WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«С О Ц И О КУЛ ЬТ У Р Н Ы Е О С Н О ВА Н И Я П ОЛ И Т И Ч Е С К И Х КО Н ФЛ И К ТО В В Р О С С И И Под редакцией профессора С.Б. Суровова Издательство Саратовского ...»

-- [ Страница 1 ] --

В и л ко в А. А., Б о б ы л е в Б. В.

С О Ц И О КУЛ ЬТ У Р Н Ы Е

О С Н О ВА Н И Я

П ОЛ И Т И Ч Е С К И Х

КО Н ФЛ И К ТО В В Р О С С И И

Под редакцией профессора С.Б. Суровова

Издательство Саратовского университета

2002

УДК 32.01

ББК 66.0

В 44

Вилков А.А., Бобылев Б.В.

В44 Социокультурные основания политических конфликтов в России: — Саратов: Изд–во Сарат. ун–та, 2002. — 164 с.

ISBN 5-232-02794-4 В монографии проанализирована значимость социокультурных оснований политических конфликтов, рассмотрены конкретно-исторические особенности формирования представлений о месте и роли социально-политических конфликтов в жизни российского общества, исследованы проявления ценностного конфликта и его последствия в современной России, представлены характеристики политической культуры россиян с точки зрения их социальной конфликтогенности.

Для студентов, учащихся, преподавателей политологии, конфликтологии, культурологии, социологии, всех интересующихся перспективами становления демократии и формирования стабильной и эффективной политической системы в России.

Табл. 26.

Рецензенты:

Доктор политических наук, профессор А.Г. Чернышов Доктор исторических наук, профессор А.Н. Николаев УДК 32. ББК 66. ISBN 5-232-02794- Вилков А.А., Бобылев Б.В., Введение Одним из важнейших элементов политической культуры являются представления граждан о причинах социальных конфликтов и об их роли в политической жизни общества.

Актуальность этой проблемы определена не только тем, что различные конфликты сопровождают социальную жизнь постоянно и повсеместно, но и тем, что от восприятия этих конфликтов индивидуумами и социальными группами во многом зависит и характер их протекания и способы разрешения и возможные последствия. Более того, сама политическая и социальная система того или иного конкретного общества не в последнюю очередь детерминирована отношением его членов к социальным конфликтам.

Взаимозависимость и взаимовлияние этих двух начал во многом определяют уникальность и специфические черты общественного развития различных народов.





С усложнением общественной жизни конфликты стали более разнообразными и повсеместными. Кроме того, многие современные конфликты стали глобальными и в этой связи более опасными. Особенно значительными по своим масштабам и социальным последствиям являются политические конфликты. Крайней формой их проявления выступают войны.

ХХ век вписал в историю две мировые войны, около 200 менее масштабных войн, множество локальных военных конфликтов, террор тоталитарных режимов, военные перевороты, революции, этнические чистки, столкновения на религиозной почве и многие другие формы социально-политических столкновений. В совокупности они унесли около 300 миллионов человеческих жизней.

Террористические акты 11 сентября 2001 г. и последующая военная акция США и их союзников в Афганистане еще раз показали, что и в новом тысячелетии причины социально-политических конфликтов остались актуальными не только для переходных обществ, но и для экономически развитых стран. Обусловлено это тем, что мировое сообщество в современных условиях пронизано множеством самых разнообразных связей и взаимозависимостей во всех сферах общественных отношений: политических, экономических, социальных, культурных, информационных. В этой связи, любое серьезное противоречие в какой-либо одной из этих сфер в рамках одного, или нескольких государств неизбежно затрагивает всю совокупность глобальных взаимосвязей. Поэтому ненасильственное, консенсусное разрешение социальных конфликтов за счет целенаправленного и взвешенного устранения причин противоречий на основе компромиссного учета интересов всех сторон конфликта составляет сегодня одну из фундаментальных основ демократии.

Для современной России осмысление социокультурной составляющей конфликтов имеет особую значимость не только в связи с трагическим опытом исторического развития, но и в связи с перманентным напряженным и кризисным состоянием в результате реформ последнего десятилетия. История России, наполненная бурными событиями войн, революций и социальных катаклизмов, определяет особую актуальность изучения массового отношения к конфликту. Последнее десятилетие еще раз подтвердило, что реальный переход к стабильному обществу невозможен без научного осмысления и массового освоения демократических механизмов и способов предотвращения и регулирования социальных конфликтов.

В качестве предмета исследования в данной монографии определены представления о политическом конфликте, которые характерны именно для российской политической культуры. Мы понимаем, что само это понятие достаточно условно с учетом полиэтничности и чрезвычайной пестроты и неоднородности социально-экономического и политического развития различных российских регионов. Вместе с тем, на наш взгляд, на примере Саратовской области вполне корректно проанализировать особенности традиционных представлений российских граждан о политических конфликтах и их роли в общественном развитии (с учетом опубликованных социологических и иных материалов других областей и автономных республик по этой проблеме). Кроме того, для понимания вектора политического развития России в целом чрезвычайно важно изучение конкретной специфики составляющих ее государственно-территориальных образований, в том числе и их социокультурные особенности в качестве детерминант политической жизни.





В советской обществоведческой науке длительное время проблема конфликта рассматривалась главным образом в рамках марксистко-ленинской теории классовой борьбы и антагонистических социальных противоречий капиталистического общества. В условиях победившего социализма в соответствии с марксистской идеологией проблема классового конфликта в обществе снималась и перемещалась в область межгрупповых и межличностных отношений и внутриличностных противоречий. В этом направлении социально-психологические исследования осуществлялись довольно активно и был накоплен значительный теоретический, методологический и эмпирический материал1. Исследования противоречий в См., напр.: Смолян Г.Л. Принципы исследования конфликта// Вопросы философии. 1968. № 8; Ершов А.А. Личность и коллектив: межличностные конфликты в коллективе, их разрешение. Л., 1976; Храмов В.О. Методы познания и преодоления конфликтных ситуаций в производственном коллективе. М., 1977; Коломинский Я.Л. Психология взаимоотношений в малых группах (общие и возрастные особенности). Минск, 1976; Базаров Т.Ю. Особенности межличностного восприятия в системе «руководство-подчинение» в условиях производственного коллектива// Межличностное восприятие в группе. М., 1981; Столин В.В.

Самосознание личности. М., 1983; и др.

других областях общественной жизни осуществлялись в гораздо меньших объемах, например, проблемы межэтнических конфликтов Еще одним направлением была критика концепций «буржуазной конфликтологии»3. Наличие внутренних политических конфликтов в советском обществе отрицалось априорно. Более того, в соответствии с официальной идеологической установкой обществоведы вынуждены были обосновывать постоянное нарастание социально-политической сплоченности народа вокруг КПСС, как «руководящей и направляющей силы» советского общества. Это и привело к тому, что политические противоречия, усиливающиеся в обществе в 1980-е годы, не только не получили адекватной научной оценки, но и по сути были проигнорированы, отданы на откуп политической публицистике, используемой главным образом в качестве мощного инструмента разрушения существовавшей системы.

В качестве самостоятельного научного направления отечественная школа социально-политической конфликтологии зарождается лишь на рубеже 1980х гг. В этот период появляется большое количество переводных работ западных конфликтологов4. Они позволили познакомиться с накопленным западной наукой методологическим инструментарием и эмпирическим материалом в данной области. В итоге, на основе синтеза накопленного в советский период опыта и мировой конфликтологии сформировались отечественные научные школы.

В современной российской обществоведческой литературе можно выделить несколько основных направлений, занимающихся теоретикометодологическими и прикладными аспектами конфликтологии.

Представители социологического направления (Аверьянов Л.Я., Зайцев А.К., Запрудский Ю.Г., Здравомыслов А.Г., Чумиков А.Н., и др.) исследуют природу, особенности возникновения, факторы динамики, технологии См., напр.: Кон И.С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений)// Новый мир. 1966. № 9; Дробижева Л.М. Влияние этноконтактной среды на межнациональные отношения// Социальная психология и общественная практика. М.,1985.

Донцов А.И., Полозова Т.А. Проблема конфликта в западной социальной психологии// Психологический журнал.1980. № 6; Смолин Г.Л. Принципы исследования конфликта// Вопросы философии. 1968. № 8; и др.

Дизель П.М., Мак-Кинли Ранья У. Поведение человека в организации. М., 1993; Дэн Д.

Преодоление разногласий. СПб., 1994; Зигерт В., Ланг Л. Руководить без конфликтов. М.:

Экономика, 1990; Корнелиус Х., Фэйер Ш. Выиграть может каждый. Как разрешать конфликты. М., 1992; Крисберг Л. Миросозидание, миросохранение и разрешение конфликта// Социс. 1990. № 11; Пажес Ж.П. Конфликты и общественное мнение// Социс.

1991. № 7; Преториус Р. Теория конфликта // Полис.1991. № 5; Фишер Р., Юри У. Путь к согласию. Или переговоры без поражения. М., 1990; Конфликты в условиях системных изменений в странах Восточной Европы. Сб. ст. заруб. авторов. М., 1994; Хантингтон С.

Столкновение цивилизаций// Полис. 1994. № 1; Холман Л., Эстер П. Политические культуры и социальные изменения. М., 1998; и др.

разрешения и предотвращения социальных конфликтов5. Вместе с тем, специфике политических конфликтов, данные авторы внимания практически не уделяют, рассматривая их в рамках общих подходов к социальным конфликтам.

Исключение составляет работа Динь Ты Хоа6, в которой проанализирован характер взаимосвязи между различного рода политическими конфликт и социальным развитием общества.

Юридическая конфликтология (Дмитриев А.В., Кудрявцев В.Н., Кудрявцев С.В., Нерсесянц В.С., Казимирчук В.П., Тихомиров Ю.А., Оболонский А.В. и др.) по сути представляет собой самостоятельное направление, рассматривающее специфику, природу и виды юридического конфликта, их динамику, правовое отчуждение личности, юридические способы и нормативные механизмы разрешения и предупреждения конфликтов7.

Политический конфликт, сторонниками этого направления рассматривается преимущественно лишь в рамках типологии различных конфликтов и правовых способов их разрешения 8.

Политическая конфликтология (Глухова А.В., Зеркин Д.П., Лебедева М.М., Махмутова А.Н., Рыжов О., Фельдман Д.М., Чумиков А.Н. и др.)9. В данных Аверьянов Л.Я. Социальная напряженность// Социология: что она знает и может. М., 1993;

Желтухин А. Социологическая концепция конфликта// Социс. 1994. № 4; Зайцев А.К.

Социальный конфликт. М., 2000; Запрудский Ю.Г. Социологический конфликт (политологический анализ). Ростовский ун-т. 1992; Здравомыслов А.Г. Социология конфликта (Россия на путях преодоления кризиса). М., 1995; Найденова Л.И.

Социологические теории конфликтов и их разрешения// Социально-политический журнал.

1994. № ; Черкасова Т.В. Социальные конфликты в молодежной среде. Дис. …канд.

социол. наук. Уфа, 1997; Чумиков А. Управление конфликтом и конфликтное управление как новые парадигмы мышления и действия// Социс. 1995. № 3; и др.

Динь Ты Хоа Политические конфликты в процессе демократизации общества. Дис. … канд.

социол. наук. М., 2000;

Варламова Н.В., Пахоленко Н.Б. Между согласием и волей большинства (политикоправовые аспекты консенсуса). М., 1997; Дмитриев А., Кудрявцев В., Кудрявцев С. Введение в общую теорию конфликтов : Юридическая конфликтология. М., 1993; Дмитриев А.В.

Конфликтология. М., 2000; Конфликты в сфере политики. Юридический конфликт: сферы и механизмы. М., 1994; Основы конфликтологии. Под ред. академика РАН В.Н. Кудрявцева.

М., 1997;

См. напр.: Основы конфликтологии. Под ред. академика РАН В.Н. Кудрявцева. М., 1997.

Глухова А.В. Политические конфликты: основания, типология, динамика. М., 2000; Она же. Типология политического конфликта. Воронеж, 1997; Зеркин Д.П. Политический конфликт и оппозиция// Социально-политический журнал. 1998. № 5; Котанджян Г.С.

Грани согласия-конфликта: цивилизационные проблемы теоретической и прикладной политологии. М.: Луч. 1992; Краснов Б.И. Конфликты в обществе// Социально-политический журнал. 1992. № 6-7; Лебедева М.М. Политическое урегулирование конфликтов: Подходы, решения, технологии. М., 1997; Махмутова А.Н. Сущность и формы политических конфликтов. Дис. … канд. полит. наук. Казань, 1997; Мурадян А.А. Двуликий Янус.

Введение в политологию. М., 1994; Нех В.Ф. Политический конфликт: технология инициирования, регулирования, разрешения// Вестник Моск. ун-та. Серия 12. 1995. № 5;

Рыжов О. Политические конфликты. М.: ВУ, 1997; Смирнов В.В. Политические конфликты // Кентавр. 1992. № 11/12; Фельдман Д. М. Политология конфликта. М., 1998; Чумиков А.Н.

работах анализируются причины политических конфликтов, специфика их проявления, развития и разрешения, влияние на политическое развитие в целом. Тем не менее, анализ литературы свидетельствует об определенном отставании данного направления. На наш взгляд, это объясняется «молодостью» отечественной политической науки, ее недостаточной самостоятельностью, трудностью синтезирования теоретических наработок западных авторов со специфическими отечественными политическими реалиями и уникальной социокультурной российской почвой.

Одним из важнейших направлений анализа условий разрешения политических социально-политических конфликтов является изучение консенсуса10. В рамках этого направления исследуется само понятие консенсуса и его различные трактовки, его социокультурные основания, влияние на восприятие конфликтных ситуаций и форм и способов их разрешения. Поэтому данные работы стали важным теоретико-методологическим основанием для нашего исследования.

Другим таким основанием стали работы по проблемам политической культуры. Проблемы специфики российской политической культуры и ее влияния на общественное развитие занимают сегодня одно из ведущих направлений исследований отечественной политологии11. В данных работах особо значимым для нас являются различные теоретико-методологические подходы к изучению структуры политической культуры, анализу ее составных элементов, их влияния на политические процессы (в том числе и конфликты), взаимообусловленность с политической системой. Вместе с тем, анализ Конфликт в системе социально-политических процессов переходного периода. Дис.... докт.

полит. наук. 1995.

Баринова В.И. Консенсус как одно из главных условий разрешений политических конфликтов// Социально-политический журнал. 1995. № 5; Белкин А.С., Жаворонков В.Д., Зимина И.С. Конфликтология: наука о гармонии. Екатеринбург, 1995; Котанджян Г.С.

Этнополитология консенсуса-конфликта. М., 1992; Медведев Н.П. Политический консенсус в условиях российского федерализма. Автореф. дис. … д-ра полит. наук. М., 2000; Согрин В.

Конфликт и консенсус в российской политике// Общественные науки и современность. 1996.

Бурлацкий Ф. М., Галкин А. А. Современный Левиафан. М., 1985; Варакин С.В.

Политическая культура как фактор социальной стабилизации. Дис.... канд. филос. наук.

Волгоград, 1994; Дука А.В. Политическая культура: проблема генезиса и принципы типологии. Дис.... канд. полит. наук. СПб., 1995; Назаров М.М. Политическая культура современного российского общества (1991-1995 гг.) (проблемы социологического исследования). Дис. …докт. полит. наук. М., 1997; Пивоваров Ю. С. Политическая культура:

вопросы теории и методологии (опыт России и западная наука). Дис....докт. полит. наук. М., 1995; Попов В.Г. Социокультурные ориентации и адаптация молодежи к общественным преобразованиям в современной России. Дис. … докт. социол. наук. Екатеринбург, 1997;

Решетников В.А. Становление и развитие современной политической культуры (мировоззренческо-методологический аспект). Дис.... докт. филос. наук. СПб., 1992;

Соловьев А.И. Социокультурное измерение политического процесса (методологический аспект). Дис.... докт. полит. наук. М., 1994; Социокультурные проблемы политической власти в России. Екатеринбург. 1993. Ч. 3; Суслопаров А. Г. Место и роль политической культуры в системе политического сознания. Дис....канд. филос.наук. Иркутск, 1995;

соответствующей литературы свидетельствует, что представления о конфликте, их месте и роли в жизни общества, способах и формах их оптимального разрешения не выделяются в качестве самостоятельной и самодостаточной в рамках исследований политической культуры.

Особенно большое значение среди работ этого направления сыграли исследования, посвященные проблемам политических ценностей и ценностного конфликта в обществе12. Данные работы позволили определить основную парадигму собственного исследования, основанную на признании ключевой значимости социокультурного фактора в определении конфликтогеннности каждого конкретного общества в каждый конкретный период. Кроме того, данные исследования помогли в изучении различных подходов к объяснению специфики отечественной политической культуры и ее значимости в российском политическом процессе. Анализ иерархии политических ценностей и их эволюция, ценностный раскол и его влияние на российскую историю, на реформы и контрреформы, на мотивацию поведения россиян (в том числе и в условиях конфликтных ситуаций), ценностный конфликт традиционализма и модернизма, восприятие конфликтов и их роли в обществе, перспективы укрепления демократических ценностей в общественном сознании россиян – эти и многие другие проблемы, обозначенные в данной литературе, во многом определили структуру данного исследования и совокупность используемого методологического инструментария. Несмотря на наличие большого количества работ по этим вопросам, однозначных ответов на них не существует, дискуссия продолжается, оставляя проблемное поле для новых научных исследований.

Серьезный вклад в изучение проблемы внесли саратовские исследователи (А.И. Демидов, С.И. Барзилов, Н.Г. Козин, Н.И. Шестов)13. В их работах рассматриваются понятия политического сознания и политической культуры, анализируются их различные уровни, исследуется значимость обыденного и Ахиезер А.С. Ценности общества и возможности реформ в России// Общественные науки и современность. 1994. № 1; Гаман О. Ценностный конфликт в России// Политическая теория:

тенденции и проблемы. Сб. ст. Вып. 2. М., 1994; Кара-Мурза А.А., Панарин А.С., Пантин И.К. Духовно-идеологическая ситуация в современной России: перспективы развития// Полис. 1995. № 4; Матвеева С.Я. Модернизация и глубинный конфликт ценностей в России// Социальный конфликт. 1994. № 4; Мельвиль А.Ю. Политические ценности и ориентации и политические институты// Россия политическая. Под ред. Л.М. Шевцовой. М., 1998; Модернизация в России и конфликт ценностей. М., 1994; Мусхелишвили Н.Л., Сергеев В.М., Рахманин В.С. Социокультурный кризис в России// Вестник Воронежского гос. ун-та.

Серия 1. 1993. № 1; Шрейдер Ю.А. Ценностная рефлексия и конфликты в разделенном обществе// Вопросы философии. 1996. № 11; Пантин В., Лапкин В. Ценностные ориентации россиян в 90-е годы.// Pro et contra. 1999; Российское общество: становление демократических ценностей. М., 1999; и др.

Барзилов С.И., Новиков А.И., Федосеев Е.Ю. «Философия убийства». Социальное насилие и русский национальный характер. Саратов, 1997; Демидов А.И. Порядок как политическая ценность// Полис. 1993. № 2; Козин Н.Г. Бегство от России. (К логике исторических потрясений России в ХХ веке). Саратов, 1996; Шестов Н.И. Мифологический фактор российского политического процесса. Саратов, 1999; и др.

мифологического восприятия политики и социальных конфликтов, характеризуются особенности поведения россиян в период социальных кризисов и потрясений.

Таким образом, в 1990-е годы, проблема политического конфликта и его социокультурной составляющей стала одной из актуальных в отечественных общественных науках. Сейчас этому вопросу уделяется самое пристальное внимание в исследованиях российских политологов, философов, социологов, психологов, экономистов. Однако анализ многочисленных публикаций этого периода свидетельствует, что внимание исследователей обращено прежде всего к изучению западной теории конфликта, деиделогизированному осмыслению накопленного методологического и концептуального опыта в этой области.

Вместе с тем, среди различных аспектов политической культуры российских граждан проблема понимания места и роли конфликта в обществе и отношения к конфликту, на наш взгляд, рассматривается недостаточно. Особенности восприятия конфликта, понимание его сущности, представления о его функциях и способах разрешения в российской политической культуре анализируются в большинстве работ лишь косвенно. В этой связи, чрезвычайно важно научно осмыслить, какие особенности в отношении конфликтов характерны для российской политической культуры, чем они вызваны, каковы их последствия, как они соотносятся с современными задачами формирования правового государства и структур гражданского общества.

Целью данного исследования является выявление комплекса особенностей восприятия российским обществом феномена политического конфликта и изучение его влияния на современный политический процесс.

Для реализации данной цели предполагается решить ряд конкретных исследовательских задач:

выявление исторических факторов, определяющих специфику российского отношения к социальным конфликтам;

изучение степени прочности и значимости этих представлений в современной политической культуре России;

исследование особенностей восприятия политического конфликта в политической культуре провинциального российского социума;

определение устойчивых моделей отношения к политическим конфликтам и способам их разрешения в различных социальных выяснение перспектив внедрения в общественное сознание важности демократических механизмов выявления и разрешения конфликтов как основы стабильного и динамичного общественного развития.

Объектом исследования выступает политический конфликт в системе общественных отношений.

Предметом исследования выступает социокультурная составляющая политического конфликта, кокретно-исторические детерминанты ее формирования в России, ее влияние на конфликтогенность общества и значимость в политическом процессе.

Для решения поставленных исследовательских задач использовалась совокупность методологических приемов и подходов к анализу различных аспектов социокультурных факторов политических конфликтов. Предлагаемое исследование осуществлялось на использовании материалов и методологического инструментария не только собственно политической науки, но также и других дисциплин и прежде всего истории, социологии, культурологии и психологии. Это позволяет наиболее оптимально изучить социокультурные основания политических конфликтов в России и механизмов их выявления и разрешения.

Нормативный метод позволил наиболее адекватно подойти к изучению существующего отношения к проблеме политического конфликта в массовом сознании и выявить соотношение между устойчивыми стереотипами и ценностями в восприятии политических конфликтов и реально существующими моделями конфликтного поведения. Данный метод также позволяет определить место и роль политического конфликта в российской политической культуре, его «негативный» или «позитивный» потенциал как средства институциализации и разрешения политических противоречий в обществе.

Системный метод предполагал рассмотрение самого понятия конфликта, его места в политической культуре России, иерархию ценностей «вражды» и «мира», «противоречий» и «согласия» в сознании населения страны и политических элит. Кроме того, данный метод позволяет рассмотреть взаимозависимость и взаимовлияние всех социокультурных составляющих возникновения и развития политических конфликтов, их воздействие на политические процессы и политическую систему в целом.

Институциональный подход позволил нам рассмотреть представления о политическом конфликте как многомерное социальное явление и в то же время как сложившееся институциональное основание политической системы, в значительной степени определяющее принципы и механизмы функционирования и взаимодействия ведущих политических и социальных институтов, технологию разрешения существующих общественных проблем, характер общественных отношений в целом.

Структурно-функциональный подход дал возможность рассмотрения интересующей нас проблемы в рамках системы отношений политическая культура – общество – конфликты. Это позволяет проанализировать значение социокультурных аспектов в контексте различных конфликтных социальнополитических процессов с учетом наличия нескольких, зачастую противоборствующих между собой типов политических культур, а также факторов детерминации ее динамики, появления новых и трансформации старых составляющих.

Кроме того, исследование предполагало использование сравнительного подхода. В его рамках был осуществлен сравнительный анализ особенностей российского и европейского понимания места и роли политических конфликтов в общественном развитии, представлений о формах и способах их разрешения, процедурах урегулирования. Использование этого подхода дало возможность оценить зарубежный и отечественный опыт, выявить общие закономерности и национальную специфику.

Источниковой базой исследования, кроме указанных выше работ зарубежных и отечественных авторов стали текущие политические события, отраженные в научной литературе, публицистике и периодических изданиях, а также материалы различных социологических опросов, проводимых в России в 1990-е гг. различными научными центрами и опубликованных в печати.

Данные материалы позволили выделить социокультурную составляющую всеобъемлющего кризиса в современной России, проанализировать иерархию политических ценностей различных социальных групп, изучить их влияние на конфликтную ситуацию в обществе и политический процесс в целом, рассмотреть эволюцию этих ценностей, оценить перспективы их дальнейшего развития как важнейшей предпосылки утверждения демократии. Для того чтобы соотнести общероссийское и региональное восприятие политических конфликтов и их места и роли в жизни общества, выделить общие тенденции в эволюции политических ценностей и специфику их проявления в Саратовской области, была подготовлена анкета (см. Приложение). На ее основе в январе 2001 года с помощью студентов отделения политологии Саратовского госуниверситета был проведен опрос среди жителей города Саратова и Саратовской области (N= 1000, подробнее о социальном и половозрастном составе опрошенных см. приложение). Анкета была подготовлена с использованием методики теста Томаса и Килменна14, интерпретированного с учетом возможностей репрезентативного социологического обследования, в соответствии с целями и задачами данного обследования. Обработанные материалы опроса были систематизированы в виде таблиц и использованы для анализа различных аспектов проблемы и, прежде всего, для выявления представлений о политическом конфликте у жителей Саратовской области и уровня их конфликтогенности. Основная трудность при анализе материалов различных социологических опросов заключалась в том, что характер вопросов не всегда соотносился друг с другом и данные приходилось рассматривать с известными допущениями.

Тем не менее, совокупность данных источников и методов научного анализа позволили всесторонне и полно рассмотреть заявленную проблему и представить собственную концепцию ее решения в современной России.

На основе проведенного анализа авторами выдвинута рабочая гипотеза, включающая следующие положения:

1. Проблема политических ценностей имеет особую значимость для изучения не только политической культуры российского общества в целом, но и состояния егоконфликтогенности, так как на их основе формируется отношение граждан ко всем наиболее важным и сложным общественным проблемам и способам их разрешения. Ценностные ориентации выступают как важнейшие основания индивидуальных оценок и См.: Ворожейкин И.Е., Кибанов А.Я., Захаров Д.К. Конфликтология. М., 2000. С.140-142.

мотивов конфликтного поведения отдельных граждан и социальных групп в политической жизни.

Специфика политического и социально-экономического развития России обусловила преобладание в массовом сознании негативного понимания роли конфликтов в общественной жизни. Определялось оно совокупностью детерминантов, среди которых доминирующую роль играли особенности сложившейся политической системы, феодального строя, системы крепостнической эксплуатации. Конфликты внутри социальных образований в России на протяжении длительного времени разрешались не на основе закона, а на основе традиционных норм обычного права, на основе апелляции к мнению коллектива, на основе морально-нравственных представлений о справедливом удовлетворении конфликтующих сторон. Преобладание социально-групповых интересов над личными, привело к тому, что в российской политической культуре прочно утвердились представления о предпочтении консенсусного разрешения конфликтов на основе «соборности» и сердечного согласия.

Особую роль в укреплении таких представлений сыграло православие, и сложившаяся система «симфонии», исходившая из постулата гармонии в отношениях церкви и государства в России. Несмотря на неоднозначное воздействие на формировании массового сознания (его дихотомичность, присутствие эсхатологического начала), тем не менее можно признать, что определяющим его последствием в интересующем нас вопросе было распространение представлений о предпочтительности бесконфликтного общественного развития.

Указанные исторические детерминанты продолжают оказывать влияние и на современное состояние российской политической культуры, формируя не только массовое негативное отношение к политическим конфликтам в большинстве их проявлений, но и определенное недоверие многопартийности. Значительная часть граждан видят в них потенциальный источник общественной дезорганизации, социальных противоречий и катаклизмов. Этими представлениями умело манипулируют сторонники укрепления административной вертикали власти, усиления авторитарных начал в обществе.

Негативистский подход к оценке конфликтогенности российского общества вместо анализа сложного и противоречивого, но реального отношения большинства граждан к социальным конфликтам, по сути перекладывает на них ответственность за всеобъемлющий системный кризис, охвативший общество в результате радикальных демократических преобразований. На наш взгляд, многие негативные проявления политической культуры российского населения в данный период стали не столько следствием тоталитарного советского прошлого, сколько итогом дискредитации декларируемых демократических ценностей теми политическими силами, которые прикрывались ими для достижения собственных корыстных целей в 1990-е гг.

6. Недовольство состоянием советской политической и социальноэкономической систем, накопившееся в 1980-е гг., не имело в своей основе новую «капиталистическую» систему ценностей во всем ее объеме. Напротив, это было массовое недовольство, аккумулированное преимущественно на основе «социалистической» иерархии ценностей, но под воздействием западных стандартов материального уровня жизни. Тем самым было заложено не только ценностное противостояние сторонников демократических преобразований и защитников социалистического образа жизни, но и противоречие внутри каждой политической субкультуры, которые проявлялись и сказывались на общественных преобразованиях на протяжении всех 1990-х гг.

7. Симбиоз либеральных и социалистических ценностей обусловил глубину раскола и раздвоенности массового сознания на протяжении 1990-х гг. Значительная часть населения не согласилась до конца отказаться от достижений социализма и его ценностей, и соответственно не приняла полностью победу либеральнодемократических ценностей, в том виде, в котором они были реализованы. Главная ответственность за разрешение ценностного кризиса лежит на российской политической элите, не выполняющей одну из важнейших своих функций – формирование образцов жизнедеятельности для большинства населения на основе демократических ценностей.

Что такое «политический конфликт» и его социокультурная составляющая.

Прежде чем приступить к анализу социокультурных оснований политического конфликта целесообразно рассмотреть основные подходы к самому понятию, его месту и роли в общественной жизни, соотношению с понятием социального конфликта.

Большинство исследователей соглашаются в том, что конфликты существовали всегда и всюду. Противоречия в природе, в обществе, в душе человека, в его отношениях с окружающим миром всегда вызывали интерес мыслителей. Интересные мнения и размышления по этому поводу можно встретить у античных философов, средневековых теологов, идеологов Просвещения, в трудах Т. Гоббса, Д. Локка, Ф. Бекона, И. Канта, Ф. Гегеля, К.

Маркса, Ч. Дарвина, Г. Зиммеля, В. Соловьева, Н. Бердяева, В. Ленина и многих других выдающихся представителей мировой общественной мысли.

Вместе с тем, выделение конфликтологии в самостоятельное научное направление произошло лишь в ХIХ в. Особую роль в ее становление сыграл К.

Маркс, который внес существенные коррективы в господствовавшие в тот период представления о процессах общественного развития. По его мнению, это развитие осуществляется в соответствии с диалектическим законом единства и борьбы противоположностей. В центре внимания марксизма оставалась крайняя форма социального конфликта – антагонистическая классовая борьба и классовая революция. Маркс представил теоретико-эмпирические доказательства того, что социальный классовый антагонизм и связанные с ним конфликты объективны и закономерны и порождаются частной собственностью и системой отношений эксплуатации человека человеком. Их главная цель – борьба за контроль над распределением ресурсов.

К. Маркс утверждал, что основное средство получения капиталистической прибыли – «безграничное развитие общественных производительных сил» вступает в постоянный конфликт с ограниченной целью – «увеличением стоимости существующего капитала». Поэтому капиталистический способ производства внутренне противоречив, а создаваемые им же самим производительные силы и прежде всего главная из них рабочий класс, - находятся в постоянном, неуклонно воспроизводящемся противоречии со свойственными данному способу производства общественными отношениями. По мере нарастания данного противоречия и осознания своих коренных интересов рабочий класс постепенно от частичных конфликтов доходит до неизбежности своего всеобщего конфликта с буржуазией в рамках существующего строя и необходимости революционного ниспровержения последнего15. Согласно Марксу, См., напр.: Маркс К. Нищета философии// Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25.

экономический и политический антагонизм исчезнут лишь при коммунизме.

Данная концепция оказала серьезное влияние на все последующее развитие конфликтологии. Как указывает Н. Смелзер, «теория конфликта сформировалась главным образом на основе произведений Карла Маркса»16. Нельзя не согласиться с мнением современного французского политолога Р. Арона о том, что и сегодня «некоторые ее положения имеют фундаментальное значение»17. Поэтому, несмотря на абсолютизацию роли классовой борьбы и недостаточное внимание социально-психологическим и социокультурным основаниям конфликта, для нашего исследования одной из важнейших методологических посылок стало марксистское положение о доминирующей роли экономических интересов в возникновении и проявлении разнообразных социально-политических противоречий.

Еще одно направление анализа социальных процессов в обществе под углом зрения борьбы за существование развивалось в рамках школы социал-дарвинизма.

Один из представителей этой школы Л. Гумплович (1838-1909) рассматривал общество как совокупность групп людей, беспощадно борющихся между собой за выживание и господство. Тем самым они ничем не отличаются от животного мира, где идет естественный отбор наиболее сильных и способных к адаптации видов. По мнению Гумпловича, в основе всех общественных процессов лежит стремление людей к удовлетворению собственных материальных потребностей, которое неизбежно сопряжено с применением насилия и принуждения.

Соответственно социальная жизнь представляет собой процесс группового взаимодействия, основной формой которого является борьба. Фундаментальные причины такого положения вещей коренятся в том, что «людям от рождения присуща взаимная ненависть, определяющая отношения между группами, народами, племенами и расами»18. Тем самым социал-дарвинисты конфликт отождествляли с борьбой, рассматривая ее по сути как основную форму социального взаимодействия.

Действительно между двумя этими понятиями есть много общего, но это не дает основания для их отождествления. В основе различий, на наш взгляд, лежит именно социокультурный фактор, определяющий специфическое развитие общества в отличие от животного мира. На это указывал в начале ХХ века российский теоретик анархизма П. Кропоткин (1842-1921), сформулировавший биосоциологический закон взаимной помощи. Из него следует, что люди естественным образом стремятся к сотрудничеству, а не к борьбе друг с другом.

Он утверждал, что практика взаимной помощи и ее последовательное развитие создали сами условия общественной жизни, благодаря которым человек смог развить свои ремесла и искусства, свою науку и свой разум; и мы видим, что Смелзер Н. Социология. М., 1994. С. 25.

Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1967. С.197.

Гумплович Л. Основы социологии. СПб., 1899. С. 79.

периоды, когда институции, имевшие целью взаимную помощь, достигали своего высшего развития, были также периодами величайшего прогресса в области искусств, промышленности и науки19.

Одним из первых к разработке общей концепции конфликта приступил английский социолог Г. Спенсер (1820-1903), попытавшись развить тезис о всеобщности и универсальности конфликта. Будучи сторонником социалдарвинизма, Спенсер утверждал, что борьба за выживание, конфликты между индивидами и группами способствуют равновесию в обществе, обеспечивают процесс общественного развития20. Рассматривая общество как целостный агрегат, подобный биологическому организму, он считал, что в процессе развития общества его единство усиливается благодаря наследуемым, накопляемым и приобретаемым путем обучения способам социального поведения людей. Однако социальная эволюция не проходит гладко, безболезненно, поскольку в ней взаимодействуют противоположно направленные процессы дифференциации и интеграции. Поэтому социальная эволюция представляет собой необратимое движение от однородности к разнородности. Если интеграция ведет к усилению целостности социальной системы путем возникновения и упрочения новых взаимодополняющих связей и координации частей, то дифференциация, напротив, вызывает прогрессивно нарастающую неоднородность в любом социальном образовании. Связанное с этим усложнение структурной и функциональной организации системы неизбежно приводит к возникновению конфликта21.

Спенсер сформулировал важнейшие методологические положения, которые затем легли в основу функционального подхода к анализу общественных явлений и конфликтов в частности: а) каждый элемент общественной системы может существовать только в рамках целостности, выполняя строго определенные функции; б) функции частей единого социального организма означают удовлетворение какой-либо общественной потребности и вместе направлены на поддержание устойчивости общества, его стабильности; в) сбой в деятельности той или иной части общественной системы создает ситуацию трудновосполнимого нарушения каких-то жизненно необходимых функций; г) сохранение целостности и стабильности, а следовательно и преодоление конфликтов возможно, обеспечиваются они социальным контролем, согласием для большинства с принятой в обществе системой ценностей22. Данные положения, на наш взгляд, не утратили своей актуальности и сегодня и стали одним из методологических ориентиров для анализа социокультурных составляющих в отношении россиян к конфликтам.

См.: Кропоткин П.А. Взаимная помощь как фактор эволюции. Харьков, 1919.

См.: Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Конфликтология. М., 1999. С. 67.

См.: Бабосов Е.М. Конфликтология. Минск, 2000. С. 15.

См.: Кибанов И. Ворожейкин И.Е., Я., Захаров Д.К. Конфликтология. М., 2000. С. 15.

Одним из первых, кто ввел в научный оборот само понятие социальный конфликт был немецкий социолог Г.Зиммель, который в начале ХХ века посвятил этой проблеме специальную работу. С его точки зрения, социальные конфликты в обществе неизбежны и неотвратимы, но они (в отличие от того, что утверждал К.

Маркс) коренятся не в противоположности экономических интересов противоборствующих классов, а возникают на основе инстинктов враждебности.

Он утверждал, что конфликт «предназначен для решения любого дуализма, - это способ достижения своеобразного единства, даже если оно достигается ценой уничтожения одной из сторон, участвующих в конфликте»23. Маркс обосновывал, что социальные конфликты по мере обострения достигают стадии антагонизма, приводящего к разрушению данной социально-экономической системы и превращению ее в свою противоположность. В отличие от Маркса Г. Зиммель полагал, что в динамике конфликтов более глубокие и острые из них постепенно уступают место менее интенсивным и острым, вследствие чего укрепляется прочность и интегративность данной системы, упорядочиваются ее изменения.

По мнению Зиммеля, конфликт занимает особое и наиболее значимое место среди таких относительно устойчивых форм социального общения и взаимодействия, как авторитет, договор, подчинение, сотрудничество и другие. В отличие от Маркса Зиммель проявлял интерес к более широкому спектру конфликтных явлений, рассматривая конфликты между этническими группами, конфликты между различными культурами, между мужчинами и женщинами, между поколениями и т.д. Главное, на чем он делал акцент, что конфликт способствует социальной интеграции, определяет характер конкретных социальных образований, укрепляет принципы и нормы их организации24.

Данное понимание позитивной роли социального конфликта будет продолжено впоследствии в теории «позитивно-функционального конфликта».

Особенно большое значение для последующего развития конфликтологии имело зиммелевское положение о взаимозависимости культурного фактора и социальных конфликтов. «Как только жизнь возвысилась над чисто животным состоянием до некоторой духовности, а дух, в свою очередь, поднялся до состояния культуры, в ней – подчеркивал Г. Зиммель, - обнаружился внутренний конфликт, нарастание и разрешение которого есть путь обновления всей культуры»25.

В целом, оценивая многообразие научных подходов в период становления конфликтологии, можно резюмировать следующие положения, которые важны для нашего анализа избранной темы.

Во-первых, большинство исследователей признавали социальные конфликты как неизбежные явления общественной жизни, порождаемые биологическими, Зиммель Г. Конфликт современной культуры. Пг., 1923. С. 13.

См.: Дмитриев А.В. Конфликтология. М., 2000. С. 15.

Зиммель Г. Указ. соч. С. 11.

психологическими, экономическими, социальными и иными факторами, которые вызывают многочисленные и разнообразные противоречия между индивидами и социальными группами.

Во-вторых, уже в этот период сложилось понимание специфики политических конфликтов, определяемой прежде всего противоположностями между правящим меньшинством и управляемым большинством.

Наконец, что особенно важно, большинство исследователей признавали взаимозависимость между духовной сферой, политическим и социальноэкономическим развитием и конфликтогенностью каждого конкретного общества.

Это положение стало определяющим для нашего подхода к анализу ценностной дихотомиии «конфликт-согласие» в политической культуре русского народа.

В ХХ веке научные подходы к анализу социального конфликта получили свое дальнейшее расширение, углубление и развитие.

Т. Парсонс, анализируя функциональную модель общества, рассматривал конфликт как причину дестабилизации и дезорганизации общественной жизни, как социальную аномалию. По его мнению, «система стабильна или находится в относительном равновесии, если отношения между структурой и процессами, протекающими внутри нее, и между ней и окружением таково, что свойства и отношения, названные нами структурой, оказываются неизменными»26. Парсонс считал, что поддержка бесконфликтных отношений между различными элементами общества является главной задачей политической системы, которая должна обеспечить социальное равновесие, взаимопонимание и сотрудничество.

Вместе с тем, на наш взгляд, вряд ли справедливы оценки его концепции как нацеленной преимущественно на поддержание «гармонического»

бесконфликтного отношения между элементами системы»27. По мнению Парсонса, «для осуществления стабильного взаимообмена движений входов и выходов, с одной стороны, должна быть сохранена известная гибкость, а с другой стороны, должны существовать определенные механизмы канализации этого процесса, сдерживающие его в определенных границах»28.

Парсонс рассматривал конфликт как «эндемическую» форму болезни социального организма. Озабоченность возможностями социального контроля над конфликтами и их минимизации привела Парсонса к убеждению, что психоаналитики и другие специалисты по психическому здоровью могут играть значительную роль в уменьшении социальных отклонений. Впоследствии, на основе этих идей оформилось целое направление, последователи которого были ориентированы на обеспечение поддержания «порядка», «равновесия», «сотрудничества». В этом русле работали сторонники школы индустриальной социологии Э.Мэйо. По мнению Л. Козера, анализ конфликта представителями Парсонс Т. О структуре социального действия. М., 2000. С. 700.

См.: напр., Дмитриев А.В. Указ. соч. С. 24.

Парсонс. Т. Указ. соч. С. 704.

данного направления начинает подменяться изучением неэффективного функционирования структур и психологической неприспособленности индивидов друг к другу29.

Р. Мертон, в отличие от Парсонса сосредоточил внимание на дисфункциональных явлениях, возникающих вследствие противоречий и напряжений в социальной структуре. В работе «Социальная структура и аномия»

он выделяет пять типов приспособления индивидов в обществе (конформизм, инновация, ритуализм, ретризм, мятеж)30. Отклонение от каждого из этих типов означает неизбежный конфликт – либо с властью, либо с так называемой репрезентативной группой.

Разрабатывая методологию функционального анализа, Р. Мертон подчеркивал, что напряжение и деформация в социальной структуре, которые накапливаются как дисфункциональные следствия существующих элементов этой структуры, не замыкаются с помощью соответствующего планирования в какой-то небольшой ее части, но со временем приводят к разрушению институтов и фундаментальным социальным изменениям 31.

Для нашего исследования особенно ценным методологическим ориентиром стала оценка Мертоном роли конфликтов в общественном развитии. Он обращал внимание на то, что нельзя абсолютизировать ни изменение само по себе, ни статичность: все основные социальные структуры со временем либо постепенно изменяются, либо же внезапно прекращают свое существование. «И в том и в другом случае они не являются вечно устойчивыми и неподдающимися изменению. Но в некоторый данный момент наблюдения любая такая социальная структура может быть достаточно хорошо приспособлена как к субъективным ценностям многих или большинства людей, входящих в нее, так и к тем объективным обстоятельствам, с которыми она сталкивается»32.

В целом, для функционалистов было характерно понимание общества как единого сложноорганизованного организма, главной задачей которого является обеспечение стабильности на основе согласия всех членов по поводу базовых социальных ценностей. Большинство сторонников функционального подхода делали акцент не на самих акцентах, а на поиске возможностей их избегания, предупреждения и разрешения.

Особый всплеск интереса к феномену социальных конфликтов произошел во второй половине ХХ столетия. Последователи Маркса и Зиммеля и современными «классиками» конфликтологии стали немецкий социолог и политолог Р.

Дарендорф и американский исследователь Л. Козер, идеи которых заложили См.: Гришина Н.В. Психология конфликта. Спб., 2001. С.24-25.

См.: Социс. 1992. № 3. С. 104.

Мертон Р.К. Явные и латентные функции//Американская социологическая мысль: Тексты.

М., 1994. С. 405.

Там же. С. 405-406.

концептуальные основы современных парадигм конфликта. По мнению Дж.

Тернера, они продолжают развивать два основных направления, заданных «родоначальниками»: Дарендорф представляет диалектическую теорию конфликта в традиции диалектического подхода Маркса, а Козер – конфликтный функционализм, развивающий идеи Зиммеля33.

Немецкий политолог Р. Дарендорф, вступив в полемику с Т. Парсонсом, утверждал, что человеческое общество есть не что иное, как система взаимодействий между конфликтующими социальными группами (классами), что конфликты неизбежны и необходимы. Признавая значимость структурного функционализма для понимания сущности интеграции и равновесия общества, он сосредоточил свое внимание на развитии концепции господства и конфликта, которая отражает другой, не менее реальный облик общества.

Противоречие интересов составляет сущностную характеристику социального конфликта, который Дарендорф определяет как «любое отношение между элементами, которые можно охарактеризовать через объективные (латентные) или субъективные (явные) противоположности»34. По его мнению, общество в каждый момент подвержено изменениям и конфликтам, которые являются всепроникающими и постоянно происходят на различных социальных уровнях: между несогласующимися ожиданиями, которые предъявляются к носителю какой-либо социальной роли; между социальными ролями;

внутригрупповые; между социальными группами; конфликты на уровне общества в целом; межгосударственные конфликты; всего 15 различных типов35.

Дарендорф, вслед за Марксом утверждает, что любое общество опирается на принуждение одних его членов другими, поэтому классовый конфликт определяется характером и сущностью власти. Постиндустриальное общество делает конфликты еще более разнообразными. Вместе с тем, по мнению Дарендорфа, утверждение принципов плюрализма и демократии позволяет создавать институализированные механизмы «канализирования» конфликтов, урегулирования их в русле согласительных процедур. В отличие от К. Маркса, он переводит вектор анализа с базисных (экономических) отношений в область надстройки (отношения власти) и утверждает, что главным признаком идентификации классов как конфликтующих социальных групп является их участие или неучастие в господстве, а не отношение к средствам производства.

Господство же понимается как возможность добиться от определенной группы людей выполнения определенных требований36. Это само по себе уже содержит основу для конфликтных отношений.

Цит. по: Гришина Н.В. Психология конфликта. Спб., 2001. С.29.

Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социс. 1994. № 5. С. 142.

Обзор монографии Р. Дарендорфа «Классы и классовый конфликт в индустриальном обществе» см. в кн.: Проблема конфликта в западной социологии. Отв. ред. Здравомыслов А.Г.

Нижний Новгород, 1994.

См.: Конфликты в современной России (проблемы анализа и регулирования). М., 2000. С. 18.

Дарендорф оказал очень заметное воздействие на развитие конфликтологии.

Классическими стали его подход к анализу структурных конфликтов и выделение их этапов: 1) возникновение казуального фона латентных, но реально противоположных между собой и потому конфликтных интересов и, соответственно, преследующих эти интересы сторон потенциального конфликта, представляющих собой квази-группы до момента осознания ими данных противоположностей; 2) осознание латентных интересов и переорганизация квази групп в фактические группы противостоящих интересов, с четко сформулированными целями и программами их достижения; 3) развертывание сформировавшегося конфликта, т.е. столкновение между сторонами, отличающееся ярко выраженной идентичностью (нации, политические организации и т.д.)37.

Не менее известными стали исследования Дарендорфом интенсивности и уровня насилия в конфликте, факторов, определяющих форму и остроту его протекания, основных методов его разрешения. Вместе с тем, для исследователя характерно слишком широкое понимание понятия конфликт. В его текстах «конфликт между предпринимателями и профсоюзами» соседствует с конфликтом «между Востоком и Западом»38, что делает данное понятие чрезмерно неопределенным и аморфным.

Американский исследователь Л. Козер одним из первых обратил внимание на необходимость изучения социальных конфликтов в связи с растущей критикой структурного функционализма и стремлением научиться управлять социальными конфликтами в интересах стабильного развития американского общества.

Исходя из этой цели, он поставил задачу уравновесить парсоновский дисфункциональный подход к конфликту, концентрируя внимание на позитивных функциях конфликта. По Козеру, одна из позитивных функций конфликта заключается в его способности разрядить и снять напряженность между антагонистами, накопление которой только обостряет их отношения. Кроме того, конфликт может выполнять «коммуникативно-информационную» и «связующую»

функции. Конфликт по-своему объединяет людей общностью ситуации, позволяя им больше узнать друг о друге в процессе взаимодействия.

Козер определяет конфликт как «поведение, которое влечет за собой борьбу между противными сторонами из-за дефицитных ресурсов и включает в себя попытку нейтрализовать противника, причинить ему вред или устранить его» 39. В своей книге «Функции социальных конфликтов» (1956) в зависимости от отношения к конфликтам, он различает два типа общества – закрытое (ригидное) и открытое (плюралистическое).

Там же. С. 18-19.

Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социс. 1994. № 5. С. 144.

Цит. по: Тернер Дж. Структура социологической теории. М., 1985. С. 167.

Для нашего исследования важно отметить, что, в основе этого различения у Козера в значительной степени лежит социокультурный фактор – наличие (или отсутствие) общепризнанных ценностей и социальных институтов, обеспечивающих общественное согласие и обращающих энергию конфликтов на пользу обществу. В рамках этой парадигмы Козер дал анализ негативных и позитивных функций конфликта, который и поныне считается классическим.

Главная задача, по его мнению, заключается в том, чтобы ограничить негативные и использовать позитивные функции конфликта. Исследуя различные формы протекания конфликтов, Козер приходит к выводу, что не конфликт как таковой угрожает равновесию системы, а ее жесткость, подавляющая различного рода напряженности, которые, аккумулируясь, могут привести к острому конфликту по базовым ценностям, затрагивающим основы общественного согласия40.

Некоторые потенциально позитивные функции групповых конфликтов могут быть, по мнению Козера, преимущественно связаны с тем, что конфликт приводит к установлению более четких границ между группами; формированию более четких централизованных структур, ответственных за принятие решений;

укреплению внутреннего единства; усилению нормативности поведения.

Конфликты могут оказывать влияние и на то социальное целое, в рамках которого развиваются: в частности, могут способствовать интеграции, позитивным изменениям и нововведениям, уменьшению враждебности и ослаблению напряжения, выполнять сигнальную функцию, привлекая внимание к необходимости изменений.

Самая неожиданная из возможных позитивных функций конфликта состоит в его способности сдерживать конфликт. Подчеркивая эту особенность, Козер опирается на так называемый «зиммелевский парадокс», который звучит следующим образом: «Наиболее эффективным средством предотвращения борьбы является точное знание сравнительной силы обеих сторон, которое очень часто может быть получено только в результате самого конфликта»41. Речь идет о том, что противостояние сторон, возникающее в результате конфликта, заставляет «противников» оценивать шансы на «победу» и соизмерять свои силы. Если прогнозируемые шансы на победу невелики, а потери могут оказаться значительными, то это состояние конфликтного противостояния может удерживать стороны от прямой борьбы и обострения ситуации, т. е. являться средством сдерживания конфликта.

Данный подход позволил Козеру сформировать оригинальную концепцию «конфликтного функционализма», которая, с одной стороны, стала органичным дополнением структурного функционализма в качестве теории среднего уровня, а См.: Конфликты в современной России (проблемы анализа и регулирования). М., 2000. С.15Цит. по: Гришина Н.В. Психология конфликта. СПб., 2001. С. 31.

с другой, — положила начало масштабным исследованиям социального конфликта в американской социологии в качестве самостоятельного направления.

Вслед за Зиммелем Козер рассматривает конфликт как одну из форм социального взаимодействия, как процесс, который при определенных условиях может иметь для «социального организма» или каких-либо жизненно важных его подсистем не только деструктивные, но и конструктивные (интегративные) последствия. На этом основании он развивает широкий круг положении относительно конструктивных и деструктивных функций конфликта в различных социальных системах. Однако острие его анализа ориентировано в основном на выявление причин, при которых конфликт сохраняет или восстанавливает интеграцию системы и ее приспособляемость к изменяющимся условиям.

Рассматривая природу конфликтного взаимодействия, Козер приходит к выделению двух типов конфликтов: реалистические и нереалистические. В основе данной типологии лежит различие между конфликтом как средством достижения определенной цели и конфликтом как самоцелью. Поскольку конфликты первого («реалистического») типа направлены на достижение определенного результата, они могут быть заменены альтернативными моделями взаимодействия при условии, что эти альтернативы более адекватны для достижения поставленной цели. «Нереалистические» конфликты, в отличие от «реалистических», вызываются не противоречащими целями участников, а стремлением по крайней мере у одного из них снять возникшее напряжение. И альтернативы в данном случае касаются только выбора для этого соответствующей «мишени»42.

Проанализировав особенности внутригрупповых и межгрупповых конфликтов и механизмов их взаимного влияния, Козер показал, что внутригрупповой конфликт может способствовать интеграции группы в том случае, если ее члены заинтересованы сохранить свою идентичность. Вместе с тем, далеко не всегда конфликты благоприятно воздействуют на внутригрупповую структуру, так же как и не во всякой социальной структуре возможны проявления их интегрирующей функции. Последствия конфликта зависят от предмета разногласий, а также от типа социальной структуры, в рамках которой протекает конфликт. При этом типы конфликтов и типы социальных структур являются, как правило,.взаимозависимыми переменными.

В этой связи Козер различает конфликты по «основным» и «второстепенным»

вопросам. Социальные конфликты, которые затрагивают основы общественного консенсуса постольку, поскольку противостоящие стороны не разделяют более тех ценностей, на которых до этого базировалась законность данной системы, — как правило, влекут опасность ее распада и носят функционально-деструктивный характер. В отличие от них конфликты, затрагивающие цели, ценности и См.: Конфликты в современной России. Проблемы анализа и регулирования. М., 2000. С. 15.

интересы, которые не касаются основ внутригрупповых отношений, имеют зачастую функционально-позитивные последствия43.

В то же время, по Козеру, сама социальная структура содержит определенные гарантии для стабильности внутригрупповых отношений в условиях возникновения социальных конфликтов различного рода. Этими гарантиями являются толерантное отношение к конфликтам и степень их институциализации.

На основании анализа богатого эмпирического материала Козер делает вывод, что не только интенсивность конфликта влияет на структуру группы, но и природа групповой организации может влиять на интенсивность конфликтного процесса. Имеет место двусторонний процесс обратной связи: в определенный момент времени остроту конфликта детерминирует организация группы; со своей стороны, острота конфликта воздействует на групповую организацию, которая затем оказывает воздействие на интенсификацию конфликтного поведения; и так до тех пор, пока стороны не завершат конфликт.

Анализируя социальную структуру американского общества, он приходит к выводу, что взаимозависимость групп до некоторой степени сдерживает тенденцию принципиального раскола социальной системы, хотя и не исключает наличия противоположных интересов. Гибкость же социальной системы, благодаря толерантному отношению к конфликтам, дает возможность прямого выражения противоречивых требований и тем самым элиминирует источник недовольства. Свойственный такой системе плюрализм конфликтных ситуаций позволяет искоренить причины внутреннего разобщения и восстановить социальное единство. В отличие от этого, чем более жесткой является социальная система, тем меньше в ней институциональных средств, позволяющих урегулировать возникшие социальные конфликты.

Таким образом, Козер обозначил широкий круг проблем, которые получили дальнейшее развитие не только на теоретическом уровне в рамках конфликтного функционализма и других концептуальных направлениях, но и в практических исследованиях многих социологов и социальных психологов.

психоаналитическая школа, уходящая корнями в исследования З. Фрейда, К.

Юнга, К. Хорни, Э. Берна, Э.Фромма и др. Они обосновывали положение о том, что в зарождении, развитии и разрешении конфликтов огромную роль играет психологический фактор. Наряду с социологией конфликта появляется новое научное направление – психология конфликта. Оно развивалось на базе психологии личности, социальной психологии, психологии общения.

Как ученый Фрейд вызывал яростные нападки уже в момент опубликования своих многочисленных трудов. Тем не менее, его концепция оказала громадное влияние на духовную жизнь XX века.

Фрейд отказался считать конфликты в человеческой душе лишь печальным следствием несовершенства мира. Он мужественно признал внутренний конфликт личности необходимым проявлением подвижности, динамичности душевной жизни. Мало того, внутренний конфликт способствует развитию личности. Но в столкновении сил нельзя однозначно определить исход борьбы. Поэтому личность может пойти как по пути раскрытия своих возможностей, так и по пути их ущемления. В последнем случае вместо гармонизации динамических сил наступит разбалансировка процессов; личность погрузится в пучину мучительной душевной борьбы, невольно затянув своих близких в конфликтные отношения. А находясь на вершине власти, внутренне конфликтная личность может подтолкнуть массы людей к агрессивному поведению, находя в нем источник удовлетворения своих деспотических амбиций и успокоения своих страхов.

Исходная схема личности, предложенная Фрейдом, проста и красива.

Человеческая психика включает три инстанции: «Оно» (Id), «Я» (Ego) и «Сверх-Я»

(Super-Ego). Все они руководимы различными принципами: «Оно» — принципом удовольствия; «Я» —принципом реальности; «Сверх-Я» —принципом долженствования. В основе человеческого поведения лежат потребности, и они неустранимы — положение, очень важное в системе Фрейда44.

«Оно», по Фрейду, сотворено примитивными желаниями, инстинктами, биологическими побуждениями. «Хочу, и все тут!» — вот лозунг «Оно».

Стремление к немедленному удовлетворению; неготовность учитывать ни внешние, ни внутренние условия; неспособность предвидеть последствия — таковы атрибуты этого низшего слоя человеческой личности.

«Я» появляется в результате контакта личности с внешним миром, который ограничивает безудержные аппетиты «Оно». «Я» уже разделяет внутреннее и внешнее, субъективное и объективное, желаемое и реальное. Именно поэтому «Я»

рационально формулирует планы согласования потребного и возможного. Если непосредственные импульсы желаний Фрейд называл первичными процессами, то логическое мышление — это уже вторичный процесс.

Однако столкновение с реальностью один на один очень опасно для ребенка.

Если бы он лишь на своем опыте стал проводить пробы на съедобное несъедобное, болезнетворное - благоприятное, режущее - тупое, то недолго бы прожил. Родители создают ребенку пояс безопасности, регулируя поведение младенца в поле символического взаимодействия. Ребенок учится видеть мир поделенным на доброе и злое, красивое - некрасивое, справедливое несправедливое. Особенно ценны нравственные нормы поведения. Морально правильное действие поощряется родителями, а порочное — наказывается. Так, по Фрейду, формируется инстанция «Сверх-Я», совесть личности. По своему См.: Конфликтология. Под ред. А.С. Кармина. СПб., 2000. С.93-94.

происхождению это интериоризованный (введенный внутрь душевного мира) родитель45.

По мнению З. Фрейда, «человек страдает от конфликта между требованиями влечений и сопротивлением, которое поднимается в нем против них, и мы ни на миг не забывали об этой сопротивляющейся, отклоняющей, вытесняющей инстанции, которая обладает своими особыми силами, стремлениями Я»46.

По Фрейду, человек находится в состоянии постоянного внутреннего и внешнего конфликта с окружающими и миром в целом. «Конфликт... — в психоанализе изначальная и постоянная форма столкновения противоположных принципов, влечений, амбивалентных стремлений и т.д., в которых выражается противоречивость природы человека»47. Понятно, что из всех потенциально возможных конфликтов, которые может переживать человек, для психоанализа первичным является внутренний, или так называемый «психический конфликт», который есть «постоянный элемент душевной жизни человека, характеризующийся беспрерывным столкновением влечений, желаний, психических систем и сфер личности»48. Конфликты — часть внутренней жизни индивида, их возникновение естественно сопутствует его развитию.

Руководствуясь принципом удовольствия, человек, в силу внешних ограничений — нравственных и социальных норм — вынужден зачастую отказываться от удовлетворения (по крайней мере, немедленного) своих желаний.

Это и приводит к возникновению психического конфликта, который, с точки зрения психоанализа, может находить нормальное разрешение: существуют способы достичь удовольствия морально приемлемыми путями. Типичными примерами сублимации являются спорт, различные увлечения, художественное или научное творчество, научная деятельность и т.д.

К разным формам психических расстройств у человека ведут так называемые патогенные конфликты, возникающие тогда, когда к внешнему, вынужденному отказу от немедленного удовлетворения желаний, несовместимых с требованиями общества, присоединяются внутренние ограничения. Таковыми, по Фрейду, являются конфликты между влечениями «Я» и сексуальными влечениями: «не сексуальные влечения как таковые являются причиной возникновения неврозов, а тот патогенный конфликт, который разыгрывается между Я (сознанием) или Сверх-Я (совестью) и сексуальностью»49.

Вытеснение сексуальных желаний не дает возможности человеку осознать истинные причины возникающих у него внутренних конфликтов, с которыми он в результате не справляется. Значение конфликтной феноменологии в общей См.: Там же. С. 94-95.

Фрейд З. Введение в психоанализ. М.,1989. С.335.

Овчаренко В.И. Психоаналитический глоссарий. Минск, 1994. С. 181.

Там же. С. 205.

Психоанализ. Популярная энциклопедия. М., 1998. С. психической жизни человека определяется тем, что «согласно Фрейду, конфликт, вызываемый неосознаваемыми, неприемлемыми импульсами либидо и агрессивными импульсами, составляет внутреннюю сторону жизни индивидуума». На эту имманентно присущую человеку конфликтность накладывается его опыт детства, отношений с родителями.

По мнению Фрейда, человек имеет защитные механизмы от негативных, разрушительных последствий подобного противоборства. В условиях конфликта такими защитными механизмами являются:

• сублимация — процесс преобразования сексуальной энергии в другие виды деятельности;

• проекция — неосознанное отождествление, перенесение собственных ощущений, влечений, мыслей на других;

• рационализация — рациональное объяснение поступков, мыслей, даже когда они изначально иррациональны;

• вытеснение — устранение индивидом мыслей, мотивов, чувств из сознания;

• регрессия — обращение к примитивным уровням поведения, мышления;

• реактивное образование — изменение неприемлемых для сознания поступков, мотивов, тенденций на более приемлемые для индивида;

• фиксация поведения — стремление сохранить апробированные модели поведения, мышления, стереотипы восприятия.

То есть речь идет о том, что человек стремится воспринимать свое поведение последовательным и непротиворечивым, согласованным в проявлениях и поэтому включает указанные защитные механизмы.

В соответствии с психодинамической ориентацией, конфликты, не нашедшие разрешения в детстве, потенциально чреваты патологией поведения в более зрелом возрасте. Известно суждение Л. С. Выготского по поводу взглядов Фрейда:

«Человек как бы раб своего раннего детства, он всю жизнь разрешает и изживает те конфликты, которые создались в первые месяцы его жизни»51. Получается, что поведение человека детерминировано скорее его собственными внутренними особенностями, нежели внешней ситуацией: «Неосознаваемые психологические конфликты контролируют поведение человека»52. Соответственно, целью терапевтического воздействия является выявление источников конфликтов, вытесненных из сознания, содействие человеку в осознании им причин его внутренних конфликтов и их решении на новом уровне сознательного отношения к своим влечениям неосознаваемого характера.

В целом, классический психоанализ исходил из идей «обреченности»

человека на конфликт, разрушительного влияния на личность патогенных конфликтов и из необходимости избавить человека от этих конфликтов. В Хьелл Л., Зиглер Д. Теория личности. СПб., 1997. С. 142.

Выготский Л.С. Психология искусства. М., 1987.

Хьелл Л., Зиглер Д. Указ. соч. С. 151.

принципе его избавить от них полностью нельзя, речь идет лишь о смягчении конфликтов при помощи целенаправленного воспитания, социализации и «окультуривания» человека, с помощью психоаналитика, который пусть и не избавит от всех проблем, но все же с помощью своего искусства может ослабить их и их разрушительное влияние на жизнь человека.

Влияние Фрейда на последующее развитие психологии личности и конфликтологию личностного конфликта было огромным. Его ученики и последователи оспаривали те или иные положения его системы, но их категориальный аппарат и дух рассуждений постоянно сохраняли родство с теорией основоположника психоанализа.

Ученик и соратник Фрейда А. Адлер акцент в своих исследованиях сделал на том, что в детстве любой человек переживает чувство неполноценности: «На протяжении всего своего развития ребенку присуще чувство неполноценности по отношению к родителям, братьям, сестрам и окружающим. Из-за физической незрелости ребенка, из-за его неуверенности в себе и несамостоятельности, вследствие его потребности опираться на более сильного и из-за часто болезненно переживаемого подчиненного положения среди других у него развивается чувство ущербности, которое проявляется во всей его жизни. Это чувство неполноценности вызывает постоянную тревогу ребенка, жажду деятельности, поиск ролей, желание сравнить свои силы с другими, предусмотрительность, стремление к физическому и психическому совершенствованию, от этого чувства неполноценности зависит вся воспитательная способность ребенка. Таким образом, будущее становится для него той областью, которая должна принести ему компенсацию»53.

Процесс компенсации неполноценности Адлер считал творческой силой, способной привести личность к высшим достижениям. Даже реальные недуги и дефекты могут быть преодолены этой силой. Преодолевая свою неполноценность, личность развивает в себе чувство общности, которое Адлер считал врожденным стремлением человека к сотрудничеству, взаимопониманию, взаимоподдержке.

Иная картина складывается, если личность не справится с чувством неполноценности. Основными препятствиями для личностного роста Адлер считал невнимание родителей к ребенку, слишком большую его опеку со стороны старших и чрезмерную слабость того или иного больного органа тела. В этом случае все страдания от неудач как бы спрессовываются в комплекс неполноценности — постоянное глубинное переживание собственной несостоятельности, ущербности. Вместо достижения реальных результатов в жизнестроении личность стремится к сверхкомпенсации, к крикливому и напористому убеждению себя и других в своих мнимых успехах. Здоровое социальное чувство все больше заглушается, а возрастает прискорбное стремление к власти.

Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. М., 1995. С. 36-37.

Не справившись со своим внутренним конфликтом, ущербная личность выплескивает его наружу. Став социально конфликтной, личность затягивает окружающих в мучительные столкновения, порожденные борьбой за власть ради власти. В целом, Адлер отрицал преобладающее значение сексуальных инстинктов, отдавая приоритет социальным факторам формирования личности.

Иной подход к внутриличностному конфликту предложил К. Юнг. Он сделал акцент на философско-психологическом анализе конфликтной природы самой личностной установки. В опубликованной в 1921 г. книге «Психологические типы» Юнг дал типологию личности, которая до сих пор считается одной из самых убедительных классификаций человеческих типов, построенных на качественной основе. Юнг выделил восемь типов, предложив их классифицировать по четырем функциям психики: мышление, ощущение, чувство и интуиция. Каждая из функций может проявляться в двух направлениях: как экстравертированная и интровертированная.

Основное противопоставление в своей типологии он связал с конфликтом субъективного и объективного. Экстраверт — это человек, направленный вовне.

Он сознательно стремится познать законы внешнего мира и строить свою внутреннюю жизнь в соответствии с ними. Интроверт прежде всего погружен в себя, утверждает самоценность внутренних процессов. Внешний мир с его правилами и предписаниями не столь важен, как область внутренних переживаний. Таковы, по Юнгу, две установки сознания, на основе которых он строил динамический образ психологического типа. Личностный акцент создает своеобразие индивидуального поведения, но неумеренное «пережимание» в акценте определенного типа вызовет и определенную реакцию54.

Еще одним последователем и одновременно критиком Фрейда стала К.

Хорни. В качестве базисного при исследовании поведения человека она рассматривает чувство тревоги. По поводу его преодоления она подчеркивает, что «в нашей культуре имеются четыре основных способа избежать тревожности: ее рационализация; ее отрицание; попытка заглушить ее наркотиками, избегание мыслей, чувств, побуждений, или ситуаций, вызывающих их»55.

Сама Хорни так определяет отличие своей позиции от взглядов основателя психоанализа: «Описанная мной структура неврозов не противоречит в принципе теории Фрейда, согласно которой неврозы в своей сущности являются результатом конфликта между инстинктивными влечениями и социальными требованиями или тем, как они представлены в Супер-Эго. Но хотя я согласна, что конфликт между побуждением человека и социальным давлением составляет необходимое условие для возникновения всякого невроза, я не считаю это условие достаточным. Столкновение между желаниями человека и социальными См.: Юнг К. Психологические типы. М., 1995; Конфликтология. СПб. 2000. С.

103-105.

Хорни К. Невротическая личность нашего времени. М., 1993. С. 28.

требованиями не обязательно приводит к неврозам, но может также вести к фактическим ограничениям в жизни, т. е. к простому подавлению или вытеснению желаний или, в самом общем виде, к действительному страданию. Невроз возникает лишь в том случае, если этот конфликт порождает тревожность и если попытки уменьшить тревожность приводят в свою очередь к защитным тенденциям, которые, хотя и являются в равной мере настоятельными, тем не менее несовместимы друг с другом»56.

По мнению Хорни, невротик не просто теряет способность разобраться в себе и своих желаниях, он становится не способным к решению своих внутренних проблем, что и оказывается главным источником конфликта.

К. Хорни выделила три основных модели поведения, оказывающие влияние на результат разрешения внутриличностного конфликта:

• личность пытается обезопасить себя через стремление к людям, через сопричастность к другим, к обществу;

• личность обнаруживает стремление уйти от людей, от общения с ними, уйти от общества, при этом создавая свой особый, иллюзорный мир;

• у личности появляется стремление идти против людей, установка на разрушение мира, борьбу против него. Моделям такого поведения соответствуют типы конфликтной личности: устойчивый, отстраненный, деструктивный57.

Хорни признает «культурное» происхождение базисного чувства тревожности, тогда как вырабатывающиеся в ответ на него компенсирующие стратегии становятся частью личности человека и затем определяют его поведение в большей степени, чем интерперсональные ситуации. Три основных типа социальной направленности — «движение к людям», «движение от людей» и «движение против людей» — присутствуют у любого человека и проявляются у него в зависимости от ситуации: мы способны и сотрудничать с людьми, и отдаляться от них, и бороться с ними. У невротика эти типы отношений оказываются несовместимыми, какой-то из типов становится доминирующим, подавляя другие. Таким образом, межличностные конфликты скорее являются проявлением внутриличностной тенденции, которую Хорни называет «движение против людей» и которая фактически превращается в «базисную установку в отношении других и себя и определенную философию жизни».

Эта доминирующая ориентация личности существенно определяет характер ее взаимоотношений с окружающими людьми, порождая стремление к установлению контроля над другими, эксплуатации их в своих целях в соответствии со своей философией hото hотiпi lирus еst (человек человеку волк).

Благоприятная окружающая среда может быть гарантией против возникновения невротического характера, однако напрасно было бы рассчитывать на разрешение Там же. С. 80.

Конфликты в современной России. Проблемы анализа и регулирования. М., 2000. С.277.

внутренних конфликтов с помощью изменения одних лишь внешних факторов.

Хорни пишет по этому поводу, что «ошибочность этих надежд заключается не в переоценивании важности человеческих отношений, но в недооценке силы интрапсихических факторов»58.

Таким образом, конфликт в психоанализе выступает как интрапсихический феномен, возникающий в глубинах психики как следствие внутренних законов ее существования, как явление, которое может быть адекватно описано только в рамках этих законов.

Для советской науки было характерно скорее негативное отношение к психоанализу, которое постепенно свело на нет первоначальные опыты по его соединению с марксизмом. К сожалению, как это нередко бывает в науке, непринятие тех или иных теоретических построений приводит и к отторжению предмета их внимания. В какой-то мере это коснулось и конфликтов человеческой души, оказавшихся в ведении психоаналитиков и священнослужителей, с которыми отношения официальной власти складывались одинаково сложно.

Однако то, что линия сугубо интрапсихического понимания конфликтов почти не получила развития в отечественной науке, было связано не только с непринятием психоаналитической традиции, но и с присущей отечественной психологии тенденцией к поиску социальных детерминант поведения человека, что определяло изучение психической жизни человека в единстве с внешней средой его существования. Замкнутость психологической феноменологии «личностным кругом» и была объектом наиболее острой критики59.

Впрочем, подобная теоретическая ориентация не устраивала не только отечественных психологов. По мнению современного немецкого конфликтолога Беркеля, особенности того или иного подхода к анализу во многом определяются в зависимости от того, рассматривается ли конфликт как зависимая или независимая величина, как вызванное состояние или как процесс, который, находясь под влиянием окружающих условий, тем не менее характеризуется прежде всего собственной логикой развития. Исходя из этого, Беркель выделяет:

личностно-ориентированные конфликты, порождаемые ожиданиями, желаниями и опасениями индивидов; интеракционно-ориентированные конфликты, генерируемые отношениями социального взаимодействия и взаимовлияния;

структурно-ориентированные конфликты, формируемые ситуативными признаками, которые проявляются независимо от участников.

Цит. по: Гришина Н.В. Указ. соч. С. 48.

См., напр.: Ломов Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М., 1984. С. 304-305.

Berkel K. Konfliktfoschung u. Konfliktbewaltigung. Berlin. 1984.

Сторонники телеологического подхода определяют конфликт через цель, которую преследуют противоборствующие стороны, как «борьбу за ценности и право на определенный статус, обладание мощью и ресурсами, в которой цели оппонентов состоят в нейтрализации, нанесения ущерба или устранении соперника»61. На наш взгляд, такое понимание конфликта как рефлексированного взаимодействия отдельных граждан или социальных групп не позволяет оценить роль социально-психологических и социокультурных оснований и детерминантов в его зарождении развитии и разрешении.

В целом, анализируя различные подходы к пониманию сути соотношения социальных и политических конфликтов, можно резюмировать следующее.

При всем многообразии различных научных школ изучения социальных и политических конфликтов в современной западной политологии, большая часть их представителей рассматривают социальный конфликт как нормальное и закономерное явление, хотя и требующее постоянного политического контроля, регулирования и целенаправленного разрешения.

Очевидно, что понятием социальный конфликт охватывается очень широкий и разнородный спектр социальных явлений. По мнению Р. Дарендорфа, одного из наиболее известных специалистов в этой области, к социальным конфликтам принадлежат парламентская дискуссия и гражданская война, мирные тарифные переговоры и забастовка, легкое внутреннее напряжение в результате определенного несоответствия между индивидом и профессией, ролевой конфликт между происхождением и социальным положением62. По сути, так же как безграничны формы организации и жизнедеятельности общества, столь же безграничны и формы возможных проявлений социальных конфликтов.

Исходя из этого, Дарендорф признавал политической конфликт как специфическую разновидность социального. Вместе с тем он стремится отграничить его собственное поле. По его мнению, противостояние политических субъектов в конечном счете складывается и развивается в поле таких противоположностей, как «властвующий – подвластный», «правящий – управляемый».Эти противоположности взаимоисключаются в своей основе, а их носители в своих статусах в качестве субъектов политических отношений.

Властвует, господствует лишь один из них, другой вынужден быть подвластным и подчиненным63. Тем самым главная причина политических конфликтов коренится, по мнению Р. Дарендорфа, в сущности самой власти и властных отношений.

Поэтому «тот, кто умеет справиться с конфликтами путем их признания и Цит. по: Доронина Н.И. Международный конфликт. М., 1981. С. 167.

Darendorf R Soziale Konflikt. Worterbuch der Soziologie. Stuttgart. 1969. S. 1006/ Darendorf R. Zu einer Theorie sozialen Konflikts// Zapf W. Theorien sozialen Wandels. KolnBerlin, 1969. S. 108.

регулирования, тот берет под свой контроль ритм истории. Тот, кто упускает такую возможность, получает этот ритм себе в противники»64.

Французский политолог Ж.-М. Дэнкен особое внимание обращает на субъективную составляющую политических конфликтов и прежде всего на представления субъектов о самих себе и условиях протекания конфликта. Для нашего исследования чрезвычайно важно утверждение Дэнкена о том, что мир политики состоит из фактов сознания, представлений – предрассудков, фетишей, мифов, детерминированных интересами и убеждениями людей, и поэтому имеющих конфликтный и корыстный характер. Дэнкен считает, что условием перехода трансцедентального политического субъекта к действию является политическое представление. Существование политики прямо обусловлено возникновением в сознании индивида воображаемого мира, мира возможного и лучшего, дублирующего в какой-то степени реальный мир. Но варианты будущего должны быть неравноценными в глазах субъекта, чтобы он считал себя способным влиять на события. По мнению Дэнкена, именно сравнение этих двух миров и порождает политическую динамику65.

Сторонники системного подхода разрабатывают политические технологии, преследующие цель интегрировать и смягчить конфликты путем надлежащего планирования и управления (например, Н. Луман и Ю. Хабермас66). В рамках этого подхода, по сути выступают и сторонники теории принятия решений, которые политический конфликт понимают как проблему принятия решений. По их мнению, конфликты разрешимы на основе расчета пользы, соотношения между целью и средствами, вероятных моделей поведения. Конфликты, с точки зрения сторонников этого подхода, могут возникать в процессе восприятия и переработки информации лицами, принимающими решения. Примером применения теории решения может служить схема процесса принятия решения в кризисной политической ситуации, предложенная немецким политологом В. Бюлем:

1. Первым компонентом процесса принятия решения является сбор 2. Отфильтрованная важная информация должна быть предложена исполнительной власти, которая проводит ее экспертизу и осуществляет консультации.

3. Верное решение должно руководствоваться прежде всего возможными альтернативами действий и их ожидаемыми последствиями для противников (или конкурентов) и для собственной политики. Цит. по: Нэх В.Ф. Политический конфликт, технология инициирования, регулирования, разрешения.// Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 1995. № 5. С. 43.

См.: Дэнкен Ж.-М. Политическая наука. М., 1993.

Luhmann N. Moderne Systemtheorien als Form gesamtgesellschaftlicher Analyse. In: Luhmann N., Habermas Y. Theorie der Gesellschaft oder Sozialtechnologie. Fr./M. 1971.

Buhl W. Kriesentheorien. Darmstadt. 1984. S. 28.

На наш взгляд, такое понимание сути политического конфликта, несмотря на определенную продуктивность, все же имеет свои недостатки и ограничения. Он может применяться успешно только в такой стабильной политической системе, в которой существует общепризнанная иерархия ценностей, устоявшиеся «правила»

политических отношений, когда все участники конфликтной ситуации верят в «рациональность» своего противника, когда существует единый информационный поток, которому эти участники также доверяют. К сожалению в современной России эти условия повсеместно отсутствуют и многие политические конфликты развиваются на основе не просто разных ценностных предпочтений, но зачастую и противоположных. Это еще раз указывает на значимость изучения социокультурных составляющих данного феномена.

Сторонники «теории игр», также исходят из того, что большинство конфликтных ситуаций могут быть представлены как ситуации принятия решения (и прежде всего политического решения, как наиболее всеобъемлющего). Вместе с тем, теория игр концентрирует внимание на изложении и объяснении типичных отношений и стратегий интеракции участников конфликта, которые скрывают свои намерения, сознательно, или несознательно обманывают соперников68.

Каждая игра условно состоит из трех элементов: 1) игроков; 2) платежей, т.е.

ценностей, получаемых в результате игры; 3) правил игры. Сторонники этого подхода, чаще всего применяют три наиболее типичные, по их мнению, модели.

«Игра с нулевой суммой». В ней выигрыш одной стороны равен проигрышу другой.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 
Похожие работы:

«Олег ПЛАТОНОВ РУССКАЯ ПРАВДА РУССКАЯ ПРАВДА Олег Серия книг Олега Платонова о судьбах русского народа и его войне с силами мирового зла, русоПЛАТОНОВ фобии и расизма. Русский путь Жизнь Григория Распутина Душа России История сионских протоколов Русский порядок Триумф сионских мудрецов Тайное мировое Покушение на русское Покушение правительство царство Революция против России Почему погибнет Америка на русское Разрушение русского царства Тайна беззакония Под властью зверя Россия и мировое зло...»

«Б.Л. Котлярчук Старые песни. История и судьба Мариуполь, 2011 г. Б.Л. Котлярчук Старые песни. История и судьба Мариуполь, 2011 г. ББК 85.314 (4 УКР-4 дон) Котлярчук Б.Л. Старые песни. История и судьба.- Мариуполь.: Изд-во Азовье К 73 ЧП Печатное Бюро, 2011.- 60 с.: ил. Книга мариупольского коллекционера-филофониста Б.Л. Котлярчук посвящена восстановлению авторства безымянных так называемых народных песен, шедевров русской песенной поэзии. Это сборник документальных очерков по истории...»

«Вячеслав Бигуаа Абхазский исторический роман История. Типология. Поэтика Москва: ИМЛИ РАН, 2003 Российская Академия наук Институт мировой литературы им. А. М. Горького Научный редактор: доктор филологических наук, профессор Н. С. Надъярных Рецензенты: доктор филологических наук, профессор Р. Ф. Юсуфов доктор филологических наук А. И. Чагин В. А. Бигуаа. Абхазский исторический роман. История. Типология. Поэтика.— М.: ИМЛИ РАН, 2003. — 600 с. В историко-культурологическом и литературоведческом...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНОЙ МАТЕМАТИКИ И МАТЕМАТИЧЕСКОЙ ГЕОФИЗИКИ ИНСТИТУТ ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВИЧ ЛЯПУНОВ 100 лет со дня рождения Редакторы-составители: Н.А. Ляпунова, А.М. Федотов, Я.И. Фет Ответственный редактор академик Ю.И. Шокин НОВОСИБИРСК АКАДЕМИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО ГЕО УДК 007 (092) ББК 32. Л Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований...»

«Свен Ирвинд Моя жизнь и лодки Вырученные от распространения книги средства направляются Свену Ирвинду в поддержку проекта YRVIND 10 © Свен Ирвинд Фото в тексте, основа обложки: Свен Ирвинд. Рисунок на 4-й стр. обложки: Ольга Лундин. Перевод и подготовка к печати: Григорий Шмерлинг. E-mail parusa@narod.ru Свен Ирвинд Моя жизнь и лодки. – Москва, Bookvika, 2013. – 160 с. История человека, который в юности предпочел стать изгоем и арестантом, но не терпеть унижений и сохранить внутреннюю свободу....»

«Новые книги в УОЦ / New books in our library Книги на русском и украинском языках Помаранчева дівчинка (FUГОРпд) Исторические свидетельства Христианства (RU220.1УОРис) Книга Песни Песней (RU223.9077ГЛЕкп) Он все еще двигает камни (RU226.09505ЛУКов) Небесные овации (RU226.9306ЛУКно) Великий дом Божий (RU226.96ЛУКвд) Оплачено сполна (RU227.1РОДос) Дар любви (RU231.6ЛУКдл) Если не Иисус, то кто? (RU232ВУДен) Точно как Иисус (RU232.9ЛУКти) Когда умирает человек, будет ли он жить? (RU236.2ДИСку)...»

«Департамент культуры и охраны объектов культурного наследия Вологодской области Бюджетное учреждение культуры Вологодской области Вологодская областная детская библиотека Инновационно-методический отдел Советуют коллеги Поиграем? (литературные игры, викторины, конкурсные программы) (из опыта работы детских библиотек Вологодской области) Вологда 2012 1 Уважаемые коллеги! Материалы данного дайджеста помогут сделать ваше мероприятие интересным и увлекательным. Игры, викторины, интересные факты и...»

«Избирательная комиссия Курганской области ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО И ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС Сборник заданий Издание второе переработанное Курган 2010 Брикез Марина Анатольевна – учитель истории и обществознания МУ Лицей № 12 г. Кургана. Гончар Эльвира Витальевна – зам директора по ВР, учитель истории и обществознания МОУ Средняя общеобразовательная школа № 22 г. Кургана. Пшеничников Валерий Петрович – начальник отдела организационноправовой работы Избирательной комиссии Курганской области....»

«С.АРХИПЕНКОВ Лекции по управлению программными проектами 2009 Содержание Стоимость Время МОСКВА 2009 МОСКВА С. Архипенков Лекции по управлению программными проектами Москва 2009 1 Содержание Отзыв на книгу Об авторе Благодарности Предисловие Лекция 1. Введение в программную инженерию История и основные понятия Отличия программной инженерии от других отраслей Эволюция подходов к управлению программными проектами. Модели процесса разработки ПО Что надо делать для успеха программного проекта...»

«Горно-Алтайский государственный университет Кафедра геоэкологии и природопользования 250-летию вхождения Алтая в состав России посвящается Т.И. Мананкова Краткий курс лекций по геоморфологии (для студентов заочного отделения) 2009 Горно-Алтайск Содержание Тематический план лекционного курса по геоморфологии.4 Лекция 1. Геоморфология как наука. Объект ее изучения.5 1.1. Определение геоморфологии и понятие о рельефе.5 1.2. Виды геоморфологии..6 1.3. Значение геоморфологии в практической...»

«Приглашаем в Ромашево (история поселения) под редакцией Бурцева С.В. Санкт-Петербург 2014 Введение Введение Введение Шагнуть вперед можно лишь тогда, когда нога отталкивается от чего-то, движение от ничего или из ничего невозможно. (В.И.Белов, книга Лад) Т арногский район, где находится п. Ромашево – один из 26 муниципальных районов Вологодской области, со своей богатейшей историей, достопримечательностями, знаменитыми и талантливыми людьми, красивейшей природой с буйно-цветущими луговыми...»

«Сергей А. Полозов. ЯСТРЕБИНЫЙ ОРЁЛ (ФАСЦИАТУС И ДРУГИЕ) Документальная орнитологическая сказка. ЭкоПол, 2003* © С.А.Полозов, 2001, 2003. *Интернет-версия © ЭкоПол Sergei A. Polozov BONELLI'S EAGLE (FASCIATUS AND OTHERS) Documenting An Ornithological Tail. EcoPol, 2003* © S.A.Polozov, 2001, 2003, *Internet-version © EcoPol *** ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ (ИНТЕРНЕТ-) ИЗДАНИЮ За полтора года с момента публикации Фасциатуса накопились полученные от читателей вопросы, на которые я с удовольствием...»

«К ЮБИЛЕЮ М. П. ЛАПТЕВА ЛИЧНОСТЬ И ИДЕИ Т. Н. ГРАНОВСКОГО В ВОСПРИЯТИИ ИСТОРИКОВ РАЗНЫХ ПОКОЛЕНИЙ В статье рассматривается эволюция восприятия личности и взглядов выдающегося русского историка Т.Н. Грановского представителями разных поколений одной научной школы. Автор исследует проблему социокультурных влияний на историографические оценки. Ключевые слова: исторические взгляды, личность историка, поколения научной школы, эволюция восприятий. Каждое поколение приступает к истории со своими...»

«Владимир Делба АМРА, ГАЛЕОН ЮНОСТИ МОЕЙ. Москва Издательский дом ПоРог 2013 УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос=Рус) Д 29 ОТ АВТОРА В оформлении переплета книги использована картина художника Леварса Бутба Взяв в руки первую свою книжку, удивился знакомой фамилии автора. Потом понял, что автор — это я сам. Снова удивился, ибо работал над рукописью, Делба В. не веря в воплощение идеи, задуманной как некое Амра, галеон юности моей. — М.: Изда- ностальгическое корпоративное мероприятие по тельский дом...»

«Айдын Балаев МАМЕД ЭМИН РАСУЛЗАДЕ 1884-1955 ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ Баку – 2014 Научные редакторы: М. Губогло доктор исторических наук, профессор, Институт этнологии РАН Г. Мамулиа доктор Высшей школы исследований общественных наук (Париж, Франция) Рецензенты: Я. Акпынар доктор, профессор Эгейского университета (Измир, Турция) С. Исхаков доктор исторических наук, Институт Российской истории РАН Балаев А. Мамед Эмин Расулзаде (1884-1955). Политический портрет. Баку, KitabKlubu.org, 2014, 504 с. В...»

«Часть II. Этапы создания ЭВП СВЧ Глава 1. Эра магнетронов В конце Великой Отечественной войны в стране возникла необходимость в создании и развитии отечественной радиолокационной промышленности. По инициативе заместителя председателя Совета по радиолокации академика Алексея Ивановича Берга, заводу Точизмеритель были поручены разработка и производство специальных электровакуумных приборов диапазона сверхвысоких частот (магнетронов, клистронов, разрядников). Для этого на заводе было организовано...»

«4 ВВЕДЕНИЕ Этот компактный и красочный путеводитель предлагает туристам наиболее интересные маршруты по Волгограду и Волгоградской области. Он не только раскрывает историю легендарного города-героя, рассказывает о его достопримечательностях, но и представляет сведения, необходимые для самостоятельного путешествия. Эта книга позволит вам познакомиться с самыми потаенными уголками нашего уникального южного края. Поможет раскрыть яркие и порой неожиданные стороны его прославленных исторических...»

«- ПЛАНЕТА ФАЭТОН КНИГА 1(ГИБЕЛЬ ТРЕТЬЕГО РИМА) Новая фантастическая история продолжения Звездных Войн в Солнечной Системе Итак, Michael Nostrodamus представляет перевод новой фантастической истории Planet Faeton, Книга1. Часть 1 - Новая Империя Возрождается. Серия 1 - Гости из Прошлого. Книга1. Часть 2 - Таинственные Люди в Черном. Серия 2 - Гости из Настоящего. Книга1. Часть 3 - Гибель Раши, Третьего Рима. Серия 3 - Гости из Будущего. КНИГА 2(ДОРОГИ ИЗ ЗЕМНОГО АДА) Новая фантастическая история...»

«СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ Ж У Р Н А Л О С Н О В А Н В 1926 Г О Д У ВЫ ХОДИТ 6 РАЗ В ГО Д 6 Н оябрь — Д екабрь 1972 И З Д А Т Е Л Ь С Т В О НАУКА Москва Редакционная коллегия: Ю. П. П етрова -А вер ки ева (главный р е д а к т о р ), В. П. А лексеев, Ю. В. Арутю нян, Н. А. Б аскаков, С. И. Брук, JI. Ф. М он ога р ова (зам. главн. р ед а к тор а ), Д. А. О льдерогге, А. И. П ерш иц, JI. П. П отапов, В. К. С околова, С. А. Токарев, Д. Д. Тумаркин (зам. главн. ред а к тор а) О тветствен ны й...»

«Панорама долины с высоты Китабского перевала Традиции и инновации в ручной вышивке Из истории развития вышивки Материалы по традиционной вышивке собирались Однако музейные собрания узбекской вышивки не нами в рамках проекта ЮНЕСКО Прикладное полностью отражают географию распространения искусство Узбекистана: традиции и инновации в этого промысла по территории республики. В музеях Ташкенте, Бухарском регионе (Шафиркан, Гиждуван), хранятся вышивки, собранные в основном в крупных Самарканде...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.