WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |

«неуемная Россия неуемная Россия Москва–Волгоград 2003 Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Центр общественных наук Экономический факультет ...»

-- [ Страница 2 ] --

Тип (от греч. tpos) — отпечаток, форма, образец.

Институты рассматриваются как регуляторы хозяйственных процессов. Основное их назначение и смысл заключаются в организации (упорядочении) взаимоотношений между людьми. Без институтов высокоразвитая хозяйственная жизнь была бы невозможной:

общество представляло бы собой множество не связанных друг с другом сегментов, групп, индивидов. Д. Норт пишет, что «институты — это правила, механизмы, обеспечивающие их выполнение, и нормы поведения, которые структурируют повторяющиеся взаимодействия между людьми» [1, 73]. Достаточно полное определение понятия «институт» дано А.Н.

Олейником. По его мнению, «институт совокупность формальных, фиксируемых в праве, и неформальных, фиксируемых в обычном праве, рамок, структурирующих взаимодействия индивидов в экономической, политической и социальной сферах» [2, 188].

Иерархия (от греч. hiers — священный и arch — власть) — расположение частей или элементов целого в порядке от высшего к низшему.

свою очередь семейно-родственная структура характеризуется локализацией хозяйственного взаимодействия и традиционным поведением. Имеет место разделение хозяйствующих субъектов на «своих» и «чужих». Преобладают неформальные нормы и правила. Отношения строятся на основе четких принципов взаимности и доверия. Использование ресурсов базируется на сложившемся образе мира, а также определенных поведенческих схемах и установках.

Выбор той или иной институциональной структуры зависит от специфичности ресурсов, уровня неопределенности внешней среды, склонности хозяйствующих субъектов к риску, сложности взаимодействий и других факторов.

Все эти факторы влияют на модификацию и искажение форм в рамках одного типа5. Появляются смешанные формы, сочетающие характеристики разных институциональных типов, например, цеховая структура в Средние века, клан и др.

На основе новых информационных и коммуникационных технологий (ИТ) сформировалась специфическая форма хозяйственной организации, отличающаяся как от рынка, так и от иерархии. Эту морфологическую форму поразному называют в экономической литературе6. Например, В. Кузнецов пишет о «сетях добавленной стоимости», которые гибко меняют свою конфигурацию с изменением условий экономической деятельности [3, 18]. Э. Кочетов обращает внимание на блуждающие интернационализированные воспроизводственные ядра [4, 73 74]. П. Власов, Т. Гурова, Л. Мясникова и другие выделяют глобальную сеть [5; 6].

Вместе с тем все авторы едины в том, что в новых условиях хозяйственное взаимодействие все больше оказывается организованным по принципу сетей. Исследуя структуру «информационального общества»7, М.

Кастельс приходит к выводу, что «…именно сети составляют новую социальную морфологию наших обществ, а распространение сетевой логики в значительной Так, иерархия в форме командной экономики характеризуется простым и ограниченным утилитаризмом (ориентацией индивидуума на максимальную полезность вне продуктивной деятельности), неполной рациональностью, связанной с ограниченностью информации и отсутствием свободы выбора средств для достижения цели, заданной извне государственными органами (партийными, хозяйственными и т. п.), а также максимально персонифицированным доверием, провозглашенным легализмом и т. п.

Морфология (от греч. morph — форма и … логия) — наука о форме и строении организмов и т. п.

М. Кастельс считает, что более точным определением нового общества, основанном на производстве, распространении и потреблении информации, и, соответственно, экономики, является «информациональное» (informational), а не «информационное» (information) [8, —43].

мере сказывается на ходе и результатах процессов, связанным с производством, повседневной жизнью, культурой и властью» [7, 494].

Сетевая структура представляет собой совокупность взаимосвязанных узлов, содержание которых зависит от характера деятельности. В соответствии с принципами построения сети расстояние (физическое, экономическое, социальное, политическое и т. п.) между двумя точками укорачивается, если они являются узлами единой сетевой структуры. Интенсивность их взаимодействий повышается. При этом в рамках одной сетевой структуры расстояние между узлами либо одинаковое, либо равно нулю. Расстояние между любой точкой, находящейся вне конкретной сети, и любым ее узлом может доходить до бесконечности [7, 495].

Конечно, сетевая форма организации известна давно. Она свойственна особенно крупным корпорациям. Так, исторически и логически в основе процесса транснационализации производства, под которым мы понимаем вынесение отдельных звеньев производственно-технологических цепочек за национальные рамки, лежит создание и ветвление зарубежной филиальной сети. В результате интернализации8 и экстернализации9, которые осуществляются посредством заключения различных видов контрактов, как внутри-10, так и межфирменных11, Интернализация — от англ. internal — внутренний. Интернализация представляет собой процесс сокращения или устранения отрицательных внешних эффектов путем превращения внешних факторов во внутренние. Процесс интернализации теоретически обоснован в концепции экстерналий А. Пигу, теореме Р. Коуза, теория И. Баккли и М. Кэссона и др.

Традиционными формами интернализации являются создание филиалов, совместные предприятия, стратегические альянсы, слияния и поглощения и т. п. Сочетание отраслевой, географической (страновой) и стратегической диверсификации создает уникальную возможность максимально использовать экономию на масштабе производства, экономию за счет стандартизации, многофункционального использования факторов производства, а также за счет сглаживания последствий конъюнктурного изменения спроса, динамики заработной платы, изменений валютных курсов и т. п.

Экстернализация — от англ. external — внешний. Процесс экстернализации представляет собой альтернативный способ снижения трансакционных издержек по сравнению с интернализацией. Трансакционные издержки снижаются не за счет включения отдельных видов деятельности во внутреннюю структуру фирмы, а путем передачи отдельных операций независимым фирмам. Это перекладывание на других хозяйствующих субъектов собственных трансакционных издержек. Процесс экстернализации еще не имеет своего теоретического обоснования. О нем стали писать лишь с середины 90-х гг. ХХ в. Одним из первых гипотезу экстернализации выдвинул К. Омае [9].

80—90-е гг. ХХ в. ознаменовались предоставлением филиалам крупных корпораций юридической, хозяйственной и финансовой самостоятельности. Дочерние компании сами заключают договоры о субподряде со множеством посторонних фирм, главным образом средних и мелких. Так, филиалы ТНК имеют возможность самостоятельно разрабатывать стратегические направления производственной, сбытовой и научно-исследовательской формируется общепланетарная (глобальная) сеть ТНК, охватывающая и пронизывающая все сферы и отрасли.

Вместе с тем только на рубеже веков произошло становление сети как экономического института. Одно из названий формирующейся новой среды — «сетевая экономика» (Network Economy).

Институциализация сети связана со спецификой новых информационных технологий и особенно интернет-технологий (ИТ), которые оказывают существенное влияние на все хозяйственные процессы, формы и способы хозяйственного взаимодействия, контуры воспроизводственного процесса на микро-, мезо-, макро- и мегауровнях, а также на образ жизни и стиль мышления.

Во-первых, в рамках единой информационной системы планеты конфигурация хозяйственных потоков стала преимущественно определяться структурой и конфигурацией информационных потоков12. Последние имеют форму сетей. Поэтому в современной экономике начинают доминировать сетевые структуры.

Во-вторых, ИТ как ресурс в силу своей универсальности и все проникающего характера13 обладают невысокой степенью специфичности. Более того, их специфичность снижается по мере их распространения. Это является следствием так называемого закона Меткальфа, который гласит, что «полезность сети для общества пропорциональна квадрату числа пользователей» [12, 69].

ИТ предполагают глобальное (всемирное) распространение. Они территориально независимы, т. е. не специфичны по месту расположения (site specificity). Появление интернет-технологий дало возможность оперативно выходить на отдаленные рынки. Выгодное географическое расположение для многих видов деятельности перестало быть актуальным. Индивидуум, живя в деятельности в рамках закрепленной за ними товарной номенклатуры.

Так, общее число межфирменных соглашений в 1996 г. составило 8,2 тыс. Из них на долю международных соглашений приходилось около 60% [10].

Согласно прогнозам, общая стоимость мирового производства, связанного с Интернетом, в 2003 г. достигнет 2,8 трлн дол., что составит примерно 7% мирового ВВП и превысит объем валового внутреннего продукта таких крупных стран, как Германия, Франция или Великобритания [11].

По интенсивности применения интернет-технологий лидерами являются производство всех видов высокотехнологичных продуктов и услуг, международный туризм, информационный бизнес и другие отрасли. Возникли и активно развиваются новые виды деятельности — интернет-коммерция (e-коммерция), электронная индустрия развлечений, персонализированное обеспечение информацией, дистанционное техническое обслуживание, дистанционное обучение и т. п.

одной стране, может работать на другом конце земного шара14. Он не «выпадает»

из привычной социальной и культурной среды и налаженных родственных связей.

Он имеет возможность выбрать любое место для жительства — будь то большой город или маленькая деревушка. Наемный работник, предприниматель, чиновник, где бы ни находились, имеют возможность осуществлять постоянный контакт со своей организацией, клиентами, поставщиками и т. д. Развитие системы дистанционной работы обеспечивает трудоустройство различных групп людей, чья способность к передвижению ограничена в силу болезни или несчастного случая.

Появилась равная взаимная доступность всех рынков независимо не только от их территориального, но и временного размещения. Снижается уровень специфичности ресурсов во времени (temporal specificity). Временной лаг между поступлением заказа, его оформлением и реализацией существенно сокращается, а в некоторых случая приближается к нулю15. Продлеваются так называемые «бизнес-часы» — хозяйственной деятельностью можно заниматься 24 часа в сутки, в любое время суток и недели. Потребитель теперь сам определяет свои временные предпочтения.

ИТ снижают также уровень и других видов специфичности ресурсов, например, технологической. Правда, при этом повышается специфичность человеческого капитала, возрастает роль индивидуума как генератора идей, источника и составляющей богатства страны и мира в целом высокотехнологичных «расширенных» продуктов по индивидуальным заказам, привносят элемент интерактивности в отношения между агентами, расширяют информацию о продуктах и услугах, ценах, поставщиках и т. п. Интернет, предоставив производителям доступ к максимальной аудитории потребителей со всеми их разнообразными предпочтениями, тем самым способствовал повышению уровня сложности хозяйственного взаимодействия.

В-четвертых, формируемая информационно-технологическая среда хозяйственной деятельности является чрезвычайно пластичной и динамичной.

Высокий уровень неопределенности внешней среды связан и с так называемым парадоксом информации, которая во всех своих качественных проявлениях Примерно 400 компаний из 500 крупнейших мировых фирм используют свои веб-сайты для размещения информации о вакансиях. Примерно половина из них принимает заявления в он-лайновом режиме.

Например, компании Ford и Yahoo! Inc. объявили, что в ближайшее время намерены создать персонифицированный автомобильный сервис на базе портала Yahoo. В результате появится возможность более оперативной реакции на заказ автомобилей. Срок поставки автомобиля можно снизить с 15—30 дней до 4—7.

выступает как единство определенности и неопределенности, как само себя полагающее и отрицающее.

В-пятых, ИТ существенно изменяют соотношение цены доступа к закону и цены внелегальности. Например, с помощью Интернета легко уходить от налога с продаж. Так, если потребитель покупает компакт-диск в обычном магазине, он автоматически платит налог с продаж. Если же он такой же диск покупает в американском или ином он-лайновом магазине и получает его по почте, то вполне возможно избежать уплаты налога. К тому же налоговые органы практически не в состоянии отследить операции купли-продажи цифровой продукции. С повышением мобильности как целых фирм, так и отдельных специалистов затрудняется процесс идентификации налогоплательщика и видов налогооблагаемой деятельности. Многие фирмы переходят в он-лайновый режим с оффшорной регистрацией. С широким использованием электронных денег выявить потенциального налогоплательщика станет еще труднее16.

Таким образом, низкая степень специфичности ИТ как ресурса, высокий уровень неопределенности внешней среды, сложность хозяйственного взаимодействия и другие факторы обусловили становление сети как экономического института. Б. Гейтс называет сетевую информационную структуру «электронной нервной системой», которая по аналогии с нервной системой человека обеспечивает движение глубоко интегрированных потоков информации, поступающих в нужное время и в нужные части организма. Данная «электронная нервная система» представляет собой совокупность процессов, с помощью которых хозяйствующий субъект воспринимает мир и адекватно реагирует на изменения, происходящие в нем [13]. Принадлежность к той или иной сетевой структуре (управленческой, технологической, информационной, финансовой и т. п.), а также взаимодействие между сетями становятся важнейшими факторами экономического развития и конкурентоспособности.

Сети стали, по мнению М. Кастельса, институтами, способствующими перестройке отношений экономической власти. Доступ к той или иной информационной или финансовой сети становится орудием осуществления власти, по образному высказыванию М. Кастельса, — «рубильником», что доступно немногим [7, 496]. Некоторые исследователи обращают внимание на то, что сетевая структура позволяет преобразовать не только и не столько «мертвую»

материю, но и живое человеческое сознание, как индивидуальное, так и В связи с сокращением издержек внелегальности специализированная комиссия ООН еще в 1996 г. обнародовала акт о беспошлинной электронной торговле и международном торговом арбитраже. Беспошлинную электронную торговлю с 1 января 1998 г. ведут страны ЕС и США. Решение о введении беспошлинной электронной торговли в мае 1998 г. приняла и Всемирная торговая организация, членом которой готовится стать Россия.

общественное. Сеть способствует распространению (насаждению) господствующей модели сознания и поведения [14, 41 — 58].

Сеть как экономический институт в отличие от рынка и иерархии имеет следующие специфические черты: открытый характер17 и согласованность хозяйственных процессов на основе функциональной связи. Это позволяет использовать многообразные формы интернализации и экстернализации, часто прямо противоположные. Одновременно имеют место диверсификация и дедиверсификация, концентрация и деконцентрация производства, централизация и децентрализация управления, размывание функциональных границ внутри организаций и передача отдельных функций специализированным компаниям18, прямое взаимодействие с покупателями и поставщиками и увеличение числа посредников и т. п. Хозяйственный процесс теперь реализуется в сложной системе контрактно-договорных отношений, как формальных, так и неформальных.

В результате снимается проблема традиционных преимуществ крупных и малых компаний. В сетевой структуре конкурентоспособны и те и другие.

Создаются временные сетевые структуры — ассоциации, пулы, союзы, коалиции и проч. Формируются так называемые виртуальные сети, а также электронные сообщества и т. п.

Виртуальная сеть представляет собой совокупность контрактов, реализуемых в электронной среде (киберпространстве). Она формируется на основе новой идеи или для выполнения поступившего рыночного заказа.

Фактической оперативной единицей становится деловой проект, реализуемый сетью, а не хозяйствующий субъект. Все участники, исходя из своих ключевых компетенций, предоставляют в распоряжение новой организации необходимые ресурсы (кадры, сырье, финансовые средства и пр.), а также технологии, «ноухау», специальные знания и т. п. Возникшая структура изначально является Сети представляют собой открытые структуры, которые могут неограниченно расширяться путем включения новых узлов, если те используют аналогичные коммуникационные параметры — ценности, мотивации, производственные задачи и т. п.

ИТ настоятельно потребуют узкой специализации компании на высокопрофессиональном выполнении одного делового процесса. Появляются специализированные фирмы, обладающие наибольшим интеллектуальным капиталом в своей нише. Процесс передачи сторонней фирме не основных деловых процессов компании получил наименование аутсорсинг (outsourcing). Выигрыш — в улучшении управляемости и снижении расходов.

Появляется возможность повысить уровень профессионального выполнения тех или иных бизнес-услуг. Компании могут целенаправленно увеличивать свой интеллектуальный капитал в ключевой сфере деятельности. Аутсорсинг затронул бухгалтерский учет, обслуживание корпоративной информационной системы, услуги по поддержке веб-сайтов, маркетинговые исследования, услуги по обработке и систематизации входящей информации. На очереди — стратегическое планирование, PR, сбыт, юридическое сопровождение всей деятельности фирмы.

глобальной: взаимодействие между компаниями (партнерами), происходящее в электронной среде, просто не знает, что такое национальные (географические) границы.

Преимущества виртуальных сетей заключаются в расширении действующего ресурсного потенциала без потери гибкости, параллельном управлении самыми разнообразными хозяйственными процессами, адаптивности к изменяющейся внешней среде, а также интерактивности управления.

Традиционные структуры, основанные на жестких контрактных формах, например, стратегические альянсы или совместные предприятия, в полной мере не могут приспособиться к динамике внешней среды. Вместе с тем «рыхлым»

сетевым структурам свойственны высокие трансакционные издержки. Для внутренней координации и согласования действия в рамках виртуальной сети необходимо взаимное доверие.

На основе интернет-технологий формируются целые электронные сообщества, имеющие общие источники информации, рабочую силу, бизнеспроцессы, рыночные стратегии и т. п.19 Компании поддерживают между собой связь, действуют сообща, совместно предлагают широкий набор коммерческих услуг в целях развития деятельности в сфере электронного бизнеса20.

Электронные сообщества могут осуществлять совместные проекты или совместно предлагать широкий набор коммерческих услуг. Они внедряют прогрессивные технологические и управленческие решения, основанные на унификации и стандартизации, например, контент- и процесс-менеджмента, межфирменных интерфейсов, основных бухгалтерских и контрольных функций, внешней отчетности, бизнес-коммуникаций и т. п.

геоэкономических структур, как региональных, так и глобальных. По мнению Г.

Бенеско, поддержка глобальной сети постепенно выйдет за национальные рамки и станет прерогативой международных организаций, таких как ООН (в вопросах торговли), ВТО, Европейская комиссия и др., которые сосредоточатся на разработке «кодекса поведения» компаний и государств на глобальных электронных рынках. Скорее всего, наиболее активные и успешные корпорации, электронные сообщества и региональные сетевые структуры, воспользовавшись стратегическими преимуществами на глобальном поле конкурентной борьбы, смогут устанавливать собственные стандарты для всех остальных [15].

Подобные структуры еще называют «электронными кейрецу».

Примерами коммерческих сообществ, образованных при помощи компьютерной сети, служат GroceryNet-work, Manufacturing Marketplace, OilOnline, VerticalNet и др.

В силу того, что полная унификация региональных сетевых структур вряд ли возможна21, в мировой экономике формируется сложно организованная многоуровневая сетевая структура взаимоотношений между экономическими агентами через Интернет и другие телекоммуникационные средства. Она имеет свои пропорции, параметры и тенденции развития. Данная сетевая структура поддерживается и воспроизводится деятельностью все большего количества субъектов, между которыми устанавливаются все более многообразные связи.

Данное многообразие ведет к тому, что воспроизводство отдельного хозяйствующего субъекта (микро-, мезо-, макро- или мегауровня) оказывается обусловленным функционированием других акторов и всей системы в целом.

Следовательно, сеть как институциональная типологическая единица интегрирует характеристики других структур. Сеть представляет собой совокупность различных видов контрактных отношений — реальных и виртуальных, формальных и неформальных, рыночных и нерыночных. Здесь гибко сочетаются автономность и взаимозависимость, персонифицированное и де персонифицированное доверие22, целерациональное и ценностно-рациональное поведение, локальность и глобальность и т. д.

Теперь можно ответить на поставленные в начале данной статьи вопросы. Типологические характеристики российской экономики определяются, как правило, на основе морфологической дихотомии «рыночная — нерыночная экономика». Вместе с тем данная дихотомия не описывает всего многообразия морфологических форм российской экономики: старых и новых, модифицированных и искаженных, реальных и виртуальных.

Конечно, говорить о сетевой структуре российской экономики еще преждевременно. По экспертным оценкам, в стране около 3 млн человек пользуются услугами глобальной сети и примерно 1,8 млн человек постоянно пользуются услугами Интернета. Объем продаж индивидуальным пользователям Интернета в России в 1999 г. составлял 1—3 млн дол. (в том же году пользователи истратили 61,1 млрд дол. в североамериканских интернет-магазинах).

Корпоративная электронная коммерция оценивается в 90 млн дол. В зачаточном В настоящее время процесс глобализации сталкивается со специфическими национальными экономическими и культурными интересами отдельных стран. Имеет место национальная самоидентификация. Усиливается тенденция к сохранению уникальных особенностей национальных хозяйств, национального языка, культуры, самобытности.

Например, в компьютерном бизнесе довольно широко распространена система этнических (общинных) клиентских связей. Так, индийские руководители американских компаний часто лоббируют интересы своих соотечественников при распределении заказов на оффшорное программирование. Аналогично менеджеры-китайцы тайваньского или сингапурского происхождения помогают своим соотечественникам создавать компании на Тайване и в Китае.

состоянии находится интернет-банкинг. По оценкам специалистов, в 2000 г.

максимум 3,4 тыс. человек использовали Интернет с целью управления банковскими счетами [16; 17].

Для институциализации сети необходимо достигнуть, как считают специалисты, уровень проникновения Интернета в 20%. Этот уровень позволит перейти к новой бизнес-модели, основанной на ИТ. Только к концу 2004 г.

прогнозируется, что вышеназванный показатель превысит в России 10%. В Москве и Санкт-Петербурге он составит соответственно 38 и 23,4% [18].

Формирование сетевой структуры российской экономики связано с такими факторами, как душевые доходы населения, расценки на услуги сети, развитие как информационного содержания сети, так и интернет-сервисов23.

Существенное влияние оказывает также наличие специальных устройств доступа, таких как мобильные телефоны, карманные компьютеры, телевизионные приставки и т. п. Важную роль в развитии информационно-сетевой экономики играет уровень подготовки населения24.

Вместе с тем, представляя, хотя бы в общих чертах, координаты мирового развития и реально определяя типологические характеристики российской экономики, можно успешно взаимодействовать с внешним миром, уточнять цели и средства, которые следует привлекать для их достижения.

1. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., 1997.

2. Олейник А.Н. Институциональная экономика: Учеб. пособие. М., 2000.

3. Кузнецов В. Что такое глобализация // Мировая экономика и международные отношения. 1998. №3.

4. Кочетов Э. Стратегия развития: геоэкономическая модель // НАВИГУТ.

1999. №1.

5. Власов П., Гурова Т. Доступ в глобальную сеть // Эксперт. 1999. №1— 2.

6. Мясникова Л. Глобализация экономического пространства и сетевая несвобода // Мировая экономика и международные отношения. 2000. №11.

7. Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под. ред. В.Л.

Иноземцева. М., 1998.

Сегодня многие российские предприятия, имеющие свои представительства в webпространстве, используют новые технологии лишь для информации о своей деятельности.

Проведенные Фондом общественного мнения социологические опросы показывают, что 56% опрошенных россиян имеют смутное или не имеют вообще представления об Интернете. Столько же опрошенных не проявляют к Интернету особого интереса [19, 9].

8. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура. М., 2000.

9. Ohmae K. The Invisible Continent. Four Strategic Imperatives of the New Economy. N.Y., 2001.

10. Transnational Corporations and World Development / UN. N. Y., 1997.

11. БИКИ 2000. №29 (8073). 16 марта.

12. Wiseman A.E. The Internet Economy. Wash., 2000.

13. Гейтс Б. Бизнес со скоростью мысли. М., 2001.

14. Братимов О.В., Горский Ю.М., Делягин М.Г., Коваленко А.А. Практика глобализации: игры и правила новой эпохи. М., 2000. January 19.

15. eCommerce World. 2001.

16. http://www.iis.ru.

17. http://www.monitoring.ru.

18. http://www.trodial.ru.

19. Липихин К. Компьютер? А что это? // Российская газета. 2002. 7 нояб.

Институциональный механизм формирования гражданского Результатом политико-экономической трансформации устоев России явилось, с одной стороны, формирование основ рыночной экономики, с другой — создание новых горизонтальных и вертикальных связей и взаимоотношений между гражданами, определяющих вектор экономического развития. Политологи подчеркивают, что рыночная экономика имеет больше шансов на успех там, где граждане активно участвуют в управлении на уровне локальных сообществ в разнообразных формах ассоциаций, добровольных объединениях по интересам и т. п., т. е. там, где они могут коллективно выразить совпадающие интересы, донести их до властно-распорядительных органов и совместно определить формы, методы и способы их удовлетворения. Другими словами, рыночная экономика эффективнее проявляет свои потенции в гражданском обществе, где властные органы имеют возможность полнее учитывать разнообразные интересы граждан и создают благоприятные условия для их удовлетворения.

Исследователи, описывая гражданское общество, по сути дела, сводят его к следующим основным характеристикам [1]. Во-первых, отмечается тесная корреляция индивидуальных и общественных потребностей; во-вторых, высокая степень участия граждан в реализации общественных интересов; в-третьих, значительный уровень доверия и терпимости в обществе; в-четвертых, уменьшение масштабов оппортунистических действий; в-пятых, стремление граждан к решению совместных проблем в результате коллективных действий. В результате создается система, в которой политико-экономическая власть распределяется между большим количеством групп, различающихся по масштабам и структуре и обладающих разным доступом к ограниченным ресурсам.

Нормы и ценности гражданского общества реализуются, закрепляются, воспроизводятся через конкретные социальные структуры и формы совместной деятельности — ассоциации. Объединение в ассоциации людей с общими интересами объясняется стремлением реализовать индивидуальные потребности с меньшими издержками в результате распределения их между большим количеством лиц, по сравнению с теми, которые они бы понесли, находясь вне этой группы. Помимо экономии на ресурсных издержках, члены ассоциации получают возможность снижения и трансакционных издержек за счет получения доступа к информационной системе. В ассоциации складывается не только формальная, но и имплицитная специфическая информационная система, включающая способы получения данных, их фильтрацию, интерпретацию, формы сохранности и контроля качества и надежности внешних данных. Вступая в ассоциацию, индивид получает возможность значительного увеличения объемов информации, что затруднено при функционировании в автономном режиме. К тому же, участвуя одновременно в деятельности многообразных ассоциаций, индивид использует разные информационные системы, что повышает степень оптимальности его выбора, снижает риск неопределенности, способствует получению информации о поведении соперников и, в конечном итоге, позволяет реализовать свои потребности наиболее рациональным способом.

Так, стремление американцев объединяться в различные гражданские и политические организации содействует централизации их разрозненных интересов, выступает как метод коллективного действия, позволяющего совместно добиваться общей цели. Концентрация экономических интересов и потребностей позволяет властным структурам сосредоточить ресурсы на решении значимых для локального сообщества задачах, выявить приоритетные направления экономической политики. Немецкий антропософ Ф. Вилькен, так же как и американский исследователь Ч. Мюррей, верно подметили, что ассоциации, объединяя индивидов, придерживающихся общих взглядов на то, как обстоят дела и как они должны обстоять, создают общее представление об экономической жизни и способах управления ею, чего не в состоянии сделать центральная инстанция [2, 195].

Граждане, участвуя посредством ассоциаций в управлении обществом, становятся заметной силой, игнорирование интересов которой чревато для политиков потерей электората. К тому же причастность к гражданским ассоциациям формирует у индивидов навыки кооперации, способы совместных действий, гражданскую ответственность за коллективные начинания, толерантность представителей разных социальных групп. Дж. Гэлбрейт достаточно полно охарактеризовал значение ассоциаций для развития гражданского общества: «Не равнодушие, а сочувственное внимание к другим, не индивидуализм, а приспособление к нуждам организации, не соперничество, а тесное и постоянное сотрудничество — таковы главные требования, предъявляемые групповой деятельностью» [3, 136—137].

Отсутствие гражданских ассоциаций и малочисленность местных средств массовой информации, считает Р. Патнем, вполне могут служить показателем того, что дела общины вершатся в стороне от граждан [4, 124].

Социально-экономические связи в таком сообществе складываются как преимущественно вертикальные связи зависимости и эксплуатации, обеспечения экономического выживания и социального статуса, т. е. связи, объединяющие неравных людей с помощью асимметричных отношений. Утаивание информации при ее передаче по вертикально объединенным звеньям способствует развитию оппортунизма и увиливанию от соблюдения договоренностей. В то же время в гражданском обществе доминируют горизонтальные связи сотрудничества и солидарности, которые объединяют обладателей равных статусов и возможностей, позволяя им в процессе коллективных действий добиваться реализации своих потребностей за счет создания благоприятных условий развития со стороны административных органов власти.

Разумеется, что взаимосвязь гражданского общества и экономики не столь прямая, так как на экономическое развитие влияют обеспеченность территории ресурсами, степень их освоения, доступ к основным рынкам, национальная экономическая политика и т. п. Однако история свидетельствует о том, что чем выше степень гражданственности экономических субъектов и их агентов, тем больше предпосылок для устойчивого развития экономики.

Десятилетний юбилей трансформационных процессов в России выявил ряд проблем, результаты решений которых оказались неоднозначными с точки зрения практики рыночного хозяйствования. Прежде всего, перенесенные на российскую почву институты западного хозяйственного устройства оказались мало пригодными для российской среды и причины неудач не столько в неспособности россиян ассимилировать «лучшие достижения западной цивилизации», сколько в отсутствии предпосылок и условий для функционирования этих институтов, сформированных в условиях гражданского общества.

Советская экономика отличалась преобладанием вертикальных связей между хозяйствующими субъектами в сфере политико-экономических взаимодействий. Монополизация экономики, сосредоточение хозяйственных решений в руках партийно-хозяйственного административного аппарата, формализация горизонтальных отношений в «добровольных» обществах и коммунистической партии обусловили становление персонифицированных, лично зависимых иерархических отношений между руководителями хозяйственных звеньев. Горизонтальные связи, объединяющие субъектов, обладающих сходным статусом, экономическим положением и пытающихся реализовать свои экономические интересы совместными коллективными действиями, осуществлялись, как правило, в сфере теневой экономики.

В силу малой научной изученности проблемы теневой экономики трудно оценить ее масштаб и виды деятельности при социализме, тем не менее социологи отмечают, что в начале 80-х гг. практически все директора предприятий и большая часть линейных руководителей (начальники цехов, участков, мастера и др.) ряда отраслей (аграрно-промышленный комплекс, строительство, нефтехимия, торговля, легкая и пищевая промышленность, жилищнокоммунальное хозяйство) регулярно осуществляли часть своей деятельности в рамках теневой экономики [4, 86]. Теневые доходы составляли 20 % ВНП, ежегодно за совершение корыстных административных правонарушений привлекалось к ответственности 1,4—1,6 млн человвек [5, 137—138]. В 1999 г., по оценкам Я. Кузьминова, в теневую экономику было вовлечено уже 2/ работоспособного населения страны [6, 9].

С началом реформирования, наряду с внедрением «новых форм хозяйствования», происходил процесс включения в экономические отношения партийно-советских чиновников, из которых также стали успешно формироваться новые собственники, новый экономически господствующий класс России, основным критерием легитимности которых служила величина денежного капитала. В среде хозяйствующих субъектов стали превалировать групповые интересы и игнорироваться гражданские ценности, произошла индивидуализация и персонификация экономических интересов, что обусловило формирование полукриминального рынка.

В России частные собственники в своей деятельности нацелены в основном на спекулятивные краткосрочные перспективы, потребители исповедуют оппортунистические принципы поведения по отношению к производителям и государству, граждане страны, защищая свои права и свободы, рассчитывают в большей мере на оппонентов государственной власти, так как не имеют общедоступных рычагов влияния на государственную политику всех уровней. В то же время демократические теоретики подчеркивают, что «ключевой характеристикой демократии является постоянная чуткость правительства к настроениям и желаниям граждан» [1, 83]. Отсутствие такой характеристики обусловливает и непоследовательность экономических преобразований в обществе, которые осуществляются зачастую вопреки сложившимся предпочтениям, навыкам, традициям и умениям экономических субъектов и агентов, их представляющих.

Формирование экономических основ гражданского общества, обеспечивающего устойчивое развитие эффективной рыночной экономики, в развитых странах мира осуществляется в процессе горизонтальной комбинации институтов свободного рыночного обмена и вертикальных связей государственноцентрализованного распределения. Институты свободного рыночного обмена и централизованно-государственного распределения имеют такую общую черту, как историческая устойчивость и относительная консервативность по отношению к внешним воздействиям. Развиваясь, в определенной мере, обособленно друг от друга, они, тем не менее, характеризуются взаимопроникновением. Например, участие рабочих в управлении частным предприятием, успешное лоббирование частных интересов в целях включения их в приоритеты экономической политики, обеспечение прожиточного минимума как государственной нормы безопасности и др. Объединяет их в единую систему в рамках социального рыночного хозяйства общий институциональный механизм, основной целью которого является уравновешивание институтов общественного регулирования и свободного частного предпринимательства посредством норм и правил, отражающих потребности развития человеческого капитала. При этом подчеркивается, что «уравновешивание рыночного процесса… производится при сохранении всеобщей и базовой ориентации хозяйственного порядка на модель рыночного капитализма», основанную на частной собственности, максимизации прибыли и полезности и координации посредством рынка [7, 77].

институционального механизма являются: относительная симметричность, субсидиарность, общая комплементарность, частная доминантность.

Относительная симметричность означает, что институтам рыночной экономики соответствуют институты государственно-распределительной экономики:

институту частной собственности — институт государственной собственности, институту рыночной конкуренции — институт государственной монополии, институту обмена — институт централизованного распределения, институту прибыли — институт общественной полезности. В то же время такая симметричность отражает единство противоположностей, а не тождество, так как институты различаются по структуре, функциям, пространственно-временным характеристикам. Субсидиарность предполагает передачу вопросов на тот уровень взаимодействий, на котором их решения будут более эффективны. Общая комплементарность означает взаимное соответствие характера субъектов институционального механизма и иерархических связей, их соединяющих, в каждой системе. Это значит, что если в экономической сфере доминируют субъекты рынка, то иерархия между ними будет строиться на демократической основе. Доминирование институтов государственно-распределительного типа предполагает бюрократический, патерналистский тип взаимоотношений. Частная доминантность означает, что базовые институты — институты рыночной экономики — доминируют над институтами альтернативными. Институты государственно-распределительной экономики носят вспомогательный, дополнительный характер, обеспечивая устойчивость институциональной среды в той или иной сфере общества. Например, доминирование в экономиках западных стран институтов рынка обусловливает дополнительную роль институтов государственной собственности, государственного регулирования и перераспределения доходов. Эти институты устанавливаются в том случае, когда рынок не в состоянии обеспечить эффективное использование ресурсов, в том числе и людских. При этом основная цель этих дополняющих институтов — содействовать более эффективному действию рыночных институтов, составляющих ядро экономической системы.

Идея уравновешивания, выдвинутая А. Мюллером-Армаком, предполагает поиск компромисса, соединяющего требования частной собственности, конкуренции и свободного ценообразования с социальной справедливостью путем государственного и общественного регулирования.

Уравновешивание разнонаправленных процессов, интересов, действий, представлений и стереотипов поведения хозяйственных субъектов осуществляется такими методами, как прогнозирование, согласование решений в социальноэкономической сфере в рамках организации переговорного процесса между основными субъектами институционального механизма: государством, ассоциациями предпринимателей и профсоюзами в целях регламентации и осуществлении контроля трудовых отношений. Дополнением централизованной регламентации на макроуровне выступает регламентация на уровне предприятий, заключающих коллективный договор по вопросам занятости, оплаты, организации труда, социального положения работника на предприятии и в обществе в целом.

Такие регламентации, контракты, переговоры стали фундаментом экономической политики, проводимой социал-демократическими правительствами и направленной на становление социально ориентированной рыночной экономики.

На государственном уровне были созданы соответствующие организации в виде трехсторонних советов: «Национальный совет экономики и труда» в Италии, «Экономический и социальный комитет» во Франции, «Национальный совет труда» в Бельгии.

Субъектами уравновешивающего институционального механизма со стороны бизнеса выступают ассоциации предпринимателей, формирующиеся в различных отраслях и сферах хозяйствования. Они не только выступают посредниками между рынком и государством, но и предотвращают подавление этими силами друг друга, т. е. выполняют роль своеобразного стабилизатора, в меньшей степени зависящего от колебаний политической конъюнктуры, в отличие от государства. Например, государство в Японии, скандинавских странах как бы делегирует им часть своих полномочий и создает для них определенную среду, в которой те уже сами заботятся о своих общих интересах и, исходя из этого, формируют собственные мотивации поведения. Они одновременно служат ареной выработки и проведения в жизнь государственной экономической политики, причем непосредственно приближают процесс к тем, на кого эта политика будет направлена, т. е. к фирмам. Коллективная ответственность и контроль за своими членами с учетом общих интересов, сочетание кооперации и конкуренции в значительной степени компенсируют ограниченность в этом государственных возможностей.

Ассоциации предпринимателей в большей степени, чем отдельные фирмы, основываются на взаимном доверии, особенно ярко это проявляется в деятельности японских ассоциаций. Так, в текстильной промышленности Японии существует Ассоциация по содействию модернизации торговых точек, разрабатывающая правила взаимоотношений и соответствующие тексты контрактов. С макроэкономической точки зрения взаимодействие государства и ассоциаций предпринимателей в рамках уравновешивающего институционального механизма значительным образом укрепляют безопасность страны, так как они повышают адаптивную устойчивость экономики к внешним воздействиям и циклическим колебаниям; создают механизмы защиты собственности от проникновения в значительных масштабах иностранного капитала; обеспечивают динамизм за счет согласованных действий по достижению общих целей.

Ассоциации предпринимателей для мелких и крупных предприятий являются по сути дела единственными каналами лоббирования своих интересов на государственном уровне. Именно они могут выражать их консолидированный интерес и выступать в качестве главного субъекта взаимодействия с властными структурами. Например, в США насчитывается более 40 тыс. торговых ассоциаций, которые не только обеспечивают маркетинговую, исследовательскую и другие виды помощи своим членам, но и лоббируют их интересы, а также регулярно информируют своих членов об изменениях в правительственной политике и законодательстве в интересующих областях. Правительство США при принятии важных решений в области внешнеэкономической политики считает немаловажным заручиться поддержкой наиболее влиятельных организаций деловых кругов — Торговой палаты, Национальной ассоциации промышленников. Так же обстоит дело и в Германии, где значительное влияние на выработку внутренней и внешней экономической политики оказывает Федеральный союз германской промышленности. Он является организацией, отстаивающей глобальные интересы германской промышленности, содействующей осуществлению этих интересов и координирующей деятельность промышленников [8, 228—231].

Важным субъектом уравновешивания противоречивых устремлений, целей и мотиваций являются профессиональные союзы наемных работников. Их цель состоит в организованном лоббировании интересов работников, как на уровне бизнеса, так и на уровне правительства. Согласование разнонаправленных интересов, определение рамочных условий процесса труда и его оплаты, условий воспроизводства рабочей силы на уровне предприятия и государства в целом обеспечивает добровольную и постоянную координацию конфликтных целей разных участников политического процесса.

Согласование интересов приводит к такой структуризации общества, где существенная часть распределения ресурсов осуществляется путем институционализированного процесса переговоров между независимыми центрами принятия решений в правительстве, неправительственных организациях, фирмах. Экономические решения, принимаемые в результате этого процесса, характеризуются свободным, совместным формированием предпочтений.

Классическим примером распределения ресурсов в результате такого процесса, например, в Швеции, Дании, Норвегии, является политика в отношении рынка труда, в особенности в отношении заработной платы.

Последняя, а также условия труда устанавливаются не индивидуальными агентами или законодательно, а путем постоянно возобновляемого переговорного процесса между профсоюзами, деловыми ассоциациями, отдельными фирмами и правительством с привлечением, когда в этом возникает необходимость, других общественных и научных организаций. Помимо этого, объектом согласований становятся и более широкие и значимые для общества сферы — соответствие государственных расходов социально-экономическим целям, развитие промышленной структуры для удовлетворения требований мирового рынка и т. п.

Главным же объектом координации является социально-экономическая идеология, т. е. общая концепция взаимоотношений различных частей политикоэкономического организма. Устойчивое соотношение поддерживается в случае, когда различные агенты рассматривают нормативные предписания к действию в интересах общества как осознанное стремление к достижению определенных социально-экономических целей. Посредством консенсуса формируется определенная национальная идея, что служит базой выработки определенного видения будущего страны; он становится инструментом обеспечения баланса экономической эффективности и социальной справедливости, а также средством разрешения конфликтов и поддержания стабильности в обществе.

Cоциальные, экономические, политические и культурные контексты, в которых функционируют институциональные механизмы, различаются, однако можно выделить и некоторые общие показатели, характеризующие уровень развития гражданского общества. Р. Патнем предлагает оценивать институциональную деятельность правительств разных уровней по следующим индикаторам: частоте сменяемости кабинета правительства; срокам утверждения бюджета; наличию собственных информационных систем; законодательному обеспечению реформ (своевременность законодательной реакции на общественные потребности, степень координированности и внутренней совместимости различных законодательных инициатив,способность побуждать к новым формам частной инициативы); законодательным новациям; инструментам индустриальной политики; эффективности распоряжения средствами, выделяемыми на сельское хозяйство; расходам на местное здравоохранение, жилищное строительство; бюрократической отзывчивости [1, 85—95]. Таким образом, предпосылкой формирования развитой рыночной экономики, в которой функционируют эффективные собственники, а спросовые ограничения потребителей способствуют развитию конкурентной среды, служит становление гражданского общества с развитыми тенденциями совместного решения общих потребностей.

1. Патнем Р. Чтобы демократия сработала. М., 1996.

2. Вилькен Ф. Самостоятельная экономика как условие развития общества.

М.,1994.

3. Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество. М., 1969.

4. Косалс Л.Я., Рывкина Р.В. Социология перехода к рынку в России. М., 1998.

5. Переход к рынку. Концепция и программа. М., 1990.

6. Кузьминов Я. Тезисы о коррупции. М., 1999.

7. Козловски П. Социальное рыночное хозяйство: социальное уравновешивание капитализма и всеобщность экономического порядка (о концепции Альфреда Мюллера-Армака) // Социальное рыночное хозяйство. СПб., 1999.

8. Шамхалов Ф. Государство и экономика: власть и бизнес. М., 1999.

Институциональные аспекты и тенденции развития постсоциалистического переходного периода современной За десять лет рыночных преобразований экономическая политика России была ориентирована на изменение сложившейся системы норм и правил хозяйствования, смену многих принципов и мировоззрений, а также создание и привнесение большого количества новшеств. Иначе говоря, в трансформируемой экономике и обществе в целом предусматривались глубокие институциональные изменения. Это необходимый и естественный процесс, имеющий место во всех подвергающихся реформированию системах. Внутреннее состояние современной российской экономики характеризуется институционально-правовой нестабильностью, значительными разрывами между формальными и неформальными институтами. На незначительную динамику реформирования институциональной среды оказывают влияние как методика проведения преобразований финансовой сферы, так и теснота взаимосвязи финансовых структур рынка с производственным сектором экономики.

Стабильный частный финансовый сектор, финансовые институты и финансовые организации должны создавать предпосылки для свободного перелива капитала и способствовать формированию реальной конкурентной среды. Формой перелива капитала является массовое и масштабное сращивание банковского, страхового и финансового капиталов. Развитие в России такой мировой тенденции отражает взаимную заинтересованность в использовании сети продаж страховых услуг для продаж банковских услуг и развития банковского страхования. Значительная часть сделок по слиянию и поглощению имеет международный, трансграничный характер. Актуальной задачей реформирования финансовой сферы является превращение российских банков и страховых компаний в реальных субъектов финансового рынка, основная функция которых состоит как в перенаправлении финансовых потоков в реальный сектор и обслуживание крупных инвестиционных проектов.

Для повышения активности финансовых институтов в процессе реформирования финансово-инвестиционного комплекса страны необходим их высокий уровень капитализации и достаточная плотность сети в этих инфрастуктурах рынка. Рост капитализации необходим и для развития фондового рынка и фондовых бирж. Формированию действенного финансового рынка будет способствовать создание институционально-правовых основ функционирования рынка и его конкурентной среды, а также переориентация регулирующей роли государства на создание условий функционирования финансового рынка.

трансформационных процессов на основе современных достижений экономической теории институционализма использует методологические подходы к развитию социально-экономической системы и возможности реформирования общества через новые образования — институты. Исследователи рынка до сих пор по-разному трактуют его механизмы. Как феномен рынка, так и «механизмы рынка рассматриваются как “институты решений”, но контурно, эскизно, приблизительно» [1].

экономической мысли в XIX в., а особенности формирования и развития российской экономической школы институционализма определяются, прежде всего, исторической спецификой отношений государства и общества.

В отличие от американской и западноевропейской цивилизаций зарождение Российского государства, относящееся к периоду КиевоНовгородской Руси, происходило не как результат установления господства сильного над слабым, а как способ становления народов, их защиты от внешнего врага и наведения порядка в хозяйственной жизни. Несмотря на трагические страницы в истории развития страны, вера русского народа в защитную функцию и справедливую миссию государства оставалась всегда, при этом под влиянием православия эта вера только укреплялась.

Интерес к формированию и развитию национального хозяйства, а также к роли государства прослеживается еще с работы И. Посошкова «Книга о скудости и богатстве», в которой различаются богатство вещественное (богатство казны и богатство народа) и невещественное (законность, правовые условия, грамотное управление государством). Таким образом, И. Посошков, как приверженец укрепления роли государства и защитник ассоциированных интересов купечества, привлекающего в страну передовой опыт и товары из других стран, умножающих государственные интересы, ввел в российскую экономическую науку категории, которые сегодня относятся к институционализму [2, 252]. Далее, С. Витте, развивая мысль об основной регулирующей роли государства в хозяйствовании, в своих работах подчеркивал, что идея национальности должна быть стержнем экономических исследований.

Действительно, со времен Петра I именно государство, а не частный капитал, финансировало и регулировало развитие образования, медицины, торговли, промышленности, финансовых институтов.

В 90-х гг. XX в. Россия вступила в новый период перехода от командной экономики к смешанной. Данный период характеризуется созданием разнообразных форм и типов хозяйствования, формированием инфраструктурной рыночной экономики и присущих ей механизмов. В условиях глубокого кризиса финансовой системы необходимо было проведение макроэкономической политики стабилизации, основанной, прежде всего на идеях либерального направления экономической науки (особенно монетаризма). В значительной мере такой подход был обусловлен тем, что практически все макростабилизационные программы последних десятилетий проводились в соответствии с рекомендациями международных финансовых институтов, ставивших осуществление таких программ непременным условием оказания финансовой помощи соответствующим странам. При этом различия экономических структур и конкретных условий стран, проводящих стабилизационную политику, международными финансовыми институтами в расчет фактически приняты не были: одни и те же методы стабилизации предложены были и странам с достаточно устоявшейся рыночной экономикой, и странам переходной экономики. Именно поэтому, на наш взгляд, в современной России провалилась экономическая идеология либерализма, основанная на безраздельном господстве рыночных институтов и положенная в основу российских экономических реформ.

Следует отметить, что в основе программы трансформации хозяйственной системы России лежали не идеи институциональной экономики, а монетаристская теория экономикса, навязанная экспертами и консультантами международных финансовых институтов как неотъемлемая добавка к заемным ресурсам. Программа реформирования российской экономики, предложенная международными финансовыми организациями, включала приватизацию, либерализацию и стабилизационный финансовый курс посредством регулирования денежной массы. Экономическая политика международных финансовых организаций, прежде всего МВФ, была направлена на жесткое ограничение роли государства как субъекта экономической деятельности: все вопросы макроэкономической политики рекомендовалось сводить лишь к регулированию прироста денежной массы. Таким методом под давлением иностранных кредиторов был установлен технологический контроль над действиями российского правительства, и российская экономическая мысль на определенное время была задавлена идеями радикального либерализма.

Институционально-социологическое направление, представителями которого являются Т. Веблен, У. Митчелл, М. Вебер, В. Зомбарт, Г. Мюрдаль, явилось реакцией европейских экономистов-реформаторов на деструктивные социально-экономические стороны капитализма. Экономические процессы, согласно этой концепции, объясняются не только экономическими, но и социально-политическими, правовыми, этическими условиями жизни, а также обычаями, традициями и привычками как индивида, так и общества в целом.

Поэтому в экономическом анализе исследователи начинают активно использовать различного рода «институции» как набор неформальных правил, закрепленных обычаями и традициями, и институты как формальные правила. С этих позиций институты представляют собой правила, регулирующие деятельность хозяйствующих субъектов, структуры, ограничивающие их действия, организации, в которых осуществляется целенаправленное преобразование ресурсов, алгоритмы поведения хозяйствующих субъектов, инструменты регулирования хозяйственных отношений.

Институциональное взаимодействие осуществляется с использованием правил, норм и регуляторов, конструкций и экономических стереотипов, инструментария и мониторинга, показателей, методики и алгоритмов для оценки качества трансформационных процессов в экономике. Институциональные изменения направлены на создание новых или обновление имеющихся институтов, устанавливающих определенные «правила игры». На основе этих правил и механизмов, обеспечивающих их выполнение, формируются взаимоотношения людей в экономической, общественной, политической и других сферах. Таким образом, процесс формирования институциональной среды или институционализация экономики последовательно охватывает все элементы российской экономики и в том числе финансовый рынок.

Достаточно быстрое развитие определенных рыночных институтов, наблюдавшееся в конце 80—начале 90-х гг. XX в., несколько обогнало динамику развития современных форм экономической политики государства. В этом проявилась естественная реакция первых лет реформ: в России обозначилась необходимость отойти от тотального контроля и давления со стороны государственных структур, столь типичных для эпохи плановой экономики.

Однако нарастающее отставание в области концепции и практики экономической политики обозначило задачу более глубокого освоения правил поведения государства в условиях переходной экономики.

Стартовое начало институционального анализа в российской науке охватывает в основном такие блоки, как проблемы формирования частной собственности, аспекты, связанные с формированием финансовых институтов и финансово-промышленных групп, становление модели корпоративного управления. В условиях трансформируемой экономики стоит задача исследования системы институциональных инструментов. В качестве ведущих компонентов данной модели, применительно к условиям современной российской экономики, можно определить первоначальную нацеленность политики государства на создание и совершенствование правовой инфраструктуры, опору экономических субъектов на государственную систему обеспечения прав собственности.

Важнейшей составляющей успешного реформирования является регулирование государством экономических преобразований, направленных на формирование и развитие рыночных отношений. Главными элементами рыночного порядка, необходимыми для эффективного воздействия на стабилизацию и экономический рост национальной экономики, являются:

• правовое государство;

• институт частной собственности;

• беспрепятственный выход национальных фирм на внешний рынок, свобода выбора ими отечественных и иностранных партнеров и рынков при осуществлении хозяйственных операций;

• эффективная антимонопольная политика, открытие внутреннего рынка для конкуренции иностранных капиталов, товаров и услуг;

• обеспечение свободы предпринимательства, соблюдения договоров и ответственности за их выполнение;

• обеспечение для иностранной собственности на территории страны надежного режима ее хозяйственного функционирования и защиты;

• участие страны во всех важнейших международных и хозяйственных организациях.

Формирование в России условий рыночного хозяйствования происходит медленными темпами и с большими деформациями. Непоследовательность рыночных преобразований в российской экономике, безоглядное следование рекомендациям Международного валютного фонда, неэффективное использование заемных ресурсов, ориентация институциональных изменений на быстрое формирование фиктивного капитала, а не экономический рост привели к формированию депрессивного финансово-инвестиционного комплекса в экономике. В результате российская экономика проявляет достаточно вялые способности к росту, инвестиции составляют весьма низкий процент от валового внутреннего продукта.

В сравнении с подавляющим большинством высокоразвитых стран, Россия имеет огромные преимущества в сырье, трудовых ресурсах, в научном и интеллектуальном потенциале. Уже в работах известного русского экономиста Н.Д. Кондратьева (1892—1938) была сформулирована концепция смешанных форм воздействия на экономику, как со стороны государства и местных органов власти, так и со стороны торгово-предпринимательских структур. Кондратьев при социализме писал о необходимости сочетания плановых и рыночных начал в процессах хозяйствования и говорил о необходимости рыночной проверки методов государственной политики. Еще в 20-х гг. XIX в. экономист обозначил элементы системы индикативного планирования, реализованной на Западе во второй половине XX в..

До падения коммунистического режима экономический застой и нищенское прозябание населения экономисты объясняли порочностью и неэффективностью государственной собственности и плановой экономики. Так, в 1975 г. в Центральном экономико-математическом институте АН СССР была разработана система оптимального функционирования экономики (СОФЭ), выступавшая альтернативой административным методам регулирования экономики. Разработчики СОФЭ предложили новую методологию оценки результатов хозяйствования, основанную на системной оценке всех видов ресурсов и определении их вклада в удовлетворении потребностей общества. С помощью такой системы не только труд, но и другие факторы производства (природные, капитальные, любые лимитированные ресурсы) получали при оптимальном функционировании соответствующую оценку. Разработчиками СОФЭ было определено место в экономическом анализе таких показателей, как норматив дисконтирования денежных ресурсов, кредитный процент, рентные оценки, и сформулированы теоретические предпосылки создания хозяйственного механизма типа регулируемого рынка. Несмотря на развитие экономической теории институционализма после устранения командно-административной системы от управления экономикой, бедственное ее состояние только усилилось.

Более того, к экономическим проблемам России прибавились еще и те, которые были не так значительны или вообще отсутствовали при социализме. Например, экономический застой стал постоянным ограничением системы реформирующих мероприятий, проводимых правительством в рамках либерализации экономики.

трансформационной экономике — обеспечение нормального функционирования «институционального поля», в рамках которого государство должно выступать в роли арбитра, защищающего интересы собственника. Реальное выполнение этой задачи, как показывает опыт развитых стран, позволяет поднять на новый качественный уровень систему контрактных отношений. До начала реформ в России не было создано необходимое правовое поле. В настоящее время также ощущается недостаток законов.

Несовершенство законодательной базы, включающее как отсутствие определенного числа необходимых законов, которые подмениваются указами, постановлениями и распоряжениями президента и правительства, а также противоречия, в которые вступают отдельные законодательные акты. Заметим, что при наличии достаточного количества депутатов Госдумы, занимающихся лоббизмом, заинтересованным коммерческим, банковским структурам есть возможность обеспечить отсутствие законов, ограничивающих их прибыли или поставивших бы их де-юре в равные условия хозяйствования с теми, кто не имеет лоббистов в исполнительной власти для выпуска необходимых постановлений и распоряжений, заменяющих закон.

Что касается противоречий, то при наличии лоббистских группировок в Думе их не может не быть, поскольку не могут быть во всем едины интересы всех финансовых кланов в стране, находящейся во власти коррумпированной элиты.

Еще одним ограничивающим фактором формирования институционального механизма развития финансового комплекса России является отсутствие механизма приведения уже существующих законов в действие, что показывает преобладание в российской системе административных возможностей над законом. Этот фактор свидетельствует также о наличии элементов сложившейся системе феодализма в провинциальных экономиках.

Сложившаяся система хозяйства демотивирует экономическое поведение хозяйствующих субъектов. Какой тип поведения хозяйствующих субъектов является оптимальным в условиях трансформируемой экономики, в которой труд перестал быть источником богатства и произошло закрепление привилегий властвующих элит на управление российской экономикой? Из факта присутствия в экономике рыночных институтов совсем не следует, что российская экономика стала рыночной. Институты в российской экономике носят еще формальный характер, а реальные экономические процессы протекают по деструктивным правилам. Организации и физические лица прямо сопротивляются, казалось бы, разумным требованиям властей и придерживаются правил и норм поведения, плохо согласующихся с новыми рыночными институтами. Государство не защищает законность и социальную справедливость. Тип доступа на рынок сопряжен с преодолением криминальных барьеров. Политика элит направлена на демонтаж национального суверенитета. Вместе с тем, если государство отстраняется от активной роли не просто в провозглашении, но и в практическом формировании новых рыночных институтов, то их наполнение реальным содержанием может быть не только замедленно, но и деформировано. Опыт постсоциалистической трансформации не содержит фактов самозарождения рыночных институтов без регулируемого государственного воздействия. Только преодоление институциональных барьеров и целенаправленная трансформация имитационных норм в классические рыночные институты снимет ограничивающие факторы развития с российской экономики.

Самым влиятельным из ограничивающих факторов является современная российская финансовая система. В российской экономике многие формально существующие институты не выполняют своих функций.

Сложившаяся система коммерческих банков, созданная под патронатом высших чиновников, характеризуется следующими особенностями.

• Во-первых, сеть коммерческих банков значительно ограничивает возможности государства контролировать финансовые потоки в стране.

• Во-вторых, банки в содружестве с олигархами и высшими чиновниками стали источником рынка финансовых спекуляций, приносящих баснословную прибыль, которая превращается в валюту и уходит за рубеж. Рынок спекулятивных финансовых операций, в свою очередь, практически отрезал реальный сектор экономики от источников финансирования, тем самым способствуя развитию финансовой неустойчивости в российской экономике.

• В-третьих, обозначенные факторы стали основным ограничением для иностранных инвестиций в российскую экономику.

• В-четвертых, многие банки стали участниками финансовых нарушений и финансовых преступлений, способствующих утрате значительных бюджетных средств, в том числе и внешних кредитных займов на стабилизационные мероприятия.

• В-пятых, сформировалась российская финансовая олигархия, способная оказывать экономическое и политическое давление на государство, следовательно, влияющая на динамику реформационных процессов.

Фондовый рынок хоть и сложился, но достаточно ограничен и неустойчив.

Акции большинства акционерных обществ не только не котируются на фондовых биржах, но и не имеют вообще реальной рыночной оценки. Роль фондового рынка в привлечении производственных инвестиций вообще ничтожна и не имеет до сих пор никакого реального значения. Таким образом, в сложившейся для государства экономической ситуации просматривается целесообразность проведения комплекса мероприятий для обеспечения действенного контроля над финансовыми потоками, а также минимизации банковской прибыли от финансовых спекуляций. Для этого необходимо максимально сузить возможности банков получать большую часть прибыли от спекулятивной деятельности на финансовом рынке и направить потоки финансовых ресурсов на кредитование реального сектора экономики. Одним из вариантов решения проблемы является создание специальной системы инвестиционных банков с особыми условиями функционирования.

На наш взгляд, целесообразно усилить государственное влияние в банковской сфере, развивая собственно государственную банковскую систему и создав в ее лице мощного конкурента коммерческим банкам. Здесь возможно в определенной мере использовать опыт зарубежного регулирования банковского сектора. Так, например, в 70—80 гг. XX в. итальянским правительством был разработан механизм, ограничивающий утечку капиталов за рубеж. На государственные банки был возложен фактический контроль над всеми экспортно-импортными операциями. Итальянские государственные банки проводили конъюнктурную экспертизу экспортных контрактов и отслеживали их реализацию до момента поступления прибыли на счета.

В начале институциональных преобразований регулирующая роль принадлежит государству, формирующему формальные институты рынка (законодательство, финансовую и кредитную политику). Государство в ходе институциональных реформ должно выступать как основной инноватор наряду с властными группами и нарождающейся российской финансовой и экономической элитой. Россия, в силу специфики исторического развития и продолжающегося поиска своего особого направления развития, оказалась не способной проводить решительные институциональные преобразования и пыталась в начале реформ поддержать функционирование старых неэффективных институтов, требующих все большей платы (в виде иностранных займов, уступок в экономике и политике) за следование им.

Особенности историко-экономического развития России и СССР сформировали в обществе довольно устойчивые нормы экономического поведения, а также стереотипы оценки проводимых мер экономической политики.

В России сложилось особое отношение в обществе к государству и его роли в хозяйственной жизни. Патернализм со стороны государства имеет глубокие исторические корни, и любые попытки институциональных нововведений должны учитывать этот факт.

Старые формы хозяйствования, уклады и сам экономический строй как их совокупность исчезают или трансформируются по мере изменения всего спектра факторов и ограничений, которые действуют в экономике, или в случае появления других эффективных методов, при помощи которых можно погасить их влияние. В конечном итоге способность хозяйственных форм к самопроизводству зависит от сохранения поведенческого ядра в социальнохозяйственной деятельности соответствующего этноса, его стойкости и исторической памяти. Российские реформаторы первой волны после распада СССР взяли жесткий курс на ускоренные рыночные преобразования и разрушение сложившейся хозяйственной системы на основе общественной собственности.

Правительство России, обеспечив быстрое разгосударствление и приватизацию, утверждало, что любая форма собственности и рынок лучше, чем старая система общественной собственности и плановое хозяйство. В ходе приватизации в России были отмечены не только искажения и деформации, но и захват государственной собственности преступными элементами. Российскими реформаторами не принималось во внимание, что шоковая терапия эффективна как метод реформирования лишь в том случае, когда страна располагает эффективной инфраструктурой и рыночными институтами. Чтобы сгладить «острые углы российского рынка, должна была существовать также система сдерживания и противовесов» [3, 45].

Экономические эксперты отмечают чрезвычайно высокую зависимость российской экономики от внешних факторов. Это связано, во-первых, с ее относительно небольшими размерами, во-вторых, с открытостью российской экономики, в-третьих, с большой долей сырьевых товаров в экспорте и, соответственно, с большой зависимостью от неустойчивой по своей природе конъюнктуре сырьевых цен.

Следует также отметить, что неэффективность экономических преобразований связана не только с незавершенностью трансформации финансовых институтов, но и с глубоким отставанием реформирования материальной структуры экономики к условиям рыночной системы хозяйства. Не прошла еще адаптации к рынку структура основного капитала. Низкая мобильность основного капитала сопровождается его прогрессирующим старением. В связи с этим, задачей структурной перестройки российского хозяйства являются увеличение информационной емкости производства и обеспечение мобильности хозяйственных ресурсов, прежде всего рабочей силы и основного капитала [4].

Что ожидает российскую экономику в том случае, если она вдруг лишится значительных внешнеторговых преимуществ, которые возникли случайно и по своей природе не могут быть долговечными? Сегодня следует использовать сложившуюся динамику валютных доходов для укрепления финансовой стабильности российской экономики, направляя дополнительные доходы не только на погашение внешнего долга, но и в финансовоинвестиционный комплекс страны. Сложившийся в России послекризисный экономический рост не является достижением экономической политики российского государства. В лучшем случае, государство не помешало действию случайно сложившихся внешних обстоятельств, таких как благоприятная ценовая конъюнктура и девальвация рубля. Вместе с тем, государство должным образом не использовало и сложившуюся благоприятную ситуацию для серьезного продвижения реформ, которые могли бы обеспечить значительный экономический рост.

Проблемы, стоящие перед российской экономикой несколько лет назад, остались и сейчас. И именно от экономистов-исследователей зависят полнота и достоверность рекомендаций политикам. «Правила рыночного хозяйствования» в отечественной экономике, если и складываются, то достаточно медленными темпами, они не сложились и как психологические привычки в самом обществе.

Недостаточно сформировалась и система контроля над соблюдением этих правил.

На наш взгляд, укоренившаяся в российском обществе коррупция есть проявление существующей системы обхода всех правил и норм.

Общество не готово формировать новые институты, которые могли бы его в полной мере дисциплинировать. Вместо создания новых механизмов экономической координации — рынков и институтов, государство продолжает заменять их властным распределением ресурсов в зависимости от предпочтений политических элит. Ярче всего эта тенденция проявилась в ходе приватизации.

Экономистам и историкам еще придется объяснять через некоторое время, как мероприятия в ходе выполнения программы приватизации смогли привести к нынешней системе экономической олигархии и дезорганизации. Согласно теории «грабящей руки» Джозефа Стиглица, либеральные рыночные реформы в России проводятся неэффективно, без создания необходимых рыночных институтов и ближайший кризис деформации развития ожидает российскую экономику в 2003 г. [5].

Усилия реформаторов в России были сосредоточены в основном на технических макроэкономических вопросах в ущерб институциональной составляющей. Помимо общего исходного финансового неравновесия в российской экономике, отмечается значительное количество дополнительных финансовых диспропорций, к которым следует отнести: высокий уровень процентных ставок, низкую инвестиционную активность предприятий, значительную недоимку поступлений доходов в бюджет. Влияние на финансовую нестабильность российской экономики оказывает экономическая политика международных финансовых институтов в условиях неоэкономики. В поиске собственного пути экономического развития Россия отнюдь не должна оглядываться только на Запад. Успешности российских реформ послужит умелое и творческое использование как опыта разных стран, так и собственного опыта макроэкономического регулирования.

Недостаточное развитие правового поля в России ставит под вопрос обоснованность ряда рекомендаций и установок, предложенных международными финансовыми организациями. В большинстве случаев рекомендации международных финансовых институтов, используемые в ходе трансформационных преобразований российской экономики, не учитывали институциональную ограниченность правовой инфраструктуры.

Рынок свободной конкуренции и рекомендуемая финансовая система, основанная на свободной конкуренции, не способны функционировать в отечественной экономике в полной мере. Задача государства в трансформируемой экономике состоит в выполнении властными институтами своих полномочий по формированию необходимого институционального поля. Ослабление властных институтов, неучастие государства в формировании «правил рыночного хозяйствования» способны привести к отрицательным экономическим последствиям и ограничат эффективность проводимой экономической политики.

Изменения неформальных институтов занимают гораздо больше времени, чем формальных. Существование старых и новых правил и норм хозяйствования в трансформирующихся экономиках характеризуется как «институциональный вакуум», или «институциональный рынок» [6]. Подобная ситуация разрешается выбором наиболее эффективного института за определенную плату — отказ следовать другим нормам. Российское государство должно корректировать рыночные преобразования с учетом национальных и экономических особенностей развития — размеров территории, менталитета населения, этапности исторического развития, уровня устойчивости и капиталоемкости финансовых институтов.

Одним из главных дефектов российской финансовой системы является нарушение процесса нормального формирования капитала. Валютные доходы, финансовые сбережения практически не превращаются в инвестиции. Данная ситуация свидетельствует о том, что только рыночными методами не удастся решить проблему подъема экономики, необходимо разработать и реализовать систему регулирующих мероприятий со стороны государства. Разрыв между богатыми и депрессивными регионами, их финансовыми институтами после снижения активной и регулирующей роли государства в экономических и инвестиционных процессах стал быстро увеличиваться.

Так, например, несмотря на то, что страховой рынок весьма динамично развивающаяся система, его финансовая составляющая не относится к эффективным институтам. Факторами развития страхования являются: уровень и структура развития хозяйства, уровень жизни населения, социально-этническая ориентированность (ментальность) населения, наличие инфраструктурной направленности на формирование развития страхования в регионе. Основные показатели развития страхования в разрезе федеральных округов свидетельствуют о сложной ситуации развития страховых институтов, отсутствии необходимой социальной защиты населения и предпринимателей. В рыночных условиях нельзя приказать финансовым потокам размещаться там, где нам бы хотелось их видеть.

Экономическая целесообразность диктует свои законы, в основе которых — экономические, правовые, налоговые и прочие механизмы, поэтому задачей российской государственной политики в сфере страхования должна стать грамотная протекционистская деятельность, направленная на решение социальных проблем на основе использования важнейшего финансового механизма, которым является страхование.

Приватизация финансовых институтов и финансовая либерализация способны полностью изменить саму среду функционирования финансовых институтов. Сегодня российская экономика не готова к либерализации финансовых рынков и полной валютной обратимости, принятой за стандарт развитыми странами. Финансовые институты в России только формируются и не могут выстоять в конкурентной борьбе с институтами развитых стран, поэтому финансовый сектор нуждается в преференциях и поддержке государства.

1. Осипов Ю.М. Тайна хозяйствования и тайна экономики // Философия хозяйства. 2002. №6.

2. Иншаков О.В., Фролов Д.П. Институционализм в экономических воззрениях И.Т. Посошкова // Философия хозяйства. 2002. №6.

3. Экономика современной России: ориентиры развития / Под ред. Э.П.

Дунаева. М., 2002.

4. Голдман М.А. Что нужно для создания в России нормальной рыночной экономики // Проблемы теории и практики управления. 2000. №1.

5. Stiglitz J.E. Rewriting History // Moscow Times. 2002. Nov. 27.

6. North D.C. Economic Performance through Time // American Economic Review.

1994. Vol. 84. №3.

Привлечение инвестиций как условие перехода к устойчивому Несмотря на то, что в 1999—2002 гг. наметилась тенденция к росту производства и приросту ВВП ситуация в экономике остается нестабильной ввиду того, что не создаются надежные предпосылки экономического роста [1].

Финансовый кризис обострил проблему нехватки финансовых ресурсов как на покрытие текущих расходов, так и на развитие инвестиционных процессов. В период реформ в России доля накопления основного капитала в ВВП постоянно уменьшалась и достигла минимальной величины, при которой невозможно обеспечить полноценное обновление основного капитала и стабильное расширенное воспроизводство. А ведь инвестиции представляют собой использование финансовых ресурсов в форме долгосрочных вложений капитала в целях увеличения активов и получения прибыли.

Инвестиционная деятельность может осуществляться за счет следующих источников:

• собственные финансовые ресурсы (прибыль предприятий, амортизационные отчисления и др.);

• денежные сбережения граждан и юридических лиц;

• средства, выплачиваемые органами страхования;

• привлеченные финансовые средства инвесторов;

• заемные финансовые средства институциональных инвесторов (банковские кредиты, облигационные займы и др.);

• иностранные инвестиции.

Таким образом, источниками финансирования инвестиционных процессов на предприятиях являются как собственные средства, так и привлеченные. Однако надежда на собственные источники невелика. Взять, например, положение с прибылью. С одной стороны, за девять месяцев 2001 г.

(данные Госкомстата РФ) доля прибыльных предприятий возросла (по сравнению с тем же периодом 2000 г.) на 2,6%. Одновременно сальдированный финансовый результат сократился на 5,2%. За девять месяцев норма прибыли в промышленности снизилась с 18 в 2000 г. до почти 9% в 2001 г. [2, 32]. Вопервых, сказывается относительное ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры по ряду позиций российского экспорта. А главное, рост тарифов естественных монополий и заработной платы в целом опережает рост цен в промышленности. А ведь при развитии этих тенденций рассчитывать на сохранение инвестиционного подъема, являющегося главным источником роста, проблематично. Амортизационные отчисления — еще один собственный источник инвестиций, который зачастую используется предприятиями не по назначению. В этом одна из главных причин того, что износ основных средств достиг катастрофической величины. Многие производства находятся на грани аварийных ситуаций, а потому все чаще основным действующим лицом становится МЧС России.

Важными особенностями расширения производства большинства предприятий, опирающихся на собственные силы, остаются их относительно скромные масштабы и отсутствие внедренных разработок глобального значения.

Ограниченность средств обусловаливает еще одну особенность — постепенный характер инновационных проектов. Предприятие становится заведомо лишенным возможности одновременного реструктурирования всех сторон деятельности — изменения профиля деятельности или значительного технического высококвалифицированных специалистов или комплексной переподготовкой кадров. Таким образом, собственных источников воспроизводства основных фондов у предприятий на современном этапе развития не хватает. Иначе говоря, вопросы стратегии развития оказались на втором плане после текущих проблем. И все-таки предприятия направляют средства на проведение работ по перевооружению и модернизации производства, не требующих больших вложений и обеспечивающих быструю отдачу:

• освоение производства новой продукции;

• усовершенствование технологии;

• закупку небольших партий оборудования и др.

Подобные краткосрочные инвестиции, хотя и не дают возможности преодолеть инвестиционный кризис, но обеспечивают некоторые сдвиги в изменении конкретного ассортимента. На некоторых предприятиях проводится и реконструкция. По данным Государственного комитета по статистике, различные частичные усовершенствования и реконструкции проводили более 40% предприятий, а существенное перепрофилирование производства — только 9% (см: [3]).. Апеллируя к нехватке средств, многие продолжали жилищное строительство (доля таких предприятий — почти 30% — устойчива по всем группам отраслей) и строительство других объектов социальной сферы.

Предприятия осуществляют и деятельность непроизводственного типа:

вкладывают средства в торговлю, банки, покупку земли и т. п. Но в то же время достаточно велика доля предприятий (от 16 до 18% по разным группам отраслей), вообще не осуществлявших капиталовложения.

Любопытно, что даже при наличии финансовых возможностей предприятия не всегда оперативно занимаются инвестиционной деятельностью. И хотя на стратегию использования собственных средств указывают более половины предприятий, но реально доля обходящихся только собственными средствами меньше и составляет приблизительно 40%. В свою очередь более четверти предприятий имеют возможность воспользоваться государственными субсидиями. Кроме того, почти столько же предприятий имеют доступ к долгосрочным кредитам банков на рыночных условиях. При этом речь идет о доступе к долгосрочным кредитам на основе помощи отраслевых объединений или участия в учреждении банка, ибо в настоящее время реальный рынок долгосрочных кредитов в стране практически отсутствует.

Дороговизна и недоступность кредитов побуждают предприятия искать нетрадиционные финансовые источники для долгосрочных целей, используя при этом различные формы объединения средств: долевое участие, товарищества, акционерные общества. Акционирование также дает возможность предприятиям привлекать финансовые средства смежников — поставщиков и потребителей, трудового коллектива. Такие частные стратегии, как привлечение средств других предприятий, частного сектора и т. п., встречаются на 3—8% предприятий.

Ограниченность собственных источников для существенной перестройки производства заставляет руководителей думать о внешних инвесторах. Среди них, конечно, наиболее привлекательным является государство как источник дешевых денег, при этом не претендующий на часть собственности и контроля. Однако на его помощь большинству рассчитывать не приходится, за исключением оборонных или других достаточно крупных предприятий. Велико стремление обратиться к иностранным инвесторам, но это удается немногим, а предприятиям ряда отраслей, особенно расположенным в небольших городах, попросту недоступно.

Таким образом, видны две основные стратегии развития инвестиционного процесса в России:

• эффективное использование собственных средств;

• обращение к государственной помощи (долгосрочные кредиты на льготных условиях, государственные инвестиции).

Стратегии обращения к различным источникам несколько различаются по отраслям промышленности: использование собственных средств доминирует у предприятий, перерабатывающих сырье или у работающих на потребительский рынок, а ориентация на кредиты — у оборонных и высокотехнологичных предприятий. В то же время предприятия, перерабатывающие сырье, активно используют средства иностранных партнеров. Что касается оборонных и высокотехнологичных предприятий, то некоторым удается найти или приходится использовать средства и коммерческих структур.

Финансирование инноваций за счет нового внешнего собственника (корпорации) пока еще не очень распространено. Обычно инвестиции внешних собственников выступают как разовые акции и занимают небольшой удельный вес в общем объеме финансирования.

Затухание роста российской экономики — во многом результат плохого инвестиционного климата в России. Основная часть инвестиций в основной капитал используется для поддержания действующего производства.

Складывается ситуация, когда отечественные товары начинают терять конкурентоспособность не только с товарами дальнего зарубежья, но уже и ближнего. Не создав хотя бы приемлемых условий для инвестирования, можно ждать резкого роста импорта готовой продукции.

По оценкам Центра инвестиций ИЭ РАН, в целом по России для поддержания воспроизводства основных фондов и предотвращения техногенных катастроф необходимы в период до 2010 г. среднегодовые темпы прироста инвестиций порядка 15—20%. А это означает, что для обеспечения перехода на стабильные темпы экономического роста с приростом ВВП 7—8 % в год важнейшее значение имеет активная инвестиционная политика государства [4, 5].



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 14 |


Похожие работы:

«УДК 551.8; 551.7 ББК 26.82 Печатается по постановлению Ученого совета и при финансовой поддержке географического факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова ISBN 978-5-89575-198-5 Свиточ А.А. Общая палеогеография. История внутриконтинентальных морей юга России и сопредельных территорий: Избранные труды. М.: Географический факультет МГУ, 2012 – 608 с. Книга представляет второй том избранных трудов профессора, доктора географических наук, сотрудника Московского...»

«ОБЩЕСТВЕННАЯ И КУЛЬТУРНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ ИТАЛИИ В ЗАПАДНОАРМЯНСКОИ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ П Е Ч А Т И (50—70-ые гг. XIX в.) А. А. Х А Р А Т Я Н Западноармянская.периодическая печать д а в а л а огромную информацию об общественной и культурной действительности европейских стран 50—70-х гг. прошлого века, и в числе первых—об Италии. И это вовсе не в силу случайности, ибо своими культурными и общественными реалиямщ Италия была наиболее близка з а д а ч а м и проблемам, стоящим перед развивающейся...»

«УКРАИНСКАЯ БИБЛИОТЕКА ХОЛОКОСТА А. Круглов ТРАГЕДИЯ БАБЬЕГО ЯРА в немецких документах Днепропетровск Ткума 2011 УДК 94“1941/44”(093.3-08) ББК 6.3.3(2)6.2.2,6 К 84 АКАДЕМИЧЕСКАЯ СЕРИЯ Украинская библиотека Холокоста Рекомендовано к печати Международным Академическим Советом Ткума К84 Александр Круглов: Трагедия Бабьего Яра в немецких документах. – Днепропетровск: Центр Ткума; ЧП Лира ЛТД, 2011. – 140 с. ISBN 978-966-383-346-0 Книга посвящена отражению трагедии Бабьего Яра в немецких документах,...»

«Екатерина Мишаненкова Лучшие притчи. Большая книга. Все страны и эпохи текст предоставлен правообладателем Лучшие притчи. Большая книга. Все страны и эпохи: Астрель; Москва; 2012 ISBN 978-5-271-45428-8 Аннотация Притчи как жанр переживают настоящее возрождение. Оказалось, что именно сейчас возникла необходимость в чтении небольших историй, каждая из которых по силе воздействия равна серьезному роману. В этой книге вы найдете лучшие притчи за всю мировую историю, которые легко отвечают на...»

«ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ “МАЛЫЕ ГОРОДА” АКАДЕМИЯ СОЦИАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ КОМИССИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ ПАЛАТЫ РФ ПО РЕГИОНАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ И МЕСТНОМУ САМОУПРАВЛЕНИЮ МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ ИСРМО Малые города 2007 УДК 352.075 ББК 60 М 53 НАСТОЯЩЕЕ ИЗДАНИЕ ПОДГОТОВЛЕНО В РАМКАХ ПРОЕКТА СОТРУДНИЧЕСТВО ДЛЯ ПОДДЕРЖКИ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ИНИЦИАТИВЫ РЕФОРМЫ ОРГАНОВ МЕСТНОГО УПРАВЛЕНИЯ И...»

«Айдын Балаев МАМЕД ЭМИН РАСУЛЗАДЕ 1884-1955 ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ Баку – 2014 Научные редакторы: М. Губогло доктор исторических наук, профессор, Институт этнологии РАН Г. Мамулиа доктор Высшей школы исследований общественных наук (Париж, Франция) Рецензенты: Я. Акпынар доктор, профессор Эгейского университета (Измир, Турция) С. Исхаков доктор исторических наук, Институт Российской истории РАН Балаев А. Мамед Эмин Расулзаде (1884-1955). Политический портрет. Баку, KitabKlubu.org, 2014, 504 с. В...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Псковский государственный университет И. П. Войку ДЕМОГРАФИЯ Конспект лекций для студентов экономических специальностей всех форм обучения Рекомендовано к изданию кафедрой Менеджмент организации и управление инновациями Псковского государственного университета Псков Псковский государственный университет 2013 УДК 314 ББК 60.7 В65 Рекомендовано к изданию кафедрой Менеджмент организации и управление инновациями Псковского государственного...»

«Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС по курсу История русско литературы XVIII века Специальность: Русская филология Автор-составитель: доцент И.И. Шпаковский 1 Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by доц. И.И.Шпаковский История русской...»

«СОДЕРЖАНИЕ ИСтОРИя РОССИИ Соколов Р. А. К вопросу о взаимоотношениях светской и церковной власти в эпоху Дмитрия Донского Даудов А. Х., Мамышева Е. П. Из истории латинизации национальных алфавитов СССР. 7 Петров П. В. Разведывательная деятельность Балтийского флота накануне советско-финляндской войны 1939–1940 гг. ВСЕОБщАя ИСтОРИя Печатнова Л. Г. Выборы геронтов в Спарте Виватенко С. В. Специальные комиссии французского парламента в годы Первой мировой войны ИСтОРИя КУЛЬтУРЫ И ИСКУССтВА...»

«Омская государственная областная научная библиотека имени А. С. Пушкина К 100-летию начала Первой мировой войны НеизвестНая великая войНа омск и омичи в Первой мировой войне Библиографический указатель Омск, 2014 УДК 01:94(571.13) 1914/19 ББК 91.9:63.3(2)535,9(2Рос-4Омс) Н456 Руководитель проекта А. В. Ремизов Составитель Е. Н. Турицына Редакционная коллегия: И. Б. Гладкова Н. Н. Дмитренко О. П. Леонович А. П. Сорокин Н Неизвестная Великая война. Омск и омичи в Первой мировой войне: библиогр....»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ КОСМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Пр-2149 Представлено к печати зам. директора ИКИ РАН Е.А. Лупяном К.В. Федулов, Н.М. Астафьева ЦиркуляЦия атмосферы и структура климатических изменений (по данным спутникового мониторинга) Москва, 2008 УДК 551.511.32 K.V. Fedulov, N.M. Astafieva Atmospheric circulAtion And structure of climAtic chAnges (by dAtA of microwAve remote sensing) The description of structure of the general circulation of atmosphere of the Earth and results of...»

«КОБИЩЛНОВ Ю. M., Институт Африки РАН ВСТРЕЧА ХРИСТИАНСКИХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ В СВЯТЫХ МЕСТАХ ПАЛЕСТИНЫ И ЕГИПТА (ГЛАЗАМИ РУССКИХ ПАЛОМНИКОВ XV-XVIII ВЕКОВ) В средние века и даже позднее, до XIX века, немалую часть христианского мира составляли люди восточнохристианских цивилизаций Азии, Африки и Кавказского региона. Их развитие было подобно благородной культурной прививке христианства к подвою древних цивилизаций Востока, территории которых располагались за пре­ делами Римско-Византийской империи....»

«О текущем моменте № 6(30), июнь 2004 г. 1. Июнь месяц 2004 года останется в истории временем нагнетания революционной ситуации в пореформенной России. И в этом стремлении к дестабилизации объединились казалось бы ранее такие непримиримые силы как марксисты, либералы и даже “патриоты”государственники всех мастей. Нас тоже многое не устраивает в ситуации, складывающейся в период второго срока президентства В.В.Путина, но мы полностью расходимся в избрании путей и методов разрешения концептуальной...»

«История Русской Православной Церкви Н.В. Стратулат ВОССОЕДИНЕНИЕ БЕССАРАБСКОЙ ЕПАРХИИ С РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКОВЬЮ В 1940 Г.: ДУХОВЕНСТВО, ВЕРУЮЩИЕ И СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО Статья посвящена теме воссоединения в 1940 г. с Русской Православной Церковью Бессарабской епархии, принудительно аннексированной Румынским Патриархатом в 1918 г. В исследовании рассмотрен процесс воссоединения и раскрыт характер церковной политики ВКП(б) в Бессарабии с июня 1940 по июнь 1941 гг., а также показано...»

«содержание стр.38 стр.50 На графских Под градусом развалинах Популярный в советские Ереван В смутные для Армении времена годы курорт Джермук Сюник и Вайоц Дзор оставались вполне адаптировался островком мира и процветания к реалиям нового времени. под властью князей Орбелянов, из Только целебная вода своего дворца в Ехегисе правивших и горный воздух здесь такие, Масис всеми землями от Селимского как и много веков назад. перевала до Аракса. Арташат Селимский караван-сарай Хор Вирап Ехегис Джермук...»

«n°1-2 (72) январь-февраль 2012 ж у р н А л с А к ц е н т о М Роберт Татеосян как пристегнуть миллион башмак для Homo Sapiens | истории из шведского чемодана содержание на том и стоим стр.32 размер имеет значение стр.12 Что такое обувь? Средство передвижения или обновости легчение передвижения посредством? Пьедестал собственной самоуверенности, с которого сходят добровольно и не без удовольствия? А еще она может быть бизнесом, предметом научного исследования. Чтобы разобраться во всем...»

«Русская духовная литература П.Е. Бухаркин ДУХОВНАЯ ОДА М.В. ЛОМОНОСОВА: ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНТЕКСТ И РЕЛИГИОЗНОЕ СОДЕРЖАНИЕ В статье предлагается краткое исследование поэтического наследия М.В. Ломоносова, акцентированное на жанре духовной оды. В первой части статьи демонстрируются различные жанровые варианты духовной оды, нашедшие отражение в творчестве русского поэта, и анализируется их поэтика (метрика, строфика, стиль) в соотношении с особым одическим восторгом. Отмечается, что жанр оды духовной...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ УДМУРТСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ СЕРИЯ ПАМЯТНИКИ КУЛЬТУРЫ Основана в 1989 году Г. Е. ВЕРЕЩАГИН СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ В ШЕСТИ ТОМАХ Под редакцией В. М. ВАНЮШЕВА ИЖЕВСК 2011 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ УДМУРТСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ СЕРИЯ ПАМЯТНИКИ КУЛЬТУРЫ Основана в 1989 году Г. Е. ВЕРЕЩАГИН СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ Том шестой Книга третья ВОТСКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ ИЖЕВСК УДК 81'374(=511.131)(038) ББК 81.2-2Удм В...»

« Русская религиозная философия  И.В. Базиленко  О ВЛИЯНИИ ИДЕЙ БАХАИЗМА НА МИРОВОЗЗРЕНИЕ Л.Н. ТОЛСТОГО В статье рассмотрены малоизвестные факты биографии Л.Н. Тол­ стого, связанных с историей увлечения писателя экзотическими вос­ точными культами, в частности, бахаитским вероучением, оказавшим  заметное влияние на мировосприятие Л.Н. Толстого в последние ак­ тивные годы его жизни. Ключевые слова: богословие, Л.Н. Толстой, восточные религии, ба­ хаизм, бабиды­бахаиты,...»

«`.b. uохло ПРОБЛЕМЫ ВОССТАНОВЛЕНИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОИНЫ: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Статья посвящена устоявшейся в целом в исторической науке периодизации, разработанной современными исследователями. По дате написания (публикации) все труды по данной теме современная историография условно делит обычно на 4 периода: первый охватывает годы войны и первое послевоенное десятилетие; второй – с середины 50-х годов до начала 70-х годов; третий – с начала 70-х годов до...»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.