WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«'V v ;y 7, r, V/ • i •: Рядом. Щ : Я.И.В А В И Л О В Ы М !, '/-1. •* '• - V • • г • а /.. Л.•..• • :• 1 •• ‘ 'Г. История Санкт-Петербургского университета в ...»

-- [ Страница 1 ] --

••.ГИ7. •;

*

Y:;

i.,

*.../ •. I ' 'V v ;y 7, r, V/ • i •:

Рядом. Щ : Я.И.В А В И Л О В Ы М !

, '/-. •* '• - V • • г • а»

/.. Л.•.

.• • :• 1 •• ‘ 'Г.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ И ЗД АТЕ Л ЬС ТВО *СОВЕТСКАЯ РОССИЯ» МОСКВА — История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ Рялот с Н. И. ВАВИ ЛО ВЫ М

СБОРНИК ВОСПОМИНАНИЙ

Издание второе, дополненное История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/ 63(09) Р С оставитель Ю. Н. В А В И Л О В % Рядом с Н. И. Вавиловым. Сборник воспоминаний.

Р98 Изд. 2-е, доп. М., «Сов. Россия», 1973.

256 с. с илл. на вкл.

На обороте тит. л. сост. Ю. Н. Вавилов.

Эта книга рассказывает о жизни и деятельности Николая Ивановича В а ­ вилова — создателя обширной отечественной школы биологов, растениеводов, генетиков и селекционеров. Однако это не попытка специальных исследований его научных трудов и не просто перечень основных вех его жизни. Со страниц книги звучат голоса современников, и читателю предстает живой Вавилов — не только выдающийся ученый нашей эпохи, но и замечательный человек, умеющий привлекать к себе глубочайшие симпатии всех, кто с ним когда-либо соприкасался, кому посчастливилось работать с ним рядом.

Сборник приурочен к 85-летию со дня рождения Н. И. Вавилова.

6 -2 63(0») В з N° 44— 1972 № История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве §

НИКОЛАЯ И ВАН О ВИ Ч В А В И Л О В

Настоящий сборник посвящен всемирно известному со­ ветскому ученому, выдающемуся ботанику и растениеводу, генетику и дарвинисту, организатору и руководителю сельско­ хозяйственной науки в СССР, основоположнику новых н а ­ правлений в биологической науке, неутомимому путешествен­ н и к у — исследователю и географу — Н иколаю Ивановичу Вавилову.





Николай Иванович Вавилов родился 26 ноября 1887 года в Москве. Отец его, Иван Ильич, стремясь сделать сына сво­ им преемником, отдал его на учение в одно из коммерческих средних учебных заведений в Москве. Лишенный возмож но­ сти по окончании училища немедленно поступить в М осков­ ский университет, Николай Иванович, следуя своим стремле­ ниям и интересам, избрал Московский сельскохозяйственный институт (ныне Тимирязевскую академию ), куда и пришел в 1906 году.

Уже в студенческие годы Вавилов проявил большой инте­ рес к научным исследованиям, которым отдавался с колос­ сальной энергией и неутомимостью, и этим завоевал огромную популярность, любовь и уважение своих товарищей и учите­ лей. Его однокурсник, впоследствии академик ВАСХНИЛ Алексей Никанорович Соколовский, отмечает в своих воспо­ минаниях, что «за студента Вавнлоза боролся целый ряд к а ­ федр». При кафедре профессора Н. М. Кулагина он выполнил ценную научную работу «Полевые слизни, вредители полей и огородов», опубликованную в 1910 году и удостоенную премии имени А. П. Богданова Московского политехнического музея.

По окончании учебы Николай Иванович прошел школу крупнейших ученых. Оставленный в институте для подготовки к профессорскому званию при кафедре частного земледе­ лия у Д. Н. Прянишникова, он был прикомандирован к се­ лекционной станции, которой в то время руководил ее осно­ ватель Дионисий Леопольдович Рудзинский. На станции ВаИстория Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве вилов сделал первые шаги по изучению иммунитета к у л ь ту р ­ ных растений к паразити чески м грибам, что п р о д о л ж а л о ин­ тересовать его всю ж и зн ь и чему он посвятил впоследствии немало своих трудов. В это ж е время он вел педагогическую работу в институте и на Голицынских высших женских с е л ь ­ скохозяйственных курсах.

В 1911 — 1912 годах Н и колай Иванович р аб о т ал в П е т е р ­ бурге в качестве п р ак т и к ан т а в Б ю ро по прикладной бо тан и ­ ке у Р. Э. Р еге л я и в Б ю р о по микологии и фитопатологии у известного миколога А. А. Ячевского. В 1913 году д л я по­ полнения своих знаний он был ком андирован за границу.

В Англии п р одо л ж и л исследования у Бетсона, Пеннета и Бивена, во Ф ранции — у Вильморена, в Германии — в л а ­ боратории Эрнста Геккеля. Н а ч а в ш а я с я п ервая м ировая война п р ер в ал а эту поездку. »

В 1917 году В ави лов избирается профессором генетики, селекции и частного зем л едел и я на агрономическом ф а к у л ь т е ­ те С аратовского университета. В 1921 году он участвует в М еж д ун ародн ом конгрессе по сельскому хозяйству в США.

Здесь Н и колай Иванович ор ган и зо вал Советское бюро по интродукции ценных растений, с помощью которого по пору­ чению Н а р к о м зе м а Р С Ф С Р интродуцировал в С С С Р из СШ А и К ан а д ы большое количество растительного м атер и а л а, в том числе семена ценных сортов сельскохозяйственных культур, в которых в это время н аш а стран а особенно н у ж ­ далась.

В 1923 году Н. И. В авилов — член-корреспондент А к а д е ­ мий наук С С С Р и директор Государственного института опы т­ ной агрономии. Н есколько позднее — директор Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур.





В 1929 году Н и колай Иванович становится академиком Академии наук С ССР, в составе которой он был самым м о­ лодым ученым, и одновременно — действительным членом Украинской Академии наук. В том ж е году он первый п р ези ­ дент Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук, со­ зданной по инициативе В. И. Л енина, и зан и м ает этот пост в течение шести лет. С 1930 года до конца своей научной д е я ­ тельности Николай Иванович неизменно возгл авл яет И нсти­ тут генетики А кадемии наук СССР.

З а свои научные заслуги Н. И. В авилов в 1926 году был в числе первых советских ученых удостоен премии имени В. И. Ленина.

Н а р я д у с научной Н иколай Иванович вел и большую о б ­ щественную работу. С 1926 по 1935 год он был членом Ц И К 6 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве СССР и неоднократно избирался членом В Ц И К и депутатом Ленинградского Совета. Одновременно с этим он читал л е к ­ ции и выступал с докладам и перед самой различной аудито­ рией, руководил секциями сельского хозяйства в различных общественных учреждениях и вел обширную переписку как внутри страны, так и за рубежом. Николай Иванович прини­ мал активное участие в организации сельскохозяйственных выставок в Москве 1923 и 1939 годов. В 1940 году ему была присуждена Больш ая золотая медаль ВСХВ.

Н. И. Вавилов был выдающимся ботаником. Область его научных интересов затр аги в ал а вопросы морфологии, систе­ матики, анатомии, генетики, селекции, физиологии, иммуните­ та, происхождения, истории, географического распростране­ ния, приемов возделывания и д а ж е технологии культурных растений. Все это нашло свое отражение в его научных тр у­ дах, позволивших ему выдвинуть ряд крупных теории в р а з ­ личных областях биологии.

Рассм атривая научное творчество Н. И. Вавилова, трудно указать, где кончаются его исследования как ботаника и н а ­ чинаются чисто растениеводческие работы, как равно невоз­ можно провести границу между его трудами растениеводче­ ского и генетического характера. Одна из его крупных заслуг заключается в том, что, решая растениеводческие вопросы, он подымал одновременно глубочайшие проблемы генетики, а в его генетических разработках содержится источник круп­ ных растениеводческих проблем. К ак высокоодаренный чело­ век, он был многогранен в своих интересах и в своем твор­ честве.

Все более или менее крупные труды Н. И. Вавилова опре­ делили собой решительный поворот в теории и в методах ис­ следований. Д а ж е небольшие работы были отмечены печатью его яркой самобытности и характеризовались оригинальным подходом к поставленной задаче и ее решениям. И новый, до­ бытый им самим, и старый, уже известный научный материал он преломлял сквозь свою собственную призму. Его научные труды, его изумительные по новизне и оригинальности иссле­ дования, его идеи, концепции и теории раскрыли перед био­ логами, растениеводами и генетиками необычайно широкие горизонты и вдохновили их на новые плодотворные исследо­ вания. После опубликования Николаем Ивановичем своих ос­ новных трудов почти все биологические исследования у нас и за рубежом развивались в направлении высказанных им идей.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве О дна из небольших ранних работ Н. И. В ави лова — «О происхождении культурной ржи» — была опубликована в 1917 году. По ф орме это красивый этюд, рисующий историю возникновения одного из известных и широко культи ви руе­ мых растений. Но Н. И. В ави лов тщ ательно проследил этапы эволюции т а к н азы в аем о й сорно-полевой рж и в современную культурную р о ж ь и обосновал ранее неизвестный путь в о з ­ никновения целого р яд а более молодых культурных растений.

Он п о казал, к ак в недрах древних земледельческих культур из засо р яю щ и х их сорно-полевых растений медленно и по­ степенно возникает новая м олодая культура. Такой путь с т а ­ новления культурных растений о к а з а л с я х ар актер н ы м дл я овса и р ы ж и к а и, вероятно, будет еще не раз использован д л я изучения истории других земледельческих культур.

В этой небольшой работе Н. И. В авилов впервые о х а р а к ­ тери зовал ю го-западную Азию к а к центр ф о рм о о б р азо ван и я ржи и пшеницы и з а л о ж и л н ач ал о своим последующим иссле­ дован и ям по установлению центров происхождения к у л ь ту р ­ ных растений, среди которых Азия вообще и ю го -зап адн ая Азия в частности играют весьма важ ную роль. Н аконец, он Епервые п о казал возмож ность прилож ения к ботаническим исследованиям данных сравнительного язы кознания, подверг­ нув лингвистическому ан ал и зу свои биологические и сследова­ ния по происхождению культурной ржи. После В ави лова этот метод применялся в качестве добавочной аргументации и д р у ­ гими учеными.

Серия его ранних работ была посвящена проблеме и м м у­ нитета растений к грибным заболеван иям. Она н ач ал ась с изучения устойчивости хлебных зл ак о в к паразитическим грибам и зав ер ш и л ась крупной монографией «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям». Этот капитальный труд, опубликованный в 1919 году, не только обобщ ил имев­ шиеся к тому времени данные по иммунитету растений, но по-новому поставил всю проблему, д а л полную к л а с с и ф и к а ­ цию явлений иммунитета и п о казал возможность ее р а з л и ч ­ ного решения, в том числе и с позиции физиологии. К а к по­ путный результат, изучение иммунитета растений привело Н. И. В авилова к открытию нового вида пшеницы — персид­ ской, выделенной им по признаку физиологической устойчиво­ сти ко многим грибным заболеваниям.

Физиологический иммунитет был использован Н. И. В а в и ­ ловым т а к ж е в качестве нового метода в установлении гене­ тической близости видов растений, в том числе пшеницы.

Позднее он не раз в о зв р ащ ал ся к этой теме и в 1935 году История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве опубликовал еще один капитальный труд — «Учение об имму­ нитете растений к инфекционным заболеваниям», а в 1940 го­ ду сделал ныне опубликованный д окл ад «Законы естествен­ ного иммунитета растений к инфекционным заболеваниям».

Растениеводам очень близок и дорог вышедший в свет в 1922 году труд Н. И. Вавилова «Полевые культуры ЮгоВостока», содержащий интересный анализ состава и методов возделывания полевых культурных растений засушливой з о ­ ны. Это образец исследования местных особенностей зем леде­ лия и перспектив его дальнейшего развития, и он действитель­ но стал образцом многочисленных аналогичных работ по отдельным почвенно-климатическим районам Советского Союза и зарубеж ны х стран.

Величайшей научной заслугой Н. И. Вавилова было уста­ новление широко известного закона гомологических рядов в наследственной изменчивости, прославившего его имя еще ь молодые годы. Этот труд должен быть отнесен к циклу ге­ нетических исследований Вавилова. В нем он показал, что родственные виды и роды в значительной мере повторяют друг друга в своей изменчивости. Генетическое значение его определяется прежде всего той единой и всеобщей зако н о­ мерностью, которая указывает пути формообразования у р а с ­ тительных организмов. По существу это первое крупное ис­ следование, внесшее новый вклад в бессмертное творение Д арвина о происхождении видов.

Важ нейш ая философская сущность этого труда з а к л ю ­ чается в том, что Н. И. Вавилов, признавая значительную роль внешней среды в эволюции растительных форм, при­ давал первостепенное значение внутренним особенностям с а ­ мого растительного организма как объекта эволюции, ибо направления эволюционного развития зависят прежде всего от природных возможностей самого организма. В эволюцион­ ном развитии живых организмов нет хаоса, и, несмотря на поразительное разнообразие форм, изменчивость укл ады вает­ ся в определенные закономерности. Попытку вскрыть эти з а ­ кономерности и приподнять еще одну завесу над тайнами био­ логии сделал Н. И. Вавилов.

Но закон гомологических рядов в наследственной измен­ чивости имеет большое значение и для чисто растениеводче­ ского познания и использования растений. Он прежде всего устанавливает твердые основы систематики обширного разно­ образия растительных форм, которыми так необычайно бога­ ты культурные растения вообще и древние культуры в част­ ности. Он снабжает ботаника и растениевода ясным предИстория Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве В личных записях участника съезда Сергея Ивановича Жегалова, любезно предоставленных мне его дочерью Татьяной История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве ыкоб снстемагнческой нения и к выяснению вопроса о локализации форм культурных «льного мира и этим | знакомит с разнообра- деятельности он начал исследование культурной флоры раз­ • и вооружает селек- личных стран. Позднее эти экспедиционные исследования иьаетшшА иэмевчиво- нейшее участие и лично посетил и обследовал ряд стран.

спкш селекционном Нет никакой возможности даже сжато изложить его ги­ я слушателями как вы­ гантскую экспедиционную работу, потребовавшую больших ну мфальное достижение знаний, физических усилий и мужества. Однако для того, перед биологами шнро- чтобы создать о ней хоть общее представление, назовем [отворнш исследований. весьма кратко главные направления его географических ис­ сп дочерью Татьяной Первые из них относятся еще к студенческим годам, когда ч а е м доклада й. И. Ва- Николай Иванович с группой студентов Московского сель­ делегате* водвялс! на скохозяйственного института прошел через Северный Кавказ будет приветствовать В 1916 году Вавилов посетил Северный Иран, Фергану иве • 1920 году * * во- для установления закона гомологических рядов и для истории рщй том «Теоретических в 1935 году, /у проводятся исследования районов Среднего и Нижнего По­ тр о га л с я нападкам.Ос*, * 2 ? Г аГ0 значение как |ЭГтЛ « зк они опреской и экономической характеристике этой страны.

*ра • 5 * Г _ МЛемон заслуВ 1925 году обследуется Хивинский оазис и некоторые я мы ‘, «е толь*0 “е От Средиземного моря Н. И. Вавилов направился в Крас­ *SS? tp^pT‘ ставлением о месте каж дой, д а ж е мелкой систематической единицы в огромном богатстве растительного мира и этим облегчает его изучение и познание. Он знаком ит с р а з н о о б р а ­ зием исходного м а т ер и а л а д л я селекции и в о о ру ж ает с е л е к ­ ционера теоретическим оружием, у к азы в аю щ и м ему пути и н ап р авл ен и я его селекционной работы.

З а к о н гомологических рядов в наследственной изменчиво­ сти впервые прозвучал на III Всероссийском селекционном съезде в июне 1920 года и был оценен сл у ш ател ям и как в ы ­ даю щ ееся научное событие, как тр и у м ф ал ьн о е достижение молодой советской науки. Он открыл перед биологами ш иро­ чайшие перспективы новых плодотворных исследований.

В личных зап исях участника съезда Сергея И вановича Ж е г а лова, лю безно предоставленных мне его дочерью Татьяной Сергеевной, отмечается, что по окончании д о к л а д а Н. И. В а ­ вилова, когда утихли бурные овации делегатов, поднялся на трибуну известный физиолог В. Р. Зален ски й и заявил:

«Съезд стал историческим. Биология будет приветствовать своего Менделеева».

вом, дополненном виде вошел в первый том «Теоретических основ селекции», выпущенный в свет в 1935 году.

З а к о н гомологических рядов подвергался н ап ад к ам. О с ­ новной упрек, которым пытались опорочить его значение как крупной биологической теории, сводился к тому, что закон этот ограничивает эволюцию ж ивого мира строгими р ам кам и и потому не мож ет быть всеобщим и объективным. Но Н. И.

Вавилов никогда не отрицал возможности эволюции самих рядов наследственной изменчивости. Однако, д а ж е если в о з­ можности эволюции органического мира шире, чем они опре­ делены законом гомологических рядов, неотъемлемой з а с л у ­ гой Н. И. В авилова все ж е остается тот факт, что он сумел п о казать нам хотя бы один из тех неизвестных еще законов, которые определяют эволюционное развитие растений, и по­ к а з а л это с убедительностью, основанной на ан ализе о б ш и р ­ ного и тщ ательно изученного м атериала. Ведь тот ж е упрек можно было бы сделать в свое время и периодической системе элементов Менделеева, однако сегодня мы являем ся свидете­ лями того, что бессмертное творение М енделеева не только не помешало, но способствовало бурному развитию химии и ф и ­ зики и их современным успехам.

Изучение закономерностей изменчивости и детальное ис­ следование многообразия растительных форм привели Н. И. В авилова к проблеме их географического р асп р о ст р а­ нения и к выяснению вопроса о локализации форм культурных растений. С этой целью уже в ранние годы своей научной деятельности он начал исследование культурной флоры р а з ­ личных стран. Позднее эти экспедиционные исследования приобрели широкий разм ах и были поддержаны Советским правительством. Сам Николай Иванович принял в них актив­ нейшее участие и лично посетил и обследовал ряд стран.

Нет никакой возможности д а ж е сж ато изложить его ги­ гантскую экспедиционную работу, потребовавшую больших знаний, физических усилий и мужества. Однако дл я того, чтобы создать о ней хоть общее представление, назовем весьма кратко главные направления его географических ис­ следований.

Первые из них относятся еще к студенческим годам, когда Николай Иванович с группой студентов Московского сел ь­ скохозяйственного института прошел через Северный К авказ и Закавказье.

В 1916 году Вавилов посетил Северный Иран, Фергану и Памир. Это путешествие дало ему интересный материал для установления закона гомологических рядов и дл я истории культурной ржи.

С 1917 по 1921 год под руководством Н иколая Ивановича проводятся исследования районов Среднего и Нижнего П о­ волжья, которые легли в основу труда «Полевые культуры Юго-Востока».

В 1921 — 1922 годах Н. И. Вавилов знакомится с обш ир­ ными областями США и Канады.

В 1924 году организует экспедицию в Афганистан, изучает совершенно неизвестные его части и собирает исключитель­ ной ценности материал по культурной флоре и по географиче­ ской и экономической характеристике этой страны.

В 1925 году обследуется Хивинский оазис и некоторые районы Узбекистана.

Больш ая экспедиция была предпринята Н. И. Вавиловым в 1926— 1927 годах. Она охватила почти все средиземномор­ ские страны Африки и Европы — Алжир, Тунис, Марокко, Египет, Сирию, Палестину, Трансиорданию, Грецию, остров Крит и остров Кипр, Италию с островами Сицилия и С ар д и ­ ния, Испанию и Португалию 1.

От Средиземного моря Н. И. Вавилов направился в К рас­ ное и побывал во Французском Сомали, Эфиопии и Эритрее.

1 Упоминаемые в книге страны называются в соответствии с политиче­ ской картой того времени.

Эта экспедиция позволила Н и ко лаю И вановичу собр ать ги­ гантские данны е к ак д л я монографической характери сти ки некоторых из этих стран, т а к и д л я разви ти я его теоретиче­ ских концепций.

В 1929 году Н. И. Вавилов посетил З а п а д н ы й Китай, Я п о ­ нию и Корею.

В 1930 году он совершил поездку в Ц ентральн ую Америку и Мексику, в 1931 году — в Д а н и ю и Швецию, а в 1932 и 1933 годах осуществил продолж ительное путешествие по с т р а ­ нам Л ати н ско й Америки, охватив Кубу, Перу, Боливию, Ч и ­ ли, Б р ази л и ю, Аргентину, Уругвай, остров Т ри н идад и П у э р ­ то-Рико.

Много внимания у делял Н и колай Иванович различны м районам Советского Со#оза, особенно К ав к азу, который он считал интереснейшим очагом ф орм ообразовательны х про­ цессов у культурных растений.

Трудно д а ж е представить себе, как один человек мог о бъехать так много стран, и притом не как турист, а к ак уче­ ный, собираю щ ий необходимый научный м атериал, десятки тысяч образц о в семян и растений д л я того, чтобы з а л о ж и т ь основу новой селекции, новых идей и новых теорий.

Н и колай Иванович орган и зовал т а к ж е большое количе­ ство экспедиций без своего участия; их совершили научные работники В И Р а и других учреждений.

З а экспедициями В ави лова внимательно следили во мно­ гих странах. Ему стали п о д р а ж а т ь, поняв огромную зн ачи ­ мость собираемого растительного м атериала. И м я Н. И. В а ­ вилова упоминалось н аряд у с именами наиболее п р ославл ен ­ ных в мире путешественников.

Многочисленные поездки позволили Н и ко лаю И вановичу накопить необычайно большое количество растительных об­ разцов, составляю щ их богатейший и д ал еко еще не полностью использованный фонд исключительного р азн о о б р ази я р асти ­ тельных форм и их признаков, равного которому нет ни в о д ­ ной стране. Он содер ж ал в 1940 году более 160 тысяч о б р а з ­ цов семян.

О бработка этого м атер и а ла д а л а возможность Н и колаю Ивановичу опубликовать р яд ценнейших исследований, среди которых первым, в 1926 году, был капитальный труд «Центры происхождения культурных растений». Следом за ним, в 1927 году, появилась в печати небольшая, но теоретически очень в а ж н а я работа «Географические закономерности в р а с ­ пределении генов культурных растений».

В этой работе, написанной на пароходе при возвращении из поездки в Эфиопию, Н. И. Вавилов впервые в биологиче­ ской науке дал научное обоснование распределению форм культурных растений по земному шару. Он показал, что в центрах происхождения, где обнаруж иваю тся интенсивные формообразовательные процессы и где собраны почти все д о ­ минантные и рецессивные1 признаки растений, проявляют се­ бя преимущественно доминантные признаки. Рецессивные же признаки, с которыми нередко связаны и ценнейшие хозяйст­ венные качества растений, могут проявить себя устойчиво, лишь выйдя за пределы этих центров, где они не будут п одав­ ляться и маскироваться доминантными признаками. В ш утли­ вой форме Николай Иванович говорил, что эта мысль возник­ ла у него в результате наблюдений в Эфиопии, где живут л ю ­ ди с черной кожей, растут чернозерные (фиолеговозерные) пшеницы и черная морковь и распространены черноокрашенные паразиты человека. Скопление в Эфиопии этих и других доминантных признаков привело его к необходимости глубже вдуматься в закономерности распределения форм культурных растений в центрах их формирования и за их пределами. Ве­ роятно, высказанные Вавиловым в этой небольшой статье идеи имеют общебиологическое значение, но они ярче всего показаны им на культурных растениях.

На протяжении 10— 12 лет Николай Иванович опублико­ вал на эту тему еще ряд небольших работ. Заверш аю щ им был крупный труд «Учение о происхождении культурных р ас­ тений после Дарвина», вышедший в 1940 году. Во всех этих работах Н. И. Вавилов снова выступил как генетик, вскрыв­ ший новые биологические закономерности. Он у казал в них на центры сосредоточения величайшего разнообразия расти­ тельных форм, откуда могут быть почерпнуты формы, н у ж ­ ные для сельского хозяйства и особенно для селекционной работы.

Идея центров происхождения культурных растений при­ знана передовой наукой всех стран и широко используется для практических целей. Не удивительно, что, познакомив­ шись с капитальными трудами Н. И. Вавилова «Закон гомо­ логических рядов» и «Центры происхождения культурных растений», Алексей Максимович Горький, очарованный их глубиной и широтой мыслей, написал в одном из своих пи­ сем: «Как все это талантливо, как значительно!»

Говоря о выдающихся теоретических исследованиях 1 Д о м и н а н т н ы е — те из родительских признаков, которые преобла­ дают у гибрида, в противоположность подавленным признакам — р е ц е с ­ сивным.

Н. И. В ави лова, нельзя обойти молчанием еще одну его р а ­ б о т у — «Линнеевский вид как система», имеющую важ н о е принципиальное значение д л я биологии. В ней Н. И. В авилов раскры л глубочайш ее сод ер ж ан и е до этого весьма простого биологического понятия — «вид», его объем и его внутреннюю структуру. Он п о к азал применительно к биологии с п р а в е д л и ­ вость ленинской мысли о том, что в самом простом понятии может быть о б н ар уж ен о слож нейш ее содержание. Этот на п е р ­ вый в згл яд чисто ботанический труд Н. И. В ави лова имеет особо важ ное значение д л я систематики культурной флоры, необычайно дифференцированной, разн ообразн ой и в к л ю ч аю ­ щей в себя сам ы е различны е систематические единицы.

ку всех работ Н. И. В авилова. О становимся на некоторых важ нейш их н ап р авл ен и ях его научных исследований.

учных основ селекции. Они со д ер ж ат ся в ряде его трудов, к а ­ саю щ ихся самых различны х сторон селекционной теории и практики, среди которых д о л ж н ы быть особо отмечены «Селекция к а к наука», «Ботанико-географические основы се­ лекции», «Н аучные основы селекции пшеницы» и «Мировые растительные ресурсы и их использование», опубликованные на протяжении 1934— 1938 годов. В них освещена проблема исходного м атери ала, богатейшие ресурсы которого откр ы ­ ты его теоретическими исследованиями и практическими сбо­ рами во время экспедиций, д а н а теория интродукции расте­ ний, которой В авилов всегда интересовался, р а зр а б о т а н ы бо­ танико-географические основы селекции, показан о значение для селекции отдаленной межвидовой и межродовой гибри­ дизации, раскры ты возможности селекции на засухоустойчи­ вость, на иммунитет к грибным заб о л ев ан и ям и т. д.

Перу Н. И. В авилова п ри н адлеж и т много работ, непосред­ ственно касаю щ ихся земледелия. Сюда надо причислить п р е ж ­ де всего работы, относящиеся к проблеме происхождения земледелия, истоки которого он видел не в широких долинах крупных рек, а на пересеченном рельефе горных районов.

Н. И. Вавилова интересовали проблемы развития з е м л е ­ делия в самых различных, в том числе и в мало освоенных в сельскохозяйственном отношении, районах. Его работы по­ священы развитию горного земледелия, дл я чего им обобщен мировой опыт земледельческого освоения высокогорий; п ро­ блемам северного земледелия; вопросам освоения влаж ны х и сухих субтропиков и интродукции в эти районы новых р а с ­ тений; проблеме развития земледелия в полупустынях; путям развития сельского хозяйства в ряде областей Советского Союза и т. д. Он пропагандировал широкое внедрение в наше сельское хозяйство двойных межлинейных гибридов кукуру­ зы и залож и л начало создания отечественных гибридных сор­ тов в опытных учреждениях Всесоюзного института растение­ водства.

Экспедиции, осуществленные Н. И. Вавиловым, позволили ему опубликовать ценнейшие монографии по земледелию не­ которых стран, наиболее крупная из них — «Земледельческий Афганистан», за которую ему была присуждена Географиче­ ским обществом золотая медаль имени Пржевальского.

В списках трудов Н. И. Вавилова имеется около 300 круп­ ных научных исследований и небольших, но высокоценных работ, развивших новые оригинальные идеи и научные поло­ жения. Полную и объективную оценку научного подвига это­ го ученого даст история, и можно не сомневаться, что эта оценка будет высокой.

Хочется сказать несколько слов о Николае Ивановиче как организаторе советской сельскохозяйственной науки.

Мне представляется возможность только кратко остано­ виться на работе Н. И. Вавилова в качестве президента ВАСХНИЛ. Освещение деятельности Н иколая Ивановича на этом посту с 1929 по 1935 год требует специального исследо­ вания, еще никем не произведенного, и заняло бы целые тома.

Главным ее направлением было создание и развитие большо­ го числа научных сельскохозяйственных институтов, в том числе крупных, головных по многочисленным отраслям сель­ ского хозяйства, и вместе с этим укрепление широко разветв­ ленной их сети. Под его руководством возникли институты зернового хозяйства в основных зерновых зонах нашей ст р а ­ ны, институты картофельного хозяйства, льна, конопли, хлоп­ ководства, кормов, масличных культур, кукурузы, плодовод­ ства, овощеводства, субтропических культур и чая, виногра­ дарства и других. Был высоко поднят авторитет Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук как центрального ш т а ­ ба, призванного руководить сельскохозяйственной наукой и направлять ее развитие в полезную для страны сторону.

Особенно велика была роль Н. И. Вавилова в руководстве Всесоюзным институтом прикладной ботаники и новых куль­ тур, ставшего основным в системе ВАСХНИЛ и переимено­ ванного в 1930 году во Всесоюзный институт растениеводства.

На посту директора этого института Николай Иванович про­ был с 1924 по 1940 год. Как уже отмечено, в этом институте была собрана уникальная коллекция культурных растений, История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве забо та о пополнении, сохранении и изучении которой т р е б о ­ в ала много внимания и сил. Эта коллекция с л у ж и л а ценней­ шим исходным м атери алом д л я работы селекционных у ч р е ж ­ дений Советского С ою за и б л а г о д а р я ей было выведено м но­ го ныне широко распространенных районированных сортов сельскохозяйственных растений. В этом институте р а з р а б а ­ ты вались теоретические основы селекции и генетики, проис­ хож дения и филогении, биохимии и физиологии, цитологии и анатомии, географии и интродукции культурных растений.

Под руководством Н. И. В ави лова Всесоюзный институт р а с ­ тениеводства зан я л ведущее место по развитию научной мыс­ ли во всех этих областях наш их знаний.

Н и колаю И вановичу В авилову институт о бязан тем, что в составе его работников было необычайно большое число талан тливы х исследователей. Б оясь пропустить чье-либо имя, я не реш аю сь перечислить эту плеяду высокодаровитых сп од­ вижников Н и к о л ая И вановича, многие из которых были его учениками и под его руководством выросли в крупных ученых.

Едва ли в мире найдется другое биологическое учреждение, равное В И Р у по высокой квали ф и каци и его работников.

Н. И. В авилов создал при Всесоюзном институте растен и е­ водства прекрасные, хорошо оборудованные л аб о рато ри и и сеть периферийных экспериментальных отделений в р а з л и ч ­ ных почвенно-климатических зонах страны. В этих отделени­ ях не только обеспечивалось воспроизводство собранных ин­ ститутом коллекций, но и велись интенсивные эксперимен­ тальные исследования.

Д л я испытания тысяч форм различны х культур, собранных экспедициями, Н. И. Вавилов организовал свои знаменитые географические посевы, которые были располож ены в 116 точ­ ках различных почвенно-климатических зон Советского Союза.

П од руководством Н и к о л а я И вановича и под его р е д а к ц и ­ ей В И Р о м и зд авали сь очень популярные среди научных р а ­ ботников многочисленные сборники, монографии, ряд к а п и ­ тальных трудов и периодических изданий: «Труды по п р и ­ кладной ботанике, генетике и селекции», «К ультурная флора СССР», «Теоретические основы селекции растений», « Р у к о ­ водство по апробации сельскохозяйственных культур» и д р у ­ гие, завоевавш ие широкую известность и за рубежом.

О жизни и творчестве Н. И. В авилова будет написано еще много книг. Его научные труды еще не раз будут предметом специальных исследований. Творческий путь, пройденный этим выдаю щ имся ученым, будет изучен и подвергнут тщ ател ьн о ­ му научному анализу. Но и сегодня, говоря об этом гениаль­ ном ученом нашей эпохи, нельзя не вспомнить его о б ая тел ь­ ный облик.

Мне хочется привести здесь слова члена-корреспондента Академии наук С С С Р П авла Александровича Баранова:

«Если бы меня спросили, что больше всего запомнилось в его образе, я, не задумываясь, ответил бы: обаяние. Оно покоряло с первого рукопожатия, с первого слова знакомст­ ва. Оно источалось из его умных, ласковых, всегда блестев­ ших глаз, из его своеобразного, слегка шепелявящего голоса, из простоты и душевности его обращения.

Обаяние Николая Ивановича не было мимолетным, вре­ менным, связанным с минутами его хорошего настроения, с творческим подъемом, с удачным решением той или иной задачи... Нет, это было постоянным редкостным даром, при­ влекавшим и радовавшим души людей, встречавшихся на его жизненном пути.

И все же не в глазах, не в голосе, не в простоте обращения был источник обаяния Н иколая Ивановича. Все это внешне лишь удивительно адекватно отраж ало внутреннюю душ ев­ ную красоту и мощь этого человека. Обаяние Николая И в а ­ н о в и ч а— это прежде всего обаяние ученого, неустанного т р у ­ женика, упорно и настойчиво добывающего новые научные факты, и смелого мыслителя-теоретика, своими обобщениями двигающего вперед науку. Обаяние Н иколая Ивановича — это обаяние патриота, мужественного общественного деятеля широчайшего размаха, видевшего перспективы грандиозного социалистического переустройства своей родной земли и от­ давшего всю свою неуемную энергию и знания этому велико­ му делу».

Мне вспоминается первая встреча с Николаем И ванови­ чем, которому я был представлен еще совсем молодым, не опубликовавшим ни одной научной работы. Но Н. И. В авило­ ву сказали, что на основе закона гомологических рядов я разработал первую внутривидовую систематику культурной и сорно-полевой ржи, и он с сияющим лицом воскликнул, про­ тянув мне обе руки: «О, да вы же такой нужный нам чело­ век!»— как будто я в самом деле сделал крупнейшее научное открытие. Разве я мог когда-нибудь забыть его д о б р о ж ел а­ тельное рукопожатие! Это было для меня зарядкой на всю жизнь. И так он относился ко всем.

Никогда у Николая Ивановича не было предвзятого мне­ ния о человеке. Он подходил доброжелательно ко всем, ценя в каждом прежде всего ум, эрудицию и любовь к науке. Д а ­ же разочарования в некоторых, вероятно неизбежные при огромном круге людей, с которыми он встречался, не изм ени­ ли его доброго располож ения, особенно к молодежи. Удиви­ тельно, что этот большой человек, всемирно известный уче­ ный, а к ад ем и к трех академ ий Советского Союза и член мно­ гих за р у б е ж н ы х академ ий и научных обществ, президент В А С Х Н И Л, директор и руководитель двух крупнейших н а у ч ­ ных институтов — В И Р а и Института генетики А кадемии н а ­ ук, член высших органов Советской власти — Ц И К а С С С Р и В Ц И К а, был совершенно лишен сознания своего превосход­ ства. Ему чуж до было тщ еслави е и зысокомерие. П о р а ж а л а неисчерпаемая доступность Н и к о л а я И вановича. Н икто не уходил от него неудовлетворенным.

Интересно отметить, что Н. И. В авилов одним из первых привлек широкое внимание общественности к И. В. М ичури­ ну и всемерно содействовал развитию его научно-исследова­ тельской деятельности, опубликованию его трудов. Вавилов через у п равляю щ его д ел ам и С овн арком а Н. П. Горбунова правильно инф орм ировал Л ен и н а о р аб о т ах И. В. Мичурина.

Известно, что и И. В. Мичурин высоко ценил Н. И. Вавилова.

Н и колай Иванович легко у ст ан ав л и в а л друж еские, хотя и деловые отношения. М ож ет быть, поэтому, а возможно, и вследствие отмеченного выше личного обаяния ему легко у д авало сь у п р а в л я т ь людьми, хотя число их определялось всегда многими сотнями. Н иколай Иванович о б л а д а л редким умением подойти к человеку и извлечь из него все, что он м ожет дать. Вместе с тем он умел внушить своим сотрудни­ кам ж ел а н и е сделать все, на что они способны.

Н. И. В авилов п о р а ж а л своей неутомимой, пож алуй, л у ч ­ ше с к а з а т ь — неутолимой энергией, никогда не удо в л етв о р яв ­ шейся д а ж е теми необычайными м асш таб ам и работы, кото­ рые были свойственны ему одному. Но это бы ла не л и х о р а ­ дочная спешка, как справедливо отметил П. А. Б ар ан о в, а не­ угасаемый энтузиазм человека, знающего, дл я каких высо­ ких целей он отдает без остатка всю свою энергию.

« Н аш а ж и знь коротка, нужно спешить»,— часто повторял Н иколай Иванович, и можно с уверенностью сказать, что он с ранних лет использовал свою творческую ж изнь до конца, не потеряв напрасно ни одного дня.

Работоспособность Н и к о л ая Ивановича была поистине потрясающей. Он работал до поздней ночи, а с раннего утра был снова на ногах. По свидетельству всех, кто его близко знал, он спал в сутки не более трех-четырех часов, и это его вполне удовлетворяло. К азалось, природа наделила его о р г а ­ низм какими-то особыми физическими качествами, специаль­ но приспособленными к той гигантской работе, для которой он был предназначен. В В И Р е ему приносили вечером поступив­ шую за сутки литературу, и он успевал просмотреть или про­ честь ее всю за ночь. В путешествии он часто удовлетворялся короткими отрезками времени для сна, успевая выспаться при переездах в автомашине и доводя своих спутников до переутомления. Темпы его жизни и особенно темпы его научной работы в состоянии были вы держ ать только те, кто был подлинно предан науке. В качестве яркой иллюстрации напряженности, какая характери зовала работу Н иколая И в а ­ новича, можно привести один пример: директор института хлопководства во Флориде, профессор Харланд, по приезде в СССР рассказывал, что после посещения их института В а ­ виловым сотрудникам пришлось дать трехдневный отдых. Но Николай Иванович никогда не ж ал о в ал ся на утомление или усталость, хотя никогда не пользовался отпуском.

Глубочайшее уважение прогрессивной научной обществен­ ности зарубежных стран, граничащее с преклонением перед замечательными научными достижениями и открытиями вы­ дающегося советского ученого, нашло свое выражение в из­ брании Н. И. Вавилова членом многих академий и научных обществ. Н. И. Вавилов был членом Научного совета М е ж д у ­ народного агронохмического института в Риме, членом англий­ ского Королевского общества в Лондоне, членом Шотландской Академии наук в Эдинбурге, членом-корреслондентом А каде­ мии наук в Галле, почетным членом Всеиндийской Академии наук, почетным членом Линнеевского общества в Лондоне, почетным членом Американского ботанического общества, членом Нью-Йоркского географического общества, почетным членом Садоводческого общества в Лондоне, доктором Брноского университета в Чехословакии и доктором Софийского в Болгарии. В 1932 году он был избран вице-президентом VI Международного конгресса генетиков в Итаке (США), а в 1938 году— президентом VII Международного генетическо­ го конгресса в Эдинбурге. Как выдающийся путешественник Н. И. Вавилов был награжден за свои географические иссле­ дования рядом золотых медалей различных академий з а р у ­ бежных стран, а в 1931 году был избран президентом Геогра­ фического общества СССР.

Мне вспоминается, с каким глубоким уважением профес­ сор Рож е де Вильморен, глава известной семеноводческой фирмы во Франции, когда я осматривал его музей, указал мне на скромный стол, за которым когда-то работал молодой В а ­ вилов и который только поэтому до сих пор стоит в музее.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве языками и некоторыми языками восточных народов. Вспоми­ земного ш ара, он создал выдающиеся теории, плодотворность тается с их поразительной простотой, ясностью и логичностью, лью стояло прекрасное знание фактов. Трудно назвать друго­ го современного биолога, который владел бы таким богатст­ вом фактов. Поэтому его теоретические построения были так Эфиопии Менеликом. По-видимому, Николай Иванович так ководством Коммунистической партии, что тот выразил ис­ Ивановича. Пафос строительства новой жизни полностью от­ основанные на ясном понимании задач социалистического V строительства в нашей стране, встречали неизменную под­ кономерности, управляю щ ие развитием растительного мира и прежде всего мира культурных растений, н тем самым наИстория Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве Т1Таш фд йтя_, a Й Ш й с докла- океане, покрывающем все континенты земного шара. С этой йтальянсшш и испанским целью он в сравнительно короткий срок проделал гигантскую в а р о м Вспоми- по объему работу, исколесив необозримые пространства мно­ гьцмл м е н за незнание жества стран и собрав исключительный по ценности расти­ шнстрировал свое умение тельный материал.

® п масштабов. Раэвер- Он охотился за ними страстно, всю жизнь, отыскивая места гагантском плане всего скопления наибольшего разнообразия и богатства расти*.1 теории, плодотворность тельных форм и направляясь туда, где многовековая исто­ ка грядущими воколешсобрал почти все, что было создано человечеством в земледе­ а им теорий в идей сочелии на протяжении тысячелетий, собрал для того, чтобы это i, ясностью и лолчвостъю, яые мысли, Николай Ива»

\ его докладах всегда былялся именно в те места, которые позднее выявились как оча­ каждой высказаввой мысги формообразовательных процессов на территории СССР №. Трудно назвать другои за его пределами. Он сосредоточил свое внимание на стра­ владел бы таим богатстнах древнего земледелия, отдавая им предпочтение перед cise построения были так ж место в мировой науке, и в о м и масштабах, и в и 0 он был большим пат* C t w T всйомннаег любо тоже можно усмотреть необычайное предвидение ученого.

*** JS Нл - т а все сУше^ остыо от- в руки оружие быстрого роста и совершенствования.

5й*** »аергйй 1 v его работ ботаником и — как ботаник — своеобразным анатомом. Но ц6т.1«0 ^ I ®TO Ba a^b& расге»»8.

Н иколай И ванович свободно говорил по-немецки, ф р а н ­ цузски и английски и мог выступать на этих язы ках с д о к л а ­ дами и лекциями. Он владел т а к ж е итальянским и испанским язы кам и и некоторыми я зы кам и восточных народов. Вспоми­ наю, как он о д н аж д ы полуш утя стыдил меня за незнание фарсидского я зы к а и тут ж е продемонстрировал свое умение говорить по-фарсидски.

Н. И. В авилов был ученым больших масш табов. Р а з в е р ­ нув свою научную деятельность в гигантском плане всего земного ш ара, он создал вы даю щ иеся теории, плодотворность которых будет в полной мере оценена грядущ им и поколения­ ми. Но великое значение выдвинутых им теорий и идей соче­ тается с их поразительной простотой, ясностью и логичностью, ибо великое всегда просто.

Р а з в и в а я самы е глубокие и смелые мысли, Н иколай И в а ­ нович говорил понятным языком. В его д о к л а д а х всегда б ы ­ л а необы чайная конкретность и за каж д о й вы сказанной мыс­ лью стояло прекрасное знание фактов. Трудно н а зв а т ь д р у го ­ го современного биолога, который владел бы таким б о гатст­ вом фактов. Поэтому его теоретические построения были т а к убедительны и зан я л и такое прочное место в мировой науке.

Н и колай Иванович мыслил в мировых м асш табах, и в этом смысле был интернационален. Но он был большим п а т ­ риотом своей страны. Советской Родины, которую лю бил и которой всегда гордился. П. А. Б а р а н о в вспоминает л ю б о ­ пытный р а сск аз Н и к о л ая И вановича о беседе с негусом Эфиопии Менеликом. По-видимому, Н и ко лай Иванович так красочно рисовал ему переустройство нашей Родины под ру­ ководством Коммунистической партии, что тот вы разил ис­ креннее ж елан и е получить П р о гр ам м у В К П ( б ).

Вера в светлое будущее человечества, к которому уверен­ но шел советский народ, пронизы вала все существо Н и колая Ивановича. П аф о с строительства новой ж изни полностью от­ вечал его не знающ ей усталости энергии и вдохновлял д а н ­ ный ему природой живой ум. Ш ирота и р а з м а х его работы, основанные на ясном понимании зад ач социалистического строительства в нашей стране, встречали неизменную под­ д ер ж ку правительства.

Н. И. Вавилов был страстным любителем порядка. Н е д а ­ ром, хотя и в шутку, девизом его работы еще в ранние годы было «привести в порядок земной шар». Этим пронизаны все его труды. Г лавн ая их зад ач а — вскрыть обьективные з а ­ кономерности, управляю щ ие развитием растительного мира и прежде всего мира культурных растений, и тем самым н а ­ вести порядок в наших представлениях об огромном зеленом океане, покрывающем все континенты земного шара. С этой целью он в сравнительно короткий срок проделал гигантскую по объему работу, исколесив необозримые пространства мно­ жества стран и собрав исключительный по ценности расти­ тельный материал.

Н. И. Вавилов был подлинным охотником за растениями.

Он охотился за ними страстно, всю жизнь, отыскивая места скопления наибольшего разнообразия и богатства расти­ тельных форм и направляясь туда, где многовековая исто­ рия земледелия накопила изобилие «растительной дичи». Он собрал почти все, что было создано человечеством в зем леде­ лии на протяжении тысячелетий, собрал для того, чтобы это служило расцвету его любимой Родины.

С удивительной прозорливостью еще на ранних этапах своих многочисленных путешествий Н. И. Вавилов н а п р а в ­ лялся именно в те места, которые позднее выявились как о ч а­ ги формообразовательных процессов на территории СССР и за его пределами. Он сосредоточил свое внимание на с т р а ­ нах древнего земледелия, отдавая им предпочтение перед странами современного наиболее культурного сельского хо­ зяйства, хотя и эти последние не упускал из поля зрения.

Он исколесил пять континентов и не посетил только Ав­ стралию, которая, как позднее стало ясно, не д а л а мировому земледелию почти ни одного культурного растения. В этом тоже можно усмотреть необычайное предвидение ученого.

Н. И. Вавилов был выдающимся путешественником. Но он открывал не новые страны, а новый мир культурных расте­ ний, поразивший современников богатством своих форм и гигантскими перспективами его использования и освоения.

Это был путешественник нового типа, путешественник — био­ лог, селекционер и растениевод, ставивший целью обогатить своими открытиями молодое советское земледелие и дать ему в руки оружие быстрого роста и совершенствования.

Н. И. Вавилов был непревзойденным знатоком растений, ботаником и — как ботаник — своеобразным анатомом. Но его анатомический скальпель не рассекал растительных т к а ­ ней и клеток — он проник в глубь растительного вида и пока­ зал его сложное анатомическое строение, он открыл мир мел­ ких и мельчайших единиц, составляющих сущность вида куль­ турного растения и его глубоко дифференцированную систему.

Н. И. Вавилов был селекционером, но селекционером тоже нового склада. Он создал и развил учение об исходном мате­ риале и на этом обосновал новые, более быстрые методы сеИстория Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве лекционной работы, сы гравш ие нем алую роль в успешном развитии молодой отечественной селекции.

ешься тому изум ительном у сочетанию человеческих качеств, которыми природа т а к щ едро его наделила. Н ео б ы ч ай н ая трудоспособность сочеталась в нем с гениальностью, неуто­ м имая энергия — с ш ирочайшей эрудицией, вы сокая т р е б о в а ­ т е л ь н о с т ь — с исключительной доброж елательностью, м и р о­ вые м асш табы работы — с глубоким интересом к мельчайшим д ет а л я м исследований, огромный организаторский т а л а н т р у ­ к о в о д и т е л я — с большой личной работой. Он р а б о т а л не ради наград, не ради похвал. Ц елью его жизни бы ла наука, д о сти ­ жение научной истины. Эта з а д а ч а зап олн и ла всю его ж изнь, и успехи в ее решении были д л я него подлинной и лучшей наградой. Вот почему он никогда не боялся ни критики, ни ревизии своих научных положений.

У В ави ло ва подвиг был обычным актом всей его д е я т е л ь ­ ности. Подвигом ученого были его вы даю щ иеся научные ис­ следования и созданные им теории. Подвигом путеш ествен­ н и к а — его научные экспедиции. Подвигом было его б л е ст я ­ щее руководство крупнейшими научными учреждениями.

Подвигом была его гигантская о р га н и зато р с к ая деятельность.

Подвигом была вся его неповторимая ж изнь, о тдан н ая б ез­ заветному служению Родине.

Н и ко лай Иванович — яркое проявление народного гения, отраж ени е неисчерпаемой силы народа, его прекрасны х стр ем ­ лений и его воли к победе, на каком бы фронте эти стрем ле­ ния и воля ни проявлялись.

Н а протяж ении своей многосторонней, насыщенной н а п р я ­ женным трудом деятельности Н иколай Иванович со п р и к асал ­ ся со множеством людей. Воспоминания этих людей, ж ивы х свидетелей его жизни и работы, представляю т ничем не з а м е ­ нимую ценность как д л я биографии этого замечательного че­ ловека, так и д л я истории отечественной биологической науки.

Хочется отметить, что почти все сотрудники Н и к о л ая И в а ­ новича и все те, кто в своей научной работе встречался с ним, считают его своим учителем, вдохнувшим в них то п лам я не­ угасимой любви к науке, которое всю ж и зн ь ярко горело в нем самом. Их взволнованные слова рисуют, хотя и с разных сторон, один и тот ж е обаятельный облик великого советско­ го ученого, определившего своими научными исследованиями и открытиями пути дальнейш его развития мировой биологиче­ ской науки.

Н И ВАВИЛОВ УЧЕНЫЙ И ЧЕЛОВЕК

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве http://history.museums.spbu.ru/

СТУ ДЕ Н Ч Е С К И Е ГОДЫ И НАЧАЛО НАУЧНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Говорят бывшие студенты Тимирязевской (Петровской) академии — В Московский сельскохозяйственный институт я при­ шел в 1908 году после окончания Киевского университета.

Обстановка «Петровки» очень отличалась от условий акад ем и ­ ческой жизни в Киеве: вместо полицейского контроля, резко­ го поправения профессуры, чинопочитания здесь царила под­ линная демократия. Сразу бросалась в глаза близость препо­ давателей к студенческому активу, все называли друг друга по имени-отчеству, как добрых знакомых. Это создавало теп­ лую, дружественную атмосферу, придававшую особый коло­ рит «Петровке».

Активно действовали студенческие организации: студенче­ ский комитет, управляющий столовой, которому в конце кон­ цов с 1913 года были целиком переданы хозяйственные и ад ­ министративные функции по заведованию столовой; касса взаимопомощи с издательством при ней, обеспечивавшая из­ дание целого ряда руководств и учебников, составленных профессорами и преподавателями института; кружок естест­ вознания, кружок общественной агрономии, товарищеский суд и др.

Все это служило хорошей школой для воспитания в сту­ денчестве привычек к самостоятельности. В кружках делали доклады не только учащиеся, но и крупные специалисты-опыт­ ники, биологи, путешественники, уездные, губернские и район­ ные агрономы.

Связи студентов с московскими научно-общественными ор­ ганизациями еще более укреплялись благодаря тому, что они посещали заседания Общества испытателей природы при Мос­ ковском университете, Общества любителей естествознания, История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве антропологии и географии при Политехническом музее, а г р о ­ номических съездов.

Б ольш им научным событием того времени был XII съезд естествоиспытателей Европы, проходивший в аудиториях М о с ­ ковского университета.

Р азв и т и е сельского хозяйства, организация новых о пы т­ ных учреждений, опытных станций и опытных полей т р е б о в а ­ ли кадров. П оэтому к 1910 году количество студентов в М ос­ ковском сельскохозяйственном институте выросло с у ст ан о в ­ ленных вн ачале двухсот человек почти до полутора тысяч.

Состав их был сам ы й разнообразны й: н а р я д у с выпускни­ ками средних учебных заведений в институте числилось с в ы ­ ше ста «универсантов», главным образом окончивших естест­ венные отделения ф изико-м атем атических факультетов, вете­ ринарные, м еж евы е институты, духовные академ ии и д а ж е военно-юридическую академию.

Х арактерной чертой «Петровки» было стремление о тдел ь­ ных каф ед р п ривлекать м ало-м альски активных студентов к исследовательской работе. Зд есь надо поставить на первое место л а б о р ат о р и ю Д. Н. П рян и ш н и кова с ее вегетационным домиком, где очень активно велись работы по вопросам хи ­ мии почв, химии растений и химии удобрений, широко и з ­ вестные как в России, т а к и за границей.

Из каф ед ры общего зем леделия и почвоведения вы дел и ­ лась сам остоятельн ая к а ф е д р а общего зем леделия с опыт­ ным полем при ней под руководством А. Г. Д оярен ко, п олу­ чивш ая всероссийскую популярность своими новыми и скан и я­ ми в области методики опытного дела и исследованиями ф и ­ зико-химического состава почв.

При каф едре органической химии Н. Я. Д е м ь я н о в а в ы ­ рос целый ряд крупных агрохимиков, биохимиков и химиковоргаников — Ф. Н. Чириков, замечательны й исследователь гумуса А. А. Ш мук и т. д.

В аж ны м центром исследовательской работы по агром етео­ рологии я в л я л а с ь метеорологическая обсерватория, руководи­ мая В. А. Михельсоном.

К а ф е д р а геологии и минералогии во главе с основателем учения об агрономических рудах, палеофизиологом, з а м е ч а ­ тельным лектором Я. В. Самойловым проводила исследования фосфоритовых зал еж ей страны, изучала биолиты — м и н ер ал ь ­ ные образования, обязанны е своим происхождением д е я т е л ь ­ ности биологических факторов.

К аф ед р а зоологии и энтомологии, возгл авл яем а я Н. М. К у­ лагиным, вовлекла в свою работу в области изучения борьбы 26 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве с вредителями, охотоведения, орнитологии большое количест­ во студентов.

Кафедра зоотехники под руководством Е. А. Богданова и М. И. Придорогина, а позже — М. Ф. Иванова широко р а з ­ вернула изучение вопросов зоотехники.

Кафедра ботаники и фитопатологии С. И. Ростовцева вос­ питывала специалистов по борьбе с болезнями растений.

Н ем алая роль п ри н адлеж ала кафедре лесоводства, кото­ рую вел энтузиаст изучения леса Н. С. Нестеров, и, наконец, оформившейся после 1911 года самостоятельной селекционной станции при институте под руководством пионера селекцион­ ного дела Д. Л. Рудзинского, которая превратилась в центр исследования вопросов селекции и видообразования.

Так что Николай Иванович Вавилов, поступив в институт в 1906 году, сразу попал в обстановку н акал а научных инте­ ресов.

Особенно близко мне пришлось познакомиться с В авило­ вым в 1910 году, когда, встретившись во время XIII съезда естествоиспытателей и врачей с директором Полтавской опытной станции Ф. С. Третьяковым и получив его согласие принять нас в число практикантов, мы с конца ф евраля по сентябрь того же года проработали на этой станции, а осе­ нью участвовали в организации выставок. Николай Иванович поехал с экспонатами на Екатеринославскую сельскохозяйст­ венную выставку, а я — на Красноградскую.

Нужно сказать, что, где бы ни появлялся Николай И в а ­ нович— среди студентов «Петровки» или на Полтавской опытной станции,— он везде умел найти общие интересы и общий язык с любым человеком.

З а студента Вавилова боролся целый ряд кафедр «П ет­ ровки». Одну из своих первых работ он выполнил на кафедре зоологии и энтомологии, организовавшей с привлечением Николая Ивановича исследования голых слизней (улитки) как вредителей озими Московской губернии. Затем его основ­ ной интерес переключился на вопросы прикладной ботаники и фитопатологии. Сюда относятся его исследования по имму­ нитету растений, сохранившие и сейчас свою ценность.

В конце концов после завершения курса «Петровки»

склонности Вавилова сосредоточились на вопросах селекции и генетики, мировых растительных ресурсах, географии цент­ ров происхождения культурных растений.

В период нашей совместной работы на Полтавской опыт­ ной станции Николай Иванович рассказал чрезвычайно х а ­ рактерную для него историю поступления в вуз.

История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве Т ак ж е как и м ладш ий брат Сергей, он окончил одно из лучших средних учебных заведений Москвы — М осковское коммерческое училище. В числе его преподавателей был ц е­ лый ряд тал а н тл и в ы х ученых, например заслуж ен н ы й п ро­ фессор Я. Я. Никитинский, профессор А. Н. Р еф орм атски й и другие. Они воспитали в своих учениках умение работать, ж а ж д у знания и особую лю бовь к физике, химии и естество­ знанию. Ярко выявивш ийся интерес к биологии и определил дальнейш ий путь Н и к о л а я Ивановича. П ерво н ач ал ьн о он по­ ставил своей целью пройти курс медицинского ф акультета университета, однако отсутствие подготовки по латинском у язы ку стало препятствием, требовавш им для своего преодоле­ ния отсрочки на целый год.

Вторым препятствием было стремление отца видеть в с т а р ­ шем сыне п р о д о л ж а т е л я его торгово-промышленной д е я т е л ь ­ ности.

Н и колай Иванович очень красочно р а с с к а з ы в а л о том, как отец, ж е л а я уговорить старш его сына, пригласил к себе б ы в ­ шего м агистранта истории, чтобы он в сж ато м курсе п р ед с т а­ вил все возм ож ные научные д о к а за т е л ь с т в а в пользу ко м м ер ­ ции. Этот временный лектор был очень талан тл и вы м челове­ ком, а Н иколай Иванович о к а за л с я очень внимательным слушателем, но по прошествии недели, когда курс был закончен, на вопрос отца: «Ну как, Н иколай?» — ответил:

«Хочу быть биологом».

А в каком другом вузе мог он найти удовлетворение сво­ им интересам, если не в высшей агрономической школе — «Петровке», где биологические дисциплины были п р ед став л е­ ны не менее разносторонне, чем в университете? И Н иколай Иванович стал ее студентом, уж е на студенческой скам ье з а ­ воевав огромную популярность, любовь и уваж ен и е у своих товарищей и профессоров.

— П а м я т ь приводит к временам далекого студенчества.

Мы стоим в столовой Тимирязевки, куда я только что приня­ та. Вдруг мой спутник стал серьезным и говорит: «Это и есть Вавилов, о котором вы так много слышали». В столовую вошел смуглый темноволосый студент в штатском костюме 28 История Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве (многие тогда носили формуй, сосредоточенно и внимательно слуш ая своего собеседника. Эгу сосредоточенность и внима­ тельность я впоследствии отмечала всегда, когда наблю дала за Николаем Ивановичем. Нас познакомили, он поднял на меня свои необычайно умные и лучистые глаза и, наскоро по­ ж а в руку, поспешил обедать. Ему всегда некогда, у него т ы ­ сячи дел, он студент, но его уж е рвут на части товарищи, преподаватели, профессора, а ему еще нужно успеть на урок английского языка. На этот раз его поспешность привела к курьезу. Во время обеда он вдруг пристально посмотрел на нас, засмеялся и побежал опять к столу. О казывается, он увидел, что мы едим котлеты, а он после супа сразу принялся за мороженое. Вавилов сел рядом с нами уже с котлетой, и мы подружились сразу, как это бывает в молодости, и по­ дружились на всю жизнь.

У нас общая специальность — селекция растений, изуче­ нию которой мы решаем предпослать изучение опытного дела и потому попадаем одновременно на знаменитую станцию под руководством С. Ф. Третьякова. Мы с мужем уже агрономы, а Николай Иванович еще студент. Но и на опытном поле он сразу выделяется своими знаниями и целеустремленностью.

Как-то на станцию приехал важный чиновник из д е п а р т а ­ мента земледелия, сопровождать его поручили Вавилову. Н а торжественном обеде, данном в честь этого чиновника, из кармана Николая Ивановича вы беж ала зеленая ящерица и преспокойно добралась до его лица. Все засмеялись, и чин­ ный тон обеда пропал.

А Николай Иванович, ссылаясь на какой-то научный во­ прос, связанный с этой ящерицей, спокойно завязал ее в носо­ вой платок и снова спрятал в карман. Через несколько минут за столом уже пошло горячее обсуждение научных проблем.

С тех пор я замечала, что в присутствии Николая И ванови­ ча никогда не велись обычные разговоры, они всегда подни­ мались на большую высоту.

После окончания института мы все работали на селекцион­ ной станции под руководством Рудзинского. Слушая доклады Николая Ивановича, он не мог удерж ать довольной улыбки.

Однажды Николай Иванович успел за воскресенье прочесть большую статью и рассказал ее нам. Некоторые из нас тоже читали эту статью, но сколько нового неожиданно обнаруж и­ лось в ее скупом материале! Еще бы, ведь Вавилов прочел не только эту, но и много других статей, чтобы полностью осве­ тить нам вопрос. И Рудзинский признался, что большую часть литературы по этому предмету он узнал только из доклада.

Кроме того, Н и колай Иванович уж е успел настолько овладеть английским языком, что свободно читал на нем специальную литературу.

Я тут ж е легкомы сленно согласилась перевести д л я него с ф ранцузского большую статью Б л ар и н гем а, рассчитав, что если буду переводить часа по три, то кончу работу на третий день. Но я еще плохо з н а л а Н и к о л а я Ивановича! Когда в 9 ч а ­ сов вечера я с чистой совестью со б и рал ась п рервать работу, он с таким удивлением посмотрел на меня, что я осталась.

Р а з о ш л и с ь в два часа ночи, но перевод закончили. Потом я убедилась, что не было случая, когда Н и к о л ай Иванович не доводил дела до конца, он мог совершенно свободно р а б о ­ тать по 18 часов в сутки.’ Много позднее, у ж е будучи академиком, он д е л а л д о к л а д в Политехническом музее о своей поездке в Ю ж ную Америку.

Все сл у ш ал и с н ап р яж ен н ы м вниманием и вдруг в одном мес­ те не смогли у д е р ж а т ь с я от смеха. В перерыве Н и ко лай И в а ­ нович спросил меня, что было смешного. Он и не заметил, как похвалил летчиков в Б рази ли и : л етаю т и ночью (тогда это было редкостью ), по крайней мере есть время привести в п о­ рядок все записи, сделанные днем. Ему не пришло в голову, что другим лю дям надо отдыхать. Эта необычайная трудосп о­ собность п озво л ял а В авилову впоследствии следить за д е я ­ тельностью каж д о го сотрудника не только в своем институте растениеводства, но и всех селекционных станций и, конечно, р аб отать сам ом у с невероятной нагрузкой. А какую массу он читал! Помню, из месячной командировки он привез целый чемодан книг и, ставя их в библиотеку, ск а за л : «Извините, что з а д е р ж а л, но зато все прочел».

Кончился год практики на селекционной станции. Н иколай Иванович получил от института командировку за границу.

К этому времени он уж е не только вполне овладел ан гли й ­ ским, но уж е свободно читал Л ин н ея на латинском языке.

Наверно, поездка д л и л ас ь бы больше года, но надвинулась п ервая мировая война. К а к ни торопился он уехать, моря были уж е зам инированы и пароход, который вез его б агаж, подорвался на одной из мин в Северном море, увлекш и с со­ бой на дно много ценных книг.

Очень быстро по возвращении Вавилов был выбран п р о ­ фессором в С аратовском университете, потом попал в П е тр о ­ град заведую щ им Бю ро растениеводства, которое в самом непродолжительном времени стало институтом.

Трехэтаж ны й дом, который зан и м ал В И Р при Р. Э. Р е г е ­ ле, был тесен дл я нового р а з м а х а работ. Не успели мы о гл я ­ нуться, как он уже занял громадное здание недалеко от Исаакиевского собора. Это была настоящ ая штаб-квартира Н и ­ колая Ивановича, откуда шли приказы по всей стране. И он не только по отчетам, но и лично знал состояние всех дел, был знаком с работами всех сотрудников. Своими частыми посещениями он стимулировал рост молодых, возвращ ал к жизни тех, кто перестал следить за новейшими достиж е­ ниями. А скольких обычных, средних сотрудников он своими советами или изучением их м атериала поднял на высокую ступень!

Кончилась война, победила революция, в В И Р е закипела работа. Уже не только морфология и систематика, а селек­ ция, генетика и цитология вторглись в В И Р. П оявилась по­ требность в оранжереях и участках в открытом грунте. К ус­ лугам института было предоставлено Детское Село.

Различные формы сортов, разновидностей и видов сель­ скохозяйственных растений по-разному относятся к внешним факторам среды. Д л я изучения этих процессов нужны физио­ логи. Появляется Н. А. Максимов с сотрудниками, но неко­ торые вопросы он не может решить без помощи анатома и биохимика. В новом здании помещаются и эти специа­ листы.

Наконец, исследование коллекций, которые вырастают в это время до мировых, полностью обеспечено. Но библио­ тека? Вспомним, как еще совсем молодым ученым Вавилов начинает собирать книги, тогда станет ясно, что они значат д л я Николая Ивановича. И вот находится необычайный биб­ лиотекарь, создавший каталог, которому нет равных в СССР.

Вас интересует левкой? Пожалуйста. Вы найдете в различных отделах, посвященных этому растению, историю его введения в культуру, распространение, способы культивирования, рабо­ ты по его селекции, анализы его состава и т. д., и т. д. И так для всех растений, имеющих значение для сельского хозяйст­ ва и промышленности.

Не менее ценна каталогизация самих растений. Нужны ли чистые линии, различные отклонения от нормы (как, н а ­ пример, альбиносы), гибриды — смело пишите в В И Р, и через самое короткое время вы получите нужный вам материал.

Было ли когда-нибудь более внимательное отношение к р а ­ ботникам со стороны центрального учреждения? И все статьи, все написанные книги прочитывал Николай Иванович.

Я часто задумываюсь над тем, что в нем было такого, что заставляло нас все делать по его воле? Почти все без исклю­ чения сотрудники беспрекословно и с радостью выполняли его у к аза н и я, та к всегда умны, просты и интересны были его предлож ения. К этому надо прибавить необычайно меткий, острый в згл яд м орф олога и непрерывную мысль, н а п р а в л е н ­ ную в совершенно определенном направлении. Н о я не хочу этим сказать, что Н и к о л ай Иванович реш ал все вопросы еди ­ нолично. П редседател ьству я на собраниях и научных з а с е д а ­ ниях, он никогда не п реры вал до кл ад ч и ка (п равд а, иногда меткими зам еч ан и ям и он и сп равлял его), никогда не меш ал прениям, наоборот, тщ ател ьн о их поощрял, т ак что самые робкие сотрудники всегда успевали с к а з а т ь свое слово. Н е ­ обычайно действовало на говорящих и то внимание, с кото­ рым он вы слуш ивал всех.

Д л я Н и к о л а я И вановича не сущ ествовало никаких р а з ­ личий по за н и м ае м о м у положению. Он всех звал по имени и отчеству, д а ж е если сотруднику было 14— 15 лет (м олодеж ь р а б о т а л а у нас весной и летом — при посеве и у б о рке). Я ни­ когда не с л ы ш а л а, чтобы он ошибся или перепутал имена, никогда не видела, чтобы изменилось вы раж ен и е его лица — зд о р о вал ся ли он с начинаю щ им и сотрудниками или с м ас т и ­ тыми учеными. Р а з в е только если он ловил кого-нибудь на неправильном или ф альш ивом ответе. Тут он умел немногими словами, не повы ш ая голоса, довести человека до признания своей ошибки. Но лучше всего д л я людей, имевших счастье работать с ним, был его собственный пример. К а ж е т с я, не было никого счастливее его, когда он своими рукам и прово­ дил скрещ ивание или изм ерял растения. Точность его подсче­ тов д е л а л а его в наш их г л азах настоящ им волшебником;

сколько бы раз мы ни пробовали проверять его, никогда не могли найти ни одной ошибки. П о р а ж а л и его необы чайная начитанность и память. И память-то у него бы ла с в о е о б р а з ­ ная: из множества книг и статей он вы бирал самое главное и запом инал навсегда, но не п р огляды вал их, а читал н а ­ сквозь. И этому ж е научил всех, кто о к р у ж а л его.

Н иколай Иванович был самым настоящим товарищ ем в лучшем значении этого слова; он умел и одобрить и под­ д е р ж а т ь в беде, но умел и говорить те горькие истины, кото­ рые т а к часто приходится вы слуш ивать молодым сотрудни­ кам. Меткость его суждений бы ла зам ечательна, этому способствовала его удивительно быстрая способность ориен­ тации.

Н а у к у Н иколай Иванович ставил превыше всего, но это не иссушило его большого сердца. Л ю б о в ь его к матери, б р а ­ ту и сестрам была поистине трогательной. Когда его сестра у м и р ал а от «черной оспы», он сидел рядом до ее последнего вздоха, несмотря на все усилия врачей увести его от з а р а з ­ ной больной.

Николай Иванович работал всегда, не признавая никако­ го отдыха. Знания его были огромны. Трудно сказать, как все это мог охватить один человек. Недаром Д. Н. Прянишников сказал мне как-то: «Николай Иванович — гений, и мы не со* знаем этого только потому, что он наш современник».

— Впервые я увидела Вавилова в 1909 году, на полях Бутырского хутора, которым заведовал мой отец. Будучи сту­ дентом последнего курса, Николай Иванович по поручению Московского земства вел обследование повреждений голым слизнем озимой ржи. Отец часто хвалил его за очень вдумчи­ вое и интересное изучение вредителя.

В 1910 году я поступила в Петровскую академию и не­ сколько раз встречала Н иколая Ивановича в студенческом кружке любителей естествознания, который он организовал.

Однако познакомиться с ним ближе довелось только зимой 1911 года на семинарах по селекции и генетике на селекцион­ ной станции Московского сельскохозяйственного института (первая селекционная станция в России). Эти семинары про­ водились еженедельно под руководством заведующего стан­ ц и ей — старейшего русского селекционера Дионисия Л е о ­ польдовича Рудзинского. Их посещали сотрудники, практи­ канты, студенты и некоторые преподаватели. По существу это была первая школа будущих русских селекционеров. Из более или менее постоянно присутствовавших, кроме Д. Л. Рудзин­ ского и Николая Ивановича, я помню С. И. Ж егалова, А. Г. Лорха, Л. П. Бреславец, Н. И. Б аумана, Л. И. Говоро­ ва, О. В. Якушкину и других.

Николай Иванович часто делал доклады, принимал живое участие в обсуждениях, всегда имел в запасе приготовлен­ ные рефераты.

Ему постоянно была присуща большая скромность. Помню, в 1912 году он женился и из застенчивости скрыл это от това­ рищей. «Выдал» его Рудзинский. Кажется, по его инициативе в день очередного семинара мы собрались пораньше и при­ пали его со второго яруса д о ж д ем б у м аж ек, а потом тепло поздравили. Он был очень смущен и тронут.

В 1913 году В авилов сдал магистерский экзам ен, п р е д с т а ­ вил больш ую работу — сводку по прививкам додарвиновскою периода и почти ср азу ж е получил ком анди ровку от к а ф е д ­ ры частного зем л ед ел и я в Англию. П о свидетельству Е. Н. С а ­ харовой-В авиловой, которая со п р о в о ж д а л а его в этой п о езд ­ ке, Н и к о л ай Иванович слуш ал лекции одновременно и в Лондоне, и в К ем бридж е, р аб о т ал в л а б о р а т о р и я х по систе­ матике и морфологии растений, начал за н и м а т ь с я генетикой и тогда еще новой областью — цитологией. Он имел в о з м о ж ­ ность изучить в подлинниках историю открытий Д а р в и н а, его записки и письма, ознаком иться с трудам и Л иннея, Л а ­ марка, Гекели и других классиков. В П а р и ж е В ави лова интересовала о р ган и зац и я питомников и садоводств.

Война 1914 года з а с т а в и л а его прервать ком андировку и вернуться в Москву. И з-за деф екта в зрении он был признан негодным к военной с л у ж б е и на следующий год уехал на П ам и р за сбором хлебных з л а к о в и других культур в высо­ когорных районах зем леделия. Это и следует считать началом его великих путешествий по всему земном у шару.

Н ас к о л ьк о мне известно, В ави лов один проехал по д о л и ­ на, П ак и ст а н а и Индии, то есть был и в Б а д а х ш а н е, привез образцы из К у л я б а и Гарм а, дошел в горных районах до п р е ­ делов зем леделия и осенью привез большое количество образцов пшеницы, ячменя, ржи, проса и других культур.

Вся зима у ш ла на разбо р и описание этого м атер и ала. Я счи­ т а л а себя уж е «пшеничницей», т ак как провела п ракти ку на Саратовской селекционной станции у А. И. Стебута, в основ­ ном уж е зн ал а систематику пшениц и с большим увлечением помогала теперь Н иколаю Ивановичу. Ему не терпелось поскорей увидеть все в посеве, з а р а з и т ь новый м атер и ал р ж а в ­ чинными грибами, чтобы продолж и ть изучение иммунитета пшениц. Он строил уж е планы сборов в других районах д р е в ­ него земледелия и хотел летом попасть хотя бы в Персию и среднеазиатские поливные районы.

Ранней весной я уехала на практику на Туркестанскую опытную станцию, а летом Н иколай Иванович, следуя н а м е ­ ченному марш руту (сорок километров от Таш кента по Ч и м ­ кентскому т р а к т у ), через Туркестан, по дороге в З а к а с п и й ­ скую область и Персию тоже заехал на эту станцию. Он со­ брался посетить район Красного водопада, где преобладали богарные посевы, и пригласил меня помочь ему в сборах.

Я, конечно, с радостью согласилась, и мне посчастливилось немного попутешествовать с Николаем Ивановичем.

Ехать приходилось на арбе или телеге, часто д а ж е не по дорогам, а по межам через арыки или идти пешком по изну­ рительному зною. Николай Иванович, казалось, не зна.т, что такое усталость. П оп адая поздно вечером в какой-нибудь кишлак на ночевку, он еще отправлялся смотреть, как про­ изводят ночью полив, беседовал с жителями кишлака, р ас­ спрашивал об агротехнике, о семенах, о болезнях хлебов, а утром чуть свет уже осматривал сельскохозяйственный ин­ вентарь, домашнюю утварь узбеков, фотографировал, писал дневник. Не знаю, ложился ли он спать, отдыхал ли. И часто мы слышали от него фразу: «Ж изнь коротка, надо спешить».

Эта исключительная работоспособность, неуемность в работе и искусство организовывать свой труд сохранились в течение всей его жизни.

В Персию, сколько мне помнится, с Николаем Ивановичем ездил какой-то агроном от Министерства земледелия. Богатый сбор, привезенный из Персии и Средней Азии в 1916 году, вместе с памирским материалом составили солидную коллек­ цию преимущественно пшениц и ячменей. З а неимением мес­ та на кафедре частного земледелия Николай Иванович х р а ­ нил ее в своей маленькой квартирке. Мне оставалось только сдать государственные экзамены, свободного времени было достаточно, и я, как и в предыдущую зиму, взялась помогать ему. Р або тал а часто одна, так как Николая Ивановича от­ влекали занятия у Прянишникова, преподавание на Голицынских курсах и какие-то еще лекции.

Эта работа была для меня огромной школой. Николай Иванович прекрасно знал систематику пшениц, их географию и мировую историю и охотно делился своими мыслями. Н а ­ блюдаемые факты как-то легко сами собой обобщались, вы­ кристаллизовывались у него в закономерности, в прогнозы.

Часто, сидя на корточках у топящейся печки или прихлебы­ вая свой любимый очень сладкий чай, он смотрел куда-то вдаль и вслух намечал широкие планы исследований и пу­ тешествии, которые ему хотелось осуществить. Мне тогда это казалось несбыточной мечтой, во всяком случае одной чело­ веческой жизни для нее было мало. Но мы стали свидетелями того, что Вавилов многое, очень многое сделал за свою ко­ роткую жизнь. Его энергия, настойчивость и главное — талант создавать ученых и вовлекать их в свою орбиту способствова­ ли успеху его грандиозной работы.

Тогда, студенткой, я впервые испытала на себе необыкно­ вовать себя исследователем, д а ж е если он з а н и м а е т с я м а ­ ленькой, к а з а л о с ь бы, чисто технической работой. Н априм ер, когда Н и к о л ай И ванович, будучи завед ую щ и м отделом п р и ­ кладной ботаники, посещ ал московское отделение и обходил посевы, з а д а в а я многочисленные вопросы, он всегда интере­ совался наблю дени ям и не только научных работников, но и л аб о р а н то в и техников, говорил, что рабочие могут многое зам етить и что, если бы ему позволило время, он сам полол бы делянки, т а к как при этом больш е увидишь. П осле его обходов весь технический персонал и студ ен ты -п р акти кан ­ ты, на долю которых п а д а л а большей частью исклю читель­ но техническая работа, начинали другими г л а з а м и с м о т ­ реть на делянки, рьяно соревнуясь в отыскании чего-либо нового, начинали считать себя соавторам и общих исследо­ ваний.

З а н я т и я на кварти ре у В ави лова остались у меня ярким воспоминанием. Р адуш и е, простота, ж изнерадостность, х л еб о ­ новку. Он очень лю бил у гощ ать всех и, приходя домой, всегда вы таскивал из портфеля что-нибудь вкусное, чащ е всего ш о ­ колад, который очень любил. В то время я п о зн ак о м и л ас ь и с родными Н и к о л ая И вановича, п р еж д е всего с его м атерью Александрой Михайловной. М а л е н ь к а я х уден ькая стар у ш к а в черном платке, гладко причесанная, с большим открытым лбом, черными густыми бровями и чудесными большими, л у ­ чистыми, полными ж и зн и и л аско во смеющ имися черными глазам и, всегда хл опотала по хозяйству, заб о т я сь обо всем и обо всех. Она происходила из семьи худож н и ка, гравера на ф аб р и ке П рохорова («Трехгорная м а н у ф а к т у р а » ). Отец ее, как говорили, был очень даровиты й человек — и столяр, и чертежник, и художник, и резчик, и гравер. От нее веяло какой-то большой жизненной мудростью. П риветливо, д р у ­ желюбно, гостеприимно относилась она к сотрудникам, д р у ­ зьям, знакомы м Н и к о л а я И вановича, а вероятно, и вообще к людям. У Н и к о л а я И вановича в этом отношении было с ней много общего. Она очень беспокоилась о сыне, когда он трудности и опасности, которым он подвергался. О собен­ но сильно она волновалась во время поездки В авилова в Эфиопию: он был один и, как стало потом известно, едва не погиб, заболев тифом. Н и колай И ванович тож е относился к матери с большой нежностью, хотя любил и подтрунивать над ней.

В 1918 году родился первый сын Н иколая Ивановича — Олег, и бабушка перенесла свою любовь и заботы на внука, которой два года рос в Саратове, а после переезда Н иколая Ивановича в Ленинград, где у него долго не было квартиры, остался жить в Москве.

Познакомилась я тогда и с братом, Сергеем Ивановичем.

Они очень дружили, и Николай Иванович высоко ценил д а ­ рования брата. Нередко приходилось слышать: «Я-то что!

Вот Сергей — это голова!» Говорят, что они вместе в 1905 го­ ду участвовали в сооружении б арр и кад на Пресне. Там же, на Пресне, жила и сестра его Александра Ивановна с двумя детьми. О ней у меня мало что сохранилось в памяти, больше помню ее дочку Таню, которая п ри езж ала вместе с Олегом к нам на Бутырский хутор, в гости к моей дочери. Олега при­ возила к нам мать Екатерина Николаевна или Николай И в а ­ нович, иногда — бабушка, которая вообще почти никуда не выезжала. Отца его, И ван а Ильича, я видела мельком не­ сколько раз, он был очень занят, редко бывал дома. Из р а с ­ сказов родных я знала, что это был человек очень энергичный, волевой, с крутым характером, строгий и деспотичный в се­ мье. Сын крестьянина деревни Ильинское Волоколамского уезда Московской губернии, он десяти лет был отдан в услу­ жение на фабрику Прохорова, где и проработал почти всю жизнь, дослужившись до должности доверенного по распрост­ ранению изделий на востоке.

Но возвращаюсь к нашей работе. В процессе разборки коллекции Николай Иванович задум ал получить два поколе­ ния в один год с тем, чтобы были данные по иммунитету про­ тив пыльной головни для П амира и Персии в том ж е году.

Для этого нужно было высеять материал очень рано, на юге, заразить головней, убрать урож ай не позднее июня, переслать его в Москву и здесь снова высеять и наблюдать в о р а н ж е ­ рее. В феврале яровые посевы злаков производятся в Узбе­ кистане, и он уговорил меня ехать в Самаркандскую область, в Катта-Курган, на Зеравш анское опытное поле, чтобы там изучить несколько сот образцов и опылить их головней. Д и ­ ректором этого опытного поля в то время был Василий Степа­ нович Малыгин, милейший человек, согласившийся зачислить меня на временную работу. Мы усиленными темпами начали готовить образцы к посеву. Б ы ла разработана обширная, как обычно у Николая Ивановича, программа изучения, р а з р а б о ­ тана схема наблюдений и описания коллекций. Эта схема, если не ошибаюсь, впоследствии легла в основу изучения коллекций пшениц в отделениях В И Ра. В тревожное время кануна Ф евральской революции, о тл о ж и в го с у д а р ­ ственные э кзам ен ы до осени, к больш ом у н еудовольст­ вию родителей, я в ы ех ал а в К атта-К у р ган, п олн ая энту­ з и а зм а, но и тревоги, что не сумею выполнить всей нам ечен ­ ной программы.

И так, в 1917 году н ачал ось изучение первых о б р а з ц о в мировой, коллекции культурных растений, собранных Н и к о л а ­ ем И вановичем. А через десять с небольшим грозных л ет революции, г р а ж д а н с к о й войны, голода и разрухи вы севали сь уж е не сотни, а многие тысячи обр азц ов разны х культур, и не в одном-двух географических пунктах, а по всей стране. Н и ­ колай Иванович с нетерпением ж д а л новостей, сп р а ш и в а л в к а ж д о м письме о. поведении различны х географических групп и отдельных образцов, присы лал подробные инструк­ ции, часто с рисунками, например, как проводить з а р а ж е н и е пыльной головней, с чем я раньш е не имела дела. Н а р я д у с вопросами сыпались и дополнительные зад ан и я: произвести ряд новых, отдаленны х скрещ иваний, анатомическое изучение листьев памирских безлигульных пшениц, собрать и в ы сл ать пыльную головню и многое другое. И ногда б ы вал а 'приписка:

«Я боюсь... не слишком ли много всех заданий, ну д а вы сам и увидите, что м ож но не делать». Н и ко лай И ванович с о о б щ а л о своих опытах по иммунитету, тогда ж е впервые, к а к мне каж ется, в ы ск аза л мысль о существовании центров ф о р м о об ­ разования. П исьм а этого времени позволяю т судить о том, к а ­ кие широкие, м ожно сказать, грандиозные проблемы з а х в а т ы ­ вали его с первых лет творческой деятельности. Ему близки вопросы дарви н и зм а, генетики, цитологии, морфологии, и м м у­ нитета, биохимии, эволюции. Р а з р е ш а л он их к ак географ и как современный экспериментатор — комплексными мето­ дами, вклю чая археологию, историю культуры и другие о т ­ расли знаний. В одном из писем он пишет: «А без В ас тут что ж е нового? Самое интересное — это лекции В а л е р и я Брюсова о древнейшей культуре человечества... И с о д е р ж а ­ ние и форма на 5. Эгейская культура вся как ж и в а я. Ну, а потом была инфлуэнца и писался иммунитет». Редкое письмо было без приписки о том, что он вы слал или собирается еще выслать какую-нибудь книгу д л я чтения. Н и колай И ванович беззаветно лю бил книгу. Он успевал читать всегда, при л ю ­ бых обстоятельствах, днем и ночью. Мы все хорошо знали его портфель, туго набитый научной и художественной л и т е р а т у ­ рой. Чтобы не огорчать его, я не писала о том, что не успе­ ваю ничего читать, не всегда д а ж е у д ав ал о сь акку ратн о и толково отвечать на его письма, но он со свойственной ему снисходительностью ограничивался только небольшими упре­ ками.

В августе я узнала, что Николай Иванович приглашается на кафедры агрономического факультета Воронежского и С а ­ ратовского университетов.

— Весной 1917 года, через Н. Е. Прокопенко, которая в то время специализировалась у физиологов Н. Ф. К р аш е­ нинникова и С. Ф. Нагибина, я получила от Николая Иваковича предложение поработать у него летом на селек­ ционной станции Петровской сельскохозяйственной а к а д е ­ мии.

Был яркий, солнечный день, когда я, разыскав селекцион­ ную станцию в Петровском-Разумовском, наш ла Н иколая Ивановича в одной из лабораторий.

Он встретил меня приветливо и еще раз повторил свое предложение поработать у него по селекции и имму­ нитету.

— Я очень хотела бы этого, но я не совсем уверена, что вас может устроить моя квалификация. Кроме того, у меня есть большой «порок»...— пояснила я.

— Какой порок? — спросил он, улыбаясь.

— Я работаю в Московской контрольной палате и, следо­ вательно, ограничена во времени.

Николай Иванович рассмеялся, махнул рукой и уточ­ — Вы будете приезжать, когда сможете. Д л я вас все бу­ дет сделано и подготовлено и в оранжерее, и в поле. На вас возлагается лишь одна обязанность: экспериментировать и вести наблюдения.

В ответ на то, что я не агроном и совершенно незнакома с селекцией, вновь последовала улыбка и отстраняющий жест рукой.

— Наконец, вы могли бы спросить обо мне отзыв у про­ фессора Бухгольца, у которого я работаю по микологии в Ботаническом саду...

Новый взрыв веселости со стороны Николая Ивановича.

Вот молодой, талантливый ученый, который забавляется моИстория Санкт-Петербургского университета в виртуальном пространстве ей «наивностью»,— п о д у м а л а я. Через минуту мы условились, когда я д о л ж н а приехать в акяцемию, где найти В ави лова, и аудиенция закон чи лась.

красных дней, пронизанны х солнцем и заполненны х интерес­ ной и разн о о б р азн о й работой.

В первый ж е приезд в ак ад ем и ю и на селекционную с т а н ­ цию я бы ла п редставлен а Н и к о л аем И вановичем ее з а в е д у ю ­ щему, селекционеру Д. Л. Рудзинском у, цитологу А. Г. Н и к о ­ лаевой, генетику и селекционеру С. И. Ж е г а л о в у и многим д р у ­ гим. С физиологом Н. Е. П рокопенко я была у ж е з н а к о м а р а н ь ­ ше, по работе в л аб о р а т о р и и физиологии растений на Высших женских курсах и н ахо ди л ась с ней в д ру ж ески х отношениях.

Н и колай И ванович кр атко ознаком ил меня со всеми ис­ следованиям и, которые проводились на станции, вклю чая ци­ тологические и биохимические; особенно подробно он о с т а ­ н ав л и в ал ся на изучении иммунитета растений к грибным болезням, причем оказалось, что этот год з а в е р ш а л его глу­ бокие эксперименты перед опубликованием основного труда по иммунитету.

В одной из л аб о р ат о р и й селекционной станции был о р г а ­ низован музей, где в образцовом порядке хранились семена различных сельскохозяйственных культур, в особенности пшениц, собранных во многих странах мира, а т а к ж е пре­ красно смонтированные экспонаты, даю щ и е представление о видовом и сортовом р азн о о б р ази и пшеницы, овса, льна, клевера, зерновых бобовых и пр. П ри этом В авилов реко­ мендовал мне познакомиться с музеем более детально, чтобы в дальнейш ем я могла вполне самостоятельно р азб и р атьс я в семенном материале.

К а к о казалось, у Н и к о л а я И вановича на это лето был н а ­ мечен грандиозный план вегетационных, оран ж ерей ны х и по­ левых опытов с большим числом культур, и весь этот план долж ен был осущ ествляться им самим и его «штатом», то есть мною и « П ал-П алы чем », деревенским загорелы м и м о л ч ал и ­ вым парнишкой.

П ервы е дни ушли на постановку оранж ерейны х опытов, при этом Н иколай Иванович подробно ознакомил меня со всеми методами и приемами этой работы.

З атем наше внимание сконцентрировалось на ф итоп атоло­ гическом участке, расположенном почти рядом с садоводст­ вом Эдельштейна.

В чердачном помещении небольшого домика, где ж и л ф и ­ топатолог М. С. Уткин, мы з а р а ж а л и различные зерновые культуры головней пшеницу — твердой головней овес и п р о со — видами пыльной головни, ячмень — пузырчатой голов­ ней 5а 7 дней напряженного труда весь намеченный сорто­ вой материал был подготовлен к посеву.

Каждый день общения с Николаем Ивановичем приносит что-то новое. Он читает мне настоящие лекции по полеводст •у и я обхожу с ним поля профессора В. Р, Вильямса, д е ­ тально разбираюсь и в оранжерейных опытах профессора Л Н Прянишникова Свободные дни и часы Вавилов посвящает экскурсиям по м и к о л о г и и фитопатологии. Оказывается, этот молодой агро­ ном и селекционер обладает обширными знаниями и реши у м ы л о руководит мною при изучении болезней различных сельскохозяйственных культур При зтом сначала и «прохо­ жу» болезни полевых культур, затем — заболевания сада, ого рола, леса, и за многими из них веду систематические наблю ления В период цветения зерновых произвожу цикл зараже иий колосьев пшеницы и ячменя соответствующими видами пыльной головни, а также знакомлюсь с сортовым ра знообра жем *тич культур.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
 
Похожие работы:

«Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Мичуринский государственный аграрный университет А.А. КУЗНЕЦОВ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В ФОРМАХ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕСТВЕННОГО ТРУДА И ПРОИЗВОДСТВА Мичуринск - наукоград РФ 2006 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК ББК К89 Р е ц е н з е н т ы: доктор экономических наук, профессор А.С. Квасов доктор...»

«ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Н.С. Евсеева, А.В. Шпанский МЕТОДЫ ПАЛЕОГЕОГРАФИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Томск 2011 УДК 551.8 Евсеева Н.С., Шпанский А.В. Методы палеогеографических исследований. Томск: ТГУ, 2011. 253 с. ББК 25.823 Е25 В учебном пособии рассмотрены вопросы по истории становления палеогеографии как науки, методы исследований и принципы палеогеографических реконструкций и построения палеогеографических и литолого-палеогеографических карт. Для студентов высших учебных заведений,...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе проф. С.Н. Гурбатов _ _201_ г. Учебно-методический комплекс (УМК) по дисциплине Мусульманское вероубеждение в рамках ханафитской школы Специальность 030201 Политология Нижний Новгород 2011 год ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ...»

«ИСТОРИЯ ОБЩЕСТВ И ЦИВИЛИЗАЦИЙ И. Н. ИОНОВ ИДЕНТИФИКАЦИОННАЯ, КОММУНИКАТИВНАЯ И КОГНИТИВНАЯ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ЦИВИЛИЗАЦИОННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ Идеи и идеалы российской цивилизации как фактор создания образа России, № 06-01-02085а Наиболее слабым местом современного анализа цивилизационных (как и других макроисторических) концепций в России является унаследованный от марксизма плоский сциентизм и...»

«История России И.В. Базиленко РОССИЙСКИЙ БЕГЛЕЦ С.Я. МАКИНЦЕВ (1780–1853) И ЕГО ПОЛУВЕКОВАЯ СЛУЖБА ИРАНУ Статья посвящена жизнеописанию неординарного россиянина С.Я. Макинцева, который перебежал на сторону Ирана ещё до начала известных русско-иранских войн 1804–1813 и 1826–1828 гг. и, прослужив 51 год в иранской армии, дослужился до звания генерала. Став изменником своего Отечества, он был впоследствии вынужден, как любой предатель, выполнять такие поручения иранского командования, от которых...»

«Публицистическая премия 2013 год Александр Баунов Дмитрий Орешкин Светлана Рейтер, лауреат премии Кирилл Рогов Максим Трудолюбов Документальный проект Срок Публицистическая премия 2013 год Москва 2013 УДК 323/324(470+571) ББК 66.3(2Рос) П88 П88 Публицистическая премия ПолитПросвет. 2013 год. — Москва : Фонд Либеральная Миссия, 2013. — 272 с. + 1 CD. В книге и приложенному к ней диску собраны работы финалистов публицистической премии ПолитПросвет. То есть тех, кто просвещает наше политическое...»

«Ирвинг Cтоун Джек Лондон Если ты утаил правду, скрыл ее, если ты не поднялся с места и не выступил на собрании, если выступил, не сказав всей правды, – ты изменил правде. Дайте мне взглянуть правде в лицо. Расскажите мне, какое лицо у правды. Джек Лондон Это история о Джеке Лондоне, рассказанная его собственными словами с присущими только ему неподражаемым колоритом, характером и драматизмом. Там, где Джек говорит о себе, ни один биограф не смог бы сказать лучше. Моряк в седле основан на...»

«КОНТРОЛЬНЫЙ л и с т о к СРОКОВ ВОЗВРАТА КНИГА ДОЛЖНА БЫТЬ ВОЗВРАЩЕНА НЕ ПОЗЖЕ УКАЗАННОГО ЗДЕСЬ СРОКА Колич. пред. выдач_ t Мегионцы - люди высокого долга Мегион 2005 Мегионцы - люди высокого долга Санкт-Петербург: типография ОАО Иван Фёдоров, 2005. - 168 с., илл. Под общей редакцией В.И. Сподиной Редактор: И.Ф. Обухов, председатель Совета ветеранов г. Мегиона Авторы-составители: Л.Д. Кашина, А.Т. Набоков, И.Ф. Обухов Книга посвящена ветеранам Великой Отечественной войны, призванным из Мегиона,...»

«АНТОЛОГИЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ПРОЗЫ в 3-х томах ТОМ ПЕРВЫЙ YYSQ - Milli Virtual Kitabxananne-nri N 16 (35 -2012) YYSQ 15.06.2012 www.kitabxana.net – Milli Virtual Kitabxanann e-nri www.kitabxana.net Milli Virtual Kitabxanann Tqdimatnda Elektron kitab N 16 (35 – 2012) АНТОЛОГИЯ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ПРОЗЫ в 3-х томах ТОМ ПЕРВЫЙ Антология азербайджанской прозы охватывает лишь незначительную ее часть от момента ее возникновения и до нынешнего ее состояния. В основном она содержит малые ее жанры: рассказ или...»

«Cвященник Павел Хондзинский РАЗРЕШЕНИЕ ЭККЛЕСИОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ РУССКОГО БОГОСЛОВИЯ XVIII – НАЧАЛА XIX ВВ. В ТРУДАХ СВЯТИТЕЛЯ ФИЛАРЕТА, МИТРОПОЛИТА МОСКОВСКОГО Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата богословия Москва, 2010 Диссертация выполнена на кафедре Истории Русской Православной Церкви Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета...»

«Саратовский государственный университет им. Н.Г. Чернышевского СОВРЕМЕННОЕ РОССийСкОЕ ОбщЕСтВО: тРАДиЦии и иННОВАЦии Сборник научных трудов ВыпуСк 2 под редакцией профессора Г.В. Дыльнова Саратов издательство Саратовского университета 2010 уДк 316.3(470+571) ббк 60.56(2Рос) С56 Современное российское общество: традиции и инноваC56 ции: Сб. науч. тр. / под ред. Г.В. Дыльнова. – Саратов: издво Са рат. унта, 2010. – Вып. 2. – 208 с.: ил. Сборник, подготовленный преподавателями и аспирантами...»

«Сергей Николаевич Марков Подвиг Семена Дежнева Серия Люди великой цели Scan by Mobb Deep; OCR&Spellcheck by Zavaleryhttp:// lib.aldebaran.ru Марков С. Н. Избранные произведения. В 2-х т. Т. I. Юконский ворон. Летопись Аляски. Люди великой цели. Вступ. статья Юрия Жукова; худож. И. Спасский.: Худож. лит.; М.; 1980 Аннотация В первый том избранной прозы Сергея Маркова вошли широкоизвестный у нас и за рубежом роман Юконский ворон – об исследователе Аляски Лаврентии Загоскине. Примыкающая к роману...»

«1 Леонид Кучеренко Главы из воспоминаний об Одессе 60-х – начала 70-х годов Когда уходит детство. Земную жизнь пройдя до половины, я очутился. Данте Божественная комедия Наверное, к каждому из нас, рано или поздно, приходит желание вспомнить прошлое. Со временем многое забывается, особенно плохое, такова особенность человеческой памяти. Может, поэтому у всех народов так живучи мифы о некоем Золотом веке, когда всем было хорошо, когда все были счастливы? Самые радостные воспоминания,...»

«Византийский времен и и к, т. 54 М.А. ПОЛЯКОВСКАЯ УЧЕНЫЙ И ВРЕМЯ: К 100-легию СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ М.Я. СЮЗЮМОВА Бурный двадцатый век постоянно вторгался в жизнь византинистики и византинис­ тов. Особенно непростой оказалась судьба русского византиноведения. Первая мировая война разорвала международные связи ученых, а Октябрьская революция, гражданская война и интервенция привели к исчезновению или ослаблению прежних научных цент­ ров. Многие византинисты эмигрировали, а наследие прежней школы...»

«Державина Е. И. Прот. А. М. Державин. Личность и научная деятельность Вестник ПСТГУ. III Филология 2007. Вып. 4 (10). С. 7-21 ПРОТОИЕРЕЙ А.М. ДЕРЖАВИН. ЛИЧНОСТЬ И НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ Е. И. ДЕРЖАВИНА (Институт русского языка РАН) От редколлегии Данной публикацией редколлегия филологической серии Вестника Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета предполагает открыть серию статей, посвященных истории русской церковной историко-филологической науки. Статья кандидата...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УСТНАЯ ИСТОРИЯ В КАРЕЛИИ Сборник научных статей и источников Выпуск II Североамериканские финны в Советской Карелии 1930-х годов Петрозаводск Издательство ПетрГУ 2007 УДК 947 ББК 63.3 (2) 7 У808 Соста вител и и нау чные реда к торы: И. Р. Такала, кандидат исторических наук, зав. кафедрой истории стран Северной Европы ПетрГУ (Россия); А....»

«ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО REGNUM ЗАПАДНАЯ САХАРА: ПРЕДАННАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ Сборник исследований и документов по современной истории САХАРСКОЙ АРАБСКОЙ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Составитель Елена Висенс Москва REGNUM 2007 2 УДК 94 (61) : 3271976/2006 (094) ББК 63.3 (6 Зап) - 454 З30 ЗАПАДНАЯ САХАРА: ПРЕДАННАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ. Сборник исследований и документов по современной истории Сахарской Арабской Демократической Республики / Составитель Елена Висенс. М.: REGNUM, 2007. 118 с. Конфликт вокруг...»

«Осень 2010 Урожай – выше, работы – меньше, здоровье – лучше! И н ф о р м а ц и о н н ы й в е с т н и к Ц е н т р а П р и р о д н о г о З е м л е д е л и я “ С и я н и е ” г. Ч е л я б и н с к Истории Сезонная обработка Продукция в Природном Розы в Сохраним садоводов 1 почвы 2 Земледелии 4-5 Челябинске 6 урожай 7 Своей дачи у меня нет, выращивать овощи я помогаю родителям. Но года идут, родители становятся старше, а сил у них меньше. Поэтому с каждым годом мне приходится делать самой на их...»

«Субъективные заметки о пермской социологии О.Л. ЛЕЙБОВИЧ Оставим будущим историкам общественной мысли искать ответ на вопрос, существовали ли в советской социологии научные школы, или ее теоретическую продукцию составляли собрания бледных оттисков чужих (американских, или французских) текстов, выполненных к тому же на мало пригодном материале. М. Кастельс в былые годы, например, всю советскую городскую социологию считал провинциальным изводом американского урбанизма [Castells 1973, с. 17]....»

«Сергей А. Полозов. ЯСТРЕБИНЫЙ ОРЁЛ (ФАСЦИАТУС И ДРУГИЕ) Документальная орнитологическая сказка. ЭкоПол, 2003* © С.А.Полозов, 2001, 2003. *Интернет-версия © ЭкоПол Sergei A. Polozov BONELLI'S EAGLE (FASCIATUS AND OTHERS) Documenting An Ornithological Tail. EcoPol, 2003* © S.A.Polozov, 2001, 2003, *Internet-version © EcoPol *** ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ (ИНТЕРНЕТ-) ИЗДАНИЮ За полтора года с момента публикации Фасциатуса накопились полученные от читателей вопросы, на которые я с удовольствием...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.