WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Анна Юннис

Стихи

Российское издательство «Культура»

Санкт-Петербург

2012

ББК 84(2Рос)6–5

Ю53

Книга публикуется в авторской редакции

Оформление обложки — автор

Оригинал-макет — Д.Н. Киршин

© Российское издательство

«Культура», 2012

© Анна Юннис, стихи, 2012 ISBN 978–5–8334–0247–4 © Д.Н. Киршин, оригинал-макет, 2012 2 Кукла Столько имён, вы плывёте вокруг, Меня в центре выставив ваших пристрастий.

И как разобраться, кто враг, а кто друг.

Довлеете силой своей злобной власти.

Иду к одному — он смеётся в ответ, Другой, опуская глаза, отвернётся И сделает вид, что меня рядом нет.

И тоже смеётся, и тоже смеётся.

Я вижу, вам в куклы приятно играть И дёргать за ниточки неутомимо, Её можно бросить, а можно сломать — Смешная невеста шута Коломбина.

Вам нравится думать, что куклы немые, Не знают обиды, не ведают боли, У них нет души, ведь они — неживые, Они наслаждаются кукольной ролью.

Ликуйте и радуйтесь вашим успехам!

Кормите конфетами, палками бейте.

Я ваш Арлекин для потехи и смеха.

Вам даже нет дела до кукольной смерти… 23.11. Она Она лишь под вечер выходит из дома.

На пальцах — сапфир, а в ушах — бирюза.

И курит лишь тонкие с терпким ментолом, И каждому встречному смотрит в глаза.

Боа с горностаем — небрежно на плечи.

В любимом кафе — дорогое вино.

Спокойная музыка, жёлтые свечи:

Красивое, но неживое кино.

Её через час ожидает приём, Где маски фальшивые все надоели.

А утром вернётся в холодный свой дом И снова заснёт в одинокой постели… 02.12. Крылья растут… Не хочу быть пойманным зверем… В капкан безграничной свободы.

Но я тебе искренне верю, Не зная, не чувствуя, кто ты… Я песню бы эхом пропела, С тобой ведь меня не найдут?

Когда бы спина не болела (Там, видимо, крылья растут).

29.04. Дорога-жизнь Небо облаками пенится.

Возьми ветер в провожатые.

А дорога — будто пленница:

В тисках горизонта зажатая.

Её недремлющий конвой:

Опалом — звездопады.

То над тобой, то под тобой Становятся преграды.





Иди, скользи, плыви по радуге.

Сметай преграды, не страшись… Исток пути ведёт из ада вдоль Той дороги под названьем жизнь.

14.05. Ладони опять истесала. Больно.

О стены царапала, Себя проверяла, истязала — Вставала и падала, Падала и вставала.

Безумно устала. Заплакала.

Солью Прижгла и пошла На жизнь покушаться свою дальше.

Сдаваться?

Нельзя.

Сдавать страшно Все силы свои новоявленной были.

Друзья все забыли.

А, впрочем, неважно, Какая судьба в подворотне дождётся.

Лицо пусть смеётся, Но не душа… Встала, пошла.

Маячит костёр вдали.

И сзади — костёр.

Я, что же, меж двух огней?

Дойти бы скорей До обетованной земли.

Смотрю на неё в упор, А дальше руки — ни зги Не вижу.

Лишь пальцами слышу.

Когда же я стала слепой?

Ведь спорят наперебой Небеса с Подземельем:

Каким же знаменьем Я окрещу себя… Только ничья я.

Нет исцеления Там, впереди.

Назад повернуть?

И там нет пути… А где третий путь?

09.06. Он будто зверем притаился меж дворами.

И в арке — сонной лампы патронаж.

Отель с винно-бордовыми стенами.

И мне сквозь шесть пролётов — на этаж.

Меня у входа в номер встретит маска Средневекового магистра и врача:

«О, проходи, мой друг, здесь неопасно…».

Ну что ж, зашла, а в кресле спит Чума… 11.06. В беспорядке разбросаны знания, Мысли, чувства, надежды и жизнь.

На окне след от губ — очертания:

От тепла растекаются вниз.

Миф, из пепла воссозданный заново, О сражениях Зла и Добра.

Я сама брила рекрутов наголо, Я сама суть всего, я — война.

Я командую взводами-овцами.

На обеих веду сторонах Игры воинов. Только бороться Со слезами идут на глазах.

Шедши слева — под знаменем красным:

Жизнь для них — лишь начало конца.

А под знаменем чёрным, опасным… Смерть идёт, не скрывая лица.

И с обеих сторон есть потери.

Мне не жаль, пусть арена кипит!

Ведь, по сути, все люди — как звери.

Моё сердце за них не болит… 13.09. Ты проиграла мне, судьба!

Играя в шахматы с судьбой, Я пешки выдвинула в бой.

Она, пожертвовав тобой, Коварный сделала свой шах, Наверное, была слепой… В своих отчаянных бросках, Мне Короля отдав, не глядя… Я улыбнусь, откинув пряди Две непослушные со лба… Ты… проиграла мне, судьба!

18.09. Никак не сходятся пути!

Я не пойму тот странный почерк Твоей блуждающей улыбки.

Глаза каштановые… (прочерк), Глаза… Наивные попытки Привлечь твой взгляд… Не робко, смело! Я завожу вновь разговор.

Из-под ресниц стреляем — вздор!

Так откровенно-неумело… А волосы… Хранят твой запах:

Дождливо-сигаретный аромат… Смеюсь, прослушав невпопад Твой монолог (ты же философ!).

Стараюсь прямо, без вопросов, Не выбрав цели, наугад Блеснуть в окне… И в тусклых лампах Хрустит фитиль (обломок стали).

Мы друг от друга не устали, Одна — один… Игра такая: мы влюблены.

И я, и ты… Мы просто тщательно скрываем… Скрываемся… Запрятав чувства.

От этого — смешно и грустно.

Кино:

В баталиях словесных… Театр:





В тех касаньях губ.

Друг с другом будто бы и честно, Я агрессивна, а ты груб.

Пытаюсь встать, а ты: «На место!», Ты подойдешь, а я: «Уйди!»

Нам плохо врозь, а вместе — тесно, Никак не сходятся пути!

01.10. Бронзовой дорогой — сквозь дворы, Арочные своды и парадные:

Внешний мир, как улей изнутри.

Все спешат откуда-то куда-то.

Я рукой одёргиваю плащ И отряхиваю волосы от пыли.

Где-то рядом слышен чей-то плач, И тебя, мой друг, недолюбили… Только тени окон свет кидают вскользь И скрипит неровная брусчатка… Вот идут влюблённые, но врозь.

Город тонет в буйстве беспорядка.

Мне от холода заиндевелых душ Так приятно забирать остатки Всех надежд (богатый нынче куш!).

Я в роду своём — аристократка:

За вуалью спрятав похоть глаз, Я высматриваю жертву жадно.

У кого б отнять любовь? (Экстаз!) У кого отнять любовь… бесплатно?!

А, коснувшись бережно руки Незнакомца или незнакомки, Улыбаюсь, обнажив клыки, Тонкие и острые иголки.

Отдавай энергию, мой друг.

Отдавай и не жалей, не надо.

Что же ты от страха чертишь круг?

Я же рай дарю, не муки ада… Ну, подумаешь, немножко поболит.

Но зато, какое наслажденье Мой горячий яд тебе сулит… Я прошу, ведь это униженье Заставлять себя тебя просить То, что силой я могу отнять… Просто мне так хочется любить, Просто жажду крови не унять… 21.10. В небытие уходят прочь Мои видения свободы:

Свобода — мать, свобода — дочь… Сквозь раны дней к истокам года.

Январь, начало сентября, Апрель и май — всё безвозвратно.

А в центре точка — это я.

Всё мной закончилось, и ладно… 21.10. Придётся жить. Вот заключенье Моих ежедневных попыток Обновить что-то, сказанное где-то Нелепо!

Обмолвилась… И уж фарисей!

И скачет таблица моих пыток:

Апогей, перигей, апогей… А в зубах, как у домашней собачки — свиток Безрадостных, жёлтых новостей… Кислоту глотая не глядя… Не бойся! Аскорбиновую… Как пули в меня зарядят… И я стану тощей, длинною, Как шланг, как змея песочная.

Затишье в норке безмолвное.

Давай мою смерть отсрочим, На срок неопределенный. Холодно.

07.11. Я тебе ничего не должна Я тебе ничего не должна.

За отсутствием лжи между нами, Откровенность уценена, Разбирай — не хочу. И тенями Отражается замкнутый круг.

Правда в том, что тебя разлюбила, Ты не тем оказался вдруг, В колыбели росток умертвила Притяжения наших судеб.

Со стыда я сгораю от подлости.

Так давай притворимся, и будем Мы по разные стороны пропасти.

12.11. Она поднесла пистолет к виску:

«Скажи “до свидания”, Чарли».

Осечка (по звонкому слышно щелчку).

Мы с ней сотни раз умирали.

Опасные игры убийц-неудачников, И следующий ход по рулетке судьбы Пай-девочек розовых, миленьких мальчиков, Что ищут занятие вне пустоты.

Мешок целлофановый нехотя снят, А нож незаточенный — так, для игры.

Она ещё в детстве душила цыплят, Теперь со шнуром ждёт меня у двери… 24.11. Постукиванье пальцев по роялю.

Ты угадал мелодию не ту.

Я пела Моцарта, когда мы танцевали, Нарочно на пол уронив свечу, Чтобы горела ночь. Безумной пьесой Чтоб обернулись мы на полчаса, В одном лице: блудницей и повесой, В одном лице — плутовки и лжеца.

Помпезности хотелось карнавальной (На свете ведь единожды живём):

Ворваться вихрем в зал зеркальный, Плясать без устали вдвоём… 16.12. В жизни моей полно безбилетников… Кипучая, буйная жизнь Как в муравейнике… Но это, как поглядеть, Сплошная полемика;

Анфилада из споров и ссор Непрерывных, Длинных, Бесконечных.

На встречный Вопрос отвечаем вопросом.

Мадеры бокал, папиросы Огрызок… С командою «Майна!» спускаемся книзу.

Нас не обманули — В бауле Фляжка-сиротка; на аперитив Домашнее красное (паллиатив).

И всё-то нам ясно:

Сплошной позитив… Общаться легко тет-а-тет, Без посредников.

Но в жизни моей полно Безбилетников… 29.01. Минутное молчанье сердца. Выдох.

А в лужах отраженья ног. Вдох.

Спешат двое скорей раздеться. Выдох.

Ломается дверной замок. Вдох.

И бесконечный поцелуй в прихожей. Выдох.

И звук её упавшего кольца. Вдох.

И запах электричества на коже. Выдох.

И выражение его лица. Вдох.

И торопливые движенья молний. Выдох.

И шёпот непонятный влажных губ. Вдох.

И снятие, и вскрытие паролей. Выдох.

Но кто-то нежен, кто-то слишком груб. Вдох.

И наполнение экстазом двух бокалов. Выдох.

И на часах покачиванье стрел. Вдох.

Борьба двух разных тел под одеялом. Выдох.

Но кто-то смог, а кто-то не успел… Вдох.

08.03. Маки цветут. И беспокойный сон.

И пролетает мимо сизый мерин:

Предатель — седоку не верен… Его испуг — воскресший легион.

Луна цветёт. И, жилы наполняя силой, Кривит ухмылку. В небесах — война.

Меня скрывает красная стена, И мерин обнимает мягкой гривой.

Мне маковое зёрнышко во рту Уже приказы отдаёт к атаке:

Две чаши: легион и маки… Уснула я и выбрать не могу.

12.03. А никто никогда и не думал, А никто никогда и не знал, Что за ниточки — тонкие струны, Что за комната — камерный зал, Что за платья на нас и наряды, Что за гибкость движения тел, Что за смех, любопытные взгляды… Я один подглядел, разглядел.

И теперь я с печалью и грустью За другими слежу сквозь окно.

Но театр меня не отпустит… Я навечно под маской Пьеро.

29.03. Мы слишком долго спали Я вижу, за окном нестройный ряд прохожих Плетётся по своим обыденным делам.

А ты ещё не встал. Но чувствую на коже Твой взгляд, навеки мой. Разделим пополам, Давай, разделим утро и кофе, и маршруты От кухни и до душа, от душа до двери.

Не хочешь, не вставай. Будить тебя не буду, Но нам уже пора: погасли фонари, И спряталась луна, и чайки застонали.

И одеяло я рывком с тебя стяну.

Ведь нам уже пора. Мы слишком долго спали.

Вставай, а то и я нечаянно усну… 21–22.04. Позвольте мне просто… быть Хлопнула дверь — это ветер, Я оглянулась едва, Я же совсем одна, Но меня будто две в жухлом свете Лампы мигающей. Скоро Я оголю провода, И под ногами вода… Мысли и сердце в ссоре, А мне всё одно — что горе, Что радость детская, дикая.

Я путаю червы с пиками.

Я путаю тени с бликами, Я путаю лужи и море.

Я же совсем одна… Забыла отца и отчество.

И чахну в своём одиночестве… И мне всё одно — что зима, Что лето, давно прошедшее, Что люди, что я… сумасшедшая, Потерявшая, вновь приобретшая Саму я себя опять… И выругаться б и кричать, И падать и вновь вставать… Но нет! Чтоб не стать Обыденной.

Я столько ещё не видела!

Я столько хочу прожить.

Могу я не есть, не пить, Не спать!

Всё ради того, чтобы жить, Смеяться, любить, летать!

Позвольте мне просто жить, Смеяться, летать любить… Позвольте мне просто БЫТЬ… 25.09. Башмачок хрустальный Осветите углы в моей спальне, У двери подметите ступени.

Я ищу башмачок хрустальный.

Сколько женщин его примерит, Пока я в темноте на ощупь Всё пытаюсь найти пропажу?

Был бы свет, мне бы стало проще.

Да нет света… Скажите пажу, Пусть ещё подождёт минуту.

Только в доме моём всё пусто… Неужели нет места чуду В моей сказке печальной, грустной?

26.09. Она открыла окно пошире Она открыла окно пошире И дыма облачка пустила изо рта.

По крышам сумерек коты бродили, Она давно забыла, что пришла зима… В домах напротив свет мелькал уныло, И тени ста людей заваривали чай.

А комната её пропахла сладким дымом.

Она зевнула, улыбнувшись невзначай Какой-то тени странной из окна напротив, Она хотела вежливой казаться, вот беда.

И тень подумала: «А я совсем не против, Чтоб эта девушка глядела на меня, И чтобы звёзды в небе как сейчас сияли Ещё б один и сотню вечеров, И чтобы мы когда-нибудь узнали Друг друга на обрывках наших снов…»

19.01. А я сошла с ума, И пью Мартини в ванне, Пускаю кольца дыма, Зову тебя к себе.

А я сошла с ума, На кожаном диване Я пепел сыплю мимо, Я просто не в себе.

Я где-то там, в пространстве Клюю, как птица, клевер, Хотя должна бы зёрна От плевел очищать.

Я в сумасшедшем царстве, Я в царстве королева.

Могу на дыбе вздёрнуть, И на балу сплясать.

Могу одновременно, Могу, как Цезарь, разом Кутить и куролесить, В театре роль играть.

Писать самозабвенно И отдавать приказы, Кого-нибудь повесить И что-то там проспать.

Могу я жарким летом, Могу зимой холодной Внезапно превратиться В своё второе я.

Но не могу при этом Быть всем, чем вам угодно.

Я не раба — царица, Поэтому вы зря Так думаете ложно, Что я легко предстану Вам в образе ослицы Или кухарки той.

Нет, это невозможно.

Увы! Я лгать не стану.

Как это говорится, Полёт совсем не мой… Мне брать достойно выше, Мне стоит быть прекрасной, Пусть я сошла с ума, Но вроде не совсем.

Я знаю это, слышишь?

Я знаю это, ясно?

Пусть я сошла с ума, Но на уме себе… 20.01. Я мизинец просуну в напёрсток:

И вот грезится мне — это шлем.

Это маленький воин, мой тёзка.

Но вот жалость: он слеп, гол и нем.

Нарисую лицо посерьёзней, Черновик пока — карандашом.

Лепестком алой высохшей розы Я укрою его, как плащом.

И вот ожил мой воин беззвучный, Скинул плащ с нарисованных плеч.

И своею малюсенькой ручкой Стал искать потерявшийся меч.

Я решила: сойдёт и иголка, И вручила ему с торжеством.

Он меня уколол, да и только.

И покончила я с волшебством.

06.02. Была весна.

Беззвучно за нами наблюдали Вышки.

Предгрозовое небо электричеством Пропахло.

Была весна.

И мы втроём стояли На крыше.

Втроём: ты, я и ветер.

Было жарко… И ветер ревновал меня к тебе, Трепал за косы.

И хлынул дождь.

И ты шептал на ухо мне Свои вопросы.

Такие, право, глупые… По телу дрожь От липких капель босиком бежала.

И губы мокрые.

И не хотела я, но всё-таки сказала, Что на грозу тебя я променяла.

Была весна… 06.02. Я ногами в ванне, телом в свете, Я смываю грязь с усталых ног, Кровь твою, которой на паркете Начертила карту ста дорог:

Долгий путь — сто разных направлений, Путешествия твоей судьбы, Счастья и несчастья ответвленья, Тропы радости и горести мосты.

Это жизнь моя, моя работа.

У меня свой путь, такой, как есть.

Может быть, умеет лучше кто-то?

Побороться с ним сочту за честь.

Но живёт в моей душе обида, Если есть во мне вообще душа.

Мне всё можно, мне всё слышно, Мне всё видно… Но одна я, не видна и не слышна.

Имя «Смерть» мне! Трепещите, души!

И живое сердце трепещи!

Ты шепни, остановись, послушай… Отзовусь… Но лучше не спеши!

10.05. За десять недель до последнего снега Один солнца луч — таблетка от сна.

Махрово-халатная ванная нега, И я подустала. Мокра и нага Я выйду. Балкон. Покурить втихомолку Хочу, но нельзя. Разъедающий дым Лишь кашлять заставит. И кофе без толку.

Зачем допивать? Он изрядно остыл.

И десять шагов по ступеням. О, ножки!

Вам трудно спускаться впотьмах, поняла.

Смотрите! Вот я! Босоножки-серёжки, Очки и ключи. Это всё про меня… Улыбку надеть. Прогореть. Лето — город.

Успеть добежать до кафе в перерыв.

Итак, не добраться. И мучает голод.

И твоего фото в глазах негатив.

И лязги, и шумы. И душно. И скучно.

Ты поздно придёшь. Запах роз. Запах льда.

Ты просто со мной. Как и город, попутчик.

Ты выйдешь. Твоя остановка — зима.

А мне ехать дальше, стреляя глазами, Читать. Делать вид, что читаю опять Какие-то судьбы чужие. Я с вами, Без вас, к вам, от вас… Мне уже наплевать, Что сбудутся чьи-то мечты. Несерьёзно Мечтать об одном всем подряд каждый день.

Ты вышел. Зачем мне нужны твои розы?

В окно их! Мне ждать ещё десять недель… 25.07. Опять зима. Но вроде небо дождь На инеем укрытые холмы, На пахнущую ещё летом рожь, Льёт сутками: так плачет. И пусты Глазницы подгорелых туч, Они от солнца не остынут до поры, Когда снегами занесёт дворы И растворится в них последний луч.

И вот по тропкам луж холодных — рябь, По зеркалам озёр несёт цветы:

Усталой осени последние дары, До лета — долго, не добраться вплавь.

И разговоры перелётных птиц Слышны со всех деревьев и кустов… Блуждают дымом запахи костров, И трелью — смех танцующих девиц Вокруг костра. Встречают так тебя, Кидают листья — ворох золотой.

Зима, приди, они зовут с собой, В свой хоровод. Мети свои снега!

15.08. Довольно. Оба хороши Я не хочу грустить до завтра.

Умру, уйду не насовсем.

Шутница я, и это правда, Поймаю, посолю и съем.

Ам!

Бьют восемь часики на кухне, Сижу, смотрю по сторонам, Скучаю жутко, сохну. Рухну Со скуки я к твоим ногам.

Ба!

И ты пришёл, как мне щекотно В далёких уголках души, Ты сдался! Ха! И я довольна.

Довольно… Оба хороши.

Пошли Гулять по старым будням, Пошли По крышам босиком, Приветы слать своим патрульным — Они следят опять тайком.

Ух!

Со всех щелей дымком подует.

Горим, и вскоре мы — пожар.

Нам пьяный месяц натанцует, Как нагадает, будуар.

Ох!

Ещё объятья… Нет! И свечи… Вот посмеёмся от души!

Довольно распрямляю плечи.

Довольно… Оба хороши… 16.08. Вчера. Сегодня. Завтра Не передёргивай моих Фраз диких, Странных, Тихих.

Мы делим счастье на двоих, Таких Немых, Безликих.

Ты в ожидании затих, Двойник, вот пик Молчанья!

Ответил, ждёшь в глазах моих И страх, И крик.

Вниманье:

Внезапность и бездумность слов — Спектакль, Роль, Театр… Ко мне ты просто не готов Вчера, Сегодня, Завтра… 08.11. О, Бегущая в ночи, Ты ногами топчешь звёзды.

Они гаснут, тухнут, тлеют, О, Бегущая в ночи!

О, Пришедшая с небес, Градом бьются твои слёзы, Маленькие солнца сеют, О, Пришедшая с небес!

О, Забытая Луной, Не ищи себе покоя.

Он порос травою сонной, О, Забытая Луной!

О, Прошедшая войну, Ты поранила героя.

Он унёс покой с собою, О, Прошедшая войну!

22.01. Хочу стать изумрудной полосой, сверкая в радуге. Жаль, необыкновенно трудно упасть в облако света. И флагом пиратским реять хочу. Седлать коней крылатых. Стать капитаном своей ракеты. Пыльцу собирать пчелой. Хочу стать гордой цыганкой, плясать с бородатым партнёром. Бить в бубен и петь сирены голосом. Ветром лететь по колосьям.

О горы биться Тибета. И чёрною кошкой ради смеха перебегать всем дорогу. И нищей стоять на паперти, и мимо богачкой шествовать.

И шалью укутать тело, И стать зимы снежной дочерью… И выкрасить мир весь дочерна, И снова закрасить белым… 29.01. Спутник усталый, следи за горами:

В гордости их седоглавых вершин Мнят себя солнцем потухшие звёзды, Падают вниз, на улыбки долин.

Спутник, а был бы живой, под ногами Ты ощутил бы пролитый нектар.

В сговоре с ветром тех гор синий воздух:

Ввысь тянет туч голубой караван.

Спутник, молчишь ты и вниз смотришь также.

Там, в недрах космоса, стало темно.

Шабаш вселенных. Раскинулись в танце Чёрные Дыры и тянут на дно.

Спишь, тихий спутник, летишь себе дальше.

Это всё небыль, виденье твоё.

Звёздной пустыни забытый скиталец — Ты и планета: одни, но вдвоём.

03.02. Субарктическим холодом Субарктическим холодом Жизнь моя жалится.

У него вечным голодом Губы кусаются, У него вялым выстрелом Медленный взгляд.

Меня гасит одним щелчком.

У него седина в висках, Голос прокуренный, Он мне дарит огонь и страх, Речи безумные.

Мой корабль у пристани, Мой райский ад, Меня будит одним толчком.

И за ниточки дёргает, Но меня не касается.

Его сердце не ёкает, Его совесть не мается.

И игра его быстрая, Вся невпопад, Побеждает одним броском… 11.02. Ты входишь, и гаснут свечи, И ночь затемняет краски.

И, кажется, холод вечен, И вдруг надевают маски Луна и стальные звёзды — Оракулы наших судеб.

Для них всё так ясно, просто.

Для них мы всего лишь люди.

Ты входишь, и всё иначе:

Как будто заразно счастье.

Ты входишь, и солнце ярче, И я под твоей властью.

Магический жар гипноза Наивность мою остудит.

И вижу я, как всё просто:

Мы рядом, живые люди.

18.02. Я жажду огня. И точка Какое меж нами чувство?

Алхимия таинств неги?

Мне весело, тебе — грустно.

Я слушаю рок, ты — регги.

Я каюсь не чаще чёрта, Ты в церкви сидишь часами.

Мы люди иного сорта, Так что же, скажи, меж нами?

Я козырь в кармане прячу, А ты понабрал шестёрок.

Ощипанный хвост удачи Привыкла ловить с пелёнок.

А ты, как Сизиф несчастный, Куёшь золотое счастье.

Твержу «Разделяй и властвуй!»

Тебе. Только всё напрасно.

Вожу хороводы дома Поклонников разной масти.

Моя игровая зона, Где им суждено пропасть (всем).

А ты, бедолага, верный И только одной мне предан.

Ты веришь, что ты — мой первый.

Да только сто раз уж предан.

Ты робко целуешь в щёчку, Живёшь в позапрошлом веке.

Я жажду огня. И точка.

А ты опускаешь веки.

Казалось бы, что нам проще — По разным поплыть руслам?

Ответь мне, не мучай больше, Какое меж нами чувство?

18.02. Я люблю думать о своём.

Наблюдать, как кипит вода.

Танцевать на ковре босиком От бедра, от бедра, от бедра.

Я смотреться люблю в зеркала.

И когда мы с тобою вдвоём.

И беседы вести до утра Ни о чём, ни о чём, ни о чём.

Я люблю выходить на причал Поздно ночью. И звёзды считать.

И тебя, чтобы ты не скучал, Целовать, целовать, целовать.

18.02. Вокруг меня леденящий климат:

Сомнамбулический сон.

Из ножен сердца огонь вынут, Поставлен на патефон.

Играет рьяно моя пластинка.

Ноги несутся в пляс.

Глядит неистово с фотоснимка Пара зелёных глаз.

Она в любви клялась бесконечной, Пальцы держа крестом.

О, мой дешёвый Король, колечко Твоё на металлолом Отдать бы мне. Но паучьи сети Так липко обвили стан.

Такое оно, твоё бессмертье — Страсти сырой капкан?

Ах, было бы мне годков пятнадцать, Тогда б я была вольна За эту любовь до крови драться:

А кровь подороже вина.

Но нет, всё химеры ко мне, крадучись, Ползут из теней во свет.

И в этой агонии, жаждой мучась, Не выдам я наш секрет.

02.03. Ну, здравствуй, город, где я не был!

Являясь отраженьем неба, Вода в Неве опять черна.

Ну, здравствуй, город, где я не был!

Ну, здравствуй, прошлая весна!

Дворцы, каналы: всё сыреет В туманных линиях дорог.

Но странно, город не стареет.

Сюда я больше не ездок… Зачем бранить былую юность?

Зачем хвалить былую страсть?

Мне скучно видеть бесприютность, Где каждый погружён во власть, Где воздух пропитался ядом Болотных торфяных яруг.

Где одинок ты, даже рядом Шагает твой давнишний друг.

Где бродят призраки угрюмо Людей, зверья, царей, эпох.

Где в тишине так много шума… Где всяк себе суть раб и бог… 03.03. Я из мира забытых снов.

Мне реальность, закрытая книга, Слишком часто поёт про любовь:

Что любовь — словно ягода дика, Что любовь — это призрак дождей, Отражающих серое небо, Что она — и пассат, и борей, Дует звёздами прошлого лета.

Что она не гадалка, не маг.

Колдовство её — в пламенных чувствах.

Что она — и не друг, и не враг.

Что она плавит души на кузне, Перешедшей ей в дар от богов Из забытого сладкого рая.

Жаль лишь то, что старушка-любовь От рождения вечно слепая… 03.04. Что в голове монашки той, Так резко потупившей взгляд?

Что видит та ночной порой, Покуда сёстры её спят?

И вроде нимб над головой, И скромной черницы наряд, Но не заметит лишь слепой, Как синие глаза горят.

И как отчаянно рука Сжимает крестик на груди.

О, как она к себе строга!

А ей ведь нет и двадцати.

Я сотни раз вздыхал по ней.

Но сам себя на том ловлю, Что будь она на миг моей — Я затоскую, разлюблю… О, одеяний чёрных власть!

И я во снах своих инкуб.

Бывает, чувствую я страсть Тех милых приоткрытых губ… 28.05. В тигровой маске затаился Миндалевидных глаз разрез.

Ты щуришься, моя тигрица, Покинувшая тёмный лес, Покинувшая мрак. На солнце Ты вышла в первый раз. Пока Вслед за твоим хвостом крадётся Твоя же тень. Да облака Ползут лениво и украдкой Следят за рыжей, за тобой, Твоей изысканной повадкой Везде рассеивать покой… 20.07. Женщина с глазами волка Осенний вечер. Страхом веет.

В проулках — темень и туман.

К ней подойти никто не смеет.

Она спешит на первый бал.

И плечи обнажает платье, И сбился локон на ветру.

Её слуга безмолвный сзади — При ней давно уж на посту.

Сто лун назад он так пленился И обещался ей служить.

Она — прекрасная актриса И любит головы кружить.

В движеньях — грация пантеры, А в голосе — сладчайший яд.

К ней подойти никто не смеет, Но, тем не менее, глядят С восторгом на лицо принцессы:

Глаза дитя. Порочный рот.

«Игрок, гадалка, поэтесса… …И ведьма!» — шепчется народ.

Она откидывает кудри Рукой ухоженной со лба… «Она смеётся громко. Курит!» — Судачит всё о ней молва.

О, женщина с глазами волка!

Зачем играешь ты с судьбой?

Духи, алмазы, нежность шёлка — То лишь иллюзия пустой Людской жестокой, светской жизни.

О, где твой разум? Ты ж умна!

Беги на волю, в лес-отчизну.

Смотри: уже взошла Луна!

Твой первый бал последним станет.

И сущность не заставит ждать.

Ведь ночь, она развеет тайны… Тебе придётся так бежать Быстрее ветра, обгоняя Вдогонку пущенных собак, Кусая встречных и карая Всех без разбора. Просто так… Ты слушаешь меня? Задело?

Остановилась, чуть дыша.

Глядишь отчаянно и смело, Но в теле боль острей ножа.

Поверь, в мирском так мало толку:

Интриги, ложь да клевета… О, женщина с глазами волка, Беги скорей! Взошла Луна!

30.09. Мы взрослые. И нам всё можно Давай устроим мы обмен Дыханий наших осторожных.

Давай возьмём друг друга в плен.

Мы — взрослые. И нам всё можно.

Давай на вахте стащим ключ.

Давай на крышу заберёмся.

Давай по гланды захлебнёмся Всей грязью из навозных куч.

Давай, ну что ты медлишь, друг?

(Нет, нас нельзя назвать друзьями.) Ты помнишь, как мы вырезали Мне шорты из твоих же брюк?!

Ты мне не муж, ты мне не брат, А что-то трепетное «между».

Так почему, поймав твой взгляд, Я не стремлюсь сорвать одежду?

Безумно я люблю. Как мать Тебя лелею, своё чадо… И даже странно, что не надо Для этого нам вместе спать… Но, тем не менее, опять Щекочет ухо нежный шёпот, Ты игнорируешь мой ропот И силой тащишь на кровать… 12.11. Не будет со мной говорить небосвод, Не будет листва шелестеть у ладоней.

Забыла волшебница первый полёт.

Её злая ведьма в обыденность гонит.

Она нашептала, что всё отцветёт, Что больше весне не бывать в этом месте, Что ветер безмолвный печали несёт Своей молодой сероглазой невесте.

Луне злая ведьма велела молчать И звёздам своим кулаком пригрозила.

Отправив волшебницу юную спать, Могучее зелье старуха сварила.

Опаснее яда наивность порой… Но разума чаще — страшнее забавы.

В ту ночь стало меньше колдуньей одной.

Ну, кто ж нынче пробу снимает с отравы?!

11.01. Моё «лю», моё «ммм», моё «аррр»… Мне бы только назад вернуть время.

Гордо знамя поднять до небес.

И тебя уболтать до потери Всех сознаний твоих, милый бес.

Мне бы только губами коснуться Странной мягкости тёмных волос И однажды с тобою проснуться Где-то там, под сиянием звёзд.

Мне бы только в тебя стрелять взглядом, Каждый раз убивать наповал.

Понимаешь, что ты моё «надо», Моё «лю», моё «ммм», моё «аррр»?!

Мне тебя бы поставить, как куклу, Под стеклянный колпак. Наблюдать, Как стоишь ты, такой милый бука, И не можешь оттуда сбежать.

Я смеюсь, веселюсь, предвкушая, Как тебя поведу к алтарю.

Я тебя не люблю — обожаю!

Моё «аррр», моё «ммм», моё «лю»!

12.01. Вчера подстрелил я зверя — Ты, что, из ума выжила?!

— Да нет, я пока не безумная.

— Ты бродишь нагой, бесстыжая, Ночами гуляешь лунными!

— Да, слышала бред тот, слышала!

Ты веришь слабому зрению?

— На месте ещё моя крыша, Дарует свет злобному гению!

— Зачем сочиняешь сказки?

Не я же всё это придумала!

— Ты в лисьей была маске.

Не видит никто, думала?

— Ночами я сплю дома, Свернувшись в углу калачиком, А ты, налакавшись рома, Прикинулся добрым мальчиком!!!

— О, хочешь сказать, что пьяный я?

Напрасно ты это затеяла.

Вчера подстрелил я зверя, Плечо покажи, окаянная!

19.01. Под сенью деревьев в таинственном парке, Чуть жмурясь от бледного трепета звёзд, У бюста Гекаты колдунья-гадалка Рисует на карте судьбы моей мост.

Он словно в тумане. Пока ненадёжен.

Под ним ледяная чуть дышит вода:

Вот пойманы звёзды в стальные мерёжи, Качаются плавно туда и сюда… Рисует гадалка два берега ровных:

На правом — весь день от зари до зари Кухарка печёт пироги на жаровне.

И вместо приправ сыплет сладость любви.

На береге левом — красивый и статный Куёт моё счастье шаман и кузнец:

В каменьях, в узорах я вижу булатный, Рождённый огнём чудо-меч-кладенец.

Гадалка хитра… И, рисуя пейзажи, Дарует мне выбор. Но я меж огней.

О, как шаток мост! И туман в десять сажен… А сердце клокочет и шепчет: «Смелей!..»

06.02. Через решётку стальных снегопадов… Через решётку стальных снегопадов Мне до тебя дотянуться б рукой.

Но под вниманием пристальных взглядов Я становлюсь совершенно другой:

Губы в ухмылке кривлю, устрашая.

Крылья купаю в мазуте ночей.

Вроде бы миг… но теперь я чужая.

И призываю подручных — чертей.

Это агония. Выдохнув скорбью, Я скрепя сердце порву на куски Что-то такое, что звал ты любовью, Что-то, что лечит меня от тоски… Ты не поймёшь. Я же нас защищаю!

В северной башне мне век коротать Только за то, что тебя… обожаю… Только за то, что твоей мне не стать… 08.02. Я знакомым по карте маршрутом Вдоль Фонтанки на Невский проспект В жёлтом плащике хмурым утром Без сомнений на красный свет Не иду, а лечу. Привычка.

Привлекаю внимание лиц.

Сигаретка в руке, как спичка.

Я играю в свой суперблиц:

Улыбаюсь мужчине с тростью, Он надменно со мной на «вы», Будто я в этом городе гостья И не знаю всех правил игры… Я бросаю цветы в канаву (Они пачкают плащ всё равно), А Булгакову было б по нраву Лицезреть северянку Марго… На мосту тереблю шерсть собаки (Ну, бродяга, да что с неё взять?).

Ставки делаю. В птичьей драке Я привыкла ворон побеждать… Аромат свежей выпечки. Славно.

Мне — эспрессо. Вокруг — беготня.

Но есть главное… самое главное:

Мастер мой сел напротив меня… 31.03. Трубадур двадцать первого века Как любили меня называть Вы таким незнакомым мне именем.

Как Вам нравилось всё повторять, Что в нём чудится некая химия Неискусственной первой любви И эссенция пятого месяца.

Что у Вас в голове, визави?

Поэтический вздор, околесица… Улыбаюсь в ответ на слова, Что так любите Вы томить в сахаре.

И кружится моя голова, И не борется больше со страхами… Мне неясен речей Ваших твист, Жарких взглядов туманна опека… Но так голос Ваш сладок и чист, Трубадур двадцать первого века!

26.04. И кто же Вам сказал, что я ночей не сплю, Что выхожу во двор в унылом одеянье, Что я печалюсь непрестанно и скорблю, Что раздала крестьянам состоянье И что я больше вовсе не пою?

И кто же Вам сказал, что мне скучны балы, Что кавалеров всех своих в Сибирь сослала, Что смерть моя — на кончике иглы, Что опрометчиво любовью называла, И что глаза мои теперь как ночь темны?

И кто же Вам сказал, что мне без Вас — тоска, Что мню себя я пушкинской Татьяной, Что Вам я совершенно не близка, Что думаю о Вас я постоянно, Что я в отчаянье своём низка?

Так слушайте! Поведаю я Вам, Что Вы — гордец, бессовестный повеса.

Вы завлекаете пустоголовых дам Своей бездарно сыгранною пьесой.

Monsieur, Вы — шут. Я Вам не по зубам… Но кто-то Вам сказал, что я ночей не сплю… Иль это сами Вы придумали такое?

О, да, Вы распустили слух, Mon Dieu!

Оставьте ж наконец меня в покое!

Ведь я и в самом деле Вас люблю… 06.05. Мы сели с тобою, как раньше бывало, Напротив друг друга на кухне вдвоём.

Из старой шкатулки я карты достала, Сидим и гадаем, и чай молча пьём.

Тебе выпал туз и червовая дама, А мне… Мой расклад абсолютно непрост… Ты куришь. Опять никотина полграмма.

А я не курю. Никотиновый пост.

Глядишь на меня. Исподлобья так. Странно.

И вроде бы что-то глазами сказал.

Мол, что же Вы медлите, милая Анна?

Я игры с судьбою вести перестал… Хранит моё сердце любовь к Вам навеки, И в мыслях одна только Вы, mon ami… Тут встал ты, сказал, что-то надо в аптеке, Да, именно ночью. Да, именно в три.

Надел серый плащ, взял мой зонтик и вышел.

Я в недоуменье: зачем тебе зонт?!

Но вдруг мелкий дождь стал печально по крышам Брать свой заунывный минорный аккорд… И вот, я, как раньше, на кухне, бывало, Сижу грустной ночью и молча пью чай.

Твои сигареты… Ах, что скажет мама?

Мам, я закурю… Как бы так, невзначай… Задумалась, верно. А может, взгрустнулось… Пожалуй, мне стоит немного поспать.

Звонок… Это в дверь! Я как будто очнулась… Звонок ещё раз. Я иду открывать.

Стоишь на пороге. Родной такой, мокрый.

Я зонт твой сломал, ты прости, там гроза… Сиренью пахнуло в открытые окна… И всё-таки правду сказали глаза!

07.05. Он всегда приходил в дождь… Он всегда приходил в дождь.

Никогда не стучал в дверь.

Это — племени звёзд вождь.

Это — мой одинокий зверь.

Он всегда был со мной час.

Он свои заметал следы.

В пустоте его чёрных глаз Я смотрела цветные сны.

На коленях его спала, Прижимаясь к его груди… И сквозь дрёму его звала, Не давая ему уйти.

Только он уходил прочь, Аккуратно прикрыв дверь… Я. Ни больше, ни меньше — Ночь, Он. Ни больше, ни меньше — Зверь… 11.06. Подружиться с дельфином… У меня есть мечта — подружиться с дельфином И нырять в обольстительно синюю даль, Стать поклонником волн и морей пилигримом, Разрезать плавниками судьбы вертикаль, Под луною шептаться с моим новым другом, Среди шхер танцевать с ним русалочий рил… А затем, спустя годы, рассказывать внукам, Как меня приручил синеглазый дельфин… 03.09. Мне сегодня никак не уснуть, Мне сегодня, увы, не до сна.

Сердце словно покинуло грудь.

Оттого ли я, будто пьяна, Между стен одичало брожу, Смотрю выше голов, в никуда, Дую на воду, всё ворожу?

Разве может ответить вода?

Разве знает она о тебе Что-то новое, больше, чем я?

Воск рисует узором в воде Затонувший остов корабля… …Задушила в объятиях грусть.

Строчит траурный мне триолет.

Я одними глазами молюсь… Сил хоть слово промолвить нет.

«Плачь, красавица, кончен бал, — Смерть толкует стальным баском. — Умер твой капитан, пропал, Вечным сном спит на дне морском…»

09.09. В комнате свет внезапно погас:

Выключателем щёлкнули, Тельце его щекоча.

Способности новые хищных глаз Пробую я, На темноту рыча.

Южная ночь напросилась безвременно В гости ко мне, Как забытый друг.

Пол натираю до блеска коленями.

Мелом царапаю Замкнутый круг.

Ты появился совсем не ко времени.

Тянешь свою Золотую ладошку.

Я сквозь неё чую сердцебиение… И превращаюсь В пушистую кошку… 20.09. Между мной и тобой переулки тоски, Между мной и тобой переулки разлуки.

Мы когда-то с тобой стали слишком близки.

Испугавшись, разняли сплетённые руки… Череда скучных дней поглотила твой след.

Не найти мне его в этом городе вновь.

Между мной и тобой ничего больше нет.

Между мной и тобой умирает любовь… 20.09. Твоя изменчива природа:

То ночь — то день, то свет — то тень.

А я совсем иного рода:

Я где-то выше… на ступень.

Ты междометьями играешь, Но слов не подберёшь никак.

И сам себя изобличаешь… На первый взгляд: совсем простак.

Но под одеждой шутовскою Ты прячешь истины черты.

И слишком нелегко порою Узнать, кто есть реальный ты!

А я… я маску не снимаю… Она — моё второе я.

Обманом в сети завлекаю, И что-то там изображаю:

«Друзья, спектакль! Voil!»

В быту слывёшь ты робким малым, Хотя на деле — интриган.

Не будьте дурочками, дамы, Вальмон расставил свой капкан!

Что дочь — отправит на закуску, Что мать — оставит на десерт.

А чувства, скажете вы, чувства?

Шутить изволите? Их нет.

Но что Вальмон… Пример неточный Великосветского лжеца… Ну, да, коварный и порочный… Портрет любого подлеца.

Я вам открою по секрету, Вальмон — всего лишь ученик.

Любовь и смерть: по трафарету Достойных обсужденья книг.

О, челядь, выслушай маркизу!

И пусть урок сей будет впрок:

Живите верными девизу:

«Я — демиург. Я — царь. Я — бог.

Я — сам игры своей ваятель, А люди — пешки на доске.

Я — сам читатель, сам — писатель Обманной сказки на песке.

Среди негаданных пассажей Судьбы насмешек и острот Игра должна стать жизнью вашей, А жизнь — игрой, наоборот!».

20.09. О ясуми насай, господин моих снов.

Тихо спят обветшалые крыши домов.

Мирно дремлет дождями умытый асфальт, Отражает сиянье опаловых смальт.

Желтоокой Луны взгляд лениво упал На тот стол, за которым Басё ты читал… Те трёхстишья, что выжгли в душе твоей след — Грёз сегодняшней ночи чудесный сюжет… 01.10. Ясуми насай — (япон.) спокойной ночи.

Забытый нами наш ночной приют… Туда обоим нам заказана дорога.

Кому нужны? Таких нигде не ждут.

В чистилище всё нет вестей от Бога… До ада можно бы пройтись пешком.

Но жизнь земная меткой заклеймила.

И, как и прежде, здесь лишь мы вдвоём В лиловом слое мутного эфира… Игла с отчаяньем пронзает пустоту.

Небытие — зловещая изнанка Той жизни, обошли что за версту Ромео и Джульетта нарко-панка… 04.10. Клацнул ридикюльчик. Убежала шпилька Из гнезда, что вышло на головке тёмной.

Инопланетянка, бывшая арийка, Я засобиралась в южный край боржомный.

Два билета в лето. Не прошу соседей.

Вон из листопада! Дальше от Невы!

Я гляжу в окошко. Поезд тихо едет, Тащит на прицепе городские сны… 04.10. Мне запить бы хотелось твой взгляд Рюмкой-другой коньяка… Выбраться из тупика… Датчики барахлят… Датчики сердца вопят:

Вот надвигается шторм!

Как выше всяческих норм Датчики сердца штормят?!

09.10. Губы зудят — к поцелуям:

Пьяный итог на балконе.

Я ни к кому не ревную.

Я не люблю, будь спокоен… 09.10. Осень меня убила.

Я теперь твёрдая точка.

Мёртвая одиночка, Тушь даже с глаз не смыла… 10.10. Обручённые мы с тобой, Обречённые на покой Под той самой цветущей вишней, Где не будет нам жизнь слышна, Где и нас ей не будет слышно… 10.10. В тёмном городе — одиночество.

По следам моих дней тянется.

Знаешь ли, что твоё пророчество Просто ветер — беспутный пьяница?

Нам с тобой было жаль осени Желтозубой, больной, простуженной Подарить пять минут до семи.

И друг к другу спиной сконфуженно Мы сидели в кафе вечером, Разбавляя вино равнодушием.

Будто просто случайные встречные, Будто тени немые, бездушные… 14.10. Зима плетётся по моим следам.

Снег лижет ноги языком колючим.

А я… всё за ТВОИ следы отдам, Всё — за один твой звук среди беззвучий… 16.10. Твоей душе оттенка счастья Где твой безмолвный дышит рок?

Там, где кончается дорога, Где ты читаешь между строк Неписанный закон пророка, Где журавлиный крик стрелой Пронзает небеса из ваты, Там вечный синеокий мой Искрится брег шероховатый… Ему дарила летний сон, И неделимой стала частью Его. И пела в унисон С твоей душой Оттенка счастья… 29.10. Грейся под пледом своей любви.

Вдыхай аромат моих прядей.

Знаешь, что вместо сердца внутри Тысяча злобных гадин?

Такие притворщицы — я и они.

О, сколько вас было, несчастных!

И я улыбаюсь. Кусай до крови Бесчувственность губ моих красных.

29.10. Как провожала тебя до двери, Как отпускать не хотела!

Жгла в изразцовой старинной печи Календари… Листья бумаги, желтея, легли Пеплом на дне закоптелом.

И от любви нашей тлели в ночи Только угли… 02.12. Приподнял ветер листьев стог сухой.

Полуночной тропой усталый путник, Опершись на клюку, бредёт домой… И светел месяц, пилигримов спутник.

Вдруг — чу — из темноты раздался звон:

Колоколов безрадостная песня.

И стали выть собаки в унисон, И вторить им вершины чернолесья.

Перекрестился странник, чуть дыша.

И ночь укрыла месяц пеленою.

И дрожь по телу холодом прошла.

И мрак окутал всё, и за собою Позвал пришельца шелестом листвы:

«Приди, приди, о, незнакомец милый!

Мы здесь! Мы здесь! Под кроною айвы!» — И жадно поманил с могучей силой.

И путник, подчиняясь, шёл на зов, Ни зги не видя. Темень рвал руками.

Прислушиваясь к звукам голосов.

И лишь деревья колкими крюками Своих ветвей хватали за плечо, Рубаху рвали да назад тянули.

Но голоса так сладко, горячо Сознание дурманом захлестнули… Видений колдовских потоки сна Объяли странника: три обнажённых девы (Их будто родила сама Весна) Сидят и ждут его под старым, чёрным древом.

Он сделал шаг навстречу. В тот же миг Древесной кроны зев раскрылся брешью, И из пролома вдруг возник двойник — Его двойник! (Чащоб хозяин — Леший.) «Чур! Сгинь отсюда!» — крикнул наш герой.

Заговорил Лешак козлиным гласом:

«Сам виноват. Теперь пойдёшь со мной!» — И гостю подмигнул зелёным глазом… Что стало с путником, то знает тёмный лес.

А я, увы, нечаянный свидетель Совсем иных неведомых чудес… Скажу одно: «Не верьте в сказки, дети!»

09.12. Рубином светится коньяк в твоём бокале.

Ты жадно выпьешь. И ладонью рот (Как полоснёшь ножом), в немом оскале Сложившийся, протрёшь. Твоих острот Укол свинцовый не разрушит грани, Обретшей жизнь меж нами, немоты.

Последний выживший на скорбном поле брани Падёт не от меча — от остроты.

09.12. Эта зима какая-то странная.

Эта зима — не наша судьба.

Долгая, грязная, скучная, рваная, Злая коснулась холодного лба Снегом шальным, поцелуем метелицы.

Я отряхнусь от неё, не дойдя Пары шагов сквозь объятья поземицы, Пары шагов не дойдя… до тебя… 10.12. С тобой. К тебе. Тебя За окошком ночь крылатая Тронет синевой.

Я сплю с томиком Ахматовой.

А должна — с тобой.

Завещают звёзды южные Силуэт в окне.

Нежно так прильну к подушке я.

А должна — к тебе.

Встречи ждёт с луной желанною Сонная земля.

Как люблю я музу странную!

А должна — тебя.

28.12. На время остаться одной И на ночь стихи читать.

И просто… тебя вспоминать.

Напиться вдвоём с тоской.

Искать телефон. Грустить, Что номер твой в памяти жив.

И так тебе… не позвонить, Тем самым тоске удружив.

Поднимет она бокал За здравие нашей лжи:

«Сестрица моя, не тужи!

Он сердце твоё не крал».

12.01. Звук потонул в вечерней мгле:

Её фонарь рассеять светом Спешил. А я побрёл к Луне — Делиться с ней своим секретом.

Я на закате вышел в путь, Чтоб не застать подругу спящей.

Мой мир таков. Он настоящий.

И я легко могу вздохнуть.

Но раньше было всё не так.

Когда-то было всё иначе.

Я век делил с судьбой собачьей.

Я прозябал в стране Собак.

Под сердцем зла таил пятак И горячил вином рассудок В стране костей, цепей и будок.

Я всем твердил: «Азъ есмь Мрак».

Порок залил душевный склеп.

Прошло лет тридцать или больше.

Не стал я тоньше или толще И не оглох, и не ослеп.

Бывает приторность у Зла?

Мне стало скучным всё казаться.

Решило Зло со мной расстаться.

В субботу. Третьего числа.

Вот апогей безумства пса:

Веселье обернулось скукой.

Имею крылья (обе штуки).

И в голове шумит весна.

Соврал про крылья. Но, Луна, Не канул в дьявольское пламя!

И в небе будто реет знамя Другого, светлого огня… 05.02. В мой вишнёвый сад Вдруг пришла Печаль.

Я и был бы рад Не впускать её.

Но она вошла, не спросив.

И шаль Чёрной грусти пала Мне — Чело.

И незримо всё.

Как слепец брожу.

И за сад боюсь (Так терзает страх!).

Я с Печалью спал.

А теперь живу — В её храме Скорби — Один монах… 06.02. До конца зимы ровно пять минут До конца зимы ровно пять минут.

Ровно полбокала гранёной были.

Вот и всё. Ведь где-то меня не ждут.

Вот и всё. Ведь где-то меня забыли.

До конца зимы ровно дважды два Из-под шарфа синего (в клетку) кашля.

Надрываясь, в бездну летят слова, Словно день пытаясь догнать вчерашний.

До конца зимы ровно три звонка В никуда. С отменой. Кусая губы.

Шоколад — любовь. А тоска — фольга.

Начинать сначала — сверх меры глупо.

До конца зимы ровно две строки.

Ровно пара нервных, колючих строчек.

Не писал. Тебе, стало быть, с руки:

Не начав, как следует, ставить точку.

До конца зимы ровно ты один.

На такси домой, обгоняя ветер.

Залпом рюмка чачи плюс никотин:

Абонент опять чист, суров и светел… Я отправлю почтой былой маршрут, У влюблённых брали его взаймы.

До конца зимы ровно пять минут.

Ровно пять минут до конца зимы… 21.02. Пустынный ветер этих гор Взлохматил волосы седые.

Я не был здесь до этих пор.

Нашёл я здесь себя впервые.

Увидел всё, как в первый раз:

Холмы и синие долины, Мерцанье южных звёзд. Алмаз Твоих печальных глаз, Марина.

Прости, что шёл к тебе века.

(Но и любил тебя веками.) Ты обнимаешь облаками.

(Но и сама ты — облака.) Я вдаль смотрю. Там, где заря Черты твои смогла отметить.

Я эху так хотел ответить, Что я любил! Одну тебя… 23.02. Полбокала коньяка и немного рок-н-ролла.

Ночь — в замедленном режиме.

Ты. Спокойный и красивый.

В моей чалой, разномастной, Ты. Лежишь и смотришь в стену Я пытаюсь ногти красить на твоих руках худых.

Ты со мной знаком два века.

Я ещё не полюбила. Ты же — любишь за двоих.

Полбокала коньяка и немного никотина.

Но заметно напрягает окружающая тишь.

Что молчишь — меня пугаешь, Нет, не отвечай! Мне легче Мне так легче… 05.03. Дом старинный. Пахнет солью, Морем. Радость бьёт ключом.

Ласточки поют под кровлей.

Стены, скрытые плющом.

Арки зреют винограда.

Ежевичный куст поник От тяжёлых ягод. Надо По дорожке, напрямик, Выйти в сад. Накрыть к обеду Стол. Вина в бокал налить.

Ты сказал вчера: «Приеду Руку я твою просить».

14.03. Его работы у стены, В руке зажатый карандаш:

Он переносит мои сны Наброском. Капает гуашь На без того цветистый шарф.

Он смотрит пристально в глаза.

И будто б пенье сотни арф Томит мой слух. Звенит гроза Над майской, призрачной Невой.

И ворон в клетке сизый стих.

А я любуюсь неживой Собой на ватмане. И стих Ему пишу. И чёлка, лоб Закрывши, заменит строки Последний штрих. Бежит озноб По телу от его руки… Прикосновенье, чуть дыша.

И жара губ немой ответ.

Я знала всё, когда пришла, Зачем ему писать портрет.

14.03. Всё не о том лепетали губы, Стакан бордо опрокинув на платье.

И кто-то кричал: «Повторный дубль!»

И в гардеробной тётя Надя Уже обшаривала карманы:

Искала вечный, забытый рубль.

А кто-то бордо перелил в бокал и Снова залаял: «Повторный дубль!»

Пальто от Gaultier. И прожектор упрямо Слепил глаза. Но она рассмотрела В далёкой тьме. У стены. Вдруг сам он Раздался выстрелом в девичье тело.

Сто лет одиночества — страшное дело.

Он в креслах сидит — вальяжный Вертинский.

А ей что за блажь? Но сердце хотело Ту кухню, ту водку и хлеб Бородинский.

И сердце стонало от встречи случайной.

Случайностей нет — знает каждый поэт.

А вечером — гогот и шум привокзальный.

И шелест купюр и бренчанье монет.

И полуподвальный кабак у Фонтанки.

И смех беспричинный. И взгляд пьяных глаз.

У кромки воды поцелуи украдкой.

И всё в забытьи. Будто то в первый раз.

В обнимку — на мостик. В обнимку — до клуба.

В обнимку — к знакомому в Купчинский ад.

И дым сигаретный из губ прямо в губы:

Растянутый недо-опийный канат.

Газетчики будут писать, вожделея Награды за тонко проделанный труд.

Вот — утро. Вот — май. Вот — аллея темнеет.

А вот — и они, «кокайньетку» поют.

Опять у вокзала. От прежней причёски На светлой головке — воронье гнездо.

Газетчики снова вонзили присоски:

«Мадам, Вам явиться такой comme il faut?»

В Париж? Да, в Париж! От треклятого города, От вечной, холодной его суеты.

Поправить причёску, пальто тёмный ворот и Гордой походкой собачьи посты Журнальных шалавок пройти. Одиозный Забыть прошлый день, как томительный сон.

И кашлянуть дымом опийным, и воздух Промозглый вдохнув, И заснуть… 15–21.03. Значит, вечность моя задышала весной.

Дозволено всё. Нет предела мечтаниям.

Все страхи твои в несгораемом сейфе В сию же секунду присягу желаниям Дают, лобызая на кружевном шлейфе Венеры-Весны, королевы цветения, Узоры из снов мандариновой сочности.

Ты видишь? Ты чувствуешь прикосновение К греху твоих мыслей её непорочности?

Царит полумраком слепое забвение.

О, где же вы, демоны прошлой беспечности?!

Я вижу! Я знаю, твоё появление, Весна двадцать пятая, — знак моей вечности… 10.05. Ссутулившись, я крашу ногти чёрным лаком.

А в жизни радости — что чёрный кот наплакал.

Черничной чернью заедаю чёрный вторник.

В наушниках — всё тот же чёртов сборник:

Black Sabbath — риффы адской чёрной мессы.

Я профанирую все сказки о принцессах:

Пью чёрный виски 2 с чоппером в обнимку, В альбомы клею негативы снимков.

И чёрным золотом топлю камин я летом, Чтоб приручить хотя бы каплю света… 15.05. Чёрный виски — имеется в виду виски «Ку Ду», на языке шотландских горцев — «Чёрная собака».

Ты знаешь, у нас всё как в песнях для дур:

Улыбки, букеты и Невский проспект.

Давай просто выйдем. На перекур.

Давай просто дёрнем. На красный свет.

Давай притворимся, что мы — это мы, Всего лишь подростки под рампою лет.

Давай у самих себя прошлых взаймы Возьмём на мгновенье короткое «нет».

«Нет» скучной работе, «нет» мудрым поступкам, Дресс-коду, машине… Давай на метро Кататься под городом. Сбагривать суткам Все эти «нельзя», «недоступно» и «но».

Давай скажем «да» старым стоптанным кедам, ДК Юбилейному, белым ночам, На Ваське в МакДаке — грошовым обедам, Открытым коленям и голым плечам, Коктейлям за сорок рублей… И не глядя Возьмём и махнём в золотые года.

Давай у самих себя прошлых хоть на день Бесстыдно утащим короткое «да».

15.05. На сердце моём — тающем воске Имя твоё — гравировка штихелем:

Выемки, метки, зарубки, полоски.

Поздно метаться, замолкни, ну, тихо ты!

Анестезия проходит и больно — Больно становится. Даже для вдоха Нет больше сил. Мозг скомандовал: «Вольно!».

От недостатка любви очень плохо.

15.05. Мне страшно становится, мой визави, От непохожести и самобытности Нашей. У нас: раз — по пуле внутри, Два — наплавной мост закрыто-открытости.

Три — разноцветная лента из слов (Та, что достал из цилиндра складного Фокусник Морфий — колдун наших снов.

По совместительству ролью связного Сладко довольствуясь, передаёт Нашими взглядами ложные истины).

Милый, Земля же от нас вопиёт!

Милый, давай прекратим ждать Нечистого.

Наш светоносец с огнистых камней Путь свой проделал до пламени адова.

Милый, подумай, а разве не надо нам Сорок два грамма спасать от плетей?!

16.05. 21 грамм: по мнению доктора Дункана МакДугалла — приблизительный вес души.

Вхожу очень тихо, снимаю балетки.

На дне мокрой сумки разлиты духи.

От прежней меня, восемнадцатилетки, На северных улицах — только штрихи.

Стараясь тебя не будить, собираю Иллюзию жизни в пустой чемодан:

Зачем этот фарс? — Я её презираю.

Мне ментор сболтнул, что экзамен не сдан.

А дальше — такси, ожидание рейса, Билет в никуда, lounge music в кафе.

Напротив сидит зарисовка под Мейса С каштановым взглядом-аутодафе.

Пьёт кофе и курит, и гладит мне щёки.

Нет… Я не успела тебе изменить.

Всё проще: я — Хель, дочь обманщика Локи.

А мёртвое сердце не может любить… 19.05. Он бродил, ссутулившись, по проспектам города, Серым невидимкою в уличной толпе.

Напевал арт-роково, греголейкски 4 в бороду:

«C'est la vie, любимая, я теперь на дне».

Он искал по вывескам верный путь назначенный.

По щитам, по баннерам строил свой маршрут.

«C'est la vie, любимая, я — переиначенный.

Я — хозяин Тартара без пяти минут.

Душу мою грешную не жалей, любимая.

Исподволь секундами привыкай считать Дни без нас, что “за руки”, Вновь одним дыханием нам, увы, не стать…»

Взглядом обездоленным, с хриплым придыханием Звал он ночь последнюю стать проводником В бездну одиночества, в царствие раскаянья.

«C'est la vie, любимая. Tartar-точка-com».

20.05. Грег Лейк (англ. Greg Lake) — британский бас-гитарист, гитарист, вокалист, автор песен и продюсер, наиболее известный как участник King Crimson и супергруппы Emerson, Lake and Palmer.

За пять шагов до Луны А мне не надо твоих авансов.

Я так привыкла: больной, убогой.

Питаюсь страстью. Не странно разве, Что изначально не той дорогой Стремглав иду, распустив по плечи Горгоньих змей золотую лаву?

К тебе недолго: всего лишь вечер, За пять шагов до Луны — направо… 30.05. Есть некая прелесть в предсмертной агонии ночи:

Рассветные дали с усталым желтушным лицом, С машкерою птицы. С востока летят, что есть мочи Пытаясь поспеть за трубящим победу гонцом — Оранжевым Солнцем, Неведомых звёзд и не видных отсюда, с Земли.

И Косаря вечного прикосновенья мизинцев Костлявых пугается Темень.

Рвут небо в клочки, раскрывая лазури шкатулку, На запад сгоняя улыбку белёсой луны… И ты, добрый друг, по Кузнечному вновь переулку Балтийским бореем несёшь свои лучшие сны… 01.06. Все домыслы стали мыслями. Даже грани Растерзаны. Стали линией на ладони.

А в пятницу, как обычно, я еду к Ане, Потерянной, маленькой в этом мире донне.

Её сберечь и укутать от зла б подальше.

И мне плевать, что у нас недоотношенья.

Она, возможно, на целых полжизни раньше Меня любить начала. И её решенье Давно меня не волнует: то — аксиома.

Я просто сам полюбил. И вполне доволен.

Любовь во мне прогрессирует, как глиома.

Но, если честно, я рад, что настолько болен… 07.06. Седыми туманами спрятаны маковки елей.

Чуть видное солнце блуждает в излучинах рек, Страшась заглянуть в лабиринты Где долгие годы почиет нетронутый снег.

И где-то над ним, Картиной печальною высится груда руин Окутанных тайной ужасною Словацкого неба пестрит голубой палантин.

На лоне спокойствия здешнего запахи смерти Не смыли дожди, не задули сухие ветра.

Они до сих пор, будто эхо, разносят по Чейте Легенды кровавые знатного в прошлом двора.

Елизавета или Эржебет Батори из Эчеда — называемая также Чахтицкая пани или Кровавая Графиня — венгерская графиня, племянница Стефана Батория, печально знаменитая массовыми убийствами молодых девушек. Является, согласно Книге рекордов Гиннесса, самым массовым серийным убийцей.

Чахтицкий замок, Чахтице, Чейт — замок, где жила графиня и творила свои тёмные дела, там же и провела остаток жизни в заточении в подземной темнице.

И здесь по ночам Графиня Эржебет устало вершит променад.

А следом за ней, бесконечно моля о пощаде, — Шестьсот с лишним душ — 11.06. Пальцев щелчок. И меняется мир.

Через воронку в нас льётся эпоха.

Как бы ты знал, отчего мне так плохо, Пасмурной жизни моей командир.

Делаю шаг. И сгорают в огне Мысли и чувства, и нежность, и память.

Только ответь, почему же не мне Сердце в наследство решил ты оставить?

Делаю вдох. И спускаюсь во тьму.

Так, без тебя, мироздание рушу.

Как бы ты знал, что тебе одному Я подарила бессмертную душу!

19.06. Не ждал? Я пришла. Этот круг заколдован.

Сквозь боры, хабубы и нордовы сны.

И в сердце моём навсегда зарифмован Твой взгляд, не имеющий точной цены.

И я безотчётно в янтарности окон Спешу угадать, уловить твою тень.

Ты, знаешь, мой мальчик, наверное, боком Мне выйдет сегодняшний день. И гостей В карминовых юбках смирения броских Тебе так же надо, как лишних долгов.

Мой мир без тебя идиллически плоский, Где все почитают двумерных богов.

А ты? Ты один. Многоцветный, октальный, Кармически близкий. И вот почему Во мне варианты всех прежних желаний Свелись к одному.

08.07. Я никогда не была на концерте у Виктора Цоя.

Не наблюдала рожденье Я из Сергея Бодрова по-детски слепила героя.

Я пою песни про Питер и Владивосток.

Я люблю дождь и кафе в лабиринтах столичных подвалов.

Я люблю спать до полудня Я люблю жить.

Чтобы хотя бы на миг Да, у меня облака все из розовой сахарной ваты.

Да, сплю с медведем, которому лет пятьдесят.

Да, русокоса, глазаста Но зато волки таких сумасшедших, как я, Quinquennatus — (лат.) пятилетний возраст.

Я люблю петь.

И вообще, нас, певцов, уже целое трио:

Я, мой друг Джо и весёлый стареющий кот.

«Не Покидай», «Сказку Странствий»

Смотрим втроём каждый вверенный Ишварой 7 нам новый год.

Есть у меня и дневник, заполняемый всяческим Место прибежища мертворождённых идей.

Я никогда и ни с кем не делилась Дьявольской меткой в овраге Что до тебя… Я тобой не делилась ни с кем и подавно.

Мой психиатр безуспешно пытался лечить Опухоль мозга под именем «ТЫ». Что забавно, Лучшим лекарством от этого стало — Ишвара — наиболее часто используется в индуизме для обозначения Единого Личностного Бога.

В общем, живу, не старею и млею от запаха купленных книжек.

А на моём подоконнике солнце теряет лучи.

Я их коплю для грядущих событий, С кнопкой на сердце:

21.08. Не гожусь для тебя. Негодная.

И пишу не о том. Без надобности.

Сумасшедшая я, сумасбродная.

И ни пользы тебе, ни радости.

Не вздыхаю и ниц не падаю Перед тенью твоей полозом.

И сажаю слова глиссадою На твою мозговую полосу.

И курю лишь в твою сторону.

И смеюсь над тобой бешено.

Да на что я тебе, хворая?!

Да на что я тебе, грешная?!

Ты — ни слова в ответ грозного, Ни укора, ни взгляда рьяного.

Отчего же глаза боязно На тебя поднять, окаянного?!

25.08. Всё просто и сложно. В скитанье безумственном Мы ищем чарующий флаг за кормой Надежды на светлое завтра. Неузнанным Для нас остаётся лишь вечный покой.

Покой и свобода — приспешники мнимые Потасканной девы — погони людской За синею птицей. Но мы… нелюдимые.

Мы — роботы жизни. И штамп заводской На спинах у каждого. Стёрся со временем.

Но въелся сильнее и глубже в сердца.

Всё просто и сложно. А в теле беременном Земли бесконечно подлец подлеца С эффектом матрёшки рожает и делится На «я» и «глядите, что стало со мной».

И вот — наша быль. Но, друзья, мне не верится, Что я прихожусь этой были сестрой… 27.08. Хороший мой Прогнать — без жалости!

Скулить, что брошена.

В бреду усталости Шептать: «Хороший мой».

Забыть, озлобившись.

И впасть в уныние.

У окон, сгорбившись, Позвать по имени.

Влюбляться в каждого.

Назло. Инъекцию Раствора бражного Обиды в сердце мне Вонзить и выбросить Тебя из прошлого.

Любви не выпросить Никак, хороший мой… 31.08. Уйди. Тебя во снах не потревожу.

И веки сонные не буду целовать.

Я пропускаю электричество сквозь кожу, Чтобы гореть самой. Существовать Каким-то чудом в мире безТЕБЯнном.

Безмолвной, пламенной на постамент взойти, Застыть скульптурой, Болью изваянной.

И Болью стать самой. Прошу, уйди.

Не стану за тобой следить дождями.

Живи в безАННОсти. И имя позабудь.

Я прокляла любовь и между нами Так криво проведённый краткий путь.

Я прокляла весну и смех фривольный Нарциссов жёлтых. Пошлые цветы!

Уйди. Сейчас. Безрадостной ТОБОлью Внутри меня сжигаются мосты… 25.09. Что тебе сказать, мой милый друг?

Завтра солнце захлестнёт с макушкой Рыже-огненной болиголовной стружкой.

Завтра утром я лечу на юг.

Завтра — белый город и Синай, Дромадеры, пахлава и фиги.

Я (смешно!) везу с собою книги В хаухетский, махалильский рай.

Змейкой скарабеевой пестря, Я спешу послать тебе в конверте Свой рассказ о загорелом лете, Что живёт в начале октября.

01.10. Жизнь какая-то неспокойная.

Друг мой, слушаешь ты меня?

Белокаменная-первопрестольная — Сотнеликая толкотня На руках меня носит, девочку, Что, открывши на мир глаза Через вафли-сердечки в клеточку, Спрятав между грудей туза, Всё рискует кино печальное Режиссёрской свернуть рукой.

До истерики, до отчаянья Мне так нравится быть другой.

Не собой, что так поздно вверила Этой жизни своё ничто.

А картинкой, что в сказки верила, Усыпляя обман мечтой.

14.10. Я сама подскажу тебе в осень дорогу.

И отправлю блуждать за седые туманы В лабиринты тоски, что остались от бога, Где тебя не найдут ни отцы, ни шаманы.

Этот грушевый сад, где немая скамейка Держит в памяти след обнажённых ладоней, Мне ветвями скрипит. И уносится змейкой Из окна тонкий дым золотых благовоний.

А на капище пепел сереет пригорком:

Я сожгла своё сердце. И жду обновленья.

Словно феникс. Но только в пророчески зорком, Медном взгляде твоём нет ни грамма прощенья… 15.10. Грецкий орех на сыре с плесенью.

Я сквозь бокал наблюдаю утро.

Мне без тебя чёрта с два как весело.

«Ешь и молись» — завещает сутра.

Тюль колыхнёт бесприютный ветер, Чтоб на коленях моих согреться.

А у меня от тебя отметин Столько, что негде припрятать сердце… 30.10. Не знаю, за что люблю. Ты же совсем не вышел Ни контурами, ни интонациями, ни лицом:

Оно у тебя такое, что мантры «ом», Написанной сто восемь раз бенгальским письмом, Не хватит, чтобы понять. Двести грамм гашиша, Пожалуй, мне также хватит с большим трудом.

Не знаю. Всё так, как есть. И я веки резче Сжимаю, словно Нил Оливер 8 magic ball.

И Шляпник зовёт, приглашает к себе за стол И блеет: «Алиса, сделай мне рок-н-ролл!

А то… All your answers will permanently be questioned» 9.

И я почему-то жалею весь женский пол… 19.11. Нил Оливер — главный герой фильма «Трасса 60».

«All your answers will be questioned» (Все ваши ответы будут поставлены под вопрос) — слоган фильма «Трасса 60».

Вся авторская задумка моей судьбы — Переводить взгляды-стрелки сутулых рельс С зелёных глаз до потрескавшейся губы Того, чьё имя сегодня звучит, как «Бес Такой беспринципной уже, ледяной души, Которой крови не надо». По сердце пьян.

И рвёт, и шепчет в ночи: «Дыши.

Дыши луною, поблекшей от силы ян».

Я страсть хочу как развеять пришедший сон На смену яви, на смену основ и вех.

…Но с неба кто-то сказал, что, возможно, он И есть тот самый мой первородный грех… 30.11. Ожидание праздника точно сродни запою:

Бедствие терпит мозг от наплыва бессчётных дум.

Хочешь, сейчас при тебе это небо вскрою?

Выльется снег из него. Как белый рахат-лукум.

Хочешь, сейчас по застрявшей в зубах былинке Я расскажу, с кем сегодня ты ночью спал?

И от своей догадки под скерцо Глинки Воландовски кивну: «Начинайте бал!».

Маску надену волчью, а чёрной стае Юных твоих любовниц пыль напущу в глаза… Ожидание праздника. Как-то в виски стреляет Предновогодняя пуля: «Я тебе всё сказал…».

30.12. Кукла

Она

Крылья растут…

Дорога-жизнь

Третий

Medico della Peste

Конфигурация зла

Ты проиграла мне, судьба!

Никак не сходятся пути!

Вампир

Точка

Придётся… жить

Я тебе ничего не должна

Опасные игры

В одном лице

В жизни моей полно безбилетников…................ Выдох-Вдох

Маки

Пьеро

Мы слишком долго спали

Позвольте мне просто… быть

Башмачок хрустальный

Она открыла окно пошире

А я сошла с ума

Маленький воин

Была весна

Имя мне — Смерть

Десять недель

Опять зима

Довольно. Оба хороши

Вчера. Сегодня. Завтра

Песнь Богине

Хочу стать изумрудной

Спутник

Субарктическим холодом

Ты входишь

Я жажду огня. И точка

«Я люблю думать о своём…»

«Вокруг меня леденящий климат…».................. Ну, здравствуй, город, где я не был!

О Любви

Инкуб

Моя тигрица

Женщина с глазами волка

Мы взрослые. И нам всё можно

Зелье

Моё «лю», моё «ммм», моё «аррр»…

Вчера подстрелил я зверя

Гадалка

Через решётку стальных снегопадов….............. Северянка Марго

Трубадур двадцать первого века

И кто же Вам сказал?

Сказали глаза… (Милая Анна)

Он всегда приходил в дождь…

«Завтра пройдёт мой день…»

Подружиться с дельфином…

Мой капитан

Кошка

Между мной и тобой

Опасные связи

О ясуми насай

Сид и Нэнси

Уезжаемое

Датчики сердца

«Губы зудят — к поцелуям…»

«Осень меня убила…»

К …

В тёмном городе

«Зима плетётся по моим следам…»

Твоей душе оттенка счастья

«Грейся под пледом своей любви…»

«Как провожала тебя до двери!..»

Сказочный Леший

ОстротА vs ОстрОта

Пара шагов

С тобой. К тебе. Тебя

Вдвоём с тоской

Perturbatio

Ушедшим…

До конца зимы ровно пять минут

Марине

Drugs for me and my boy

«Дом старинный. Пахнет солью…»

Портрет

Недо-Опиум

Моя Вечность

Чёрное

Короткое «да»

Defekt

42 грамма

Hel (Хель)

Tartar.com

За пять шагов до Луны

Лучшие сны

Настолько болен

Чахтицкий замок

«Пальцев щелчок. И меняется мир…».................. Не ждал? Я пришла…

Quinquennatus

Негодная

Пыльная быль (Всё просто и сложно)

Хороший мой

ТоБоль

Arabica

«Жизнь какая-то неспокойная…»

Дорога в осень

«Грецкий орех на сыре с плесенью…».................. «Обезоружу…»

Ом

Original Sin

Ожидание праздника

Литературно-художественное издание

ПО ТУ СТОРОНУ ТУМАНА

Подписано в печать 22.02.2012.

Формат 70x1001/32. Гарнитура Book Antiqua. Печ.л. 4,0.

Печать офсетная. Тираж 300 экз. Заказ ??.

Отпечатано с готовых диапозитивов в типографии издательско-полиграфической фирмы «Реноме».

197002, Санкт-Петербург, наб. Обводного канала, д. E-mail: RENOME@comlink.spb.ru

 
Похожие работы:

«РОССИЙСКИЙ РЫНОК МУКИ INTESCO RESEARCH GROUP +7 (495) 645-97-22 www.i-plan.ru МОСКВА 2011 1 РОССИЙСКИЙ РЫНОК МУКИ. ТЕКУЩАЯ СИТУАЦИЯ И ПРОГНОЗ СОДЕРЖАНИЕ ОГЛАВЛЕНИЕ МЕТОДОЛОГИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЫДЕРЖКИ ИЗ ИССЛЕДОВАНИЯ СПИСОК ГРАФИКОВ, ДИАГРАММ И ТАБЛИЦ И СХЕМ ИНФОРМАЦИЯ О КОМПАНИИ INTESCO RESEARCH GROUP Intesco Research Group 2 РОССИЙСКИЙ РЫНОК МУКИ. ТЕКУЩАЯ СИТУАЦИЯ И ПРОГНОЗ ОГЛАВЛЕНИЕ МЕТОДОЛОГИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ СПИСОК ГРАФИКОВ, ДИАГРАММ И ТАБЛИЦ 1. ПАРАМЕТРЫ РОССИЙСКИХ...»

«Научный поиск, № 2.3. 2013 Содержание СЕКЦИЯ ФИЛОЛОГИИ И КУЛЬТУРОЛОГИИ 30 Преображенская А.А. Олицетворение как способ создания образноБалагуров О.А. сти экспрессемы ветер Возможные варианты поворота России на восток как ответ на вызовы западного глобализма 32 Редков С.К. Закон и благодать в российском правотворчестБелов В.А., Гудкова Л.В. ве Дистрибуция немецких словообразовательных элементов, образующих антонимы в именном 34 Реинбах О.Е. словообразовании Чудак Евгений в Петербургских строфах...»

«ИЗВЕСТИЯ ИНСТИТУТА НАСЛЕДИЯ БРОНИСЛАВА ПИЛСУДСКОГО № 16 Южно-Сахалинск 2012 1 Известия Института наследия БронисУДК 390 (Р573) лава Пилсудского. Институт наследия ББК 63.5 (2Р 55) Бронислава Пилсудского государственного бюджетного учреждения культуры Сахалинский областной краеведческий музей. № 16. Южно-Сахалинск: ГУП Сахалинская областная типография, 2012. 332 с., илл. РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: В. М. Латышев, М. М. Прокофьев, Т. П. Роон, А. Кучинский (Польша), А. Маевич (Польша), Б. С. Шостакович...»

«Ев роазиатская региональная ассоциация зоопарков и аквариумов Правительство Москвы Московский государственный зоологический парк БЕСПОЗВОНОЧНЫЕ ЖИВОТНЫЕ В КОЛЛЕКЦИЯХ ЗООПАРКОВ Материалы Второго Международного семинара Москва, 15-20 ноября 2004 г. Invertebrates in Zoos Collections Materials of the Second International Workshop Moscow, 15-20 November, 2004 МОСКВА – 2005 МОСКВА – 2005 2 ЕВРОАЗИАТСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ ЗООПАРКОВ И АКВАРИУМОВ EURASIAN REGIONAL ASSOCIAT ION OF ZOOS & AQUARIUMS...»

«Приложение 4 Аннотации учебных дисциплин Направление подготовки 080100.62 Экономика Профиль подготовки Мировая экономика Квалификация (степень) выпускника – бакалавр Форма обучения: очная, заочная Самара 2011 СПИСОК АННОТАЦИЙ № Название дисциплины Семестр Гуманитарный, социальный и экономический цикл Базовая часть История 1. 1 Философия 2. 3 Иностранный язык 3. 1,2,3, Право 4. Социология 5. Психология 6. Вариативная часть Политология 7. Культурология 8. Основы письменной коммуникации в...»

«МУК Объединение библиотек Центральная городская библиотека им.В.В.Верещагина Справочно-библиографический отдел СашБаш (Александр Башлачёв) г. Череповец 2007 г. 1 МУК Объединение библиотек Центральная городская библиотека им.В.В.Верещагина Справочно-библиографический отдел Ученые, писатели, краеведы - наши земляки. СашБаш (Александр Башлачёв) Библиографический указатель г. Череповец 2007 г. 2 Муниципальное учреждение культуры Объединение библиотек выражает благодарность матери А. Башлачева Нелли...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Российский государственный педагогический университет имени А.И.Герцена Институт детства ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ В МАГИСТРАТУРУ по направлению Педагогика магистерские программы Педагогическое сопровождение ребенка в музейной среде Дифференциальная психология, психодиагностика в образовании Дошкольное образование в поликультурном обществе Литературное...»

«Вернер Гитт А другие религии? Оглавление Предисловие 1. Введение 2. Вклад изобретательности человека: миллионы патентов 3. Что не зарегистрировано ни в одном патентном бюро 4. Религии людей: 1000 различных путей 5. Путь от Бога к людям: одно Евангелие 6. Путь к жизни: как вступить на него? 7. Возрождение: рождение в Божию семью 8. Вера от всего сердца: спасительный канат 9. Чем отличается Евангелие от религий? 10. Люди без Евангелия: спасенные или погибшие? 11. Что нам делать? Обращение и...»

«2/2010 ТЕМА НОМЕРА: П О В С Е Д Н Е В Н А Я РЕЧЬ ст е дж й Да [мир русского слова] ЕСТ ДЖ ДАЙ В НОМЕРЕ: [официальные материалы] 19 В. М. Грязнова Риторический аспект в подготовке учащихся к ЕГЭ 2 XII Конгресс МАПРЯЛ Русский язык и литература во по русскому языку времени и пространстве (8–12 мая 2011 года, Шанхай) [некрологи] [повседневная речь] 20 Светлана Кирилловна Милославская 3 И. Т. Касавин Повседневность: сакральное и профанное 20 Нина Михайловна Каухчишвили 4 В. И. Коньков [представляем...»

«Содержание: 1. Урок 1. Практика быстрого чтения за 10 минут 2 2. Урок 2. Как правильно повторять 4 3. Урок 3. Как научиться читать быстрее 8 4. Урок 4. Как правильно работать с текстом 13 5. Урок 5. Практика 15 6. Урок 6. Практикуемся не на скорость, а на понимание текста 28 7. Заключение 33 Эффективный курс быстрого чтения http://www.fastread.info/ Страница 1 Урок 1. Читать 100 страниц в час – это минимальные требования на сегодняшний день к любому высокооплачиваемому работнику. От того как мы...»

«1 Пояснительная записка Программа спортивной подготовки для детско-юношеской спортивной школы Авангард г. Белореченска (ДЮСШ) по тяжелой атлетике составлена на основе Примерной программы спортивной подготовки для ДЮСШ, СДЮСШОР (Федеральное агентство Российской Федерации по физической культуре и спорту, издательство Советский спорт, Москва, 2005), Методических рекомендаций по организации деятельности спортивных школ в Российской Федерации (письмо Министерства образования и науки РФ от 29.09.2006...»

«Содержание Дополнения Акопян Л.Г. Педагогическая сущность диалогического общения Валитова Л.Р. Учет социально-психологических особенностей студентов вуза в формировании иноязычной культуры Вергаскина Л. В. Формирование основ профессиональных навыков у студентов юристов в процессе обучения Витвицкая Л.А. Формы взаимодействия учителя и ученика на уроке Габдуллин С.С. Компьютеры и их роль при обучении иностранному языку в группах с двухпрофильной подготовкой студентов Граматик Е.А. Инновационные...»

«Богословские труды 22 ISSN 0320—0213 МОСКОВСКАЯ ПАТРИАРХИЯ БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ СБОРНИК ДВАДЦАТЬ ВТОРОЙ ИЗДАНИЕ МОСКОВСКОЙ ПАТРИАРХИИ МОСКВА · 1981 СОДЕРЖАНИЕ Архиепископ Сергий (Голубцов). Воплощение богословских идей в творчестве преподобного Андрея Рублева 3 Проф. Н. Д. Успенский. Византийская литургия (Гл. 2).... 68 Монахиня Игнатия. Преподобный Косма Маиумский и его каноны 116 Минуций Феликс. Октавий 139 Н. А. Моисеев. 600 лет победы на Куликовом поле. Библиография CONTENTS Archbishop...»

«Николай Дудко Прочти! Огромное Спасибо за поддержку в период написания этой книги выражаю первому и главному своему критику - девушке с обворожительной улыбкой, прекрасными глазами и просто чудесному человеку – Кудряшке Ю. Содержание: Глава 1: Мой город. Глава 2: Об общественном транспорте. Глава 3: О торговле. Глава 4: О людях. Глава 5: О труде. Глава 6: О девушках. Глава 7: О моде и культуре. Глава 8: О СМИ. Глава 9: Об образовании. Глава 10: О медицине. Глава 11: О ритуальном. Глава 12:...»

«Вестник интенсивной терапии, 2003 г, №1 и №2 ПРОКАЛЬЦИТОНИН: НОВЫЙ ЛАБОРАТОРНЫЙ ДИАГНОСТИЧЕСКИЙ МАРКЕР СЕПСИСА И ГНОЙНО-СЕПТИЧЕСКИХ ОСЛОЖНЕНИЙ В ХИРУРГИИ Б.Р.Гельфанд, М.И.Филимонов, Т.Б.Бражник, Н.А.Сергеева, С.З.Бурневич Часть I после обширных хирургических вмешаВведение тельств [22] и даже при тяжелой сердечной Тяжелые инфекции и сепсис являются недостаточности [22, 78]. Поэтому часто распространенными причинами заболевае- трудно дифференцировать пациентов с сисмости и смертности в...»

«ГОДОВОЙ ДОКЛАД 2008 ГОД Фотографии: Обложка: Юная гватемалка, поднимающая руку во время занятий. Девочка, обучающаяся в школе Эль-Ллано, участвует в организованной при поддержке ЮНФПА программе, цель которой заключается в расширении возможностей для девочек-подростков из числа коренного населения. © Марк Тушман Предисловие: Пан Ги Мун, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций © Марк Гартен/Организация Объединенных Наций Обращение Директора-исполнителя: Сорая Ахмед Обейд,...»

«И. А. Халий О. В. Аксенова В. В. Мельникова Социокультурные основания деятельности современных российских неправительственных организаций Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/inab_2010_01.pdf Перепечатка с сайта Института социологии РАН http://www.isras.ru/ УЧРЕЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ РАН Информационно-аналитический бюллетень ИНАБ № 1 — 2010 СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВАНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОВРЕМЕННЫХ РОССИЙСКИХ НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ Москва —...»

«БАГРАТ ДЖАНАШИА АБХАЗСКАЯ ЛЕКСИКА ВИНОГРАДАРСТВА И ВИНОДЕЛИЯ ТБИЛИСИ 2010 Сухумский государственный университет Институт абхазского языка и культуры БАГРАТ ДЖАНАШИА АБХАЗСКАЯ ЛЕКСИКА ВИНОГРАДАРСТВА И ВИНОДЕЛИЯ Редакторы: К.В. Ломтатидзе Т.И. Гванцеладзе Рецензенты: Э.К. Килба В.Х. Конджариа Тбилиси 2010 soxumis saxelmwifo universiteti afxazuri enisa da kulturis instituti bagrat janaSia mevenaxeobisa da meRvineobis afxazuri leqsika redaqtorebi: q. lomTaTiZe T. gvancelaZe recenzentebi: e. kilba...»

«Ольга Биантовская Графика. Плакат Ольга Биантовская Графика Плакат Olga Biantovskaya Graphic works. Posters Санкт-Петербург, 2010 Моей дорогой маме. Этот альбом посвящен творчеству петербургского художника-графика и плакатиста Ольги Александровны Биантовской. Свыше 40 лет Ольга Александровна создает работы в присущем ей классическом стиле, который находит свое отражение в театральных плакатах, иллюстрациях к произведениям литературных классиков и поэтов, детских сказках и работах о своем родном...»

«КУЛЬТУРНЫЙ ЛАНДШАФТ МОРДОВИИ (ГЕОЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ И ЛАНДШАФТНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ) САРАНСК ИЗДАТЕЛЬСТВО МОРДОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2003 УДК 712(470.345) ББК Д82 К90 Рецензенты: доктор географических наук Е. Ю. Колбовский кандидат географических наук В. Н. Сафонов Авторский коллектив: А. А. Ямашкин, И. Е. Тимашев, В. Б. Махаев, В. А. Моисеенко, Ю. К. Стульцев, В. Ф. Вавилин, Н. А. Кильдишова, М. В. Ямашкина, В. Н. Масляев Авторы фотографий: Н. А. Бармин, Н. В. Проказова, В. Ф. Федотова Научный...»





Загрузка...



 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.