WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Аннотация Эта книга – своеобразный бумажный вирус, который овладевает умами и расширит границы для реализации творческих возможностей. Здесь приведены креативные схемы, ...»

-- [ Страница 1 ] --

Неустановленный автор

Воины креатива. Главная книга 2008-2012

Аннотация

Эта книга – своеобразный бумажный вирус, который овладевает умами и расширит

границы для реализации творческих возможностей. Здесь приведены креативные схемы,

которые смогут использовать все желающие! Сейчас эти люди практические выключены

из процесса Большого Созидания новой России, но кто сказал, что это нельзя изменить?

Пусть из тысячи новых имен только сотни станут звездами, десятки – признанными гениями, зато единицы – изменят историю.

От создателей «Проект „Россия“.

Воины креатива Главная книга 2008-2012 Все персонажи и события вымышлены.

Любые совпадения случайны.

Пролог Август 2007 года.

Москва.

Жара.

В кабинете высокопоставленного кремлевского чиновника находились двое. Хозяин чиновничьих апартаментов разговаривал по мобильному телефону, владелец известного рекламного холдинга Кучаденьгов скучал, сидя за столом.

Дверь отворилась, и в помещение вошел молодой человек. Всемогущий функционер кивком указал ему на место рядом с Кучаденьговым.

Молодой человек осторожно осмотрелся по сторонам. О кабинетах кремлевских небожителей всегда рассказывали с особым придыханием. Мощная, почти мистическая, аура власти в каждом элементе интерьера так действовала на посетителей, что их воображение включалось на максимум. Последние два года поговаривали, будто в самых-самых кабинетах портрет президента… то подмигивает, то улыбается. кто-то клялся, что лично видел, как лицо на портрете хмурилось. Мнения по этому поводу разделились: сторонники технического прогресса уверяли, что это навороченные электронные копии портретов, предназначенные для психологического воздействия на посетителей. Опытные же ходоки наверх не сомневались, что фобии и страх особо прогрессируют у тех, кто бывает ТАМ редко.

Молодой человек пристально вгляделся в портрет.

– Угу, договорились. Давай! – чиновник отключил телефон и внимательно взглянул на нового гостя: – Как вы понимаете, мы интересуемся и отслеживаем все, что может быть потенциально полезно для страны. Не скрою, нас заинтересовала ваша статья «Экспорт номер 2». Вот наш авторитетный эксперт, – он указал на владельца рекламного холдинга, – господин Кучаденьгов, однако, сильно сомневается в практической реализации идей статьи.





Попробуйте его переубедить, а я послушаю.

Статья «Экспорт номер 2», опубликованная на одном из экспертных сайтов, вызвала оживленную дискуссию.

«Цель проекта „Экспорт номер 2“, – отмечал автор статьи, – интеллектуальная экспансия России на мировых рынках дизайна, рекламы, пиара, моды и массовой культуры в целом. Русские креаторы могли бы занять ведущие позиции на мировом рынке и стать источником вторых по величине, после экспорта энергоресурсов, доходов для страны!

Лидерство на мировом рынке креатива достигается много меньшими ресурсами, чем на любом другом рынке. Здесь не надо прокладывать дороги, тянуть трубопроводы и строить электростанции.

Также к безусловным преимуществам завоевания ведущих позиций по созданию креатива на мировом рынке автор статьи относил «абсолютное проникновение» креатива как «оружия массового удивления, воображения и восхищения». Автор уверял, что «какими бы ни были внешние политические или экономические условия, на экспорт креатива они не могут повлиять – креативу не страшны таможня, эмбарго и любые блокады. Креатив не боится никаких ПРО, и защиты от него не существует. Кроме, конечно, другого сильного креатива».

Экономическое обоснование такой смелой идеи строилось на подсчете динамики развития стоимости рынков, а также доходов других отраслей, которые получаются непрямым путем.

В конце статьи была изложена стратегия достижения заявленных амбициозных целей из трех основных пунктов: предложения российскому рынку ОБЪЕДИНЯЮЩЕЙ СВЕРХИДЕИ; предложения модели будущего рынка, которая окажется привлекательнее нынешней; предложения символа проекта – мифа о НОВОМ ГЕРОЕ, вдохновляющем аудиторию.

Портрет президента по-прежнему не подавал признаков активности.

Молодой человек разволновался и потому молчал.

Владельцу рекламного холдинга Кучаденьгову волноваться было не о чем. Он вошел в образ авторитетного эксперта и довольно небрежно начал сам:

– Лично я серьезно не отношусь к вашим измышлениям. Если мы что-то и сможем представить на мировом рынке, то лет через десять – пятнадцать.

– Не стоит недооценивать скорость глобальных процессов. Через десять – пятнадцать лет мир будет совсем другим, и ждать нас никто и не подумает, – молодой человек, видимо, собрался с духом и ринулся в атаку. – Либо это надо сделать сейчас, либо мы не получим больше такого шанса! Окно возможностей открывается не тогда, когда вы захотите сделать перерыв на прорыв.

Кучаденьгов, не ожидавший такого напора и наглости, решил сразу осадить выскочку, из-за встречи с которым ему пришлось менять свой, и без того напряженный, график:

– Давайте не будем тратить на бессмысленную пикировку драгоценное время уважаемого Ивана Петровича, – улыбнулся он хозяину кабинета. – Я предлагаю начать, видимо, с самого главного для вас. Какой бюджет у вашего проекта?! Сколько вы хотите попросить денег?

– Я ни у кого не просил денег! – горячо возразил автор. – Мы сами все профинансируем.





– ??????? – Кучаденьгов такого подвоха не ожидал, его глаза стали почти квадратными.

– Это не так дорого стоит. Три-ста ты-сяч рублей, – растягивая по слогам, произнес молодой наглец.

– Вы делаете заявку чуть ли не на национальный проект и хотите сказать, что глобальный прорыв стоит всего триста «штук»? – эксперт развеселился. – Адресом не ошиблись, молодой человек?! Вы, кажется, не очень адекватны.

– Другим бы на это и миллиарда не хватило. Смотря какими инструментами пользоваться, – автор с торжеством посмотрел на Кучаденьгова. – Мы используем то же, что и пропагандируем: силу человеческой мысли и творческого воображения. Креатива.

Эксперт состроил гримасу любопытства: «Ну-ну, давай, удиви нас, дружочек!»

– Весь продукт – это всего лишь… книга в свободном доступе в Интернете, – автор достал из портфеля сброшюрованную пачку листов и передал хозяину кабинета. – Мы уже собрались ее издать… То есть она скоро появится в Интернете… А через несколько месяцев планируем выпустить и в стандартном печатном виде.

Хозяин кабинета прочитал вслух название книги:

– «Воины Креатива. Главная книга 2008–2012», – оценивающе пролистал несколько страниц. – Книга, вижу, художественная. Не толстая.

Эксперт усмехнулся:

– Книга – это и есть ваше ноу-хау? Скромновато для такой нескромной заявки.

Похоже, сомнения собеседников гостя не смутили:

– Наша тема достаточно оригинальна, поэтому ее надо «разжевать», эмоционально окрасить и погрузить в нее аудиторию. Литературно-художественная форма подачи позволяет создать эффект сопричастности, сопереживания. Яркие впечатления сработают как якорь в будущем. Выступлениями перед аудиторией, статьями и иными нравоучениями подобного эффекта не добиться: максимум, что получится – полчаса, в лучшем случае час внимания. А читающий увлекательную художественную книгу несколько дней находится в вымышленном мире, и это оставляет более глубокий след в сознании. Тем более что формат, где много вымысла, позволяет представить события и ходы, которые иногда невозможны в реальной жизни. В кино герои летают и дерутся так, что на реальность мало похоже, если похоже вообще. Но зритель «прощает» им такие вещи, потому что это законы жанра. Мы входим в доверие к аудитории, минуя барьер критичности: сюжет книги – некий экшн.

Одновременно это и профессиональная литература, производственно-креативная повесть, в конце концов, но не в виде учебника, а в легком жанре развлекательного чтива.

Эксперт бросил очередной скептический взгляд на автора, потом вопросительно посмотрел на хозяина кабинета:

– В силу юного возраста вы, молодой человек, можете не знать, что времена, когда писатели были инженерами человеческих душ, прошли, причем давно. И… Ладно, допустим, книга гениальная. А вы не предполагаете, что аудитория ограничится только чтением? Комуто понравится, а кто-то будет плеваться… Но никого ни на какие подвиги это не подвигнет.

– Наша книга – своеобразный бумажный вирус, который овладеет умами и станет топливом для новых свершений, – похоже, юный нахал вызубрил текст своего монолога.

Хозяин кабинета поежился, услышав слово «вирус», но молодой человек оставил это без внимания.

– Мы просто описываем схемы, которые могут использовать практически все желающие! Очень скоро можно предположить появление реальных концептов с прототипами уже в описанном виртуальном мире. Обычно все наоборот – образы реальные копируются в виртуальные. Опять же, вспомните кино… Эксперт заулыбался. Видимо, внял совету.

Автор продолжал чеканить:

– Русские были и будут талантливы всегда. И на каждом историческом отрезке времени вопрос лишь в том, насколько внешние условия позволяют раскрыться талантам и гениям.

Сейчас рынок устроен так, что творческому потенциалу большинства раскрыться сложно:

крупным игрокам лишняя конкуренция не нужна. Так давайте расширим границы для реализации творческого потенциала – планета большая. Дайте талантам развиться, и они перевернут мир! Очевидно, что далеко не каждый талант может правильно себя продать, и наша задача всего лишь помочь им сделать шаг в нужную сторону. Пусть из тысячи новых имен только сотни станут звездами, десятки – признанными гениями, зато единицы – изменят историю. Это «пахнет» фантастическим эффектом! Раскрывая таланты, мы будем поднимать на рынке творческую планку все выше и выше, стимулируя конкуренцию.

Молодому человеку вдруг показалось, что портрет президента внимательно его слушает, и он не сбавлял темпа:

– Мы отдаем себе отчет, что наше знание, заложенное в книге, будет работать, только если станет коллективным. Из полутора миллионов занятых в интересующих нас отраслях людей нам интересен каждый десятый, поэтому вся целевая аудитория – где-то сто пятьдесят тысяч человек в стране. Сейчас эти люди практически выключены из процесса Большого Созидания новой России, каждый ковыряется сам по себе, в одиночку. Объединяя людей светлой идеей, мы превращаем их в одну большую силу, перед которой не устоит ни один зарубежный рынок. Вот вам и национальная идея для креаторов, где общая цель оставляет полную внутреннюю свободу личности и творчества.

И последнее, очень важное уточнение. Именно сообщество креаторов, находящееся в фарватере массовой культуры, способно сохранить в нашем обществе культуру… высокую.

Каждый творческий человек по степени влияния своим трудом на массовое сознание стоит выше, чем директор крупного металлургического или химического завода. Сообщество же «творческих» в совокупности имеет все возможности стать форпостом сохранения защитных слоев национальной идентичности перед черной дырой глобализации. И не понадобится заставлять людей защищать интересы страны, потому что это будет искренним служением креаторов обществу.

Хозяин кабинета задумчиво смотрел в окно. Молчал и Кучаденьгов, краем глаза наблюдая за реакцией чиновника.

Повисшую паузу нарушил сам автор:

– В принципе, я все рассказал. Книгу забрать или оставить?

– Оставьте, – попрощался чиновник.

Автор театрально поднял палец вверх и пристально посмотрел на Кучаденьгова:

– Это бумажный вирус. Прежде чем читать, помните: после прочтения вам с этим знанием придется что-то делать. Оно живое.

Перед уходом молодой человек не удержался и еще раз обернулся на портрет президента. Увы… Дверь за автором захлопнулась.

Хозяин кабинета посмотрел на Кучаденьгова:

– Ты говорил, о парне многие хорошо отзываются. Я ничего такого не ждал и в итоге не увидел. Обычные понты. Таких теорий и еще хлеще знаешь сколько?..

– А мне тема нравится. Будешь читать-то?

Кучаденьгов лениво начал листать рукопись, всем своим видом демонстрируя пренебрежение – мол, стоит ли время терять?

– Ну, смотри. Дам кому-нибудь другому прочесть, – нетерпеливо выпалил чиновник.

– Да нет, возьму. Так, пролистаю, – поспешил возразить Кучаденьгов.

Приехав домой, Кучаденьгов достал рукопись из модного кожаного портфеля и, скрепя сердце, приступил к чтению. Злоупотреблять доверием кремлевского чиновника глупо, лучше побыстрее просмотреть «жуткую нетленку». На одной из страниц взгляд задержался и… Кучаденьгов перелистал рукопись назад и стал читать с самого сначала.

Четыре часа пролетели как один миг. Эксперт, совершенно потрясенный, достал последнюю сигарету из пачки. Любимый кот сидел перед ним, из последних сил борясь со сном.

– Что, Мучачо, хочешь узнать, интересная ли у папы книга?!

Кот повел ухом, услышав свое имя.

– Ххххх! Советую почитать.

Перед глазами Кучаденьгова отчетливо всплыла картинка сегодняшней встречи.

…Автор книги театрально поднял палец вверх и пристально посмотрел на него:

– Это бумажный вирус. Прежде чем читать, помните: после прочтения вам с этим знанием придется что-то делать. Оно живое… Кучаденьгов вспомнил обрывки прочитанного когда-то о неких «бумажных вирусах», найти которые в своих произведениях мечтал каждый автор. «Вирус» вроде бы наделял текст особой привлекательностью и делал читателя не только фанатом произведения, но и оказывал невероятное влияние на его реальную жизнь.

«Бумажный вирус» был красивым мифом, о котором любили пофилософствовать и начинающие, и маститые писатели. Правда, с настоящим «бумажным вирусом» практически никто из них не сталкивался. А вот Кучаденьгову сегодня повезло.

Он достал визитку автора, которую использовал в качестве закладки, и внимательно рассмотрел. «Завтра я позвоню. Если мир скоро изменится, надо непременно быть в первых рядах», – размышлял Кучаденьгов, глядя на первую страницу рукописи… К концу 2009 года конкуренция между однотипными товарами, услугами, идеями и маркетинговыми концепциями достигла такого небывалого уровня, что едва ли не единственную и решающую роль в предпочтениях потребителей, а значит, и в объеме продаж, стала играть креативная «оболочка» товаров и услуг. За умы и сердца, за голоса, и, конечно же, за кошельки людей насмерть бились друг с другом брэнды в доспехах мифов, дизайна, слоганов, рекламных роликов и прочего креативного оружия. Информационное цунами превращало все коммуникации в сплошную кашу в голове потребителей, и создатели креатива искали все новые и новые способы привлечь внимание миллиардов участников гонки потребления.

В определенный момент эволюции рынков произошло практически полное взаимопроникновение отраслей и смешение стилей рекламы, пиара, маркетинга, дизайна, создания контента для СМИ и шоубизнеса – с тех пор все это вместе стали называть рынок РИТМ а (Реклама, Изображение, Текст, Мелодия – Мода – Маркетинг). Внутри общего рынка РИТМ а продолжалась специализация по направлениям, но большинство компаний продавали все эти продукты своим клиентам в полном объеме услуг. В общем и целом складывалось впечатление, что за последние два года изменилось немногое, но на самом деле перемены были глобальными.

Мировой рынок РИТМ а стал четвертым по объему после IT-рынка, рынка нанотехнологий и рынка энергоресурсов. Балом на российском рынке РИТМ а правили великие и ужасные, как в сказке, Пять Королей. С чьей-то подачи именно такое сленговое обозначение приклеилось к пяти компаниям, представляющим в России интересы транснациональных корпораций – монстров мирового рынка РИТМ а.

Пять Королей скромно правили 60 % рынка РИТМ а в России. Из Королей, безусловно, выделялась самая мощная компания – «ИКА», со скромным российским вариантом названия – «Идеи Как Алмазы». «ИКА» стала самой крупной и сильной на российском рынке лишь недавно, ранее находясь с другими Королями примерно на равных позициях. Своим стремительным восхождением «ИКА» была обязана одному влиятельному и талантливому человеку по фамилии Караваев.

Тридцатидевятилетний Алексей Караваев, настоящий красавец и классический разбиватель девичьих сердец, по поводу своей яркой внешности переживал всего один раз в жизни. В школе. Десятиклассник Леша Караваев, высокий голубоглазый юноша, однажды прочитал, что менее симпатичные мужчины более удачливы в карьере, потому что у них нет другого способа обратить на себя внимание роскошных женщин, кроме как усердно работать, работать и еще раз работать. Попереживав чуть-чуть, Караваев решил, что сможет стать исключением, и в жизни успеет и то, и другое. И на самом деле успел – помимо успешной карьеры Караваев собрал впечатляющую «коллекцию сердец» светских красавиц, певиц, актрис и спортсменок.

Его «глянцевая» киношно-неотразимая внешность и сногсшибательное обаяние были наполовину врожденным даром, наполовину отработанной технологией обольщения публичного пространства. Алексею Караваеву особо не приходилось следить за собственным промоушеном – он и так интересовал журналистов, и в качестве серьезного бизнесмена, и в качестве героя светской хроники. Мелькание в СМИ позволяло поддерживать свой виртуальный статус, что выгодно отражалось на бизнесе. Хотя все чаще Караваева мучила мысль о том, что он устал. От работы, от славы, от ярких женщин… Причина тому имелась – он нуждался в драйве, адреналине, в сильных противниках и победах над ними, а этого практически не стало. Выходов было три – менять сферу деятельности, переключаться на что-то другое или уезжать в тайгу… на год. Прикоснуться к природе, очистить сознание. Иных способов, которые могли бы предложить модные психологи, он для себя не видел.

Конечно, Алексею Караваеву было от чего устать в свои тридцать девять. Он уже много лет «работал» звездой. Начинал с карьеры провинциального политтехнолога, со временем стал неформальным лидером легендарной в конце девяностых – начале нулевых команды региональных пиарщиков. «Звери пиара», как их прозвали журналисты, побеждали на выборах различного уровня самые известные московские команды. Сто двадцать на двадцать – «звериный» счет побед на выборах над москвичами-звездами говорил сам за себя.

Именно тогда, на выборах, прозвище Караваева «Микроб» наводило панический ужас не только на самых авторитетных пиарщиков, но и на кандидатов. С той поры прозвище «Микроб» стало его вторым именем для коллег и светских репортеров.

В перерывах между выборами обросший высокими связями Караваев-Микроб начал завоевывать неприступное «сердце» столицы. Дизайнерский проект Микроба «Прыть!» стал тогда прорывом: как его еще называли – новой визуальной культурой года, получившим признание даже у лучших зарубежных специалистов. Второй проект – «Туманы» позволил Микробу завоевать большой кусок рынка текстов сразу по нескольким нишам: для СМИ, рекламы и поздравлений. С помощью работ, потрясающих смелостью мысли, Караваев быстро привлекал клиентов, число которых росло в геометрической прогрессии. Потом он открывал новые направления деятельности, и через два года в его руках уже была группа компаний, оказывающая весь комплекс услуг на рынке.

Микроб обходил конкурентов изящно и жестко, влюбляя в свои проекты клиентов.

Однако рост не может быть бесконечным. Пять Королей, обладая огромными ресурсами и поддержкой зарубежных материнских компаний, уже начали скупку активов на российском рынке. Глобализация и как следствие укрупнение игроков на любых рынках было неминуемым, и Микроб трезво оценил свои шансы в борьбе с транснациональными гигантами.

Микроб решил выгодно использовать этот тренд и вышел на первых лиц одной из компаний Пяти Королей. В предложенном Микробом плане шла речь о стратегии и тактике сверхбыстрой экспансии на рынке, в результате которой «ИКА» из 10 % рынка получала бы 35 % всего за один год. Хозяева «ИКА» почти полгода думали, согласовывали, а потом совершенно неожиданно для потерявшего надежду Микроба согласились и даже доверили ему реализовывать этот процесс!

Как выяснилось позже, план Микроба нашел поддержку в лице влиятельного члена совета директоров Большой «ИКА» Джеймса Баунти. Именно Баунти оценил и план Микроба, и его опыт, и талант Игрока. Микроб получил карт-бланш и достал «шашку»… Понеслась!

Первым делом Микроб громко и победоносно продал свой же холдинг «ИКА». Далее он «выгодно» для «ИКА» купил несколько компаний своих приятелей, расставив их менеджмент на ключевые места в «ИКА». Следующим этапом стала маленькая победоносная война против десятка крупных независимых игроков. Покупать их было сложно из-за амбиций хозяев, и Микроб пошел по пути скупки ведущих специалистов. Атака подогревалась в СМИ, которые давили на сознание, постоянно упоминая о том, что лучшие специалисты спасаются бегством из независимых агентств в крупные. Клиентам независимых компаний оставалось вслед за любимыми «творческими» переходить на обслуживание в «ИКА», тем более что в «год экспансии» эта компания серьезно снизила цены на услуги.

Сами же независимые компании, где еще остались уцелевшие от скупки специалисты, приняли «правильное» решение – «ИКА» купила их бизнес, но уже по более скромной цене.

Полную и законченную часть своей стратегии Микроб оформил, когда во время экспансии под «ИКА» скупил наиболее влиятельные профильные СМИ и российские премии рынка РИТМ а.

Поставленные цели были выполнены, и Микробу поручили заняться упорядочением структуры. Но оказалось, что в рамках этой стабильной повестки ему уже неинтересно.

Стремиться действительно было не к чему: все враги побеждены, деньги перестали волновать – одна только премия за операцию от «ИКА» по поглощению рынка более чем впечатляла.

Устав от самого себя, от своих успехов и одних и тех же людей вокруг, Микроб хотел только одного – не сгореть. И он занялся поиском самого себя уже вне «ИКА», несмотря на все прелести своего нынешнего положения.

И, наконец, желанная цель была найдена. Она всецело поглотила романтические мечты Микроба. Спасительный круг бросил все тот же Джеймс Баунти, «большой дядя» из Большой «ИКА».

С первой минуты появления в своей жизни Джеймса Баунти Караваев почувствовал, что это знакомство круто изменит его жизнь. Баунти не только стал покровителем Караваева в «ИКА», но и проявил о нем особую заботу. Вся операция по захвату российского рынка «ИКА» была проведена под руководством Микроба, но его самого в России в это время не было. Баунти почему-то хотел, чтобы Микроб остался в «белом» для участников российского рынка РИТМ а. На прямые вопросы Алексея «американский друг» лишь отшучивался, мол, имеет серьезные виды на него, но еще не пришло время. И лишь по завершении плана захвата позиций Караваеву предложили официально возглавить «ИКА» в России.

Почти год пребывания в Уставших Штатах Америки (УША) не прошли для Микроба даром: помимо курирования вопроса захвата рынка в России, он прошел через обмен опытом со всеми известными креаторами УША. Микроб считал, что учиться ему уже нечему, но к удивлению, открыл для себя много нового. Среди нового и неожиданного оказался заботливый и гостеприимный Джеймс Баунти. Микробу не раз довелось бывать в шумной компании приятелей Баунти на частных островах в океане. Среди публики было много военных, некоторых из них забирали с отдыха военные вертолеты. Однажды Микробу показалось, что очередную партию гостей Баунти катера забрали ночью с… подводной лодки.

Окончательно убедиться в непростом статусе Баунти в этой жизни Микробу удалось, наблюдая за персоналом частного острова. Эти люди отличались явно военной выправкой и всеми способами уклонялись от подробных разговоров с гостями.

Чрезмерная опека Микроба со стороны Баунти рано или поздно должна была стать понятной. Спустя три месяца после очередной встречи Баунти наконец-то пригласил его для особого разговора. Микроб волновался, в голову лезли разные мысли, и уснуть в самолете не удалось ни на минуту.

Микроб примерно представлял, что предложит ему Баунти. После того откровенного разговора он понял: ему не случайно позволили видеть и слышать то, что обычно скрывают от посторонних. Его фактически завербовали, и просто выйти из игры ему никто не позволит.

Страх постепенно сменился азартом. Микробу всегда удавалось из любой ситуации выжать свой стакан удачи, и в результате к большим минусам обязательно прилагался еще больший плюс.

Так и оказалось. В тот вечер Баунти прямым текстом заявил, что является идеологом проекта «Сказки», смысл которого – в наборе секретной команды лучших креаторов для продвижения интересов УША за рубежом, а также ведения информационных и экономических войн, различных психологических операций против конкретных лиц.

Соперники, они же цели проекта «Сказки», – все, кто мешает УША. В первую очередь Чиннай.

Новизна проекта состояла в том, что уставшие штатовцы впервые отказывались считать себя самыми лучшими. На высшем уровне было одобрено предложение Баунти набрать лучших иностранных креаторов. Неангажированность, законспирированность под рекламные и информационные проекты считалась важнейшим фактором успеха. Понятное дело, Микроб заинтересовал Баунти, как один из суперизвестных «творческих» на российском рынке РИТМ а. Микроб сознавал, что вполне мог претендовать на должность топ-менеджера нового проекта с неограниченным бюджетом и амбициозными задачами.

Если ему поручат курировать работу против Чинная, то уж он оторвется… В голове рождались интересные задумки… К удивлению Микроба, очень важный разговор состоялся в захудалом ресторанчике на оживленной окраине большого города. Именно сюда доставил Микроба «Мерседес» прямо из аэропорта. Джип Баунти уже стоял почти у входа в ресторан. Четверо охранников скучали у двери, притворяясь прохожими.

Баунти отправил в рот аппетитный грибок:

– Я пригласил тебя именно сюда, потому что это место приносит мне удачу. Много лет, еще с юности. Именно здесь мне пришла в голову идея бойкота московской Олимпиады, благодаря чему я сразу пошел на повышение. Я даже купил это заведение, и удача не устает мне сопутствовать. А удача сейчас потребуется нам как никогда. Алексей, ты давно ждешь своего часа, и вот наступил момент истины.

Баунти прекратил жевать и посмотрел на собеседника как можно дружелюбнее:

– К черту проект «Сказки», ты достоин большего.

Микроб сжался.

– Ты должен найти одного человека!

Микроб неожиданно громко выдохнул, настолько искренне удивился:

– Всего лишь найти человека?! Но при чем… – Микроб вовремя взял себя в руки, иначе брякнул бы какую-нибудь грубость. Все надежды рушились. Найти человека! Бред… – Джеймс, вам с вашими возможностями кого-то найти вообще не составит труда.

– Согласен, – Баунти наслаждался его растерянностью. – Но это исключительная, приватная работа. Поиск с помощью наших методов может человеку не понравиться. Такое нельзя допустить. У нас уже была попытка найти его, но после неудачи мы не можем позволить себе еще один провал. Вот и стали действовать осторожнее. Ну а если ты не только найдешь этого человека, но и постараешься расположить к себе, сделать союзником… это будет запредельный успех.

– Но почему я?.. – выдавил из себя Микроб.

«Неужели не сплю»?..

– Я не могу доверить такое никому, кроме тебя. Ты – лучший, Алексей! И ты надежный, ты справишься! И потом… Тот, кого ты будешь… тоже… русский.

Слушая Джеймса Баунти, Микроб впервые за последний год ощутил себя абсолютно беспомощным. Показав Баунти свою успешность, значимость и незаменимость, он повысил планку ожидания от себя. А в том, что Караваев лучший, не сомневался никто на российском рынке РИТМ а.

Когда Баунти закончил излагать задание, Микроба посетило неприятное предчувствие, что справиться с задачей он сможет нескоро. Если сможет вообще… Жесточайшая конкуренция на рынке РИТМ а требовала от всех участников постоянного поиска нового креатива и оригинальных подходов. Идея стала стоить дороже всего, тем более, что технический прогресс постоянно снижал затраты на создание творческого продукта. Доходы креаторов росли и упирались в бесконечность, как росло и количество очень хорошо зарабатывающих креаторов.

Сценаристы телевизионных шоу и сериалов, от кого требовалось создавать продукты для тысяч цифровых телеканалов, чуть уступали по доходам авторам компьютерных игр и виртуальных компьютерных миров, в которых жили почти полноценной второй и третьей жизнью уже десятки миллионов людей.

Сверхвысокооплачиваемым контент-менеджерам развлекательных сайтов приходилось тяжелее всего: аудитория требовала адреналина и новой интриги от надоевших до тошноты одних и тех же развлечений.

Музыка из рекламных роликов стала продаваться активнее, чем треки групп и исполнителей.

Писатели выпускали свои творения, как многие справедливо догадывались, в рамках явных и неявных маркетинговых стратегий коммерческих или политических заказчиков.

Большинство журналистов стали универсальными копирайтерами после исчезновения «классических» СМИ.

Имена дизайнеров «быстрой моды» не успевали запоминать. И лишь у безумных пиарщиков и рекламщиков, как в старые добрые времена, оставалось еще время на междуусобный спор на тему кто лучше умеет создавать и продавать.

На Олимп возносились и кубарем катились вниз новые имена, но лишь одно из них все никак не сгорало в палящих лучах конкуренции. В профессиональных кругах последние два года вполголоса говорили об избегающем публичности таинственном русском, чьи работы были интереснее лучших творений мировых знаменитостей рынка РИТМ а.

Никто и никогда не видел таинственного русского в лицо, но его посредники получали все новые и новые выгодные контракты. Имеющий огромный спрос и держащий умеренные цены, русский «мистер икс» мог позволить себе работать с клиентами по своему выбору и на своих условиях. Девиз таинственного русского: «Никто не узнает» более чем устраивал покупателей креатива, присваивающих авторство и славу себе.

Успех русского креатора стал шоком для зарубежного сообщества. Русский легко переигрывал всех на чужой территории, не обращая внимания на зависть и ненависть прошлых законодателей мировой моды в креативе. Русских сроду рядом не стояло по уровню, а тут такой прорыв!

На третий год своей деятельности загадочный русский достиг такого авторитета и влияния, что стал предметом пристального изучения не только аналитиков рынка РИТМ а.

Глобальное соперничество культур и экономических интересов уже давно велось не танками и самолетами, а созданием необходимого общественного мнения в виде идей, концепций и образов. Любой креатив в рекламе, дизайне и т. д. мог стать событием и даже оказать серьезное влияние на политическую и общественную жизнь. И, наоборот, политические или социальные темы оказывали мощное влияние на творчество креаторов.

Естественно, такие инструменты влияния не могли остаться вне интересов серьезных игроков. Крупнейшие мировые сетевые агентства – в рамках глобализации – получали все большую монополию на рынке РИТМ а.

Благодаря экспорту массовой культуры из Уставших Штатов Америки во все страны мира, переплетение символов и ценностей различных культур выводило в свет практически универсальные штампы в креативе, упрощая коммуникации в глобальном масштабе.

Молодые люди до тридцати лет все меньше интересовались историей и национальной культурой собственных стран – глобализация как мегапроект УША превращала все «неровности» культур народов в своеобразный гладко отполированный стол, что позволяло быстро и эффективно вколачивать шары-мысли в лузы-сознание миллионов и даже миллиардов людей. В распоряжении крупнейших мировых сетевых агентств оказался огромный пропагандистский ресурс: через креатив потребители незаметно для себя приучались к определенным ментальным образам и установкам.

Активная и эффективная работа талантливого русского во множестве стран ставила под сомнение достижения крупнейших мировых сетевых агентств, чьи собственники представляли только одну державу – Уставшие Штаты. Русские ментальные образы в креативе клиентов были более мягкими и не провоцировали агрессию у потребителей.

Креатив уставших штатовцев, наоборот, поддерживал максимальное возбуждение у потребителей своей агрессивностью. И это возбужденное состояние использовалось не только для продаж товаров, но и для больших идеологических проектов.

Но по-настоящему оценить потенциальную угрозу от таинственного русского его недруги смогли после «русской языковой эпидемии».

По данным различных исследований русский язык в 2009 году стал самым изучаемым языком среди молодежи стран Йевросоюза, Уставших Штатов Америки и Оазии.

Все началось с того, что внезапно в молодежной среде сначала Йевросоюза, а потом и Уставших Штатов, появилась мода ругаться по-русски. В результате оригинального рекламного промоушена подростки сделали вывод: круче всего в мире ругаться по-русски!

Самый большой выбор ругательств и самый обидный! Этот культурный феномен фактически проспали и ученые, и политики десятков стран.

Аналитики и эксперты пытались противостоять «русской языковой эпидемии». «У них нет воспоминаний о холодной войне и стереотипов по поводу русских, как у старшего поколения», – снова и снова сетовали на неразумность молодежи эксперты.

Однако для молодежи это отрицание заумных ххххх по телевидению и Интернету имело обратный эффект в рамках типичного конфликта поколений: «Ах, вам не нравится?

Значит, это круто!». А круто – оно и есть круто!

Хорошо чувствующая конъюнктуру индустрия развлечений тут же размножила тренд русского мата в тысячи собственных проектов, накрыв с головой огромную аудиторию потребителей. Наши туристы стали падать со смеху, бывая за границей.

Это настолько раззадорило нерусскоязычную публику, что многие в поисках новых «словосочетаний» мата обратили внимание на другие слои русской культуры. И первым взятым рубежом стали русские стихи про любовь: что ж, молодежь – поклонница крайностей. Финальным аккордом стал блокбастер с самым большим бюджетом в истории кинематографа, профинансированный русскими компаниями. Невероятно яркая и трогательная история о том, как русские спасали мир, попала в самое сердце миллиарда зрителей. Ну, как тут не полюбить русский язык, когда новые кумиры – кинозвезды говорят по-русски! Громкая слава фильма для ста миллионов молодых людей продолжилась в одноименной компьютерной игре, самой «навороченной» в истории игр!

Автором триумфального шествия русского языка по планете знающие люди считали все того же таинственного талантливого русского по прозвищу «Болельщик». То, что Болельщик – русский, стало очевидно после того, как за создание креатива посредники стали требовать с клиентов оплату в рублях. Раз и навсегда. Недоумение заказчиков и их усилия по поиску рублей были проблемой только первое время: должен ведь гений иметь свои причуды.

Гений, однако, не лишен был изрядной доли патриотизма. В то время как российские власти методично укрепляли международные позиции рубля, в первую очередь через экспорт за рубли природных ресурсов, Болельщик взялся за массовый потребительский рынок, обеспечив рублю наступление в буржуйском тылу.

Мода на рубли среди подсевшей на русский мат молодежи. Продажа за русскую валюту билетов на потрясающий фильм о спасении русскими мира. Бьющее рейтинговые рекорды реалити-шоу с участием западных звезд шоу-бизнеса «Мои русские друзья», благодаря которому во всех уголках планеты стали входить в моду фишки из веселой и насыщенной жизни русских… Очевидно, что после такого патриотического артобстрела имя таинственного русского стало приводить в мистический трепет десятки тысяч посвященных. Хотя до сих пор осталась не доказанной причастность русского гения к «воспитанию» одной из стран, после чего женщины Йевросоюза снизили на треть потребление «не такой уж и нужной косметики». Также ходили слухи, будто благодаря «усилиям» загадочного русского, с чувством «поработавшего» над имиджем политиков стран Алтии и Восточной Йевропы, резко изменилось отношение к переписыванию истории и роли советских войск в освобождении народов этих стран от захватчиков.

В самолете Микроб снова и снова прокручивал в голове разговор с Баунти. Несмотря на великолепную память, Микроб последнее время старался реконструировать на бумаге все самые важные встречи. Интонации, мимика, беспокойство или эйфория собеседников – все подвергалось анализу… – Я много видел крепких ребят на своем веку. Но такого соперника, как этот русский, – никогда. – Баунти заказал официанту еще бутылку водки. Пить крепкие напитки он учился профессионально, в этом сомнений не было. – Этот русский интеллектуально доминирует над любым соперником, и он безупречен.

Представь банальную ситуацию: у тебя СМИ целой страны в руках, и все они утверждают, что белое это белое. А этот русский вдруг придумывает такое, что через неделю половина населения уверена, будто белое – совсем не то, в чем людей убеждают СМИ.

Болельщик в любой точке мира с минимальным ресурсом может перебить любую волну!

Ярко, интересно, быстро. Этот парень не с нами, и это проблема.

По серьезному тону Баунти можно было не сомневаться, что это действительно проблема.

– В документах, которые я тебе передал, ты найдешь предполагаемый психологический портрет личности Болельщика. Так вот, наши специалисты определяют его уязвимое место – хрупкость созданного им идеального хрустального мира. Всесилие, сам понимаешь, вряд ли помогает сохранить адекватность. Мы полагаем, что Болельщик боится ошибиться. А он может ошибиться, ведь когда-нибудь любой ошибается. И тогда его идеальный мир рухнет в его же собственных глазах. Вопрос в том, как заставить его совершить промах в нужное время в нужном месте.

Микроб усмехнулся про себя. Как можно составить портрет человека, которого никто не видел?! И это при том, что таинственный русский с таким размахом работает в УША, под самым носом у Баунти. Этот парень, как уже представлял Микроб, лишенный эмоций жесткий циник и прагматик такой пробы, что все психологи УША в поисках его комплексов обнаружат лишь собственные. Хрустальный мир! Идиоты!

– Джеймс, вам не страшно доверять свою судьбу мне? Я ведь не всесильный маг, – в голосе Микроба прозвучало отчаяние. – И я ничего не смыслю в поиске людей. Это не мой бизнес. Может, здесь специальные люди нужны?

То, что ответил старый вояка, не укладывалось в полупьяной голове Микроба:

– Наши астрологи и экстрасенсы почти единодушны – из всех возможных кандидатур именно ты сможешь его найти. Ваши с Болельщиком пути обязательно пересекутся. Он сам найдет тебя, если ты сделаешь хотя бы шаг навстречу. А бояться тебе нечего, у тебя сильные ангелы-хранители.

«Все, ххххх! Наконец, я достиг пика карьеры – стану живой приманкой! Червяком! Ой, не ешьте меня!» – Микробу захотелось встать и уйти.

Водка, похоже, нежно обняла мозг Баунти. Астрологи, ангелы… Пить надо меньше… Заметив реакцию Микроба, Баунти спохватился:

– Это не пьяный треп, я говорю серьезно. Здесь никто не шутит, ты знаешь. Ты должен будешь встретить этого русского на своем пути, но мы не бросаем тебя одного на амбразуру.

Поиски объекта не прекращаются ни на минуту, но я абсолютно уверен, что путь к Болельщику искать надо именно в России. Болельщик – он очень русский! А значит, ищи не там, где бизнес, а там, где дом, душа. Там, где его сердце! – с пафосом заключил Баунти.

Микробу стало весело. «Интересно, Баунти сам глубоко изучал „загадочную русскую душу“ или пользуется набором классических штампов?»

– Запомни, Алексей, это важно. Мы не заинтересованы в конфронтации с ним, тем более открытой. Не пытайся соперничать с Болельщиком на его поле, он лучше всех нас вместе взятых. Просто найди его.

– Если мы партнеры, могу ли я задать вопрос: зачем он вам?!

Микроб с интересом ждал, как Баунти начнет выпутываться, отвечая на столь принципиальный вопрос. У самого Микроба не было другого варианта ответа, кроме ликвидации русского креатора.

На удивление, Баунти ответил сразу, не отводя глаз:

– Тот, кто найдет этого таинственного русского, с его помощью решит в нужную пользу… исход предстоящих президентских выборов в УША!!!

Вот и приехали! Баунти, похоже, подписался среди своих больших корешей, что найдет русского. И, в свою очередь, поставил все фишки на Микроба.

«Ххххх, вот это я попал под раздачу!» – Микроб сник окончательно.

То, что рассказывал Баунти об УША, отчаянно жестикулируя, показалось Микробу логичным. Надвигающееся экономическое цунами, кризис ценностей в обществе, участие в военных конфликтах далеко за рубежом – все это работало против нынешних политиков УША. На президентских выборах необходимо было сделать нечто особенное и непременно красивое, вплоть до смены традиционной парадигмы соперничества элит за власть.

Высокопоставленные партнеры Баунти были уверены, что придумать такое может только человек с фантазией русского Болельщика.

– А если у меня не получится? – Микроб не сомневался, что эти ребята кокнут его без раздумий.

– Тогда мы с тобой потеряем все. Я подведу партнеров и с тяжелым сердцем уйду на пенсию, а тебя сожрут твои недруги в «ИКА». Но вряд ли тебя этим напугаешь. Я предлагаю подумать о том, что ты сможешь обрести в случае удачи. – Баунти хищно улыбнулся. – Ты можешь попросить все, что хочешь. Ты понимаешь?!

Невысокий, круглый и всегда улыбающийся Сергей Клопов, или, по-простому, Клоп, был правой рукой Алексея Караваева в «ИКА». По причине уникальных аналитических способностей, таланта и эрудиции. В пользу особого доверия играло и близкое родство: Клоп был представителем немногочисленной родни, а точнее, единственным двоюродным братом Микроба.

Еще полтора года назад Микроб был совсем не рад, когда мама слезно просила пристроить двоюродного братца Сереженьку Клопова в Москве. Этого Сереженьку Микроб частенько лупил в детстве, когда семьи Клоповых и Караваевых еще жили в одном городе.

С пренебрежительным отношением к талантам бывшего журналиста Микроб переборщил. Вернее, глубоко ошибся. Ошибся, когда думал, что иркутский Сережа не станет ему полезным по-настоящему. Клоп же оказался способным, обучаемым и скромным. И то, что Клоп искренне восхищался им, даже умиляло Микроба.

На следующий день после возвращения Караваева от Баунти, Клоп приехал в загородный дом Микроба. Учитывая особую приватность проекта, посвящать в дело коголибо из посторонних было опасно. Клоп же был основной силой, на которую рассчитывал Микроб.

Микроб около часа подробно рассказывал о разговоре с Баунти и о материалах по Болельщику, которые Баунти передал для работы. Микроб изучил лишь пятую часть документов, но кое-какие выводы успел сделать.

Клоп от услышанного заулыбался шире, чем обычно. Вид у него стал совсем идиотский. Но Микроба это ничуть не развеселило.

– Ты знаешь, сколько работ за последние два года получили каннских тигров и имеют отношение к Болельщику, по данным Баунти?! Семьдесят пять процентов! – ошарашил его Микроб.

– Просто ххххх! Это точно? – выдавил из себя Клоп.

– У Баунти всегда точная информация.

– И почему это известно не всем на рынке?! – замялся Клоп, видимо, сомневаясь.

– Вспомни девиз Болельщика: «Никто не узнает».

Клоп разлил виски по стаканам и протянул Микробу. Тот выпил залпом и попросил еще.

– А почему Болельщик не работает легально? Создал бы транснациональную компанию и делал бы то же самое… – задумчиво протянул Клоп.

– А зачем ему? – равнодушно пожал плечами Микроб. – Тогда любой сможет оценить и масштабы работы, и круг контактов. А это в его цели, видимо, не входит. Да и будучи полумифом, полупризраком ты более интересен клиентам. Но это лично мне так кажется.

– А что говорит Баунти по поводу того, что Болельщик умудряется один работать в таких объемах? – не унимался Клоп. – Кто-то ему помогает?

– Наверное. Но кто и в каких масштабах – неизвестно. – Этот вопрос Микроб сам задал Баунти одним из первых. – Судя по исключительному уровню предполагаемых работ, Баунти считает, что Болельщик использует какую-то не известную другим форму активации творческого вдохновения. Но это лишь предположение, а точно никто ничего сказать не может.

Микроб уставился в потолок и замер на пару секунд. Клоп невольно поднял голову – что там за мысль летает?

– Так, о чем это я? – очнулся Микроб. – А, ну да. Хотя ничего противозаконного Болельщик вроде не делает, попытки надавить на него предпринимались неоднократно. Но безуспешно. Сила схемы Болельщика – в надежных посредниках. Запутанная система посредников обеспечивает Болельщику некую защиту: когда какая-то цепочка оказывается под угрозой, он ее просто отсекает и строит новую. В итоге сейчас кому-то со стороны при очень большом желании не разобраться, где настоящие посредники, в где – мошенники.

Последние, используя имя Болельщика, зарабатывают на доверчивых клиентах серьезные деньги. Как бы и нам не попасться на эту разводку.

Бутылка виски закончилась неожиданно быстро.

– Начнем с того, что прочитаем до конца материалы, которые я привез от Баунти. – Микробу вроде стало легче, и он осушил залпом последнюю порцию. – Пока же пойдем самым очевидным путем.

Завтра начнешь сбор информации обо всех успешных «творческих»: кто особенно поднялся в последние годы, кто часто ездил за бугор, кто вообще пропал из виду. Попробуй найти связь между креативами Болельщика и чьими-нибудь портфолио. Может, кто-то из связанных с ним людей решил понтануться. Следующее. Посадишь наших проверенных ребят на все профильные тусовки в Сети, пусть водят носом. Заведи сам ник «Болельщик», периодически вбрасывай что-нибудь. Посмотрим реакцию. И попробуй только ххххх… – Если у нас есть максимум десять месяцев и неограниченный бюджет на поиски, то мы все перероем. Мы его найдем! – похлопал Микроба по плечу Клоп.

Даже если Клоп неуклюже пытался лишь приободрить Караваева, он сделал все правильно. Микробу нужно было самому поверить в то, что он сможет найти таинственного соотечественника.

Баунти требовал отчеты по поиску Болельщика каждую неделю. С каждым разом отчеты становились все короче и все более похожими друг на друга. Спустя полтора месяца с начала поисков Болельщика Микроб и Клоп подводили первые результаты. Точнее, их отсутствие.

Источники в силовых структурах, на которые уповали Микроб и Клоп, никаких упоминаний о Болельщике в различных базах данных не обнаружили. Компьютерная программа обработала все найденные данные последних лет обо всех более-менее успешных российских креаторах, включая их достижения и перемещения по миру.

Из конечного отбора величиной в пятьдесят потенциальных кандидатов в Болельщики Микроб и Клоп половину забраковали, так как хорошо лично знали их настоящие возможности. Микробу пришлось вычеркнуть и себя. Вторая половина списка превратилась в итоговую дырку от бублика при более детальном изучении кандидатур.

Активность разведчиков в Интернете также оказалась напрасной – ни одна стоящая «рыба» не клюнула. И тогда Микроб запустил свой последний вариант, в котором жажда наживы должна была оказаться самый сильным средством. Клоп и Микроб начали приватно общаться со всеми более-менее успешными креаторами из знакомых и доверенных лиц.

Каждый из «обработанных» креаторов «по большой дружбе» и такого же размера секрету получил предложение найти выход на «творческого» по прозвищу Болельщик. По сколоченной наспех легенде Болельщик требовался как исполнитель крупного зарубежного контракта, и большой западный клиент хотел именно этого стесняющегося публичности парня. По твердому убеждению Микроба вознаграждение за помощь должно было вытащить из постели самого ленивого креатора во вселенной. Однако радость от первых появившихся намеков была напрасной: от всех контактов от имени якобы Болельщика несло за версту банальным кидаловом.

– Баунти нервничает. – Микроб, судя по виду, тоже был весь на нервах. – По его последним данным, Йиндия ищет выход на Болельщика. Они, возможно, хотят заказать ему разработку нового глобального позиционирования страны, нации и всех составляющих общего собирательного образа. Время идет, и Баунти спрашивает, как можно ускорить поиски. Надо что-то отвечать.

В кабинете Микроба воцарилась звенящая тишина. Микроб курил, погрузившись в раздумья. Он уже сам поверил было в паранормальную ххххх о том, что его пути с Болельщиком пересекутся. Ладно, хотя бы хватило ума не рассказывать об этом Клопу, тот бы ржал каждую ночь под подушкой.

– Что будем делать-то? – голос Клопа звучал тихо и очень неуверенно.

Что делать дальше, решили обсудить за кружкой пива. В десять утра в кафе ближайшего к офису клуба не было никого, кроме высоченного парня через столик от них.

Прекрасный вкус свежего пива, к сожалению, не мог изменить паршивого настроения.

– Мы его спугнули! – уверенно заявил Клоп. – Слишком грубо искали.

– Спугнули?! – передразнил Микроб. – Да он чихал на таких как мы. Его столько народу ищет, что он давно научился быть невидимым.

– Мне тут пришло в голову… Ты только спокойно восприми. Это лишь смелое предположение… Микроб равнодушно уставился на бокал с пивом, рассматривая пузырьки пены.

– Представь, что часть работ нашей компании создал Болельщик… – осторожно начал Клоп. – Вспомни девиз Болельщика: «Никто не узнает». А если вообще наши креаторы работают на него? С какой стати им сдавать его, а вдруг всплывет?! Конец карьере или голове, по-любому.

Микроб только сейчас сообразил, что вокруг него действительно могут быть люди Болельщика. От этого стало очень неуютно.

– Значит, надо быть очень осторожными. Хотя уже поздно, – медленно произнес Микроб и перевел взгляд на высоченного парня.

– И что будем делать? – бубнил Клоп. – Как его найти, мы уже не понимаем. Пора, наверное, искать нечто другое – чем заниматься дальше. В «ИКА» нам теперь, похоже, ничего не светит. Можно, конечно, сразу признаться Баунти в пролете, а можно тянуть резину и потратить все выделенные на поиски деньги.

Микроб уже не слышал монотонного рассуждения Клопа о провале, он как завороженный вглядывался в дисплей ноутбука у высоченного парня через столик от них.

Микроб сразу узнал первые кадры популярного фильма, и его осенило! Он вскочил из-за стола и кивнул Клопу:

– Ну-ка, быстро пошли отсюда.

В кафе, через столик от места, где пивом разгоняли мрачные мысли Микроб и Клоп, двухметровый детина пытался поудобнее усесться в кресле. Ему предстояли три полноценных часа удовольствия от просмотра отличного фильма. Как назло, молодому баскетболисту, имеющему кучу свободного времени благодаря реабилитации после полученной травмы, не удалось увидеть фильм в кинотеатре, в отличие от почти всех его знакомых и приятелей. А посмотреть кино очень даже стоило.

В свое время многие недоумевали, почему президент, имея все возможности и поддержку общества, решил не идти на третий срок. Как выяснилось позже, у него была своя сверхзадача. Народы разных стран, независимо от уровня их развития, остро нуждались в силе, способной остановить терроризм, войны и глобальные кризисы. Росла всеобщая осознанная потребность в конкретном человеке, способном олицетворять эту силу, но подобных фигур среди мировых политиков отродясь не было. Конечно, имелись лидеры крупнейших держав, известные всему миру, но подлинные симпатии к ним редко выходили за пределы собственных стран. Лидерами мира, пользующимися всеобщей симпатией, вполне можно было назвать живых «икон» глобальной массовой культуры – актеров, звезд шоу-бизнеса и спортсменов. Однако вряд ли кто-нибудь всерьез мог рассматривать их как возможных моральных лидеров цивилизации, способных разобраться в хитросплетениях мировых противоречий.

Русский президент первым сделал заявку на подобное лидерство. Он знал, что сказать миру, но возможности донести свою позицию были ограничены. Негативный тон, заданный в свое время СМИ западных стран при подаче информации о России, стал привычным для внешнего мира. Прорвать глобальную информационную блокаду вокруг «настоящей России» казалось делом невозможным. Но русскому президенту это удалось. Как когда-то в России президент преодолел сопротивление старой элиты, установив прямой контакт с обществом, так и сейчас обратился напрямую к большинству населения планеты, минуя фильтры враждебной элиты. Не изобретая велосипед, президент смог добиться абсолютного единовременного охвата мировой аудитории без потери качества месседжа!

Снятый лучшими мастерами мировой киноиндустрии самый высокобюджетный фильм в истории кино о том, как русские спасли цивилизацию от гибели, сопровождался самой грандиозной в истории рекламной кампанией. Одну из главных ролей, роль русского президента, интересно и глубоко сыграл… сам бывший президент России. Узнаваемость русского президента в мировых масштабах достигла максимальных значений, а реалистичность сюжета для большинства обывателей стерла грани между вымышленным и настоящим.

После того как фильм покорил планету, а потрясающая компьютерная игра по мотивам сюжета кино влюбила в себя больше ста миллионов молодых людей, президент сделал следующий ход. Он выступил с обращением к миру на десяти самых распространенных языках. В своей краткой речи обозначил проблемы, которые на самом деле должно решать человечество: продление жизни, победа над болезнями, развитие науки, новые источники энергии, всеобщее образование, настоящее масштабное покорение космоса, защита окружающей среды.

Нынешний путь цивилизации президент назвал дорогой к нестабильности, предполагающей войны, экономические кризисы и эпидемии. Президент предложил выход для цивилизации – проведение всеобщего мирового референдума, на котором жители планеты должны будут выбрать или не выбрать новый путь. Новый термин, означающий смену эпохи «соперничества» на «сотрудничество», предложенный президентом, стал символом необходимых перемен.

Мировое турне русского президента в поддержку референдума имело огромный успех у населения посещаемых стран. Волна против всемирного референдума, поднятая элитами многих государств, оставила их в абсолютном меньшинстве среди собственных сограждан.

Слишком заманчивой показалась большинству жителей планеты идея простых и понятных принципов нового будущего. Решение человечество должно было принять сейчас – все хорошо помнили сюжет фильма о возможной глобальной катастрофе. Благодаря поддержке референдума ведущими религиозными деятелями планеты, Уставшие Штаты Америки и их союзники оказались на грани краха однополярного мира в собственной версии, столь опасного и непредсказуемого в глазах миллиардов землян.

Мир остро нуждался в стабильности, сама же стабильность нуждалась в персонификации. Популярность русского президента в мировых масштабах достигла таких величин, что его стали называть Президентом мира. Президент стал моральным лидером эпохи в глазах большинства жителей планеты, которые в обыденной жизни мало интересуются политикой, но хорошо понимают разницу между добром и злом.

Так рождался новый мировой порядок!

Вылетев из кафе на улицу, Микроб чуть ли не силой впихнул Клопа в машину. Микроб был почему-то страшно взволнован, и от этого Клопу стало нехорошо.

– Какие же мы дураки! Ххххх мы вообще полезли в эти поиски! – Микроб взъерошил волосы. – Ежу понятно, здесь его никому не найти. У этого Болельщика клиенты по всему миру, а в России еще и заказчики на самом высоком политическом уровне имеются, судя по всему. Да если он попросит кого-то наверху, нам мозги отпилят, если уже ни собрались это сделать! Баунти потому и не совался в Россию – понимал, что ему тут светит. А нас бросил в пекло, ххххх шпионская.

Клопу стало плохо. И, как всегда в трудные минуты, он вспомнил тихий и спокойный Иркутск.

– Ххххх, че делать? – Микроб снял галстук. – Так, мне срочно нужно на всякий случай заняться сексом про запас. Побольше, перед смертью. А ты дуй обратно в офис. Думай, как нам, если что, отмазываться от вопросов «зачем его искали». Давай-давай.

Но ни через день, ни через неделю никто не побеспокоил Микроба и Клопа. Тревожное ожидание серьезно подействовало на психику – Микроб уже давно отвык опасаться кого-то.

Чтобы снять стресс и окончательно определиться, как быть с поисками Болельщика, он решил сменить обстановку на более спокойную.

– Не ххххх, Серый, – обнял он Клопа перед отъездом в теплые страны. – Ты будешь прикрывать нас в тылу, а я пока схожу на разведку. Вдруг нападут спереди… Клопу стало совсем не по себе.

По дороге в аэропорт поступил вызов на мобильный. Звонила пресс-секретарь компании, на редкость упрямая и настойчивая девушка Аня.

– Алексей Петрович, есть одна интересная тема. Вы слышали про такого креатора по имени Герой? У которого это не ник, а настоящее имя по паспорту.

– Герой, Герой… – забормотал Микроб. – Что-то вертится в голове… – Тот, который Новый Год спасал! – подсказала пресс-секретарь.

– А ну да, хе-хе, прикольная история – улыбнулся Микроб.

Эта история отгремела совсем недавно. Некто Герой в Интернете обратился к сообществу с предложением заключить негласный «Договор об охране чудес». Смысл «договора» был в призыве к рынку РИТМ а сохранить для детей, в том числе и собственных, светлый, сказочный образ праздника Рождества и Нового года в нынешнем бездушном мире высоких технологий. Способом охраны чудес являлся призыв к отказу от использования новогодних и рождественских образов во всякой коммерческой рекламе, маркетинговых акциях и иных коммуникациях. Предлагались и санкции за нарушение договора – бойкот продукции нарушителя и общественное порицание.

Призыв был встречен на удивление благожелательно не только в отрасли, но и в обществе. Однако компании, чья реклама много лет была построена на образах Деда Мороза и Санта Клауса, развернули в СМИ шумиху о «заказе» конкурентов. Во множестве материалов в прессе тема представлялась как выдуманная, не имеющая реальной почвы под собой – как это замечательная реклама может испортить замечательный праздник?!

Так, пошумели и забыли. Когда подошло предновогоднее время, одна из компаний, производящих популярные продукты, запустила в прокат рекламу с Дедами Морозами. Уже через два часа после первого ролика на нескольких сайтах от имени Героя появилось сообщение о нарушении «чудесного договора». Очень лаконичные строки.

На следующий день Сеть будто вспыхнула – сложилось впечатление, что нападки на эту компанию стали главным делом жизни десятков тысяч пользователей Сети. Через несколько дней к осуждению нарушителя подключились подростки и дети – основные потребители этих продуктов. Осознание факта собственной значимости превратило каждого из ребят в гордого и жесткого защитника «маленьких» детей. В результате за неделю продажи торгового монстра упали на 89 %, а столько чистосердечных «пожеланий» в свой адрес компания не могла представить даже в кошмарном сне о происках конкурентов.

Компания-нарушитель выдержала осаду всего в полторы недели и сняла всю рекламу со всех носителей, срочно заменив ее другой, уже без Дедов Морозов. Вице-президент, позволивший себе в грубых тонах прокомментировать массовость бойкота, был вынужден подать в отставку.

После сдачи в плен первого монстра обнаружилось еще порядка трехсот фирм, нарушивших договор. Но к моменту мобилизации защитников «чудесного договора» против нарушителей они все мигом сняли эту рекламу. Кроме двух торговых предприятий, чьи владельцы рассчитывали на рекламный эффект от шума вокруг них. Они своего добились и стали на неделю очень известными. Пока неожиданно не прекратили работу «по техническим причинам».

Акция перекинулась за рубеж, где во многих Йевропейских странах был подхвачен и принят в Сети подобный договор. «Пусть только попробуют его нарушить!» – визжали тысячи сайтов, высказывая сожаление, что им придется ждать «справедливой» расправы целый год, в отличие от русских, только что хорошо «отдохнувших» на нарушителях.

– Так вот, этот Герой новую историю замутил, – тараторила в трубку пресс-секретарь Аня.

Со слов Ани неутомимый в эпатаже Герой предложил трем крупным радиостанциям необычное публичное пари. Суть пари Микроба искренне удивила: если Герой за ближайшие девять месяцев не изменит нынешний рынок РИТМ а до неузнаваемости, то радиостанции получат от креатора несколько миллионов рублей каждая. Если же Герой выполнит обещание, то в течение недели ведущие каждой из трех радиостанций будут приветствовать и прощаться со слушателями в том числе фразой «Слава Герою!».

Радиостанции еще не сталкивались с подобными ситуациями, но дали предварительное согласие – при любом исходе они смогут привлечь к себе немалое внимание аудитории.

Верить в то, что Герой заплатит, никто не собирался. Правда, креатор обещал значительный залог в качестве демонстрации серьезности намерений. От Микроба же руководство радиостанций просило экспертное заключение для собственных эфиров о вероятности и возможности революции на рынке РИТМ а. Спросить совета именно у Караваева посоветовал сам Герой.

– Ну и мне это зачем? – не выдержал длинного пересказа пресс-секретаря Микроб. – Чего я буду пиарить этого перца? Пусть кто-нибудь из наших скажет.

– Нет, они просят только вас. Может, дадим им комментарий? Ну-у-у, плиз. У нас уже три месяца ни одного путевого информповода не было. Совсем вы, Алексей Петрович, перестали за своим имиджем следить, пропали из повестки. Вот разные Герои и лезут в центр сцены.

Действительно, за последними хлопотами с Баунти и Болельщиком Микроб забыл о собственном пиаре. Учитывая все более неотвратимый провал поиска Болельщика, может, и стоило начать светиться снова?

– Ладно, пиши меня через телефон.

Микроб развалился на сиденье автомобиля и залез рукой под футболку сидящей рядом блондинки. В завершение двухминутного синхрона прозвучала фраза, которую Микроб вспоминал всю оставшуюся жизнь:

«Прошу запомнить: пока я, Алексей Караваев, не разрешу или не посчитаю нужным, ничего и даже ни хрена на отечественном рынке РИТМ а серьезно не изменится».

Караваев вошел в собственную приемную, ослепительно улыбаясь. Он только что вернулся с далеких островов, где впервые за многие годы полностью отключился от работы.

Чистое сознание, отличное настроение, настоящий загар. Работать не хотелось. Да и вообще, он зашел на десять минут, забрать давно купленный подарок для близкого друга.

Помощница Лена принесла документы.

– Алексей Петрович, вы один из лучших креаторов в стране! А в каком стиле боевого креатива вы работаете? – спросила Лена.

– Чего?! – вытаращился на нее Микроб.

– Ну, в смысле… ваш стиль какой: воды или песка? Или кривых линий?

Ошеломленный Микроб не верил своим ушам:

– Это ты откуда, Лена, нахваталась таких умных слов? Я думал ты просто красивая… дурочка, хе-хе… – Прочитала в Интернете. У нас все читают запоем дневник креатора Героя. Кто-то уже говорит, что он и есть Избранный.

Микроб замер и на секунду зажмурился. Затем медленно открыл глаза. Помощница Лена, поняв, что сморозила большую глупость, готова была рассосаться в пыль и раствориться в воздухе.

Несколько лет назад кто-то запустил байку, и она очень даже прижилась в сознании российских креаторов. Смысл байки был в скором появлении некоего креатора, несущего в мир много нового и способного повести к счастливым горизонтам всех страждущих. Ну и всякая прилагающаяся байда о равенстве, справедливости и свободе для всех.

Микроб имел отдельное отношение к истории, так как до последнего времени как раз и считался этим самым Избранным. Однако, после эпопеи с захватом рынка «ИКА», роль в которой Микробу утаить не удалось, о равенстве и справедливости в его исполнении речь уже не шла. К всеобщему разочарованию, его стали считать гениальным, великим, но не наделенным сверхмиссией. После этого место Избранного в городской легенде стало вакантным.

Микроб, успевший привыкнуть к своему полубожественному статусу, сильно переживал. И вот сейчас эта крашеная ххххх позволила себе сделать ему больно. Какой-то пегий Герой пару раз выпендрился, и уже Избранный?!

– Послушай, деточка… – удав посмотрел кролику в глаза. – Для тебя именно я – Избранный. А знаешь почему? Потому что я плачу тебе нереальную зарплату и не требую со мной спать. Иди, найди еще такого.

Лена сжалась в комок и захлопала ресницами. Вотвот должны были появиться слезы.

– Прощаю, – произнес уже мягче Микроб. Больше ругаться в такой прекрасный день ему не хотелось.

Слезы у Лены мгновенно высохли.

«Что-то я слишком часто стал слышать про этого Героя, – с ревностью подумал Микроб. – Парень раскручивается быстро. Надо посмотреть его сайт, что хоть там есть».

Пролистав мельком несколько страниц Интернетдневника этого самого Героя, Микроб задумался.

«Я – мастер боевого креатива, работаю в стиле кривых линий », – писал о себе автор дневника.

«А прикольно звучит: боевого креатива… Стили – тоже сильное новье. Но какие критерии? – размышлял Микроб. – Хотя, зачем критерии, если просто приятно звучит… Стоп. А вот и критерии. Так… Да, внушает уважение».

Статистика посещений дневника Героя была неприлично большой. Может, накручено искусственно? Караваев взял телефон и набрал системного администратора компании.

Оказалось, 100 % сотрудников «ИКА» посещают сайт Героя.

«Отлично! – улыбнулся Микроб. – Очень интересный парень. Надо к нему „удочки“ забросить. Накачаем, сделаем звезду – аудитория уже повелась на него. А может, и сдуется быстро. Такое тоже бывает, причем, чаще всего».

– Так, Лена, я хочу уже отбыть. Левую стопку документов сегодня смотреть не буду. А срочные я вообще типа не видел, отнеси в кабинет напротив.

Уже на выходе из здания Микроба снова побеспокоила помощница.

– Ну что тебе еще нужно? – раздраженно выдавил в трубку телефона Микроб. – Все вопросы по работе завтра давай.

– Алексей Петрович, тут такое непонятное… Мы о Герое сегодня говорили, помните?

Так вот, только что электронное письмо пришло на ваш адрес от этого… Героя. Всего несколько слов: «Я делаю первый ход в четыре утра » и приложенный аудиофайл.

Микроб поморщился:

– Это ведь так важно: срочно сообщить мне о письме ххххх, которого я даже не знаю?!

И ты меня паришь из-за этого?!

Микроб раздраженно отключил телефон и пошел к машине. Усевшись в салоне авто, он вздохнул:

– Хм, причем здесь четыре утра?

– Что будет в четыре утра? – Клоп, развалившись в водительском кресле, безмятежно читал журнал.

– Что будет, что будет… Темно будет, ххххх. Поехали!

Настроение у Микроба опустилось в нуль.

Клоп пил виски. Заспанный Микроб зашел на кухню, удивленно посмотрел на Клопа, потом на часы:

Початая бутылка в такую рань… Сам Клоп не выглядел пьяным – он был, скорее, в сильнейшем стрессе.

Клопа, ночующего у Микроба, разбудил звонок дежурного из офиса «ИКА». В четыре утра в Интернете появилось нечто особенное, и Клопа тут же поставили в известность. Все, кто не спал в эту ночь, могли увидеть в дневнике некоего Героя новый проект – «рейтинг креатива», или «рейтинг Героя».

Клоп, не отрываясь, два часа рыскал по новому ресурсу. Потом открыл бар, достал бутылку виски и стал пить.

– Я в четыре утра поймал себя на мысли… Просто посмотри, я не знаю, что сказать.

Так не бывает, – он допил одним глотком остатки в бокале.

Микроб налил себе кофе и плюхнулся в кресло перед компьютером. Через полчаса он встал и подошел к окну.

На одном из новостных сайтов Микроб раздобыл фото возмутителя спокойствия под странным именем Герой. Когда Микроб взглянул на снимок, внутри словно все оборвалось.

Олег Николаев! О, Господи, он живой!

Микроб впился взглядом в монитор. Как же он мог пропустить это в свое время?! Три месяца назад в одном известном уральском городе читатели местного популярного еженедельника от души смеялись над частным объявлением. Некто Николаев, поменяв фамилию, имя и отчество на лаконичное Герой, делал заявление, что всего за год с момента публикации этого объявления свергнет с пьедестала всех Пятерых Королей, а лучшие креаторы рынка РИТМ а потерпят поражение в схватке с ним. Стать лучшим Герой обещал с помощью интеллекта, стартовых 500 тысяч рублей и подробного дневника в Сети. Если же достижения цели не случится, Николаев-Герой обещал провалиться сквозь землю, о чем даже заверил бумагу у нотариуса.

Новость тогда разнеслась по Интернету. Профессиональное сообщество оценило заявление как образец эпатажной вирусной рекламы, которая скоро забудется, как и сам выскочка, полный иллюзий о достойной карьере.

Олег Николаев живой! А говорили, пропал без вести… «Я делаю первый ход в четыре утра», – вспомнил Микроб.

Первый… Значит, будет второй?

Месть?..

Роскошный джип Алексея Караваева как снаряд влетел на стоянку. Охранники огромного здания российской «ИКА» сначала подумали, что это сон. Страшный сон. Но из машины выскочил вполне настоящий Караваев в спортивном костюме и стремительно вошел в здание.

– Не спать! – бросил охране Караваев и заскочил в лифт.

Охранники настороженно переглянулись. В такую рань, да еще спортивном костюме – явно не в стиле босса. Что-то случилось?

Караваев щелкнул кнопку мыши и получил доступ в электронный ящик. Всю дорогу в офис он материл себя за то, что отказывался от совета помощницы взять пароли удаленного доступа к некоторым адресам. Узнать пароли рано утром было невозможно: все телефоны помощницы Лены отключены, а ждать до начала рабочего дня Микроб не мог. Непонятная тревога сковала сердце, и не находя себе места, он сам поехал в офис «ИКА».

Письмо от Николаева-Героя состояло из заголовка и вложенного аудиофайла.

«О, Господи! Почему я не вернулся вчера в офис, когда Лена сообщила о письме Героя?»

Микроб сидел в прострации и слушал запись в двадцатый раз:

«Предлагаю сделку. Я заявил, что за год стану лучшим на рынке РИТМ а, и у меня осталось на это девять месяцев. Если не справлюсь, возможно, благодаря твоим усилиям, я помогу тебе найти того, кого ты ищешь. Я знаю, кто это и где он.

Если же у меня все получится, я довольствуюсь грохотом твоего падения с Олимпа. Ты удивляешься, откуда я знаю? Да твои люди грубо работают. Много болтают. Знай: этого человека ищут и другие. Так что спрос высокий. А хорошие люди всегда могут договориться о взаимовыгодной сделке. Если же ты согласен, сообщи на этот почтовый ящик. Мне будет приятно победить. Ну и нелишне тебе напомнить, что при наступлении форс-мажора договор теряет силу. Жду ответа не более десяти дней. Я делаю первый ход в четыре утра».

Микроб закурил.

«Ищут и другие… Неужели Баунти дал подобное задание кому-то еще? Двойная игра?

Не верит в меня? Подстраховывается?

А может, «другие» – это совсем другие?! Но кто они? Болельщика могут искать только серьезные ребята, которые понимают и знают о нем явно больше прохожих на улице.

А может, все это блеф? Нет. Точно нет».

Серьезность ситуации заключалась в том, что в своей жизни Микроб встречал лишь одного человека, который всегда держал данное слово – Олега Николаева. Героя.

В голове у Микроба было абсолютно пусто. Ничего не хотелось. Ни о чем не думалось.

Пустота, пропасть сознания.

Креатив давно стал самостоятельным активом-ресурсом, самодостаточным элементом товара или услуги. Оригинальное и действенное решение поставленных целей и задач обеспечивал сильный креатив, приносящий компаниям огромный успех, а слабый креатив тянул в пропасть. Не раз предпринимались попытки «взвесить» креатив, научиться однозначно определять его силу. Для этого и придумали рейтинги креатива.

До появления «рейтинга Героя» рейтинги в качестве оценки творчества уже существовали. Однако их роль и масштаб присутствия были достаточно маргинальными – на разных Интернет-ресурсах «творческие» оценивали работы друг друга с разной степенью активности и ответственности. Особого ажиотажа, эйфории или разочарования по поводу рейтингов никто не испытывал, потому что рейтингами было охвачено 0, 05 % всего креатива – это совсем непредставительно для влияния на групповую психологию участников рынка.

Первый рейтинг креатива Героя, размещенный в его сетевом дневнике, впечатлял любого, имеющего отношение к рынку РИТМ а. Хотя бы масштабом подготовительной работы – на сайте были выставлены 962 тысячи креативов последних месяцев, оцененных в числовом значении, с кратким сопроводительным комментарием.

«Рейтинг Героя» абсолютное большинство сравнило с ледниковым периодом, при котором вся флора и фауна на рынке РИТМ а замерзла разом. Более официально это звучало бы так: «рейтинг Героя» сразу стал самым крупным эмитентом критериев и самих оценок креатива на рынке РИТМ а.

В рейтинге креатива Героя оценивались десятки и сотни тысяч:

•баннеров в Интернете;

•различных принтов;

•слоганов в креативах;

•вымышленных персонажей в креативах;

•рекламных роликов;

•музыкальных клипов;

•обложек и макетной рекламы глянцевых журналов;

•заголовков статей в печатных и электронных СМИ;

•рекламных акций;

•маркетинговых акций;

•пиар-акций;

•упаковок и этикеток по самым разным товарным группам;

•витрин и оформлений входов в тринадцати городах-миллионниках;

•обложек популярных книг;

•сценариев телесериалов и ТВ-шоу;

•ведущих телевидения и радио;

•промоушенов звезд шоу-бизнеса, а также дизайны сайтов Рунета и теледизайн шестидесяти самых рейтинговых телеканалов.

Ну и многое другое. В первый рейтинг креатива Героя почему-то не попал промышленный дизайн.

А вот музыке из рекламы рейтинги не требовались – о популярности мелодий можно было судить по объемам продаж в Интернете.

На основе оценок креатива товаров и услуг на сайте Героя появился рейтинг российских креаторов. Микроба поразил охват: счет креаторов в рейтинге шел не как обычно на 100, максимум 200 лучших, а на ты-ся-чи. Тысячи «творческих» со всей страны, разбитые в рейтинге по специализации! Понятно, что большинство из них попали в какие-либо рейтинги впервые, и теперь точно не откажутся от этого. Интерес к рейтингу был обеспечен, ведь ничто в жизни не интересует человека больше, чем он сам.

Особенно взбесила Микроба фраза Героя в комментариях к рейтингам: «Самый объективный рейтинг – это мой субъективный. Не коллегиальный, а личный:

субъективность как высшая и последняя стадия объективности. Свои работы я не оцениваю по этой причине ».

Микроб нервно курил одну сигарету за другой. «Теперь ведь никто не признается, что не понял»… Через неделю Микроб почувствовал, что сходит с ума от «рейтинга Героя». Двенадцать часов в день, с утра до позднего вечера, уходили на психотерапевтические беседы с клиентами. Казалось, все, даже мамочки на детских площадках, судачат о проклятом рейтинге.

Особую гнетущую атмосферу вокруг «рейтинга Героя» создала история пари радиостанций и Героя. Высказывание Микроба о том, что «ничего и даже ни хрена» без него не происходит, стало широко известно, и ситуацию живо обсуждало все сообщество.

Авторитет Микроба даже в собственной компании дал серьезную трещину. «Король-то голый!» – была одна из самых расхожих в те дни стрел в Микроба.

Анонимные оценки в Интернете провальной позиции Микроба пестрели издевательством и злорадством. Микроб никогда еще не испытывал такого профессионального унижения, как сейчас. Герой сделал первый ход и ударом весла отправил Микроба полежать и подумать. После появления рейтинга к Герою сразу же выстроилась очередь из клиентов. Две небольшие компании ушли к Герою из «ИКА».

Генеральный директор крупного Издательского дома утирала платочком слезы. У Микроба уже не было сил удивляться, куда делась «железная леди»?!

– Марин, ну где я тебе сейчас найду лучших свободных дизайнеров? Рожу что ли? Или из полена сейчас настругаю пару буратин?

– А как мне журналы выпускать? Ты посмотри, какой у меня рейтинг обложек и статей… – шмыгала носом Марина.

– Да чего вы все зациклились на этом? – Микроб не выдержал и запустил журналом в стену. – Ну, какой рейтинг может быть у обложки и статьи?

Женщина перестала всхлипывать и удивленно посмотрела на Микроба:

– Леша, ты че, дурак?

– Ну, заплатила бы за рейтинг, сейчас бы довольная сидела. Ну, хочешь, другой рейтинг сделаем, с нормальными оценками?

– Не, ты точно дурак. Это же честный рейтинг! Ты посмотри, там же полная ххххх в моих журналах.

Я ж сама понимала, но признаться не могла. Там… все правда, в этих рейтингах… По «рейтингу Героя» только треть работ самой «ИКА» получили высшие оценки.

Самое прискорбное, что Микроб с Клопом согласились с большинством оценок своих и чужих проектов.

Смотреть на первый честный рейтинг в своей жизни было очень больно. До слез.

– Ну, дашь дизайнеров на пару месяцев вытянуть ситуацию? В долгу не останусь, Лешик! – игриво прошептала Марина.

Марина надоела Микробу еще в начале беседы.

– Марина, давай прощаться. Я подумаю, но не обещаю.

– Правильно говорят, что тебе ххххх на клиентов и ххххх на друзей. Я ухожу к Герою!

«Говорят?» – вздрогнул Микроб, провожая гостью взглядом.

То, что «ИКА» сейчас потеряла еще одного клиента, Микробу было совершенно безразлично. Началась большая война, и потери неизбежны. Важна лишь итоговая победа.

– Алексей Петрович, через пять минут назначена встреча по молочной упаковке. Вы будете готовы?

Вспомнив вчерашнее скандальное обсуждение рейтингов пивных этикеток, Микробу захотелось домой. Взяв из срочной внутренней почты верхний лист бумаги, Микроб зевнул.

«Уважаемый Алексей Петрович! Наши клиенты настаивают на новой услуге, они готовы платить сверхцену за качественные заголовки. Они умирают от зависти, что по „рейтингу Героя“ лучшие заголовки в „Осковском омсомольце и „Оммерсанте“. С большим отрывом клиент тащится на пятом месте. Что им Микроб потянулся к мобильному телефону:

– Алло, Клоп, ты мне нужен. Сейчас, я сказал!

Микроб находился на грани нервного срыва. Появление из небытия Николаева-Героя, его удушающий рейтинг, история с радиостанциями, предложение Героя по Болельщику – столько серьезных событий сразу не случалось уже давно в размеренной и благополучной жизни Микроба. Чтобы вырваться из плена сомнений, Микроб наконец-то рассказал Клопу о предложенной Героем сделке. Клоп был просто оглушен тем, что столько времени Микроб скрывал это от него.

Прослушав аудиофайл не меньшее число раз, чем Микроб, Клоп от волнения сильно покраснел. Либо это судьба дарила им невероятный шанс, либо фортуна решила испортить им всю оставшуюся жизнь.

Клоп положил перед собой чистый листок бумаги и начал энергично разрисовывать его ручкой.

– Что мы имеем? – после кружочков Клоп усеял белый лист стрелками. – У нас вот есть Болельщик, которого никто не любит, – увлеченно выводил корявого снеговика Клоп. – Которого никто не может найти и который не хочет, чтобы его нашли. Вот он, в центре. А тем, кто особо рьяно ищет его в России, вполне могут отпилить мозги его заказчики.

Рядом со Снеговиком появились два опасных типа с бензопилами.

– А вот собачка берет след – это мы, которые ищут Болельщика, и ни хрена у нас не получается.

У такой дохлой собачонки действительно не было шансов даже найти дорогу домой.

– А здесь нарисуем мистера «Кто Вы», который тоже ищет Болельщика. Должно быть, серьезный парень.

Мистер «Кто Вы» почему-то получился у Клопа с большим мешком за спиной. В мешок, видимо, должен был попасть Болельщик, а пока там, судя по тяжести, находились «бабки».

– А вот рядом с Болельщиком мы видим Героя. С твоих слов, ты знал его как очень опасного парня. Судя по его рейтингу креатива, он реально вооружен и действительно опасен.

Герой в исполнении Клопа получился самым красивым из всех, со щитом и мечом.

Учитывая, что Герой был единственный с оружием, шансов против него ни у кого из других персонажей не наблюдалось. Этот художественный нюанс Микробу совсем не понравился, и чтобы уравнять силы, он дорисовал собачке огромные острые зубы.

– Герой знает, как все не любят Болельщика, как его ищут, и как сам Болельщик не желает ни с кем знакомиться, – продолжал Клоп. – Герой знает тех, кто страстно хочет найти Болельщика. Но самое главное, Герой знает, кто он и где он! Все это кружит голову Герою, и у него появляются неприличные мечты. У Героя мы нарисуем в сердце его мечту – блестеть ярче всех.

Сердце Героя заблестело лучами во все стороны.

– Ты говоришь, потерял три года назад след Николаева на Урале. Вроде как он пропал без вести. При этом не удалось найти хоть каплю информации о том, где же был все это время Олег Николаев, – недоумевал Клоп.

Сомневаться в надежных источниках информации из компетентных органов не было смысла.

– Судя по тому, что творит Герой, незаметным целых три года он бы не остался. И при этом Герой знает о сверхзасекреченном Болельщике, работающем за рубежом. Значит, где был Герой? – Клоп наклонился к Микробу и подмигнул.

– Выходит, Николаев работал за рубежом? С Болельщиком? – неуверенно произнес Микроб.

Клоп поддержал эту версию кивком и вновь склонился над бумагой.

– Вернемся к сердцу в виде мечты. Учтем, что Герой, вероятно, талантлив. Герой знает, что Болельщик лучше и сильнее его, и совсем главным он, увы, не станет. Вот Герой сидит и думает: чтобы ему стать лучшим, он должен в любом случае… сдать Болельщика как конкурента.

Микроб кивнул. Логика рассуждений Клопа становилась все более понятной.

– В пользу предательства Героя играет то, что, затевая игру против Болельщика, Герой не боится его гнева, – увлеченно продолжал Клоп. – Значит, Герой не выглядит в глазах Болельщика опасным, и тот не будет мешать Герою развивать успех. Значит, у них пока могут быть вполне доверительные отношения. И выходит, мы можем попробовать отследить их контакты.

Нарисованная собачка протоптала себе тропу к линии связи между Героем и Болельщиком.

– А может быть, Герой с Болельщиком вообще попилили территории? Болельщик типа предложил Герою: «Да забирай себе Россию, только больше нигде не работай!» – Клоп лихо нарисовал карту мира и обвел контуры России.

Микроб от удивления дернул бровями.

– Нас устраивает сделка с Героем, потому что мы сумеем тогда решить нашу главную проблему и не связываться напрямую с Болельщиком, что чревато отпиливанием мозгов, – Клоп, наконец, перестал рисовать и откинулся на спинку кресла.

– Если мы имеем возможность помешать ему стать лучшим, – продолжил мысль Микроб, – значит, он рассчитывает на помощь того, кто тоже ищет Болельщика. Мистеру «Кто Вы» Герой может предложить сделку, зеркальную нашей: «Если я стану лучшим на рынке, я отдам вам Болельщика. Не стану – не получите его». И чем сильнее мы будем мешать, тем сильнее будет помогать та сторона. И главное, пока мы и мистер «Кто Вы» ждем результата, Герой получает иммунитет на это время. И он этим временем имеет шанс очень умело распорядиться.

– Верно, – довольный собой, улыбнулся Клоп.

Как приятно быть таким умным!

– Значит, у нас нет другого выбора, кроме как не дать Герою стать лучшим, – подытожил Микроб. – Но нам нельзя ему гадить вне ринга, иначе при форс-мажоре сделка теряет силу. Ну что ж, этого и не потребуется.

У Микроба зазвонил телефон.

– Это Баунти. Выйди, я поговорю, – скомандовал Микроб.

Когда Клоп вернулся в кабинет, Микроб что-то быстро записывал в блокнот.

Предвкушая вопрос по поводу звонка, Микроб начал первым:

– Ничего особенного Баунти не сказал. Слушай сюда. Важно, чтобы Баунти максимально долго не знал о сути происходящего, иначе воспользуется ситуацией без нас.

Надо продумать, как парить ему мозги все это время по поиску.

Клоп такой подход одобрил.

– Это должна быть наша победа!!! – Микроб сжал кулаки.

– Остается одно «но», – состроил гримасу уныния Клоп. – Если Герой не блефует по поводу Болельщика. Это может быть очень изящной разводкой. Дураку понятно, что его никто не заставляет быть честным.

– Для Героя данное слово – закон! – Глаза Микроба блеснули ненавистью. Дураком мог себя чувствовать только тот, кто не знал настоящего Олега Николаева. – Этот парень настолько уверен в своих силах, что может позволить себе играть честно. Ну, раз он хочет великой битвы, он ее получит!

Микроб начал рыться в бумагах в поисках электронного адреса, названного Героем.

Наконец Микроб отправил письмо и щелкнул зажигалкой. Это конечно, невероятно, но как Герой планирует в своей больной башке стать лучшим? Как Болельщик?

В бумагах Баунти, переданных Микробу, была подробная история восхождения Болельщика. За три года Болельщик по очереди «завоевал» пятнадцать самых развитых стран. Сценарий в каждой стране был одинаков. Сначала в сообществе местных креаторов, а затем и в руководстве компаний-клиентов расползались слухи о некоем невероятно талантливом русском, авторству которого якобы приписывались лучшие образцы. В ответ местные «творческие» с возмущением опровергали причастность русского к своим работам и клеймили «проходимца», в существование и активность которого начинали сами же верить.

Затем пара местных «творческих» звезд публично признавались в приобретении некоторого креатива именно у этого русского. А затем еще пара креаторов, и еще… Скорее всего, Болельщик щедро платил за эти безобидные признания, но затраты капитализировали его популярность. Когда количество слухов о таланте русского зашкаливало, тут уже проявлялся он сам. Причем выход в народ сопровождался плачем. В смысле плачем местных креаторов.

В каждой из стран, завоеванных Болельщиком, в Интернете выкладывались анонимные версии самых последних рекламных кампаний и креативов больших брэндов, запущенных в массы за последние месяцы. Руководство компаний – владельцев этих брэндов ломало голову, пытаясь понять источник и причину появления креативов, многие из которых стоили бешеных денег.

Люди в теме впали в ступор: создание в большом количестве высококачественных креативов, за которые сами компании не платили и вообще не слышали раньше об их существовании – удовольствием недешевое Кому это нужно? Вот на этом вопросе и «всплывали» уши настоящего автора.

Конечно, работы русского были встречены аудиторией с огромным восторгом – гораздо большим, чем официальные. Но не слишком ли дорогая получается у русского игра в тщеславие?

Спустя некоторое время открывался истинный замысел широко шагающего русского.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 
Похожие работы:

«ИСТОРИЯ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СТАТИСТИКИ: 1811–2011 ИИЦ Статистика России 2013 УДК 311(091)(470) “1811/2011” ББК 60.6Г (2Рос) И90 Авторский коллектив: И.И. Елисеева — директор Социологического института Российской академии наук, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Российской академии наук, академик Международной кадемии наук высшей школы, заслуженный деятель науки РФ А.Л. Дмитриев — кандидат экономических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного университета...»

«ИСТОРИЯ СОЦИОЛОГИИ И СОЦИАЛЬНОЙ АНТРОПОЛОГИИ В.В. Козловский ФИГУРАТИВНАЯ СОЦИОЛОГИЯ НОРБЕРТА ЭЛИАСА Один из видных социологов XX столетия, Норберт Элиас явно недостаточ­ но представлен в российской научной литературе*. Между тем, его социологи­ ческая концепция символического знания, теория цивилизации и социология фигурации достаточно успешно используются в современной социальной на­ уке. Оригинальность его вклада в социологию заключается в создании истори­ чески обоснованной универсалистской...»

«Ежегодная маркетинговая премия Энергия успеха Лучшее корпоративное издание 2010 года №12 (39), декабрь 2011 В номере: Крупным планом 7 ноября наш банк понес тяжелую утрату — ушел из жизни советник правления Белгазпромбанка Валерий Владимирович Селявко. Ему было всего 53 года, 17 из которых неразрывно связаны с историей Белгазпромбанка. Более того, Валерий Владимирович оказался в числе тех, кто делал эту историю. Технологии Что делать, если ваша карта застряла в банкомате? Какие технологические...»

«Рабочая программа по окружающему миру Пояснительная записка Рабочая программа составлена на основе примерной основной образовательной программы начального общего образования и авторской программы УМК Начальная школа XXI века под редакцией Н. Ф. Виноградовой. Сборник программ к комплекту учебников Начальная школа XXI века -М. : Вентана – Граф, 2011. Окружающему миру (автор Н.Ф. Виноградова, Г.С. Калинова, 4-е издание, М.: Вентана – Граф, 2012г.) Цели изучения предмета Окружающий мир в начальной...»

«В.И. Первушкин, В.Я. Прошкин Мордва Пензенской области Пенза 2010 УДК 314.122.6(471.327) ББК 635 - 32(2Рос-4Пен) П26 Печатается по решению правления Региональной мордовской национальнокультурной автономии Пензенской области. При финансовой поддержке Правительства Пензенской области и Правительства Республики Мордовия Под общей редакцией доктора исторических наук, профессора Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского В. И. Первушкина доктора исторических наук,...»

«Л.П. Васильченко Природа славян ©Л.П. Васильченко, Н.А. Чуднова ©Томский государственный университет, 2002 1 Предисловие В настоящее время во всем мире идет процесс формирования совершенно нового мировоззрения, в котором научное материалистическое мировоззрение является лишь составной частью. Оно обогащается напластованиями самого разного исторического прошлого, включая древнейший. Наша страна, русский народ в частности, не является здесь исключением. Формируется новое представление о мире,...»

«И. И. ШЕЛЕНБЕРГ НОВЬ СЕЛА ШУМАНОВКА В основу написанного документально-публицистического очерка истории села Шумановка и колхоза имени ХХII партийного съезда Славгородского района Алтайского края положены подлинные документы, архивные материалы, рассказы и воспоминания старожилов и ветеранов колхоза. Автор ставил себе задачу дать краткое историческое описание жизни крестьян Шумановки в дореволюционное время, становление Советской власти и колхоза, раскрыть истоки развития и роста укрупненного...»

«М.Е.Мартынов.   А.С.Нилогов.      Косинско ­Камское  поречье  в     переписях  и  ревизиях  16 ­19   веков.                                               1     Вступление.        Предложенный   Вашему  ...»

«ТЕХНОЛОГИЯ РАБОТЫ С ТЕКСТОМ В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ И 5–6 м КЛАССАХ (технология формирования типа правильной читательской деятельности) Е.В. Бунеева, О.В. Чиндилова I. Теория 1. Что такое литературное чтение? В Образовательной системе Школа 2100 в программе Чтение и литература в 1–6 м классах реализуется идея именно литератур ного чтения. К сожалению, на уроках в начальной школе, в том числе и по нашим учебникам, мы часто встречаемся с объяснительным чте нием, когда работа с текстом сводится к...»

«0+ декабрь 2012 ISSN 2075-4884 ж у р н а л д л я а в и а п а с с а ж и р о в Камчатский край поздравляет с Новым годом 2 линия полета декабрь 2012 содержание No. 81 36. 10. Источник удовольствия Канадское ледяное 11. Шкатулка Ювелирторг: имя, которому доверяют 14. Язык мой – друг мой Будем вежливыми АВИА 16. Новости, события, анонсы Полезная информация Даты в истории авиации ПО ВСЕМУ СВЕТУ 26. Дальние страны 38. 42. В гостях на индийской плантации 30. Пункт назначения Волшебная Истрия Горный...»

«Михаил Саньков Из истории культуры Марьяновского района Марьяновка 2007 2 От автора. В книге представлены сведения о школах, избахчитальнях, библиотеках, музеях, клубах, о плясках под балалайку, колхозных сабантуях и о многом- многом другом, что можно объединить под заголовком Из истории культуры Марьяновского района. Сведения брались из архивов, библиотек, добывались путем опроса сотен людей, многих из которых уже нет в живых. За исключением статьи о детской школе искусств, все остальное...»

«Вильям Васильевич Похлёбкин Все о пряностях Все о пряностях. Виды, свойства, применение.: Пищевая промышленность; Москва; 1975 Аннотация Книга рассказывает о пряностях. Читатель узнает об их происхождении, об увлекательной истории поисков пряностей. Автор дает классификацию пряных растений, знакомит со свойствами, качеством, значением, применением, нормами и правилами употребления отдельных видов пряностей, приводит примеры их сочетания с пищей и друг с другом. Книга научит правильно...»

«Алексей Кунгуров НИЕВСНОИ РУСИ НЕ БЫЛО или ЧТО СНРЬ/ВАЮТ ИСТОРИНИ эксно алгоритм Москва 2010 УДК 94(47) ББК 6З.З 91 К KYHryPOB А. А. К 91 Киевской Руси не было. или Что скрывают историки / Алексей Кунгуров. - М.: Эксмо: Алгоритм. 2010. - 416 с. - (Исто­ рические сенсации). IS8N 978-5-699-41662-2 Насколько то, ЧТО вы, уважаемый читатель, учили в школе на уроках исто­ рии, соответствует истине? А что, если история переписывалась, и не раз, а при смене царствующих династий и во время революций....»

«Олег ПЛАТОНОВ РУССКАЯ ПРАВДА РУССКАЯ ПРАВДА Олег Серия книг Олега Платонова о судьбах русского народа и его войне с силами мирового зла, русоПЛАТОНОВ фобии и расизма. Русский путь Жизнь Григория Распутина Душа России История сионских протоколов Русский порядок Триумф сионских мудрецов Тайное мировое Покушение на русское Покушение правительство царство Революция против России Почему погибнет Америка на русское Разрушение русского царства Тайна беззакония Под властью зверя Россия и мировое зло...»

«Айдын Балаев МАМЕД ЭМИН РАСУЛЗАДЕ 1884-1955 ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ Баку – 2014 Научные редакторы: М. Губогло доктор исторических наук, профессор, Институт этнологии РАН Г. Мамулиа доктор Высшей школы исследований общественных наук (Париж, Франция) Рецензенты: Я. Акпынар доктор, профессор Эгейского университета (Измир, Турция) С. Исхаков доктор исторических наук, Институт Российской истории РАН Балаев А. Мамед Эмин Расулзаде (1884-1955). Политический портрет. Баку, KitabKlubu.org, 2014, 504 с. В...»

«Н. Плотников С. Л. Франк о М. Хайдеггере. К истории восприятия Хайдеггера в русской мысли. В начале 1927 года в восьмом томе Ежегодника по философии и феноменологическим исследованиям была опубликована работа М.Хайдеггера Бытие и время. Появились лишь первые две части первого тома, посвящённые интерпретации здесь-бытия с точки зрения времени и рассмотрению времени как трансцендентального горизонта вопроса о бытии. Третья — конструктивная — часть должна была содержать схему различения видов...»

«Екатерина Мишаненкова Лучшие притчи. Большая книга. Все страны и эпохи текст предоставлен правообладателем Лучшие притчи. Большая книга. Все страны и эпохи: Астрель; Москва; 2012 ISBN 978-5-271-45428-8 Аннотация Притчи как жанр переживают настоящее возрождение. Оказалось, что именно сейчас возникла необходимость в чтении небольших историй, каждая из которых по силе воздействия равна серьезному роману. В этой книге вы найдете лучшие притчи за всю мировую историю, которые легко отвечают на...»

«Приложение 2: Программа-минимум кандидатского экзамена по истории и философии науки ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПЯТИГОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Утверждаю Проректор по научной работе и развитию интеллектуального потенциала университета профессор З.А. Заврумов __2012 г. ПРОГРАММА-МИНИМУМ кандидатского экзамена История и философия науки по специальности 08.00.05 Экономика и управление народным...»

«111 ПРИЛОЖЕНИЕ 1 ПУБЛИКАЦИИ СОТРУДНИКОВ МАЭ РАН ИЗДАНИЯ, ВЫПУЩЕННЫЕ РИО МАЭ РАН Решетов А.М. Материалы к биобиблиографическому словарю российских этнографов и антропологов. XX век / Отв. ред. В.Н. Кисляков. СПб.: МАЭ РАН, 2012. (Сер. Кунсткамера — Архив). Серия Кунсткамера-Архив. Т. V. 47 уч.-изд.л. Книга, вышедшая в серии, представляет собой публикацию сведений о многих отечественных этнографах и антропологах XX столетия. Эти материалы собирались крупным российским этнографом и историком...»

«СЕВЕРНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Профессор Г.А. Орлов Хирургическая, научная и педагогическая школы Архангельск 2011 УДК 617(092) ББК 54.5д Орлов Г. А. П 84 Авторы-составители: профессор В.П. Пащенко, профессор В.А. Попов Рецензент: доктор медицинских наук, профессор С.М. Дыньков Профессор Г.А. Орлов. Хирургическая, научная и педаП 84 гогическая школы / авт.-сост. В.П. Пащенко, В.А. Попов. Архангельск : Изд-во Северного государственного медицинского университета, 2011. - 424 с....»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.