТЕЛЕЙ РОДОВЫХ ПОМЕСТИЙ БЕЛАРУСИ Читайте в номере: Актуальный вопрос! Конференция ИАЦ Информационно-аналитический центр 21-22 апреля 2007 г. “Звенящие кедры Беларуси” был создан 3 сентября 2006 года, сегодня ему исполнистр. лось пять месяцев. За это время он успешСтройотряды или но сделал первый шаг: создал в Беларуси взаимовыгодное сотрудничество...»




 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.