WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 |

«предложенный попыток ее реконструкции, к сожалению, пока не привели к убедительным результатам. Задачей этой книги является ознакомление читателей — тех, кто уже соприкос ...»

-- [ Страница 1 ] --

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ

ИНСТИТУТА ВОСТОКОВЕДЕНИЯ

И. Д. Амусин

КУМРАНСКАЯ ОБЩИНА

ББК63.3

А62

Ответственный редактор И. М. Дьяконов

Амусин А. Д.

A65 Куранская обшина. М., Главная редакция восточной литературы изд-ва

«Наука», 1983.

328 с. с илл.

Социально-утопический характер кумранской общины (II в. до н. э.—I в. н. э.) и близость к ней раннего христианства придают этой общине важное значение для исследования социально-политической, религиозной и культурной истории Палестины на рубеже нашей эры, а также делают ее предметом острой идейной борьбы в наше время. В книге проведено детальное исследование всех сторон жизни кумранской общины — хозяйственный занятий, имущественных и социальных отношений, внутренней организации, идеологических воззрений и религиозной практики.

Оппозиционная государству и официальному культу, община обнаруживает многие черты сходства с ранним христианством, но радикальные отличия позволяют автору предостеречь от отождествления этих двух явления.

ОТ АВТОРА

Прошло более двадцати лет со времени выхода мной книги «Рукописи Мертвого моря» (1960 г. и 1961 г.). За это время не прекращалась интенсивная по публикации и исследованию новонайденный рукописей. Если к 1960 г. был издан только один том официальной серии публикаций «Рукописей Мертвого моря» («Discoveries of the Dead Sea Scrolls»), то к 1983 г. вышли в свет уже семь томов этой серии. В 60-е годы неоднократно переиздавались знаменитые «семь свитков» и их комментированные переводы. В 70-е годы были впервые опубликованы новые свитки: свитки кн. Иова на арамейском языке — 11Q Tg Job (1971 г.); арамейские фрагменты книги Енохи — 4Q En ara-g (1976 г.) «Храмовой свиток» — 11Q Temple scroll (1977 г.). Продолжались также прелиминарные публикации отдельных фрагментов в научных журналах и в сборниках ряда стран.

В 60-е и в начале 70-х годов были сделаны новые важные археологический открытия памятников материальной культуры (в том числе и нового кумранского поселения) и рукописей. Большая часть этих находок еще не издана. За эти же два десятилетия не иссякал мощный поток научной литературы, посвященный новооткрытым рукописям. Таким образом, в распоряжении исследователей сейчас гораздо больше материала, чем было в 1960 г.





К тому же появилось поколение читателей, еще незнакомых с содержанием и значением рукописей, о находке которых известных востоковедов У. Ф. Олбрайт писал, что это самое крупное открытие в новое время.

Несмотря на успехи, достигнутые в публикации и изучении кумранских рукописей, мы тем не менее все еще находимся в начале пути. Объясняется это прежде всего тем, что до настоящего времени опубликована только небольшая — во всяком случае — доля всех найденный фрагментов. Что же касается уже опубликованный текстов, то исследователь столкнулись с большими трудностями их адекватного понимания и историко-филологического истолкования. Имеющийся материал позволяет восстановить социальные принципы, организационную структуру и идеологические воззрения кумранской общины. Вполне понятно нетерпеливое стремление поскорее создать и детальную историю общины, которой принадлежали изучаемые рукописи. Однако множество предложенный попыток ее реконструкции, к сожалению, пока не привели к убедительным результатам.

Задачей этой книги является ознакомление читателей — тех, кто уже соприкоснулся с материалами кумранских рукописей или впервые с ними сталкивается, — с нынешним состоянием их изучения. В настоящее время дело обстоит так, что непрерывно и непрестанно возникающих вопросов неисчислимо больше, чем возможностей уверенно ответить на них. И там, где сейчас невозможно однозначное решение, автор предпочитает избегать преждевременных, незрелых и необоснованных выводов.

Работа над книгой была в основном завершена в конце 1977 г. Результаты моих исследований (по общим и частным вопросам), опубликованных в различных журналах и сборниках, включены, как правило, в кратком виде, с отсылкой к соответствующим работам. Важнейшие из доступных публикаций новых текстов и научной литературы последних лет я старался учесть при окончательной подготовке книги к печати.

Один из исследователей кумранских рукописей недавно писал, что ближайшее десятилетие обещает быть волнующим периодом (Charesworth, 1980, с. 233: «the new decfde promises to be an exciting period»). Будем надеяться, что предсказания Чарлзуорта сбудется и читатели этой книги, которым посчастливится узнать о новых сенсационных открытиях, окажутся уже подготовленными к их восприятию.

БИБЛИОТЕК

А КУМРАНСКОЙ

ОБЩИНА

фрагментов разной величины, вплоть до мельчайших клочков, на которых едва различаются отдельные знаки. Бльшая часть найденных фрагментов — остаток около 400 книг — приходится на 4-ю пещеру, искусственно созданную и бывшую, повидимому, основным хранилищем книг кумранской общины.

Издание всех рукописей, обнаруженных в районах Мертвого моря, осуществляет международный комитет ученых, возглавлявшийся до 1972 г. выдающимся французским археологом и библеистом, ныне покойным Роланом де Во[2].





Члены международного комитета провели и проводят крайне сложную и трудоемкую работу по классификации фрагментов, по их отождествлению и воссозданию клочков[3]. И микроскопические отрывки не лишены значения, так как не исключена возможность их использования в будущем для восполнения и воссоединения других фрагментов. Можно указать на один из таких счастливых случаев. Уже после опубликования одного документа, известного под названием «Молитва Набонида» (4Q Or Nab), составленного из нескольких фрагментов, его издатель Милик нашел небольшой клочок, точно подошедший по линии изгиба и по характеру писчего материала к обнаружившейся в документе лакуне. Географическое название, начертанное на этом маленьком отрывке, состоящем из пяти знаков — btymn («в Тейме»), очень хорошо разъяснило содержание всего документа и подтвердило первоначальную догадку издателя (см.: Амусин, 1958а; Амусин, 1971, с. 326—335). Из этого примера видно, как важно обработать и учесть все имеющиеся фрагменты, как бы малы они ни были.

Научная обработка всех рукописей сопряжена с большими трудностями. Еще до начала исследовательских работ часто приходится прилагать много усилий и преодолевать технические трудности по очистке и реставрации рукописей, подготовке их для фотографирования и просвечивания инфракрасными лучами. Фрэнк Кросс, один из членов комитета по изучению и изданию кумранских рукописей, рассказывает:

«Многие фрагменты настолько хрупки, что к ним едва можно прикоснуться даже щеточкой из верблюжьих полос. В большинстве своем фрагменты покороблены, сморщены, покрыты слоем почвенных химикалий, почернели от сырости и времени.

Задача очищения, распрямления, отождествления и воссоединения отрывков является страшно сложной» (Cross, 1958, с. 26).

Специальные увлажнители придают ссохшимся, покоробленным и сморщенным фрагментам необходимую гибкость, не вредя при этом ни их прочности, ни чернилам, которыми они написаны. Все фрагменты, очищенные от земли и известковых наслоений, распрямленные и верной защитой. Застекленные фрагменты группируются вначале в порядке предварительной классификации, непрерывно изменяемой. До начала изучения текста во избежание возможной порчи документов все они фотографируются, чаще всего с помощью инфракрасных лучей, чтобы прояснить затемненные части и обнаружить детали, ускользающие от невооруженного глаза.

Фотографирование и отпечатки производятся иногда по многу раз, пока не удается получить наилучшее воспроизведение. Все это, разумеется, лишь предварительная подготовка к последующему изучению, являющемуся наиболее ответственным, сложным и тонким делом. Но и предварительная работа над отдельным отрывком требует иногда многих рабочих дней ученого.

После дешифровки и прочтения каждого фрагмента возникает вопрос об определении характера и содержания его, о сближении и воссоединении различных отрывков, относящихся к одному и тому же документу. При этом критериями для такого сближения и объединения различных отрывков, относящихся к одному и тому документу. При этом критериями для такого сближения и объединения различных отрывков в однородные группы являются характер, качество и состояние кожи или папируса, линий разрыва или изъеденность краев, расположение текста, линий строк и полей (иногда отмеченные в рукописях линейкой), сходство почерка, орфография, язык, и, наконец, содержание. Вся эта работа существенно облегчается, когда речь идет об определении и отождествлении библейских текстов или известных апокрифов.

Неизмеримо сложнее дело обстоит при дешифровке и определении известных раньше только по названию или вовсе до сих пор не известных текстов. «Тогда исследователь должен располагать хорошим знанием этого жанра литературы, так же как изобретательским чутьем и большим терпением. Чтобы оценить трудности и самоотверженность их усилий, надо было видеть, как члены “кумранского” отряда бродят вдоль длинных столов, где под стеклами расположены фрагменты, наклоняются то тут, то Там, пробуют двадцать комбинаций, из которых лишь последняя оказывается эффективной» (Travail, 1956, с. 53). Милик цитирует современного романиста Керша, который так описывает подобного рода работу исследователей: «Он принялся изучать свиток с тем неистовым терпением, которое характерно для типа ученых, способных потерять зрение, изучая в течение двадцати лет один фрагмент из рукописей Мертвого моря» (Milik, 1976, с. 5).

Наиболее важные и интересные из подготовленных к печати документы публикуются в предварительном порядке в различных специальных журналах. Для окончательного научного издания всех текстов создана специальная серия «Открытия в Иудейской пустыне» («Discoveries in the Judaean Desert», сокр. — DJD)[4]. До настоящего времени из печати вышло семь томов этой серии (DJD I—VII, 1955— 1981), содержащий обзор археологических находок в каждой из пещер, факсимильное воспроизведение текстов, воспроизведение текста в графике оригинала, переводы (на английский или французский язык) и филолого-лингвистические комментарии.

Исключение из этого правила составляет только DJD V, издатель которого Аллегро отказался от комментариев по существу и от учета высказанных уже в научной опубликован лишь свиток Псалмов (11Q Psa),включающий и апокрифические псалмы (DJD IV, 1964). Из многочисленных документов 4-й пещеры в официальной серии для настоящего времени издано только 29 документов (4Q 158—186), содержащих комментарии на библейский тексты, перифразы текстов и др. (DJD V, 1968)[9] и документов (4Q 128—157) — тефеллин и мезуфот (DJD VI, 1977: см. примеч. 30).

1978 г. Байе сообщил о сдаче им в печать 39 рукописей из 4-й пещеры, которые составят VII том DJD: M. Baillet. La grotto 4 de Qumran. III (4Q 482—520). DJD VII. Том включает: различные апокрифы и произведения поучительной литературы (482—490);

семь фрагментированных рукописей «Войны сынов света против сынов тьмы» (491— 497); литургические тексты, в том числе новые фрагменты Dih Hain = (504—506);

описание различных ритуалов, в том числе ритуала очищения (512) и ритуала бракосочетания (502); галахические тексты (513—514); папирусные фрагменты (515— 520), среди которых пропущенные ранее отрывки Комментария на кн. Исайи (4Q 163 = 4Q plsa), изданного Аллегро в DJD V. О значении этого тома свидетельствуют следующие данные, приводимые Байе: всего публикуется фрагментов, составляющие 39 рукописей или группы рукописей: 80 таблиц фотокопий;

индекс, охватывающий 8000 слов (см.: Baillet, 1978). DJD VII опубликован в 1981 г.

Около 40—50 документов в прелиминарном порядке публиковались в различных журналах и сборниках текстов (см.: Sanders, 1973b; Sanders, 1976). В 1976 г. Жозеф Милик издал фундаментальный труд, в котором опубликованы и исследованы все арамейские фрагменты книг Еноха из 4-й кумранской пещеры (Milik, 1976).

В издании Нидерландской Академии наук издан арамейский текст кн. Иова, или Таргум Иова (Ploeg — Woude, 1971). В 1976 г. голландскими учеными опубликовано новое издание арамейских текстов из Кумрана (с английским переводом и комментариями): Таргум Иова — 11Q Tg Job, Апокриф кн. Бытия — 1Q Gen Apoc и «Молитва Набонида» — 4Q Or Nab (Jongeling et al., 1976). В самом конце 1977 г.

вышло из печати трехтомное издание «Храмового свитка» — 11Q Temple Scroll (Yadin, I—III, 1977)[10].

Включение многих мелких фрагментов в официальное издание серии «Discoveries» (DJD, I—VII) не означает, разумеется, что вопрос об определении и отождествлении всех этих фрагментов может считаться решенным. В ряде случаев предложенная издателями атрибуция может изменяться в ходе дальнейшего исследования. Так, документ 3Q 5, который его издатель Байе определил как «апокрифическое пророчество (une prophtie apocryphe; DJD III, 1962, с 96—97), был впоследствии отождествлен Рофе как отрывок из кн. Юбилеев (Rofe, 1965). Или другой пример. Документ 1Q 23 (DJD I, 1955, с. 97—98) был определен его издателем Миликом в 1955 г. как «арамейский апокриф», а в 1976 г. им же отождествлен как фрагмент «Книги гигантов» (Milik, 1976, с. 298—339). Немалое количество фрагментов включено в официальную серию даже без попытки предварительной атрибуции. Все эти фрагменты ждут своих будущих исследователей. Археологические памятники и рукописи, найденные в районе Иудейской пустыни (Нахал-Хэвер, Нахал-Мишмар рукописей, обнаруженных бедуинами), так и другими бесспорными аргументами.

Древность рукописей была окончательно установлена с помощью физического, радиокарбонного метода исследования льняных оберток, в которые были завернуты рукописи (см.: Sellers, 1951; Laperrousaz, 1976, с. 223—227); палеографического анализа рукописей; с помощью археологических раскопок пещер, в которых обитали и укрыли свои рукописи члены кумранской общины, и центрального строения общины — Хирбет-Кумран. Как нам уже известно (см. гл. II), результаты археологических раскопок и нумизматические находки позволили Р. де Во создать общепринятую теперь археологическую периодизацию обитания здесь общины в течение II в. до н. э.—I в. н. э. При этом было установлено, что 68 год н. э. является датой ante quem, т. е. датой, до которой рукописи были укрыты в пещерах. Таким образом, был получен положительный ответ на третий из поставленных перед наукой вопросов.

Следующим был решен второй вопрос — когда написаны дошедшие до нас списки. Для этого потребовались интенсивные палеографические исследования.

Древнееврейская палеография как наука об эволюции древнееврейского письма возникла и развилась вместе с находками рукописей в окрестностях Мертвого моря. До этих находок в распоряжении исследователей был лишь весьма скудный и ограниченный сравнительный материал арамейских папирусов из Египта, главным образом V и III вв. до н. э., а также палестинских эпитафий и надписей на оссуариях, главным образом I в. н. э. (как известно, письмо на камне и штукатурке претерпевает определенную деформацию по сравнению с письмом на коже и папирусе). Таким образом, если не считать «Папируса Нэша», необходимого фрагмента из 24 строк, содержащего текст Декалога и молитву Шема из кн. Второзакония (гл. 5 и 6), датировка которого колебалась в пределах II в. до н. э.—I в. н. э. в истории еврейско-арамейского письма образовалась лакуна примерно в три столетия. Бирибаум, Сукеник, Авигад, Мартин, Кросс и др.) удалось установить, что подавляющее большинство кумранских произведений написано и переписывалось в течение примерно 200 с лишним лет (II в.

до н. э. — первая половина I в. н. э.)[12]. В пределах этого периода Кроссу удалось выработать общепринятую теперь палеографическую классификацию кумранских текстов, согласно которой выделены следующие три периода: 1) архаический или прехасмонейский — конец III в. до н. э. — 150 г. до н. э.; 2) хасмонейский — около 150—30 гг. до н. э.; 3) иродианский — около 30 г. до н. э. — 70 г. н. э. Верхним пределом этой палеографической классификации является арамейский папирусы из Вади-Далиеха (IV в. до н. э.) и Эдфу (III в. до н. э.), а нижним — документы из пещер Вади-Мураббаат, Нахал-Хэвера и др., точно датируемые 70—135 гг. н. э. Что касается рукописей из Масады, то они, в сущности, относятся к третьему периоду, являя нижний его предел. Так с известным приближением был решен и второй вопрос — когда написаны дошедшие для нас списки. Это позволило наметить и их относительную датировку. Остается нерешенным и весьма спорным первый и самый сложный вопрос — когда были созданы дошедшие до нас произведения.

Наряду с палеографией важнейшим критерием для датировки рукописей является сам язык, на котором они написаны. Вопросам языка кумранских рукописей посвящено большое количество специальных исследований (Кутшер, Рабин, Гошен-Готштейн, Ялон, Бен-Хайим, Зильберман, Р. Майер, Валленштейн, Вершберг-Мэллер, Торчинер, Блэк, Рубинштейн, Шуберт, Сегерт Плуг, Карминьяк и многие другие). Изучение языка рукописей имело наряду с палеографией и археологией решающее значение для определения их древности. Для установления же даты создания каждой из найденных рукописей в отдельности необходимы внутренняя критика текста, выявление методом историко-филологического анализа исторической обстановки и среды, отраженных в тексте, расшифровка сокрытых в нем намеков на исторические события и употребляемых символических обозначений и т. д. Как будет видно из дальнейшего изложения, решение этой задачи еще далеко от завершения.

Обратимся теперь к обзору наиболее важных из дошедших до нас кумранских рукописей.

Известные нам кумранские рукописи можно условно разделить на три группы:

1) ветхозаветные тексты как на языке оригинала, так и переводы их на арамейский и греческий языки; 2) апокрифические сочинения; 3) ранее, за исключением Дамасского документа, неизвестные произведения, созданные преимущественно в кумранской или близкой к ней среде. Было бы неправильно приписать кумранской библиотеке гомогенный характер и предполагать, что все рукописи, найденные в кумранских пещерах, созданы в самой кумранской общине. Против этого говорит наличие среди кумранских рукописей таких произведений, как «Медный свиток», кн. Бен-Сиры и других сочинений, бесспорно созданных вне Кумрана. Рассмотри эти три группы рукописей в указанной последовательности. При этом в нашу задачу здесь отнюдь не входит представить сколько-нибудь исчерпывающий обзор всех опубликованных рукописей и рукописных фрагментов. Теперь это потребовало бы особой книги.

Б и б л е й с к и е р у к о п и с и В З. Более одной четверти всех кумранских рукописей приходится на библейские, ветхозаветные книги. Для библейских студий «век Каирской генизы» дополнился, таким образом, «веком кумранских пещер». Хотя и во фрагментированном виде, из пещер дошло различное количество экземпляров ветхозаветных книг: Псалмов — 30, Второзакония — 25, Исайи — 19, Бытия — 15, Исхода — 15, Левит — 8, Малых (двенадцать) пророков — 8, Даниила — 8, Чисел — 6, Иезекиила — 6, Иова — 5, Самуила — 4, Иеремии — 4, Руфи — 4, Песни Песней — 4, Плача Иеремии — 4, Судей — 3, Царей — 3, Иисуса Навина — 2, Притч — 2, Экклесиаста — 2, Эзры—Нехемии — 1, Хроник — 1[13]. По необъяснимой пока причине не дошла только одна из книг ветхозаветного канона — кн. Эсфири. По мнению Скихена, «представляется более вероятным, что этой книги избегали, а не то, что она просто не была известна» (Skehan, 1965, с. 89 — Skehan, 1976, с. 266)[*]. Но причины этого «избегания» не являются сколько-нибудь ясными. Подавляющая часть библейских книг найдена в 4-й пещере (например, Второзакония — 18 экз., кн. Исайи — 15, кн. Псалмов — 17 экз., всего — 118 экз.), и в основном они еще не изданы.

[*] Если справедливо остроумное истолкование Вермешем загадочного слова b’syy’ (из Берешит Рабба, 36) как «среди ессеев», то отсутствие в кумранской библиотеке кн. Эсфири — явление не случайное. См. об этом ниже с. 201.

Ветхий Завет — крайне сложный по своему содержанию и по своей истории литературный памятник. Как известно, он включает весьма разнообразные по характеру и пор форме тексты: законодательные памятники, фрагменты хроник и летописей, религиозно-политические памфлеты, подлинные исторические документы и исторические повести, мифы и сказания, произведения поучительного и религиознофилософского характера, духовные песнопения, гимны и лирику любово-эротического содержания и др. Эти разнородные произведения создавались на протяжении более чем тысячелетия — от XIII—XII вв. до н. э. (например, эпические произведения «Песнь Мириам» и «Песни Деворы») и вплоть до середины II в. до н. э. (кн. Даниила в ее окончательном виде создана около 165 г. до н. э.).

Длительными и сложными были также процесс объединения всех этих разнородных и разновременных текстов воедино и канонизация их, т. е. создание строго отобранного, фиксированного и освященного состава библейских книг. В V до н. э. религиозно-политический реформатор Эзра, по-видимому, отредактировал и объединил в один сборник первые петь книг Ветхого Завета, так называемое Пятикнижие. Из кн. Бен-Сиры, не вошедшей впоследствии в еврейский ветхозаветный канон, но включенный в христианский канон, видно, что к началу II в. до н. э. были уже известны два сборника библейских книг — Пятикнижие и Пророки. Наряду с этими сборниками упоминаются также «другие писания» — очевидно, ядро третьего раздела Ветхого Завета – агиографов, или Писаний, часть которых создавалась в IV—III вв. до н. э. следующий наиболее важный этап канонизации связан с деятельностью законоучителей из Синедриона в Ямнии (Явнэ) около 90—100 г. н. э.

После разгрома антиримского восстания 66—73 гг. н. э. ямнийский Синедрион приступил к созданию строго фиксированного, канонического текста ветхозаветных книг. По-видимому, при этом применяли метод, описанный в недатируемом талмудическом тексте (Jer. Ta’anith IV, 2, 68a)[14]: из найденных в храмовом дворе ('zrh)[15] трех списков Пятикнижия сличали стих за стихом, отбирали текст совпадающих между собой редакций и этот текст канонизировали. Надо полагать, что так поступали и с текстами других книг Ветхого Завета. Многие произведения, которые по тем или иным причинам не включили в канон, были признаны «книгами внешними», или «посторонними», и негодными для чтения и пользования ими. Лишь часть исключенных из еврейского канона книг была сохранена христианской церковью, и некоторые из них включены в христианский канон Ветхого Завета[16]. От других же в христианской традиции сохранились только одни названия (они известны главным образом из списков книги, запрещенных церковью).

Окончательная кодификация и канонизация ветхозаветной части Библии произошла в VII—IX вв. н. э. и связана с деятельностью так называемых масоретов из Тивериады. Масореты, или хранители традиции (от слова «маасора» — «предание», «традиция»), провели большую филологическую и редакторскую работу над текстом Библии. На основе бывших в обращении рукописей со многими разночтениями, объявив священным и не подлежащим каким-либо дальнейшим изменениям. Весьма важной стороной деятельности масоретов была введенная ими система огласовки консонантного текста Библии с помощью специальных знаков. Масоретская система огласовки явилась прочной научной основой изучения фонетики еврейского языка[17] и филологического раскрытия смысла библейского текста. Так был зафиксирован библейский текст, который в этом виде и сохранился до наших дней под названием масоретского текста (МТ) или textus receptus.

Если не считать небольшого папирусного фрагмента Декалога, известного в науке под названием «Папирус Нэша» и датируемого, по-видимому, II в. до н. э.

(Albright, 1937; ср.: Albright, 1949), то до находок в Кумране наиболее древними из библейских рукописей, содержащих масоретский текст, были: рукопись Британского музея (895 г. н. э.), две рукописи Ленинградской Публичной библиотеки (916 и 1008 гг.)[18] из Алеппо, или Кодекс Аарона Бен-Ашера (начало X в.)[19].

Возможно, как полагает К. Б Старкова, пергаменный фрагмент «поздних пророков», известных под сиглом D 62 (из рукописного собрания Ленинградского отделения Института востоковедения АН СССР), является наиболее ранним библейским списком (до кумранских находок), поскольку на нем имеется надпись, датируемая, как указывает К. Б. Старкова, 847 г. (Starkova, 1974, с. 38)[20]. Наконец, покойный академик г. в. Церетеели опубликовал в 1969 г. исследование грузинской рукописи Пятикнижия с 13 таблицами факсимильного воспроизведения текста (Церетели,&nbdp;1969), который он датирует X—XI вв. Что касается особенностей рукописи и ее научного значения, что Г. В. Церетели приходит к выводу, что «с точки зрения написанная консонантного текста Тбилисская рукопись является одной из лучших среди известных до сих пор памятников аналогичного характера и в некотором отношении... выше стоит, чем даже знаменитый Кодекс из Алеппо (курсив мой. — И. А.), не говоря о ленинградской рукописи...» (Церетели, 1969, с. 38; см.: Weil — Guny, 1976). Подавляющее большинство всех остальных библейских рукописей (до кумранских находок) отстоят на 800—900 лет от времени составления последней книги ВЗ — кн. Даниила. Что касается более ранних библейских книг, то разрыв с рукописной традицией соответственно возрастает. Ряд произведений отодвигается еще дальше на сотни лет в глубь веков. Легко представить, с какими трудностями сопряжено изучение сложной истории библейского текста. Ясно также большое значение, которое имеют новооткрытые расхождения с масоретским текстом.

И до открытия кумранских рукописей науке было известно существование различных версий библейских текстов. Это прежде всего относится к самаритянскому Пятикнижию. Самаритяне, горстка которых доныне проживает в Израиле, ведя сугубо замкнутый и обособленный образ жизни, — потомки жителей различных областей Ассирийской державы, переселенных в область Самарии в VIII—VII вв. до н. э. Эти переселенцы постепенно иудаизировались и частично смешались с местным иудейскоизраильским населением. Однако в результате социальных и политических противоречий, возникших между самаритянами и вернувшимися из вавилонского плена иудеями, произошел и религиозный раскол. Особо острую формуп риняла борьба во II в. до н. э., когда хасмонейский правитель Гиркан I в 107 г. до н. э. разрушил святилище самаритян на горе Геризим. Самаритяне не только отвергали так называемое «устное учение», которое с IV в. до н. э. начало приобретать все большее значение, но и из библейских книг признавали только Пятикнижие (оно и по сей день остается незыблемой основой их религиозной жизни, включая и жертвоприношения животных).

Самаритянское Пятикнижие дошло до нас в поздних средневековых списках.

Относительно времени создания самаритянской версии мнение исследователей расходятся. Широко распространен взгляд, что этот текст существовал уже в IV в. до н. э. Недавно Когинс высказал предположение, что самаритянская версия не древне хасмонейского периода и что она не содержит свидетельств о более раннем разрыве с текстуальной традицией[21]. Самаритянское Пятикнижие насчитывает до разночтений с масоретским каноном.

В ряде случаев, когда самаритянский текст с масоретским, он совпадает с версией греческого перевода — Септуагинтой. Весьма часты случаи совпадения самаритянской версии с кумранскими текстами[22]. Особенно показателен в этом отношении фрагмент 4Q paleo Exm (палеографически датируется 200—175 гг. до н. э.), по существу демонстрирующих самаритянскую версию кн. Исхода (Skehan, 1955; см. также обстоятельное исследование: Baillet, 1971).

Большое значение для истории библейского текста имеет сделанный в Египте в III—II вв. до н. э., но дошедший до нас в списке IV в. н. э. перевод Ветхого Завета на греческий язык, известный как «Перевод 70 толковников», или «Септуагинта» (в кратком цифровом обозначении — LXX)[23]. Этот перевод лег в основу христианского канона Ветхого Завета. Научная литература по Септуагинте, как и вообще по библеистики, необъятна. Представление о проблеме Септуагинты может дать работа Рабина (Rabin, 1968), а о Септуагинте в связи с кумранскими рукописями — работы Бартельми (Barthlemy, 1953 = Barthlemy, 1967; Barthlemy, 1963). Циглера (Ziegler, 1959 = Ziegler, 1976), Това (Tov, 1972 = Tov, 1976), Клейна (Klein, 1974).

Во многих случаях греческий текст Септуагинты сильно расходится с масоретским и по характеру и по объему. В ряде мест он содержит иной порядок глав и стихов внутри глав. Так, греческий текст кн. Иеремии примерно на короче масоретского, ряд глав расположен в другом прядке. Из гипотез, предложенных для объяснения причины этих расхождений, наиболее правдоподобной представляется та, что в основе греческого перевода ВЗ лежал иной, отличный от масоретского еврейский оригинал. До кумранских находок это оставалось только гипотезой. Библейские рукописи Кумрана подтвердили ее. Если вернуться к названному выше случаю с кн.

Иеремии, то окажется, что кумранский фрагмент 4Q Jerb совпадает именно с краткой редакцией текста Иеремии в LXX. Например, в LXX Jer 10 опущены четыре стиха, имеющиеся в масоретском тексте, а пятый помещен в другом порядке. 4Q Jerb воспроизводит все эти особенности (Milik, 1959, с. 27; Skehan, 1969, с. 93—94). К этой группе рукописей относятся также фрагменты 4Q Exa, 4Q Nub,4Q Dt 32, 4Q Sama b и др.

Например, в 4Q Exa в соответствии с LXX указывается, что всех потомков Иакова переселившихся в Египте, было «семьдесят пять душ» в отличие от MT Исх.1:5, где говорится только о «семидесяти душах». В Деяниях апостолов 7:14 в согласии с Септуагинтой указывается же число 75.

Наибольшее значение в этой связи имеют опубликованные и тщательно исследованные Ф. Кроссом отрывки из кн. Самуила — 4Q Sama b (Cross, 1953;

Cross, 1955). 4Q Samb Кросс датирует III в. до н. э. и считает наиболее древним из библейских рукописей Кумрана. Известно, что масоретский текст кн. Самуила имеет много расхождений с текстом Септуагинты. Как оказалось, кумранские тексты кн.

Самуила ближе Септуагинте, чем к масоретской редакции. Кросс показал, что в небольшом отрывке из 1 Сам.23:9-17 в 13 случаях имеется полное совпадение с текстом Септуагинты и лишь в 4 случаях — совпадение с масоретским текстом (Cross, 1955, с. 32, 141). По мнению Олбрайта, фрагменты кн. Самуила из 4-й пещеры отражают текст, предшествовавший как еврейскому прототипу Септуагинты, так и протомасоретской традиции, и, может быть, сохраняют элементы текста, восходящие к оригиналу кн. Самуила, составленному в конце VII в. до н. э. (Albright, 1955, с. 33 = Albright, 1976, с. 146).

Свидетельством существования отличных от масоретской версий библейского текста в известной мере являются также переводы Библии: на арамейский язык — таргумим (Онкелос, Ионатан бен Узиел)[24]; перевод Иеронима (IV в. н. э.) на латинский язык (Вульгата, ставшая каноническим текстом католической церкви);

отрывки более поздних, чем Септуагинта, переводов на греческий язык (Аквилы, Теодотиона и Симмаха — II в. н. э.); «Гексапла» (Hexapla) Оригена (III в. н. э.), вернее, отрывки из этого гигантского труда, в котором весь библейский текст был расположен шестью параллельными изводами: два столбца занимал текст оригинала, выполненный, как квадратным письмом, так и греческими буквами (эта транскрипция существенно важна для изучения фонетики древнееврейского языка), за ними следовали четыре столбца с греческими переводами (Септуагинта, перевод Аквилы, Теодотиона, Симмаха); наконец, из древнейших переводов следует указать на сирийский — Пешитта, — существовавший уже к началу V в. н. э. К Пешитте наряду с LXX в значительной мере восходят древнеармянский и древнегрузинский переводы Ветхого Завета.

Интересные расхождения с масоретским текстом обнаруживают также цитаты из ветхозаветных книг, приводимые в апокрифической, новозаветной и талмудической литературе. При этом, если приводимые в апокрифической литературе и в НЗ цитаты примыкают, как правило, к тексту Септуагинты, то цитаты из Пятикнижия в Иерусалимском (или Палестинском) Талмуде, как показал Винников, в ряде случаев имеют своим источников текст, близкий к самаритянскому Пятикнижию (Винников, 1966, с. 74—90). Цитаты же в Вавилонском Талмуде ориентируются, повидимому, на иные версии, в первую очередь на «вавилонскую». Но до открытия кумранских рукописей в распоряжении науки не было рукописных списков библейских книг, восходящих к периоду до канонизации и представляющих первоначальный, еще не канонизированный текст. Также наиболее древние списки библейских книг впервые обнаружены среди кумранских рукописей, и в этом в первую очередь и заключается их научное значение.

Среди библейских рукописей Кумрана имеются фрагменты произведений, ненамного отстоящие от времени их предполагаемого создания. Так, 4Q Dan, датируемый концом II в. до н. э., только лет пятьдесят отделяют от времени создания кн. Даниила в ее окончательном виде (около 165 г. до н. э.)[25]: 4Q Qoha отстоит, повидимому, на столетие от времени завершения Экклесиаста (Muilenbourg, 1954;

Milik, 1959, с. 23). Как показали исследования Кросса (Cross, 1955; Cross, 1958, с. 120— 145), наиболее древние библейские рукописи Кумрана датируются последней четвертью III в. до н. э. (например, 4Q Samb; 4Q Jera; 4Q Exf).

Таким образом, мы можем прийти к выводу, что по крайней мере отдельные экземпляры кумранских библейских рукописей старше самой кумранской общины, в то время как основная масса библейских списков, по-видимому, изготовлена в скриптории кумранской общины, во всяком случае, в период ее существования.

орфографических, грамматических и некоторых структурных различий, но и более существенное отклонение от масоретского текста (Kutscher, 1959; Kutscher, 1974;

Talmon, 1976). При этом следует отметить, что 1Q Isa — ныне один из древнейших кумранских библейских текстов — далеко не всегда дает лучшие чтения, чем масоретский текст.

Библейские тексты Апокрифическая литература Неизвестные ранее сочинения Пещеры Вади-Мураббаат Находки 1960—1961 гг.

Документы пещеры писем 1. Папирусы из Самарии в пещерах возле Иерихона 2. Раскопки Масады Список сокращений Предисловие редактора Общеизвестно большое научное значение, рукописей, найденных и до сих пор находимых в пещерах вдоль западного побережья Мертвого моря. Широкие массы читателей нашей страны проявляют живой, интерес к разнообразным проблемам, возникающим при изучении этих находок. Кумранские рукописи освещают социальные отношения, быт и идеологию оппозиционной секты, уединившейся в пустыне и жившей там на коллективистских началах (II в. до н. э.— I в. н. э.). Общая собственность, совместный обязательный труд, коллективное потребление и коллективный быт — таковы наиболее характерные черты кумранской общины. Все это несомненно представляет выдающийся интерес для изучения социальных учений и движений народных масс в древности.

Всеобщее внимание к новооткрытым рукописям определяется еще одним важнейшим обстоятельством. Рукописи кумранской общины, бывшей одним из непосредственных предшественников раннехристианских общин, помогают понять ту историческую обстановку, в которой возникло христианство. Хорошо известно, с какой настойчивостью указывал Ф. Энгельс в своих замечательных работах по истории христианства на необходимость тщательного изучения и выяснения конкретных исторических условий возникновения христианства. Без этого невозможно успешно бороться с церковными измышлениями и предрассудками. “С религией, — писал в 1882 г. Ф. Энгельс, — которая подчинила себе римскую мировую империю и в течение 1800 лет господствовала над значительнейшей частью цивилизованного человечества, нельзя разделаться, просто объявив ее состряпанной обманщиками бессмыслицей. Чтобы разделаться с ней, необходимо прежде суметь объяснить ее происхождение и ее развитие, исходя из тех исторических условий, при которых она возникла и достигла господства. В особенности это относится к христианству. Ведь здесь надо решить вопрос, как это случилось, что народные массы Римской империи предпочли всем другим религиям эту бессмыслицу, проповедуемую к тому же рабами и угнетенными, так что, наконец, честолюбивый Константин увидел в принятии этой бессмысленней религии лучшее средство для того, чтобы возвыситься до положения самодержца римского мира”[1].

Кумранские рукописи доставили в распоряжение науки одно из недостающих звеньев в сложной цепи истории зарождения христианства. Публикация кумранских рукописей и тщательное историко-филологическое их изучение помогут приоткрыть покров тайны, окутывавшей раннее христианство, и научно установить конкретноисторический процесс его происхождения. В этом заключается большое значение кумранских находок для научно-атеистической пропаганды.

В 1960 и 1961 гг. была издана книга И. Д. Амусина «Рукописи Мертвого моря», посвященная кумранским находкам, но она быстро разошлась и оказалась недоступной для многих желающих познакомиться с этими открытиями. Публикуемые в научных журналах исследования И. Д. Амусина, К. Б. Старковой, Н. А. Мещерского рассчитаны на специалистов. Предлагаемая вниманию читателей новая небольшая книга И. Д. Амусина написана в популярной форме, сжато и увлекательно.

Первая и вторая главы книги посвящены находкам в кумранских пещерах. Так как этот материал подробно освещался И. Д. Амусиным в упомянутой выше книге, то автор, естественно, основное внимание уделяет новым сведениям, еще неизвестным нашим читателям. Это прежде всего результаты раскопок 1960—1961 гг., раскрывающих перипетии героической борьбы народных масс под водительством БарКохбы против гнета Римской империи. Читатель найдет здесь также сведения о новейших открытиях вплоть до находок конца 1963 г. в древней крепости Масаде.

Я надеюсь, что эта книга, рассчитанная на широкий круг читателей, будет с интересом и пользой прочитана также специалистами по истории древнего мира и историками религии.

Ленинград. Январь 1964 г.

Академик В. В. Струве I. Библиотека в пещерах Случайное обстоятельство привело к величайшему в новое время открытию хранилищ древних рукописей. Они были обнаружены в пещерах пустынной местности Вади-Кумран, вблизи северо-западного побережья Мертвого моря (Иордания). В 1947 г. юноша бедуин Мухаммед эд-Диб из полукочевого племени таамире после долгих и тщетных поисков пропавшей у него козы остановился отдохнуть в тени у скалистой горы. Неожиданно он заметил в скале на уровне значительно выше человеческого роста отверстие, явно ведшее в пещеру. У юноши мелькнула мысль, что пропавшее животное могло укрыться в этой пещере. Мухаммед метнул в отверстие камень, надеясь спугнуть козу, если его догадка подтвердится. К его огорчению, козы в пещере не оказалось, но он услышал звук разбиваемой глиняной посуды. Преодолев страх, Мухаммед взобрался в пещеру и обнаружил там глиняные сосуды с кожаными святками, покрытыми непонятными ему письменами. Это были первые древние рукописи, обнаруженные на территории Палестины[2].

Удивительные приключения пережили оказавшиеся в пещере рукописи (семь свитков и ряд фрагментов) после того, как они попали в руки бедуинов. Вначале Мухаммед хотел нарезать из них ремни для сандалий, но кожа оказалась слишком хрупкой. Долгое время свитки пролежали в шатре, пока, наконец, в одну из поездок в Вифлеем бедуины не продали их за бесценок двум антикварам. И хотя прошло сравнительно немного времени и все участники этих событий еще живы, дальнейшая история находок и связанных с ними приключений оказалась весьма запутанной.

Один из антикваров в ноябре 1947 г. перепродал за 35 ф. ст. купленные им три свитка проф. Э. Сукенику (Иерусалимский университет). Сукеник тотчас же установил древность этих рукописей (I в. до н. э.) и их ессейское[3] происхождение и приступил к их дешифровке. Другой скупщик древностей и владелец кожевенной лавки по имени Кандо сыграл заметную и, к сожалению, весьма отрицательную роль в дальнейшей истории находки. Предположив, что попавшие к нему четыре свитка и ряд фрагментов написаны на сирийском языке, Кандо, член сирийско-христианской общины, свел бедуинов с настоятелем сирийского монастыря св. Марка митрополитом Афанасием, купившим за 50 ф. ст. четыре свитка и несколько фрагментов.

Долго и безуспешно пытался митрополит Афанасий установить древность и значение этих рукописей, язык которых был ему непонятен. Дело осложнялось тем, что митрополит Афанасий вначале выдвинул версию, будто рукописи были обнаружены в библиотеке монастыря св. Марка и не числились в каталоге. В январе 1948 г. он решил воспользоваться консультацией Сукеника. От имени митрополита его посланец просил о свидании с Сукеником. Из-за напряженного политического положения в Иерусалиме (1948 г.) свидание было назначено на нейтральной территории, разделявшей старый и новый город, и происходило при необычных для научных исследований обстоятельствах. Ночью, при свете карманного фонаря Сукеник рассмотрел показанные ему рукописи и сразу же определил текст библейской книги пророка Исайи. Остальные две рукописи, показанные Сукенику, содержали устав какой-то неизвестной общины.

Посланец митрополита, личный знакомый Сукеника, доверил ему рукописи на три дня для более детального ознакомления. При возвращении рукописей договорились о встрече Сукеника с митрополитом для переговоров о покупке рукописей. Свиданию этому не суждено было состояться, и судьба рукописей решилась по-другому.

В феврале 1948 г. два монаха принесли от имени митрополита рукописи в американскую Школу восточных исследований в Иерусалиме. Находившийся тогда в Школе молодой американский ученый Джон Тревер определил в одной из рукописей текст книги Исайи и предположил большую древность этого свитка. Треверу удалось внушить митрополиту, что факсимильное издание повысит рыночную стоимость рукописей, и он получил разрешение на фотографирование их. Крупный американский востоковед Уильям Олбрайт, получив от Тревера фотографию одного отрывка, сразу определил подлинность рукописи и ее большую древность (I в. до н. э.) и в марте 1948 г. телеграфировал об этом Треверу, поздравив его “в связи с величайшим из сделанных в новое время открытием рукописей”. Вскоре митрополит тайно переправил рукописи из Иордании в США и поместил их на хранение в сейф одного из банков Уолл-стрита с оценкой более миллиона долларов. Так как покупателей за столь высокую цену не находилось, стоимость рукописей постепенно понижалась, и впоследствии (в 1954 г.) эти четыре свитка были приобретены Иерусалимским университетом за 250 тыс. долл.

В 1948 г. Сукеник начал серию публикаций ранее приобретенных им для Университета рукописей. В 1950—1951 гг. Бэрроуз, Тревер и Браунли опубликовали факсимильное издание трех из тех четырех свитков, которые в свое время попали к митрополиту Афанасию. Эти публикации положили основание новой исторической дисциплине по изучению кумранских рукописей.

Когда выяснилась большая древность кумранских рукописей, их уникальный характер, научное значение и действительная рыночная стоимость, начались усиленные поиски новых хранилищ. По остроумному замечанию археолога Ядина, бедуины племени таамире превратились в племя археологов. “Волшебным жезлом”, внушившим бедуинам столь живой интерес к археологии, была высокая плата, установленная за рукописи:

1 ф. ст. за 1 кв. см рукописи любой величины.

Упомянутый выше Кандо пытался монополизировать роль посредника между бедуинами и археологами, с тем чтобы скрыть от ученых местонахождение новых хранилищ. К счастью, пытливая мысль и упорство ученых преодолели препятствия на пути к систематическому обследованию пещер района Кумрана. Особенно много сделали для распутывания сложного клубка взаимоотношений с бедуинами и Кандо сотрудники Иорданского Археологического музея Юсеф Саад, проявивший находчивость и большое мужество, а также тогдашний директор Иорданского департамента древностей Ланкестер Хардинг и руководитель Французской Археологической школы в Иерусалиме Ролан де Во.

В результате дружного “соревнования” между племенем таамире и энергично включившимися в поиски новых рукописей научными экспедициями археологов — надо признать, что “лидерами” в этом соревновании часто бывали бедуины — в районе Кумрана было обследовано свыше двухсот пещер. В 25 из них оказались лишь памятники материальной культуры, а в 11 — рукописи.

Всего в кумранских пещерах было обнаружено около 40 тыс. различной величины фрагментов рукописей на коже и папирусе, написанных на древнееврейском и арамейском[4] языках. Это остатки библиотеки, насчитывавшей около 600 книг. Из них только 11 дошли более или менее полностью, в различной степени сохранности. В современной научной литературе они получили следующие наименования: Устав, Война сынов света против сынов тьмы, Гимны, Комментарий на книгу Хабаккука, Апокриф книги Бытия, две версии книги Исайи, арамейский текст или перевод книги Иова, книга Псалмов, книга Иезекииля и написанная палеоеврейским (финикийским) письмом книга Левит[5]. Последние четыре свитка из 11-й пещеры еще не изданы, о трех из них имеются лишь предварительные сообщения издателей.

Помимо семи свитков до настоящего времени изданы полностью все фрагменты девяти пещер (1—3 и 5—10). Остаются пока неизданными десятки тысяч фрагментов самого богатого хранилища — 4-й пещеры. Отдельные документы этой пещеры, опубликованные в периодических журналах, и предварительные сообщения членов международной комиссия ученых по изданию кумранских рукописей дают представление о богатстве этого хранилища. В то же время изданные фрагменты показывают, с какими необычайными трудностями сопряжено их изучение и издание.

Приведем такой пример. Опубликованный проф. Джоном Аллегро чрезвычайно важный документ из 4-й пещеры — фрагмент сборника эсхатологических[6] текстов («Флорилегиум») размером 10 х 11 см — составлен из 27 разрозненных клочков. А ведь эти клочки надо было отобрать из многих тысяч отрывков! Чтобы иметь представление о размерах отрывков, достаточно сказать, что бедуины, приносившие эти клочки для продажи, держали их в зависимости от количества и величины то в коробках для обуви, то в коробочках от сигарет и спичек. Иногда на клочках едва различается один лишь знак. Но и такие микроскопические отрывки не лишены значения, так как в иных случаях они могут “оживить” и “заставить заговорить” целые документы. Так, уже после опубликования важного отрывка «Молитвы» вавилонского царя Набонида издатель этого документа Ж. Милик обнаружил небольшой клочок, заполнивший собою одну из лакун. На клочке были написаны только четыре знака, но они составили название аравийского города Теймы и благодаря этому была получена точная географическая локализация события, о котором идет речь в этом интересном литературное памятнике.

Еще до начала исследовательских работ часто приходится прилагать много усилий и преодолевать технические трудности по очистке и реставрации рукописей, подготовке их для фотографирования инфракрасными лучами. Ф. Кросс, участник этих работ, рассказывает: “Многие фрагменты настолько хрупки, что к ним едва можно прикоснуться щеточкой из верблюжьих волос. В большинстве своем фрагменты покороблены, сморщены, покрыты слоем почвенных химикалиев, почернели от сырости и времени. Задача очищения, расправления, отождествления и воссоединения отрывков чрезвычайно сложна”. Предварительная, только техническая работа над отдельным отрывком требует иногда многие рабочих дней ученого.

С одним свитком из 11-й пещеры случилась беда — он превратился в неразворачиваемый, затвердевший ком. Иорданскому правительству, продавшему право на изучение этого свитка одному из американских институтов, пришлось даже вернуть задаток. Посланный в 1961 г. ЮНЕСКО для консультации известный специалист по реставрации древностей д-р Плендерлейт установил, что “нынешнее состояние свитка — следствие длительного воздействия воды. Вода выщелочила большую часть органических веществ пергамента и заполнила свиток песком, от которого свиток стал тяжелым. Влажность в сочетании с действием бактерий превратила свиток в желатиновую массу. В результате последующего высыхания эта масса сгустилась, затвердела и превратилась в твердый ком...”. Плендерлейт экспериментально выделяет несколько фрагментов, применив три метода: 1) срез при помощи скальпеля; 2) “выпиливание” фрагмента при помощи приспособления, напоминающего зубоврачебную бормашину; 3) воспроизведение отпечатка на белом шелке, пропитанном эмульсией особого состава. Инфракрасная фотография полученных таким образом фрагментов подтвердила сделанное еще в 1960 г.

Дж. Страгнелом определение этого свитка (на основании выделенного им крохотного фрагмента) как книги Иезекииля. В 1963 г. У. Браунли опубликовал свое палеографическое исследование этих фрагментов и установил, что: а) свиток написан между 55 и 25 годами до н. э.; б) тексты выделенных фрагментов, обнаруживают полное сходство с дошедшим до нас традиционным текстом. Таким образом, несмотря на столь плачевное состояние рукописи, ее все же удалось отождествить и установить характер текста и его датировку.

Вернемся, однако, к нашим фрагментам. После предварительной технической работы по реставрации и фотографированию отрывков возникает еще более сложная задача по дешифровке каждого отрывка, определению его содержания и характера, сближению и воссоединению различных отрывков, относящихся к одному и тому же документу. При этом критериями для такого сближения и объединения различных и многочисленных отрывков в однородные группы: являются характер, качество и состояние кожи или папируса, линии разрыва или изъеденность краев, расположение текста, линии строк и полей, сходство почерка, орфография, язык и, наконец, содержание. Вся эта работа существенно облегчается, когда речь идет об определении и отождествлении известных текстов. Неизмеримо сложнее дело обстоит при дешифровке и определении ранее неизвестных текстов. “Тогда, — по словам проф.

Ф. Кросса, — исследователь должен располагать хорошим знанием этого жанра литературы так же, как изобретательским чутьем и большим терпением. Чтобы оценить трудности и самоотверженность их усилий, надо было видеть, как члены “кумранского” отряда бродят вдоль длинных столов, где под стеклами расположены фрагменты, наклоняются то тут, то там, пробуют 20 комбинаций, из которых лишь последняя оказывается действенной”. Известные к настоящему времени кумранские тексты можно разбить на три большие группы: библейские тексты, апокрифические сочинения и произведения ранее неизвестной общины.

Библейские тексты Как известно, Библия (biblia — по-гречески “книги”) представляет собою собрание весьма разнообразных памятников: законодательные тексты, фрагменты хроник и летописей, социально-политические и религиозные памфлеты как в прозаической, так и в поэтической форме, подлинные исторические документы и исторические повести, мифы и сказания, произведения поучительного и религиознофилософского характера, духовная (поэзия и сочинения любовно-эротического содержания и др. Все эти разнородные произведения создавались в самое различное время в течение целого тысячелетия: от XII в. до н. э. вплоть до середины II в. до н. э.

Около 100 г. н. э. произошла их кодификация и канонизация синедрионом в Ямнии. В дальнейшем процесс канонизации длился еще несколько столетий и был связан с деятельностью так называемых масоретов, или хранителей традиции (от еврейскоарамейского слова “масора” — предание, традиция), ученых-богословов, проведших большую филологическую и редакторскую работу над текстом Библии. К VII—VIII вв.

н. э. был окончательно зафиксирован не подлежащий никаким изменениям библейский текст, который в этом виде и сохранился до наших дней под названием масоретского текста. Древнейшими дошедшими до наших дней рукописями библейского масоретского текста являются две рукописи Ленинградской Публичной библиотеки им.

М. Е. Салтыкова-Щедрина, рукопись Британского музея и рукопись Алеппо («Кодекс Ашера»), датируемые концом IX н началом Х в. н. э. Подавляющее большинство всех остальных библейских рукописей датируется XII—XVI в. н. э. Помимо еврейского текста Библии до нас дошли древнейшие его переводы на греческий и латинский языки. Особое значение имеет греческий перевод, сделанный в Египте в III—II вв. до н. э. (так называемый перевод 70 толковников, или Септуагинта), часто существенно отличающийся от канонизированного масоретского текста. Древнейшая рукопись Септуагинты дошла до нас в списке IV в. н. э. Эти краткие сведения позволяют понять научное значение найденных в кумранских пещерах рукописей библейских книг.

Кумранские рукописи библейских книг, выполненные палеоеврейским и квадратным письмом, представлены различными версиями и редакциями: протосамаритянской и самаритянской версиями Пятикнижия; версиями, оказавшимися прототипом Септуагинты; протомасоретской и редакцией, близкой к масоретской, а также смешанными типами. Кумранские библейские рукописи датируются IV в. до н. э. — I в.

н. э. Это значит, что древность рукописной традиции Библии отодвинута на 13— столетий в глубь веков. Это означает также, что история библейского текста и его канонизации ставится отныне на прочную научную текстологическую основу. До сих пор опубликована лишь незначительная часть найденных библейских рукописей. В процессе их дешифровки и предварительного изучения мы обогащаемся рядом новых интересных фактов. Так, в 1962 г. Сэндерсом (США) были опубликованы предварительные результаты изучения успешно развернутого свитка Псалмов из 11-й пещеры. В нем оказалось 44 псалма (от 93-го по 151-й), из них 37 канонических и 7 не включенных в свое время в канон. Обращает на себя внимание, что последовательный порядок псалмов резко расходится с принятым в каноне расположением. Так, например, в кумранском свитке мы встречаемся с таким порядком: 105, 146, 148, 121и т. д. (последние четыре псалма: 150, 140, 134, 151). Среди канонических 37 псалмов находится также псалом 151, известный до сих пор только по греческому тексту Библии[7]. Весьма интересна судьба семи новых, неканонических псалмов: пять из них оказались “старыми знакомыми” науки.

Английский ученый У. Райт впервые опубликовал в 1887 г. пять неканонических псалмов на сирийском языке. В 1930 г. семитолог М. Нот предположил, что сирийский текст является переводом с еврейского, и реконструировал еврейский оригинал трех сирийских псалмов. В 1958 г. проф. М. Делькор и проф. М. Филоненко независимо друг от друга пришли к выводу о кумранском происхождении этих сирийских псалмов.

Каково же было приятное удивление ученых, когда в ноябре 1961 г. в развернутом (после 1900-летнего укрытия) кумранском свитке Псалмов оказались два псалма, текст которых в точности соответствует сделанному М. Нотом в 1930 г. переводу с сирийского! Блестяще также подтвердилось предположение Делькора и Филоненко.

Большой научный интерес представляет также развернутый в 1962 г.

голландскими учеными Ван дер Плогом и Ван дер Буде свиток книги Иова на арамейском языке из 11-й пещеры. Книга Иова — одно из наиболее выдающихся произведений религиозно-философской поэзии. Известно, что книга Иова оказала глубокое влияние на развитие европейской философской поэзии. В частности, Пролог к «Фаусту» Гете построен на мотивах книги Иова. Вспомним также оду Ломоносова на мотивы Иова. Основная социально-этическая проблема, трактуемая в книге, — причина зла и несправедливости на земле: почему праведные и честные люди страдают, в то время как бесчестные люди благоденствуют? В этой книге всесторонне и глубоко для своего времени рассматриваются также проблемы абсолютной, безотчетной веры и глубочайшего скепсиса и неверия. Большой научный интерес представляет история создания этой книги, выделение ее первоначального ядра, подвергшегося впоследствии редакционной обработке с благочестивыми дополнениями. Между тем изучение этого очень сложного для понимания произведения затруднено обилием темных мест. До сих пор не выяснено значение сотен слов. В книге множество арамеизмов и искаженных арамейских слов. Встречаются стихи, состоящие наполовину из еврейских слов, подчиняющихся еврейскому синтаксису, и наполовину с арамейской лексикой и арамейским синтаксисом.

Новооткрытый арамейский текст кн. Иова, согласно предварительному сообщению Ван дер Плога, во многих случаях дает более ясный смысл.

Палеографически Ван дер Плог датирует свиток около 50 г.

н. э. Язык же его весьма близок к языку кн. Даниила (II в. до н. э.), и на этом основании Ван дер Плог датирует сам текст второй половиной II в. до н. э. В итоге Плог приходит к выводу, что перед нами древнейший из арамейских переводов (“Таргум”) книг Библии. В этой связи Плог напоминает известное талмудическое сообщение, что “Раббан Гамлиэл (согласно Деяниям апостолов, — учитель будущего апостола Павла) велел замуровать в стену Таргум Иова”. Плог не коснулся другой возможной трактовки. Давно уже в науке было высказано предположение, что еврейский текст книги Иова — перевод с арамейского оригинала. Надо надеяться, что опубликование свитка Иова значительно продвинет решение важной историко-литературной проблемы языка, среды и времени создания этой книги.

Изучение уже опубликованных свитков и фрагментов библейских книг, а также кумранских комментариев на библейские книги обнаружило весьма примечательный факт: бесчисленные исправления библейского текста, предложенные библейской критикой за последние два столетия, как правило, не подтверждаются древнейшими в настоящее время библейскими рукописями из Кумрана. Это говорит о том, что дошедший до нас масоретский текст основан на хорошей рукописной традиция.

Опубликование всех найденных библейских текстов откроет новую страницу в изучении и научной критике библейской литературы.

Апокрифическая литература Кодификация библейских книг и создание канона Священного писания сопровождались запрещением и изъятием литературных произведений, которые по тем или иньм соображениям были признаны не соответствующими еврейскому вероучению. Не включенные в библейский канон произведения получили название “внешних” или “посторонних книг” (“сефарим хицоним”). Более распространенное их греческое название — апокрифы (т. е. “скрытые” или “укрытые книги”) и псевдоэпиграфы (“ложно надписанные”), т. е. приписываемые тем или иным, в большинстве случаев легендарным, библейским героям.

Апокрифическая литература содержит обширный и богатый материал по социальной и культурной истории Иудеи II в. до н. э. — I в. н. э. Специфическими чертами этой литературы были мистический, апокалиптический[8] характер, эсхатологическая и мессианистическая[9] направленность. Эсхатологические и мессианистические воззрения исходят из представления о близком конце существующего мира и чудесном его переустройстве с помощью мессии-помазанника, посланца бога. В основе этих представлений лежит философия отчаяния и убеждение, что собственными силами людей без чудесного вмешательства извне невозможно искоренить зло на земле и построить жизнь на разумных и справедливых началах. В своей основе эсхатологические чаяния были формой религиозно-политического протеста широких народных масс, отчаявшихся в борьбе со своими собственными и иноземными угнетателями.

Апокрифическая литература, в которой нашли выражение чаяния социальных низов, носила оппозиционный по отношению к господствующей идеологии характер.

Это привело к тому, что апокрифическая литература была признана еретической, читателям ее угрожали различными карами, а сами произведения подверглись гонению.

Так, одному из известных законоучителей, современнику ямнийской канонизации рабби Тарфону талмудистская традиция приписывает следующие слова: “Клянусь жизнью своих детей, что, если они (т. е. еретические книги. — И. А.) попадутся мне в руки, я сожгу их вместе с содержащимся в них именем Бога. Даже если кого-либо преследуют, чтобы убить, если змея спешит, чтобы ужалить, пусть он (т. е.

преследуемый. — И. А.) укроется лучше в языческом храме, но не вступит в их (т. е.

еретиков. — И. А.) дома”.

В результате часть этой богатой литературы (церковные авторы насчитывают около семидесяти ветхозаветных апокрифов)[10], от которой отказалось официальное иудейство, погибла, и только часть ее (около тридцати) была сохранена христианством, усмотревшим в некоторых из этих апокрифов[11] родственные себе черты.

Впоследствии часть этих апокрифов была включена в христианский библейский канон[12]. Однако оригиналы апокрифов были утрачены, и дошли они до нашего времени в переводах на греческий, латинский, сирийский, эфиопский, старославянский и армянский языки. Память об этих произведениях в их первоначальном виде настолько стерлась, что неизвестными оказались и язык оригинала, и время, и среда, в которой они были созданы. Предположения ученых, что языком оригинала некоторых из этих произведений были еврейский и арамейский, оставались до последнего времени остроумными гипотезами, но, разумеется, окончательных доказательств не было.

Проблема апокрифической литературы осложнялась еще тем, что в ряде произведений обнаруживаются христологические дополнения и вставки, что также затрудняло их датировку и выяснение первоначального их характера.

Новая страница в изучении апокрифической литературы начинается в связи с открытием среди кумранских рукописей фрагментов апокрифических книг Юбилеев, Еноха, Завещаний 12 патриархов и некоторых других на еврейском и арамейском языках. Находка фрагментов этих произведений на языке их оригинала среди кумранских рукописей с непреложностью установила факт дохристианского происхождения их основного ядра и подтвердила догадки ученых о возникновении их в сектантских кругах, близких к ессеям. Это очень важно для выяснения связей между апокрифической литературой иудейской апокалиптики и нарождавшимся христианством.

Изучение всех этих вопросов только начинается. Так, весьма интересные наблюдения сделал проф. Н. А. Мещерский, счастливо сочетающий в себе специалиста в области древнерусской литературы и знатока семитических и древнегреческого языков. Изучая текст краткой версии славянского Еноха, Н. А. Мещерский приходит к выводу, что славянский перевод кн. Еноха был сделан не с древнегреческого, как полагали до сих пор, а со средневекового еврейского текста, восходящего к кумранскому прототипу.

Неизвестные ранее сочинения Третью и наиболее важную группу кумранских рукописей составляют неизвестные до сих пор сочинения, в которых нашли отражение образ жизни и идеологические представления оппозиционной иудейской общины, обосновавшейся в Иудейской пустыне. Важнейшими из этой группы рукописей являются произведения, получившие в науке следующие условные наименования: Устав, текст Двух колонок, Дамасский документ, Война сынов света с сынами тьмы, Благодарственные гимны, Комментарии на библейские книги, сборники эсхатологических и мессианистических текстов, сочинения литургического характера («Благословения»), неизвестные до сих пор апокрифы (Апокриф книги Бытия, Описание нового Иерусалима, книга Тайн, Псалмы Иисуса Навина, Псевдо-Иеремия и др.). Среди неопубликованных еще текстов, насколько можно судить по предварительным сообщениям, имеются фрагменты и версии названных выше сочинений, а также сочинения астрологического характера, псевдоисторические тексты, сочинения, написанные тайнописью (криптографы), предписания относительно ритуальной чистоты и литургические сочинения, антологии и парафразы библейских книг и многое другое.

Совершенно особняком стоит загадочный текст, выгравированный на двух медных свитках (первоначально это был один свиток), закопанных у входа в 3-ю пещеру. Текст представляет инвентарную опись баснословного количества золота, серебра и драгоценных сосудов (4630 талантов, или около 200 тонн!), зарытых в 61 месте хранения в различных местах Палестины, преимущественно в районе Иерусалима. Все записи произведены по определенному трафарету: место укрытая с указанием различных географических и топографических ориентиров, глубина зарытия (в локтях) и перечень зарытых сокровищ. Первая запись гласит: “В Хореббе, что в долине Ахора, под ступенями, ведущими на восток, (копай) сорок локтей: сундук серебра, общий его вес 17 талантов”. В последней записи отмечено, что в одной из ям зарыта копия этого списка с указанием мер и подробным инвентарным описанием каждой вещи.

Что представляет собою этот странный документ? Исследователи высказали различные и взаимно исключающие гипотезы. Одни полагают, что документ отражает реальный факт укрытия зелотами сокровищ храма в период войны с римлянами (66— 73 гг. н. э.). Дж. Аллегро, впервые издавший этот текст в 1960 г., организовал даже пробную археологическую экспедицию и при помощи миноискателей тщетно пытался обнаружить хотя бы один из тайников. Недавно Ляперуза выдвинул гипотезу, что сокровища были зарыты в период восстания Бар-Кохбы (132—135 гг. н. э.).

Другие считают текст медных свитков фольклорным сказанием о баснословных сокровищах древнеизраильских царей или воображаемых богатствах храма, которые соберет воедино ожидаемый мессия. Автор последней гипотезы Ж. Милик, официальный издатель и исследователь этого текста (1962 г.), показал, что текст написан на иорданском диалекте разговорного еврейского (мишнаитского) языка, но что автор одинаково плохо знал и еврейский, и арамейский, и греческий. По мнению Ж. Милика, текст написан между 70 и 100 гг. н. э. и отражает мессианистические ожидания, распространившиеся после разрушения римлянами второго храма.

Были высказаны и другие гипотезы. Некоторые даже считают автора медных свитков психически больным человеком. Высказывалось также предположение, что медные свитки — апокриф. Приходится, однако, признать, что ни одну из этих гипотез нельзя считать удовлетворительно объясняющей все факты. Изучение и адекватное истолкование загадочных медных свитков — дело будущего. В настоящее время можно сказать лишь, что этот текст вряд ли имел какое-либо отношение к общине, спрятавшей свои рукописи в кумранских пещерах.

Обратимся, однако, к бесспорным произведениям самой общины.

Одним из наиболее важных документов общины является ее Устав. В нем излагаются цель общины, порядок приема новых членов и их испытание, основы дуалистического учения общины, правила, регулирующие социальные отношения и внутреннюю жизнь общины, наказания за различные проступки и т. д. К Уставу тесно примыкает фрагмент, известный под названием текста Двух колонок, регулирующий правила поведения членов общины “в последние дни”. Оба документа переведены на русский язык с обширным историко-филологическим комментарием К. Б. Старковой.

Большое количество фрагментов Устава, найденных в 4-й пещере, еще не опубликовано. По сообщению Ж. Милика, эти фрагменты содержат лучший во многих отношениях текст, чем текст 1-й пещеры.

Война сынов света против сынов тьмы, или свиток Войны, — одно из наиболее своеобразных произведений найденной библиотеки, не имеющее аналогии ни в иудейской, ни в христианской литературе. Основная его особенность заключается в том, что здесь наряду с апокалиптическими и эсхатологическими представлениями о последней и решающей схватке между силами света, добра и силами тьмы и зла имеется реалистическое изображение деталей войны и военного дела (оружия, снаряжения, знамен, а также военного строя, стратегии, тактики). В начале свитка рассказывается о целях войны, о врагах, с которыми предстоит сражаться, о длительности борьбы, затем подробно говорится о воинских трубах и порядке трубных сигналов в лагерях и на войне, о военных флагах и знаменах, о видах оружия, о военном строе, об обязанностях жрецов и значении различных производимых ими трубных сигналов, о различных тактических построениях и маневрах. Издатель и исследователь свитка Войны проф. И. Ядин показал, что в нем нашли свое отражение военная организация и снаряжение римских армий, причем автор свитка обнаруживает основательное знакомство с устройством военного дела у римлян.

В основе этого произведения лежит дуалистическое учение о делении мира на “сынов света” и “сынов тьмы” и о неизбежности решительной борьбы между ними. И хотя исход этой борьбы в пользу “царства света” предрешен богом, тем не менее к этой самоусовершенствования, но и в чисто военном плане. Свиток Войны и посвящен тщательной и во всех деталях продуманной подготовке к предстоящей решительной борьбе. Эта борьба должна длиться 40 лет. В ходе этой борьбы три раза одерживают победу “сыны света”, три раза — “сыны тьмы”, и лишь седьмое, решительное сражение завершается окончательной победой над “сынами тьмы”. Тогда, говорится в свитке, “в руки бедняков предашь ты врагов всех стран, в руки склоненных к праху (предашь их), чтобы унизить могущественных людей (разных) народов” (1Q M XI, 13). Свиток Войны имеет большое значение для понимания специфических черт идеологии общины, в среде которой было создано это произведение, — ее эсхатологических представлений.

Фрагменты списка Войны, важные для понимания этого произведения, также еще не опубликованы.

В свитке Благодарственных молитв, или Гимнов, сохранилось около 35 отдельных песен, начинающихся словами: “Я благодарю (или восхваляю) тебя, Господи...”. Эта начальная формула дала основание Сукенику, первому издателю этого текста, назвать все произведение книгой благодарственных или хвалебных гимнов. Во многих отношениях эти Гимны близки к каноническим, библейским псалмам. Книга Гимнов содержит много намеков, хотя и зашифрованных, на конкретные события из истории общины, в среде которой они были созданы. Среди исследователей распространено мнение, что авторство ряда гимнов принадлежит основателю и идеологу общины — “учителю праведности”[13]. Книга Гимнов имеет большое значение для выяснения идеологии и истории общины, ее создавшей.

Особую группу среди кумранских рукописей составляют так называемые Кумранские комментарии на библейские книги. В настоящее время опубликованы комментарии на книги Хабаккука (Аввакума), Нахума, Псалмов, Михея, Исайи, Софонии, Осии. Из них только комментарий на Хабаккука сравнительно хорошо сохранился. Остальные названные комментарии представлены незначительными фрагментами.

Все комментарии составлены по определенному шаблону: вначале приводится текст стиха или части стиха комментируемой библейской книги, а затем следует его истолкование, предваряемое словом “пишро”, т. е. “его толкование”, или “это значит”, или “имеется в виду”. Так, приведя слова из книги Хабаккука (II, 2): “чтобы читатель мог бегло прочитать (или: чтобы читатель мог прочитать на бегу)”, комментатор продолжает: “Имеется в виду учитель праведности, которому бог возвестил все тайны слов его пророков-рабов” (1Q pHab VII, 4-5).

Кумранские комментарии представляют собой новый литературный жанр в послебиблейской литературе. Композиция и характер комментариев определяются тем, что их авторы видели в каждом стихе комментируемых библейских текстов окутанные тайной предсказания, сокровенный смысл которых был неизвестен даже пророкам, записавшим их со слов бога. По мнению кумранских комментаторов, лишь они, повидимому, через посредство “учителя праведности”, которому бог открыл “все тайны слов его пророков-рабов”, были наделены свыше даром проникать в тайный, сокровенный смысл комментируемых текстов, который они искусственно применяли к современным им событиям (заметим, что впоследствии авторы христианских произведений подобным же образом интерпретировали ветхозаветные тексты). Так, например, слова пророка Нахума, обращенные в VII в. до н. э. к Ассирийской державе:

“Куда ходил лев, львица и львенок, и никто их не устрашает”, снабжаются следующим комментарием: “Толкование этого: это относится к Деметрию, царю Явана (т. е.

селевкидской Сирии), который вознамерился войти в Иерусалим по совету ищущих скользкого...” (4Q pNahum I, 2). Кстати, перед нами единственный из опубликованных кумранских текстов, в котором упоминается реальное историческое лицо. К сожалению, из истории Сирии известны три лица, носивших имя Деметрия и живших в разных столетиях. Весьма вероятно, что под Деметрием здесь подразумевается Деметрий III Евкер, а в зашифрованном выражении “ищущие скользкого” следует видеть фарисеев[14]. В таком случае перед нами здесь намек на события, известные из сочинения Иосифа Флавия. Как сообщает Иосиф Флавий, фарисеи, возглавившие восстание народных масс против царя Александра-Янная (103—76 гг. до н. э.), призвали в 88 г. до н. э. на помощь сирийского царя Деметрия III Евкера. Такое истолкование зашифрованного в этом комментарии исторического события подтверждается также анализом опубликованных в 1961 и 1962 гг. новых фрагментов Кумранского комментария на Нахума. В этих фрагментах раскрывается ситуация, сложившаяся после смерти Александра-Янная, в период правления его царственной супруги Александры-Саломеи (73—67 гг. до н. э.), когда преследовавшиеся при Яннае фарисеи пришли к власти и в свою очередь стали преследовать своих противников саддукеев[15], бывших политической опорой царя Янная. В этих новых отрывках фарисеи зашифрованы под символическим обозначением “Эфраим”, а саддукеи — “Менашше”.

Таким образом, Кумранские комментарии обладают весьма интересным своеобразием. С одной стороны, они содержат комментируемые тексты, в ряде случаев расходящиеся с канонической традицией, что представляет большой интерес для изучения истории библейского текста и его канона; с другой стороны, в этих комментариях на библейские тексты отражается жизнь безвестной до сих пор секты, и это делает их важнейшим источником для изучения истории и идеологических воззрений этой секты.

Приятным сюрпризом было нахождение в трех кумранских пещерах фрагментов так называемого Дамасского документа. Впервые этот документ был обнаружен С. Шехтером в 1896 г. в хранилище рукописей Кембриджского университета среди материалов фонда Каирской генизы[16] из караимской синагоги в Каире (основана в 882 г.). Рукопись оказалась в двух списках — Х и XII вв. В первой части документа рассказывается история общины “Нового Союза”. Члены его бродили как слепые, пока не появился “учитель праведности”, чтобы указать им правильный путь. Далее сообщаются основы учения Союза и краткий обзор истории еврейского народа начиная от сыновей Ноя и вплоть до времени составления рукописи. Основными прегрешениями иудеев, или “западнями Велиала”, явились разврат, богатство и осквернение храма. Затем сообщается о переселении Союза из Иудеи в страну Дамаска.

Во второй части документа содержатся подробные правила общежития членов Союза в различных местах их поселений.

Документ был опубликован С. Шехтером в 1910 г. под названием «Фрагменты Цадокитского труда». Это название связано с тем, что члены Союза называли себя “сынами Цадока”. Название же «Дамасский документ» объясняется тем, что “страна Дамаска” указана как место переселения членов Союза. Сразу после опубликования документ вызвал оживленное обсуждение. Среди различных предположений были высказаны догадки о ессейском происхождении документа и о дохристианском его происхождении. Разумеется, все это оставалось гипотезой.

Сразу после первых публикаций кумранских рукописей (Устав и Комментарий на Хабаккука) стала ясна чрезвычайная близость к ним Дамасского документа. Некоторые ученые сразу же и безоговорочно включили Дамасский документ в круг кумранских рукописей. Это предположение блестяще подтвердилось находками в 4, 5 и 6-й пещерах фрагментов Дамасского документа. В 1956 г. были опубликованы фрагменты 6-й пещеры. Чрезвычайно важные фрагменты 4-й пещеры также еще ждут своего опубликования. И теперь нет никаких сомнений в принадлежности Дамасского документа к кругу кумранских рукописей.

Среди рукописей 1-й пещеры обнаружен фрагмент ранее неизвестного апокрифического сочинения книги Тайн, представляющий большой интерес: “Они не ведают тайны будущего и в прошлом не разобрались, не познали предстоящее им и не спасли души свои от тайны будущего. И вот вам знамение того, что предстоит. Когда (утробы), порождающие кривду, будут заперты, нечестие отдалится от лица праведности (или справедливости. — И. А.), как тьма отступает перед светом. и как рассеивается дым и нет его больше, так исчезнет нечестие навеки, а праведность появится как солнце, являющееся установленным порядком мира; и все поддерживающие... — нет их больше. Знание заполнит мир, и не будет в нем никогда больше глупости. Уготовано слову сбыться и истинно пророчество, и отсюда да будет вам известно, что оно (т. е. слово) неотвратимо. Разве не все народы ненавидят кривду, и тем не менее она среди них всех водится. Разве не из уст всех народов (исходит) хвала правде, но имеются ли уста и язык, придерживающиеся ее? Какой народ желает быть угнетенным со стороны более сильного? Кто пожелает, чтобы его добро было ограблено нечестиво? А какой народ не угнетает своего соседа? Где народ, который не грабит имущество у другого...” (1Q Myst I, 3-12).

В приведенном отрывке, как кажется, делается шаг к отказу от концепции исключительности “избранного народа” и признанию равенства всех народов. Такое движение мысли, несомненно, должно было способствовать осуществлению одной из наиболее важных задач нарождавшегося христианства: ломке этнических и социальных перегородок, непроходимой стеной разделявших народы Римской империи. Вопрос об авторстве этого отрывка, времени его создания и принадлежности к собственным произведениям кумранской общины остается открытым.

Таковы некоторые наиболее важные из опубликованных до сих пор кумранских рукописей. За исключением семи свитков и ряда фрагментов, принадлежащих Иерусалимскому университету, вся остальная масса фрагментов, четыре свитка из 11-й пещеры и медные свитки находятся в распоряжении иорданского правительства и размещены в Палестинском Археологическом музее. Изучением и изданием их занимается специально созданный международный комитет ученых-специалистов.

Семь свитков опубликованы различными отдельными изданиями в США и Израиле.

Фрагменты в предварительном порядке публикуются в специальных журналах различных стран. Окончательное научное издание фрагментов (по отдельным пещерам) осуществляется в официальной серии «Открытия в Иудейской пустыне» («Discoveries in the Judaean Desert»). До 1964 г. изданы три тома (с двумя полутомами) этой серии, из которых кумранским рукописям посвящены тома 1 и 3. Том 2 посвящен документам из Вади-Мураббаат (см. гл. III).

Начавшееся во всем мире интенсивное изучение кумранских рукописей вылилось в неиссякаемый поток исследований — книг и статей, количество которых уже превысило пять тысяч.

II. Кумранская община Кому принадлежала эта обширная библиотека? Где, когда и как жили владельцы этих рукописей? Каковы были их хозяйственные занятия и социальные отношения, внутренняя организация и быт, идеологические воззрения? Что заставило былых владельцев этих рукописей спрятать их в пещерах? Вот лишь некоторые из многочисленных вопросов, которые прежде всего встали перед исследователями. Дело значительно осложняется тем, что все известные до сих пор кумранские рукописи не имеют даты их сочинения или переписки, а палеографическая их датировка (по начертанию знаков и характеру письма) затруднена тем, что это первые древние рукописи, найденные на территории Палестины. Таким образом, возник своеобразный заколдованный круг. Ключ для решения многих загадочных вопросов дали археологические раскопки руин, расположенных вблизи пещер. Бедуины называют их “Хирбет-Кумран”, т. е. руины Кумрана.

Раскопки Хирбет-Кумрана и находящихся неподалеку от него развалин строения Айн-Фешхи происходили с 1961 по 1958 г. Обнаружен целый комплекс строений, разделенных дворами. Внутри дворов находились семь больших каменных водоемовцистерн, сообщавшихся с разветвленной системой акведука, и помещения производственного назначения: гончарные мастерские с печами для обжига, прачечная, красильня и др. Основное строение состояло из ряда помещений. Одно из них служило, по-видимому, писцовой (скрипторий), о чем свидетельствуют остатки гипсовых столов и чернильницы; комната с каменными скамьями вдоль стен, возможно, предназначалась для совещаний Совета общины; самое большое помещение (22 х 4,5 м) было, вероятнее всего, местом собраний общины и в то же время трапезной. К нему примыкает небольшая комната-посудная, где обнаружено около 1200 аккуратно составленных горшков, тарелок, чаш, кувшинов.

Большой интерес представляет комплекс помещений, составлявший в своей совокупности то, что мы теперь назвали бы “пищеблоком”: кладовые, ямызернохранилища, мельницы, хлебопекарня, обширная кухня. Загоны для скота и сушилки фиников дополняют картину хозяйственных сооружений. Из сельскохозяйственных орудий обнаружены железные серпы. Большое значение имеет находка кладов монет (серебряных и бронзовых). Наиболее ранние из них датируются концом II в. до н. э., а наиболее поздние — 68 г. н. э., т. е. вторым годом Иудейской войны против Рима.

Археологические находки позволили сделать важные выводы. Прежде всего установлено полное сходство керамики Хирбет-Кумрана с керамикой, найденной в пещерах с рукописями. Показательно также сходство надписей на сосудах, найденных в Хирбет-Кумране, с начертаниями знаков в рукописях. Полное сходство керамики говорит о бесспорной связи между центральным строением и людьми, спрятавшими в пещерах рукописи. В этом заключается один из важнейших итогов раскопок.

Материалы раскопок дают также представление о хозяйственных занятиях обитателей этих строений. Изучение остатков зданий и сооружений говорит об общественном их характере. Это был центр совместного труда и потребления при общей кассе (ни в одной из пещер не найдено монет, в то время как их много в центральном строении).

По мнению Р. де Во, раскопавшего Хирбет-Кумран, количество членов общины, группировавшихся вокруг центрального строения, не превышало двухсот человек.

По археологическим данным, строение это возникло в 40-х годах II в. до н. э., было временно покинуто после землетрясения 31 г. до н. э., затем около 4 г. до н. э.

было вновь отстроено и просуществовало до 68 г. н. э. В 68 г. н. э. во время Иудейской войны против Рима Хирбет-Кумран был захвачен Х римским легионом, сожжен и разрушен, а затем частично отстроен для поселения в нем римского гарнизона. Это находится в полном соответствии с сообщением Иосифа Флавия о захвате этого района римским императором Веспасианом в июне 68 г. н. э. Об этом свидетельствуют также остатки римского оружия и римские монеты. Таким образом, археологически устанавливаемая история строений дает прекрасную основу для определения хронологических рамок обитания здесь общины, создавшей кумранские рукописи.

Жизнь общины, поселившейся в пустынной местности на северо-западном побережье Мертвого моря, протекала между двумя крупными народно-освободительными движениями — от Маккавейской войны 164—141 гг. до н. э. против Селевкидов до Иудейской войны, или антиримского восстания, 66—73 гг. н. э.[17] Более подробные сведения о внутренней жизни общины, ее организации, социальном строе и идеологических воззрениях дают сами рукописи. Они показывают, что община, которую мы условно — по местонахождению рукописей и развалин центрального строения — называем кумранской, предприняла в уединении Иудейской пустыни поразительную для своего времени попытку осуществления смелой социальной утопии — организацию коллективистского строя жизни.

В числе многих самоназваний общины особенно обращают на себя внимание следующие: “община бедных”, “простецы” (или “малые”), “Новый Союз” (или “Новый Завет”), “сыны света”, “община истины”, “община избранников бога” и др.

Самоназвание “община бедных” свидетельствует об отрицательном отношении к богатству и богатым. Социальная направленность этого самоназвания видна также из Кумранского комментария на 37-й псалом. В комментарии к стихам 21-22 говорится:

“Имеется в виду община бедных, которые унаследуют богатства (или наследие) всех нечестивцев”. Слова того же псалма: “И кроткие унаследуют землю” комментируются так: “Имеется в виду община бедных (“эвйоним”), которые примут покаяние и будут спасены от всех сетей дьявола, а затем будут наслаждаться всеми благами земли”. Не исключена возможность, что в этом комментарии имеется внутренняя игра слов. Дело в том, что встречающееся в псалме слово ‘nwyrn — “кроткие” может быть прочитано как ‘nyym — “бедные”.

Название “Новый Завет” (или “Новый Союз”) говорит о том, что по представлениям кумранской общины “Старый Завет”, заключенный между богом и патриархом Авраамом и явившийся основой “Союза” между Йахве и иудейским народом, утратил свою силу и начался период “Нового Завета”, заключенного богом с кумранской общиной. Напомним, что “Новым Союзом” называли себя раннехристианские общины и так до сих пор называется свод произведений христианского, “новозаветного” канона.

Не меньший интерес представляет самоназвание “сыны света”. Точно так же называют себя христиане в евангельских текстах (Иоанн, 12, 36; Лука, 16, 8). Лучше всего противопоставление “сынов света” “сынам тьмы” видно из Первого послания к фессалоникийцам (5, 5): “Ибо все вы сыны света и сыны дня: мы не (сыны) ни ночи, ни тьмы”. Среди произведений, обнаруженных в 1945 г. в Египте (деревня Хенобоскион), оказалось также апокрифическое Евангелие от Фомы. В нем Иисусу приписывается следующее изречение: “Иисус сказал: Если вам говорят: откуда вы родились? — скажите им: мы родились от света, там, где свет сам родился... Если вам говорят: кто вы? — скажите: мы его сыновья и мы избранные отца, который жив”[18].

Наконец, название “простецы”, или “юные”, “малые” (петаим), — термин, напоминающий раннехристианское выражение “малые сии”, “младенцы” (“нэпиой”), которые в новозаветной литературе противопоставляются “мудрым и разумным”.

По учению общины, мир извечно разделен на два резко противостоящих и взаимно исключающих друг друга лагеря или “царства”: царство света, добра и правды, к которым кумраниты относили только самих себя, и царство “сынов тьмы”, к которым они относили весь остальной мир. Вековечная борьба между этими двумя царствами должна завершиться “в конце дней” сокрушительным поражением лагеря тьмы и победой “сынов света”. Целью вступления в общину они считали отделение от сынов тьмы, от людей зла и кривды, от царства Велиала, и создание в пустыне скрытого от постороннего взора, сугубо замкнутого религиозного и трудового коллектива, который будет деятельно готовить себя к “последним дням” и решительным сражениям с лагерем тьмы.

Основными признаками социальной организации общины, отраженной в Уставе, являлись общность имущества, обязательный совместный труд и коллективный быт.

Так, мы читаем в Уставе общины: “все те, кто добровольно изъявляет готовность придерживаться истины Бога, должны принести в общину Бога все свое знание, всю свою силу (т. е. труд. — И. А.) и все свое имущество” (1Q S I, 11-12). Из общности имущества и обязательности совместного труда закономерно вытекали также совместные трапезы (“... вместе будут питаться, вместе совещаться” — 1Q S VI, 2-3).

Условия отбора и приема новых членов были весьма строгими. Каждый вновь вступающий подвергался проверке (внутреннее совершенство и преданность основам учения общины), затем проходил двухлетний испытательный срок, во время которого его имущество еще “не смешивалось” с имуществом общины. Лишь после неоднократной и всесторонней проверки новичков они решением общего собрания зачислялись в полноправные члены общины, их имущество “смешивалось”, т. е.

поступало в распоряжение общины, а сами они начинали принимать активное участие в общинной жизни.

Уставом предусматривается строгая субординация во всех вопросах труда и имущества: “Пусть младший слушается старшего относительно труда, и казны” (1Q S VI, 2). Должностное лицо, ведающее трудом членов общины, названо в тексте “надзирателем над работой” полноправных членов общины (1Q S VI, 20).

Подобная универсальная коллективность была, однако, характерна не для всех общин кумранского толка. В Дамасском документе, например, характер социальных отношений выглядит совсем по-иному. В Дамасском документе в отличие от Устава отчетливо выступают черты индивидуального хозяйства и частной собственности (“свое поле”, “свой ток” и “своя давильня”, собственный скот и т. д. — CD XII, 8-11), рабовладения и торговли. Вряд ли Дамасский документ был составлен применительно к условиям жизни в кумранской пустыне.

Высшим органом управления всеми делами общины, как явствует из Устава, было общее собрание ее членов, на котором избирались должностные лица общины, в том числе “надзирающий над работой” членов общины. Несмотря на высшие прерогативы общего собрания и демократическую процедуру избрания должностных лиц, священники, оппозиционные к иерусалимскому храмовому священству, находились в особо привилегированном положении и пользовались большой властью.

Сутки кумранитов, судя по Уставу и сведениям античных авторов о ессеях, заполнялись общеобязательным совместным трудом, совместным питанием, выполнением религиозных обрядов и ночными бдениями, когда “треть каждой ночи” посвящалась совместному изучению священного писания и документов общины.



Pages:   || 2 | 3 |
 
Похожие работы:

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) СбОРНИК МУзЕЯ АНтРОПОлОгИИ И этНОгРАфИИ LVII Культурное наследие народов европы СанктПетербург Наука 2011 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/08/08_03/978-5-02-038267-1/ © МАЭ РАН УДК 39(4) ббК 63.5л6 К90 Редакционная коллегия: Ю. К. Чистов, Е. А. Резван, Е. А. Михайлова, Ю. Е. Березкин, Ю. Ю. Карпов, В. Ф....»

«Ежегодная маркетинговая премия Энергия успеха Лучшее корпоративное издание 2010 года №3 (42), март 2012 В номере: Крупным планом Международный женский день стал отличным поводом для знакомства наших читателей с новым руководителем брестского филиала Натальей Арцименей. Осенью прошлого года она возглавила крупнейшее по численности региональное подразделение Белгазпромбанка, и теперь в совете директоров филиалов у нас работают две представительницы прекрасной половины человечества – Владислава...»

«РИЕНТИР №5 2014 Уважаемый Лидер Орифлэйм! Перед вами – ежекаталожное онлайн-издание Лидера Орифлэйм под названием Ориентир. Как известно, наш бизнес – бизнес информации и коммуникации. И для его успешного функционирования Лидерам ежедневно нужно работать с множеством разносторонней информации, которую впоследствии нужно коммуницировать Консультантам: это и самые продаваемые продукты, способы их успешной рекомендации, и полная информация обо всех акциях и спецпредложениях компании. Немаловажную...»

«Абхазия в русской литературе Составитель — кандидат филологических наук И. И. Квициния Издательство АЛАШАРА Сухуми — 1982 Редактор — кандидат исторических наук Т. Л. Аршба Рецензент — доктор филологических наук X. С. Бгажба СОДЕРЖАНИЕ • Е. ЕВТУШЕНКО. С душою — о Стране Души (Вместо предисловия). • От составителя. • Е. ЗАЙЦЕВСКИЙ. Абазия. • Письма А. А. БЕСТУЖЕВА-МАРЛИНСКОГО. • П. КАМЕНСКИЙ. Келиш-бей. • В. НЕМИРОВИЧ-ДАНЧЕНКО. Пицунда. • ЧЕХОВ. Письмо неустановленному лицу. • Д. МОРДОВЦЕВ....»

«неуемная Россия неуемная Россия Москва–Волгоград 2003 Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Центр общественных наук Экономический факультет Волгоградский государственный университет Волжский гуманитарный институт Научно-исследовательский институт проблем экономической истории России XX века Академия гуманитарных наук НЕУЕМная Россия 2 Под редакцией д.э.н., проф. Ю.М. Осипова; д.э.н., проф. О.В. Иншакова; д.э.н., проф. М.М. Гузева; к.э.н., в.н.с. Е.С. Зотовой...»

«АБХАЗСКИЙ ИНСТИТУТ ЯЗЫКА, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОРИИ им. Д. И. ГУЛИА АКАДЕМИИ НАУК ГРУЗИНСКОЙ ССР СООБЩЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ГРУЗИНСКИХ ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ ОБ АБХАЗИИ Тексты собрал, перевел на русский язык, предисловием и комментариями снабдил Г. А. Амичба Научный редактор — проф. Э. В. Хоштария-Броссе Издательство Алашара Сухуми — 1986 63.3 (2Т—6А6) А.62 СООБЩЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВЫХ ГРУЗИНСКИХ ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ ОБ АБХАЗИИ. / Тексты собрал, поревел на русский язык, предисловием и комментариями снабдил...»

«История России И.В. Базиленко ПРАВОСЛАВНАЯ РОССИЯ И ШИИТСКИЙ ИРАН: ПО СТРАНИЦАМ ИСТОРИИ ОТНОШЕНИЙ (XVI – НАЧ. XX ВВ.) Статья представляет собой краткий очерк истории отношений двух соседних, отличных по духовной культуре и традициям государств — православной России и шиитского Ирана. Страницы русско-иранских отношений с XVI в. до I мировой войны наполнены разнообразным содержанием и дают заинтересованному читателю редкую возможность узнать и о светлых событиях (перенесение Ризы Господней в...»

«АКАДЕМИЯ НАУК АБХАЗИИ АБХАЗСКИЙ ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ им. Д. И. ГУЛИА Аслан Авидзба Проблемы военно-политической истории Отечественной войны в Абхазии (1992-1993 гг.) Книга I Сухум 2013 ББК 63, 3(5Абх)64 А 20 Утверждено Ученым советом Абхазского института гуманитарных исследо­ ваний им. Д. И. Гулиа Редактор – А. Э. Куправа, доктор исторических наук, академик АНА Рецензент – В. М. Пачулия, кандидат исторических наук, полковник А. Ф. АВИДЗБА. Проблемы военно-политической истории...»

«Архиепископ Василий (Кривошеин) Переписка с Афоном Письма и документы К 150 летию основания русского посольского храма в Брюсcеле К 10–летию открытия Свято–Троицкого Патриаршего подворья в Брюсселе Москва — Брюссель 2012 УДК 930.85 ББК 84 (4 Бел) В 19 Архиепископ Василий (Кривошеин). Переписка с Афо ном. Письма и документы. — Москва — Брюссель: Confer ence Sainte Trinity du Patriarcate de Moscou ASBL; Свя то–Екатерининский мужской монастырь, 2012. — 416 с., илл. По благословению архиепископа...»

«РНБ-ИНФОРМАЦИЯ № 9. СЕНТЯБРЬ 2007 Г. ПРИЛОЖЕНИЕ № 1 ЛЕКЦИОННО-МАССОВЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ ЦЕНТР КУЛЬТУРНЫХ ПРОГРАММ СЕНТЯБРЬ 2007 г. 1 сентября. Оперный лекторий Ж. Массне. МАНОН. В гл. партиях А. Нетребко и Р. Аланья. Ведущий — Л. В. ХРОЛ. Московский пр., 165/2. Актовый зал. 14 часов. 5 сентября. Сергей ЕСЕНИН в Петрограде-Ленинграде Автор цикла — член Междунар. союза писателей Л. Ф. КАРОХИН. Лекция: ЕСЕНИН И ГОРЬКИЙ. Дом Крылова. 18 часов. 6 сентября. Оперный лекторий Дж. Верди. ЭРНАНИ. В гл. партии...»

«УДК 902/904 ББК 63.4 Т78 Утверждено к печати Ученым советом ИА РАН Редакционная коллегия Х.А. Амирханов, Л.А. Беляев, П.Г. Гайдуков, А.Н. Гей, А.П. Деревянко (ответственный редактор), Е.Г. Дэвлет, В.И. Завьялов, С.Д. Захаров, Л.В. Кольцов, Д.С. Коробов, Г.А. Кошеленко, Н.А. Кренке, Н.В. Лопатин (редактор-составитель), Н.А. Макаров (ответственный редактор), М.Б. Медникова, М.Г. Мошкова, А.М. Обломский, В.Е. Родинкова, А.Ю. Скаков, А.В. Чернецов, С.З. Чернов, А.В. Энговатова Труды II (XVIII)...»

«Центр системных региональных исследований и прогнозирования ИППК РГУ и ИСПИ РАН Южнороссийское обозрение Выпуск 22 ИРАНСКИЙ МИР И ЮГ РОССИИ: ПРОШЛОЕ И СОВРЕМЕННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ Сборник научных статей Ответственный редактор В.В. Черноус Ростов-на-Дону Издательство СКНЦ ВШ 2004 3 ББК И Редакционная коллегия серии: Акаев В.Х., Арухов З.С., Волков Ю.Г., Добаев И.П. (зам.отв.ред.), Попов А.В., Черноус В.В. (отв.ред.), Ненашева А.В. (отв.секретарь) Рецензенты: Смирнов В.Н., д.и.н., профессор СКАГС,...»

«2 BRONISLAW BACZKO COMMENT SORTIR DE LA TERREUR? THERMIDOR ET LA RVOLUTION PARIS 1989 3 БРОНИСЛАВ БАЧКО КАК ВЫЙТИ ИЗ ТЕРРОРА? ТЕРМИДОР И РЕВОЛЮЦИЯ МОСКВА 2006 4 УДК 94 (44).044 ББК 63.3(0)52 Б32 Серия Библиотека Французского ежегодника издается с 2005 года ИЗДАТЕЛИ Юозас Будрайтис и Евгений Пермяков ОТВЕТСТВЕННЫЙ РЕДАКТОР СЕРИИ Александр Чудинов ДИЗАЙН Сергей Андриевич Издание осуществлено в рамках программы Пушкин при поддержке Министерства иностранных дел Франции и Посольства Франции в России...»

«Б. С. Жаров САНКТ ПЕТЕРБУРГ И ИСЛАНДИЯ Исландия — островная страна в Атлантике, наименее насе ленная и наиболее отдаленная от Санкт Петербурга из всех Скандинавских стран. Несмотря на это, к ней в нашем городе существует устойчивый и длительный интерес. В связи с осо бенностями исторического развития в Исландии возникла со вершенно уникальная культура. В мире хорошо известны Старшая Эдда и Младшая Эдда, родовые саги, королев ские саги, поэзия скальдов, исландские баллады. Замечатель ные...»

«О.И. Тиманова, К.И. Шарафадина Санкт-Петербургский университет технологии и дизайна, г. Санкт-Петербург ОТЕЧЕСТВЕННАЯ СКАЗОЧНАЯ КНИЖНОСТЬ XIX ВЕКА В ИНФОСФЕРЕ ПОЗНАВАТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ: СЕМАНТИКА И ПРАГМАТИКА RUSSIAN FAIRY BOOKLORE OF THE XIX CENTURY AT THE INFOSPHERE OF COGNITIVE READING: SEMASIOLOGY AND PRAGMATICS Ключевые слова: книга как динамическая коммуникационная система, отечественная книжная традиция, сказочная книга, художественнопознавательная сказка. Keywords: the book as the dynamic...»

«Воронежское книжное издательство, Воронеж, 1959 FB2: “миррима ”, 12 August 2010, version 1.0 UUID: 48713876-EA5A-4270-9CEA-2BBBB41FB949 PDF: fb2pdf-j.20111230, 13.01.2012 Николай Алексеевич Задонский Последние годы Дениса Давыдова Содержание ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА Николай Задонский Последние годы Дениса Давыдова ЧАСТЬ ПЕРВАЯ О горе, молвил я сквозь слезы, Кто дал Давыдову совет Оставить лавр, оставить розы? Как мог унизиться до прозы Венчанный...»

«ПРОЕКТ РАЗВИТИЯ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ФОНД МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КЕМЕРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ РЕСПУБЛИКИ АЛТАЙ АЛТАЙСКИЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ ЭКОЛОГИИ ТРАДИЦИОННЫЕ ЗНАНИЯ КОРЕННЫХ НАРОДОВ АЛТАЕ-САЯНСКОГО ЭКОРЕГИОНА В ОБЛАСТИ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ: информационно-методический справочник Барнаул УДК 39: ББК 63....»

«2010 12 No.16 Это весёлое, лёгкое имя – Пушкин. (Пушкин в творчестве Андрея Битова и Беллы Ахмадулиной) Н. Ю. Буровцева/ Nataliya Burovtseva Department of Russian, Tamkang University (1799-1837) : Abstract The classic writings and literary works about them are important part of literature.There is no doubt that Alexander Pushkin (1799-1837) is an important person in the interpretation of Russian literature. Not only many specialists in study of literature, but also the writers and poets all of...»

«Айдын Балаев МАМЕД ЭМИН РАСУЛЗАДЕ 1884-1955 ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ Баку – 2014 Научные редакторы: М. Губогло доктор исторических наук, профессор, Институт этнологии РАН Г. Мамулиа доктор Высшей школы исследований общественных наук (Париж, Франция) Рецензенты: Я. Акпынар доктор, профессор Эгейского университета (Измир, Турция) С. Исхаков доктор исторических наук, Институт Российской истории РАН Балаев А. Мамед Эмин Расулзаде (1884-1955). Политический портрет. Баку, KitabKlubu.org, 2014, 504 с. В...»

«Бугуруслан Биографический справочник (к 265 - летию города) г. Бугуруслан 2013 год. Редакционная коллегия: Фирсова Н.Н. Цыганова А.Ю. Оформление: — Пчелякова Ю.А. — Парфенов А.Н. - фото Биографический справочник о заслуженных бугурусланцах разных эпох – первое издание подобного рода. Оно приурочено к 265-летию города. В какой-то степени его можно назвать и первым томом, поскольку временные рамки не позволили к юбилею города собрать сведения о всех, кто делал историю и прославил Бугуруслан...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.