WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«МАТЕРИАЛЫ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ МАЭ РАН Выпуск 12 Санкт-Петербург 2012 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН ...»

-- [ Страница 1 ] --

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН

http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/

© МАЭ РАН

Российская академия наук

Музей антропологии и этнографии

имени Петра Великого (Кунсткамера)

МАТЕРИАЛЫ ПОЛЕВЫХ

ИССЛЕДОВАНИЙ

МАЭ РАН

Выпуск 12 Санкт-Петербург 2012 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ © МАЭ РАН УДК 303.425. ББК 63. М Утверждено к печати Ученым советом МАЭ РАН Рецензенты: В. А. Козьмин, Н. В. Ушаков Материалы полевых исследований МАЭ РАН. Вып. 12 / М34 Под ред. Е. Г. Федоровой. — СПб.: МАЭ РАН, 2012. — 252 с.

ISBN 978-5-88431-198- Сборник содержит статьи, подготовленные сотрудниками МАЭ РАН по результатам этнографических и археологических экспедиций последних лет, проведенных на территории России, ближнего и дальнего зарубежья, а также публикации по методике полевых исследований, истории приобретения коллекций для фондов музея во время экспедиций. В выпуск включены материалы, также собранные нашими предшественниками.

Сборник предназначен для этнографов, археологов, историков, краеведов.

УДК 303.425. ББК 63. ISBN 978-5-88431-198-5 © МАЭ РАН, Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ © МАЭ РАН Памяти Надежды Всеволодовны Ермоловой

ОТ РЕДАКТОРА

Этот сборник посвящен памяти Надежды Всеволодовны Ермоловой, скоропостижно скончавшейся 29 августа 2011 г. Она немного не дожила до 56 лет. У нее было множество планов, надежд… Она очень любила свою работу, буквально боготворила эвенков — народ, которому она посвятила бльшую часть своей жизни, народ, расселенный на огромной территории Восточной Сибири и прилегающих к ней районов, народ с очень сложной исторической судьбой, с богатой и разнообразной культурой.

Надежда Всеволодовна Ермолова родилась 6 октября 1955 г.

в г. Сокол Вологодской области. После окончания школы работала в Вологодской областной детской библиотеке. В 1974 г. поступила на исторический факультет Ленинградского государственного университета, который закончила в 1979 г. В университете она была старостой группы. Затем — аспирантура в Ленинградской части Института этнографии АН СССР. В 1984 г. — защита кандидатской диссертации на тему «Эвенки Приамурья и Сахалина. Формирование и культурно-исторические связи. XVII–XX вв.» и работа в секторе Сибири сначала в должности младшего научного сотрудника, последние 15 лет — в должности старшего.



Поле для Надежды Ермоловой началось еще в студенческие времена. Из четырех экспедиций в это время три были в Сибирь. Наш Учитель, Рудольф Фердинандович Итс, так писал в одной из книг:

«Надю полюбили все в отряде. С ней каждому хотелось побывать у Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ © МАЭ РАН 4 От редактора информатора. Она умела расположить к себе людей разных возрастов — мужчин и женщин, стариков и старух, мальчишек и девчонок»

[Итс 1987: 100]. Может быть, эти поездки и сыграли решающую роль в том, что Надежда связала свою жизнь с одним из народов Сибири. Может быть, она сделала выбор раньше… В 1980-е годы у Надежды было пять экспедиций. Она старалась выезжать в поле каждый год. Перерыв был связан с рождением сына Андрея. В 1990 г. Н. В. Ермолова принимала участие в международной экспедиции к эвенам Якутской АССР. Очередной перерыв пришелся на тяжелые для всех нас времена, когда полевые исследования практически не финансировались.

С 2000 г. — снова экспедиции, в том числе и по темам грантов.

Надежда никогда не жаловалась на тяжелые условия, в которых ей приходилось работать в поле. Хотя там было все: и поездки верхом на лошадях по гористой местности, и на оленях — по болотам, и кочевание с оленеводческими бригадами, в том числе и зимой, когда ей приходилось спать в палатке в пятидесятиградусный мороз. Она относилась к числу людей, которых такие условия делают более стойкими. Главным для нее было ее дело. И ее народ.

За время своих экспедиций Надежда Ермолова собрала ценнейший материал. Часть она успела опубликовать в различных статьях и в монографии. Остальное хранится в Архиве МАЭ РАН.

Последняя экспедиция Надежды Всеволодовны состоялась в 2010 г. Будучи приглашенной на конференцию в Бурятию, она нашла возможность, хотя и на короткий срок, выбраться в Баунтовский район к любимым эвенкам. Планировала она экспедицию и в 2011 г.

Не получилось… Итс Р. К людям ради людей. Л., 1987.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ ЭТНОГРАФиЧЕсКиЕ исслЕДОвАНиЯ:

Сегодня фольклор — наиболее ценный и едва ли не главный исторический источник, дающий сведения о традиционных представлениях селькупов о мироздании и мироустройстве. В ходе экспедиционных поездок 2004, 2005 и 2008 гг. в Красноселькупский район Тюменской области Ямало-Ненецкого автономного округа автором непосредственно со слов информантов было записано 36 текстов [тексты № 1–35: АМАЭ. Ф. К–I, оп. 2, № 1870. Л. 2–13], отражающих мировоззрение селькупов. В настоящем издании автор выполняет непременное условие введения названных текстов в научный оборот — их публикацию.

Тексты были записаны у следующих информантов-селькупов:

№ 1–11 — у Людмилы Андреевны Каргачевой (девичья фамилия Андреева), 1955 г.р., проживающей в пос. Толька (родовые владения на р. Ватылька). Отец ее, Андрей Николаевич Баякин, был сказителем; № 12–14 — от Юрия Александровича Калина (1945 г.р., с. Ратта); № 15 — у Ивана Ивановича Куболева (35 лет, с. Ратта);

№ 16 — у Марты Григорьевны Ириковой (1981 г.р., с. Ратта); № 17– 21 — у Ольги Гавриловны Ириковой (Баякиной) (1952 г.р., с. Ратта); № 22 — у Марты Ивановны Федоровой (Ириковой) (1957 г.р., Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ с. Красноселькуп); № 23, 36 — от Родиона Сергеевича Куболева (1965 г.р., с. Ратта); № 24 — от Вадима Владимировича Ирикова (1985 г.р., с. Ратта); № 25–27 — со слов Алексея Юрьевича Ирикова и Игоря Александровича Ирикова (1972 и 1979 г.р., с. Ратта); тексты № 28–35 — рассказаны Калиной Серафимой Тимофеевной (50 лет, с. Толька).

Заяц и лягушка вместе жили. На охоту ходил заяц. Он увидел, что люди каслают, свои вещи на себе тащат, жалко ему стало.

Пошел он охотиться, увидел — пасется много оленей. Пришел домой, говорит лягушке: «Я, наверное, оленей перегоню людям, жалко их, сани на себе тащат, посуду, постели, чтобы на оленях они каслали, охотились, жили бы, где хотели».

Лягушка говорит: «Оленей не нужно людям, ты будешь гонять оленей, а я их буду обратно пугать... Ладно, спать надо, зайчик, уже темно». Легли.

Утром лягушка просыпается от крика — заяц кричит. Выглядывает: олени уже бегут к людям, заяц уже оленей гонит к людям.

Побежала, стала оленей пугать, обратно разворачивать, на дорогу встала. А некоторые олени уже пробежали. Она их разворачивает, а они на нее бегут, по ней бегут, ее топчут, и так несколько раз. Топчут ее, топчут, и она все меньше, меньше становится, а раньше она большая была. И стала она такой маленькой, как сейчас.

Люди стали ловить оленей, кто сколько может, — с тех пор у людей появились олени.

Когда олени убежали, заяц шел по дороге и нечаянно наступил на лягушку, та закричала: «Зачем на лапу наступил, ты что, меня не видишь?» Заяц отвечает: «Почему ты такой маленькой стала?»

А заяц, когда гонял оленей, до того кричал, что у него губа треснула, да так и осталась раздвоенной.

Архивная нумерация текстов здесь сохранена.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов Жили Нетанка и Томданка (женщина-лягушка), обе — девушки, но прозвища у них такие. У Н. родился сын, а у Т. — дочь. Они живут, девочка с мальчиком растут. Т. подумала, что у Н. сын — охотник и добытчик, а у нее дочь дома сидит. Была жаркая погода, пошли они купаться. Т. говорит Н.: «Возьми с собой сына, а я возьму дочь».

И она свою девочку качает; Н. разделась, а мальчик уснул. Н. купаться пошла. Только она залезла в воду, Т. схватила ее сына и убежала в лес, убежала далеко. Н. пока оделась, гонялась за ней и не догнала.

Вернулась, слышит — ребенок плачет, это девочка в люльке плачет.

Взяла она девочку, стала ее воспитывать. Она в чуме жила.

Дети выросли, мальчик стал охотиться, в лес ходить. Девочка в чуме сидит, никуда не ходит. Им кушать нечего, кроме рыбы. Сын мясо-рыбу добывает, землянку построил, всего хватало у них.

Однажды сын возвращался домой, слышит — смеется мать, говорит: «Я мясо-рыбу ем, а Н. сидит голодная». Сын в дверях стоит (снимает лыжи) и это слушает. «В общем, я ее обманула, а дочку ей оставила», — так сама с собой говорит. Он услышал, что это не евонная мать, покушал и сразу пошел искать свою настоящую мать.

Утром пошел, Т. ничего не сказал.

Нашел он возле берега у речки чум. Она дома сидит, варит рыбу.

Он на дерево залез, туда (в котел к ним) сало лосиное кидает.

Дочь говорит Н.: «Вставай кушать… Что-то много жира в котле». Н. отвечает: «Откуда в нашем котле жир, твоя мать — лягушка, моего сына украла, а ты мне еще говоришь, что жир в котле».

Сын это услышал и в чум вошел. Мать узнала своего сына. «Ты моя мать, в общем. Я сын лягушки, я к тебе вернулся».

Покушали они. Сын говорит: «Мы с сестрой пойдем в лес». Н. не пустила дочку с ним.

Он пошел домой, убил лягушку — мать свою, потом стал снова звать девочку в лес. Н. не пускает: «Она мне стирает, готовит, ухаживает. Это мать виновата, а не дочка».

Стали она жить вместе с матерью. Мать хотела, чтобы он дочь в жены взял, а он рассердился: столько лет мать голодная сидела, и отказался жениться на дочке лягушки. Он ее убить задумал.

Он ее в лес повел, хотел там живой оставить. В лесу она на него напала, хотела убить его, стала кидать в него чем-то (забыла), а он Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ уворачивался, прячась за деревья, это что-то попадало в деревья, и на них (на соснах) оставались пеньгалакилмы, как вмятины (пятна / наросты).

Домой пришел. А лягушка зимой в лесу замерзла, умерла.

Охотник жил один. Утром встанет — рыбачит, охотится. Оленей у него мало — десять оленей. Однажды утром он пошел в лес все проверять. Смотрит, на дереве человек-птица сидит, — крылья у него. Говорит:

— У меня крылья сломаны, возьми меня с собой, вылечи. У тебя сколько оленей?

— Десять.

— Это я все съем, пока ты меня лечить будешь, потом я тебя отблагодарю.

— Как я тебя буду тащить?

— Как можешь.

Тот его к нартам притащил, домой, в чум увез. Там перевязал руку — сломанное крыло, стал лечить. Оленя забил, второго, кормил больного. В конце концов осталось три оленя.

— Как я буду ездить, три оленя осталось?

— Забей, я тебя отблагодарю.

Тот забил двух оленей. Охотится, рыбу приносит, глухаря, кормит гостя, кормит. Крыло стало заживать, вышел он утром на улицу, говорит:

— Дай я попробую свои крылья, полечу или нет, зажило или нет.

Взмахнул он крыльями, стал махать и полетел. Летал сперва слабо. Говорит:

— Еще надо кормить меня.

Один олень остался, убивать жалко, думает, как быть. Тот говорит:

— Я на твоем лице все прочитал, тебе оленя жалко, забей, не жалей, я отблагодарю, будут олени у тебя.

Он также охотится, рыбачит. А тот все ест и ест.

В обед пришел, его нет, — улетел. «Обманул», — думает. Сидит дома, чайник сварил. Вечером прилетел.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов — Все у меня нормально, утром улечу, на второй день приеду, жди меня, никуда не ходи.

Улетел. День он охотился, на второй дома сидит, время уже к обеду. Прилетает он, зашел в чум, поели. Он говорит:

— В чуме дверь открой и смотри на дорогу, на меня не смотри, не оборачивайся на меня, а то плохо будет, смотри туда, где на оленях ездят. Когда оленей тебе хватит, скажи, но не поворачивайся.

А у него, старика, в руках ящичек был, маленький такой. Он двери открыл и стал смотреть на дорогу. Смотрит — олени появляются, много-много — рыжие, белые, черные, пятнистые, всякие, разные — идут, идут, идут. К нему в чум идут. Тот не поворачивается.

Удивился, опешил, столько оленей.

— Откуда, — говорит. — Хватит мне столько оленей.

Олени перестали прибывать. Дед сказал, что можно обернуться.

Обернулся — дед как сидел, так и сидит.

— Откуда столько оленей?

— Это я тебе дал, это мои олени. Чего тебе еще надо?

— Ничего.

А это дед оленей своих из ящика выпускал. Просто тому показалось, что олени издалека приходят.

Жил в чуме в лесу человек один. Изо рта у него как огонь, когда дышит. Каждое утро и каждый вечер сам с собой разговаривает: «На земле и на небе такого человека нет, как я». На охоту ездит — промыслом занимается, уезжает, возвращается.

Однажды утром проснулся, — на улице перед чумом сверху, с неба, такая штука висит на веревке, как котел, только деревянная, как большая тарелка. Положил туда свои шмотки — висит, не падает; одеяло положил — все висит, и еще место есть внутри (то ли расширяется). Кладет, кладет — все место есть. Думал-думал, что делать, придумал: «Дай-ка я сам сяду, может быть, меня куда-то унесет».

Как сел, сразу стала подниматься эта штука. Летит над лесами, над озерами. «Куда меня несет эта штука», — думает.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Долго летел, стал опускаться. Ниже, ниже опускается. Возле каменного дома опустился. Зашел, смотрит — дети сидят, бабка седая, с той стороны дочка сидит и ногу поперек поставила. Он говорит:

— Ногу убери, пройду.

— Если переступишь, будешь моим мужем, я ее никогда не убираю.

И не убрала ногу. Он перешагнул и сел рядом с ней. Ночью дед с той стороны говорит:

— Давай посмотрим, если такой ты человек, — огнем дышишь, нигде такого человека нет, — чтобы в одну ночь у вас ребенок родился.

Спать легли. Дочка говорит:

— Как они уснут, иди на дорогу, на восток, в сторону, где солнце появляется. Сзади тебя люди кричать будут, они гореть будут, просить о спасении, — не оборачивайся. Впереди дети плакать будут — четыре или пять ребятишек. Ты возьми ребенка из люльки, которая на позолоченных цепях висит. Принеси эту люльку с ребенком. Других не хватай. Другие пусть сильно плачут — не бери. Возьмешь — иди обратно. Сзади тебя ребятишки и люди кричать будут: «Горим, спасите», — не оборачивайся.

Он пошел, взял, держит, но не оборачивается, помнит, что жена говорила. Пришел домой, люльку с ребенком поставил у жены, ребенок утром проснулся, плакать начал.

Старик следующее задание дает:

— От матери, что на западе живет, корыто надо принести, она его не дает. Принести надо, чтобы не проснулась.

Вечером спать легли. Жена говорит ему:

— Если она в летней ягушке спит (с узорами), то она не крепко спит. Если она заячью теплую ягушку накинет, — она спит крепко.

Тогда схватишь корыто и беги домой.

Он пошел, видит, бабка летним укрыта. Он не стал брать, спрятался. Но старуха его учуяла:

— Зачем пришел?

— Просто так, сейчас домой уйду.

— Ладно, я посплю.

Укрылась летней ягушкой, потом встала, укрылась теплой. Смотрит человек, что старуха не шевелится, спит крепко, взял корыЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов то (амырса — из бересты, хлеб делать), что возле нее лежало, потихоньку вышел и домой пошел. Эту бабку звали Гроза, она была матерью его тестя. Если она его в дороге догонит — убьет, если он успеет донести корыто — останется жив. Быстро бежал. Принес корыто, отдал старику.

— Теперь ты все сделал, что я сказал, такой зять мне и нужен, чтобы такого человека на земле и на небе не было.

Стали они дальше жить. Раньше он один был, теперь семьей обзавелся, стал хорошо жить.

Жили мать, отец и мальчик Йея. Мальчик непослушный был.

Что ни скажут, все не так сделает. Ему сказали дома сидеть, тихо сидеть, а он в лес пошел. Его искали, искали и не нашли. В лесу дух — женщина — Имамачильлос — она этого мальчика забрала.

Мальчик в лесу остался, вырос. Она уже не могла его удержать. Он охотился. Где он охотится, она его охраняет, она все видит, где он и что делает.

Один раз пошел он, увидел — чум стоит. Он боялся к чуму подходить, людей боялся. Постепенно стал ходить, чум смотрел, за людьми следил. Собаки залают, мать его родная из чума выйдет, посмотрит — никого нет. Когда их нет, он придет, дрова порубит, воды принесет. Мать с отцом приходят — дрова и вода есть.

Имамачильлос говорит ему:

— Это твои родные мать и отец, зачем туда ходишь, они тебя в лесу оставили.

А его туда тянет. Она видит, что бесполезно.

— Скажешь, что будешь приходить ко мне, я тебя отпущу к твоим родителям. Когда пойдешь, возьми свою детскую рубашонку и шапочку, летние, из материи. Мать твоя увидит и узнает тебя, ты в них пришел ко мне.

Он так и сделал, унес свои вещи. Положил. Родители пришли.

Отец развязал, кричит матери:

— Смотри, вещи нашего ребенка.

Мать узнала вещи, стала кричать его имя, звать его. Он вышел, уже большой стал. Мать обрадовалась. Он рассказал все, как его Имамачильлос вырастила. Обрадовались.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ — Хорошо, что ты ей повстречался, а не зверям, иди в лес, поблагодари от нас свою маму.

Он сказал, что будет приходить к ней, и остался жить здесь.

Жили дед, бабка и их внучка. Рыбачили, жир делали, порсу, юколу. Внучка ничего делать не хотела, красовалась да в зеркало смотрела, стала полной, толстой. Бабка говорит: «Сходи хоть раз за водой, все девочки ходят, а ты нет. Я заболею, как ты жить будешь».

Полная луна светит. Девочка взяла ведро, пошла на берег, постояла, посмотрела по сторонам, наверх посмотрела. Луне говорит:

«Ты на небе висишь, ничего не кушаешь, ты как юкола наша высохнешь, а я рыбу здесь кушаю, мясо. Я хорошо живу, видишь, какая я упитанная». Ведро держит, на луну смотрит. Луна говорит: «Я ночью стою, освещаю, днем солнце освещает, если хвалишься, я тебя заберу, высохнешь, как юкола». Луна вниз наклонился и схватил девушку вместе с ведром. Та за куст вербы (тальника), что рядом рос, зацепилась. Он ее вместе с кустом к себе и забрал. Она на луне осталась с ведром и кустом вербы в руках.

Бабка с дедом ждали внучку, не дождались. Бабка вышла — никого нет: ни девочки, ни ведра. Кричали — нет. Дед посмотрел на луну, а внучка их с ведром и кустиком на луне. А на берегу куста нет.

Бабка говорит: «Наша девочка непослушная на луне, высохла, как юкола, зачем я ее отправила за водой, лучше бы сидела дома, ничего не делала, рядом со мной». Дед сказал: «Непослушная, что-нибудь луне обидное сказала». С тех пор девушка так на луне и осталась.

№ 7. Сказка про медведя и непослушных детей Жили два мужика. У одного была жена и много, пятеро, детей.

У другого жена и один маленький ребенок, в люльке лежал. Рыбачили мужики, охотились. Однажды уехали они далеко в лес на охоту, чум поставили на песке у реки. Жены их с детьми остались дома.

У первого охотника дети шумные были. Мать их успокаивает, медведем пугает, а они балуются. И каждый день так. В один вечер дети до того мать не слушались и шумели, что на противоположном берегу появился медведь. Увидели медведя, все замолчали, стоят, смотрят. Медведь говорит: «Почему спать не даете мне спокойно, гоЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов лова болит от вашего крика. На той стороне слышно». Пошел в воду медведь. Вода уже до колен стала, до половины стала, до плеч стала, исчез медведь совсем. Дети стали смеяться, кричать: «Медведь утонул, медведя нет». Мать их вразумляла: «Не кричите, он выплывет».

И тут же медведь появился из воды у этого берега. Дети побежали, в чум спрятались, женщины тоже. Медведь вошел, возле двери сел:

«Кушать хочу». Та, у которой один младенец был, столик поставила, едой накрыла: все, что было, на него выставила. Он кушать начал, возле двери на пороге сидит, никого не выпускает. Женщина к нему спиной повернулась, ребенка в подол юбки спрятала, говорит:

«Пойду, вылью ребенка нечистоты на улицу». Люлька в доме осталась, как бы ребенок в ней спит. Медведь ее выпустил. Она кинулась бежать вдоль реки к мужу. За третьим речным поворотом слышит позади себя крики. Это медведь оставшихся на стойбище женщину с ее непослушными детьми съел. Дальше побежала. Видит — костер возле берега горит. Охотник другому говорит: «Твоя жена пришла». Она все рассказала. Втроем домой поехали на ветке. Другой охотник говорит: «Вон мои жена и дети стоят». А это медведь головы их на колья воткнул, как будто они живые стоят, — рассмотрели, когда поближе подъехали.

Похоронили они мертвых. Охотник, чьи дети и жена погибли, стал плакать, долго плакал. Медведь, услышав этот плач, послал дочь свою готовить еду для охотника. Она стала готовить. Однажды охотник спрятал поварешку-лопатку, которой в котле еду размешивают. Она искала — не нашла и тогда размешала еду в котле лапой, обварила лапу и убежала домой. Охотники по следам ее побежали и дошли до берлоги, собак с собой взяли. «Выходи, ты наших детей съел», — кричат медведю. А медведь уже знал, что его стрела или копье убьет. Вышел он, охотник его тега пырнул, а затем и его дочку. Поквитавшись с медведем, охотники домой пошли.

Кунема — человек в лесу, который людей кушает. Два чума было, две женщины. У одной много детей, у другой один ребенок. Дети в лесу веточки собирают, мелкие дрова, играют, вечером спят. Мужики уехали в лес. Одна женщина в лес пошла, хворост собирает, а сама смотрит вокруг. Видит, сосна стоит со сломанной верхушкой.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Так сломалась, что в оставшемся пне дырка есть. А в дырке человек стоит. Она сразу догадалась, что это кунама. Собирая хворост, медленно в сторону дома стала отходить.

Пришла к чумам, говорит другой:

— Я кунема видела, сегодня ночью ты не спи. Будем караулить.

Он зайдет, сядет на полу возле двери, начнет огонь раздувать, ты его стукни топором.

Та не послушалась, спать легла. Женщина своего ребенка уложила, сама легла, но не спит, — слушает, ухом к земле прислонясь.

Слышит, возле чума кто-то ходит. Угольки уже потухли. Встала тихо, пальто уложила вместо себя, спряталась у порога, топор держит. Кунема зашел, стал на угли дуть, чтобы светлее стало. А она как ударит его по голове два раза — он упал. Она его голову подняла, а он как зубы скалит. Вытащила его из чума, к муравейнику бросила, там он до утра лежать.

Утром все проснулись. Та женщина, что спала ночью, говорит:

— Ты говорила, что кунема придет.

— Посмотри, я его убила, вон лежит.

— Топором.

Та не поверила, вышла на улицу посмотреть, видит, ребятишки возле муравейника собрались, а там кунама лежит — страшный, волосатый, обросший лесной людоед. Испугалась женщина, говорит:

— А я спать легла, к нам бы зашел, нас убил бы. Хорошо, что он к тебе зашел, а не к нам, хорошо, что ты его убила.

Мужики приехали, им все рассказали.

Мать в земле живет, сына ее Снег зовут. Когда сын сердится, ветер поднимает, заморозить человека может. Оттуда, где мать живет, угольки красные и искры из-под земли вылетают, и дверь там еще есть.

Женился сын на старшей дочери селькупа-охотника. Оказалось, что она готовить не умела. Приходит Снег домой, еды нет, сам приготовил, попросил жену отнести еду матери:

— Не отнесешь, домой не возвращайся.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов А отец свою дочь замуж выдал, чтобы его зять дороги не заметал, ветром на людей не дул.

Ходила-ходила девушка с едой, искала-искала дверь, что к матери ее мужа ведет, не нашла, домой пришла:

— Не нашла я, где мать твоя живет.

Снег ее на следующее утро обратно к ее родителям отправил.

Пришла домой, все рассказала. Те вторую свою дочь Снегу в жены прислали.

Уходит Снег на охоту, говорит новой жене:

— Приготовь еду, дом убери и сшей бокари.

Она еду приготовила, дом убрала, а шить она не умеет. Вечером муж вернулся: еда есть, — покушал, в доме чисто, только бокари не сшиты. Говорит:

— Собери еду и отнеси моей матери.

Девушка вышла, смотрит — из-под земли угольки вылетают, наклонилась — увидела дверь, что-то твердое; открыла, вошла, увидела — старушка сидит седая, отдала еду. Бабушка покушала и подарила ей скребок для скобления шкур (натырикыс): будешь шить для мужа. Та молча взяла и вышла. Пришла домой, говорит мужу:

— Твоя мать мне скребок дала, но я ничего не умею и не хочу шить.

— Если ты не умеешь, кто будет для меня шить, мать моя старая.

Мне такой жены не надо, завтра поедешь домой.

Утром отправил он ее домой. Следующей третья сестра к нему в жены поступила. Приехала. Поздоровалась, села.

— Что сидишь, снег принеси, убери, приготовь.

Она все сделала: воды натопила, убралась и приготовила.

— Теперь сшей мне бокари.

Девушка сшила бокари. Когда стемнело, вечер наступил, муж говорит:

— Отнеси моей матери еду.

Она вышла, увидела костер, искры из земли. Зашла — там женщина старая — его мать. Убралась там, чай сварила, волосы старушке расчесала и заплела. Бабушка обрадовалась: «Никогда за мной никто так не ухаживал». Сидели они, разговаривали, время не замечали, как идет. Вдруг Снег заходит:

— Что-то долго ты у моей мамы сидишь.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ — Она для меня все сделала.

— Вот теперь я по-настоящему женился.

Старик Мююка когда-то жил. Селькупы и эвенки тогда с ненцами воевали. Он начальником был у селькупов. У ненцев в луках тетива из жил оленьих сделана, а у селькупов и эвенков из волокон растения — тонпу (жимолость?). Из них плетут шнур, он даже в дождь не растягивается. А у ненцев жилы в луках на дожде растягиваются.

Ненцы для стрельбы в ямах окапывались. Селькупы и эвенки стреляли из-за деревьев.

Ненцы стреляют, а Мююка палкой стрелы их раскидывает, как шаман он был. Когда люди его в лесу отдыхают, он за теми ненцами, кто поодиночке ходит, охотится, — прыгнет на лыжи, они падают, он их тега (копьем) убивает и в снег закапывает. В чум заходит, кушать садится, ненцы к нему в чум приходят, спрашивают: «Ты видел этого Мююка, что наших людей убивает?». А он отвечает: «Видел, он мимо быстро прошел, уже след его простыл». Только они уйдут, он опять на ненцев охотится.

Один раз ночью поймали его, связали, повезли, по дороге едут, едут. Уже близко чумы ненецкие. Смотрят ненцы — нарты сзади пустые. Он шаман, его духи развязали, и он ушел. Опять найти его не могут.

В конце концов ненцы на запад ушли, друг с другом воевать начали. А эта земля селькупам и эвенкам досталась.

№ 11. Как бедный парень спас город от морского чудища Жил один мальчик, бедно жил, возле города. Его бедный старик вырастил. Сначала город жил спокойно, а потом прошел слух, что стали пропадать царские люди, которые под парусами по морю ходят. Однажды люди увидели, что на берегу моря появилось чудовище, оно перевернуло лодку и говорит:

— Скажите своему царю, чтобы на реке он плот поставил, на плоту построил дом, к дому сделал мост, в доме пусть дочь царя сидит, я ее в жены возьму.

Царь стал искать, кто с чудовищем может сразиться. Все люди в городе только об этом и говорят. Мальчик уже вырос тогда, боЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов гатырем стал, красавцем, как услышал о чудовище, к царю пошел.

Пришел к царю и говорит:

— Я сражусь с дьяволом. Дайте мне одежду, оружие и две бочки с соленой водой, поставьте их у дверей в доме на плоту, где царская дочь будет.

Стемнело, он оделся, пошел в дом на плоту. А там на дверях двенадцать железных крючков сделали. В полночь стал плот качаться — это водяной подниматься начал, стал дверь дергать:

— Открывай!

— Ты говорил, что всех людей съешь. Если ты такой сильный, выдерни все двенадцать крючков.

Водяной двенадцать крючков выдернул, дверь открыл, голову в дом засунул. Богатырь голову отрубил, разрубил пополам, половины в бочки с соленой водой кинул. А на теле чудища вторая голова выросла. Снова все повторилось: голову отрубил, пополам разрубил, половины в бочки кинул, тело порубил, по бочкам пополам разделил куски. В соленой воде тело дух теряет — умирает. Говорит царевне:

— Все, спи спокойно, больше это чудище не появится.

Утром рассвело, он домой ушел. Царевна пробовала не пустить:

— Сейчас отец придет, — но он ее не послушал.

А царь испугался. Позже узнал, что дочь жива осталась. Рассказала она, как ее спасли, но не знала имени спасителя и не видела, в какую сторону он ушел.

Молодец пришел домой, старик его спит. А возле того города на берегу большой камень лежал. Он под него свои доспехи спрятал.

Спать лег. Утром дед его будит:

— Вставай, чудище убили, все радуются, а ты спишь. Царевы подчиненные героя ищут, выходи, к царю пойдешь, он смотреть будет, царева дочь смотреть будет. — Парень не пошел.

На второй день будто бы нашли героя, но это другой был, самозванец. Парень тоже захотел на этого героя посмотреть. Пошли они с дедом к царю. А самозванец уже в новых нарядах сидит, всем рассказывает, как бился, сражался. А царевна сверху увидела того парня, что с дедом пришел, приказала ворота закрыть. Царь говорит:

— Покажи доспехи.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Спорить с самозванцем стали. Парень повел всех к камню, где доспехи лежат. Самозванец толкает-толкает камень, — тот ни с места.

— Дай я сам свои вещи достану, саблю, которой я чудище рубил. — Отодвинул одной рукой камень, на себя надел.

Царь его к себе взял, на дочери женил. Потом он царем стал, править начал, деда к себе забрал.

Жил старый со своей старухой. У них ничего не было. Как прожить следующий день? Старуха говорит:

— Пойди на берег, закинь удочку.

Удочки как таковой тогда не было, был крючок деревянный.

Вдруг рябчик прилетает, так шумит-звенит, — он тогда огромный был, не то что сейчас. «Это небесная сила шумит», — думает старуха и падает со страха.

Старый бога просит:

— Накажи, что пугает.

И бог наказал рябчика: разделил его на части — рыбе дал (у щуки на голове белое пятно есть), зверям дал (у кого в окрасе есть белые пятна), и стал рябчик маленьким, свистит, но никого не пугает, рябину клюет, с тех пор у рябчиков больше нет мяса.

Дошел старый до реки, вытащил ветку, старуху ждет, та бежит из чума, кричит:

— У нас беда!

— Какая?

— Олени стали подыхать.

— Кто приходил?

— Это с вашей стороны духи приходили, они, наверное, унесли.

А в те времена вокруг чума только олени да собаки гуляли, никого больше не было. Старый пошел по следу оленьих копыт. След его привел к чуму родни, это его зять все подстроил, чтобы стариков оставить ни с чем. Старик взял камень и бросил в костер своего зятя, — это означает, что «я тебе отметил», — и ушел.

Старик разжег костер, ему духи говорят: так и брось, посмотришь, увидишь потом. Старик так и не дождал, на тот берег ушел.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов Это было давно и неправда. Старый собрался к зятю за два поворота поехать, была осень. Сел он в свою ветку и вечером потихоньку выехал. Тут туман и дождь. Едет-едет, старается, возле песка едет, где весло по дну скребет. Слышит, что-то плещется. Это гагара взлетает, но в тумане не может подняться, обратно возвращается, разворачивается. Не видно ничего. Гагара поднялась, полетела, он на нее наехал, она ему в грудь воткнулась, вытаскивали. Старик с гагары умер, ночью нельзя ездить.

Два старика жили на одной речке. Рыбу ловили. А лосей тогда в наших краях не было. Однажды один старик пошел запоры смотреть, другой — в лес. В лесу старик увидел след и испражнения оленя необычного, пошел по следу. Олень выскочил на речку, зима, по речке бежит. А первый старик, что запоры проверял, видит — несется на него огромный черный олень. Старый сел, ружье зарядил, ружья заряжать тогда надо было, выстрелил, убил оленя. Спорить начали, что за олень, таких оленей не бывает — большой, черный, шаг длинный. Это первый лось в этих краях оказался. Поругались тогда старики, чей «олень» будет. Чуай и Шуна тех стариков звали, на Ширте-речке жили. Раньше лосей здесь не было.

Раньше птицы осенью на юг улетали каждый год. Первым лебедь улетал, последним орел. Однажды соа (пестрый — утка, чирок?) улетать отказался, и его племя осталось вместе с ним. Сказал: «Вся земля наша будет». Прошла зима. Лебедь и орел возвращаются, смотрят, где их друзья-птицы, которые зимовать остались: замерзли, умерли. И все из-за соа. Тогда собрались птицы соа судить, главными на суде были орел и лебедь. Долго обсуждали и решили в наказанье дать соа маленькие крылья, маленькие лапки и длинный нос. Лебедь большой камень притащил, положили соа на него носом и, чтобы умным стал, били его по носу. Первой жена соа била, потом гусь, потом лебедь, орел не стал бить. Лебедь соа сказал: «Улетать будешь, как я, оставайся с длинным носом и не кричи Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ никогда, как я кричу». Еще лебедь одно перо белое соа оставил.

Соа просил лебедя не забирать его ноги, лебедь сжалился и оставил соа прежние ноги. Орел лишь посоветовал соа беречь когти.

Стал соа с тех пор на юг улетать и своих забирал.

Два брата жили. Поехали охотиться, медведя добыли, лося добыли. Вечер наступил. Старший говорит: «Я под лабазом спать буду».

Младший под деревом лег. Два дня так ночевали. Утром старший говорит: «На медведя пойдем, вперед иди». Младший пошел вперед, тэга у него в руках, обернулся на старшего, а тот в крови стоит — в медведя превратился. Медведь не стал брата трогать: «Иди своей дорогой». Под лабазом спать нельзя.

Жили в болоте лягушка (Томдянка) и в чуме девушка (Нэтанка). Девушка сказала, что, если люди будут умирать, то потом будут оживать. Лягушка сказала, что люди будут умирать и никогда не будут оживать. Если бы девушка сказала последней, то так бы все и было. Но последнее слово было за лягушкой. С тех пор люди умирают и не оживают.

Жила женщина с детьми. Однажды она попросила их принести попить, но дети не послушались и не дали ей воды. Она в это время шила им бокари и парки. Обиделась мать на своих детей, надела на нос наперсток, скребок, которым шкуры скребут, стал ей вместо крыльев, а пюйма (лопатка тоже для выделки шкур) нацепила сзади, как хвост, и улетела. Дети побежали за ней: «Мама, остановись, мы тебе воду принесем, будем делать, как ты скажешь». Дети были босиком, они бежали по ягелю и поранили ноги до крови. На ягеле остались кровяные пятна, которые можно увидеть и сейчас. (Второй вариант: и капли крови детей превратились в ягоду бруснику).

№ 19. Как у Соа нос стал плоским Однажды утки собрались на совет. Омдельок — начальник — Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов Соа — главная утка говорит: «Как придет медведь, собирайтесь на середину озера, и вы будете в безопасности». Пришел медведь, заплыл на середину озера и съел всех уток. Соа с должности начальника сняли и наказали. Про глупого человека селькупы говорят:

«У него носа нет». Утки взяли и затоптали нос своей главной утки, и он стал плоским. А вождем выбрали другую утку — Сяеячи. Новый вожак сказал: «Когда придет медведь, разбегайтесь в лес, в разные стороны». Пришел медведь, утки все разбежались на берег, медведь ни одну не поймал. С тех пор у уток вожак — Сяеячи.

Есть у селькупов легендарный герой Немай Поры — старик Заячья Парка. Жил он когда-то с тремя сыновьями и тремя снохами.

Сыновья ушли на охоту, а старик остался со снохами в чуме. Жили они бедно, в землянке чуй мот. Приехали ненцы, ненцы-то народ богатый. Одного хромого ненца они оставили на речке караулить оленей, а сами пошли в чуй мот. Пришли в землянку. Старик Немай Поры задумал их убить. Он сказал снохам, чтобы в землянке постелили они побольше сена и занесли побольше смоляных дров и рыбьего жира. Стали они угощать ненцев. Когда те пировали, старик и его снохи вышли на улицу и заперли покрепче дверь. Немай Поры залез на крышу землянки и в дыру, где труба выходит, накидал горящих поленьев. Там в землянке были смоляные дрова, сено и жир, и все стало гореть. И ненцы сгорели вместе с землянкой.

Старик пошел к речке, где остались ненецкие нарты, олени, хромой ненец увидел, что не свои идут, сел на нарты и уехал. Немай Поры посмотрел, где стоят олени неспокойно (это значит — хорошие, быстрые олени), сел на нарты и погнался за ненцем. Догнал его.

У селькупов раньше сзади на хорее были железные наконечники (как пика). Этим наконечником хорей вперед повернул и столкнул ненца с нарты. Вернулся, забрал все нарты и поехал на Алагу, где ненцы сидели. Там он забрал ненецкие покрышки из шкур и чум и с этой добычей поехал на свое стойбище. Там он поставил ненецкий чум взамен сожженной землянки. Наступил вечер. Приехали сыновья, смотрят, ненецкий чум стоит, землянка сгоревшая. А у них была старая собака, которая знала своих хозяев и не лаяла. Один из сыновей подошел к собаке и ущипнул за ухо, собака заскулила.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Из чума раздался голос отца. Зашли в чум — там их отец, жены. Так и стали жить в хорошем чуме с оленями.

Молодой парень хотел жениться. И отец невесты сказал ему, чтобы тот ощипал гагару, тогда родители отдадут за него свою дочь.

А гагару-то ощипать невозможно. Парень пытался ощипать гагару, но рука отскакивала, соскальзывая с ухваченных перьев, и ударяла его в грудь. Так парень сам себя убил. С тех пор гагару никто не ощипывает. Из гагарьих шкур делают мешки (лучше брезента) и хранят в них спички — эти мешки не промокают.

Раньше змеи в горах жили и были рогаты. Однажды человек привязал змея ниткой за рога к дереву. Рога у змея отпали, и змей как бы в обмороке оказался. Принес человек змеиные рога домой. Дети ему сказали: «Зачем ты отнял у змея рога и принес их домой. Змеи нам теперь мстить будут, пойди добей змея». Человек пошел.

А змей, у которого рога сняли, в себя тем временем пришел, дополз до своей змеиной родни. Его спрашивают, куда он дел свои рога. Он рассказал, как человек рога у него отнял. И змеи погнались по следам человека, полные жажды мести. Но наступила зима, и змеи заснули. А человек обмотал их длинные тела вокруг деревьев и разбил палкой. «Рогатый» у селькупов значит «верхний», «высший», «умнее и мудрее других», «начальник» (председателя сельсовета в с. Ратта называли омтый олый кум — «рогатой головы человек»). Значит, это сказка о том, как змеи потеряли свое главенствующее положение на земле.

Сын собрался на лыжах в лес охотиться. Дед ему говорит:

«У меня свой разум есть, я могу сегодня лето сделать, завтра — зиму, вечером — осень и весну; ты, сын, хорошо оденься». А сын не послушался, легко оделся, надел лыжи и ушел. Дед тогда сделал сыну январь, сильный мороз, и тот замерз. След от лыж сына называется Млечный путь.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов Двум сестрам из хорошей, дружной семьи, возвращавшимся домой из-за реки, куда они ездили по ягоды, у самой реки преградил дорогу дьявол (кэды / кэдо). Старшая сестра отдала дьяволу по его требованию младшую сестру — дьявол «взял» ее к себе. В это время на другом берегу реки появился отец девочек. Он обратился к дьяволу: «Раз ты младшую дочь взял, пропусти старшую!» Дьявол выпил реку, и, когда девушка перешла на сторону отца, дьявол лопнул. От взрыва появилась большая воронка в форме таза. С тех пор реку стали называть Тазом.

Уткыль лоз — кожар — водяной, типа мамонта или щуки. Однажды дети пошли купаться. Мать говорит дочке: «На это озеро не ходи». Дочь не послушалась, в озеро зашла, заплыла на середину, думает: «Откуда здесь рыба, которая людей ест»? Уже выплыла почти. Родители ее торопят. Но рыба девочку за ноги утащила в озеро. Родители всем стойбищем стали эту рыбу ловить. На длинной веревке они опустили бревно. Когда рыба бревно схватила, они ее на берег вытянули. Рыба размером с кита оказалась. Тища (нож на древке, с которым на медведя ходят) в рыбу воткнули, живот распороли и девочку оттуда живую вытащили. Кости человеческие там были еще. Они дочь взяли, на берег поставили. Она зареклась больше на это озеро ходить.

Нум сказал гагаре: «Если ты высоко летаешь и глубоко ныряешь, и у тебя клюв такой длинный, достань со дна землю», — и послал ее за землей под воду. Гагара — мо — ныряла под воду, принесла комок земли, вынырнула, взлетела, с клюва комок земли выкинула (хотела что-то сказать наверх, и земля выпала). Из этого комка образовалась земля, и люди стали жить на этой земле. Гагара обычно летает высоко. Мо — гагару — не убивают, не охотятся. Из самца гагары — моджибо — делают непромокаемые мешки для спичек, сигарет.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Путыль тама — «крупная мышь с длинным носом» («по снегу бегает»). Медведь спал долго. Эта мышь через жопу в медведя влезла, а через пасть вышла наружу. «Долго спишь», — сказала она медведю. С тех пор медведь боится этой мыши. Домашним оленям в качестве оберега на шею в тряпочке привязывают шкурку этой мыши.

На ветке едет, сети проверяя в тумане, на него гагара налетела, она его проткнула.

Ехали на ветке в поселок, заночевали. Стемнело. Что-то в лесу упало. Оба испугались (трусливые были). Муж схватил ружье и сел в ветку. Жена тоже испугалась и села в ветку, но забыла свое пата (тазик из бересты — женская принадлежность). Говорит: «Пойди принеси мое пата». Муж отвечает: «Пата — это твое, а ружье — мое, сама принеси».

Кэрай Мач, где два шамана, Пынаира и другой, поругались, — они прокляли эту землю, никто не может там жить, хотя красивое, сухое место. Пынаира похоронен на Ватыльке, на Сыромач.

Какай мачи — Березовый Бор — проклятое место.

На небе Сырильча — Белый дед.

Дед пошел сети ставить.

— Опять эти ерши, каждый день. Этот каменный пюликолым (каменную голову) больше не буду есть.

Приходит на следующий день — рыбы нет.

Перед охотой нельзя говорить о том, что ты кого-то убьешь.

Мысли нужно отвлекать. О будущем нельзя говорить, нельзя мечтать. Говорят: «Есть глаза — будешь видеть».

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов Жил дед с тремя дочерями. Пришел лозы, утащил их. Вместо них запустил трех куропаток. Ира домой пришел:

— Еду сделали?

Те все смеются в пологе. Открыл — куропатки улетели. Нам говорят: вечером не балуйтесь, не смейтесь.

Кощар — черт с рогами, живет в воде, когда переваливается, обваливает речные берега. Поэтому говорят: «Олени мои песок едят, скоро станут, как кощары».

Нэтанка и Томдэга — две невестки, они соревновались, кто лучше шьет. Нэтанка все хорошо сшила: шубу, лыжи, бокари. Томдага все склеила рыбным клеем (тимы). Пошли мужья их на охоту.

У первого мужа все целое, у мужа Томдэги все порвалось. Вернувшись домой, он выгнал Томдэгу из дома обратно к родителям.

— А ты знаешь, как в озера попадают караси? — Их икринки переносятся на перьях водоплавающими птицами.

Все записи текстов сделаны по-русски, дословно, литературной обработке не подвергались. Тексты сгруппированы «по информантам»: за текстами одного информанта следуют тексты другого, за ними — третьего и т.д. На весь свод фольклорных материалов дана сквозная нумерация. Тем не менее научная классификация фольклорных текстов должна быть иной — жанровой.

Проблема классификации селькупских фольклорных текстов уже рассматривалась автором в статье «Полевые материалы по традиционному мировоззрению северных селькупов сезона 2008 г.: краткая характеристика» [Степанова 2011: 170–174]. За основу была взята классификация, разработанная Е. А. Алексеенко для фольклора кетов [Алексеенко 2001: 32–53]. Согласно классификации Е. А. АлекЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ сеенко, публикуемые здесь селькупские тексты были распределены по жанровым блокам следующим образом:

1. Мифы и мифологические сказки:

тексты № 1–9, 12, 15–19, 22–27, 33–36.

2. Легенды, бытовые рассказы, поучения:

тексты № 13, 14, 21, 28–32.

3. Героические сказания и исторические предания:

тексты № 10, 20.

4. Сказки фантастические, бытовые и о животных:

текст № 11.

(В настоящей публикации в группировку текстов по жанровым категориям внесены некоторые коррективы.) Предложенная систематизация публикуемых селькупских текстов является весьма условной и не безоговорочной, чем объясняется необходимость ее потекстового обоснования; также нужно хотя бы кратко отметить характерные особенности каждого текста.

№ 1. Текст представляет собой миф, в котором присутствуют сразу три мотива: два этиологических — о появлении у людей культурных благ и появлении у животных характерных признаков; и третий (возможный) — тотемический. Текст уже был опубликован автором [Степанова 2011: 174] как самая «удачная фольклорная находка»

трех полевых сезонов.

№ 2. В этой мифологической сказке утверждаются нормы женского поведения. В сказке фигурируют идеальная женщина Нетанка и ее антипод женщина-лягушка Томданка. Лягушка у селькупов — один из образов верховного божества старухи Илынтыль кота — мироустроительницы и законодательницы общественной морали [Степанова 2008]. В сказке лягушка утверждает общественную мораль, контрастируя с Нетанкой. Концовка сказки содержит еще один мифологический мотив, который объясняет появление на стволах деревьев (сосен) темных пятен-наростов. Оба мифологических мотива этого текста — этиологические. Сказки об идеальной женщине и женщине-лягушке широко распространены среди селькупов.

№ 3. Мифологическую сказку этиологического содержания в этом тексте определяют два момента: волшебный персонаж — крылатый Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов человек, дарующий оленей, и констатация норм общественного поведения — гостеприимства и помощи попавшему в беду.

№ 4. Мифологические персонажи этой сказки: старуха-Гроза, живущая на западе, ее внучка, дающая волшебные советы своему жениху, и сам жених / зять — огнедышащий человек, «какого больше нет ни на небе, ни на земле». Интересен мифологический образ потустороннего мира — восток, где встает солнце, где люди и дети в огне горят, где «хранятся» в люльках новорожденные.

№ 5. Сказка описывает фрагмент селькупской архаической картины мира — лесного духа-женщину, благорасположенную к людям, и ее владения.

№ 6. Текст представляет собой широко известный у селькупов лунарный миф о том, как на Луне появились пятна. Второй характерный мотив текста (этиологический) содержит мораль для молодежи: не ленись, слушайся старших, не хвастайся, не наноси обид божествам.

№ 7, № 8. В этих сказках персонажи селькупской мифологической картины мира — духи: медведь-людоед и лесной людоед кунема. Тексты описывают сразу три мифологических способа перехода духами границы миров (мира живых и мира духов): духи это делают, переходя / переплывая реку, обварившись кипятком и выйдя из-под земли через дупло дерева со сломанной верхушкой. Сказки содержат этиологическую подоплеку: в них объясняется запрет на шумное поведение детей и легкомысленное поведение женщин.

№ 9. Человек-Снег и его мать — очень значимые фигуры селькупского мифологического пантеона. Старуха живет под землей в огненном мире, она экзаменует девушек на пригодность к замужеству и одаривает их принадлежностями для рукоделия (проводит инициационные испытания). Человек-Снег «отвечает» за зимнюю погоду: ветер, снег и мороз. Сказка объясняет, какой должна быть идеальная девушка-невеста: уметь готовить, шить и проявлять уважение к свекрови. Объяснительная функция этой мифологической сказки позволяет отнести ее к этиологическим, а мотив инициационных испытаний для девушек — к культовым.

№ 10. Эта селькупская военная сказка содержит элемент волшебной сказки — герой-воин старик Мююка одновременно и шаман:

побеждать ненцев ему помогают его шаманские духи.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ № 11. Данный текст — волшебная сказка, не содержащая элементов селькупского мифа, она, скорее, русского происхождения.

Город, царь, соискание руки царской дочери, 12 железных крючков, бочки с соленой водой, водяное чудище с отрастающей вновь головой, разоблачение самозванца — не селькупские мотивы.

№ 12. Это этиологический миф о том, как некоторые птицы и звери получили свою современную внешность. Сюжет мифа о рябчике здесь вставлен в канву другой сказки, которую трудно охарактеризовать из-за ее фрагментарности.

№ 13. Текст представляет собой бытовой рассказ-поучение о том, почему ночью нельзя ходить по реке. Не исключена трактовка его и как мифологического этиологического (объяснительного) текста.

№ 14. Текст «О первом лосе» является, скорее, легендой о появлении в этих краях первого лося. Или историческим преданием.

Старики Чуай и Шуна, вероятнее всего, исторические фигуры.

№ 15. Данный текст — этиологический миф о том, как птица Соа приобрела характерные особенности своего облика.

№ 16. Эта мифологическая сказка отражает представления селькупов, во-первых, о потустороннем мире как пространстве под лабазом (у селькупов сараи для хранения продуктов строятся на столбах-сваях) и времени — ночи, во-вторых, о превращении человека в медведя, связанном с вторжением человека в пространство потустороннего мира. Текст объясняет, почему нельзя ночевать под лабазом, что позволяет считать его этиологическим.

№ 17. Миф о происхождении смерти (о персонажах этого мифа см. комментарии к № 2).

№ 18. Данный миф (опять же этиологический) объясняет, как появились: птица кукушка и особенности поведения кукушки, красные пятна на ягеле и ягода брусника.

№ 19. Миф «Как у Соа нос стал плоским» содержит тот же мотив, что текст № 15.

№ 20. Данный текст — героическое сказание и, возможно, историческое предание одновременно. Популярен у селькупов по сей день. В других вариантах содержит элемент мифологической сказки (заячья парка старика-героя Немай Поры, благодаря которой он получил свое имя, а сказка — название: волшебная, шаманская).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Фольклор тазовских селькупов № 21. Бытовой рассказ, повествующий о физических свойствах гагарьей шкурки.

№ 22. Этиологический миф. Объясняет, как змеи приобрели современный облик (раньше они были рогаты) и потеряли главенствующее положение на земле.

№ 23. Широко известный астральный миф о том, как появился Млечный путь.

№ 24. Это этиологическая мифологическая сказка, объясняющая название реки Таз.

№ 25. Данный текст мифологического содержания постулирует мифологическое устройство мира (в озерах живет водяной в образе большой рыбы) и объясняет запрет на купание (что обнажает его этиологические корни).

№ 26. Согласно селькупскому космогоническому мифу «Откуда земля появилась», появлением земли мир обязан птице гагаре, которая достала комок земли со дна мирового океана по приказу Нум’а.

Аналогичный миф зафиксирован у большинства народов Сибири и Севера. Его кросскультурное название «Миф о ныряющей птице».

№ 27. Мифологический этиологический текст, объясняющий, почему медведь боится мыши.

№ 28. Текст, аналогичный тексту № 13.

№ 29. Бытовой рассказ, объясняющий, какое имущество принадлежит женщинам, а какое мужчинам, если шире — речь идет о разделении женской и мужской сфер жизни. Данный текст возможно было бы включить и в категорию мифологических текстов (этиологических), т.к. в нем утверждаются / объясняются правила мироустройства.

№ 30. Скорее всего, это краткое изложение текста легенды о битве двух шаманов (другими исследователями были записаны более полные похожие тексты [например, Симченко 1995: 66]), имеющей географическую привязку к определенному (ставшему памятным и даже магическим) месту.

№ 31, № 32. Тексты, содержащие краткие бытовые поучения, правила.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ № 33. Небольшой сюжет, вставляемый обычно как фрагмент в канву более крупных мифологических текстов. Содержит запрет на шумное поведение в вечернее время.

№ 34. Краткий мифологический текст, дающий представление о селькупском мифологическом персонаже кощар’е — мамонте.

№ 35. См. комментарии к тексту № 2.

№ 36. Этиологический миф о появлении карасей. (По ошибке не был включен автором в архивные материалы.) В заключение следует заметить, что предложенные тексты в большинстве своем уже не раз фиксировались исследователями. Автор сознательно публикует все, что было записано им непосредственно от информантов, ибо мельчайшая отличительная деталь каждого нового варианта текста может оказаться чрезвычайно важной.

Материалы экспедиционной поездки н. с. отдела Сибири МАЭ РАН к. и. н. О. Б. Степановой в Красноселькупский район Тюменской области Ямало-Ненецкого автономного округа, состоявшейся летом 2008 г. // АМАЭ. Ф. К–I, оп. 2, № 1870. Л. 2–13.

Алексеенко Е. А. Мифы, предания, сказки кетов. М., 2001. 343 с.

Симченко Ю. Б. Тайга селькупская. М., 1995. 137 с.

Степанова О. Б. Традиционное мировоззрение селькупов: представления о круговороте жизни и душе. СПб, 2008. 304 с.

Степанова О. Б. Полевые материалы по традиционному мировоззрению селькупов сезона 2008 г.: краткая характеристика // Радловский сборник. Научные исследования и музейные проекты МАЭ РАН в 2010 году.

СПб., 2011. С. 170–174.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ зАМЕТКи О пОЕзДКЕ в ОйМЯКОНсКий УлУс Выбор места проведения этнографической экспедиции в 2004 г.

был обусловлен несколькими причинами. В предыдущих экспедициях уже был накоплен опыт полевой работы среди оленеводов тундры на Восточном Таймыре и Камчатке, в таежной зоне на юге Якутии и в Амурской области. Было интересно сравнить способы ведения оленеводства в разных ландшафтных и климатических условиях и побывать у охотников-оленеводов высокогорных районов Восточной Сибири, одним из которых является Оймяконский улус Республики Саха (Якутия). Другая причина заключается в том, что этот район издавна (по крайней мере, не менее 350 лет) является местом совместного проживания эвенов-оленеводов и якутовскотоводов и коневодов и территорией активных ассимиляционных процессов. Поэтому было важно изучить разные этнические традиции освоения ландшафтных зон данного региона и их особенности, а также уделить внимание взаимоотношениям местных эвенов и якутов. И, наконец, несмотря на большую удаленность полуострова Таймыр, попытаться найти общие моменты в хозяйстве и культуре эвенов и долган, в состав предков которых входили некоторые эвенские этнонимические группы.

22 июня 2004 г. мы вылетели в Якутск и на следующий день в 10.20 по местному времени были в столице республики. Нашлась только одна гостиница («Парус»), где были свободные места. Дело в том, что мы прилетели за три дня до начала традиционного якутского праздника Ыhыах, на который съезжались не только жители из всех улусов Якутии, но и многие зарубежные гости. 26 июня, в субботу, нам удалось побывать на празднике, который отмечали два дня в местности «Уус Хатын», в 16 км к северу от Якутска (рис. 1).

Через несколько дней мы встретились с мэром с. Ючюгей Валентином Михайловичем Атласовым, а 3 июля в пять часов утра отплыли на «Ракете» вниз по Лене. Спустя четыре часа, оставив Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Рис. 1. Якутский праздник Ыhыах. Уус Хатын. 2004 г. Фото автора Рис. 2. Панорама горной системы хребта Черского. Оймяконский улус.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Заметки о поездке в Оймяконский улус Республики Саха слева реку Лену, стали подниматься вверх по Алдану — крупнейшему ее притоку — на север, в Хандыгу. Плыли мы двенадцать часов (по воде пос. Хандыга отстоит от Якутска на 642 км).

Рабочий поселок Хандыга — центр Томпонского улуса, расположенного к западу от Оймяконского. Там нас ожидала машина из Томтора, на которой мы отправились на восток, в сторону Магадана. Проехав около 420 км, мы прибыли на точку на трассе. По предварительной договоренности нас встретили на автомобильной трассе Якутск — Магадан, откуда около 60 км нужно было добираться по бездорожью до оленеводческой бригады № 6 (это ближайшая к дороге бригада оленеводов хозяйства с. Ючюгей). Недалеко от дороги стояли палатка и «танкетка» — вездеход, который сюда привезли накануне из с. Ючюгей, погрузив на платформу «Урала»

(без бортов). Вездеход затем спрятали в лес, чтобы его не было видно с дороги. До Ючюгея от этой точки дальше на восток — около 120 км, поэтому, чтобы не ездить дважды, сразу подогнали транспорт нам навстречу.

Территория Оймяконского улуса, имея 92 тыс. кв. км, хотя и занимает по размерам лишь шестнадцатое место в республике (всего в Якутии — 34 улуса), но по сравнению с площадью некоторых европейских стран не так уж мала и равна территории отдельных государств, к примеру Португалии. Из обширной территории Оймяконского улуса только незначительная южная ее кромка представляет собой равнину. Остальная ее часть сплошь покрыта грядами двух горных систем: Верхоянского хребта и хребта Черского (рис. 2).

Горные массивы Верхоянского хребта, северо-восточного плоскогорья, южные склоны хребта Черского образуют три впадины — Верхоянскую, Оймяконскую и Момскую. В Оймяконском улусе, особенно в межгорной котловине, температура зимой иногда падает до –70 ОС. И в этом смысле он соперничает по минимальному уровню температуры с Верхоянском. Вообще в Оймяконье есть несколько котловин, где имеются условия для скопления застойного холодного воздуха в замкнутых горных котловинах. Долины рек здесь глубоко врезаны в горные хребты, на вершинах которых — вечные снега, а в глубинах каньонов долин часто встречаются многолетние наледи (рис. 3).

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Рис. 3. Многолетняя наледь. Оймяконский улус. 2004 г. Фото автора Зимой на территории Ючюгейского наслега температура понижается до –55 °С, а летом повышается до +35 °С, т.е. годовая амплитуда достигает почти 90 градусов. Зима малоснежная, с невысокой влажностью, продолжительностью не менее 236 дней. В отдельные годы суточные отрицательные температуры наблюдаются 250 дней.

Для лета характерны жаркие дни и прохладные ночи. Продолжительные летние засухи часто сменяются проливными дождями. Однако среднегодовое количество осадков невелико — 180–230 мм.

Вегетационный период у растений длится от 115 до 130 дней.

На склоне гор, в долине многочисленных ручьев преобладают хвойные леса, состоящие из даурской лиственницы. Горные системы района богаты ягелем и всевозможной дичью. Поэтому территория издавна была освоена эвенами — кочевыми охотникамиоленеводами. Сравнительно давно живут здесь и якуты, которые пасут свой скот в узких долинах рек и травянистых лугах распадков (рис. 4). В дореволюционный период на берегах горных озер можно было увидеть конические жилища бедных рыбаков, большей частью сложенные из тонких жердей и зеленых ветвей лиственницы.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Заметки о поездке в Оймяконский улус Республики Саха Рис. 4. Долина, в которой располагается с. Ючюгей. Оймяконский улус.

Однако многочисленные географические и геологические экспедиции, путь которых пересекал Индигиро-Колымский край, повлияли на то, что эвены-оленеводы, рано познакомившись с брезентовой палаткой и железной печкой, до настоящего времени их используют и летом, и зимой, даже в сильнейшие морозы.

В Восточной Сибири проживает более 17 тыс. эвенов, из них 8,6 тыс. человек — в Якутии. Сравнение сведений по численности коренного населения на начало 1930-х годов и данных нашей экспедиции показывают следующее.

70 лет назад в Оймяконском улусе насчитывалось: якутов — 2 тыс. человек (сейчас их около 3,5 тыс.), эвенов — всего 66 человек (сейчас их чуть более 320). Рост численности составил: якутов — в 1,5 раза, эвенов — почти в 5 раз. Такое значительное увеличение численности эвенов объясняется не только их переводом на оседлость и проживанием в поселках, но в большей степени тем, что детей от якутско-эвенских браков, как правило, записывали эвенами. Превосходное знание эвенами Оймяконья якутского языка и маЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ териалы родословных их семей свидетельствуют о давней истории смешанных браков эвенов с соседями-якутами.

Численность поголовья оленей также увеличилась. Так, если в начале 1930-х годов в районе насчитывалось 2674 оленя, то сейчас их около 8 тыс. Хотя по сравнению с двадцатилетней давностью поголовье этих животных, как и по всей Якутии, резко сократилось.

К середине XVII в., когда русские впервые познакомились с эвенами, основу их материальной жизни составляли охота, рыболовство и транспортное оленеводство, а главной особенностью их хозяйства был его кочевой характер. Эвены кочевали вдоль Оймяконского тракта, соединявшего Якутск с верховьями Индигирки.

До начала ХХ в. почти все кочевое население участвовало в гужевых перевозках товаров. Олени служили для транспортировки грузов главным образом в Момский и Оймяконский улусы из Якутска и с побережья Охотского моря. Причем изначально перевозку грузов они осуществляли вьючно-верховым способом. Об использовании нарт местными оленеводами в прошлом нигде не упоминалось. Это объясняется ландшафтными особенностями региона, где использование нарт из-за горной местности и высокого снегового покрова затруднительно.

В Индигирском и Колымском краях якуты заселяли только долины крупных рек — места, где имелась возможность заниматься традиционными занятиями — разведением крупного рогатого скота и лошадей. Пространство между этими долинами, т.е. горные системы шириной в несколько сот километров, посещались только охотниками-тунгусами. Так что даже в 1930-е годы от одной жилой юрты, где можно было остановиться путнику, до другой расстояние иногда достигало 500 км [Расцветаев 1930].

Основная отрасль экономики Оймяконского улуса в настоящее время, так же как и до начала проведения сплошной коллективизации, — скотоводство — разведение рогатого скота. Именно он является основным источником питания местного населения. В обеспечении района продовольствием большое значение имеет и конина.

Роль лошадей как транспортных животных в горном ландшафте всегда была незначительна, поскольку корм для них имелся только в долинах рек. Для перевозки грузов в районе использовали в основном оленей.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Заметки о поездке в Оймяконский улус Республики Саха Таежные оленеводы района — эвены — постоянно обитали в тайге, в глубине материка. Их олени круглый год выпасались в горно-таежной зоне: зимой — в ягельных борах, долинах, закрытых от резких ветров горами, а летом — на богатых разнотравьем возвышенностях и плато, обдуваемых горными ветрами. Годовой хозяйственный цикл местных эвенов-оленеводов был замкнут в горах и полностью подчинен интересам оленеводства.

Большим подспорьем в хозяйстве оймяконских скотоводов являлась охота. Чрезвычайная близость охотничьих угодий к лугам позволяла безболезненно сочетать традиционную охоту с новым видом занятий — скотоводством. В доколхозной юго-восточной Якутии, в отличие от тундровых районов, крупных стад оленей не было. Таежники данной области в тот период еще не были знакомы с приемами ухода за большим стадом оленей. Отдельные состоятельные оленеводы раздавали животных своим сородичам.

До коллективизации у эвенов почти полностью сохранялся их традиционный рацион, состоящий, в основном, из мясных продуктов. Некоторое разнообразие в их рацион вносила рыба. В периоды недостатка мяса и рыбы в пищу добавляли сосновую или лиственничную заболонь.

Основными способами заготовки мяса в осенне-летний сезон были сушка и копчение. Тушу зверя разрезали на длинные тонкие ремни, которые развешивали на деревянные вешала, а при отсутствии последних — на ветки. В ясные солнечные дни сушка производилась только на солнце. В дождливую погоду под перекладинами с ремнями мяса ставился дымокур: мясо и сушилось, и коптилось.

После копчения мясо обязательно доводили до полного высыхания, а затем с помощью ножа или топора нарезали на мелкие кусочки.

Иногда сушеное мясо варили, так же как и свежее. В этом случае, как правило, его не резали на мелкие куски, а хранили в виде ремней. Так же поступали и с мясом домашнего оленя, если летом приходилось его забивать. Копченое мясо не варили.

Если в пути встречались крупные щели в скалах, в которых было прохладно, эвены не упускали случая воспользоваться ими в качестве погреба для хранения свежего мяса для ежедневного употребления.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Оленя обычно забивали ударом ножа в спинной мозг в области шейных позвонков. Шкуру сразу не снимали, ждали пять–десять минут до полной остановки кровообращения, после чего мясо приобретало своеобразный, любимый эвенами, вкус. Затем ножом делали разрез шкуры от шеи до паха и от паха вниз по обеим задним ногам на 15–20 см, после чего делали круговые надрезы шкуры на задних ногах. Передние ноги отделялись ножом по коленным суставам, а шкура верхней части ноги снималась чулком. Впоследствии ее использовали при шитье рукавов кафтана.

На вездеходе мы прибыли на очередную оленеводческую стоянку (около 15 км от последней, которая находится в гольцах). В бригаде № 6 работают родственники (фамилии Атласовы и Голиковы). Павел Дмитриевич (около 70 лет), его родной брат Иван Дмитриевич — бригадир оленеводов (родился 14 апреля 1954 г.). Жена бригадира, Валентина Голикова, в прошлом продавец, работает чумработницей, две ее родные сестры сейчас работают на рынке Сайсары в Якутске.

Как сказала Валентина, они — коммерсанты, хотя женщины работают обычными продавцами в отделе бакалеи. У Валентины сын и две дочери: Ольга (учится в третьем классе) и Лена (в девятом классе, учится в Нерюнгри и живет там же, в интернате). В бригаде ее оформили пастухом, чтобы она за лето смогла заработать денег на возвращение в Нерюнгри. Сын Моисей работает в селе водителем «Урала», он-то и привез нас на вездеходе.

На этой стоянке они будут оставаться около месяца, и только бригадир с двумя пастухами погонят оленей дальше в горы. Валентина возит с собой шесть кур и петуха (инкубаторскую птицу привозят из Якутска). Каждый день у нее на столе свежие яйца. Кормят птиц крупой, сами куры что-то находят. На зиму их отвозят в село и держат в хотоне (коровник). У каждой курицы имеется свое имя:

Кеша, Лена и др.

За бригадой числится около 500 оленей, за которыми следят бригадир и два пастуха. Ни в одной оленеводческой бригаде не доят важенок. Олени находятся здесь на полувольном и вольном выпасе, вследствие чего становятся полудикими. Для сравнения: важенка в этих местах стоит около 5 тыс. рублей, жеребенок в селе — 10 тыс. рублей.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Заметки о поездке в Оймяконский улус Республики Саха Рис. 5. Оставленное стойбище оленеводов. Оймяконский улус. 2004 г.

За год оленей обычно трижды загоняют в кораль для пересчета, раздела на плодовую и неплодовую части. В августе долину реки перегораживают, чтобы олени не ушли вниз, в ягельные места. Весной олени идут вверх по реке, в горы, осенью — вниз, а люди — за ними.

На стойбище, на широком открытом месте, продуваемом ветром и близкорасположенном к реке и ручью, установлено пять больших палаток с железными печками. Выходы всех палаток направлены в сторону реки (куда идет и скат местности). От предыдущей стоянки (рис. 5) до этой — около 15 км, до следующей — 5 км. Завтра, 6 июля, должны перекочевывать на следующую (предпоследнюю по маршруту) стоянку. Вечером оленеводы отправились в горы, чтобы подогнать к той стоянке оленей.

Утром всех разбудила кукушка, затем прокукарекал петух, что прозвучало крайне необычно. После завтрака все погрузились с палатками и скарбом на вездеход (ни одного оленя в бригаде нет — все в горах) и благополучно добрались до следующей стоянки, хотя путь преграждали многочисленные валуны и большие каменные гряды.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Проехали большую наледь, пересекли границу леса и попали в горную тундру. Остановились на предпоследней стоянке оленеводов у подножья горы, где протекают два горных ручья.

Как и на предыдущей стоянке, во всех палатках на обед и ужин — мясо снежного барана, их здесь много в горах. Добытого барана разделывают на стойбище. После разделки туши куски помещают на вешала и сушат на солнце или подвяливают несколько дней над дымом костра (рис. 6). По мере надобности в котел бросают такой кусок и варят из него суп. Много рассказывали о судроне — внутреннем оленьем жире, смешанном с поджаренной мукой и солью.

В старину оленеводы, поев его утром, до вечера могли обходиться без еды. Как рассказывала Валентине ее бабка (их фамилия Поповы), раньше женщины, пока мужчины занимались оленями, поджидали с арканами на горных тропах снежных баранов, охотясь на них таким образом.

При обработке шкуру этого дикого животного расстилают на земле и, растянув, фиксируют деревянными колышками и камнями, оставляя ее до полной просушки (рис. 7).

Попутно добывают и тарбагана, его вареное или жареное мясо очень вкусное. В августе этот зверек бывает очень жирным. Его шкурка идет на пошив шапки, хотя она быстро изнашивается.

Водитель вездехода, его напарник и девушки со стоянки отправились искать оленеводов: прошли по направлению их движения около 15 км, но так и не нашли. Многочисленные волки (диких зверей давно здесь не отстреливают) пугают и разгоняют оленей. Неделю мы ждали оленей, но пошли сильные дожди, и с гор полилось столько воды, что о переправе оленей через бесчисленные речки можно было забыть до тех пор, пока не спадет вода. Одну палатку пришлось снять и поставить на вездеход.

Пробыв здесь семь дней и не дождавшись оленеводов и оленей, мы вынуждены были вернуться на предыдущую стоянку.

14 июля. Второй раз добыли трех снежных баранов. В тот же день, наконец, возвратились оленеводы, которые подогнали стадо к стойбищу. Олени действительно полудикие. Еле-еле направили животных по долине в сторону стойбища (помогали все проживавшие на стойбище ребята, всего семь–восемь человек). К этому времени недалеко от стоянки развели дымокур, возле которого постаЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Рис. 6. Мясо снежного барана сушится на солнце. Оймяконский улус.

Рис. 7. Растянутая на земле для просушки шкура. Оймяконский улус.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ вили двух ездовых оленей Ивана (рис. 8). Все обитатели стойбища (включая детей и нас) окружили стадо, чтобы оно начало кружиться на месте и успокоилось. Николай (оленевод) с Иваном потихоньку вошли в центр кружащегося стада и стали выбирать важенку для забоя. Поймав арканом оленя и подтащив животное к ручью, забили его ударом ножа в мозжечок. Сняли шкуру и разделали тушу быстро — за 15 минут.

В тот же день вечером на вездеходе мы двинулись обратно.

На ночь остановились на берегу озера, в часе езды от трассы. Забросили сеть и вытащили несколько хариусов. Сделали «малосолку». Утром встали, попробовали рыбу и, позавтракав, в десять часов двинулись дальше. Приехали на 712-й км магаданской трассы.

Погрузили танкетку на «Урал» и двинулись в сторону c. Ючюгей.

Из-за проблем с мотором 120 км от точки на трассе мы ехали десять часов. Около одиннадцати часов вечера подъехали к очередному разрушенному мосту через р. Аягокан: у него отсутствовал последний пролет (рис. 9). Но там уже работали дорожники. По перекинутым доскам перетащили на другой берег все вещи и, погрузившись на легковую машину УАЗ, отправились в центр наслега.

Опытно-производственное хозяйство (ОПХ) «Ючюгейское»

Якутского НИИ сельского хозяйства Сибирского отделения РАСНХ было образовано в 1989 г. на базе совхоза «Ючюгейский» в Ючюгейском наслеге Оймяконского улуса. Целью его создания было внедрение научных достижений в северное оленеводство и разведение лошадей якутской породы. Хозяйство было базой для проведения научно-исследовательской работы по пантовому оленеводству, улучшению породы лошадей, оздоровлению и увеличению поголовья оленей, производственных опытов по вскармливанию и одомашниванию оленей.

Лаборатория технологии и организации оленеводства Якутского НИИ Сельского хозяйства СО РАСХН с 2001 г. начала научноэкспериментальную работу в Государственном унитарном предприятии ОПХ «Ючюгейское». В опытном стаде проводится научно-исследовательская работа по комплексной программе «Создание селекционной группы оленей с пантовым направлением продуктивности», руководителями которой являются к.б.н. Г. Н. Осипова и к.э.н. Д. И. Сыроватский.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Рис. 8. Пригнанные олени возле дымокура. Оймяконский улус. 2004 г.

Рис. 9. Разрушенный наводнением мост. Оймяконский улус. 2004 г.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ За два года работы научными сотрудниками проведена полная ревизия поголовья оленей во всех стадах, составлен план племенной работы ОПХ до 2010 г., разработан и утвержден проект трудового договора между администрацией хозяйства и оленеводческой бригадой. Также была апробирована и усовершенствована технология сушки пантов северных оленей в полевых условиях горно-таежной зоны Якутии.

Проводится работа по усовершенствованию технологии содержания и подкормки опытных пантовых оленей и доноров крови.

В стаде № 7 создано пантовое поголовье. В перспективе в этом стаде планируется строительство кораля и изгороди для содержания 400 голов хоров-производителей и самцов-кастратов северных оленей.

Опытно-производственное хозяйство «Ючюгейское» — типичное хозяйство горно-таежной зоны, в котором сосредоточено шеститысячное поголовье оленей. В эту зону входят совхозы «Кировский», «Искра», «Оймяконский». Размеры стад здесь до недавнего времени колебались от 1100 до 1350 голов, маточного поголовья — от 550 до 750 голов.

Постоянная оленеводческая бригада — основная форма организации оленеводческого производства. Численность ее — до девяти человек, из них два санинструктора (чумработники) и один ученикпастух.

ОПХ было организовано в тот период, когда в России начался развал всей экономической системы, в том числе и сельскохозяйственной. Хозяйство было организовано на базе самого отсталого отделения совхоза «Оймяконский». В совхозе «Ючюгейский» не было сельсовета, средней школы. Дети заканчивали только два класса. В то время первым директором ОПХ был к.э.н. В. С. Винокуров.

Тогда он был избран депутатом Верховного Совета ЯАССР 12-го созыва. Это обстоятельство помогло в организации инфраструктуры хозяйства и села. Через два года село уже имело административный статус (сельсовет).

На 1 января 2004 г. в с. Ючюгей численность постоянного населения составляла 324 человека — 139 хозяйств. По данным похозяйственных книг за 2003 г. были зафиксированы следующие национальные и межнациональные браки: якут–якутка — 28, якут– Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Заметки о поездке в Оймяконский улус Республики Саха эвенка — 12 (все дети записаны эвенами), эвен–якутка — 6 (все дети записаны эвенами), эвен–эвенка — 8, русский–якутка — 1 (ребенок — русский), татарин–эвенка — 1, казах–эвенка — 1 (ребенок — казах).

В это же время в хозяйстве было 6235 голов домашних животных, из них важенок — 3044, лошадей — 579. Деловой выход оленят достигал 62 %. Сохранность взрослого поголовья составляла 88,3 %.

В хозяйстве имелось одиннадцать тракторов, четыре автомашины, три вездехода, двадцать восемь снегоходов «Буран».

В личных хозяйствах населения имелось: крупного рогатого скота — 88 (в том числе коров — 42), лошадей — 340, оленей — 947.

Все руководящие должности в поселке и опытном хозяйстве занимают якуты, несмотря на то что у многих из них имеется лишь среднее специальное образование (в основном ветеринарное). Оленеводами работают только эвены.

Расположение сезонных пастбищ тесно связано с зональным расположением по четырем вертикальным поясам: горные лишайниковые леса, редколесья, горные тундры и гольцы. Зимние пастбища находятся в лесном и частично в редколесном поясе. В долинах рек весьма распространены пушицево-осоковые кочкарники и ерниковые заросли с лишайниковым покровом, а по прирусловой части рек — ивняковые заросли с богатым злаково-разнотравным покровом. Выше в горах, вблизи границы леса расположены поздневесенние пастбища. Они приурочены к местам с наличием ягельных редколесий, травяных ивняков и осоковых кочкарников. Самая высокая тундровая зона, занимающая долины остепненных горных рек и склонов хребтов, является основным летним пастбищем. Горные пастбища, называемые «чистаями», особенно ценны тем, что они открыты, хорошо обдуваемы и богаты кормами, характеризуются отсутствием или малым количеством кровососущих насекомых и оводов.

Важнейшим элементом рационального использования оленьих пастбищ является пастбищеоборот, т.е. система чередования по годам выпаса, сроков и сезонов пастьбы с периодическим предоставлением отдыха. В каждой бригаде территорию пастбищ зимнего и ранневесеннего сезонов делят на три равноценных участка. Из них только одна часть используется в текущем году, остальные отЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ дыхают. В следующем году выпас производят на втором участке, на третий — на третьем. С четвертого года цикл повторяется.

На пастбищах остальных сезонов, исключая летний, организуют двухлетний пастбищеоборот: территорию делят на две части, которые попеременно используют через год.

Летние пастбища также делят на две части, но используют их под выпас ежегодно, без отдыха. Смысл этого в том, чтобы начало летнего выпаса не приходилось на одну и ту же часть: чередование использования летних пастбищ заключается в изменении путей захода на летовки. Эти требования рациональной эксплуатации пастбищных ресурсов обязательны для каждого оленеводческого хозяйства, и от их реализации зависит дальнейшее повышение эффективности отрасли.

Системы содержания оленей. Для горно-таежной зоны приемлемы стадная и изгородная системы выпаса животных. Стадный выпас, при котором олени находятся под постоянным и активным надзором пастухов в течение всего года, является наиболее совершенным (стадо охраняется постоянно, регулируется кормление животных и планово используются пастбища, своевременно проводятся зооветеринарные мероприятия, углубленная племенная работа) и обеспечивает более высокие производственные показатели отрасли.

К сожалению, бывают случаи нарушения технологии стадного содержания, когда стада окарауливаются лишь в течение какого-то периода времени. Животные длительное время пасутся на одном участке; в поисках грибов или лучшего корма в ночное время уходят далеко в сторону; разбегаются при нападении хищников; теряются в период гона, когда нередко дикие хоры уводят домашних самок.

Одним из путей сокращения потерь животных и облегчения труда оленеводов является организация изгородного содержания стад.

В изгородях на достаточной площади и при хорошем корме пасутся спокойно, рассредоточившись по территории, вытаптывают корм в меньшей степени, чем при стадном выпасе, в результате чего оленеемкость пастбищ увеличивается на 15–20 %, олени лучше нажировываются, потери почти исключаются. Изгороди в горно-таежной зоне применяют в разные сезоны года, но чаще всего в ранне- и позднеосенний периоды, когда из-за темных ночей, обилия грибов, приЭлектронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Заметки о поездке в Оймяконский улус Республики Саха ближения к стадам волков, высокой подвижности оленей, связанной с прохождением у них гона, вероятность откола и потерь животных наибольшая.

Выпас и содержание оленей по сезонам года. На оленьих пастбищах на протяжении года происходят непрерывные трансформации, связанные со сменой времени года: одни кормовые растения уступают место другим, изменяются запасы и питательность растений, их доступность. В связи с этим меняются условия выпаса и содержания оленей. Годичный цикл выпаса в зависимости от метеорологических, кормовых условий и содержания животных делят на шесть пастбищных сезонов.

Зимний сезон (ноябрь–март). Ограниченная доступность кормов из-за снега, настов, гололедицы, тяжелые погодные условия, темные и длинные ночи, осложняющие выпас оленей и охрану их от нападений хищников, делают зимний сезон трудным периодом в оленеводстве. Перед оленеводами ставится основная задача — сохранить поголовье оленей и не допустить значительной потери их упитанности.

Оленьи стада хозяйств горно-таежной зоны зимуют в лесном поясе на пастбищах, богатых лишайниками. До начала зимнего сезона производится разведка зимних пастбищ и выяснение состояния кормов и их доступности. При составлении годовых маршрутов особое внимание уделяется наличию ягеля и зимне-зеленых кормов на пастбищах, при достаточном количестве которых олени с зимовок выходят с неплохой упитанностью. В начале зимы используются те участки пастбищ, которые позднее становятся недоступными из-за глубины и плотности снежного покрова. Продолжительность выпаса на одних и тех же участках пастбищ зависит от их оленеемкости и колеблется в зимний период от десяти–пятнадцати дней до одного–полутора месяцев.

В марте стада подгоняют ближе к отельным пастбищам. В соответствии с зооветправилами за месяц до отела в стационарных коралях стада разбивают на плодовую и неплодовую части. После разбивки стада бригада разделяется также на два звена. Маток выпасают, как правило, три–четыре пастуха во главе с бригадиром, а остальные следят за неплодовой частью, находящейся в 5–10 км от маточного поголовья.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-198-5/ Оленеводы избегают слишком раннего перегона оленей на пастбища для отела, потому что ограничены их площади и запасы кормов на них. Перед самым отелом маточную часть перегоняют медленно, осторожно, т.к. важенки в это время становятся тяжелыми и малоподвижными. Суточные переходы, как правило, не превышают 10 км. Нередко на участках пастбищ с глубоким снегом пастухи прокладывают маткам путь, прогоняя впереди рабочих быков или проезжая несколько раз на нартах.

Ранневесенний сезон (апрель–май). В стадах происходит отел маток — важнейшая кампания в оленеводстве, успех которой зависит, прежде всего, от правильности выбора пастбищ и работы оленеводческой бригады. В пределах территории, отведенной в порядке землеустройства для ранневесеннего сезона, подбираются участки для выпаса плодовой части стада, где наряду с достаточным количеством ягеля рано появляются зеленые растения и в первую очередь пушица. Для отдельных пастбищ подходят участки на слабопересеченной местности с наличием леса, по склонам невысоких гор с южной стороны, в неглубоких распадках. Оленеводы избегают мест с очень густым лесом, высокими и крутыми горами, с наличием глубоких оврагов, захламленных валежником, на которых возможны травмы маток и выкидыши. Они стремятся располагать плодовое стадо как можно ближе к летним пастбищам, чтобы сократить путь перегона важенок с неокрепшими телятами.

Окарауливание ведется постоянно двумя пастухами, причем один периодически объезжает вокруг стада и не дает возможности животным слишком расходиться, т.к. это затрудняет наблюдение за ними и может привести к отколам и гибели от хищников. Второй, более опытный пастух, все время находится внутри стада. Обычно в головной части стада выпасаются подвижные матки: яловые, абортировавшие, уже отелившиеся, поздно телящиеся. В хвостовой — важенки, которые не могут быстро передвигаться (только что отелившиеся или находящиеся на последних днях стельности).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
Похожие работы:

«Author: Юрченко Аркадий Васильевич Хронология событий. Ищу истину: 20.92-00. 20-й век. 1992-2000гг. При Ельцине.121 с ОТ ГЕОРГИЯ ПОБЕДОНОСЦА ДО РОМАНОВЫХ. (ХРОНОЛОГИЯ ИСТОРИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ. ИЩУ ИСТИНУ) Содержание (Оглавление) 1.1.1. От автора. 1.1.2. Словарь. Значения древних слов, фраз и названий. 1.1.3. Великие люди мира и просто знаменитости. 1.2.1. Азбука кириллицы. Попытки прочтения. 1.2.2. О латинских и славянских языках. 1.2.3. О русской письменности. 1.2.4. Арабские надписи на русском...»

«ВИНОГРАДАРСТВО В КОЛОНИИ САРЕПТА ЦАРИЦЫНСКОГО УЕЗДА (1765-1917) Медведев В.Н. Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (грант № 00-01, 0128-а\В). Опубликована в научном ежегоднике Стрежень. Выпуск № 2. Под редакцией М.М. Загорулько. Волгоград, Издатель. ВолГУ 2001. СС. 375-383. В данном очерке сделана попытка осмысления исторического, хозяйственно-культурного вклада жителей колонии Сарепта в развитие виноградарства и виноделия Южной России, изучения их опыта, традиций, приемов и способов...»

«ы^ТОУД. год ОДЛЯСУЩ| ЦЕНА № - 1 5 кон. ИЗДАНИЯ ФЕНОЛОГИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ Календарь природы № 12, декабрь 1928 г. 4 Орган Вологодского Общества Краеведения под редакцией Фенбюро Есте­ Лиса бродит. ственно - исторической секции Адрес редакции: г. Вологда, Кремль, Вологодское Общество Краеведения СОДЕРЖАНИЕ: Е. И с п о л а т о в. Фенология и фитогеография. Н. С м и р н о в. Деление года на сезоны по фенологическим признакам. А. М и з е р о в. Биоклимат Череповецкого округа. С. П о п о в а....»

«Dorothy L. Sayers Have His Carcase Дороти Л. Cэйерс Где будет труп Перевод с английского Анны Савиных издательство аст Москва УДК 821.111-312.4 ББК 84(4Вел)-44 С97 This edition published by arrangement with David Higham Associates Ltd. and Synopsis Literary Agency Составление серии и предисловие Александры Борисенко Художественное оформление и макет Андрея Бондаренко Иллюстрации Наташи Ледвидж Сэйерс, Дороти Л. С97 Где будет труп / Дороти Л. Сэйерс; пер. с англ. А. Савиных. — Москва: АСТ:...»

«g А.М. Руткевич Сомнительные блага российского образования (inferior goods) А.М. Руткевич СОМНИТЕЛЬНЫЕ БЛАГА Статья поступила в редакцию в июне 2008 г. РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ (INFERIOR GOODS) Сравнение систем высшего образования в США, Западной Евро Аннотация пе, Китае и в современной России приводит к выводу о необходи мости безотлагательных реформ отечественных университетов. На основании известной теории низкокачественных благ автор де лает заключение, что значительный сегмент российских...»

«НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ К Ж И Т И Ю 95 И З Д Н Е В Н И К А П Р О Ф Е С С О Р А А. Д. Б Е Л Я Е В А В Отделе рукописей РГБ хранится архив профессора кафедры дог­ матического богословия Московской духовной академии Александра Дмитриевича Беляева (23.07.1849 - 29.10.1919). Ему принадлежат со­ чинения Любовь Божественная. Опыт раскрытия главнейших хри­ стианских догматов из начала любви Божественной (М., 1880, маги­ стерская диссертация), О безбожии и антихристе. Т. 1: Подготовле­ ние: признаки и время...»

«Департамент культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области Бюджетное учреждение культуры Вологодская областная детская библиотека Информационно-библиографический отдел Театральная жизнь Вологды Вологда 2012 1 Дорогие читатели! Этот сборник материалов посвящен театральной жизни Вологды. В издании кратко изложена информация о трех государственных театрах (Вологодском ордена Знак Почета государственном драматическом театре, Вологодском областном театре юного зрителя,...»

«Муниципальное учреждение культуры муниципального образования Город Архангельск Централизованная библиотечная система Центральная городская библиотека им. М. В. Ломоносова Новые книги Информационный список новых книг, поступивших в единый фонд Централизованной библиотечной системы г. Архангельска. I кв 2013 г. Архангельск 2013 1 ЕСТЕСТВЕННЫЕ НАУКИ 22.65 Андерсон Марк День, когда мы открыли Cолнце : потрясающая история об ученых XVIII века, наблюдавших за прохождением Венеры по диску Солнца /...»

«МОДЕРНИЗАЦИЯ РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ УЧАСТИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ ИНСТИТУТОВ В РАЗРАБОТКЕ СТРАТЕГИИ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ХХ В. PARTICIPATION OF VOLUNTARY ORGANIZATIONS IN THE DEVELOPMENT OF THE RUSSIAN EDUCATION MODERNIZATION STRATEGY IN THE 20TH CENTURY Кудряшёв А.В. Kudryashev А.V. Старший научный сотрудник лаборатории Senior research fellow of the Laboratory of истории педагогики и образования ФГНУ History of Pedagogics and Education of the Институт теории и истории педагогики РАО,...»

«Гид по медицинским музеям евразии москва 2014 содержание П22 ББК 5г.я2 УДК 61(091):069.02(4/5)(036) Приветствеие Наши советы по посещению медицинского музея Австрия, Вена. Музей истории медицины Австрии (Йозефинум) Австрия, Вена. Музей Зигмунда Фрейда Австрия, Вена. Музей стоматологии Англия, Лондон. Музей ассоциации дантистов Великобритании Беларусь, Минск. Музей истории медицины Беларуси Бельгия, Брюссель. Музей истории медицины Бельгии Германия, Берлин. Музей госпиталя Шаритэ Германия,...»

«Посвящается памяти моего первого духовного наставника схиигумена Феодосия (Ложкина) Игумен Нестор (Ложкин, в схиме Феодосий; 1933–2011) Сергей Шумило Православное подполье в СССР Конспект по истории Истинно-Православной Церкви в СССР Терен Луцк – 2011 УДК 94(4)“19” ББК 63.3(2)6 Ш 96 Научный редактор: Ткаченко В. В., доктор исторических наук, профессор Шумило С. В. В катакомбах. Православное подполье в СССР. Конспект по стории Истинно-Православной Церкви в СССР. – Луцк: Терен, 2011. – 272 с....»

«http://koob.ru Д.В. Винникотт “” ПИГЛЯ Отчет о психоаналитическом лечении маленькой девочки Перевод с английского Л.Н. Боброва под редакцией М.Н. Тимофеевой D.W. Winnicott THE PIGGLE An Account of the Psychoanalitic Treatment of a Little Girl Edited by Ishak Ramzy Москва Независимая фирма “Класс” 1999 http://koob.ru УДК 616 ББК 57.3 В 48 Винникотт Д.В. В 48 “Пигля”: Отчет о психоаналитическом лечении маленькой девочки/Пер. с англ. Л.Н. Боброва. — М.: Независимая фирма “Класс”, 1999. — 176 с. —...»

«40 ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ Государственные инвестиции и государственно-частные партнерства Бернарден Акитоби, Ричард Хемминг и Герд Шварц МЕЖДУНАРОДНЫЙ ВАЛЮТНЫЙ ФОНД 40 ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ Государственные инвестиции и государственно-частные партнерства Бернарден Акитоби, Ричард Хемминг и Герд Шварц МЕЖДУНАРОДНЫЙ ВАЛЮТНЫЙ ФОНД ©2007 Международный Валютный Фонд Редактор серии Асимина Каминис Департамент внешних связей МВФ Дизайн обложки и компьютерная верстка Массуд Этемади и Чун Ли Отдел мультимедийных...»

«Борис Пастернак: Доктор Живаго Борис Леонидович Пастернак Доктор Живаго Борис Пастернак: Доктор Живаго 2 Аннотация Доктор Живаго (1945–1955, опубл. 1988) – итоговое произведение Бориса Леонидовича Пастернака (1890–1960), удостоенного за этот роман в 1958 году Нобелевской премии по литературе. Роман, явившийся по собственной оценке автора вершинным его достижением, воплотил в себе пронзительно искренний рассказ о нравственном опыте поколения, к которому принадлежал Б. Л. Пастернак, а также...»

«ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, Н.Н. Рыбушкин УПРАВЛЕНИЯ А.В. Краснов И ПРАВА Кафедра педагогики и педагогической психологии ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА Учебно-практическое пособие Рекомендовано экспертным советом по дистанционному образованию Института экономики, управления и права в качестве учебно-практического пособия для систем высшего и дополнительного образования КАЗАНЬ 2004 СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ Рыбушкин Н.Н., к.ю.н., профессор. Окончил Казанский государственный университет в 1980 г. по специальности...»

«Библейско богословская коллекция Серия ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ Павел Хондзинский, прот. МИТРОПОЛИТ СТЕФАН ЯВОРСКИЙ И АРХИЕПИСКОП ФЕОФАН ПРОКОПОВИЧ. (ПО СЛЕДАМ ДИССЕРТАЦИИ Ю. Ф. САМАРИНА) [Эл. издание. СПб., 2011] © Сканирование и создание электронного варианта: издательство Аксион эстин (www.axion.org.ru), 2011 Аксион эстин Санкт Петербург 2011 Протоиерей Павел Хондзинский Митрополит Стефан Яворский и архиепископ Феофан Прокопович. (По следам диссертации Ю. Ф. Самарина) В 1880 году в свет вышел...»

«Известия Музейного Фонда им. А. А. Браунера - Том VIII - № 2 - 2011 Б. Б. МУХА Одесский национальный университет О СЕБЕ И О ВРЕМЕНИ* Описывается жизненный путь и воспоминания бывшего заведующего палеонтологическим музеем Б. Б. Мухи. Рассказывается о студенческой жизни в стенах Одесского университета, службе в Советской Армии, работе в комсомольских и государственных органах Советской Украины, научной деятельности. Приводится описания жизни и быта советских людей во второй половины 20 столетия....»

«Раздел 2 СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ РОССИИ И УРАЛА А. М. Сафронова КНИГИ О РЕЛИГИИ И ЦЕРКВИ В БИБЛИОТЕКЕ В. Н. ТАТИЩЕВА В ЕКАТЕРИНБУРГЕ (1734—1737) Среди современников Татищев слыл вольнодумцем и безбожником. Он не был теистом, не считал Бога абсолютной бесконечной личностью, стоящей над миром и человеком. В вопросах религии и церкви Татищев стоял на позициях религиозного скептицизма и деизма — религиознофилософского учения, распространенного в XVII—XVIII вв., признающего Бога творцом мира, но...»

«ПОРОК Илья Райх 1 18+ ПОРОК Илья Райх 2 Следователь Романов расследует серийное убийство трех женщин, принадлежащих к разным сословиям. Преступник по фамилии Воинов сам явился с повинной, сдался правосудию и рассказал, как предавал экзекуции несчастных жертв. На первый взгляд – все просто, преступление легко вписывается в классическую модель серии убийств. Но страж закона чувствует, что не все так однозначно, есть какие-то скрытые силы, заинтересованные в гибели женщин, и он через призму личной...»

«УДК 39 ББК 63.5(3) Б48 СОДЕРЖАНИЕ Редакционная коллегия: А. С. Архипова (редактор серии), Д. С. Ицкович, А. П. Минаева, С. Ю. Неклюдов (председатель редакционной коллегии), Е. С. Новик Научный редактор А. С. Архипова Исследование выполнено в рамках Профаммы фундаментальных исследований Президиума РАН Этнокультурное взаимодействие в Евразии* и поддержано грантом РФФИ № 04-0б-80238а и грантом INTAS 05-1000008-7922 Художник серии Н. Козлов Березкин Ю. Е. Б48 Мифы заселяют Америку: Ареальное...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.