WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

«Аннотация Придет время, когда спутников в ночном небе будет больше, чем видимых звезд. Когда евразийская столица перерастет границы Московской области, когда вырастет и ...»

-- [ Страница 1 ] --

Арсений Миронов

Тупик Гуманизма

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=119635

Арсений Миронов. Тупик Гуманизма: ЭКСМО; М.; 2004

ISBN 5-699-05435-9

Аннотация

Придет время, когда спутников в ночном небе

будет больше, чем видимых звезд. Когда евразийская

столица перерастет границы Московской области,

когда вырастет и состарится поколение, воспитанное покемонами и телепузиками. Умрут те, кто помнил Путина. Сотрется память Трехдневной войны. И сбудется древнее пророчество: в недрах спящего города зародится неведомая, непостижимая сила.

Новая эпоха начнется в то страшное утро, когда в одном из небоскребов найдут одиннадцать бездыханных тел.

И тогда Демократия пустит по кровавому следу своего пса. Московского сторожевого в черном форменном пончо и белых носках.

Содержание УВЕРТЮРА КНИГА 1

ПИТОМЦЫ И СПУТНИКИ

СПЯЩАЯ KРАСАВИЦА ГРОБНИЦА МУХИ ВЕДЬМИНА БАШНЯ ШТУРМ В МАЙСКУЮ НОЧЬ ЛЮБИМЫЙ ГОРОД ЦЕНТУРИОН KOHKУРC НАЧИНАЕТСЯ МАЛЬЧИК СТАРТ ПОМЕХА ПРИЛОЖЕНИЕ 1 ГЛОССАРИЙ Арсений МИРОНОВ

ТУПИК ГУМАНИЗМА

УВЕРТЮРА

Лучше быть рабом человеков, чем рабом страстей.

Гораций 2000 году во время празднования Биллениума в Париже в праздничной толпе было задавлено человек, еще 25 зарезаны уличными грабителями, 14 убиты петардами и 8 скончались от резкого запаха мочи, стоявшего над центром города в течение последующей недели.

В 2001 году впервые в истории женщина зачала ребенка с целью использования его органов в качестве материала для пересадки другому человеку – и реализовала свое намерение.

В ноябре 2002 года в столичном ГУМе появилось первое рекламное панно с изображением 7-летней девочки в ажурном бюстгальтере.

В декабре 2002 года на свет появился первый клон человека.

В марте 2005 года Правительство России приняло программу «Толерантность для всех».

В июне 2016 года Европарламент официально легализовал «мини-список» легких наркотиков.

В июле 2021 года канадские фермеры полностью перешли на схему выращивания генетически модифицированного зерна.

В сентябре 2024 года Конституция США официально изменена с учетом прав нового тендерного слоя: бисеков или гермафродитов.

В августовские иды 2037 года калифорниец Кевин Глевин получил Нобелевскую премию за разработку «цифро-биотического переходника», позволяющего преобразовывать нервные импульсы человека в компьютерный код и обратно.

В сентябрьские календы 2042 года Европарламент разрешил разработку и продажу «улучшенных органов» для людей.

В декабрьские календы 2048 года Президентом США впервые стал «улучшенный» гражданин – 25летняя темнокожая поп-звезда Пукси Лерой.

В сентябрьские иды 2050 года Верховный суд в Страсбурге оправдал 12-летнюю Цецилию Инверсию Кондемнату, отравившую родителей за то, что ее заставляли возвращаться с прогулки до 23.00.

В новогоднюю ночь с 2063 на 2064 год Джон Леннон официально беатифицирован как полубог Гильдии Солнца.

В осеннее равноденствие 2077 года конституционно закреплено право граждан на свободное сексуальное поведение в публичных местах при условии отказа от биологического деторождения.

В канун олимпиад 2079 года принята поправка к Конституции, согласно которой во избежание ущемления прав детей малолетние граждане должны воспитываться отдельно от родителей на федеральной жилплощади и выделением специальной государственной пенсии.

В канун сатурналий 2086 года на экраны вышел мультсериал для самых маленьких «Камасутрик, Тантреныш и Каджурашка».

В январские иды 2091 года биологическое гетеросексуальное деторождение официально запрещено как устаревший и биологически опасный способ размножения.

В пять часов утра 4 генваря 2099 года у изголовья социальной пенсионерки Полины Даниловны Жмых заныл, мигая розовым огоньком, зуммер сигнализации. Полина Даниловна, дрожа от любопытства, прислушалась. Кто-то пытался проникнуть в ее крошечную шестикомнатную квартирку на одиннадцатом этаже древнего монолитного дома по адресу Тупик Гуманизма, 400.

Полина Даниловна помнила: нужно немедля сообщить в полицию – точнее, в Преторианскую службу вразумления, как ее теперь называли.

Однако 107-летней социальной пенсионерке, почетному члену Клуба лояльных пожилых дам микрорайона Филадельфиево-Северное страшно хотелось посмаковать забытое чувство опасности. И она решилась. Спустила тощие ножки с высокого ложа, нащупала довольно модные тапочки из меха клонированных брюссельских гепардов – поспешила, зашаркала в зеркальные сени тихонечко поглядеть в экран скрытого наблюдения, кто же там безобразничает на лестничной клетке.

Нападение было нешуточным: дверь отбивалась от взломщиков всеми доступными средствами.

Надсадно гудели электродвигатели, блокируя дверную коробку полуметровыми титановыми штырями, а сухой треск электрических разрядов свидетельствовал о том, что уже включилась система превентивного воздействия.

Старушка, щуря усталые глаза в контактных линзах, вгляделась в экранчик на стене и поняла, что снаружи… никого нет. «Умная» входная дверь, начиненная компьютерным интеллектом более мощным, нежели орбитальные станции прошлого века, испускала в сырую пустоту лестничной клетки голубые молнийки разрядов, прыскала в невидимого противника струйками едкого дыма, пыталась пометить брызгами несмываемой краски и даже вонзить в него крошечный дротик с радиомаячком. Но – это был редкий случай, когда техника срабатывает вхолостую.

Разочарованная старушка отключила систему обороны жилища. Дверь перестала вибрировать, впрочем, в ее металлических внутренностях продолжались тайные процессы: что-то булькало и переключалось. П. Д. Жмых, покачивая головой, прошаркала в столовую, опустилась на один из холодных стеклянных стульев. Стул прогнулся и собрался было порадовать хозяйку милой старинной песенкой из классического таганского мюзикла «Выпусти ей кишки в честь Нового, 2015 года», но П. Д. Жмых хлопнула загорелой иссохшей ладошкой по сиденью, и звуки угасли. Услужливый канделябр на стене включился было – но бабушка раздраженно махнула рукой: вот еще, только энергию тратить… Достаточно того, что система голографического театра так и сияет лампочками, хоть газету читай.

Сна как не бывало. Старушка стянула с журнального столика ворох разноцветных листочков.

Ох-хо-хо, это счета за воздух. «Корпорация „Воздушный замок“ уведомляет вас о том, что ежемесячный минимум-лимит будет исчерпан Домашним администратором вашего жилища через четыре дня…» Опять плати, за вздохи плати.

Подышать не дадут на старости лет, басурмане.

Кто такие басурмане, Полина Даниловна не имела ни малейшего представления, но слово это любила за таинственную емкость. Отложив пестрые счета на нервно-пружинящий, начиненный сенсорами и чуткий к любой прихоти хозяйки журнальный столик, старушка вяло проглядела рекламные пленки, полученные по почте: «Экспертный бизнеспрогноз для вашего предприятия. Медиум-центр Фонда эффективного спиритизма. Круглосуточные бесплатные консультации на горячем сетевом канале»… Ага, вот ярко-желтая визитка фирмы по депортации домашних насекомых. «Не пытайтесь самостоятельно уничтожать ваших тараканов, – советовали эксперты фирмы. – Это жестоко и негуманно. Бюро высокотехнологичной защиты от вредителей поможет изгнать насекомых, не подвергая риску вашу психику и жизнь животных».

Странная фирма, поморщилась старушка, опуская визитку в жадно задышавшую пасть коллектора вторичных ресурсов. Эти крысоловы явились чуть не в масках, поминутно озирались и разговаривали шепотом, будто намеревались продать старушке урановую бомбу или запрещенную книжку древнего писателя Гога Оля. А принесли-то всего лишь серебристую коробочку, которую установили у Полины Даниловны в аэроклозете.

Очевидно, коробочка излучала какие-то вредные волны, ибо животных-спутников, как их теперь называют, стало меньше. Зато теперь Полина Даниловна со страхом заходила в клозет, всякий раз ожидая увидеть рядом с коробочкой труп очередной крысы или россыпь дохлых тараканов.

Она вернулась в спальню, прилегла. В голову лезли странные мысли: а что, если дверь забила тревогу не случайно? Может быть, Полина Даниловна напрасно отключила систему сдерживания? Может быть… она просто не заметила злоумышленников?

От мыслей стало как-то горячо. Старушка высунула тощие ступни из-под одеяла. Душно, как в микроволновой сауне! Подумать только… сигнализация сработала, а на площадке никого не видать! Гм, недавно в модном телешоу «Потрошители утробищ» показывали призраков. Они якобы атакуют дома законопослушных граждан. Оказывается, наука доказала, что таких призраков нельзя увидеть невооруженным глазом! А Полина Даниловна и не додумалась включить лучевизор… Что, если, взломав беззащитную дверь, призраки уже крадутся по коридору к ее маленькой спаленке?

Ах, теперь вот в холод кинуло, придется подогнуть коленки. Что за наваждение, прямо мороз по коже!

Призраки выпивают кровь и расхищают имущество.

Надо ж было так разволноваться, холодный пот прошибает, вон капля защекотала переносицу… Придется, видимо, накрыться дополнительным одеялом.

Старушка приподняла голову с гелевой подушки и – похолодела. Прохладный голубоватый свет заливал ее комнатку так ровно, так сильно, что уже можно различить рисунок на обоях… Над самой кроватью окно было прикрыто противорадиационными жалюзи, и узкие лезвия мертвенной синевы располосовали полумрак, задрожали на черном постельном белье… Полине Даниловне снова стало жарко.

Потому что она услышала голос из коридора.

Глухой, рокочущий голос из коридора.

– Осторожно… подвесить за ноги и… вскрыть черепную коробку, – различила она страшные слова.

Тут же заскрипел другой, торопливый и жадный:

– Чтобы мозги вынуть! Вынуть мозги!

Бежать! С хриплым криком старушка скатилась с дивана – какие там тапочки! Упала, ударилась коленкой – схватилась за тумбочку, вмиг повалила ее: что-то зазвенело, рассыпались скляночки… Пол в голубых полосах качнулся, тошнотворно загибаясь кверху.

Последнее, что увидела Полина Даниловна прежде, чем угасло сознание, было страшно. Пол… дымился. А милый, такой привычный рисунок на знакомом с детства пластиковом полу вдруг поплыл, заколебался – розетки орнамента потемнели, стали совсем коричневыми… Лепестки начали загибаться, превращая почерневшие цветы в подобие древней свастики.

Падая, она ударилась затылком о край компьютерного столика. Зеркало в углу комнаты печально прозвенело. Ровный голубой свет становился все сильнее, заливая комнату. Голоса в коридоре звучали громче.

ПИТОМЦЫ И СПУТНИКИ

Исследователь элит-категорий Департамента социально опасных и нетипичных преступлений квестор Порфирий Литот преспокойно извлек правую ногу в черном блистающем ботинке из-под подола длинного формального пончо и легонько пнул торопливого рикшу в спину. Взмыленный извозчик радостно сбавил скорость, паркуясь к стеклянному забору-шуморезу, сплошь залепленному рекламными фонариками.

Квестор Порфирий Литот выплюнул изо рта спиральную трубочку и со вздохом полез из уютного сиденья во внешний мир, в скрипучий вонючий песок, немедля утопая в этой гадости по самую щиколотку, а стало быть, неминуемо пачкая белоснежные носки.

Пришлось, кроме прочего, поспешно раскрывать серый чиновничий зонт с тремя квесторскими звездами: дождь, проклятый песчаный дождь уже хлестнул по гладко выбритому затылку.

Эль Никита продолжался четвертые сутки, гадкая сезонная буря, превращавшая Большую Электросталь в подобие ацтекского царства;

проезжая по городу, квестор видел все эти ужасы воочию: наполовину засыпанный Тверской бульвар, знаменитые красные кактусы на улице Спилберга, бывшей Большой Дмитровке, занесенные с головой, только иглы торчат из песчаного сугроба. Видел, как лопатами откапывают длиннотелые лимузины народных трибунов на Моховой, как гуляют песчаные ураганчики по опустевшим аллеям Диснейленда в Нескучном саду… А здесь, на юго-западной окраине, в трущобах между Ленинским и Филадельфийским проспектами, и вовсе настоящие барханы на тротуарах, просто пустыня Гоби… Рикша явно перегрелся, оно и понятно: пробегиська по колено в песке из Алтуфьева до НовоФиладельфиева, расталкивая других не менее бешеных извозчиков… Порфирию Литоту пришлось приложить ладонь в желтой замшевой перчатке прямо к горячему лбу таксиста:

– Э-э, коллега, да у вас жар… – Благодарим за возможность выполнить ваш заказ, досточтимый квестор! – От касания офицерской руки моторикша мгновенно пришел в себя. – Рады сообщить, что вы освобождаетесь от оплаты проезда, стоимость коего будет компенсирована транспортной компании из средств федерального бюджета. Счастливого пути и доброй ночи, великолепный квестор!

– Проваливай, – буркнул квестор, который с каждой секундой чувствовал себя все менее великолепным под ударами песчаного ливня. И зонт не спасает! В такую погоду впору в штурмовом скафандре ходить, а не в шелковом квесторском пончо поверх белой гипюровой кольчужки… Порфирий Литот уныло поднял очки кверху, к фонарям, проводам и тучам. Сквозь золотистую чехарду искрящихся песчинок он с трудом разглядел над собой хитросплетенья висячих галерей, перекинувшихся меж корпусами и почти закрывавших от взора белесое ночное небо в розовоголубых искрах аэротрафика. Несмотря на ранний час, большинство окон уже освещены – бедным обитателям московского захолустья не спится даже в семь часов вечера!

«Вот он, Тупик Гуманизма», – угрюмо пробормотал квестор и обратил очки туда, где между каменных скал едва прослеживалась муторная перспектива:

чахлые пальмочки в оплеванных ящиках вдоль тротуара, две-три сутулые дамские фигуры с крупными, поперек себя гаже, собачками, два-три перевернутых автомобиля с полусонными нищими внутри. Квестор знал, что в самом конце улицы, за углом, находится объект его нынешней миссии – древний, грязный, мрачный объект о двух подъездах и 25 этажах.

А именно – таинственный дом-убийца по адресу Тупик Гуманизма, 400.

Просто замечательно. Одиннадцать жертв за один день, все нападения – в одном доме, но в разных квартирах. И – ни одной улики, ни одного подозреваемого.

Как можно одновременно атаковать одиннадцать человек, находящихся на разных этажах, не вскрывая входных дверей, не нарушая контурной защиты на окнах и санитарных люках, не попадая в поле зрения коридорных видеокамер слежения, не оставляя образцов для биометрической экспертизы – ни одного волоска, ни единого отпечатка пальца, ни пылинки перхоти на полу?

Что могло напасть на дюжего двухметрового парня-студента в его собственной десятикомнатной квартире, запертой на четыре электромагнитных и два гидравлических засова, свалить детину с ног, избить до полусмерти – и уже через полминуты наброситься на его миловидную 60-летнюю соседку, проживающую этажом выше, нанести ей удар тупым предметом в лицо, в клочья разорвать одежду? В тот же миг налететь на гражданина из квартиры напротив, тоже весьма неслабого мужчину, к тому же спортсмена, чемпиона округа по эйчбриккетту – да так, что тот как был в утреннем оранжевом смокинге, так и остался в нем лежать на ковре, с расплывшимся багровым пятном на манишке? Одним-единственным ударом свалить с ног тридцатилетнего бизнесмена из квартиры в пентхаусе, наброситься на 107-летнюю старушку, мирно грезившую в теплой постели, придушить 20-летнюю школьницу в ее собственном гардеробе, сломав ей при этом три ребра – и так далее, еще дюжина дерзких, немыслимых, необъяснимых нападений! Что это было, что за безумие?

Как после этого не поверить, что в этом доме, построенном на месте древнего некрополя, и впрямь водятся призраки?

Приближаясь к зданию номер 400, квестор все больше убеждался в том, что он – далеко не первый сыщик на этом объекте. Здесь уже вовсю отрабатывали горе-профи из Московской Преторианской службы общественного вразумления.

Квестор приглядывался к деталям: очевидно, дом был блокирован уже несколько часов, однако осаду еще не начинали.

Поразительно. На этот раз тупым вразумителям удалось избежать лишнего шума: журналисты до сих пор не пронюхали. Небывалая удача. Полиция работала на редкость чисто, видимо, прислали неплохого центуриона: взгляду случайного прохожего не представлялось ничего необычного в этом мрачном уголке московских трущоб. Порфирий Литот случайным прохожим не был, он-то понял, что улица перекрыта намертво.

Перегородив половину проезжей части, у тротуара стоял помигивающий аварийными маячками трехвагонный грузовоз с милой надписью «Колобок онлайн. Срочная доставка детских игрушек».

На противоположной стороне под фонарем в решетчатой люльке болтались двое ремонтников в ярко-лиловых пульсирующих жилетах. Наспех сооруженный киоск, очевидно, таил скрытую под мерцающей вывеской «Сувениры» долговременную огневую точку. («Идиоты», – квестор не удержался от брезгливой улыбки. Какие сувениры могут быть здесь, в одном из беднейших районов столицы?) Картину довершал гигантского роста «нищий»

в тщательно оборванном балахоне, осанисто сидевший на ступеньках и едва удерживавший на цепи маленькую собачку. Квестор без труда опознал щенка: служебный робот формата К9, старая добрая модель «Shriek-220-ZXZ», предназначенная для поддержания режима в исправительных лагерях, а также эффективно используемая для прорыва проволочных заграждений.

Чувствуя, что в текущий момент на него любуются как минимум в десяток прицелов, квестор направился к нищему.

– Приветствую вас, капрал, – начал он, весьма поспешно, но очень плавно поднимая правую руку для приветствия и самоидентификации. – Подождите!

Я из квестуры. Миссия независимого расследования.

Успел. Бледный лучик сканера скользнул по лицу раньше, чем нищий спустил курок.

– Радуйся, квестор Порфирий Литот, – нищий опустил ствол «швейной машинки» 1, спрятанной в рукаве. – Квартальчик перекрыли мы. Предъявите ваши идентификаты и ордер на расследование.

– Вот ордер, – квестор покрутил перед лицом нищего маленьким кулаком, затянутым в перчатку. – Где начальство-то?

– Вторая дверь по правой стороне. Магазин «Питомцы и спутники».

Подмигнув красноглазой собачке на цепи, квестор так же неспешно двинулся к стеклянной витрине с чучелами кошек и варанов. Под ухом нестерпимо пылал крошечный сенсор-имплант, уведомлявший Игломет полицейский складной Zingerman NEE-55, на вооружении муниципальных служб охраны общественного порядка с 2066 г.

квестора о том, что его организм в текущий момент просвечивается самыми разнообразными видами излучения. А что просвечивать-то? Вот он, квесторский короткоствольный «сундук» в правом кармане брюк. Ничего сверх этой маленькой мудрой пушечки нам, яйцеголовым интеллектуалам, и не положено… Считается, что сыщик уровня квестора достаточно квалифицирован, чтобы обходиться вовсе без оружия. «Интеллект, эрудиция, интуиция» – выбито черными буквами на оранжево-бирюзовом гербе Департамента социально опасных и нетипичных преступлений. Голова и чутье – вот главное оружие Порфирия Литота.

На этот раз в голове было пусто. Обстоятельства дела могли сбить с толку любого сыщика, даже легендарного Вилтера Фавста 3. С трудом пробираясь по песчаным сугробам, квестор вновь и вновь припоминал сухие формулы из отчета вразумителей об осмотре места преступления. Один из жильцов обнаружен механическим уборщиком в 4 часа вечера без сознания на пороге собственной спальни. Физика Мультимет персональный модернизированный SunDuke-220, на вооружении следователей Департамента социально опасных и нетипичных преступлений с 2096 г.

См. «Квестор Вилтер Фавст. На службе милосудия». Виртуальное биографическое шоу. Серия «Мастифы демократии». Мюзик-холл «Бирюлево-Товарное», 2070 г.

повреждения лобных долей черепа – короткий удар тупым предметом. Электронная память входной двери свидетельствовала, что никаких посетителей у потерпевшего не было. Вернувшись с работы, жилец запер дверь на электронный замок около 10 часов утра, без малого в 11 часов закончил ужинать. Далее, в 12.30, судя по записям в бортжурнале домашнего компьютера, он включил подогрев постели, затем в 12.45 активировал утюг… И все – с тех пор никакой жизнедеятельности. Электрический засов входной двери за ночь ни разу не размыкался… Кто ударил его по голове – да так сильно, что несчастный до сих пор не пришел в сознание, несмотря на все усилия медиков? Призраки, ну точно ведь призраки… Квестор кратко махнул рукой, приказывая стеклянному шлюзу магазина «Питомцы» впустить его усталое пропесоченное тело. Не скрывая отвращения, перешагнул через ракетный ранец, валявшийся прямо у порога: эмм, проклятье!

Испачкал край ботинка какой-то рыжей пылью, насевшей на сопла.

Стряхивая шуршащие потоки с серого зонта, вошел. Так и есть. Вразумители успели превратить магазин в свой грязный бивак. На полках рядом с завтраками для собак и анаконд повсюду громоздились их ужасные агрегаты. Вы только полюбуйтесь: даже станковый счетверенный децибеллер приволокли! Они что, весь квартал намерены залечить?

Красота. На прозрачных крышках морозильных камер во множестве разбросаны трехмерные эскизы фоторобота, диски с томами законодательства, картриджи с газовыми патронами… В углу на фоне мерцающей рекламы генетически измененных марсельских кальмаров «Hara-qui-rit» (с инстинктивной функцией самообезглавливания) поблескивали сломанные носилки на воздушной подушке; на носилках лежал кто-то очевидно неживой в униформе преторианского штурмовика.

Квестор сделал несколько шагов вдоль стеклянных пирамид с товарами – и вздрогнул: в боковом проходе лежало тело маленького человечка с раздавленной головой. Ах, это всего лишь робохоббит, популярная модель искусственной няни для ухода за больными детьми. Видать, свалился с полки и попал под колесо грузового электрокара. Дада, вот и другие роббиты выставлены на продажу:

забавные монстрики, механические любовницы в поблескивающих праздничных коробках, андроиды известных политических деятелей для битья и пыток.

– Радуйся, квестор! – донесся мелодичный голос.

Литот быстро обернулся: старушка-преторианка в маскировочном костюме публичной женщины приветствовала его сдержанным реверансом, с трудом удерживаясь на резиновых каблуках.

– Мне приказано проводить вас к начальству.

Он послушно последовал за старушкой, углубляясь в лабиринт витрин и стеллажей с мигающими рекламными транспарантами. «Краска для кошек», «Парфюм для собак», «Корма для пираний»

– надписи призывно потрескивали, обдавая разноцветными бликами черный и блестящий каучуковый панцырь старушки, спешившей впереди квестора.

Послышались оживленные голоса, смех. В отделе мороженых тканей для регенерации органов была наспех оборудована казарма штурмовиков:

здесь стояли раскладушки, мурлыкали мобильные телевизоры, воняло прокисшими комбинезонами.

Штурмовики, пять или шесть маленьких и подвижных головорезов с антеннами, торчавшими из бритых затылков на манер индейских перьев, пили безалкоголь, громко ругались и были полностью поглощены игрой в нарды, а посему не обратили на квестора внимания.

– Рады встретить вас, великолепный квестор! – прозвучал дамский голос откуда-то сверху. – Я здеесь, наверху. Поднимайтесь к нам на балюстраду.

Свесившись поверх перил второго этажа, квестору помахивала ручкой симпатичная рыженькая офицер лет восьмидесяти.

– У нас как раз консилиум начался. Планируем осаду здания.

Терпеливо улыбаясь огромным оранжевым ртом и блестяще скрывая неприязненную нервную дрожь в тщедушном тельце, эскорт-капитан службы вразумителения подождала, пока музыкальная лестница поднимала квестора на второй этаж.

Квестор ехал, держался за перила, столь же акцентированно улыбался и думал о том, как же эти бедняги-преторианцы ненавидят их, вольных сыщиков из Департамента социально опасных и нетипичных преступлений… Как боятся они, что вот сейчас этот тощий очкастый чистюля в белых носках, ни разу в жизни не изведавший на собственном горбу тяжести штурмового комбимеха, начнет вынюхивать, блестеть линзами, задавать неожиданные вопросы – и потом выкрадет, из-под самого носа похитит у них, простых тружеников правопорядка, долгожданную разгадку хитрого дела – разгадку, за которую не одну тысячу ДД навалят на персональный счет… – Не рано ли осаждать? – Квестор колко блеснул стеклами, отвечая на рукопожатие офицерши. – Как мне сообщили, в некоторых квартирах остаются жильцы… – В доме два подъезда, в каждом по двадцать пять этажных уровней, на этаже по две квартиры, – полицейская дама сбросила апельсиновую улыбку и теперь отвечала сухо, строго по форме. – Это ровно 100 многокомнатных индивидуальных ячеек. Из ста квартир около тридцати пустуют, еще столько же разрушены и примерно 20 ячеек используются под склады и офисы. Жилых помещений – 22 ячейки, в каждой, разумеется, по одному жильцу.

– То есть в здании было двадцать два человека?

– Никак нет, великолепный квестор. Семеро жильцов в отъезде. В доме сейчас находятся пятнадцать квартиро-владельцев, из них подверглись нападениям 11 и не пострадали, во всяком случае, до сих пор, четверо.

– Почему не удалось эвакуировать этих четверых? – перебил квестор. – Их что, удерживают в качестве заложников?

– К сожалению, мы до сих пор не знаем, что происходит с четырьмя жильцами, блокированными в здании, – эскорт-капитан пропустила квестора вперед по коридору. – Прошу вас, здесь налево. Осторожно, влажный пол. Штатная система видеонаблюдения во многих квартирах выведена из строя. Глобальная система позиционирования граждан также работает с существенными помехами, видимо, эти помехи создаются искусственно. На основании данных спутникового биомониторинга известно лишь, что эти четверо по-прежнему живы и здоровы, находятся внутри своих квартир. Возможно, они даже не знают о том, что произошло с их соседями… – А остальные одиннадцать человек, стало быть, так и валяются там, в собственных квартирах – и медленно умирают, не приходя в сознание?

– Мы не можем их эвакуировать. Каждые пять минут мы получаем данные из Глобальной Системы Общественной Совести о состоянии здоровья пострадавших жильцов, удерживаемых в здании, – торопливо отвечала эскорт-капитан, вытягивая изпод мышки пленку с отчетом. – Вот, можете ознакомиться. Эти данные получены с орбитальной станции «Монитор» по состоянию на 19.15. Квестор окунулся очками в файл:

№ социальной карты Имя жильца Возраст Диагноз Статус-кво Хари Камбио Эрцгерц Норма Заложник Кир Вилор Урбан Норма Заложник Ким Демократия Янг Обморожение Без сознания Тундра Толерантность Эскэйп Удар тупым предметом Без сознания Зульфия Автономия Рахмон Ожог Без сознания Беби Комета Тефлон Электрошок Без сознания Цезий Иниций Доуджонс Удар в голову, перелом конечности Без сознания Квинт Эволюции Секунд Удар в корпус Без сознания Луций Светоний Прогресс Множественные удары в корпус Без сознания Друзилла Челленджер Лукум Удар тупым предметом Без сознания Линда Гейа Целеста Норма Заложник Каролина Гендерность Ом Удушье, переломы ребер Без сознания Паулине Даниил Жмых Удар в голову Без сознания Рее Титаник Грифон Удушье Без сознания Ева Дока Певц Норма Заложник Изучая данные в правом столбце, Порфирий поморщился. Все чаще приходилось сталкиваться с этим: люди теряют сознание от малейшей травмы.

Причем коматозное состояние может длиться в течение нескольких суток; порой приходится ждать два или три дня, чтобы допросить свидетеля!

Раньше такого не было. Более пожилые детективы рассказывали, что еще лет тридцать назад в обморок падали только чувствительные дамы – да и те приходили в себя спустя несколько минут. А теперь – поголовные обмороки, особенно среди очевидцев, не говоря уже о раненых… Непонятно, как это сочетается с общеизвестными данными о порядковом улучшении общественного здоровья в последние десятилетия… Пока Порфирий Литот изучал пленку, полицейская дама продолжала свой доклад:

– Первый сигнал о нападении поступил в 16. от Домового компьютера квартиры номер 54 во втором этаже второго подъезда. Домовой сообщил, что его хозяин уже десять минут неподвижно лежит в коридоре лицом вниз и не откликается на запросы.

Спутниковая система зарегистрировала травму… – Квинт Эволюции? Чемпион округа по академическому эйчбриккетту?

– Точно так. Травма класса ББ-104. Мы пытались эвакуировать его при помощи механического ретривера. Не удалось. Связь с ретривером утрачена через две минуты после того, как мы запустили его в здание через подземные коммуникации.

– Понятно. Дальше?

– Дальше – больше. С 16.00 до 17. получено еще 5 сигналов от домовых компьютеров, которые сообщали, что с закрепленными жильцами происходит нечто экстремальное. Мы срочно проверили дом и выяснили, что его компьютерная начинка выжжена на 90 процентов, более половины домовых физически выведены из строя. Камеры не работают, лифты движутся самопроизвольно, окна и двери раскрываются и закрываются сами собой. В четырех квартирах очаги возгорания, но автопожарные не реагируют ни на дым, ни на повышение температуры. Здесь опять налево, бирюзовая дверь сразу за кабиной для курения.

– Вы не пытались установить связь с теми, кто не пострадал и пока находится в сознании? – осторожно поинтересовался квестор.

– В доме отказали все системы связи. Поэтому наше руководство приняло решение запустить группу разведчиков, чтобы оценить обстановку и просчитать схему эвакуации пострадавших.

– Значит… уже штурмовали? – Квестор резко обернулся.

– Разведка – это ведь еще не штурм, – офицер искривила губы в краткой улыбке. – Авангруппа численностью шесть бойцов проникла через боковые транзитные грузо-галереи из соседних зданий… – Гениально! Кто-нибудь из них выжил? – Порфирий Литот нежно улыбнулся прямо в оранжевые глаза собеседницы.

– Группа разведчиков стартовала по маршруту в 18.15, в 18.20 мы получили первое нападение на штурмовика в квартире номер 38, причем в результате столкновения наш боец уничтожен. Затем атакованы и выведены из строя еще трое – один в квартире 54 и двое в квартире 55. Пятый боец получил травму позвоночника на общем балконе восьмого этажа.

– Оружие? Вам известно, что использовали против ваших разведчиков?

– Мы работаем над этим, великолепный квестор.

Пока неясно. Мы смогли эвакуировать только двоих сотрудников, остальные до сих пор находятся в доме.

– Что рассказали раненые? Кто нападал?

– Эвакуированные штурмовики без сознания.

Допрашивать пока некого.

Литот раздраженно толкнул розово-бирюзовую дверь с надписью «Директор магазина» и – почти зажмурился от яркого света, жуткой смеси казарменных запахов и одновременного визга дюжины портативных раций.

Белые нервные лица офицеров-вразумителей разом обернулись и уставились на вошедшего десятью парами разноцветных контактных линз. Вот они, простые труженики правопорядка: собрались себе на консилиум за овальным столом, уже сплошь залитым кофе и залепленным жевательными резинками… Уфф-ф, ну почему наших вразумителей повсюду сопровождает этот мерзкий запах горелого пластика?

Порфирий Литот воздержался от чихания и, остановившись на пороге, бегло оглядел конкурентов.

Гм-м, да здесь лучшие кадры собрались, весь цвет юго-западной Претории. Слева – энергичный мускулистый карлик в желтых очках с искусственным носом – это легендарный замоскворецкий центурион Тот Экшн Капут, гроза сектантов и нищих.

Двухметровый и тощий со встроенной в третий глаз видеокамерой – тоже известная личность, лучший хакеродав в электростальской гиперсетке Баст Руфиний Дебагг. Жирный старик с черными косичками и злыми глазами – бывший эдил Подольска, а ныне выдающийся практик техногенных допросов Клод Озирис Интерцепт.

Еще кто-то вскочил с места, бледный такой интеллектуал, с дополнительной металлической рукой, торчащей из-за спины… робот, что ли? Ах нет, это еще одна восходящая звезда уголовного розыска:

Хонс Юстиции Мицар, талантливый следователь, выдающийся мастер облав и скрытого мониторинга.

– Никакого взаимодействия, квестор! – Хонс Юстиции бросился навстречу Литоту, весьма неосторожно размахивая тремя руками. – Здесь вам совершенно нечего делать! Мы прекрасно справимся без ваших оригинальных методик!

– На каком основании вы прибыли сюда? В субъективной стороне дела отсутствует признак нетипичности! – раздраженно загудел старец с косицами, потрясая дымящейся обслюнявленной трубкой, зажатой в волосатом кулаке. – Это дело для вразумителей, великолепный квестор, а вам лучше не вмешиваться… – Если не хотите получить от террористов пламенный привет в грудную клетку, – добавил кто-то из сидевших за столом. Послышались глухие смешки.

– Так, добрый вечер всем, коллеги, очень рад приветствовать, – быстро заговорил квестор, не обращая внимания на реплики. – Меня зовут квестор Литот, вот идентификатор… (шлеп! прозрачная карточка легла на стол, как козырная карта в древней настольной игре – и запылали-засияли гербовые голограммы). Итак, Совет сотовых администраторов столицы уполномочил меня… – Опять начинается! Да не мешайте вы работать!

– …провести расследование данного дела, и я намерен немедленно приступить к моей миссии в сотрудничестве с силами охраны правопорядка для расследования этого сложного, нетипичного дела… – Дело элементарное, квестор! – почти выкрикнул трехрукий Юстиции, брызжа кофейной слюной. – Элементарный террор, тут нужна силовая акция!

– В силу крайней нетипичности обстоятельств дела, – мягко повторил Литот, – я использую свое квесторское право и объявляю трехчасовое эмбарго на любые силовые решения. Вы записали это, пометили себе в логе? – обернулся он к остекленевшей от остервенения эскорт-капитанше.

– Проклятье! – Кто-то из вразумителей с размаху расплющил кулаком кофейную чашечку. Старец с косицами подскочил с насиженного места и в порыве эмоций с треском переломил пластиковую папочку для бумаг:

– Три часа! Это невозможно!!!

– Хорошо, – квестор Порфирий Литот склонил голову набок. – Я готов сократить срок эмбарго до полутора часов. Если вы позволите мне… прямо сейчас допросить двух штурмовиков, ходивших в разведку.

Быстрый, ловкий карлик выкатился из-за стола, побрякивая помятыми имплантами. Мягко подрулил к квестору, снял желтые очки. Поднял на Литота медовые полусонные глазки:

конечно, согласимся предоставить вам… эмм… эксклюзивную возможность срочного допроса штурмовиков, если вы… Если вы откажетесь-таки от права на эмбарго и позволите нам… эм-м… поработать здесь немножко… Карлик говорил негромко, но весьма напористо.

Он протянул ручку в некогда белой, а теперь желтокоричневой кожаной перчатке – и поймал квестора за краешек пончо:

– Мы же все же понимаем, что… эм-м… там действительно нужна силовая акция, там сидит группа террористов, это совершенно очевидно… – Очевидно? – Литот поднял брови. – Но почему тогда их не заметила ни одна из доброй сотни домашних камер слежения?

Тут подала голос молчаливая каланча по имени Руфиний Дебагг:

– Камеры можно как бы перебить, это как бы любой ламак умеет, если типа коды знать и мощное глушилово поставить в подвале как бы скажем так, – произнес великий компьютерный полицейский без выражения, неприязненно фокусируя на квесторе свой цифровой видеоглаз. – То есть как бы не проблема камеры обогнуть, – добавил он.

– Там таки работает серьезный коллектив террористов, – вздохнул карлик. – Мы все понимаем, что… эм-м… скоро мы услышим их требования… – Думаю, дорогие коллеги, что мы договоримся, – кивнул квестор. – Полчаса мягкого эмбарго в обмен на раненого штурмовика.

Вразумители переглянулись. Старик с косичками отбросил обломки пластиковой папочки в угол комнаты и принялся заново раскуривать трубку.

– Капитан, отведите великолепного квестора к Ямайке, – сказал он после минутного раздумья, кося глаз в сторону рыжеглазой офицерки. – Полчаса на допрос, не более.

Квестор покинул задымленную комнату без акцентированно цокая стальными каблуками, устремилась вперед по коридору, показывая дорогу.

В тот момент, когда она прикладывала браслетмультипасс к замку на двери с надписью «Комната отдыха», квестор уловил едва слышное шипение: очевидно, включился наушник-клипса в ухе полицейской дамы. Порфирий замер, задерживая дыхание и судорожно прислушиваясь.

– …на вход… центурион на вход… десять… доклады прием… – успел уловить он.

оттопыренного мизинца:

– Поняла вас, поняла, – сказала она, опустив голову, будто обращаясь к собственному бюсту – видимо, микрофон находился на булавке галстука. – Встречаю, конец связи.

«А вот это уже неприятно», – подумал квестор. Судя по тому, что удалось подслушать, через десять минут к господам вразумителям приедет их начальник. Оставалось только судорожно надеяться, что это дело поручено не Черному Эрго, как называли за глаза самого талантливого из высших офицеров городской полиции. Черный Эрго был страшным существом. Полумужчинаполуженщина, получеловек-полуробот, полуживойполумертвец, декса-центурион Когицио Эрго наводил ужас не только на преступный мир, но и на коллегсыщиков. Если сюда приедет это чудовище, у Порфирия не будет ни малейшего шанса опередить вразумителей и самостоятельно найти преступников.

Черный Эрго просто засадит его, квестора, под домашний арест.

Пока Порфирий размышлял об услышанном, экскорт-капитан справилась с капризным замком и широким жестом распахнула дверь, приглашая квестора вступить внутрь, в холодную полутемную комнату. Лампы едва теплились, зато кондиционер гудел надсадно, словно грузовой эггипоппер на посадке.

Раненый штурмовик лежал на носилках у дальней стены, накрытый толстой силиконовой простыней от пяток до кончика носа. Заметив жидкие рыжие волосы, разметавшиеся по подушке, квестор догадался, что это женщина. Мода на штурмовиков женского формата свирепствовала в полицейских кругах лет десять назад – тогда считалось, что они дешевле и выносливее. Стало быть, сотрудник это немолодой, уже опытный… Сержант Ямайка, как и положено, была поджарым низкорослым существом с непропорционально широкими плечами, сухим задом и короткими мускулистыми ножками. Литот позвал ее по имени, и маленькие черные глазки-прицелы раскрылись.

Секунд десять она смотрела в потолок, потом медленно опустила взгляд. Увидев в полумраке фигуру следователя, заволновалась – зрачки забегали, нервные бровки неудержимо сдвинулись к переносице, будто Ямайка собиралась немедленно атаковать вошедшего – впрочем, она была парализована и не могла пошевелить даже пальцем на ноге.

«Да-а, милашка… крепко тебя отрихтовали», – подумал сыщик, разглядывая многочисленные алые царапины на лбу, свернутую набок переносицу и черные от копоти уши. Он протянул руку к глазам девушки, идентифицируя себя. Глазки перестали бегать, морщинки на переносице разгладились.

Квестор осторожно отогнул край простыни, чтобы раненой было легче говорить.

– Ямайка, отвечайте кратко и по существу, берегите энергию, – негромко сказал Порфирий Литот, слегка растягивая фразу по слогам. – Опишите нападавшего.

Ржавые губы задрожали и раздвинулись, обнажая пустые десны.

– Крыша… крыша… крупная черная крыша… – почти беззвучно выдохнула Ямайка.

– Он был на крыше дома?

– Никак… нет. Черная крыша… атаковала… атако… – Черная крыса? Одна или несколько?

Нет, только не это! Прошепелявила всего три слова – и уже закатываются глаза. Неужели сейчас отключится? Квестор схватил Ямайку за плечи и кратко, сильно встряхнул – один раз, второй и третий. Голова штурмовика безвольно мотнулась, темная капля появилась в уголке губ – но взгляд прояснился, сфокусировался, девушка заговорила быстрее и отчетливее:

– При проходе… пятого чек-пойнта… девятый этаж, торцевая квартира слева… неожиданно появилось животное или устройство размером с крупную крысу, приблизительно… тридцать сантиметров в холке, двигалось очень быстро, я успела сделать два выстрела парализующими иглами… бесполезно… Она облизнула сухие губы, голос снова поплыл:

– Удар в ноги, сильный… очень сильный, я потеряла равновесие… в тот же момент очень странное… необъяснимое… необъя-я-а… – Говорить! – рявкнул, не сдержавшись, Порфирий Литот. – Что произошло, говорить!

– Пол… вспыхнул, – прошелестела Ямайка, красные пятна выступили на ее измученном лице. – Загорелся… задымился, воспламенился, возникло пламя.

Глаза совсем пьяные. Все, барышню штормит.

– Пламя… Огонь, плазма, активное окисление чего-либо… – девушка в бреду замотала головой, наморщила лоб, будто припоминая. – Смотри – пожар. Пожар – вид природного бедствия или техногенной катастрофы, при котором основной… основной ущерб наносит бесконтрольно распространяющееся пламя… Легким ударом по затылку квестор отключил ее, чтобы не мучилась зря. Вправил отлетевшую ушную раковинку, болтавшуюся на тонком проводке. Накрыл помертвевшее личико штурмового робота серой простыней. Потирая саднившие после удара пальцы, подошел к узенькому окошку, из которого сквозь песчаную метель виднелась часть улицы – кривой тротуар с припаркованным моргающим грузовозом да угол сувенирного киоска. Квестор поморщился. Ну вот, сбываются наихудшие прогнозы. В конце улицы замелькали бело-голубые отсветы проблесковых маячков – песок внезапно взметнулся, взвился белесой тучей… И появился длинный и горбатый, с хищным решетчатым рылом, новенький чернофиолетовый болид с рогатой спутниковой антенной на крыше. Знакомый такой болид с федеративными номерами.

Литот был готов к этой встрече, но холодок все же прогулялся по спине в тот миг, когда он увидел следующее: бронированная дверь болида отстегнулась и выгнулась, а на песок ступила узкая нога, затянутая в черное полимерное трико.

Высокое, изящное, абсолютно лысое и бледнолицее существо в черно-вишневой униформе высшего чина столичной Службы вразумления отделилось от интерьера служебного лимузина и неспешно двинулось по тротуару ко входу в магазин «Питомцы»

– в окружении четырех или пяти биохранителей с одинаковыми тефлоновыми лицами.

Порфирий Литот отошел от окна, разминая поясницу и покусывая губы. Чуть не наступил на маленький предмет, валявшийся на полу. Похоже на кусочек резины телесного цвета. Это была ушная раковина Ямайки, которая снова вывалилась из гнезда, на этот раз сорвавшись с тоненького проводка. Квестор нагнулся, машинально поднял симпатичное искусственное ушко с пола, сжал в ладони.

У него оставалось не более двух минут на то, чтобы продумать план обороны и хорошенько подготовиться к встрече со своим знаменитым коллегой и главным конкурентом – молодым, талантливым и жестоко-изобретательным шефом криминальной полиции Юго-Западного округа столицы, 25летним заместителем верховного понтифика евразийского храма Паллады Нэшвиллской, доктором юридических наук, кавалером Серебряного Клинка Общества Хранителей Эскалибура, получеловеком-полукомпьютером без пола, расы и вероисповедания… Вы догадались правильно. Это и был Черный Эрго.

По слухам, в юности дексацентурион был амбициозной красивой брюнеткой, активисткой одного из общественных движений в поддержку демократии. Затем, нацелившись на карьеру в Претории, восходящая звезда сыска изменила пол, дабы оградить себя от злоупотреблений сексистов и тендерных фашистов, которых немало в силовых структурах. В облике мужчины Черный Эрго проработал несколько лет и быстро стал любимцем прессы: не только благодаря удачным расследованиям, но также в связи с несколькими блестящими гомосексуальными скандалами, сотрясавшими в то время высшее общество.

Затем было знаменитое дело Ребекки Шарп Шоббит, которую коршуны в магистратуре хотели осудить только за то, что отважная девушка насмерть заколола своего начальника степлером, а затем приготовила из его ляжек барбекю для корпоративного пикника. Ребекку, как известно, смогли оправдать единственно потому, что Черному Эрго удалось отыскать улики против съеденного начальника – оказывается, покойный не уважал женские права Ребекки, всячески притеснял ее, не разрешал красить ногти в рабочее время и однажды даже назвал «дурой». После этого шумного процесса Эрго стал мегазвездой, его таланты вдруг проявились с утроенной силой.

К сожалению, жуткая аэрокатастрофа в небе над Вашингтоном практически оборвала жизнь гениальной сыщицы – медикам удалось восстановить ее тело лишь наполовину, остальное было сшито из пересаженных органов других людей, искусственных тканей и самых современных имплантов. Говорят, представители Совета Шестисот, в частности, сам Великий Понтифик храма Афины в Нэшвилле, оба консула и Председатель Эдилата Нью-Йорка попзвезда Хо Хо Бэйб присутствовали на операции, обращая моления к бессмертным богам о здоровье выдающегося сыщика.

Операция увенчалась фантастическим успехом:

после реанимации интеллектуальные способности Черного Эрго увеличились на четыре порядка: отныне он мог держать в памяти сотни тысяч статей законодательства и просчитывать рабочие версии следствия со скоростью центрального компьютера Люксембургского вокзала в Париже. К сожалению, врачам не удалось оживить второе полушарие могучего мозга, зато грамотно пересаженное сердце рыжего кобеля породы женевский бульдог 4 работало как часы.

Медики смогли вернуть дексацентуриону способность говорить. После катастрофы сыщик могла издавать лишь нечленораздельные хриплые звуки, но специальная компьютерная программа, бесплатно разработанная в единственном экземпляре, осуществляла перевод этих звуков в членораздельную речь, используя синтетический голос очень приятного тембра, похожий на славившийся своей глубиной и мелодичностью голос выдающего защитника демократии конца Порода женевских бульдогов (полное название: Женевский антропофильный бульдог) выведена коллективом генетиков и селекционеров Европейского института утилитарного биотворчества в 2039 году специально для донорства органов.

впечатляющим достижением медицины стало устройство переменного пола, имплантированное Черному Эрго, которое позволяет ему выбирать, кем он(а) хочет быть сегодня – дамой или джентльменом.

Ранее Порфирию доводилось встречаться с рыцарем Эрго… Дважды это заканчивалось строгим выговором от начальства, который квестор получал с легкой руки дексацентуриона. Третий выговор автоматически повлек бы за собой понижение градуса… Ага, вот началось. В коридоре забегали взад-вперед в тяжелых ботинках, послышался визг маневрирующих роботов, чьи-то суетливые расшаркивания, вопли односложных команд и – дада… монотонный ледяной смех, такой странный и такой знакомый квестору.

Люди и устройства, двигавшиеся по коридору, поравнялись с дверью, за которой притаился Порфирий Литот. Защелкали салютующие каблуки, донеслись обрывки фраз: «мораторий на тридцать минут», «допросить разведчиков»… – Имя квестора? – поинтересовался ледяной голос.

– Порфирий Литот из третьей квестуры, – задребезжал поспешный ответ эскорт-капитанши. – У него Ордер на расследование… – Ордер Претории не означает полномочий по оперативному руководству следствием, – бесцветно усмехнулся ледяной. – В течение двух минут предоставьте нам личное дело квестора Порфирия Литота, 2073 года рождения, Порфирия Петрова по старому стилю, чиновника 4-го класса, кавалера 21го градуса Гильдии Гнева, проживающего в эдилатуре Алтуфьево-Цекалово. Затем запросите в Претории, на каком основании нас не уведомили о его миссии.

И загудел отпираемый замок. Дверь рывком распахнулась, на пороге воздвиглась черная плечистая фигура дексацентуриона – грациозная, стройная и сильная одновременно. Глядя на этот уникальный организм, представляющий симбиотическое сочетание естественных и рукотворных органов, квестор поневоле залюбовался, несмотря на объяснимую неприязнь и даже страх. Черный Эрго был прекрасен – новое, небывалое существо будущей расы, homo novus. Широкие мужественные плечи и тончайшая осиная талия, мускулистые икры – и тяжелые, женоподобные бедра. Прохладный, глубокий голос – бесстрастный, как у компьютера Лондонской глобальной библиотеки, и – яркие, страстные, искрящиеся глаза гения.

Раздвинув полы темно-вишневого плаща высокопоставленный полицейский чиновник высвободил длинную ногу, затянутую в трико, чтобы перешагнуть порог – впрочем, прежде чем рыцарь Когицио Эрго сделал шаг, в комнату вбежали два телохранителя с двуствольными шлисселями в руках – один метнулся к квестору, надавливая плечом и оттесняя в угол, второй – проверил тело штурмовика на кушетке и кинулся закрывать окна зеркальными ставнями-экранами.

– Диспозиция такова: налицо злоупотребление служебным положением в целях получения несанкционированного доступа к информации закрытого характера, – резко, атакующее зазвучал характерный безжизненный голос Мад Ленол Брайт, и Черный Эрго вдвинулся в комнату, пригибая под потолок белокожий череп с мелкой щетиной золотистых волосков – весь в облаке модных ароматов, в снежном блеске армированных зубов, в легком мурлыканье гидравлики и перемигивании самых дорогостоящих электронных имплантов.

– Карается отстранением от общественной службы на срок до шести месяцев с обнулением персонального счета. Это санкция.

Зашел, расправил кожаные плечи:

– Блистательный квестор Порфирий Литот, вы задержаны до выяснения обстоятельств дела по статье 1240 Экзекутивного кодекса республики. Это мера пресечения.

Металлические руки, похрустывая, сложились на широком панцире:

– У вас есть право на пятиминутную консультацию с внешним источником, право на молчание, право на выбор места задержания и другие права, которые вы, квестор, безусловно, прекрасно заучили наизусть еще в школе работников культуры, которую, насколько помнится нам, успешно закончили в 2091 году в славном городе Новый Хьюстон, штат Северная Кубань.

Блеснул указующий перст в изящной вороненой перчатке:

– Господа подчиненные офицеры, у меня готова Инструкция номер 1 по данному делу. Квестор Порфирий Литот подлежит аресту с реквизицией оружия и временных идентификатов. Выполняйте распоряжение.

Пара дюжих клонов из команды Эрго двинулись к Порфирию, один из них уже протянул было руку с электрической манипулой – но квестор невозмутимо улыбнулся:

– Отвод меры пресечения. Я ветеран Второй Подземной войны, персональная карта Почета номер сто одиннадцать. Это, как вам известно, полное освобождение от административных мер воздействия, не подкрепленных целевым ордером Претории. Вы свободны, капрал, – кивнул он замершему полицейскому.

– И еще, – сказал Порфирий мягко. – Не надо называть меня «блистательным», потому что я еще не дослужился до столь высокого чина.

– Ах, вы всего лишь «великолепный»? – Дексацентурион заложил сильные руки за спину, пружинисто качнулся на пятках. – Тогда послушайте вот что, ветеран Порфирий Литот.

компьютерного адвоката, прохаживаясь и поскрипывая ремнями:

– Статья 450 Экзекутивного кодекса гласит:

«Служба вразумителей, служба ликвидаторов и другие межсотовые преторианские структуры имеют приоритет полномочий при расследовании типовых преступлений в черте крупных городов», конец цитаты. Это вам известно?

Порфирий покладисто кивнул.

– Но это еще не все, сиятельнейший квестор! – Рыцарь Эрго издал смешок, похожий на шипение крупной змеи. – Статья того же Кодекса предписывает нижеследующее:

«Сотрудники Департамента асоциальных и нетипичных преступлений могут быть вызваны по запросу Службы вразумления для оказания вспомогательной экспертной помощи без права оперативного руководства независимо от чина командированного должностного лица».

Прохаживаясь, черный дексацентурион задел блестящим кожаным бедром кушетку с раненой Ямайкой, да так неудачно, что задравшийся подол вишневого плаща обнажил свисающие почти до колен полупрозрачные трубки, похожие на клубок крупных молочно-белых червей, присосавшихся к телу рыцаря. В трубках булькало что-то коричневожелтое – очевидно, организм Эрго получал пищевые добавки непосредственно из обменного блока, расположенного на спине под плащом. Порфирий Литот поспешно отвел взгляд – и заметил, что противник расценил это как проявление смущения и неуверенности:

– Так вот позвольте спросить вас, блистательный квестор, на каком основании вы провели допрос нашего сотрудника, да еще в таком жестком формате, что раненый сотрудник в процессе допроса утратил сознание?

– Статья 118 того же Кодекса гласит нижеследующее, – квестор Порфирий Литот без труда попал противнику в тон. – «Сотрудники Департамента асоциальных и нетипичных преступлений активно взаимодействуют с преторианскими структурами при расследовании преступлений, имеющих выраженный антиобщественный характер в случае, если их обстоятельства не поддаются мгновенной идентификации по Каталогу мотивов и методов вразумления».

контраргументы.

– Обстоятельства данного преступления однозначно кодифицируются по Каталогу как формула 308, – прошипело существо. – Капитан, озвучьте титул преступления!

Полицейская дама подскочила с блокнотом и мелодично промяукала официальную формулу:

– «Организованный террористический акт с использованием как физических, так и гиперспейсовых методов воздействия, связанный с захватом объектов социальной инфраструктуры, нападением на случайных граждан, удержанием их в качестве заложников, выдвижением политических, экономических, идеологических, культурных и иных требований независимо от того, были эти требования озвучены непосредственно после захвата объекта или спустя некоторое время».

– Условия будут озвучены, и весьма скоро, поверьте моему опыту, – дексацентурион скривил накрашенные губы в марсианской улыбке. – Так что штурмовать все равно придется.

– А заложники-то где? – изумился квестор. – Какой захват без заложников?

– В четырех квартирах остаются жильцы, – Эрго медленно воздел к потолку черный перст. – Они являются либо заложниками, либо пособниками террористов. В обоих случаях необходим штурм.

Квестор решил не сдаваться.

– У меня есть запись допроса робота-штурмовика по кличке Ямайка, – Порфирий слегка постучал пальцем по цифровому запястью. – Девушка утверждает, что на нее напало неопознанное существо. Неопознанное, понимаете? Как вы знаете, в памяти штурмовика зашиты тысячи модификаций и биологических видов, но Ямайка не смогла понять, что это было.

Черный Эрго сощурил мерцающие глаза.

– Вы намекаете, лучезарный квестор, что это дает вам право применить пункт 590-й Инструкции Претора по деятельности вашего Департамента?

– Именно. Если потерпевшие атакованы неопознанным агрессором, это позволяет мне использовать эксклюзивные квесторские права, как то: потребовать провести эвакуацию жителей из близлежащих кварталов, ограничить любые мероприятия, связанные с физическим, визуальным, психологическим или электронным контактом с агрессором. Я также вправе вызвать усиленную группу специалистов нашего Департамента для проведения блиц-экспертизы на месте… В горле запершило от собственной наглости. Литот сглотнул и заставил себя закончить рискованную фразу:

– Наконец, автоматически включается трехчасовой мораторий на силовое решение, – добавил он. И подумал: «Все, третий строгий выговор обеспечен».

– Вы ошибаетесь, ветеран Порфирий Литот, вас подводит слабое знание законодательства, – хладнокровно парировал черный дексацентурион. – Эвакуировать примыкающие кварталы нельзя, так как согласно позиции 897 Оперативной инструкции в случае проведения штурмовых мероприятий в районах плотного проживания лиц низкого социально-нравственного статуса и фоновой культурной идентичности запрещается срочная эвакуация без предуведомления для предотвращения социальных волнений – в случае, если имеется разрешение Претора на проведение «хирургического» штурма с использованием «тихих»

методов воздействия, а оно у меня есть. Мы будем работать тихими методами. Это первое, что мы хотим вам напомнить.

Эрго протянула руку и взяла файлы, протянутые кем-то из подоспевших эскорт-офицеров. «Видать, мое личное дело», – подумалось квестору.

продолжала дексацентурион, одновременно просматривая файлы, благо встроенная функция мультивекторности мозга позволяла ей одновременно говорить и думать о разных вещах. – Что касается ограничения на контактные мероприятия, вы также не вправе наложить его, ибо в непосредственной близости отсюда находится Атомная электростанция на Старых Воробьевых горах, а согласно Пункту Оперативной инструкции в случае проведения штурмовых мероприятий в районах, непосредственно примыкающих к особо охраняемым и уязвимым объектам группы «U», любые мероприятия начинаются с проведения комлекса радиационной, биометрической, космической, логистической, интеллектуальной, биоэнергетической, физиохимической, компьютерной, информационной и непосредственно оперативной разведки. Вы что, правда, увлекаетесь литературой?

Эрго подняла холодный, отчасти насмешливый взгляд и слегка помахала пленочными файлами, будто веером.

– Там все написано, – угрюмо буркнул квестор. – Мое вспомогательное эговлечение – независимость.

Я член клуба орфиков.

– В сатурналиях тоже участвуете? Это есть похвально. Впрочем, озвучим третье соображение, касающееся якобы имеющихся у вас полномочий вызова усиленной группы коллег по Департаменту нетипичных преступлений. К сожалению для вас, пунктом 23 Инструкции вашего Департамента запрещается передвижение и деплоймент усиленных групп в районах, проведения «тихих» мероприятий в режиме «офф зе рекорд» без привлечения внимания общественности, если имеется Ордер Претора на подобную акцию. Такой ордер у меня есть, и пресса не должна ничего знать. А если сюда прилетит ваш оранжево-голубой вертолет с десятью экспертами на борту, мы уверены, что через десять минут здесь будут корреспонденты всех шестидесяти девяти каналов, включая «Новости в постели».

– Эмбарго вы у меня не отнимете, – не выдержав, оскалился квестор. – Три часа моратория на штурм – это мое бесспорное право.

– Ошибаетесь, – будничным тоном сказал Черный Эрго. – Даже мораторий вы применить не имеете возможности. Ибо сегодня есть вторник, день Марса и Афины Паллады. А это значит, что любые моратории и прочие акты пацифического плана в этот день подлежат отмене в пользу силовых решений – в интересах миллионов людей, поклоняющихся идеалам и ценностям здорового инстинкта общественного самосохранения. Так что – будем штурмовать. А вашему начальству мы безусловно доложим о вопиющей юридической неграмотности, продемонстрированной квестором Порфирием Литотом в ходе взаимодействия со Службой вразумления при расследовании и локализации теракта в жилом доме по адресу Тупик Гуманизма, 400.

«А вот и он, строгий выговор, – понял квестор. – Вторник, ну конечно же, вторник! Новый планетарный календарь ввели в прошлом году, и Порфирий никак не мог запомнить, в какой день недели что полагалось делать, а от чего воздерживаться. Вторник (или, по-новому, марсодей) был посвящен планете Марс и общечеловеческой ценности Справедливости.

В истории человечества было множество божеств, кумиров и идолов войны, гнева и грубой силы – всех их полагалось чтить именно во вторник.

Разумеется, в политической жизни страны каждый вторник был ознаменован ужесточением „коршунов“ и охранителей, в тысячах капищ по всему миру в строгом соответствии с Конституцией совершались жертвы Аресу, Марсу, Тору, Перуну, Тецкапаоцетатлю, Чу-Чуачуа и прочим воинственным идолам всех племен и народов.

Да-да. В этот день не принято пропагандировать пацифизм, миролюбие и сдержанность. По вторникам поэты и музыканты воспевают сильные эмоции – жажду справедливости, силового доминирования, повсюду пропагандируется образ «Демократии с кулаками». Улицы заполняют рекламные панно с мускулистыми моделями в камуфляжах и спортивной форме, резко возрастает спрос на бронированные джипы, истребители, акваланги, арбалеты, «командирские» часы и женские духи с «мужским» запахом, статуэтки Афины Паллады, а также дамское белье в стиле «милитари» с камуфляжной расцветкой.

Гм, так вот почему так спешит дексацентурион Когицио Эрго. До конца вторника, то есть до 24:00, остается всего часов шесть. А черному рыцарю нужно провести штурм именно во вторник, чтобы в случае большого числа жертв легче было оправдаться перед трибуналом.

телохранителей внезапно икнул, дернулся к окну, на бегу вырывая из одежды ствол пенопульверизатора.

Второй биогард прыгнул, закрывая Эрго квадратным плечом – и только через миг квестор услышал странный, несильный, но настойчивый стук в окно.

Кто-то стучал с улицы.

«Мы на третьем этаже, – успел подумать Литот. – Одно из двух: террорист в ракетном ранце или птицакамикадзе».

В свите черного рыцаря суетливо защелкали предохранители. Даже эскорт-капитанша отважно выхватила из подмышечной кобуры крошечный пистолет. Стук сделался сильнее, стекло задребезжало; кто-то из полицейских клонов подскочил и осторожно раздвинул внутренние противорадиационные ставни.

– Полярная сова! – воскликнула эскорт-офицер.

– Спокойно, это есть всего лишь механический курьер с посланием, – звякнул голос Черного Эрго. – Из Департамента параэнергетических преступлений, судя по необычному экстерьеру летающего робота.

– Только этого нам не хватало, – ужаснулся кто-то в свите.

«Ну вот, все конкурирующие спецслужбы в сборе, – внутренне ухмыльнулся квестор. – Теперь еще полицейские колдуны подключатся к делу».

Окно приоткрыли – вместе с песком в комнату ворвалась крупная белая сова с безумными оранжевыми глазами. Сделав круг под потолком («сканирует публику», понял квестор), робот опустился в изголовье Ямайки, точнехонько перед черным рыцарем. Дексацентурион протянула прорезиненную длань и приняла у птицы конверт официального формата с ярко-зеленой печатью «СРОЧНО».

Не веря своим глазам от радости, квестор успел заметить на конверте еще одну надпись. Жирными буквами значилось только одно слово: «ЭМБАРГО».

В ту же секунду сбоку, из коридора, из-за спин полицейских, прозвучал дергающий, электрический женский голос:

– Я капитан полиции, немедленно пропустите.

Дайте дорогу, у меня Ордер. Пропустите. Вы тоже. Уберите руку, капрал, не смейте задерживать офицера Претории!

Талантливая юная ведьма в серо-стальном брючном костюме, черном глухом бюстгальтере и желтом галстуке выбралась из переполненного коридора, энергично тряхнула пегим каре с искусственной проседью, выставила к свету длинное кобылье лицо с отточенными бровями, приподнятыми как бы от высокомерного удивления. Матовый макияж придавал ее щекам серо-голубой оттенок, похожий на раннюю небритость, однако квестор прекрасно знал, что это – женщина, причем необычная женщина.

Газеты и телеканалы прозвали ее «ясновидящим полицейским номер один».

Она называла себя «ведьмой технократического века». В отличие от древних нецивилизованных ведьм, детектив Присцилла Медиа Харибда не летала на метле в обнаженном виде с распущенными волосами. Она вызывала духов, выстраивала магические формулы, гипнотизировала, кодировала и ворожила при помощи новейших технических средств. Говорят, при желании Медиа Харибда умела «зарядить» негативной энергией послание, отправляемое по электронной почте. И даже могла насылать порчу по факсу.

Ей было всего восемнадать лет, но благодаря нескольким пластическим операциям, ежедневным тренингам и удачному макияжу она выглядела на все тридцать пять. По слухам, Присцилла Медиа начинала свою карьеру журналисткой в бульварном издании, потом работала пресс-секретарем сенатора от штата Марий-Эл, и только три года назад пришла на работу в Департамент параэнергетических преступлений (или, как его неофициально называли, в Департамент полицейского колдовства).

Там она сделала поистине головокружительную карьеру. Ее собственный рост совпал с процессом кадрового разрастания Департамента. После того как полицейские колдуны научились опираться на поддержку существ потустороннего мира при расследовании сложнейших преступлений, Совет Шестисот существенно расширил их полномочия.

Им поручили не только искать похищенных людей, но и проводить спирит-консультации, вызывая души погибших от рук преступников, и получать таким образом необходимую следствию информацию.

Статистика раскрываемости преступлений сотрудниками «колдовского» Департамента была очень хорошей. Из 174 преступлений, порученных Департаменту за пять лет его существования, в 172 случаях ясновидящие и спириты называли имена и местонахождение преступников задолго до того, как на след злодеев выходили вразумители, действовавшие своими стандартными методами. Проблема была лишь в том, что юридически «наводки» полицейских спиритов не могли считаться доказательствами виновности подозреваемых. Поэтому колдуны в преторианской униформе играли роль экспертов, выдвигавших рекомендации органам правосудия. Вскоре все привыкли к тому, что в 99 процентах случаев эти рекомендации были абсолютно точными.

За пять лет детективы-параэнергетики допустили только два промаха. В позапрошлом году по их наводке арестовали и быстро приговорили к смертной казни 10-летнего мальчика, на которого ясновидящий офицер указал как на виновного в изнасиловании троих буфетчиц из стрип-бара «Трифид» на Радищевском проспекте. Спустя две недели была доказана невиновность покойного мальчика; оказывается, буфетчицы инсценировали изнасилование для получения крупной страховки.

А прошлой весной на электрический стул попал крупный политик, выступавший против преподавания сексопатологии в начальных классах – духи сообщили, что этот политик морил голодом собственную собачку. Когда выяснилось, что собачка сдохла от ожирения, вернуть казненного политика к жизни было уже невозможно, и Претории пришлось заказать серию статей в СМИ, чтобы спасти честь мундира.

Однако промахов было всего два, а триумфов – 172, поэтому Департамент параэнергетических преступлений получал активное финансирование, за первые полгода его штат разросся с 4 колдунов до 26, а затем перевалил за 300. Сейчас в Департаменте работал Отдел спиритической криминалистики, Отдел магической экспертизы, Отдел парапсихологии преступного сознания, Отдел параэнергетического мониторинга, Главное управление контактов с духовными источниками и Лаборатория моделирования преступлений.

Впрочем, параэнергетики занимались в основном экспертной работой, прикладными исследованиями, аналитикой и расследованием наиболее загадочных преступлений. Они крайне редко брались за будничные дела.

Если уж послали ясновидящего копа, значит, дело действительно сложное, подумалось квестору Литоту.

– Остановите все мероприятия. Я капитан Харибда. Немедленно свернуть все текущие операции, отозвать агентов, изолировать объект, – ведьма отдавала приказы уверенно и четко, как профессор в полицейской академии; заблестели серебристые ногти на длинных пальцах, запахло сухим и сдержанным парфюмом. – Кто старший на следствии? Я вынуждена взять руководство на себя.

Наконец, мотнув головой вбок, она увидела черную демоническую фигуру рыцаря Эрго. Ничуть не смутилась. Не сбился даже ритм челюстей, пережевывавших мятную резинку:

– Так, я чувствую, у вас тут полная неразбериха.

Прежде всего, закройте ставни, уберите любые крестообразные предметы, выведите посторонних, – защелкали пальцы, двинулась тонкая бровь.

Пегие пряди взметнулись, открывая бледную щеку, возле которой подрагивал на серебристой пружинке микрофончик мобильной связи. – Дексацентурион, я вынуждена вмешаться. Наши опытные сенсоры показали кое-что серьезное… У вас на объекте творится полная дрянь. В здании явная параэнергетика, причем аномалия серьезная. Да-да, я уже приехала, я в Тупике Гуманизма, пришли мне сюда пиццу и петербургеры.

Последняя фраза была брошена в микрофончик и, судя по всему, была адресована личному секретарю.

– Мы просканировали объект и обнаружили серьезный анклав непроходимости, – продолжала капитан Харибда, одновременно поправляя прическу, раскрывая прозрачный портфельчик, подтягивая ремешок органайзера на бедре и продолжая разговор по мобильной связи: – Да-да, петербургеры с сыром… Алло! С сыром! И скажи Лютеции, чтобы подгоняла жирокоптер к дому номер 400, будем делать здесь пси-блокаду по методу Рерих-Копперфильда.

«Неужто правда призраки?» – подумалось квестору. Анклав непроходимости – это значит, в доме обнаружен настолько серьезный бестелесный объект, что создаваемое им поле невозможно просканировать штатными средствами Департамента параэнергетических преступлений.

Квестор покосился на Черного Эрго: великий сыщик стоял холодно и беззвучно, только желтый огонек нервно помигивает на металлическом виске.

– С сыром и пастилой! – Капитан Харибда достала из чемоданчика серебристые бусы, колокольчик и длинную, кривую, зеленого цвета свечу. Снова тряхнув волосами, обернулась к дексацентуриону:

– Нам понадобится эта комната, здесь будет оборудована площадка для спирит-консультаций с духом Президента Трумэна, он обещал помогать нам до завтрашнего утра. Подержите, пожалуйста. А вы подвиньтесь… Синдикопплу повесим вот здесь, над окном, тут явно собирается «янь» в виде горизонтального вихря.

– Мне понадобится триста граммов селитры и стальная гарда размером двести на пятьсот, – скомандовала она кому-то из полицейских в свите дексацентуриона. – И закажите, пожалуйста, кофе.

Голова просто раскалывается… Разматывая какие-то провода, она едва не задела квестора узким пиджачным плечиком:

– Вы что здесь? Вы из третьей квестуры? Да-да, я уже вижу, классический стрелец, но астральное поле мутное, Сатурн подгулял. Освободите помещение, мы справимся без помощи вашей службы, – она блеснула черным глазом, из ноздри искоркой золота кольнула крошечная бусинка-амулет. – У вас хороший взгляд, квестор. Меркурий не обделил вас интеллектом, однако делать вам здесь абсолютно нечего, поверьте. У меня Ордер на оперативное руководство расследованием этого нечистого дела, и вы можете отправляться на базу, чтобы доложить своему начальству… Полицейская ведьма не успела договорить, ибо рыцарь Эрго уже скрипнул армированной челюстью, блеснул горячими глазами, уже пошел войной на очередного конкурента, мешающего ему провести красивый и грамотный штурм проклятого здания:

параэнергетических преступлений гласит:

«Уполномоченный офицер-параэнергетик уведомляет сотрудников Службы вразумления о своем прибытии и запрашивает необходимое оборудование не позднее чем за тридцать минут до принятия на себя оперативного руководства. В противном случае сотрудники Службы вразумления вправе отказать уполномоченному офицерупараэнергетику в предоставлении запрашиваемого оборудования и других необходимых средств».

– Ах! – воскликнула офицер-экстрасенс Присцилла Медиа Харибда, замирая. – Я чувствую! Я чувствую, что сейчас вы скажете, что я напрасно забыла предупредить вас за тридцать минут о моем прибытии, ну не так ли?!

– Вы забыли предупредить нас за тридцать минут о своем прибытии. Поэтому я отказываю вам в предоставлении запрашиваемого оборудования и других средств, необходимых для проведения расследования. Сегодня вторник, и мы не можем оскорбить божества силовых структур отказом от решительных действий. Необходимо почтить эгидоносную деву Палладу хорошей профессиональной работой. Мы начинаем штурм здания.

– Категорически исключено! – Ведьма энергично рассекла воздух изящной ладонью. – Я чувствую, я вижу, что будут большие жертвы среди личного состава. В доме засел мощнейший генератор параэнергетики. Возможно, это направленный полтергейст. Вы хотите, чтобы на ваших штурмовиков обрушились перекрытия? Чтобы пол вспыхивал у них под ногами?

– Не следует тратить время на бездоказательные версии, – прервал черный дексацентурион. – Это банальный мятеж роботов, в лучшем случае – хайтектеррор. Вам повсюду мерещатся призраки, а там просто сидит дюжина головорезов-антиглобалистов, или банда наркотических эльфов, или боевики Освободительной Армии Антарктиды… – Хуже, гораздо хуже! В здании смонтировано заклятье, и очень сильное! Возможно, дом проклят и закапсулирован в негативном энергополе! Знаете ли вы, что он построен на месте древних захоронений XX века? А что, если кому-то удалось разбудить души предков, чьи погребальные урны хранились на этом месте во времена древних президентов второй республики?..

– Красивая версия, достойная голливудской экранизации, капитан Медиа Харибда. Но реальность есть менее поэтична, поверьте нашему скорбному опыту. Все гораздо проще, и мертвецы в данном случае категорически ни при чем.

– Так! Вы! Вы не понимаете, – взвизгнула капитан Харибда, лицо ее мгновенно посерело от истерической злобы. – Здесь работает колдун, мощный колдун! Мастер континентального класса!

Это чрезвычайное происшествие! Так! Я немедленно связываюсь с великим понтификом храма Гекаты! У меня связи в Совете Шестисот! Вы не понимаете, что говорите! Вы… …Квестор осторожно приоткрыл дверь и выскользнул наружу. В коридоре было прохладно и гораздо тише, почти не слышен истеричный визг капитана Медии Харибды, рассекаемый краткими контратаками дексацентуриона.

К сожалению, Порфирий недолго наслаждался тишиной. Механический охранник из свиты Черного Эрго, дежуривший в коридоре, обернулся на звук прикрываемой двери – и решительно замигал красными лучиками сканеров:

– Немедленно остановитесь! – Подбежал, клацая по ковру когтистыми подошвами. – Вы находитесь внутри охраняемого периметра! Положите ладони на затылок!

Квестор послушно замер, со вздохом поднимая руки и закладывая их за голову. Жаль, очень жаль.

Придется возвращаться в душную «комнату отдыха»

и наблюдать за дискуссией Когицио и Присциллы до конца.

– Здравия желаем, сержант Ямайка! – вдруг сказал робот, отступая на шаг. – Идентификация проведена успешно. Какие будут указания?

Квестор мигнул, потом вытаращил глаза на меха, почтительно замершего по стойке «смирно»:

титановые локти прижаты к бедрам, подбородок – к блестящему панцирю на груди.

– Повторите, – выдавил из себя Порфирий Литот.

– Идентификация проведена успешно, – робот искривил маслянистую пасть в механической улыбке. – Какие будут указания, сержант Ямайка?

С указаниями была проблема. Квестор минуты полторы не мог понять, что происходит. Робот стоял навытяжку, попеременно мигая искорками на височном модуле прицеливания.

– Продолжайте патрулирование коридора, – наконец промямлил Порфирий и, отлепив повлажневшую спину от стены, ошарашенно двинулся в сторону балюстрады – туда, где мурлыкала музыкальная лестница. Что происходит?

Вирус, поражающий психику роботов? Сбой в системе идентификации? Или… правда колдовство?

Он не заметил, как спустился на первый этаж, прошел по лабиринту стеллажей и очутился у выхода из магазина. Здесь дежурила уже знакомая старушка в сапогах на платформе. Едва заметив квестора, она пружинисто вскочила со стула, направляя на Порфирия ствол дальнобойного сканера:

– Стойте! Не двигайтесь! Идет идентификация!

Через миг лицо старушки вытянулось, она приблизила экранчик сканера к бесцветным глазам.

Потом перевела удивленный взгляд на Порфирия.

– Здра… Здравия желаю, сержант Ямайка… – прошептала она, обескураженно помаргивая. – Какие будут указания? Прикажете проводить вас на объект?

Яростный мысленный вихрь пронесся в голове сыщика, жаркие рычаги отваги рванулись под сердцем, и он, замирая от наглости, голоса собственного не слыша от кровяного гула в мозгу, скомандовал:

– Да-да, ефрейтор. Проводите-ка меня… на объект!

И пошел, печатая шаг по плитке, грохоча обезумевшим от случайного везения сердцем, вслед за старушкой – в двери, наружу, под хлещущий ветер песчаной бури, в напряженную темноту, застывшую вокруг страшного дома, оцепленного тройным полицейским кольцом.

Старушка-ефрейтор провела его сквозь три периметра, расслабляя переодетых патрульных роботов краткими командами: «Пропустить!

Штурмовик на задание!», вовремя подавая нужные радиосигналы снайперам и грамотно обходя заминированные участки детской игровой площадки перед домом. Последние сто метров они преодолели молча, перебегая от одного мусорного бака к другому, пригибаясь и озабоченно косясь на отблески голубого света, чудившиеся в окнах первого этажа.

Наконец, старушка добежала до груды мусора, возвышавшейся напротив черной раззявленной дыры гниющего подъезда. Задыхаясь, обернула серьезное накрашенное лицо:

– Все, дальше мне нельзя. Отсюда – территория объекта. Удачи вам, сержант Ямайка.

И, хлопнув жесткой ладошкой по квесторскому плечу, дружески усмехнулась:

– Да благоволит тебе Минерва, доченька!

Квестор не нашел в себе силы улыбнуться. Он бегло похлопал себя по цифровой длани – штатному устройству, закрепленному на левом запястье, – по карману, в котором тяжело и веско холодел именной «сундук», потом как-то судорожно вздохнул, зачем-то вобрал голову в плечи, пригнулся – и, смешно-суетливо перебирая ножками, побежал вперед, стараясь не думать зачем.

Быть на месте преступления, дышать воздухом преступления, ловить отсветы, тени и сквозняки, слушать скрипы и шорохи, осязать шероховатости и наклонности, понимать соразмерность и соподчиненность объектов – вот главное, в чем всегда нуждался квестор Порфирий Литот.

Аксиома Вилтера Фавста, основателя Департамента социально опасных и нетипичных преступлений, гласила: будь там. Будь там, где в ужасе билось сердце жертвы, где полы замараны тенью преступника, где стены видели и помнят все, что произошло. Можно отключиться от компьютерных архивов, можно отказаться от экспертизы и вообще не допрашивать свидетелей. Но побывать на месте преступления необходимо. Квестор это знал, квестор это помнил всегда. Поэтому он ни минуты не сомневался, когда необъяснимая случайность, технический дефект идентификации или чья-то ворожба внезапно заставили окружающих воспринимать его не как Порфирия Литота, а как сержанта Ямайку. Он не сомневался, что рисковать надо.

Мистический сбой сканирующей техники, подлинное наваждение, сбившее с толку людей и роботов, открыли квестору доступ в проклятый дом. Он понимал, что совершает должностное преступление. Но вместе с тем он не мог упустить фантастический шанс. Да, конечно. Он не успеет побывать во всех одиннадцати квартирах, где совершены нападения на жильцов. Не успеет потому, что, во-первых, Черный Эрго вскоре устранит неожиданную помеху в лице капитана Харибды и все-таки начнет штурм, а это значит, что в распоряжении квестора от силы полчаса на собственное расследование внутри здания. Вовторых, проникновение Порфирия в дом не останется незамеченным для засевших там преступных сил, будь то люди, роботы или призраки. А следовательно, времени и того меньше – ведь даже специально натасканная Ямайка и другие штурмовики не смогли продержаться внутри и десяти минут!

И все же… зайти хотя бы в одну-единственную квартиру… на это можно решиться.

Скользкие, будто в мыле, ступени. Ржавые стонущие перила. Страшно накренившийся карниз, обрывки кровельного металла нависают над головой, как корявая металлическая челюсть.

Квестор поднимался по старинным истертым камням, чувствуя, что с каждым шагом силы оставляют его, тело становится ватным, негнущиеся руки и помертвевшие ноги холодеют и мерзко передергиваются от озноба… Еще на подступах к заколдованному зданию появился вдруг странный, гнилой туман, рыхлыми сгустками волочившийся по земле; возле подъезда он сгустился настолько, что квестору казалось, будто движется он по пояс в молоке.

Сквозь туман едва прослеживался желтый свет скрипучего фонаря, болтавшегося над входной дверью. Квестора неприятно поразил сладковатый трупный запах, подмешанный в скользкий воздух, застоявшийся в колодце старинного двора. Удивительная, мертвая тишина непривычно придавила сердце, заныла в ушах.

Даже песчаный ветер не проникал сюда, не в силах пробиться сквозь нагромождения технических галерей, отсекавших некогда парадный, а ныне совершенно разложившийся подъезд от внешнего мира. Тлеющий мусор липкими отсветами подсвечивал ржаво-серые стены подворотен, добавляя в пагубный воздух струю тошнотворного дыма. Зловонное дыхание подъезда стало сильнее.

Вот уже видно, как мутно поблескивает рукоять входной двери… Дверь и не думала открываться, видимо, вышла из строя сенсорная автоматика. Придется самому дергать за ручку… Недоброе предчувствие заставило его задержать – и даже отдернуть пальцы, уже почти коснувшиеся пожелтевшей рукояти. Иногда прямо на ручку входной двери подается напряжение в тысячи вольт. А покойный квестор Луциллий Прозит два года назад коснулся дверной рукояти, смазанной ядовитым клеем, – и умер в страшных муках на пороге собственного дома… Впрочем, обошлось. Предательским скрежетом, скрипом и треском входная дверь оповестила зачарованную башню о явлении квестора. В тот момент, когда правая нога Порфирия Литота переступала просевший каменный порог здания, глухой и длительный скрип донесся откуда-то сверху, со второго этажа. В ту же секунду – вон там! – будто фонариком тронули сумрак в гулкой глубине черного подъезда! Квестор успел заметить голубоватый отблеск на потолке… Стараясь не наступать на осколки и лужи, квестор прокрался мимо черной дыры, ведущей в комнатку консьержа, – оттуда сильно тянуло гарью, прямо на пороге чернела оторванная конечность механического швейцара. Почтовые ящики, темневшие вдоль стен, были уже мертвы, их ржавые челюсти раскрылись, роняя на пол серые листы корреспонденции. В пустой колясочной холодно поблескивал одинокий скелет инвалидной коляски – в отсветах мертвенно-голубой лампы он показался Порфирию средневековым пыточным креслом с голографической гравюры Грельбмана.

Квестор замер у стены, задыхаясь от ужаса:

впереди, в каких-нибудь пяти метрах – там, где по пыльным стенам перебегают багровые отсветы мерцающих лифтовых индикаторов, – на полу что-то чернело, большое и рыхлое, похожее на мертвое тело штурмовика в тяжелом боевом скафандре.

Внезапно – квестор дернулся, больно врезаясь спиной в стену – с диким скрежетом раскрылись двери лифта. Содрогаясь и лязгая, как дверцы склепа, они раздвинулись сами собой, будто приглашая квестора войти. Из кабины выплеснулся мерцающий зеленый свет морфиритовых ламп, из щелей потянуло холодом шахты. Вцепившись обеими руками в рукоять «сундука», Порфирий попятился, плечом продавил тугую дверь пожарной лестницы: нет, он не самоубийца. Если лифт сам приехал за ним, это неспроста. Спасибо, мы лучше пешком.

Едва ступил на лестницу, нога попала на скользкое:

какие-то шарики! Успел схватить перила, удержался – из-под подошвы со звоном покатились пустые гильзы. Здесь была перестрелка? Под ногами невнятно белел скомканный газетный лист; квестор различил огромные буквы заголовка: «ПРАЗДНИК ВАМПИРОВ».

Порфирий поднес к глазам цифровое запястье.

Оранжевый экран пугливо теплился во мраке.

Подрагивающим пальцем квестор надавил пару кнопок: на экране раскрылся поэтажный план проклятой башни. Итак, если пробежать один пролет вниз, попадаем в минус первый уровень подземного гаража. Если же двигаться вверх, сначала будет технический бельэтаж с прачечными и сушилками, а потом – первый жилой уровень.

Номера квартир – первая и вторая, обе заброшены.

Смотрим далее, второй этаж… квартира номер 3 – офис общественного движения «Электростальские партизаны публичной куртуазности», квартира номер 4 – персональные апартаменты гражданки Хари Камбио Эрцгерц.

Часто дыша, квестор затыкал по кнопочкам, уточняя информацию по четвертой квартире: во сколько произошло нападение и какие повреждения нанесены квартиросъемщице? Экранчик подмигнул и выдал неожиданный ответ:

«Нападение на жильца не зарегистрировано».

Вот подарок! Стало быть, это одна из четырех квартир, жильцы которых не пострадали от преступников? Значит, госпожа Хари Камбио тихомирно дремлет в своей кроватке, даже не подозревая, что на соседей совершаются жуткие нападения, а весь дом оцеплен тройным кольцом вразумителей… А может быть, наоборот: она прячется за запертой дверью, в ужасе прислушиваясь к диким крикам, доносящимся из соседних комнат? Может быть, она видела преступников?

Хе-хе. Вот куда нужно идти в первую очередь. Вопервых, гражданке Эрцгерц скорее всего необходима срочная помощь. Ее могут атаковать с минуты на минуту, и тогда следствие лишится драгоценного свидетеля. Закон «О защите свидетелей» от июльских ид 2087 года предписывает охранять очевидцев как зеницу ока! Квестор спасет несчастную гражданку – и допросит прямо на месте (а стало быть, получит от нее эксклюзивную информацию раньше, чем Черный Эрго и ведьма Харибда). Более того. Если Порфирию все-таки удастся выбраться живым из этой заколдованной башни, он сможет оправдаться перед судьями тем, что по зову гражданского и профессионального долга дерзнул пренебречь служебными инструкциями и отважился на самовольный проход в оцепленную башню единственно ради благородной цели: для спасения жизни свидетеля.

Возможно, ошибка преторианских штурмовиков как раз в том и заключалась, что они сразу ломились в квартиры, где на жильцов были совершены нападения. А надо было начать разведку с посещения тех, кто до сих пор не пострадал… По какой причине эти четыре квартиры оказались неинтересными – или недоступными – для преступников? Ответ на этот вопрос может быть ключевым для следствия.

Решено: Литот займется свидетелями; по крайней мере, это не так опасно, как вламываться в квартиры, где совершены нападения на жильцов. Есть слабая возможность остаться в живых.

Стараясь не грохотать подошвами по ступеням, а также не думать о том, что свидетель-заложник может на деле оказаться одним из террористов, квестор Порфирий Литот побежал на второй этаж. Дверца, ведущая с лестницы на площадку, также не работала – пришлось приоткрыть ее самому.

Заглянув в щель, сыщик увидел прямо перед собой, метрах в десяти, ярко-желтую дверь с огромной цифрой 4. Цифра подмигивала квестору разными цветами радуги. Покрытие самой двери было выполнено из модного фото-аморфного материала:

раз в три секунды по желтой поверхности пробегала красивая рябь, затем стремительно проплывали полосатые радужные рыбки.

С некоторым удивлением квестор увидел, что на полу возле двери в изобилии навалены… засохшие цветы. Поначалу он принял букеты за кучи старых тряпок. Теперь же отчетливо разглядел разноцветные пятна пожухлых бутонов, смятые ленты и кружевные обрывки гофрированной бумаги. Букеты лежали слоями, более свежие поверх совершенно засохших;

возле самой двери цветочные кучи поднимались на полметра от пола. Впрочем, квестор заметил тропку, проделанную в цветах и ведущую прямо к порогу.

«Видать, весело живет гражданка Эрцгерц», успел подумать квестор, прежде чем рука его высунулась из-за угла, приподнимаясь в энергичном и властном жесте самоидентификации. «Умный»

замок немедленно распознал в Пор-фирии Литоте служителя правосудия: раздался негромкий щелчок, дверь со скрипом приоткрылась, из прихожей в полутемный коридор выбежала полоска оранжевого света – и заиграла на пыльном полу.

СПЯЩАЯ KРАСАВИЦА



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
Похожие работы:

«JI. Р. Кызласов ЕВНЯЯ И НЕВЕКО СТО АВАКАН • Н 9,. ОБЛАСТНОЕ УПРАВЛЕНИЕ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ХАКАССКОГО ОБЛИСПОЛКОМА Л. Р. Кызласов ДРЕВНЯЯ И СРЕДНЕВЕКОВАЯ ИСТОРИЯ ЮЖНОЙ СИБИРИ (в кратком изложении) Пособие для учителя Хакасская областная БИБЛИОТЕКА 4 Утверждено областным управлением народного образования Хакасского облисполкома ХАКАССКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ КРАСНОЯРСКОГО КНИЖНОГО ИЗДАТЕЛЬСТВА АБАКАН • Б Б К 6 3. 3 ( 2 Р — 6Х) К Рецензент зав. сектором истории Хакасского НИИЯЛИ доктор...»

« Лев Копелев Хранить вечно.Эти слова были напечатаны на папках следственных дел по статье 58 УК РСФСР — 1923 г. (Государственные преступления). Это — история одного дела (1945–1947 гг.) и вместе с тем — попытка исповеди. в двух книгах Книга первая Части 1–4 ХарьКов права Людини 2011  ББК 84.4 Р К 65 Художник-­оформитель Б.Е. Захаров Издание осуществлено при поддержке представительства фонда Генриха Бёлля в Украине Копелев Лев Хранить вечно. В 2 кн. Кн. 1: Части 1–4 / Харьковская К...»

«4 Марина Кузьмина Комсомольск-на-Амуре: конец двадцатого века. История демократического движения в эпоху политических потрясений. Книга девятая Комсомольск-на-Амуре 2005 год Серия Комсомольск-на-Амуре: конец двадцатого века - это хроника событий и фактов эпохи политических потрясений, начало которым положила горбачевская перестройка. За какие-то десять-пятнадцать лет в стране, крае и городе произошло столько событий, сменилось столько героев, сколько ранее - за сотню лет. Память человеческая не...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКАЯ ПРАВОВАЯ АКАДЕМИЯ МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОСТОВСКИЙ (Г. РОСТОВ-НА-ДОНУ) ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) СПЕЦИАЛЬНОСТЬ 030501.65 ЮРИСПРУДЕНЦИЯ КВАЛИФИКАЦИЯ – ЮРИСТ Кафедра теории и истории государства и права ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА Учебно-методический комплекс Ростов-на-Дону ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО...»

«ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ ГОРОДА МОСКВЫ Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования города Москвы Московский городской педагогический университет Институт педагогики и психологии образования Общеинститутская кафедра теории и истории педагогики Кафедра дошкольной педагогики Программа вступительных испытаний в магистратуру по направлению 44.04.01 Педагогическое образование (программа Дошкольная педагогика) Очная форма обучения Москва 2014 Пояснительная...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГУБЕРНАТОРА ПЕРМСКОГО КРАЯ ДЕПАРТАМЕНТ ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УРАЛЬСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ. ПЕРМСКИЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ОТДЕЛ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ГОУ ВПО ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНОПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ А. В. Черных, Т. Г. Голева, М. С. Каменских, С. А. Шевырин С.-Петербург 2013 УДК 94(470.53) ББК 63.3(2Рос-4Пер) Б43 Авторский коллектив: Александр Васильевич Черных, д-р ист. наук, гл. науч. сотрудник Отдела истории, археологии и этнографии...»

«\ дни холоднойвойны Борис Евсеевич Черток Книга 3. Ракеты и люди. Горячие дни холодной войны Предисловие Поистине, если человек талантлив, то он талантлив во всем. В последние несколько лет известный ученый и обладатель многих званий и наград в области науки и техники Борис Евсеевич Черток поразил нас еще одним проявлением своей творческой натуры. Я имею в виду его мемуарные книги Ракеты и люди, которые сразу по сл е п у б л и к а ц и и в ы зв а л и о гр о м н ы й и н те р е с и завоевали...»

«Черная книга имен которым не место на карте России Москва ПОСЕВ 2004 Черная книга имен, которым не место на карте России. Сост. С.В. Волков. М., Посев, 2004. 240 с. ISBN 5-85824-155-7 Черная книга посвящена той части современной российской топонимики, которая сохраняет наследие коммунистической идеологии и пропаганды. Задача книги - показать подлинную роль, которую сыграли в истории России запечатленные в советских топонимах лица, события и явления, реальные и мифологизированные. Очищение...»

«АНАТОЛИЙ КАЦЫНСКИЙ 30 диалогов с актёром Олег Трещёв АНАТОЛИЙ КАЦЫНСКИИ 30 Диалогов с актёром Москва 2011 УДК 792.2(470-25) ББК 85.334.3(2)6 Т-66 ISBN 978-5-902492-21-4 Трещёв О.В. АНАТОЛИЙ КАЦЫНСКИЙ. 30 диалогов с актёром М. Театралис.: 2011 - 240 с., ил. Автор выражает свою глубокую благодарность за помощь в подготовке этой книги Ирине Сергеевой, Маргарите Литвин, Елене Быковой, Елене Жауровой, Анатолию Меньщикову, Валерию Мясникову, Галине и Ивану Ремизовым, Валентине Трещёвой. Без вашей...»

«Елабужский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник Ежемесячное научно-популярное информационное издание Слово редактора Март в этом году выдался музея-заповедника в список кандидатов в конкурсе на звание солнечным и погожим, активи- Лучший музей Европы. Как Вы помните, уважаемые елазируя выработку гормона радос- бужане, в октябре 2009 года в рамках конкурса мы принити и вызывая желание творить мали экспертов Европейского музейного форума, на суд и получать все...»

«УДК 811.124(075.8-054.6) ББК 81.2Латин-923 З-34 Р е ц е н з е н т ы: кандидат филологических наук, доцент А. В. Гарник; кандидат педагогических наук, доцент Н. А. Круглик Зарембо, О. С. Латинский язык : учеб.-метод. пособие : (с приложением CD) / О. С. Зарембо, З-34 О. Г. Прокопчук ; под ред. Г. И. Шевченко ; ред. аудиоверсии К. А. Тананушко. – Минск : БГУ, 2011. – 171 с. + 1 электрон. диск. ISBN 978-985-518-479-0 (отд. кн.)....»

«Межгосударственная координационная водохозяйственная комиссия Научно-информационный центр МКВК Ю.Х. Рысбеков ТРАНСГРАНИЧНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО НА МЕЖДУНАРОДНЫХ РЕКАХ: ПРОБЛЕМЫ, ОПЫТ, УРОКИ, ПРОГНОЗЫ ЭКСПЕРТОВ Научный редактор – д-р техн. наук, профессор В.А. Духовный Ташкент 2009 2 УДК 556 ББК 26.222.5 Р 95 Рецензент: д-р техн. наук, профессор Н.К. Носиров Рысбеков Ю.Х. Трансграничное сотрудничество на международных реках: проблемы, опыт, уроки, прогнозы экспертов // Под ред. В.А. Духовного. -...»

«ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ДИСТАНЦИОННОГО ОБРАЗОВАНИЯ Электронные учебные пособия Компьютерное проектирование Лабораторный практикум Консалтинг в связях с общественностью. Компьютерная графика Особенности коммуникационной деятельности организации Конфликтология Хрестоматия Культурология. Россия-Запад Отечественная история Немецкий язык. Базовый курс. Основы менеджмента Справочник Отечественная история Справочник по истории Отечества Политология Система Интернет Социальная...»

«НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Гуманитарный факультет кафедра археологии и этнографии УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС МАТЕРИАЛОВ К КУРСУ МЕТОДИКА ОРГАНИЗАЦИИ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ РАБОТЫ Направление подготовки 030600 – История ФГОС ВПО утвержден приказом Минобрнауки России от 21.12.2009.г. №772 Специальность ИСТОРИЯ Квалификация (степень) выпускника магистр Форма обучения - очная. 1 Новосибирск, 2011 2 АННОТАЦИЯ Методика организации научно-исследовательской работы – научная...»

«ОНЛАЙН-ПОСОБИЕ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ, СОЦИАЛЬНЫМ И КУЛЬТУРНЫМ ПРАВАМ ЭСК права: Убедительная история - перспективное будущее Экономические, социальные и культурные права (ЭСК права) – права человека, признанные и закрепленные в Международном билле о правах человека. Вместе с гражданскими и политическими правами (ГП права) ЭСП-права составляют часть единой, взаимосвязанной, взаимозависимой и неделимой системы международных прав человека, нашедших свое отражение в таких важных документах, как Всеобщая...»

«ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР Основы социологии Постановочные материалы учебного курса Часть 3. Жизнь человечества: толпо-элитаризм — историко-политическая реальность и перспективы (Книга 1) Санкт-Петербург 2010 г. Страница, зарезервированная для выходных типографских данных На обложке репродукция картины Ф.А. Бруни (1799 — 1875) Медный змий. © Публикуемые материалы являются достоянием Русской культуры, по какой причине никто не обладает в отношении них персональными авторскими правами. В случае...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ИСТОРИИ СССР ЛЕНИНГРАДСКОЕ О ТД ЕЛ Е Н И Е И. А. ШИШОВА РАННЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО И СТАНОВЛЕНИЕ РАБСТВА В АНТИЧНОЙ ГРЕЦИИ ЛЕНИНГРАД Н А У К А ЛЕНИНГРАДСКОЕ О Т Д Е Л Е Н И Е 1991 Книга посвящена одному из наиболее сложныхп д о и в р е в истории древней Греции, когда закладывались основы грече­ ского полиса. Она вносит существенный вклад в изучение ос­ новных закономерностей развития рабовладельческого общества. Рассматриваются результаты деятельности древних...»

«Лосеферма на печоре История первой в мире фермы по одомашниванию лося N-ское книжное издательство Лосеферма на Печоре. История первой в мире фермы по одомашниванию лося. – Коллектив авторов. – Сыктывкар, 2011, – 220 с. Тема, которой посвящена эта книга, уникальна: одомашнивание лося, одного из самых крупных зверей, населяющих север Евразии и Северную Америку. Лосеферма Печоро-Илычского заповедника стала ареной, на которой успешно осуществлен этот научный эксперимент. Разнообразен по жанру...»

«СТАТЬИ 3. П. С о к о л о в а 1 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СИБИРЕВЕДЕНИЯ Говоря об актуальных проблемах сибиреведения, необходимо хотя бы коротко подвести итоги исследований в области этнографии народов Сибири за истекшие 30 лет. В 19-50—1960 гг. завершился определенный этап в развитии советского сибиреведения и североведения. В 1956 г. в серии Народы мира вышел том Народы Сибири (М.; Л., 1956), который до сих пор не теряет своего фундаментального и обобщающего значения. К нему продолжают обращаться...»

«12. Королева возвращается Серия – Дружба творит чудеса Книга из коллекции domnazakate.ucoz.ru Глава 1 Элион стояла в затхлых, холодных катакомбах под Меридианом, плотно закутавшись в коричневую накидку. Стражницы расположились вокруг нее и не сводили с подруги глаз. Вилл, Тарани, Корнелия, Хай Лин и Ирма были облачены в восхитительные супергеройские наряды с трепещущими крылышками. Сейчас было сложно поверить, что в обычной жизни эти девчонки носили джинсы, кроссовки и свитера. И тела их были...»




 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.