WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ассоциация выпускников и студентов свято- филаретовского института редакционная коллегия: Главный редактор проф.-свящ. Георгий Кочетков, магистр богословия А.Б. Алиева, ...»

-- [ Страница 1 ] --

свято-филаретовский

православно-христианский

институт

ассоциация

выпускников и студентов

свято- филаретовского института

редакционная коллегия:

Главный редактор

проф.-свящ. Георгий Кочетков, магистр богословия

А.Б. Алиева, к.с.н.

К.П. Обозный, к.и.н.

Д.М. Гзгзян, к.фил.н.

Г.Б. Гутнер, д.филос.н.

А.М. Копировский, к.п.н., магистр богословия

Л.Ю. Мусина

Свет Христов

просвещает всех

А ЛЬМАНАХ

СВЯТО - ФИЛАРЕТОВСКОГО

ПРАВОСЛАВНО -ХРИСТИАНСКОГО

ИНСТИТУТА

Издается с мая 2007 года ВЫПУСК 2 Москва • 2010 Содержание 6 От редакции Труды преподавателей СФИ 9 Протопр. Виталий Боровой, д. богосл. († 2008) Святитель Филарет Московский и духовное просвещение России 28 Шкаровский М.В., д.и.н.

Новомученицы и исповедницы — духовные дочери святого Иоанна Кронштадтского 47 Свящ. Эрнст Кристоф Суттнер, д. богосл.

Трансформация в понимании расколов и их преодоления у христиан латинской традиции Работы студентов СФИ по кафедре церковно-исторических дисциплин р ус с к а я п ра в о с л а в н а я ц е р ко в ь н а р у б е ж е x i x – x x в е ко в 69 Степанова Е.

Клир и миряне на приходе РПЦ в начале XX века (по материалам «Отзывов епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе») 82 Лукашевич М.

Приходское Рождественское братство в Санкт-Петербурге (1863–1871) 97 Слепнев В.

Сельское приходское духовенство в эпоху «великих реформ»

XIX века в России 110 Архангельский А.

Проблемы семьи, церковного брака и развода в истории Российской православной церкви до Поместного собора 1917–1918 годов п ас т ы р и ц е р к в и x x в е к а 128 Алиева А., к.с.н.

Монастырь в миру. Пастырские приемы отца Алексея Мечёва 140 Игнатович Н.

Жизнеописание священника Александра Секундова 156 Балакшина Ю., к.филол.н., магистр богосл.

Иоанн Федорович Егоров: Православие и жизнь в нем 182 Дмитренко А.

Жизнь и деятельность сщмч. Анатолия Жураковского (1897–1937) 199 Калниня И.-Я.

«Сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое»: пастырское служение сщмч. Дмитрия Клепинина (1904–1943) 219 Писаревская М.





Ростислав Романович Лозинский: биография и докторская работа «Пастырь на приходе»

235 Издания СФИ по истории церкви От редакции Настоящий, второй выпуск альманаха Свято-Филаретовского православно-христианского института представляет работы кафедры церковно-исторических дисциплин.

Изучение истории церкви в нашем институте, в особенности истории Русской православной церкви, непосредственно связано с основной целью СФИ — приобщать всех желающих к смыслу христианской духовности, к целостности и полноте христианского откровения, полноте церковного предания и жизни в них. Мы изучаем историю прежде всего для того, чтобы, входя в традицию Церкви и постигая, по каким законам живет Тело Христово, лучше понимать, как нам жить сегодня.

История церкви — это жизнь людей, духовный опыт которых не теряет своего значения. Но это еще и история действия Святого Духа, постоянно обновляющего жизнь Народа Божьего. В исторических исследованиях мы ищем ответы на вопросы о том, как в разные времена раскрывалась христианская вера, на какие вызовы времени приходилось отвечать христианам, какие явления в жизни церкви были живыми, а какие тупиковыми. Значение уроков истории невозможно переоценить, и они важны не просто для сохранения церковной традиции: восстановление преемственности с действительно подлинным церковным Преданием необходимо для возрождения полноты церковной жизни сегодня.

Приоритетными темами в исторических исследованиях нашего института являются опыт общинно-братских движений и наследие новомучеников и исповедников российских, т. е. те явления, в которых наиболее ярко воплощалось и выявлялось действие Божье, движение Духа в самые непростые периоды истории Русской православной церкви. Церковь всегда находится в движении, так как она — живое Тело, для которого движение — главный показатель качества его жизни. Церковное духовное движение — это развертывание в истории того, что дано и задано вне времени Самим Господом, это богочеловеческое действие, включающее в себя и всякое личностное человеческое действие.

Многообразный опыт общинно-братских движений, широко представленный в русской церкви XIX–XX веков, как и потрясающее по своей глубине и значению духовное наследие новомучеников и исповедников российских в наши дни еще явно недостаточно собраны и восприняты. Никогда в истории церкви не было большего числа мучеников, чем в нашей стране в ХХ веке, и необходимо, чтобы уникальный опыт, которые они дали церкви, — опыт свободы во Христе в условиях предельной несвободы, опыт Христовой любви и единства перед лицом «огненного искушения», общинно-братский опыт — всерьез вошел в жизнь нашей церкви.

Научный подход в соединении с внимательностью христианского взгляда на описываемые события делает исследования кафедры церковно-исторических дисциплин не просто интересными, но духовно важными как для оценки современных явлений, так и для дальнейшего устроения жизни церкви, для видения тех потенций, которые в ней есть от Бога, но для реализации которых необходимо подвижническое личностное человеческое усилие. Вдохновляющий опыт христиан-подвижников — наших предшественников — должен быть не просто исследован, но практически воспринят пред лицом Божьим, чтобы нам не бояться движения Духа в церкви и лучше понимать свои задачи сегодня, чтобы избегать «бездвижничества» и подмен на своем собственном христианском пути, — дабы церковь в нашей стране действительно была светом миру и солью земли.





Труды преподавателей СФИ Протопр. Виталий Боровой Святитель Филарет Московский и духовное просвещение России Речь на актовом дне Свято-Филаретовского института 2 декабря 1995 года Когда я стал писать о святителе Филарете Московском, то вначале подумал: а что здесь писать? Десятилетиями в Московской духовной академии каждый год проходили Филаретовские чтения, о нем писали бесчисленные статьи и т. п. Просто взять эти готовые материалы?.. Я историк. Что касается богословия — я не доктор, а фельдшер, но что касается истории — я все-таки настоящий историк по подготовке. Когда я стал писать про свт.

Филарета, я увидел, что святитель был больше чем осторожен в словах. Вот и я решил так же — быть осторожным в словах. Свт.

Филарет ничего не говорил, а только писал — таким было его время, и я решил тоже написать, и решил писать не совсем на ту тему, о которой меня просили. Я решил, что я обязан пред моим народом, пред моей церковью, сейчас — пред вами, раскрыть эту тему не как историческую. Я буду говорить о заветах свт. Филарета в деле духовного просвещения в настоящее время. Сейчас перед церковью стоят большие задачи восстановления нормальной церковной жизни и христианского духовного просвещения нашего народа. Фактически речь идет о повторной, настоящей христианизации нашей страны.

Мы живем в трудное время. В очень по-своему трудное время жил и митрополит Филарет. И я хочу обратить ваше внимание на то, что русский народ — в высшей степени поляризованный народ, он есть совмещение противоположностей — это сказал Бердяев [1, с. 4]. И в этих противоположностях ему невозможно дать строго научное определение. Тютчев, помните, сказал, что «умом Россию не понять, аршином общим не измерить: у ней особенная стать — в Россию можно только верить». Это так и сейчас. Вся история нашего народа тесно и взаимно связана с истоТруды преподавателей Свято-Филаретовского института рией Русской церкви, и вся она наполнена противоречиями. Эти противоречия похожи на тезисы и антитезисы, и в столкновениях этих тезисов и антитезисов — иногда жестоких, кровавых — вырабатывался потом какой-то новый синтез, импульс для нового развития нашего народа, России и нашей церкви.

Говоря о свт. Филарете, надо начать с тех противоречий, которые особенно обострились и проявились в петербургский, синодальный период нашей истории и завершились революцией 1917–18 года. И надо сказать прямо, это очень важно: тогдашние противоречия тяжело сказываются в жизни нашей церкви и нашего народа и в настоящее время, мы почти повторяем эти противоречия. Они были связаны с реформами Петра Великого и их последствиями. Фактически вся жизнь Русской церкви и русского народа была сдвинута с ее вековых основ и насильно повернута в сторону Запада. Немецкие богословы, которые жили у нас, писали, что православие легко объединяется с лютеранством.

Почему? Потому что это шло сверху. В результате реформ и их последствий наступило фактически «вавилонское пленение»

нашей церкви. Церковь стала «ведомством православного исповедания», была «взята в казну». Теоретически церковью управлял император, который даже в актах государства назывался главою церкви, а фактически — его ставленник, обер-прокурор Святейшего синода. Святейший синод, (вначале «Коллегиум духовное») был организован стопроцентно по типу лютеранских консисторий того времени. Но свт. Филарет правильно сказал, что благодать Божия через некоторое время помогла этой протестантской немецкой коллегии превратиться в Святейший правительствующий синод Русской православной церкви. Однако давление и надзор государственной власти, контроль обер-прокурора продолжались до революции. Потом они превратились в другое давление, худшего, качества — атеистическое, советское, но юридически это было тоже самое: и там, и там церковью управляли.

Противоречия петровского времени, которые потом влияли на филаретовское время, состояли не только в реформе церкви и церковного управления, они состояли еще и в том, что церковь вынуждена была ориентироваться на государство. Петр и его ближайшие преемники ориентировали церковь на влияние немецкое, протестантское. И поэтому внизу церковь была православной, а наверху было это давление. Начиная с Екатерины Великой и далее — Павел, Александр I — влияние было уже другое, католическое, причем в невероятно уродливых формах. В Протопр. Виталий Боровой • Святитель Филарет Московский… учебниках нашей истории об этом стыдливо молчат, только упоминают, что Екатерина спасла иезуитов. Это правда, но это бы ничего. А о том, что Павел совершенно официально (документы сохранились в архивах, только не наших) хотел и готовился подчинить Русскую церковь Риму и что Александр под конец своей жизни тоже об этом думал — об этом у нас молчат. И эти два влияния — немецкое протестантское, а потом католическое — боролись между собой за власть над умами русских людей и за подчинение себе нашей церкви.

Но особенно страшно было другое — народ-то был православным, и твердо православным (какое это было православие — другой вопрос, но это было твердое, настоящее православие), а наша аристократия — дворянское, помещичье сословие — ринулась получать образование на Запад. И это должно быть упреком нашей церкви — в России негде было получать образование, и получали его в Польше, в Италии, в Германии, во Франции — где угодно. И оттуда люди являлись прозападно настроенными, с презрением к своей церкви, к полуграмотным или неграмотным попам, как они говорили, и к своему народу, трудами и кровью которого они жили. А еще хуже было то, что в это время тьматьмущая всевозможных учителей, гувернеров и гувернанток ринулись изо всех стран Европы сюда, и наша знать, наши помещики, наша интеллигенция нанимала их воспитывать и учить своих детей. Эти пришельцы, которые приезжали сюда, чтобы подзаработать (как мы сейчас рвемся туда подзаработать) воспитывали наше новое поколение в преклонении перед Западом, перед протестантством или католичеством, перед их культурой — и в презрении к своей. И никого не интересовало, в каком направлении они воспитывают детей, они имели полную свободу, открывали гимназии, лицеи, были директорами и директрисами, и воспитывали таких Иванушек, как в «Бригадире» Фонвизина. Помните? — «Тело мое родилось в России, но дух мой принадлежит короне французской». Помните московского профессора В.С. Печерина? — это только один из тысячи примеров.

Отец — православный, офицер, мать — полька, католичка, гувернер — швейцарец, католик. Этот гувернер воспитал Печерина в таком преклонении пред Западом, что когда тот стал блестящим профессором Московского университета — это был блестящий ум, — он ненавидел все вокруг. Сохранились его воспоминания и письма, где он говорил об этом, что он ненавидит все, что вокруг него. Он писал:

Труды преподавателей Свято-Филаретовского института Я не раз простирал руки к заходящему солнцу, молился к нему: «Возьми меня с собой! туда, туда, на запад!»

И он убежал на Запад, стал католиком и умер католическим монахом. Я привел классические примеры, их можно привести тысячи, но, повторю, важно другое: что государство в то время не смотрело, как и в каком направлении воспитывались дети высших сословий. А эти дети действительно не имели где получить высшее образование. Приглашаю вас подумать о том, что мы сейчас делаем в этой области, что делает наше нынешнее государство и что наша церковь сейчас должна делать, чтобы дети получали образование не только в Америке или в Англии.

Это тот исторический фон, на котором развивалось все, что было связано со святителем Филаретом. При Александре I на смену протестантскому немецкому и католическому пришло другое. В Россию хлынули всевозможные течения мистицизма, католического и протестантского, квиетические настроения, масонство и так называемое «внутреннее христианство», которое воспитывало в людях представление, что обряды — это просто внешняя одежда, которую надо сбросить, чтобы дойти до внутреннего. А «внешняя одежда» — это православная церковь. И о ней писали с презрением, что суеверное греко-православное исповедание надо отодвинуть, чтобы дойти до подлинного внутреннего христианства.

В связи с распространением этого мистицизма появилась необходимость действительно какого-то образования. И Александр I со своими ближайшими сподвижниками — графом М.М. Сперанским и князем А.Н. Голицыным (в то время министром «сугубого», двойного Министерства — духовных дел и народного просвещения) задумали благое дело. Они задумали дать людям в руки Священное писание. В связи с этим начинается история Библейского общества и двойного министерства князя Голицына, с которыми тесно была связана в дальнейшем деятельность свт.

Филарета. Когда в России открылось Библейское общество (а президентом Общества стал князь Голицын), то под покровительством Александра оно быстро превратилось в особое ведомство руководящих и ответственных лиц из правительственных кругов (как и сейчас: стоит только правительству куда-то повернуться, как все чиновники в этом направлении бегут участвовать). И в результате в России появилась масса западных мистиков и пропагандистов, связанных с распространением Протопр. Виталий Боровой • Святитель Филарет Московский… слова Божия. Библейское общество было внеконфессиональной организацией, где участвовали все. Члены Синода были отодвинуты от этого, а Библейское общество получило почти автокефалию, практически автономные права и покрыло своей сетью всю Россию, во всех губерниях были его отделения. Началось действительно нужное и хорошее дело — переводы Священного писания на языки народов России и распространение Библии. Но, к сожалению, в этом участвовала не только наша церковь, но и те, кто приехал с Запада — методисты, гернгутеры и т. п. Они вызывали раздражение у народа, но все это было более-менее терпимо до тех пор, пока Библейское общество переводило Библию на языки народов России. Когда же дело коснулось перевода на русский язык и распространения Библии для русского народа, немедленно возникла оппозиция среди по-настоящему духовно настроенных православных деятелей и священников. Этим воспользовались и разного рода «ревнители» — фанатики, лицемеры, которые не думали о настоящем образовании народа, а только жили благочестивыми словами. Пошли толки об опасности для православной веры от распространения в народе Писания на русском языке:

видимо, боялись, не заменит ли Библейское общество нашу церковь. Говорили, что, поскольку это собрание всех христианских исповеданий, здесь вырабатывается какая-то всеобщая религия, которая предполагает заменить православие.

Особенно прославился своей борьбой против Библейского общества, а потом против митр. Филарета, известный фанатик архимандрит Фотий (Спасский). Он окончил Новгородскую семинарию, один год учился в петербургской Академии, потом получил покровительство графини Орловой. (Пушкин говорил о ней, что она — «благочестивая жена, душою Богу предана, а грешной плотию — архимандриту Фотию».) Фотий резко выступил, он написал императору и многим другим, что готовят какую-то библейскую религию, смесь вер, что православную веру устранили, что это есть отступление от веры Божией — апостольской, евангельской, православной. Что все это, собственно говоря, есть действие грядущего антихриста. Это еще не возымело бы своего действия, поскольку все понимали, что Фотий — лицемер и изувер, но он употребил самый действенный аргумент, который и сейчас может действовать: когда чего-то хочешь достигнуть, власти не надо приводить выспренные соображения, ссылаться на богословие, философию, а надо указать на политическую опасность, и это будет самый сильный аргумент. Пока Труды преподавателей Свято-Филаретовского института Фотий говорил, что это отступление от православия, и так дальше, Александр не особенно слушал, но когда он завопил, что это приближающаяся революция (а влияние радикальных революционных идей французской революции в России действительно стало распространяться), то это возымело действие.

Все это привело к закрытию Библейского общества в 1824 году.

Закрыли и «сугубое министерство», а во главе просвещения стал бывший адмирал А.С. Шишков, ярый противник Библейского общества и переводов на русский язык. Он даже отрицал существование русского языка. Он говорил, что существует только один язык — славянский, а то, что называют русским, — это только язык простонародья, и перевод со славянского на русский — злейшая ересь. Он говорил, что есть два языка: язык веры — это славянский язык в церкви, и язык страстей, разврата — это язык театра, и простонародный русский язык — тоже язык страстей.

Слово Божие по-русски, по его мнению, — это умышленное умаление священного достоинства слова Божия. Он даже говорил:

ну как можно заменить слова, вышедшие непосредственно из уст Бога, — славянские слова? Это не анекдот, это есть в документах.

При этом Шишков, по своим личным убеждениям был ультраправославный, искренний патриот, а по своим личным богословским убеждениям (есть доказательства!) он был склонен к социнианству. т. е. был антитринитарием. Он считал, что для России нужно православие традиционное: он сам в это православие не особенно верил, но считал, что нужно вот такое. И чтение священных книг, по его мнению, ведет к тому, чтобы истребить православие, возмутить Отечество, произвести междоусобия и бунты. Он писал, что Евангелие, должно находиться в церкви для вынесения к народу во время богослужения, а не в домашнем обиходе и не для того, чтобы читали верующие. Это будет унизительно для Священного писания, если оно будет дома, в семье, это уронит его важность и произведет только ересь и раскол.

Неприлично таким молитвам, как «Верую» и «Отче наш», или заповедям Божьим — быть переложенными на простонародное наречие. Так в политике правительства и в церкви — уже при императоре Николае и митрополите Петербургском Серафиме (Глаголевском), при Шишкове, при обер-прокуроре Н.А. Протасове и еп. Афанасии (Дроздове), ректоре Петербургской духовной академии, — начался так называемый обратный ход. «Обратный ход» — тут думайте и про нынешнее время, в истории часто будет употребляться обратный ход. Во время «обратного хода» в Протопр. Виталий Боровой • Святитель Филарет Московский… церкви сверху насаждались обскурантизм и охранительная схоластика — в богослужении, в духовном просвещении. «Тесное время в церкви и осада», по выражению митрополита Филарета, которому пришлось пережить это гонение на духовное просвещение, находясь в постоянном борении с воинствующим обскурантизмом мнимых ревнителей и с диктатурой во внутренней жизни церкви, основанной на обер-прокурорском всевластии.

Святитель Филарет служил духовному просвещению в смутное, тяжелое время, полное противоречий. Какие же заветы оставил святой отец нашему времени, страдающему от подобных, но еще более острых противоречий? Понять это нам поможет весь опыт его жизни и основная направленность его святительских поучений. В первую очередь, это касается очень актуального, и сейчас актуального, вопроса о свободе и независимости церкви в ее взаимоотношениях с государством и обществом. Святитель жил под сенью разрушительных для церкви последствий петровских реформ, когда глава государства, царь, официально назывался главой церкви, но государственная власть не ограничивалась областью церковного управления, она вмешивалась и во внутреннюю церковную жизнь и стремилась подчинить эту внутреннюю жизнь чиновникам. Направления в политике менялись. В эпоху Александра I и Священного Синода это было так называемое внутреннее христианство, и вместе с ним господство западного мистицизма и масонства в николаевскую эпоху это было «истинное древнее вероучение», определяемое чиновниками по случайным выступлениям ревнителей типа архимандрита Фотия. Политические и идеологические начала у государственной власти менялись, но смысл государственного притязания всегда оставался одним и тем же — и в те времена, и в советские, еще худшие. Оно начинает появляться и в настоящее время.

«Осада церкви», ее «вавилонское пленение», как говорили тогда, выражалось и в духовной ориентации тех, кто занимал в ней высокие посты. Упоминавшийся выше князь А.Н. Голицын, обер-прокурор Синода, масон и мистик, официально считался православным. Его преемник А.С. Шишков, как тоже уже говорилось, ультраправославный патриот, насадитель «истинного православия», по своему убеждению был антитринитарием.

Одно время министром просвещения был князь К.А. Ливен, прибалтийский немец, который совершенно открыто был приверженцем секты моравских братьев и, будучи министром, слуТруды преподавателей Свято-Филаретовского института жил литургии в этой секте. Обер-прокурор С.Д. Нечаев был известным московским масоном и очень определенным противником православных. Его преемник граф Н.А. Протасов, был воспитанником иезуитов (его гувернером был иезуит), и он окружил себя в Синоде и в своем управлении помощниками и советниками из Полоцкой иезуитской униатской коллегии. Его ближайший помощник К.С. Сербинович открыто проводил линию этой коллегии на латинизацию всей системы нашего духовного просвещения. И что совершенно логично, католические симпатии у Протасова, Сербиновича и других идеально согласовывались с их поддержкой ультрапатриотов, ультраправославных «ревнителей». Потому что они считали, что эти люди делают полезное, когда выступают против митр. Филарета и против настоящего православного просвещения. Протасов и Сербинович, как иронически говорил свт. Филарет, давно внесли его в списки упорных лютеран, он всегда был у них под подозрением, хотя они все же не оставляли надежды использовать его в своих целях.

Общее впечатление у святителя от этого времени и от этих ревнителей хода вспять было самое мрачное.

Тесное время, время, которое заставляет зорко смотреть за каждым шагом.

Не тени ли это бродят и кружатся вокруг!.. [Цит. по: 2, с. 217].

Тогда эти «тени» бродили и кружили вокруг, и сейчас тоже.

Святитель Филарет прямо и откровенно говорит о гонениях:

Ныне выискивают грехи наши, чтобы ради их забирать дело правления в свои руки и Церковь сделать ареною честолюбивых подвигов.

Церковь в осаде, — таково впечатление Филарета.

На вид кажется, что хлопочут о делах веры, о деле православия; даже только и слов с человеком незнакомым, чужим, что православие и вера; а все это на языке сердца означает: наше дело политика, все прочее дело стороннее...

Как странно жить среди таких людей. Боишься и страшишься за свою душу, не унесли бы и ее бури помышлений в погибельную пропасть суеты земной.

Ныне и завтра, сейчас и в следующий час об одном заставляют думать: то думать о том, как бы не запутали тебя в какую-либо интригу, то судить и даже осуждать интриганов, ставящих веру и святыню на какую-нибудь ленту, а часто и на улыбку знати высшей... [Там же, с. 217].

Протопр. Виталий Боровой • Святитель Филарет Московский… Сквозь суету и смуту событий святитель видел и угадывал грозные знамения надлежащего и праведного прещения Божия.

«Наступают лукавые и судные дни», — говорил он. Он пророчески предостерегал:

Кажется, уже и мы живем в предместьях Вавилона, если не в нем самом...

Прискорбна душа моя, мне кажется, что суд начинающийся от дома Божия, более и более открывается... Как густо идет дым из студенца бездны, и как высоко поднимается, — это прямое указание святителя на наше апокалиптическое будущее [3, с. 7]. Последние слова взяты из Откр 9:1–2. Там сказано: «Пятый ангел вострубил, и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладезя (по-славянски “студенца”) бездны. Она отворила кладезь бездны, и вышел дым из кладезя, как дым из большой печи, и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладезя». И мы подобное пережили — это не свт. Филарет говорит, это я говорю. Святитель видел исход во всеобщем покаянии за многие, особенно за последние годы. Он говорил про свое время и с горечью сознавался, что количество прегрешений, накопленных не одним уже веком, а всей нашей историей, едва ли не превышает силы и средства их исправления. Для подлинного исправления, прежде всего, нужен внутренний творческий подъем, собирание и обновление духовных сил, нужно усиление творческой активности, укрепление и усиление церковной и пастырской свободы. В противовес государственному наступлению свт. Филарет думал о восстановлении живого единства поместного епископата, осуществляемого постоянным совещательным общением сопастырей и епископов и закрепляемого во временных малых съездах, малыми соборами, пока не наступит нормальное время для функционирования настоящего, постоянного соборования, поместного собора. В 1917–1918 гг. этот процесс начался, но поздно, собор фактически разогнали.

В петровские времена пастырская и просветительская деятельность церкви была скована не только внешними «программными» ограничениями, но и внутренним бессилием духовенства, искусственно превращенного государственной властью в замкнутое сословие, насмерть запуганное, социальное низкое и презираемое. Этот страх и запуганность до сих пор в наших душах, усиленные в тысячу раз за советское время. В таких условиях вполне понятно и естественно творческое бессилие духовенства в деле Труды преподавателей Свято-Филаретовского института духовного просвещения вверенного его пастырскому попечению народа. И святитель считал необходимым требовать от пастырей церкви духовного, христианского просвещения народа, но основанного на настоящем богословии. Необходимость разумного понимания веры всегда им утверждалась.

Святителю не удалось систематически изложить свои взгляды на отношение церкви и государства, на соборное начало в церкви, на богословское и духовное образование. То, что он писал, — это только «Записки» на книгу Бытия, «Начертание церковно-библейской истории» (они утратили свое значение), «Разговоры между испытуемым и уверенным в православии Восточной греко-российской церкви» и, наконец, его знаменитый «Катехизис». Но все это было богословствованием от случая к случаю, в основном с церковного амвона и в многочисленных письмах, резолюциях, мнениях. Основное издание его проповедей — 5 томов, собрание мнений и отзывов по учебным, церковным и государственным вопросам — 6 томов, полное собрание резолюций — 3 тома все это издано. Отдельно издано собрание мнений и отзывов по делам Восточной православной церкви и отдельно — мнения, отзывы и письма по разным вопросам. Есть и много других подобного рода изданий материалов митрополита Филарета.

У святителя Филарета мы не найдем связанной, целостной и разработанной системы богословия и христианского просвещения, так как в своей деятельности он всю жизнь был прежде всего епископом и богословствовал скорее по случаю, по поводу. Но из оставленного им огромного, богатейшего материала, из его мыслей и поучений видно, что у него была целостная и ясная система богословских убеждений и размышлений, сконцентрированная вокруг трех основных идей, знаменующих богословское и святоотеческое дело его жизни и учения. Первое — это пафос защиты и утверждения богословской свободы творчества. Второе — это переход в богословии и в духовном просвещении на русский склад и язык; по тому времени это был трудный и важный шаг. И третье — богословствование по первоисточникам, прежде всего, на библейских основаниях и в духе древних святых отцов. В свое время он был зачинателем и самым ярким выразителем этого богословствования, а после него последователями в этом деле были все наиболее знаменитые русские богословы второй половины XIX и начала ХХ века, до революции. И сейчас наше богословие должно жить этим.

Протопр. Виталий Боровой • Святитель Филарет Московский… Митрополит Филарет в деле духовного просвещения в церкви настоятельно подчеркивал необходимость богословствования как обязательной и неотъемлемой части в составе христианского просвещения и в системе целостной духовной жизни. «Христианство не есть юродство или невежество, но Премудрость Божия», — постоянно напоминал он [2, с. 172]. Верующий христианин не должен и не смеет оставаться при одних только начатках, элементах Христова учения. Только в постижении и разумении истины складывается и образуется совершенный Божий человек.

«Богословие рассуждает», — это любимое выражение святителя Филарета. Он говорил, что заповедь рассуждения, заповедь богомыслия дана не многим, это дано всем. Он постоянно призывал к тому, «чтобы никакую, даже в тайне сокровенную премудрость не почитали мы для нас чуждою и до нас не принадлежавшею, но со смирением устремляли ум свой к божественному созерцанию»

[4, с. 148]. Богословие не может и не должно быть только школьным предметом или дисциплиной, но живым деланием. Недостаточно иметь и хранить веру, вера должна стать живым началом и средоточием жизни. И потому в своем «Катехизисе» в качестве начального огласительного поучения святитель обращал к каждому, именно к каждому, краткую, сжатую систему богословия, причем не для запоминания, зазубривания, а для усвоения ее испытующей мыслью и душой. Митр. Филарет стремился сделать богословие и христианское просвещение общедоступным, понятным и действенным в жизни русского народа и русского общества. В этом основной смысл его борьбы за русский язык в переводах Слова Божьего, в богословии, в преподавании и во всей системе христианского просвещения. Он ясно сознавал апостольскую и миссионерскую ответственность церкви за удовлетворение религиозных запросов и потребностей русского народа и его жажды духовного наставления, обучения, христианского просвещения. Он остро чувствовал потребность народа в живом и действенном воцерковлении русской культуры и всех творческих аспектов общественной жизни того времени. Он понимал, что этого нельзя достичь обличительством, анафемой, запретительными мерами и охранительными страхами. Святитель считал, что для этого нужно пастырское вразумление, научение, проникнутое духом любви, наполненное положительным учительством. Поэтому с таким вдохновением он принимал участие в работе Библейского общества по переводам и распространению Священного писания на языках, доступных и понятных народам России, осоТруды преподавателей Свято-Филаретовского института бенно же в распространении Слова Божьего по-русски. Он скорбел, что это надо делать с помощью иностранцев. Он считал, что это должна делать сама наша церковь, что это наша обязанность.

Это и сейчас наша обязанность, а иначе — тьма-тьмущая иностранцев сюда придет и сделает это дело за нас, но против нас.

Митр. Филарет прямо и открыто защищал библейское дело и доказывал, «что самое желание читать Священные книги есть уже залог нравственного улучшения» (цит. по: [2, с. 171]). На вопросы «ревнителей», для чего нужно сие новое заведение в деле столь древнем и не подлежащем изменению, как христианская Библия, святитель отвечал:

Для чего сие новое заведение? Но что здесь нового? Догматы, правила жизни? Но Библейское общество не проповедует никаких, а дает в руки желающим книгу, из которой всегда истинной церковью были почерпаемы, ныне почерпаются и православные догматы и чистые правила жизни.

Это, говорят, новое какое-то общество. Новое общество? Но сие не вносит никакой новости в христианство, не производит ни малейшего изменения в церкви». «Спросят, — он говорит, — для чего сие заведение иностранного происхождения?.. В ответ… можно было бы указать любезным соотечественникам на многие вещи, с таким же вопросом: для чего они у нас не токмо иностранного происхождения, но и совершенно иностранные».

[См. там же, с. 171].

Святитель знал, что за библейское дело должна взяться сама православная церковь, и самоотверженно боролся с «обратным ходом», с реакционным запретительством, охранительством и с разного рода страхами тогдашних мнимых ревнителей, которые, как он говорил, «тамо убояшася страха, идеже не бе страх», и требовали запретить русский язык в переводах Слова Божия, и даже запретить мирянам читать Библию, говоря, что «от чтения сей священной книги люди с ума сходят». Тогдашнее военное управление запретило кадетам читать Священное писание по-русски на том основании, что, якобы, двое из них от этого сошли с ума.

Говорили, что Священное писание «только для церкви потребно и для попов одних годно». Некоторые ревнители шли еще дальше и утверждали, как еп. Афанасий (Дроздов), ректор Петербургской духовной академии, необычайный обскурант, что для него существует только «Исповедание» Петра Могилы (начала XVII века, с католическим влиянием) и Кормчая — и больше ничего не надо, ибо — дальше его подлинные слова — «со Словом БожиПротопр. Виталий Боровой • Святитель Филарет Московский… им еще не спасешься, а с церковными книгами спасешься». Митр.

Филарет говорил о нем, что еп. Афанасий «веровал в церковные книги более, нежели в Слово Божие».

Знаменитый богослов, историк церкви, патролог, архиепископ Черниговский Филарет (Гумилевский) писал о ревнителях типа еп. Афанасия и архим. Фотия: «Такой человек будет жечь людей на костре и, однако, будет оставаться в полной уверенности, что делает все это на пользу церкви». Этот же еп. Афанасий утверждал, что все русские богословы до него были неправославными, и сейчас богословы неправославные. Такой всеобщей атмосферой обличительства, запретительства и подозрения учителя в духовных школах, семинариях, академиях были так напуганы, что молчали, будучи неуверенными в себе и в своем будущем. Современники этого наступления неистовых ревнителей на всякое отклонение от уставного благочестия в области богословской мысли и толкования Слова Божьего свидетельствовали, что из страха быть обвиненными в разного рода мистических, еретических увлечениях и заблуждениях, стали избегать и Макария Египетского, и Исаака Сирина. Умная сердечная молитва была уничтожена и осмеяна как зараза и пагуба. Святителю Филарету пришлось даже доказывать, что позволительно писать новое толкование на послания апостола Павла, несмотря на то, что на них уже давно написал свое объяснение Иоанн Златоуст. Святитель комментировал это довольно едко:

Дым ест глаза, а они говорят: так едок солнечный свет! Задыхаются от дыма и с трудом выговаривают: как вредна вода от источника жизни! (т. е. от Священного писания — В.Б.) [2, с. 171].

Это был дух пугливого и молчаливого неделания, страх, что богословствование и толкование Священного писания на русском языке привлечет внимание непросвещенных простых людей к вопросам веры и приведет к неосновательным толкованиям, толкам и загадкам. Размышляя о пагубных последствиях для нашей церкви и для России таких запретительных и охранительных мер, знаменитый наш поэт Жуковский, хорошо знавший и понимавший суть всего происходившего у него на глазах, писал своему духовнику, веймарскому протоиерею Иоанну Базарову:

«В Германии от самотолкования произошло безверие. У нас от нетолкования происходит мертвая вера. Почти то же самое, что без веры». И далее: «И едва ли мертвая вера не хуже самого безвеТруды преподавателей Свято-Филаретовского института рия. Безверие есть бешеный живой враг, он дерется, но его можно одолеть и победить убеждениями. Мертвая вера есть труп, что можно сделать из трупа?».

За свою стойкую преданность делу христианского просвещения нашего народа и непрерывные усилия, направленные на то, чтобы сделать Священное писание доступным и понятным для всех с распространением библейских книг Ветхого и Нового завета в переводах на языки всех народов России, особенно же на русский язык, с толкованиями святых отцов, — за все это святитель Филарет был постоянно на подозрении у властей и у ревнителей «обратного хода». Одно время его хотели удалить на Кавказ. Его «Катехизис» был запрещен за то, что «Верую…», «Отче наш», заповеди блаженства были там на русском языке, а не пославянски — это ведь рассматривалось тогда как орудие революционных замыслов. Как же дерзнуть на перемену слов, «почитаемых исходящими из Уст Божиих»! И это несмотря на то, что «Катехизис» Филарета был утвержден Святейшим синодом — на самом высоком уровне.

Архим. Фотий громогласно называл «Катехизис» Филарета «канавною водою», то есть сточною водой, куда сбрасываются фекальные отходы. Он обвинил Филарета в якобинстве, ибо, по словам Фотия, Филарет «действовал на перевод Библий с таким намерением, чтобы скорее дать новый вид Слову Божию, споспешествовать тем неверию, нововведениям и всем церковным соблазнам» [3, с. 23]. Своим «Катехизисом» и русским переводом Филарет «подвизался за богоборное сонмище». Сила этого «болезненного и вредного» дела библейского перевода была такова, что «догматы церковного учения явно ниспровергала или сомнение давала на истину православного учения и предания»

[там же].

Шишков, Фотий и прочие ревнители добились своего. Как свидетельствует киевский митрополит Филарет (Амфитеатров), на русские переводы Ветхого завета, особенно на Пятикнижие Моисеево, было воздвигнуто гонение под предлогом того, что как бы простой народ не соблазнился этим на совращение в ветхозаветные обрядовые законы, «на впадение в молоканство и в жидовство». Это обвинение выдвинул известный реакционер М.Л. Магницкий. Власти вследствие этого опасения «нашли нужным предать огню на кирпичных заводах несколько тысяч экземпляров пяти книг славного пророка Моисея, переведенных на русское наречие в Санкт-Петербургской духовной академии и напечатанПротопр. Виталий Боровой • Святитель Филарет Московский… ных». Добились ревнители «обратного хода» и высочайшего появления — царского «Указа об охранении книг Священного писания в настоящем их виде неприкосновенными», т. е. о том, что их нельзя переводить.

Это высочайшее повеление и запрещение его «Катехизиса» изза русского текста молитв вызвало откровенное негодование свт.

Филарета. Он говорил:

Так дела вести нельзя и опасно. Я страшусь за последствия подобных действий, которых не желалось бы и от которых избавить силен всеконечно Един токмо верховный Кормчий Своей Святой Церкви — Господь Иисус Христос [3, с. 29].

На запрещение «Катехизиса», утвержденного Святейшим синодом, свт. Филарет отозвался резко и прямо.

Не знаю, о чем идет дело, но не представляется иной догадки, как что дело идет о православии. Непонятно, кем, и как, и почему приведено ныне в сомнение дело, столь чисто и совершенно утвержденное всем, что есть священного на земле. Не великая была бы забота, если бы сомнение угрожало только личности человека, бывшего орудием сего дела; но не угрожает ли оное иерархии? Не угрожает ли церкви? Если сомнительно православие «Катехизиса», столь торжественно утвержденного Святейшим синодом, то не сомнительно ли будет православие самого Святейшего синода? Допущение сего сомнения не потрясет ли иерархии до основания, не возмутит ли мира Церкви? Не произведет ли тяжкого церковного соблазна? [3, с. 25].

«Не велика была бы забота, — говорит он о себе, — если бы сомнение угрожало только личности одного человека» — его самого, бывшего орудием всего дела, но не угрожает ли это иерархии, не угрожает ли церкви?

После этих процессов святителя Филарета уже не вызывали для присутствия в Синоде, он вернулся в Москву. В Москве он жил в опале. При отсылке оставленных им в Петербурге вещей, было сделано, как он сам выражается, «тайное изыскание» (обыск) — не заперты ли в сундуках ереси. Однако его правое дело победило, «Катехизис» был снова разрешен и стал классической и совершенно официальной книгой нашей церкви для наставления в православной вере, являясь таковой и по сей день. В 1858 г.

состоялось синодальное определение и было дано высочайшее повеление — указ императора о русском переводе Библии. В году вышел Новый завет, а Ветхий завет — в 1868 году, уже после кончины великого святителя.

Теперь то, что я скажу, будет относиться ко всем нам, ко всей нашей церкви, но особенно ко всем вам, здесь сидящим. Святителю приходилось часто, как выразился о нем А.С. Хомяков, «управлять окольными путями», чтобы не подавать лишнего повода к нападению. А дальше его слова: «чтобы не подстерегли и не нанесли нечаянного удара». Святитель сам говорил своим ученикам и последователям о необходимости осторожности и сдержанности в словах и заявлениях. Он говорил: «Жаль, если те, на которых ищут случая напасть, сами подают случай и повод к нападению». И святитель был очень осторожен, сдержан, никогда не говорил так, как я, спонтанно, всегда читал по написанному.

А теперь — самое важное для всех нас, и для вас особенно. Я прочитаю вам заветы святителя, высказанные им в его слове к Обществу любителей духовного просвещения. Это было в 1862, 1863, 1864 годах, когда он жил в Москве в опале. Любители духовного просвещения обратились к нему с письмом за советом и с просьбой стать членом их Общества. Филарет написал им. А сейчас он говорит это вам — святитель, отец церкви. Именно вам, и всей нашей церкви, всем тем, кто будет участвовать в деле духовного христианского просвещения нашего народа.

Приветствую, отцы и братья, ваш новый добровольный союз, в который собрала и соединила вас любовь к духовному просвещению, заключающая в себе любовь к Богу, к вере, к благочестию, к православной Церкви, любовь к вашим собратьям, также сознающим нужду и питающим желание углубить и расширить свои духовные понятия, но не имеющим для того средств и пособий, — наконец, вообще, любовь к чадам церкви и желание оказать духовную помощь людям, при некоторой теплоте веры нуждающимся в чистом свете истины, или преследующим призрак истины и мечты, благополучия, но лишенным или самих себя лишающим жизни по вере и надежды блаженства (это он имел в виду то, что у нас сейчас, — нынешнее наше общество, над которым мы обязаны трудиться. — В.Б.).

Не сомневаюсь, что так понимаете вы настоящий союз ваш и в сем значении с надеждой призываю ему благословение Отца Светов.

Вспомним некоторые черты, которыми духовное просвещение или, что то же, духовную мудрость, изображает апостольское слово: «Яже свыше мудрость, первее убо чиста есть, потом же мирна, кротка, благопокорлива (Мудрость, сходящая свыше, во-первых, чиста, потом мирна, скромна, Протопр. Виталий Боровой • Святитель Филарет Московский… послушлива)» (Иак 3:17). Не подумаем, что это выше настоящего вашего предприятия, потому что апостол говорит о премудрости свыше. «Всякое даяние благо и всяк дар совершен свыше есть, сходяй от Отца Светов» (Иак 1:17).

Не только совершенную «Господь дает премудрость», но и в малом начатке «от лица Его познание и разум» (Притч 2:6). Итак, трудящиеся в пользу истинного просвещения должны иметь в виду и в соображении черты, отличающие истинную мудрость, дабы произведение труда их не оказалось обезображенным и дабы вместо истинной мудрости не явилось у них ложное мудрование.

Мудрость христианская должна быть чиста, — чиста по ее источнику, по ее побуждениям и цели. Ее чистый источник есть Бог — Его Слово, заключенное в священных писаниях, уясненное церковными определениями, учением и духовными опытами богомудрых мужей. Ее чистая цель также есть Бог — Его познание во Христе и Ему благоугождение блаженнотворное.

Деятельное нужно внимание для охранения сей чистоты от нечистых влияний не смиренного разума, который сам хочет быть источником истины;

который не признает своих пределов пред бесконечным и непостижимым;

который, истину вечную находя старой, имея побуждением любопытство и целью тщеславие, без разбора гоняется за новым и как руководительному началу следует духу времени, хотя бы это было время предпотопное; который, ленясь потрудиться, чтобы вникнуть в истинную область духа, погружается в вещество и здесь погрязает.

Мудрость христианская мирна, и подвизающийся для нее должен быть мирен. Он должен быть мирен в себе, не взволнован страстями. Только в тихой, а не волнуемой воде отражается образ солнца; только в тихой, не волнуемой страстями душе может отразиться высший свет духовной истины.

Мирным нужно быть любителю мудрости и в отношении к другим, «не словопретися, — как учит апостол, — ни на кую же потребу, на разорения слышащих» (2 Тим 2:14), и если нужно стать за истину против нападающих на нее, должно делать это со спокойной твердостью, без раздражения, так, чтобы можно было потом сказать себе по совести: «с ненавидящими мира бех мирен» (Пс 119:6).

Мудрость христианская кротка. О сем качестве, кажется, особенно нужно в настоящее время напомнить имеющим притязание на просвещение или на служение просвещению. Дух порицания бурно дышит в области русской письменности. Он не щадит ни лиц, ни званий, ни учреждений, ни властей, ни законов. Для чего это? Говорят, для исправления (как теперь. — В.Б.). Но мы видим, как порицание сражается с порицанием удвоенными и утроенными нападениями, и ни одна сторона не обещает исправиться. А что, в самом деле, должно произойти, если все будет обременено и все будут обременены порицаниями? Естественно, уменьшение ко всему и ко всем уважения, доверия, надежды. Итак, созидает ли дух порицания или разрушает?

Летят с разных сторон стрелы порицания и на наше звание. Примем их «бронею правды» (Еф 6:14) и постараемся отвечать на справедливые порицания, по возможности, исправлением, на несправедливые — терпением.

Прискорбно, что даже внутри нашего стана явились «господие стреляний»

(Быт 49:23) (это воинствующие друг с другом полемисты. — В.Б.), которые иногда против братьев своих «наляцают» лук, в повременных изданиях и в книгах. Вы, братья, не допускаете и не допустите подобного. Не забудете слов Премудрого: «кроткий муж сердцу врач» (Притч 14:30), так как и напротив, жестокое слово не врачует, а прилагает к болезни болезнь.

Мудрость христианская благопокорлива. Она проповедует и дарует свободу, но с тем вместе учит «повиноваться всякому начальству Господа ради»

(1 Пет 2:13). Нынешнее мудрование много разглагольствует о свободе, но нередко забывает о повиновении Господа ради и производит непокорливость. Ревнители истинного просвещения должны поднимать дух народа из рабской низости и духовного оцепенения к свободному раскрытию его способностей и сил, но в то же время утверждать его в повиновении законам и властям, от Бога поставленным, и охранять от своеволия, которое есть сумасшествие свободы» [4, с. 557–559].

Дорогие мои братья и сестры, это особенно важно сейчас для всей нашей церкви, независимо от всяких различных мнений, расхождений внутри нее. Со всех сторон нас обступили. Пред нами стоят величайшие задачи. Мы не подготовлены, слабы, но мы должны справляться с этими задачами просвещения. И если мы начнем воевать друг с другом, то победителем будут другие.

Нам надо всем объединиться вокруг церкви, вокруг Святейшего патриарха, вокруг нашего Синода, епископов. Мы все должны объединиться и делом доказывать пользу нашего просвещения, а не быть во взаимной вражде. И не давать повода, как говорил сейчас святитель, тем, кто ищет повода. В одной из газет я сейчас читал замечательное — вы меня простите за это глупое лирическое отступление — изречение, там шла речь о полемиках, о несогласиях нынешних. Так там один остроумец сказал: сейчас положение такое, что всякий еретик — тот, кого я хочу сжечь.

Святитель говорит: «Вот мысли, которые встретились мне при вашем, братья и сестры, вступлении на новое поприще деятельности, близ которого и меня поставили вы вашим избраннием.

Что скажу в ответ на сие избрание? Уже не время мне обещать вам удовлетворительную в отношении к вашему обществу деяПротопр. Виталий Боровой • Святитель Филарет Московский… тельность, и потому, может быть, справедливо было бы отказаться от вашего избрания. Однако не отказываюсь, потому, что не могу по сердцу оставаться в отношении к вам чуждым. По мере сил и возможностей будем пещись об общем деле и друг о друге»

[4, с. 559–560].

Это сказал святитель Филарет нам всем.

Литература 1. Бердяев Н.А. Русская идея: Основные проблемы русской мысли XIX в. и начала XX в. // Бердяев Н.А. Русская идея. Судьба России. М., 1997. с. 3–220.

2. Флоровский Георгий, прот. Пути русского богословия. Париж, 1983.

3. Флоровский Георгий, прот. Филарет, митрополит Московский // Путь.

№ 12. Август. 1928. С. 3–31.

4. Филарет [Дроздов], митр. Ответ Обществу любителей духовнаго просвещения, на избрание попечителем онаго // Его же. Слова и речи.

Т. 5. М., 1882.

М.В. Шкаровский Новомученицы и исповедницы — духовные дочери святого Иоанна Кронштадтского Беспрецедентные со времен преследования христиан в первые века нашей эры гонения на христианство в советской России стали причиной появления целого сонма новомучеников и исповедников, значительную часть которых составляли женщины.

Между тем их имена до сих пор в подавляющем большинстве остаются неизвестными. Так, из 30 тысяч биографий новомучеников, содержащихся в настоящий момент в базе данных Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, лишь около трех с половиной тысяч составляют женские биографии: 83 игумений, 3200 монахинь и послушниц и немногим более 200 мирянок.

Между тем именно подвиг женщин во многом позволил Русской православной церкви выстоять в эпоху жестоких гонений.

Они не только составляли большую часть паствы, но и преобладали среди членов приходских советов, особенно в конце 1930-х годов, когда значительная часть этих членов подвергалась репрессиям. Кроме того, тысячи жен, невест, духовных дочерей добровольно последовали за сосланными или арестованными священнослужителями в места отбытия наказаний и зачастую спасали их там (для сравнения: за декабристами в Сибирь последовали лишь девять жен и две невесты). Подвиг этих женщин, за редкими исключениями, остается неизученным.

Очень мало женщин и среди 1650 прославленных в лике святых новомучеников Русской Православной Церкви. Так, например, в Санкт-Петербургской епархии из 120 канонизированных новомучеников, не считая членов императорской семьи, имеется всего лишь пять женщин: великая княгиня Елизавета Федоровна, схимонахиня Мария Гатчинская (Лелянова), члены АлександроМ.В. Шкаровский • Новомученицы и исповедницы… Невского братства Екатерина Арская и Кира Оболенская, прихожанка Сергиевского всей артиллерии собора Анна Лыкошина.

Однако в епархии было очень много достойных канонизации монахинь и мирянок, в частности, новомучениц и исповедниц — насельниц Иоанновского монастыря.

Основанный святым праведным отцом Иоанном Кронштадтским в Санкт-Петербурге в 1900 г. Иоанновский женский монастырь был любимым «детищем» батюшки, где великий святой завещал похоронить себя после смерти. Поэтому неслучайно многие ближайшие духовные дочери о. Иоанна уже при его жизни были или со временем стали насельницами Иоанновского монастыря. Некоторые из них достойны того, чтобы написать о них отдельную книгу. Но в публикуемой статье, ввиду ограниченности объема, говорится лишь о трех монахинях.

Сразу же после получения в феврале — апреле 1900 г. разрешения Святейшего Синода, епархиального начальства и императора Николая II на устройство в столице (на набережной реки Карповки) подворья Сурского Иоанно-Богословского монастыря о. Иоанн благословил быть делопроизводительницей и наблюдать за постройкой здания подворья свою духовную дочь, много лет известную ему по благотворительной деятельности в Кронштадте и глубоко преданную батюшке Анну Семеновну Сергееву.

Она родилась в 1867 г. в Петербурге в семье купца Семена Игнатьевича Игнатьева, окончила с правами учительницы Литейную женскую гимназию, затем вышла замуж за временного 2-ой гильдии купца, владельца мастерской Михаила Артемьевича Сергеева. Своих детей у Анны Семеновны не было, и в 1898 г. они с мужем удочерили только что родившуюся девочку, которую назвали Надеждой. Но оказалась, что тихая семейная жизнь не суждена была будущей игуменье. В начале 1900 г. в течение короткого времени скончались ее отец, мать и муж.

После беседы с отцом Иоанном и по благословению святого молодая вдова 24 мая 1900 г. подала ходатайство о приеме в число сестер Сурского Иоанно-Богословского монастыря, 1 июня оно было рассмотрено в Архангельской Духовной консистории, и 19 июня Анну Семеновну зачислили в послушницы обители. Около двух месяцев она проживала на родине о. Иоанна в Суре, а затем возвратилась в Петербург; 28 августа паспортную книжку Сергеевой выслали из Архангельской епархии в столицу. Вернувшись в родной город, Анна Семеновна тут же режной реки Карповки. В ее формулярном списке о том времени указано:

Проходила послушание у свечного ящика и заведовала ежедневно постройкой Сурского подворья, вела комиссионный журнал по постройке подворья 1.

11 декабря 1900 г. Анна была пострижена в рясофор на Петербургском подворье Леушинского женского монастыря иеромонахом Валаамской обители Маврикием, а 27 октября 1901 г. приняла монашеский постриг в мантию на Леушинском подворье от святого новомученика смотрителя Александро-Невского Духовного училища архим. Никодима (Кононова), убиенного в 1919 г.

в сане епископа Белгородского. При постриге ей было дано имя Ангелина.

В напутственном слове, произнесенном по принятии духовной дочерью ангельского образа, о. Иоанн заповедовал ей:

Распни себя и миру и страстям, и да воцарится в сердце твоем Христос Бог, — верою, любовию святою, усердием к Нему, молитвою, постоянным вниманием к себе, воздержанием, смирением, послушанием, кротостью и незлобием, бескорыстием. Отврати сердце твое от земли и живи умом и сердцем на небесах 2.

Всей своей жизнью матушка Ангелина исполнила завет кронштадтского пастыря.

В 1901 г. она была назначена заведующей Сурским подворьем.

Основные строительные работы успешно закончились в очень короткий срок — всего за два года, поэтому 7 августа 1902 г. Святейший Синод принял определение наградить монахиню за труды по постройке подворья наперсным крестом. В январе 1903 г. согласно просьбе о. Иоанна Сурское подворье было преобразовано в самостоятельный женский монастырь, названный Иоанновским в честь преп. Иоанна Рыльского — небесного покровителя кронштадтского пастыря. С первых дней матушка Ангелина управляла новой обителью за настоятельницу. А 18– марта 1903 г. Святейший Синод постановил:

1. Центральный государственный исторический 2. Собрание документов и материалов Иоанновархив Санкт-Петербурга (далее – ЦГИА СПб). Ф. 19. ского монастыря.

Оп. 113. Д. 4213. Л. 1–2.

Монахиня С.-Петербургского Иоанновского общежительного женского монастыря Ангелина назначена настоятельницей той же обители с возведением в сан игуменьи3.

28 марта 1903 г. монахиня Ангелина была возведена в сан игуменьи во время богослужения в Иоанновском монастыре митрополитом Санкт-Петербургским Антонием (Вадковским).

Матушка была обязана о. Иоанну не только духовными наставлениями, но и самой жизнью: 23 июля 1904 г. в Вауловском скиту Иоанновского монастыря (в Ярославской губ.) игуменья попала под лошадь и колеса коляски. Оказавшийся рядом кронштадтский пастырь чудесным образом спас тяжелораненую матушку. Духовная дочь о. Иоанна Екатерина Васильевна Духонина так писала в своем дневнике об исцелении игуменьи Ангелины:

Никто не думал, что она останется жива. Батюшка в это время усиленно молился, и она не только осталась жива, но даже не изуродовалась (осталась такой же красивой и цветущей, как была) и имела силы на другой же день вернуться с батюшкой в свой монастырь в Петербурге.

Екатерина Духонина также записала, что на выраженные одной женщиной сомнения о. Иоанн ответил:

Я сам ведь видел, как по ней переехала коляска, и она осталась жива только чудом. Господь оказал мне великую милость: услышал мою молитву и сотворил это чудо4.

Вплоть до кончины 20 декабря 1908 г. святого о. Иоанна Кронштадтского игуменья Ангелина оставалась одной из его ближайших духовных дочерей. Сохранились несколько их совместных фотографий начала ХХ в., в том числе и в Вауловском скиту. Не случайно в своем завещании от 19 декабря 1908 г. о. Иоанн именно игуменью назначил своей душеприказчицей, а почти все имущество завещал Иоанновскому монастырю 5. Последнее свое распоряжение святой сделал 19 декабря 1908 г. в 8 часов вечера. Игуменья Ангелина, проведшая при батюшке весь этот день, просила у него благословения освятить храм-усыпальницу в обители, который был давно готов, 3. Церковные ведомости. 1903. № 3. С. 91. 5. Центральный государственный архив СанктДухонина Е.В. Как поставил меня на путь спасе- Петербурга (далее – ЦГА СПб). Ф. 151. Оп. 2. Д. 90.

ния отец Иоанн Кронштадтский (Дневник духовной Л. 85–86 об.

дочери). М., 1998. С. 153, 156.

но не освящен. На эту просьбу о. Иоанн ответил: «Да, да, освятить» – и поднял руку в знак благословения. Игуменья, приняв благословение, уехала в монастырь готовиться к освящению (оно состоялось 21 декабря, а 23-го произошло погребение святого) 6.

Обитель быстро росла — в 1911 г. число сестер уже превышало двести человек. Игуменья Ангелина успешно руководила всем обширным монастырским хозяйством и духовной деятельностью обители. За свои труды 30 июня 1911 г. она была удостоена пожалованием золотого наперсного креста из кабинета Его Императорского Величества, а 6 мая 1913 г. — золотого наперсного креста с украшениями «в знак монаршего внимания к трудам на пользу Православной Церкви» 7. Настоятельница участвовала в Белгородских торжествах по случаю канонизации святого Иоасафа Белгородского. А 28 августа 1912 г. она была представлена в Петергофе вместе с членами Святейшего Синода императору Николаю II.

Церковная деятельность матушки Ангелины постепенно приобрела международную известность. Так, указом короля Сербского Петра I от 16 октября 1910 г. ей был пожалован орден св. Саввы Сербского 4-й степени. А 28 марта 1913 г. в обители состоялось светлое торжество в честь десятилетия пребывания матушки Ангелины в сане игуменьи. Литургию и благодарственный молебен совершил святой новомученик епископ Гдовский Вениамин (Казанский), в будущем митрополит Петроградский. А вечером игуменью посетили и поздравили патриарх Антиохийский Григорий IV, а также митр. Макарий (Невский) и архиеп. Евлогий (Георгиевский). В 1913 г. исполнялось 300 лет с начала царствования дома Романовых, и к этому юбилею в Петербурге был построен храм-памятник — собор Феодоровской иконы Божьей Матери. Игуменья Ангелина сделала значительные пожертвования на его содержание, в связи с чем 11 октября 1913 г. была удостоена благодарности императора, а 24 февраля 1914 г. ей высочайше пожаловали нагрудный знак почетного члена строительного комитета по сооружению храма-памятника.

В самом Иоанновском монастыре также продолжались строительные работы — были возведены новый корпус, две часовни и т. д. В августе 1913 г. игуменья обратилась с ходатайством о разрешении построить каменный трехпрестольный 6. Кончина и погребение отца Иоанна Кронштадт- 7. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 4334. Л. 3.

ского. СПб., 1909. С. 3–4.

храм-усыпальницу на 500 мест для почитателей и благотворителей обители. Но вскоре началась Первая мировая война, и все работы пришлось прекратить. У настоятельницы появились новые заботы — размещение в обители детей-сирот из Галиции, эвакуированных сестер Леснинского монастыря, организация приюта дочерей Георгиевских кавалеров и т. д. Так, в августе 1914 г. при обители был устроен лазарет на 50 коек для больных и раненых воинов. 14 сентября 1915 г. за особые труды по сформированию при монастыре лазарета императрица Мария Федоровна наградила игуменью знаком отличия Красного Креста 2-й степени. Продолжал проявлять свое расположение к игум. Ангелине и император Николай II: 29 июня 1915 г. он пожаловал ей свой фотографический портрет с «собственноручным начертанием» своего имени 8.

В первые годы после Октябрьской революции игум. Ангелина продолжала оставаться главой обители. После создания 31 августа 1919 г. приходского совета храмов монастыря она была избрана почетным председателем совета с правом решающего голоса и непременным членом президиума. Настоятельница по-прежнему лично занималась всеми сторонами жизни обители, в том числе и деятельностью приходской общины. Сохранились свидетельства сестер об этом периоде жизни игум. Ангелины. В книге воспоминаний монахини Вероники (Котляревской) говорится:

Батюшка, отец Иоанн Кронштадтский, не мог ошибиться, да и не ошибся, поставив именно ее во главе обители. Тихая, задумчивая, молчаливая, смиренная, большая молитвенница — она никогда не пыталась добиться послушания властным окриком или строгим поступком. Лучшие монахини понимали и ценили ее. Одна из них рассказывала: «Вот поспорят и поссорятся сестры, кто-нибудь из них вспылит или вообще сделает какой-либо нехороший поступок. Матушка зовет к себе провинившуюся. Та идет еще полная гнева, готовая к отпору, а матушка станет мирно расспрашивать ее, как она живет, о чем думает. В самую глубину души заглянет. И сестра уходит от нее успокоенная, утешенная с полным сознанием своей вины и недостоинства, хотя матушка ее ни в чем не упрекнула» 9.

В то же время настоятельница умела поддерживать и необходимую в обители дисциплину. Так, послушница Мария Сивко после ареста в феврале 1932 г. на допросе рассказывала:

8. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 4334. Л. 3. 9. Вероника (Котляревская), мон. Воспоминания Наша игуменья особенно нас куда-либо ходить не пускала, а если уходите, то только с ее разрешения и туда, куда она нам ходить предлагала10.

Пятнадцатилетие пребывания матушки Ангелины в сане игуменьи, исполнившееся 28 марта 1918 г., было отмечено грамотой Святейшего патриарха Тихона. Последующие же годы принесли ей много бед и лишений.

Особенно тяжелыми и трагичными стали 1922–1923 годы. Первым испытанием стала развернутая органами власти кампания по изъятию церковных ценностей «на нужды голодающих Поволжья» (в действительности голодающим пошла лишь малая их часть). Опасаясь любого обмана и подозревая всех и каждого, в феврале 1922 г. районные власти потребовали от монастыря предоставления инвентарной книги дореволюционного времени. Однако ее не было до 1919 г., все управление имуществом принадлежало руководству обители, возглавляемому игум. Ангелиной, а она не вела никакой описи инвентаря, не считая это целесообразным. Но доказать этот простой факт враждебно настроенной власти было не так-то просто. Представители духовенства, в том числе настоятельница (4 мая), вызывались по этому вопросу в милицию, где подвергались унизительным допросам. Дело приняло настолько серьезный характер, что игуменья чуть не была привлечена к суду за сокрытие инвентарной книги. Так, заведующий районным отделом управления 10 мая 1922 г. писал в ГПУ:

…То обстоятельство, что игуменья Ангелина не внесла в первоначальную опись всего имущества и ценностей и не представила в 1919 г. инвентарной книги, дает основание предполагать, что инвентарная книга ею сокрыта… а поэтому прошу дать настоящему делу надлежащий ход11.

Следует отметить, что еще в конце 1921 г. насельницы обители и прихожане ее храмов добровольно передали для помощи голодающим 936 тыс. рублей. Вопрос помощи поднимался и на общем собрании 26 февраля 1922 г., которое вновь единогласно избрало почетным председателем приходского совета игуменью Ангелину и постановило:

10. Архив Управления Федеральной службы без- 11. ЦГА СПб. Ф. 151. Оп. 2. Д. 90. Л. 121 об.

опасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области (далее – АУФСБ СПб ЛО). Ф. архивно-следственных дел. Д. П-84991. Т. 1.

Л. 209.

…Благодарить м. игуменью и всех сестер за поддержание храмов и сохранение имущества в должной чистоте и порядке, за благолепие церковных служб и вообще за все заботы об Иоанновской обители12.

Когда 19 апреля 1922 г. в монастырь пришли семь членов комиссии по изъятию ценностей, чтобы вывезти их из обители на подводах, то они встретили неожиданное, стихийно вспыхнувшее сопротивление прихожан. Несколько мирян, пробравшись на колокольню, ударили в набат. Число верующих быстро выросло почти до двух тысяч. Группа возмущенных прихожан проникла даже в покои настоятельницы, где в страхе спрятались члены комиссии. Последних спасли члены приходского совета. Вечером, согласно официальной сводке, «порядок был восстановлен войсками». Поднятый по тревоге отряд вооруженных курсантов силой разогнал собравшихся, арестовав десять человек. После этого ценности были изъяты, но власти все же решили, что необходимо возбудить судебное дело против руководства обители. И 18 мая отдел управления просил ГПУ предъявить обвинение игуменье в расхищении предметов, пожертвованных прихожанами и почитателями о. Иоанна Кронштадтского, на что якобы давало право: во-первых, отсутствие инвентарной книги, которая не велась вовсе; во-вторых — то, что были обнаружены и изъяты предметы, не включенные в опись 1919 г. (в значительной части личные вещи насельниц) 13.

Следователь Петрогубревтрибунала допросил настоятельницу 30 мая. Обвинение в расхищении оказалось абсолютно бездоказательным, и теперь игуменье ставили в вину главным образом организацию противодействия изъятию церковных ценностей.

На допросе она все обвинения категорически отвергла:

За несколько дней до изъятия ценностей в монастыре среди церковного совета сложилось определенное мнение в деле помощи голодающим, которое сводилось к тому, чтобы изъятие ценностей прошло благополучно, но по независящим от церковного совета причинам толпа первоначального изъятия не допустила… Агитации против изъятия церковных ценностей среди духовенства монастыря не велось. С моей стороны агитации против изъятия церковных ценностей не было абсолютно, и виновной себя в таковой не признаю 14.

12. АУФСБ СПб ЛО. Ф. арх.-след. дел. 14. АУФСБ СПб ЛО. Ф. арх.-след. дел. Д. П-36314.

13. ЦГА СПб. Ф. 151. Оп. 2. Д. 4. Л. 167–168.

Труды преподавателей Свято-Филаретовского института Следует подчеркнуть, что настоятельница 19 апреля лично успокаивала прихожан, уговаривая их не применять насилие.

Однако следствие не желало признать тот очевидный факт, что выступление прихожан было стихийной вспышкой народного гнева. Следователь В. Куприянов 30 мая после допроса настоятельницы, «усматривая наличность признаков преступного деяния», постановил:

Привлечь игуменью Ангелину к следствию по обвинению в допущении толпы, оказавшей противодействие власти во время изъятия церковных ценностей.

Матушка Ангелина была вынуждена дать подписку, что без разрешения губревтрибунала не станет никуда отлучаться из обители (т. е. была посажена под домашний арест) 15.

Начатое в отношении игуменьи следствие было лишь частью задуманного властями грандиозного судебного процесса над цветом петроградского духовенства. Митрополита Вениамина (Казанского) и близких к нему священнослужителей и мирян обвинили в попытке добиться изменения декрета об изъятии церковных ценностей и организации сопротивления его выполнению. Восемьдесят шесть человек предстали в качестве обвиняемых на открывшемся 10 июня судебном процессе, в том числе настоятель храмов Иоанновского монастыря прот. Иоанн Орнатский и трое их прихожан. Семерых мирян, задержанных у стен обители 19 апреля, и игуменью Ангелину власти решили на процесс «не выводить», хотя следствие по их делу продолжали;

5 июля 1922 г. Петроградский губревтрибунал вынес жестокий и несправедливый приговор: десять человек были приговорены к расстрелу. Шестерых позднее помиловал ВЦИК, а четверо, в том числе св. митрополит Вениамин, расстреляны в ночь с 12 на 13 августа 1922 г.

Следствие же по делу игуменьи Ангелины продолжалось еще несколько месяцев. Так, 4 августа Петрогубревтрибунал указал заведующему районным отделом управления командировать в следственный отдел сотрудников, проводивших 17 мая обыск в обители, для дачи показаний. А 11 августа следователь трибунала просил районные власти «по имеющемуся в его производстве делу об “Иоанновском монастыре” сообщить конкретный матеАУФСБ СПб ЛО. Ф. арх.-след. дел. Д. П-36314.

Т. 10. Л. 135–135 об.

риал о сокрытии приходским советом обители церковных ценностей» 16. Но такого материала практически не оказалось, и следствие постепенно заглохло.

Осень 1922 — начало 1923 гг. было героическим временем в истории Петроградской епархии. На захват с помощью ГПУ просоветскими обновленцами руководства в Русской Церкви духовенство и верующие ответили массовым сопротивлением.

Одной из первых в августе оформилась так называемая Петроградская автокефалия, не признававшая власть обновленческого Высшего церковного управления. Возглавляли ее епископы Алексий (Симанский, будущий патриарх) и Николай (Ярушевич). В Петроградскую автокефалию входил и Иоанновский монастырь. Так, 1 ноября — в день ангела о. Иоанна Кронштадтского — прихожане и монахини не допустили обновленцев служить в храмах и пригласили еп. Николая (Ярушевича). Однако 30 октября игуменья Ангелина и прот. Иоанн Орнатский получили извещение властей:

Отдел управления Петроградского района настоящим предлагает Вам не допускать к совершению богослужения в Вашем монастыре 31 октября и 1 ноября с. г. епископа Николая Петергофского (Ярушевича). В случае неисполнения настоящего распоряжения настоятель и игуменья будут привлечены к ответственности, вплоть до ареста17.

Одновременно милиции было предписано следить за исполнением указания. После получения запрещения прихожане и монахини «обошлись силами» своего причта, но так и не допустили обновленческих «архиереев», пытавшихся пробраться в обитель.

В ответ Петроградское епархиальное управление обновленцев 3 ноября приняло решение:

1. Распустить приходской совет Иоанновского монастыря… 3. Настоятеля церкви монастыря протоиерея И. Орнатского и игуменью или ее заместительницу вызвать на 8-е сего ноября в епархиальное управление к 2 час. дня для объяснения по данному делу18.

Но до разгрома Петроградской автокефалии власти не решились проводить какие-либо акции в отношении обители. Ситуация изменилась к весне 1923 г. В феврале были арестованы епиЦГА СПб. Ф. 151. Оп. 2. Д. 90. Л. 118, 132. 18. Там же. Ф. 1001. Оп. 7. Д. 6. Л. 72–72 об.

17. Там же. Л. 142.

Труды преподавателей Свято-Филаретовского института скоп Николай и его ближайшие помощники, под репрессивными ударами автокефалия начала распадаться. Это «развязало руки»

властям, и 12 мая 1923 г. храмы монастыря были насильно переданы новому обновленческому (живоцерковному) приходскому совету («двадцатке»).

Большинство насельниц (около 200 человек) во главе с игуменьей Ангелиной, желая сохранить обитель, остались в монастыре. Их отношения с новой «двадцаткой» были весьма напряженными, а с середины лета — открыто враждебными. Стремясь покончить с «гнездом контрреволюции», президиум Петроградского губисполкома принял решение о закрытии монастыря и принудительном выселении его насельниц из здания. В результате 14 ноября 1922 г. храмы обители были закрыты, большую часть сестер к тому времени изгнали из монастыря (лишь около человек, проявив невероятную самоотверженность и упорство, продержались в здании обители до 1932 г.).

Духовное руководство сестрами, как оставшимися в здании на набережной реки Карповки, так и изгнанными из монастыря, вплоть до своей кончины продолжала осуществлять игуменья Ангелина. В ноябре 1923 г. она со своей тетей — бывшей заведующей Вауловским скитом монахиней Евпраксией (Кононовой), казначеей монахиней Иоанной (Лежоевой) и инокиней Натальей Репиной поселилась по адресу: ул. Полозова, д. 22, кв. 37 на Петроградской стороне, сняв квартиру вблизи от нескольких семей бывших прихожан Иоанновского монастыря. При этом настоятельнице удалось вывезти часть документов обители, в том числе книгу записей ее почетных посетителей, в которой были описаны и случаи чудесного исцеления. В дальнейшем матушка Ангелина приняла схиму. В 1926 г. она тяжело заболела, чему способствовал сильный холод в квартире, которая не отапливалась из-за нехватки средств.

В январе 1927 г., несмотря на болезнь, схиигуменья навестила общину бывших сестер монастыря при Скорбященской церкви в Невском районе. Монахиня Вероника (Котляревская) позднее вспоминала:

Незадолго до своей кончины она посетила маленькую общину сестер Иоанновского монастыря, поселившуюся недалеко от церкви и часовни с иконой Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Стеклянном заводе. Сестры почувствовали ее присутствие как большой светлый праздник. Если не ошибаюсь, это было в 1927–1928 гг. Она тоже уже жила на частной квартире.

Через несколько дней она прислала юродивого нищего Мишу сказать, что ей плохо. А еще через два дня ее не стало 19.

Схиигуменья скончалась 8 февраля 1927 г. в квартире на ул. Полозова. В это время она находилась под следствием, готовился ее арест. Согласно устному преданию, матушка Ангелина молила Бога о том, чтобы умереть до ареста, не попасть в безбожные руки большевиков. Так и случилось: как только агенты ОГПУ вошли в дверь с ордером на ее задержание, схиигуменья скончалась. Митрополит Ленинградский Григорий (Чуков), служивший в конце 1920-х гг. настоятелем Николо-Богоявленского собора, записал в своем неопубликованном дневнике, что он присутствовал на отпевании матушки 10 февраля в церкви Алексия Человека Божия (ближайшей к закрытому Иоанновскому монастырю).

Отпевали схиигуменью два выдающихся архиерея: епископ Петергофский Николай (Ярушевич) — будущий митрополит Крутицкий и Коломенский, и архиепископ Хутынский Алексий (Симанский) — будущий патриарх Московский и всея Руси Алексий I. Похоронили матушку Ангелину на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры, недалеко от церкви святителя Николая. Все годы безбожия православные петербуржцы неизменно почитали эту скромную могилу, на кресте которой находились два портрета схиигуменьи: на первом она изображена одна, на другом — вместе со своим духовным отцом св. Иоанном Кронштадтским.

По свидетельству упоминавшейся монахини Вероники — келейницы св. Серафима Вырицкого, …Спустя некоторое время лаврский старец схимник Серафим видел сон: к нему пришли три игуменьи — основательница Дивеева мать Александра, Шамординская настоятельница и недавно скончавшаяся игуменья Иоанновского монастыря мать Ангелина. Они беседовали с ним и сказали, что им хорошо, что они вместе утешаются в Горних обителях, благословили, передали благословение его духовным детям и исчезли2o.

Нынешние насельницы возрожденного в 1989 г. монастыря молитвенно чтят память его строительницы и первой настоятельницы. Ежедневно схиигуменья Ангелина с сестрами поминается за проскомидией. В течение нескольких лет каждый год в 19. Мон. Вероника (Котляревская). Указ. соч. С. 15.

20. Там же.

Труды преподавателей Свято-Филаретовского института день ее памяти сестры шли на Никольское кладбище Лавры и служили панихиду. Но 29 октября 1997 г. в жизни обители произошло знаменательное событие — с благословения патриарха Алексия II состоялось обретение и перенесение останков схиигуменьи Ангелины в монастырь. Сестрам удалось прочитать на сохранившейся части схимы слова, символически отображающие подвиг схиигуменьи: «…ланиты моя дах на заушение…» и «яко кроток есмь и смирен сердцем». Гроб с почившей на несколько дней был установлен в монастырском соборе Двенадцати Апостолов, а затем, теперь уже для вечного упокоения, перенесен в храм-усыпальницу святого праведного о. Иоанна Кронштадтского. Праведница, подвижница, страстотерпица матушка Ангелина обрела благодать у Бога. Никогда не прекращавшееся почитание ее церковным народом растет.

Другой ближайшей духовной дочерью святого о. Иоанна Кронштадтского была монахиня Иоанна (в миру Анна Яковлевна Лежоева). Она родилась в 1869 г. в Петербурге в богатой купеческой семье, окончила в столице Патриотическую Рождественскую школу. Девушка с юности хотела принять монашеский постриг и замуж не вышла. О ее близости к о. Иоанну свидетельствуют письма батюшки. Так, например, 10 июня 1901 г. кронштадтский пастырь писал игуменье Леушинского монастыря Таисии, что Анна Яковлевна сопровождала его в начале июня в поездке в Сурский монастырь и пожертвовала на обитель 200 рублей. Лежоева с самого начала возведения Иоанновского монастыря принимала деятельное участие в его построении и в 1903 г. стала насельницей обители. Сначала она проходила послушание старшей свечницы, а с 1904 г. исполняла обязанности казначеи; 17 декабря 1907 г. Лежоева была определена послушницей монастыря по указу Санкт-Петербургской Духовной консистории 21.

В 1907–1908 гг. в обители был устроен храм-усыпальница о. Иоанна Кронштадтского, освященный во имя св. пророка Илии и св. царицы Феодоры (имена отца и матери батюшки).

Средства на его строительство дала, как сообщалось в периодическом издании «Колокол», одна петербургская жертвовательница, пожелавшая остаться неизвестной. Теперь известно, что это была Анна Яковлевна. Сохранилось опубликованное свидетельЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 4213. Л. 14.

ство монахини Викторины (Кореневой), считавшей мон. Иоанну (Лежоеву) своей «духовной матерью»:

На средства матушки была устроена усыпальница о. Иоанна Кронштадтского. Батюшка Иоанн говорил: «Как ты матушка приготовила мне место успокоения на земле, так я для тебя приготовлю место на небе». Сама монахиня Иоанна была очень кроткого нрава. Ее келейница говорила, что никогда не видела, чтобы матушка вышла из себя — она всегда была мирная и любвеобильная… Как духовная дочь о. Иоанна, она от него при жизни получила благословение писать записочки, класть их за образ и вынимать с молитвой, и с полной верой поступать так, как написано в записочке. Так она и поступала. Даже к нам идти или нет. Она клала записочку. И если выходило не ходить, так тогда не приходила. Так она делала каждый раз… Отец Иоанн ее сохранял, и она умерла своей смертью. Он сказал ее сестрам, что она замолит весь их род 22.

Анна Яковлевна приняла монашеский постриг в мантию с именем Иоанна от св. новомученика епископа Гдовского Вениамина (Казанского) 19 ноября 1911 г. в Иоанновском монастыре, а 9 марта 1912 г. была утверждена казначеей обители 23. Эти обязанности монахиня Иоанна успешно исполняла до закрытия монастыря в 1923 году; 29 марта 1917 г. матушке была вынесена благодарность Святейшего Синода. После образования в 1919 г. приходского совета при храмах обители мон. Иоанну избрали его членом и казначеем совета. В это время — вплоть до 1923 г. — монахиня также исполняла послушание помощницы настоятеля храмов обители.

Осенью 1923 г. матушка в числе других сестер активно боролась против закрытия монастыря и выселения его насельниц, в частности 20 сентября подписала соответствующее заявление в президиум Петроградского губисполкома. Но в конце года ей пришлось покинуть родную обитель, и, как уже упоминалось, поселиться в небольшой общине вместе с игуменьей Ангелиной и еще двумя сестрами на ул. Полозова, 22–37. Не зная, кого выбрать своим духовником после закрытия монастыря, матушка обратилась с этим вопросом к викарию Петроградской епархии епископу Гдовскому Димитрию (Любимову). Владыка ответил ей: «Лучше, чем отец Викторин, не найдешь, ступай к нему» 24. С того времени монахиня Иоанна окормлялась у духовного сына 22. Житие священномученика протоиерея Викто- 24. Житие священномученика протоиерея Викторина Добронравова. Сидней, 1991. С. 9. рина Добронравова. С. 7.

23. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 113. Д. 4334. Л. 9.

о. Иоанна Кронштадтского, известного петроградского протоиерея Викторина Добронравова, с 1919 г. служившего настоятелем церкви свт. Николая Чудотворца при Доме-убежище для престарелых актеров им. М.Г. Савиной на Петровском острове.

В конце 1927 года прот. Викторин стал одним из активных участников так называемого иосифлянского движения 25, оппозиционного советской власти и Заместителю Патриаршего Местоблюстителя митр. Сергию (Страгородскому). Протоиерей в 1927 г. входил в состав делегации ленинградских иосифлян к митр. Сергию. После неудачного исхода беседы 26 декабря вместе со своими единомышленниками он отделился от Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Матушка Иоанна также стала иосифлянкой и прихожанкой Никольской церкви до ее закрытия 8 февраля 1930 г.

Неизбежная угроза ареста нависла над о. Викторином, который вместе со своими духовными детьми перешел в Пантелеймоновскую церковь на Пискаревке. В эти трудные дни матушка Иоанна поехала к проживавшей в Ленинграде после разгрома Шамординского монастыря юродивой схимонахине Антонине, чтобы просить ее молитв за своего духовника, 19 сентября 1930 г.

протоиерей В. Добронравов все-таки был арестован, приговорен к 10 годам лагерей и осенью 1931 г. отправлен в Беломоро-Балтийский лагерь. Матушка Иоанна в это время находилась под домашним арестом. В город святого Петра о. Викторин уже не вернулся (он был расстрелян 28 декабря 1937 г. в городе Боровичи).

Сохранилось описание совместной жизни сестер на ул. Полозова после кончины в 1927 г. схиигуменьи Ангелины:

После ее смерти сестры разошлись, и осталась матушка Иоанна одна со своей келейницей инокиней Наталией в одной комнате на первом этаже.

Вскоре к ним приехала начальница Сурского подворья [на самом деле бывшая заведующая Вауловского скита] 90-летняя матушка Евпраксия, и Наташе приходилось обслуживать обеих. Главное, они были разных толков:

матушка Евпраксия была сергианка, а матушка Иоанна — иосифлянка.

Трудно им было вместе молиться. Они обе были лишенцы, т. е. им не давали хлеба (хлеб был по карточкам). Они питались за счет благодетелей. У матушки Евпраксии была большая вера в батюшку о. Иоанна Кронштадтского. Вот захочется ей чего-нибудь, она и молится ему: «Батюшка, дорогой (так она его звала), как хочется хлебца или булочки хочется», а то скажет:

25. По имени руководителя – митрополита Иосифа (Петровых).

«апельсинчика», — и через некоторое время на окошке появлялось то, что она просила, — кто-нибудь да принесет. Всегда бывала услышана26.

7 октября 1933 г. матушка Иоанна была арестована по делу «нелегальной церковно-монархической группы монашествующих». Всего по этому делу проходили 26 иосифлян, в том числе канонизированный в 2000 г. Архиерейским собором священномученик иерей Павел Гайдай, старец священник Алексий Колесов, дьякон Филимон Юдин, монахини и миряне. Их обвинили в антисоветской деятельности и проведении тайных богослужений на квартирах (все иосифлянские храмы в Ленинграде, кроме одного, уже были закрыты).

При обыске квартиры монахини Иоанны в октябре 1933 г.

агенты ОГПУ обнаружили много литературы о святом о. Иоанне, которая распространялась среди верующих, и церковную утварь, так как в квартире проводились тайные богослужения. Матушка на допросе бесстрашно сказала, что она является последовательницей о. Иоанна Кронштадтского, а обнаруженная литература и утварь принадлежат ей, источником же пропитания является исключительно помощь единомышленников. На вопрос о судьбе сестер обители монахиня Иоанна ответила, что группы насельниц после закрытия монастыря расселились по разным местам Ленинграда и Ленинградской области, стараясь сохранить монашеский образ жизни и надеясь вернуться обратно, так как советскую власть считают временной 27. Взяв всю «вину» на себя, матушка фактически спасла от ареста проживавших с ней инокиню Наталью и монахиню Евпраксию.

Бывшую казначею обвинили в церковно-монархической пропаганде, оказании помощи репрессированным и странничестве по иосифлянским храмам Ленинграда и области. Но главное обвинение о принадлежности к нелегальной антисоветской группе доказать не удалось, и 23 декабря 1933 г. Тройка Полномочного Представительства ОГПУ в Ленинградском военном округе приговорила монахиню, учтя ее преклонный возраст, к 3 годам лагерей условно. Большинство других арестованных по данному делу были приговорены к 3–5 годам лагерей или ссылке на 3 года в Казахстан (в том числе священномученик Павел Гайдай) 28.

Мать Иоанна после освобождения в конце декабря 1933 г. вернулась в квартиру на ул. Полозова, а в дальнейшем перешла на 26. Житие священномученика протоиерея Викто- 27. АУФСБ СПб ЛО. Ф. арх.-след. дел. Д. П-82899.

Труды преподавателей Свято-Филаретовского института нелегальное положение. Господь действительно сохранял ее по молитвам святого праведного отца Иоанна Кронштадтского. Не коснулся матушки даже так называемый кировский поток — массовая высылка из города весной 1935 г. (после убийства Кирова) «социально-опасного элемента» (в том числе нескольких сотен священников и монашествующих), когда, по некоторым сведениям, из Ленинграда выслали монахиню Евпраксию и инокиню Наталью. Мать Иоанна мирно отошла к Господу 25 февраля 1939 г. в Ленинграде, сказав перед смертью: «Вера до конца будет Господу верна…» 29 Монахиню похоронили на монастырском участке Серафимовского кладбища, где традиционно хоронили сестер Иоанновской обители с 1910-х годов. Могила монахини Иоанны сохранилась.

Преданной духовной дочерью святого о. Иоанна Кронштадтского почти 20 лет была Екатерина Васильевна Духонина. Она родилась 19 февраля 1844 г. в дворянской семье и рано — в 17 лет — вышла замуж за офицера. Муж Екатерины Васильевны сделал блестящую карьеру, дослужившись до чина генерала. В 1887 г. он занимал должность коменданта г. Выборга и по настоянию жены подал прошение о переводе в г. Орел командиром дивизии.

Друзья и знакомые отговаривали их от этого шага. Чтобы укрепиться в своем мнении, Екатерина Васильевна послала письмо о. Иоанну. Батюшка благословил перевод в Орел, и служба там сложилась удачно. А 19 февраля 1890 г. Духонина впервые лично познакомилась с о. Иоанном в Москве, где в то время ее супруг занимал должность начальника штаба военного округа, и с тех пор стала духовной дочерью кронштадтского чудотворца. В 1890–1895 гг. Екатерина Васильевна жила в Минске, так как муж служил там командиром корпуса, но 17 декабря 1895 г. она овдовела после 35-летнего брака. Именно тогда у Духониной впервые появилось желание уйти в монастырь, но о. Иоанн не благословил ее в то время на постриг. Екатерина Васильевна переехала из Минска в Москву, где жила до начала 1903 г., проводя каждое лето в Орловском Введенском женском монастыре.

В начале 1903 г. по приглашению о. Иоанна Е. Духонина впервые посетила Иоанновский монастырь в Петербурге, познакомилась с образом жизни его насельниц и игуменьей Ангелиной.

И 13 февраля батюшка написал своей духовной дочери:

29. Житие священномученика протоиерея Викторина Добронравова. С. 12.

…Решай сама, как тебе поступить в нашу обитель, когда и на каких условиях 30.

С 5 марта до апреля 1903 г. Екатерина Васильевна жила при Иоанновском монастыре, затем, как обычно, уехала на лето в Орловскую Введенскую обитель; 7 октября 1903 г. отец Иоанн послал Духониной письмо с приглашением постоянно поселиться в Петербурге:

Милости прошу пожаловать в мой монастырь для водворения в оном или для житья при обители31.

С этого времени Екатерина Васильевна более пяти лет прожила в Иоанновском монастыре, вплоть до смерти батюшки; 17 октября 1903 г. отец Иоанн благословил ее заведовать недавно построенным домом для живущих при обители. При этом Е. Духонина по-прежнему проводила каждое лето в Орловском Введенском монастыре, с настоятельницей которого — игуменьей Антонией — была очень близка.

В феврале 1906 г. Екатерине Васильевне исполнилось 60 лет.

На слова, что ей, видимо, недолго осталось жить, о. Иоанн возразил ей, повторив несколько раз: «тебе 50 лет, а не 60». Мысли о монашеском постриге не оставляли вдову, однако 6 августа 1908 г. митрополит Санкт-Петербургский Антоний (Вадковский) благословил ее жить, как и прежде, при обители без пострига.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
Похожие работы:

«Иссле дова нИя русской цИвИлИза цИИ ИсследованИя русской цИвИлИзацИИ Серия научных изданий и справочников, посвященных малоизученным проблемам истории и идеологии русской цивилизации: Русская цивилизация: история и идеология Слово и дело национальной России Экономика русской цивилизации Экономическое учение славянофилов Денежная держава антихриста Энциклопедия черной сотни История русского народа в XX веке Стратегия восточных территорий Мировоззрение славянофилов Биосфера и кризис цивилизации...»

«Петр Золин Свои Готы-геты Светлой памяти Евгения Романовича Ольховского К сожалению, уровень ответственности официозной российской лингвистики (в том числе и славяноведческой – прискорбно говоря) по отношению к своей Родине по сравнению – к примеру – с германской в информационном поле уступает практически на порядок (или два-три). Германофилы веками со времен Петра 1 выигрывают как бы у словено-русов – и это на виду всего человечества (чем тотальные СМИ ныне и пользуются). Вижу ряд...»

«Своей матери Горешняковой Анне Игнатьевне посвящает автор эту книгу ВСТУПЛЕНИЕ Познавая окружающую природу, человек учился познавать и самого себя. Он все более убеждался в единстве окружающего мира и своего маленького я. Постепенно приспосабливаясь к меняющимся условиям жизни, человек на опыте постигал положительное или отрицательное воздействие на свое здоровье тех или иных факторов окружающего мира. Знания такого рода были во многом специфическими для каждого народа, они постоянно...»

«1 2 3 4 5 84.2 Аз Г 87 Научный редактор: А.М.Гасанов доктор исторических наук, профессор Рецензенты: Дж.Б.Гулиев академик Национальной академии наук Азербайджана, доктор исторических наук, профессор Г.М.Байрамов доктор исторических наук, профессор О.Б.Султанов доктор исторических наук, профессор Г87 Ирада Гусейнова. Гейдар Алиев - от политического руководителя к общенациональному лидеру. Баку, Тахсил, 2005, 504 стр.+40 прик.илл. Данная монография является результатом многолетних научных...»

«ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА ДЛЯ ЕВРОПЫ ОЦЕНКА ОЦЕНОК ДЛЯ ЮЖНО-КАВКАЗСКОГО РЕГИОНА Региональный Экологический Центр для Кавказа 2011 г. Содержание Список сокращений Признательность 1 Введение и Историческая Информация 2 Водные ресурсы и экосистемы связанные с водой 2.1.1 Начало 2.1.2 Национальные организации, участвующие в оценке водных ресурсов 2.1.3 Обзор других организации, участвующих в оценке водных ресурсов 2.2 Обзор Оценок Водных Ресурсов 2.2.1 Оценка водных ресурсов как часть отчетов о состоянии...»

«ГЛАВА I УСЛОВИЯ И ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗОВАНИЯ ШКОЛЬНЫХ БИБЛИОТЕКАРЕЙ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ 1.1. ВОЗНИКНОВЕНИЕ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПЕДАГОГИКЕ ДЕТСКОГО ЧТЕНИЯ В ДРЕВНЕЙ РУСИ истории мировой библиотековедческой и педагогической В мысли особое место занимают идеи профессиональной подго товки специалистов, призванных приобщать к книге подрастаю щее поколение, ибо на всех этапах своей истории человечество ре шало важную для себя задачу передачи знаний и духовных ценно стей от...»

«Архивный отдел Белгородской области Центр документации новейшей истории Белгородской области СПРАВОЧНИК о местах хранения документов по личному составу в архивных учреждениях Белгородской области Белгород Везелица 2008 ББК 63.3 С 74 Редколлегия: Т. С. Ерохина, Л. Б. Хромых, Н. З. Гончаров Составители: Л. Б. Хромых (ответственный составитель), И. В. Александрова, С. В. Панкова, Д. С. Андросов, И. А. Матвейцева Справочник о местах хранения документов по личному С 74 составу в архивных учреждениях...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ 1. ПРИМЕРНАЯ ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА ПО НАПРАВЛЕНИЮ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ Министерство образования и науки РФ УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. А.М. Горького ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ Согласовано Декан факультета международных отношений профессор В.И. Михайленко 2011 г. ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ЭКЗАМЕНА В МАГИСТРАТУРУ по направлению Международные отношения ЕКАТЕРИНБУРГ 2011 г. Рассмотрено и рекомендовано на заседании кафедры теории и истории международных...»

«Мурад Аджи - Полынь Половецкого поля Мурад Аджи Полынь Половецкого поля Это книга, которая никого не оставляет равнодушным: одни читатели восторгаются, другие, наоборот, не соглашаются с ее выводами, и все равно она — особенная, потому что вывела автора на просторы Великой Степи. К корням российской истории, которая вопреки принятому мнению началась вовсе не в IX веке, а много раньше. 1 Мурад Аджи - Полынь Половецкого поля Из родословной азербайджанцев, американцев, англичан, башкир, болгар,...»

«Дамирчиев Эмин Исахан оглы ИМПЕРИЯ КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН: ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Специальность 23.00.01 – теория и философия политики, история и методология политической науки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата политических наук МОСКВА – 2010 Диссертационная работа выполнена на кафедре философии политики и права философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова доктор социологических наук, профессор Научный руководитель Шамшурин Виктор...»

«В.И. КРИВУТЬ МОЛОДЁЖНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНОЙ БЕЛАРУСИ (1929-1939 гг.) УДК 329. 78(476)(091) 1929/1939 ББК 66. 75 (4 Беи) К 82 Рецензен ты: доктор исторических наук, профессор А. А. Коваленя, кандидат исторических наук, доцент В. В. Данилович, кандидат исторических наук, доцент Л. С. Одинец Книга посвящена проблемам идеологии, создания и развития молодёжных союзов и объединений, которые существовали на территории Западной Беларуси в 1929 – 1939 гг. Раскрываются основные направлении...»

«Вологодчина на рубеже веков Социально-экономическое развитие Вологодской области (1996 - 2006 годы) Вологда 2006 год / Уважаемые вологжане! Время быстротечно. Особенно стремительным становится его бег, когда сме­ няют друг друга века и тысячелетия, когда в Отечестве происходит глубокое ре­ формирование всех сфер жизни. Насыщенные большими и значимыми события­ ми, эти переломные годы умножили наш опыт. Наши чувства и мысли воплотились в конкретные дела ради достойного будущего страны и...»

«Православие и современность. Электронная библиотека. Священник ЛЕВ ШИХЛЯРОВ ВВЕДЕНИЕ В ВЕТХИЙ ЗАВЕТ (конспект лекций) © РПУ им. св. ап. Иоанна Богослова. Кафедра вероучительных дисциплин. © Библиотека Веб-Центра Омега. Содержание Тема 1. Библия 1.1. Откровение 1.2. Богодухновенность Библии 1.3. Понятие о Предании 1.4. Структура Книги. История переводов Тема 2. Основы библейского мировоззрения 2.1. Творение 2.2. Человек и первые заповеди 2.3. Грехопадение Тема 3. От Адама до Авраама 3.1....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Пензенский государственный университет (ПГУ) О.А.ЛОГИНОВА СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ГИМНАЗИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОЙ ГУБЕРНИИ В XIX- Н. XX ВВ. (на примере гимназий Пензенской губернии) Пенза Издательство ПГУ 2007 2 УДК:370:947.1 (470.40) ББК 74.03 Л 69 Р е ц е н з е н т ы: доктор педагогических наук, профессор Новикова Галина Павловна, доктор педагогических наук, профессор...»

«ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ РЕСПУБЛИКИ ТЫВА ИСТОРИЯ ТУВЫ ТОМ I Издание второе, переработанное и дополненное Под общей редакцией С.И. Вайнш т ейна и М.Х. Маннай-оола Иv • щ 11 НОВОСИБИРСК НАУКА 2001 4 Древнеуйгурское время ты претерпевали некоторые изменения под влиянием иноязыч­ ной среды и культуры, но их древняя этническая основа сохра­ нилась. В древнетюркское время формировались основные черты тра­ диционного хозяйства, образа жизни, материальной и духовной культуры населения Тувы,...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ КАТАЛОГ ГОР И МОРЕЙ (ШАНЬ ХАЙ ЦЗИН) Предисловие, перевод и комментарий Э. М. яншинои ИЗДАТЕЛЬСТВО НАУКА ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ МОСКВА 1977 9(М)03 К29 Ответственный редактор Т. В. СТЕПУГИНА В книге публикуется перевод древнекитайского памятника Шань хай цзин — важнейшего источника естественнонаучных знаний, мифологии, религии и этнографии Китая IV— I вв. до н. э. Перевод снабжен предисловием и комментарием, где освещаются проблемы,...»

«КНИГА ПАМЯТИ РЕПРЕССИРОВАННЫХ г. Лангепас 2005 Светлой памяти родителей – Посвящаем: от реабилитированных детей, состоящих в Лангепасской городской общественной организации Возрождение репрессированных. ОГЛАВЛЕНИЕ: Введение Конституция победившего социализма. 6 Массовые репрессии 30-40-х годов. 7 Воспоминания репрессированных (с архивными документами) Заключение Приложения ВВЕДЕНИЕ Каждый поступок противодействия власти требовал мужества, несоразмерного с величиной поступка. А.Солженицын Мы...»

«ЛЕНИНГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ОТЧЕТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ш 1940 1ЕН1ИГРМС10Г1 Г •С714РСТНИМ0Г0 УЙ1ВЕРСИЕГ4 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТ История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ ПРЕДИСЛОВИЕ Основные задачи, стоящие перед наукой и людьми науки в нашей стране, нашли яркое выражение в исторических выступлениях руководителей партии и правительства...»

«Способы идеологической адаптации переводного текста О ПЕРЕВОДЕ РОМАНА Э. ХЕМИНГУЭЯ ПО КОМ ЗВОНИТ КОЛОКОЛ ЕКАТЕРИНА КУЗНЕЦОВА С РЕДИ многочисленных факторов, влияющих на  процесс перевода и  определяющих характер переводного текста, не последнюю роль играют факторы идеологического порядка. С особой очевидностью вопрос о влиянии идеологии встает при анализе переводов, выполненных в условиях жесткого идеологического контроля и  ограничения свободы слова. В некоторых случаях можно говорить...»

«Библиотека историка IF * Библиотека историка П. Р. Кызласов История Южной Сибири в средние века 'о М осква В ы г'и а я ш кола • 1984 Р а й о н н а я 6 -кй с. М илькоео На WHfc. Б Б К 6 3. 3 ( 0 ) 4 (2Р57) К 97 Рецензенты : к а ф е д р а а р хеол оги и К ем ер о в ско го госуд арств ен н ого уни верси­ т ета (за в. к аф ед р о й проф. А. И. М арт ы нов); академ ик А. П. О кладников Р е к о м ен д о в ан о к издан и ю М и нистерством вы сш его и средн его сп ец и альн ого о б р а зо в а н и я...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.