WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 |

«ГЕВОРГЯН ЛИЛИЯ РАФАЭЛОВНА ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ НУКЛЕО ЦМФ (NUCLEO CMP) И ТИМЬЯНА (THYME) ПРИ КРАШЕ СЕДАЛИЩНОГО НЕРВА ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата ...»

-- [ Страница 1 ] --

НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ

ИНСТИТУТ ФИЗИОЛОГИИ ИМЕНИ Л.А.ОРБЕЛИ

ГЕВОРГЯН ЛИЛИЯ РАФАЭЛОВНА

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ НУКЛЕО ЦМФ (NUCLEO CMP)

И ТИМЬЯНА (THYME) ПРИ КРАШЕ СЕДАЛИЩНОГО

НЕРВА

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата биологических наук по специальности 03.00.09 – «Физиология человека и животных»

Научный руководитель:

д.б.н. Чавушян-Папян В.А.

ЕРЕВАН 2014 1

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ОБЗОР МЕХАНИЗМОВ ДEГЕНЕРАЦИИ И РЕГЕНЕРАЦИИ

ПЕРИФЕРИЧЕСКОГО НЕРВА И ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ МИШЕНЕЙ НУКЛЕОТИДОВ И

ФИТОФЛАВОНОИДОВ В УСЛОВИЯХ НЕЙРОДЕГЕНЕРАЦИИ.......…………………….. 1.1. Современные представления о нормальной и посттравматической периферической нервной системе

А) Анатомические и физиологические особенности периферической нервной системы...... Б) Типы нервного повреждения

В) Общие представления о дегенерации и регенерации.в периферической нервной системе 1.2. Обзор представлений о механизмах нуклеотидной терапии в ЦНС и ПНС

Фармакологическая активность растительных флаваноидов: предпосылки 1. альтернативной нейропротекции

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ…………..………………..............

ГЛАВА 3. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ. ОЦЕНКА ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ

ЭФФЕКТИВНОСТИ НУКЛЕОТИДОВ И ТИМЬЯНА НА ПОКАЗАТЕЛИ МОТОРНОЙ И

ЧУВСТВИТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИЙ, ПАРАМЕТРЫ ЭЛЕКТРОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ

АКТИВНОСТИ НЕЙРОНОВ СПИННОГО И ГОЛОВНОГО МОЗГА, МОРФОЛОГИЧЕСКОЕ

СОСТОЯНИЕ НЕРВА НА КРЫСИНОЙ МОДЕЛИ КРАШ-ПОВРЕЖДЕНИЯ

СЕДАЛИЩНОГО НЕРВА

3.1. ОЦЕНКА ЧУВСТВИТЕЛЬНОЙ И ДВИГАТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИЙ ПОВРЕЖДЕННОЙ

КОНЕЧНОСТИ, ЭЛЕКТРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ НЕЙРОНОВ

СПИННОГО И ГОЛОВНОГО МОЗГА, МОРФОЛОГИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ НЕРВА

ПОСЛЕ УНИЛАТЕРАЛЬНОГО КРАША СЕДАЛИЩНОГО НЕРВА………………………... 3.1.1. Исследование динамики изменений чувствительной и двигательной реинервации поврежденной конечности после унилатерального краша седалищного нерва..……………. 3.1.2. А) Электрофизиологическое исследование активности мотонейронов спинного мозга, вызванной на стимуляцию n.tibialis и n.peroneus communis в норме и после унилатерального краша седалищного нерва……………….

3.1.2. Б) Электрофизиологическое исследование активности латерального вестибулярного ядра, вызванной на стимуляцию седалищного нерва в норме и после унилатерального краша седалищного нерва …

3.1.3. Морфологическое изучение поврежденного нерва в группе контроль…………............… 3.1.4. Обсуждение результатов

3.2. ОЦЕНКА ЧУВСТВИТЕЛЬНОЙ И ДВИГАТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИЙ ПОВРЕЖДЕННОЙ

КОНЕЧНОСТИ, ЭЛЕКТРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ НЕЙРОНОВ

СПИННОГО И ГОЛОВНОГО МОЗГА, МОРФОЛОГИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ НЕРВА

ПОСЛЕ УНИЛАТЕРАЛЬНОГО КРАША СЕДАЛИЩНОГО НЕРВА В УСЛОВИЯХ

СИСТЕМНОГО ПРИМЕНЕНИЯ НУКЛЕО ЦМФ ……………………………………………... 3.2.1. Исследование динамики изменений чувствительной и двигательной реинервации поврежденной конечности в условиях системного введения Нуклео ЦМФ после унилатерального краша седалищного нерва

3.2.2. А) Электрофизиологическое исследование активности мотонейронов спинного мозга, вызванной на стимуляцию n.tibialis и n.peroneus communi, в условиях системного введения Нуклео ЦМФ после унилатерального краша седалищного нерва ……………

3.2.2. Б) Электрофизиологическое исследование активности латерального вестибулярного ядра, вызванной на стимуляцию седалищного нерва, в условиях системного введения Нуклео ЦМФ после унилатерального краша седалищного нерва

3.2.2. В) Изучение динамики изменений электрофизиологических показателей воздействия однократной терапевтической дозы Нуклео ЦМФ

3.2.3. Морфологическое изучение поврежденного нерва в группе Нуклео ЦМФ

3.2.4. Обсуждение результатов

3.3. ОЦЕНКА ЧУВСТВИТЕЛЬНОЙ И ДВИГАТЕЛЬНОЙ ФУНКЦИЙ ПОВРЕЖДЕННОЙ

КОНЕЧНОСТИ, ЭЛЕКТРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ПАРАМЕТРОВ НЕЙРОНОВ

СПИННОГО И ГОЛОВНОГО МОЗГА, МОРФОЛОГИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ НЕРВА

ПОСЛЕ УНИЛАТЕРАЛЬНОГО КРАША СЕДАЛИЩНОГО НЕРВА В УСЛОВИЯХ

СИСТЕМНОГО ПРИМЕНЕНИЯ ТИМЬЯНА…………………………………………………... 3.3.1. Исследование динамики изменений чувствительной и двигательной реинервации поврежденной конечности в условиях системного введения экстракта Thymus после унилатерального краша седалищного нерва.

3.3.2. А) Электрофизиологическое исследование активности мотонейронов спинного мозга, вызванной на стимуляцию n.tibialis и n.peroneus communis, в условиях системного введения экстракта Thymus после унилатерального краша седалищного нерва

3.3.2. Б) Электрофизиологическое исследование активности латерального вестибулярного ядра, вызванной на стимуляцию седалищного нерва, в условиях системного введения экстракта Thymus serpyllum после унилатерального краша седалищного нерва

3.3.2. В) Изучение динамики изменений электрофизиологических показателей воздействия однократной терапевтической дозы экстракта Thymus serpyllum

3.3.3. Морфологическое изучение поврежденного нерва в группе Thymus serpyllum................. 3.3.4. Обсуждение результатов ………………………

ЗАКЛЮЧЕНИЕ …...…………………………………………………………………………….... ВЫВОДЫ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СОКРАЩЕНИЙ

АХР – ацетилхолиновый рецептор iNOS – inducible nitric oxide synthase ГАМК– гамма-аминомасляная кислота MAP – Mitogen-Activated Protein ГЭБ – гемато-энцефалический барьер МАРК–mitogen-activated protein kinases ЛВЯ – латеральное вестибулярное ядро протеинкиназа) ПН – периферические нервы МСР-1–monocyte chemotactic protein- ПОЛ – перекисное окисление липидов MEK – mitogen-activated/extracellular ПТД – посттетаническая потенциация signal-regulated kinase ПТП – посттетаническая потенциация NF-B–nuclear factor-Kappa B (ядерный ТД – тетаническая депрессия NGF – nerve growth factor (фактор роста ATP – adenosine triphosphate (аденозин PI3K – phosphatidylinositol 3-kinase Bcl-2 – B-cell lymphoma 2 (регулятор ROS – reactive oxygen species BDNF– brain derived neurotrophic factor CDP-choline–Citidine-5-diphosphocholine transcription-1 (преобразователь (цитидин-5-дифосфохолин) CNTF– ciliary neurotrophic factor (цилиарный нейротрофический TNF – tumor necrosis factor (фактор COX-2– cyclooxygenase-2 TRPA1–Transient Receptor Potential CREB– cAMP response element binding TRPV3 – Transient Receptor Potential CTP-choline–cytidine-5-triphocholine UDP – Uridine 5'-diphosphate (уридин-5'дифосфат) (цитидин-5-трифосфохолин) ErbB2– epidermal growth factor receptor 2 UMP – Uridine monophosphate (уридин-5'рецептор эпидермального монофосфат) ERK – extracellular signal-regulated kinase (экстраклеточная сигналрегулируемая киназа) IGF – insuline-like growth factor (инсулиноподобный фактор роста)

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность работы. По эпидемиологическим данным заболевания периферической нервной системы занимают второе место среди заболеваний с временной утратой трудоспособности и составляют почти половину неврологической заболеваемости взрослого населения. Функциональная неполноценность после повреждения седалищного нерва может иметь значильное социо-экономическое воздействие [Rosberg H. et al., 2005]. Известная способность Шванновских клеток (ШК) поддерживать аксональную регенерацию в периферической нервной системе, в отличие от олигодендроцитов ЦНС (центральной нервной системы), создало неправильное представление о непременном успешном функциональном восстановлении. В литературных источниках обсуждаются факты прогрессивного редуцирования числа мотонейронов, регенерирующих свои аксоны, в условиях пролонгированного лишения поврежденного нейрона своей мишени (хроническая аксотомия) и длительной денервированности ШК дистального нервного культьи (хроническая денервация) [Gordon T., 2003; 2009].

Травматическое повреждение ПН (периферических нервов) сопровождается Уоллеровской дегенерацией, апоптозом некоторых нейронов, неправильным ростом двигательных и чувствительных нейритов. Основным барьером функционального восстановления является аномальная регенерация, поэтому клиницисты отмечают, что «центральная проблема не в активации регенерации аксонов, а в направлении таковых к собственным истокам» [Campbell W., 2008]. Хотя повреждение периферического нерва ассоциируется с активацией в спинном мозге проапоптотического транскрипционного фактора, сопряженного с PI3K (phosphatidylinositol 3-kinase) [Mantuano E. et al., 2011], инициирующего основные механизмы выживания поврежденных ШК, тем не менее, отсутствие двигательного восстановления после длительной денервации у мышей считаетя в большей степени результатом реформирования синапсов, чем провала роста аксонов [Ma C.

et al., 2011]. Прогрессирующая демиелинизация и пролиферация ШК, вызванные сдавливанием периферического нерва, индуцируют значительные изменения активности ионных каналов с последующими альтерациями образцов генерации и скорости проведения импульса [Mert T. et al., 2005]. Поэтому повышение уровня аксональной регенерации и/или реактивация ШК дистального обрубка периферического нерва выступает эффективной экспериментальной стратегией стимулирования аксональной регенерации и функционального восстановления при хронической денервации [Sulaiman O., 2009].

После повреждения периферического нерва аксоны и миелиновые оболочки дистальнее места повреждения деградируют, и продукты дегенерации устраняются объединенным действием денервированных ШК и инфильтрирующихся макрофагов. Уоллеровская дегенерация обслуживает установление микросреды, благоприятной для аксонального рероста. ШК в эндоневральных трубочках дистального нерва дедифференциируются по направлению немиелинизированного пролиферативного фенотипа, который сверхэкспрессирует ростовые факторы, молекулы клеточной адгезии и внеклеточный марикс для поддержания/ускорения регенерации [Rodrguez F., 2004]. Хотя краш-поврежденный периферический нерв сохраняет анатомическую непрерывность, спонтанное восстановление, и, так или иначе, реиннервирует ткани-мишени [Luis A. et al., 2007; Mazzer P., 2008], тем не менее удлинение сроков реиннервации делает более значительным шанс долговременной денервационной атрофии тканей-мишеней. Поэтому ускорение регенерации нерва является решающим фактором для установления удовлетворительного функционального результата [Yuan Y., 2010].

Специализированные спинальные цепи, вовлеченные в контроль генерации и модуляции локомоторных паттернов способны самовоспроизводиться, даже в условиях отсутствия нисходящих или периферических входов [Guertin P., 2012], тем самым выступая надежной базой локомоторной пластичности и приспособляемости [Harris-Warrick R.M.

2011]. Однако, регуляция запуска и выполнения двигательной функции с участием скелетной мускулатуры осуществляется также двигательными центрами ЦНС. Проводящие пути ЦНС связывают центры головного мозга между собой и со спинным мозгом, в обе стороны. В частности, в спинной мозг нисходит вестибулоспинальный путь, а из спинного мозга поднимается в головной спиновестибулярный восходящий путь, чем и обеспечивается синхронная обработка поступающей из периферии информации. Вестибулоспинальный тракт начинается преимущественно от нейронов ЛВЯ (латерального вестибулярного ядра), аксоны которого в виде латерального вестибулоспинального тракта, не перекрещиваясь, направляются в спинной мозг, где заканчиваются на интернейронах поясничных сегментов.

Аксоны интернейронов переключаются на -малые и -мотонейроны передних рогов спинного мозга, контролирующие функционирование седалищного нерва [Boyle R., 2000].

В качестве воспроизводимой и стандартизированной модели повреждения седалищного нерва принято использование сдавливания, или краширования (аксонотмезис) [Bozkurt A. et al., 2008]. Краш нерва – испытанная модель в экспериментальных исследованиях воздействия на регенерацию различных фармакологических лечений [Kah-Hui W., 2011].

Однако, окончательно не выяснены аспекты статической/динамической моторной функции, а также взаимосвязь между функциональным восстановлением и количеством восстановленных аксонов (без вовлечения явлений спраутинга на пораженном участке) [Neerven S. et al., 2012]. С целью диагностики и мониторинга, а также оценки фармакологической эффективности и профилирования новых и существующих препаратов в экспериментальных и клинических изучениях применяется количественное тестирование сенсорной чувствительности кожи и мышц [Arendt-Nielsen L., 2009]. Количественные сенсорные тесты – стандартизированные тесты, позволяющие оценить различные аспекты целостной соматосенсорной нервной системы, в частности нейропатии тонких нервных волокон, диабетические нейропатии [Verberne W. et al., 2013]. Считается, что для осмысления выбора стратегий восстановления нерва и терапевтических эффектов важны подходы с многосторонними независимыми оценочными инструментами [Bozkurt A. et al., 2011].

Поскольку в процессе Уоллеровской дегенерации после повреждения периферического нерва апоптоз и пролиферация ШК сосуществуют, и выраженность их генов имеет времязависимые особенности, то считается, что стратегии, регулирующие ШК обеспечивают теоретическую базу для совершенствования клинической терапии. PI3K-опосредованные пути, локализованые в ШК, вовлечены в дегенерацию и регенерацию поврежденного периферического нерва, и их оценка в проксимальном отделе раздавленного седалищного нерва спустя 1-30 дней позволила заключить о преимущественной апрегуляции в ипсилатеральном проксимальном нерве при аксонной регенерации [Sun G. et al., 2013].

Иммуногистологическими изучениями доказаны роль ERK (extracellular signal-regulated protein kinase) в регенерации аксонов в дистальном отделе крашированного седалищного нерва и их участие в регулировании пролиферации и редифференциации ШК [Yamazaki T. et al., 2009].

мотонейронов спинного мозга [Minasyan A. et al., 2011] и нейронов ЛВЯ после краша седалищного нерва.

В то же время, при повреждении периферических нервов показано значительное повышение потребности в пиримидиновых нуклеотидах [Moses E. et al., 1982], поскольку пораженная нервная ткань не способна синтезировать их вследствие истощения запасов соответствующих ферментов [Gerbershaden H., 1992]. Применение физиологических пиримидиновых нуклеотидов (в частности, уридина монофосфата и цитидина монофосфата) значительно ускоряет регенерацию нервных путей после травматического разрушения ткани [Watting B. et al., 1991], а также влияет на синтез миелиновых оболочек и метаболические пути, продуцирующие энергию, и аффектирует уровни различных нейротрансмиттеров [Ortinau S. et al., 2003; Secades J., 2011]. Препараты, увеличивающие синтез структурных фосфолипидов мембран и оказывающие защитное и репаративное действие, широко исследуются в головном мозге [Saver J., 2010], однако мало изучены относительно периферических нервов [Ozay R. et al., 2007; Parisi V. et al., 2008; Schuettauf F. et al., 2006].

Перспективным направлением в терапии повреждений спинного мозга являются агонисты рецепторов пуриновых нуклеотидов, механизмы действия которых связаны с активацией специфических пуринорецепторов на мембране нервных клеток [Illes P., Ribeiro J., 2004; Viana F., 2011]. Так, потенциальный нейропротекторный эффект этих нуклеотидов при активации пуринэргических рецепторов P2Y связан со снижением выброса глутамата из терминалей нейронов, блокадой Са2+ каналов в спинном мозге [Secades J., 2011] и подавлением глутаматной эксайтотоксичности [Moses E. et al., 1982]. С другой стороны, фармакологические манипуляции с применением агонистов и антагонистов обеспечили идентификацию мишеней (рецепторов и каналов), связанных с генерацией и модуляцией локомоции: установлено, что ионотропные рецепторы глутамата и рецепторы 5гидрокситриптамина в ламинах VII–VIII спинного мозга вовлечны в активацию центральных паттернов [Guertin P., 2009].

характеристиками, нуклеотидная терапия цитиколином (препарат содержит нуклеотиды) эффективна при лечении травматической нейродегенерации ЦНС и периферической нервной системы (ПНС) [Qureshi I., 2010]. Терапевтические эффекты цитиколина обеспечиваются его способностью: 1) повышать синтез фосфатидилхолина – первичного компонента нейрональных мембран; 2) повышать синтез ацетилхолина; 3) стимулировать синтез других мембранных фосфолипидов, включая фосфатидилэтаноламин и фосфатидилсерин, ведущий к восстановлению и регенерации аксонов и синапсов; и 4) превентировать аккумуляцию свободных жирных кислот и генерацию свободных радикалов провоспалительных событий [Qureshi I., 2010]. Благоприятные эффекты цитиколина также наблюдались в экспериментальных моделях черепномозговой травмы [Menku A., 2010], травматического повреждения спинного мозга [Cakir E., 2005; Yucel N., 2006; Coskun C., 2010; Turkkan A., 2010], частичного раздавливания зрительного нерва [Schuettauf F., 2006].

Травматическая нейродегенерация – мультифакторный процесс, сопровождаемый оксидативным стрессом, нейровоспалением, снижением выраженности трофических факторов в головном и спинном мозге. Дегенерация нейронов и потеря синапсов становятся причиной двигательных нарушений [Wishart Т. et al., 2006; Farooqui А., 2010]. Адаптивные ответы клеточного стресса требуют не только активации про-выживающих генов, но и индукции / экспрессии антиоксидативных и антиапоптотических молекул. В этом ключе, натуральные продукты имеют значительный вклад в лечебные мультимишенные стратегии нейродегенеративных заболеваний [Joyner P., 2011], в частности, актуальным остается исследование цитопротективного потенциала полифенольных фитохимических агентов [Calabrese V., 2008]. Растительные экстракты, имеющие позитивное взаимоотношение между тотальным содержанием фенолов, флавоноидов и антиоксидантной способностью, имеют также антихолинэстеразную активность и могут рассматриваться как источники нейропротективных фитомолекул в альтернативной терапии [Tavares L., 2011]. Однако, весьма ограничено их использование в качестве альтернативной растительной фармакотерапии для восстановления периферических нервов [Hsu et al., 2004; Mucimapura S.

et al., 2010; Renno W. et al., 2013].

Принимая во внимание существенные нейропротективные свойства полифенолов (в частности флавоноидов) при дегенерации седалищного нерва [Renno W. et al., 2013], а также антиоксидантные эффекты водного настоя Thymus serpyllum L., обуславливаемые высоким содержанием полифенолов (quercetin, eriocitrin, luteolin-7-O-glucoside, apigenin-7-O-glucoside, luteolin, apigenin) [Kulisi T. 2007], и тот факт, что монотерпеноиды из Thymol (Thymus vulgaris и Thymus serpyllum) в нервной системе активируют TRPV3, TRPA1 рецепторы [Karashima Y. 2007; Xu H. 2006; Vogt-Eisele A. 2007; Viana F. 2011], которые являются терапевтическими мишенями при периферических нейропатиях [Kennedy W. 2010], нами выдвинуто предположение о возможной нейропротекторной эффективности Thymus vulgaris и Thymus serpyllum при краш-повреждении седалищного нерва. Учитывая, что важнейшим свойством TRPV3, TRPA1 рецепторов является модификация ионных каналов [Chung M., 2008], актуально электрофизиологическое исследование возможного нейропротективного потенциала Тимьяна при краш-повреждении седалищного нерва.

Thymus vulgaris (чабрец обыкновенный) и Thymus serpyllum (чабрец ползучий) получили широкое применение в медицине благодаря высокой антибактериальной, антигрибковой, антиоксидантной, седативной, спазмолитической свойствам, обусловленным высоким содержанием биологически активных веществ [Zaha A. et al., 2008; Sandhar H. et al.

2011; Hussain A. 2009]. На базе Института гидропонических проблем им. Г.С. Давтяна разработан биотехнологический способ получения высококачественного лекарственного сырья (сопряженный метод клонального микроразмножения in vitro и гидропоники) [Sargsyan E., 2011], дающий возможность широкого применения малотоксичных растений.

Целью исследования явилась оценка терапевтической эффективности препарата Нуклео ЦМФ и этанольного экстракта Thymus serpyllum при унилатеральном краше (или раздавливании) седалищного нерва крыс. В задачи исследования входили:

• изучение динамики и степени восстановления поврежденных нервов на основе поведенческого тестирования показателей моторной и чувствительной функций в группах норма, контроль (краш-повреждение), краш-Нуклео ЦМФ (положительный контроль) и краш-Thymus serpyllum;

• изучение спайковой активности одиночных мотонейронов поясничного отдела спинного мозга, вызванной на ВЧС (высокочастотную стимуляцию) дистальных коллатеральных ответвлений (nervus tibialis и nervus peroneus communis) поврежденного седалищного нерва в группах норма, краш-повреждение (контроль), Нуклео ЦМФ (положительный контроль) и Thymus serpyllum;

• изучение спайковой активности одиночных нейронов ЛВЯ, вызванной на ВЧС дистального участка поврежденного седалищного нерва в группах норма, краш-повреждение (контроль), Нуклео ЦМФ (положительный контроль) и Thymus serpyllum;

• изучение динамики изменений вызванной активности единичных мотонейронов спинного мозга и нейронов ЛВЯ после однократного внутримышечного введения терапевтической дозы Нуклео ЦМФ и экстракта Thymus serpyllum, для выявления электрофизиологических параметров возможных механизмов воздействия.

Научная новизна. Впервые выявлена ускоренная по сравнению с контролем моторная реиннервация, а также значительное восстановление сенсорной функции к 30 дню после краша седалищного нерва в условиях системного применения Нуклео ЦМФ и Тимьяна. Получены новые электрофизиологические данные о смягчении аномального баланса типов вызванной активности мотонейронов поясничного отдела спинного мозга и нейронов ЛВЯ при высокочастотной стимуляции дистального участка поврежденного седалищного нерва, выявленного в контроле к 30 дню краша седалищного нерва, вследствии системного применения Нуклео ЦМФ и Тимьяна. Впервые показано повышение возбудительной активности единичных мотонейронов, и занижение фоновой / повышение вызванной активности единичных нейронов ЛВЯ после однократной в/м инъекции терапевтической дозы Нуклео ЦМФ, а также повышение фоновой / вызванной активности единичных мотонейронов и нейронов ЛВЯ после однократной в/м инъекция терапевтической дозы экстракта Thymus serpyllum, что указывает на стимулирующее воздействие Нуклео ЦМФ и Тимьяна на систему возбудительных и тормозных нейромедиаторов ЦНС – важный компонент нейрональной пластичности и протекции.

Научно-практическое значение работы. Получены новые данные, имеющие ценное теоретическое значение для вопросов клинического восстановления / реконструкции после повреждения периферического нерва, а также расширяющие возможности направленного поиска и изучения лекарственных препаратов для лечения больных с травматическими поражениями седалищного нерва. Совокупность поведенческих, электрофизиологических и морфогистохимических данных свидетельствует о повышении функциональных резервов нейронов центральной и периферической нервной системы, подвергшихся дегенеративным изменениям после раздавливания седалищного нерва, на фоне профилактического введения Нуклео ЦМФ (положительный контроль) и экстракта гидропонического Thymus serpyllum.

Получены данные, обеспечивающие основу, для разработки новых методов лечения нейродегенеративных заболеваний травматического генеза растительными антиоксидантами (в составе экстракта гидропонического Thymus serpyllum). Природные антиоксиданты экстракта Thymus serpyllum, модулируя сигнальные пути провыживания или проапоптоза могут иметь больший триггирующий потенциал, чем препараты с единичным механизмом ассоциированые с изменениями функциональной действенности сохранившихся нейронов спустя 30 дней после краша, как результат модификаций активационного статуса нейротрансмиттеров и нейрональной сигнализации, выявленной в образцах синаптической активности популяций мотонейронов и нейронов ЛВЯ. Имитацией клинической ситуации и детерминированием эффектов фармакологической коррекции существующим препаратом фундаментальное обоснование возможности клинической аппробации альтернативного варианта эффективного лечения краш-повреждения седалищного нерва.

конференции, посвященной 130-летию Л.А.Орбели «Physiological Mechanisms of Organisms’ Functional Regulation», Ереван 10-13 октябра 2012г.; на Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2013»; Конференции молодых ученных “New Aspects in Molecular Biotechnology and Biochemistry’’, 2013, Yerevan 27-29 июня 2013, Армения; IBRO-Kemali College on “RNA and the Etiology of Brain Disease”, 25-31 August 2013, Cortona Italy; Third Jubilee International Conference of Neuroscience and Biological Psychiatry, 2013, Yerevan, 22-24 Sept. 2013Armenia; International Symposium on Neuroscience and Biological Psychiatry “Stress and Behavior”, 20-21 Sept. 2013, Yerevan, Armenia; International Brain Research Organization (IBRO) School "Injury and regeneration of the nervous system". 25Oct.-1Nov 2013, Nantong, China Публикации и структура диссертации. По теме диссертации опубликовано 12 работ.

Диссертация изложена в традиционной форме на 125 страницах и включает 30 рисунков, таблиц. «Литературный обзор» изложен на 26 страницах, «Результаты и их обсуждение» - на 63 страницах. Список цитируемой литературы содержит 240 источников.

ОБЗОР МЕХАНИЗМОВ ДEГЕНЕРАЦИИ И РЕГЕНЕРАЦИИ ПЕРИФЕРИЧЕСКОГО

НЕРВА И ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ МИШЕНЕЙ НУКЛЕОТИДОВ И

ФИТОФЛАВОНОИДОВ В УСЛОВИЯХ НЕЙРОДЕГЕНЕРАЦИИ

1.1. Современные представления о нормальной и посттравматической периферической нервной системе Повреждение периферических нервов (ПН) – важная клиническая и социальная задача.

Хотя оно наиболее распространено в военное время, однако повреждения ПН, нервных сплетений и корешков составляют 5% от гражданских травм [Robinson L., 2000]. Изучение травмы ПН включает обширную характеристику процессов и факторов, способствующих регенерации нерва, реиннервации, посттравматической терапии [Campbell W., 2008].

А) Анатомические и физиологические особенности периферической нервной системы.

Нейроны взаимосвязаны в сложной коммуникационной сети, устанавливаемой в процессе развития для переправления сенсорной информации от периферических рецепторов чувствительных нейронов к головному и спинному мозгу, а также для передачи команд от ЦНС к эффекторным органам, в частности, к скелетным мышцам, иннервируемым двигательными нейронами (мотонейронами). Окружение ПН – завершенный комплекс, состоящий из аксональных проекций от нейронов, таких вспомогательных клеток как Шванновские клетки (ШК) и фибробластов, а также кровоснабжения нерва. Соединительная ткань, известная под названием эндоневриум, окружает аксоны ПН. Внутри ПН аксоны сгруппированы в пучки, окруженные соединительной тканью, известной как периневриум, а между пучками окружены эпиневриумом [Sunderland S., 1990]. Основной вспомогательной клеткой ПН является ШК. ШК многократно обволакивается вокруг аксона в спиралевидной форме и его плазматическая мембрана формирует липидный трубчатый колпак вокруг аксона, известный как миелиновая оболочка или нейролемма. ШК и миелиновая оболочка поддерживают и сохраняют аксоны и ориентируют аксоны во время аксональной регенерации, сопровождающей нервное повреждение [Ross M., 1989]. Известно, что через некоторое время регенерированные аксоны проявляют значительное предпочтение для роста вдоль внутренней части сохранившихся базальных пластин в дистальном нервном обрубке, хорошо описанных как “bands of Bungner” – “пояски/ленты Бюнгнера” [Farel P., 1993]. ШК по происхождению ассоциируются с формой миелинизированных аксонов, соединяющих весь путь от места перерезки ПН до дистальных конечных органов мишеней. Согласно критическим концепциям, возможность дистального предназначения регенерирующих аксонов в значительной степени детерминируется трубочками ШК, а именно их вхождением в место трансекции нерва. Работы с трансгенными мышами, с экспрессирующими флуоресцентными протеинами в их аксонах, верифицировали, что многие (но не все) регенерирующие аксоны расположенные дистальнее краш-повреждения остаются внутри пояска отдельной ШК, произрастающей в дистальный нервный обрубок [Witzel C., 2005]. В моторной системе было даже показано, что один и тот же аксон преимущественно реиннервирует те же нервно-мышечные соединения, и пояса ШК действуют в качестве механического сооружения, направляющего рост аксона. Тело нейрональной клетки – место синтеза практически всех протеинов и органелл клетки. Комплекс процессов, известный как антероградный транспорт, непрерывно перемещает вещество от тела нейрона, через аксон к терминальным синапсам. Эти транспортируемые субстанции включают нейротрансмиттеры, которые способствуют связи между нейроном и конечным органом через синаптическую щель [Witzel C., 2005] или, между мотонейроном и иннервируемой мышцей – через нервномышечное соединение. Наоборот, конечные органы, в частности мышцы, продуцируют вещества, дествующие как факторы роста нервов. Таковые через нервно-мышечный контакт направляются к аксону мотонейрона [Fox M., 2007]. Некоторые из этих веществ, или химические мессенджеры, индуцируемые ими, упаковываются и переправляются путем ретроградного транспорта от синапсов сквозь аксон к клеточному телу. Подобным способом нейроны и их конечный орган непрерывно информируются о статусе связи между ними.

Установлено, что информация от конечного органа формирует факторы, которые способствуют установлению связей нервных клеток и содействуют регенерации поврежденных нервных клеток. Например, известно, что мышца оказывает сильное воздействие на развитие и регенерацию двигательных нейронов, и в настоящее время показано, что даже внутри индивидуальной мышцы есть факторы, которые могут воздействовать на достоверность реиннервации [Chadaram S., 2007]. Имеются данные о том, что если отдельное мышечное волокно избирательно повреждено, аксонный терминал мотонейрона выше проксимального участка нейромышечного соединения быстро атрофируется и удаляется от мышечной постсинаптической позиции в течении часа [McCann C., 2007]. Моторные клетки вентрального рога спинного мозга имеют многополярные отростки, конфигурация которых характеризутся одним аксоном и множеством дендритов.

Этот тип клеток преобладает в периферических двигательных нервах [Guyton A, 1976].

Существует гистологически различимая зона, в которой периферическая нервная ткань отделяется от ЦНС. В этой переходной зоне, аксоны резко меняют типы от олигодендроцитов центральной зоны к ШК периферической зоны. В этой зоне аксоны, заключенные в мягкую мозговую оболочку, и после прохождения через трубку твердой мозговой оболочки, далее заключаются в периневрий. Этот переход происходит в дорсальном и вентральном корешках спинного мозга [Duncan I., 1980]. Эфферентные окончания двигательных единиц бывают двух типов. Нервные волокна с большим диаметром (альфа-мотонейроны) иннервируют экстрафузальные мышечные волокна, которые вместе с терминальными ветвями нерва называются двигательными единицами.

Гамма двигательные единицы снабжают интрафузальные мышечные волокна мышечных веретен. Их активность находится под воздействием базального мышечного тонуса и контролирует сенсорную активность мышечного веретена. Чем выше соотношение доли двигательных единиц к мышечным волокнам, тем более тонкий контроль может быть осуществлен [Duncan I., 1980].

Нервно-мышечное соединение является переходной зоной от периферического нерва к костно-мышечной системе. Когда нерв приближается к нервно-мышечному соединению, оболочка, состоящая из миелина и ШК прекращается. Клеточная мембрана аксона расширяется/растягивается, чтобы сформировать терминальное нейронное соединение объединенно с сарколеммой мембраны. В этой области, высвобожденный ацетилхолин и его рецепторы содействуют для передачи нервных импульсов опорно-двигательной системе [Guyton A., 1976]. Сенсорные рецепторы являются периферическим компонентом миелинизированных и немиелинизированных афферентных нервных волокон. Эти волокна, в свою очередь, заканчиваются в дорсальных корешках спинного мозга. Сенсорные рецепторы расположены в коже, мышечных веретенах, суставах и других областях, в которых нейрональный входной сигнал имеет важное значение для поддержания гомеостаза. Они преобразовывают различные формы энергии в нервные импульсы. Эти афферентные импульсы интегрированы на уровне спинномозговых сегментов или на более высоком уровне (в частности вестибулярные ядра головного мозга) и вызывают реакции, компенсирующие изменение гомеостаза. Механорецепторы превалируют в суставах и в зонах мышечных веретен. Суставные рецепторы обнаруживают ускорение в любом направлении данного сустава, и тем самым вносят свой вклад в компенсацию гравитационных воздействий. Мышечные механорецепторы от волокон мышечных веретен и сухожильных органов Гольджи в мышечно-сухожильных включениях являются местами сцепленных входов. Эти рецепторы, наряду с альфа-и гамма- двигательными нейронами и сегментами спинного мозга, определяют дугу сегментарного рефлекса. В клинических тестах отсутствие или отклонение от стандартного ответа может помочь в оценке локализации поражения периферического нерва [Eyzaguine C., 1975].

Ролью вестибулярных ядер в обработке периферической информации является сохранение равновесия в пространстве, обеспечение тоногенных механизмов, различного рода вегетативных реакций. Вестибулярный нерв входит в мозг вместе со слуховым в мостомозжечковом углу между продолговатым мозгом и варолиевым мостом и направляется к наружному углу дна IV желудочка, где располагаются ядра вестибулярного нерва: верхнее вестибулярное ядро; нижнее вестибулярное ядро; медиальное вестибулярное ядро;

латеральное вестибулярное ядро (ЛВЯ), или ядро Дейтерса. Перечисленные ядра имеют многочисленные афферентные и эфферентные связи. Афферентные импульсы ядра вестибулярного нерва получают из спинного мозга, мозжечка, ретикулярной формации ствола. Спинно-вестибулярные пути почти исключительно гомолатеральны и берут начало от нижних отделов спинного мозга, заканчиваясь в ядрах Дейтерса и Швальбе [Boyle R., 2000]. Церебелло-вестибулярные пути начинаются от различных отделов коры мозжечка, от фастигиального ядра мозжечка, проходят нижние ножки мозжечка и оканчиваются на ядрах Дейтерса, Роллера, Бехтерева своей и противоположной сторон. Эфферентные волокна от вестибулярных ядер участвуют в формировании заднего продольного пучка, описаны также эфферентные связи с мозжечком, ретикулярной формацией ствола. От ЛВЯ аксоны направляются к спинному мозгу в составе неперекрещенного вестибуло-спинального пути (пучок Левенталя), который достигает крестцового отдела и наиболее развит в шейном отделе спинного мозга. Посредством этого пути обеспечиваются связи вестибулярной системы с клетками передних рогов, а через них - с мышцами шеи, туловища и конечностей.

Ядра вестибулярного нерва имеют обоюдные связи, чем и обеспечивается синхронная обработка поступающей из периферии информации. Латеральный вестибулоспинальный тракт является одним из основных путей нисходящего управления разгибательных мышц тела. Каудально-проектированные нейроны латерального вестибулоспинального тракта представляют собой в основном быстрые каналы связи между ЛВЯ и спинальными двигательными цепями, управляющими нижними конечностями и хвостом [Boyle R., 2000].

Внутриклеточное питание и транспорт биохимических веществ, участвующих в процессе регенерации после повреждения нерва, обеспечиваются аксоном [Schwartz J., 1980;

Duncan I., 1980]. Синтез большинства белков и питательных веществ производятся в теле нервной клетки. Ранние экспериментальные работы по повреждению и регенерации нерва показали, что средний рост нерва в сутки состовляет от 1 мм до 3 мм в день. Выявлено, что миграция аксоплазмы происходит в направлении от тел нервных клеток к периферии; эта миграция была классифицирована как аксоплазматический поток [Schwartz J.,1980].

Функцией аксонального транспорта является движение нейротрансмиттерных веществ и материалов замены аксолеммы из тела нервной клетки к периферии нерва. Тем не менее, был сделан вывод, что аксональный транспорт не однонаправленный. В сети микротрубочек может осуществляться ретроградный, а также антероградный поток веществ. Нормальной функцией ретроградного транспорта является возвращение от клеточных мембран в тело клетки для деградации или ресинтеза и возвращение части синаптических везикул к телу нервных клеток для переработки. Скорость ретроградного транспорта составляет от половины до двух третей антероградной проводимости [Schwartz J., 1980]. Cенсорная проводимость инициируется с периферических рецепторов и проводится центрально к дорсальным спинномозговым корешкам. Импульс вызывает рефлекторную дугу в сегментарном сером веществе и может быть передан вставочными нейронами для последующей интеграции в высшие центры [Eyzaguine C., 1975].

Б) Типы нервного повреждения. Клиническое прогнозирование и лечение поврежденного ПН зависят от места и протяженности повреждения, и вопреки регенерации, обширные повреждения могут приводить к параличу всей конечности или дистальной части конечности. В отличие от ЦНС, регенерация в ПНС возможна [Fenrich K., Gordon T., 2004].

Используются две классификационные схемы повреждения периферического нерва – Седдона [Seddon H., 1942) и Сандерленда [Sunderland S., 1951]. Согласно Седдону, наиболее тяжелые повреждения классифицированы как аксонотмезис и нейротмезис. Аксонотмезис характеризуется превалирующим разрушением аксона и сравнительной интактностью соединительной ткани и Шванновских трубок. Она типична при растяжениях. Наоборот, нейротмезис включает разрыв нервного ствола и структур соединительной ткани. Такой вид повреждения встречается, когда нерв полностью разъединяется или очень сильно раздавливается. Когда эндоневральные трубочки ШК остаются интактными, прогноз хороший, однако разрушение таковых приводит к потере установленных путей, по которым могла бы направляться регенерация. Основным ключом восстановления функции после повреждения ПН является правильная/точная регенерация аксонов к своим первоначальным мишеням. Признанные лидеры клиницисты постулируют: «Основная проблема не в стимулировании регенерации аксона, а в том, чтобы направить их к собственным истокам»

[Sunderland S., 1991]. На уровне смешанных ПН (к таковым относится и седалищный нерв), когда чувствительные и двигательные аксоны объединены, корректный дискриминированный выбор для соответствующих терминальных нервных ответвлений в участке повреждения является необходимой предпосылкой для последующей благополучной реиннервации соответствующих мишеней. Неправильно адрессованная регенерация моторных аксонов к сенсорным органам, а сенсорных аксонов к мышцам – основной барьер функционального восстановления.

Нет единичной классификационной системы, описывающей многочисленные вариации нервного повреждения. Многие системы пытаются кореллировать степень повреждения с симптомами, патологией и прогнозами. Седдон внедрил классификацию повреждений нерва на основе трех основных типов повреждений нервных волокон и целостности нерва [Seddon H., 1942]. Самая низкая степень повреждения нерва, в котором нерв остается нетронутой, но нарушена способность передачи сигналов, называется нейропраксия. Вторая степень, в которой поврежден аксон, но окружающая соединительная ткань остается неповрежденной, называется аксонотмезис. Последная степень, в которой и аксон и соединительная ткань повреждены называется нейротмезис [Campbell W., 2008]. Нейропраксия – это наименее тяжелая форма повреждений нерва, с полным выздоровлением. В этом случае подлинные структуры нерва остаются неизменными, но существует нарушение проводимости импульса по нервному волокну. Чаще всего, это связано с раздавливанием нерва или нарушением кровоснабжения (ишемией). Существует временная потеря функции, которая обратима в течение нескольких часов до нескольких месяцев после травмы (в среднем 6-9 недель);

Уоллеровская дегенерация не происходит, следовательно восстановление не вовлекает фактическую регенерацию. Существует более частая вовлечённость двигательной, чем сенсорной функции, с сохраненной автономной функцией. В электродиагностических тестированиях с изучением нервной проводимости, на 10-й день присутствует нормальный состав амплитуды потенциала двигательной функции дистальнее от поражения, и это указывает на диагноз мягкой нейропраксии вместо аксонотмезиса или нейротмезиса [Faubel C., 2010]. Аксонотмезис – это более тяжелое повреждение нерва с разрывом нейронального аксона, но с сохранением миелиновой оболочки. Этот тип повреждения нерва может вызвать двигательный, чувствительный и автономный (вегетативный) паралич. Главным образом наблюдается при краш-повреждении. Если сила, создающая повреждение нерва, удаляется своевременно, аксон может регенерировать, что приводит к восстановлению. Нерв проявляет быструю и полную дегенерацию электрических показателей, с потерей произвольных двигательных единиц (мотонейронов). Аксонотмезис является нарушением аксонов нервной клетки, с Уоллеровской дегенерацией, происходящий дистально и незначительно проксимально по отношению к месту повреждения. Если аксоны и их миелиновые оболочки повреждены, но ШК, эндоневрий, периневрий и эпиневрий остаются нетронутыми, то процесс называется аксонотмезис. Аксонотмезис обычно является результатом более тяжелой контузии или раздавливания, чем нейропраксия [Otto D. et al., 1989]. При аксонотмезисе проксимальная часть восстановливается путем его прорастания с помощью конуса роста, а в дистальном отделе происходит дегенерация аксонов. Скорость разрастания волокон регенерирующего нерва составляет около 1 - 2 мм в день, так что, восстановление проводимости к мишенным структурам зависит не только от возобновления рероста в соответствующие эндоневральные трубки (эндоневрия), но и от вовлеченного расстояния [Mattson C., 2006]. Регенерация двигателных конечных пластин может иметь место до тех пор, пока эндоневральные канальцы не повреждены. Аксонотмезис предполагает потерю относительной непрерывности/целостности аксона и покрывающего его миелина, но сохранение соединительнотканного каркаса нерва (инкапсулирующая ткань, эпиневрий и периневрий) сохраняются. Поскольку аксональная целостность утрачивается, происходит Уоллеровская дегенерация. Электромиография выполненная спустя от 2 до 4 недель показывает фибрилляции и денервационные потенциалы в мускулатуре дистальнее от места повреждения. При аксонотмезисе потери и в моторной и сенсорной областях спинного мозга являются более полными, чем при нейропраксии, и восстановление происходит только за счет регенерации аксонов, т.е. процесса, требующего времени. Аксонотмезис обычно является результатом более тяжелой компрессии или контузии, чем нейропраксия, но также может возникнуть при растягивании нерва (без повреждения эпиневрия). Как правило существует элемент ретроградной проксимальной дегенерации аксона, и для осуществления регенерации сначала необходимо преодолеть эту потерю. Регенерационные волокна должны пересекать место повреждения, и для регенерации через проксимальный или ретроградный участок дегенерации может потребоваться несколько недель. Затем конец нейрита прогрессирует вниз к дистальному участку. Проксимальное поражение может расти дистально от 2 до 3 мм в день, а дистальное поражение – медленнее чем 1,5 мм в день.

Регенерация происходит в течение от нескольких недель до нескольких лет.

Нейротмезис является наиболее тяжелым поражением с потенциалом восстановления.

Это происходит от тяжелой контузии, растяжения, рваных ран, или токсичности местных анестетиков. Не только аксон, но и инкапсулированная соединительная ткань теряют свою непрерывность. Крайней степенью нейротмезиса является транссекция, но большинство нейротметических травм не продуцируют массовую утрату непрерывности нерва, а внутреннее разрушение структуры нерва оказывается достаточным для привлечения периневрия и эндоневрия, а также аксонов и их оболочек.

В) Общие представления о дегенерации и регенерации в периферической нервной системе.

Уоллеровская дегенерация является процессом, который происходит во время перерезки или раздавливания нервного волокна, при котором часть аксона, отделенная от клеточного тела нейрона, дегенерирует дистальнее места повреждения. Она также известна как антероградная или ортоградная дегенерация. Соответствующий процесс, известный как "Уоллеровско-подобная дегенерация" встречается при многих нейродегенеративных заболеваниях, особенно таких, где ухудшается аксональный транспорт [Coleman M., Freeman M., 2010]. После аксонального повреждения Уоллеровская дегенерация происходит как в ПНС, так и в ЦНС. Она имеет место в культе аксона дистальнее от повреждения и, обычно, начинается в течении 24-36 часов после поражения. До дегенерации, дистальные культьи аксонов имеют тенденцию сохранять электрическую возбудимость. После травмы аксональный скелет и мембраны аксонов распадаются. Дегенерация аксонов сопровождается деградацией миелиновой оболочки и инфильтрацией макрофагами. Макрофаги, сопровождающие ШК, служат для очистки отходов дегенерации [Coleman M., Freeman M., 2010]. Нейролемма нервного волокна не вырождается и остается в виде полой трубки. В течение 4 дней после травмы, дистальный конец нервного волокна проксимальной части от поражения спраутирует по направлению к указанным трубкам, и эти ростки привлекаются/притягиваются факторами роста, продуцированными ШК в трубках. Если росток достигает трубки, он растет в нее, продвигаясь около 1 мм в день, в конечном итоге достигая и реиннервируя ткани-мишени. Если росток не может достичь трубки, например, из-за слишком широкого разрыва или сформировавшейся рубцовой ткани, хирургия может помочь для направления ростков/спраутов в трубы. Это восстановление происходит гораздо медленнее в спинном мозге, чем в ПНС. Важным отличием является то, что в ЦНС, в том числе в спинном мозге, миелиновые оболочки производятся олигодендроцитами, но не ШК.

Дегенерация аксонов. Хотя большинство ответов травмы включают сигнализацию притока кальция для содействия отделенным частям, аксональное повреждения вначале приводит к острой дегенерации аксонов, что представляет из себя быстрое разделение проксимальных и дистальных концов в течение 30 минут после травмы [Kerschensteiner M., Schwab M., 2005]. Дегенерация сопровождается отеком аксолеммы, и в конечном итоге приводит к образованию валикоподобного образования. Эта процедура занимает примерно 24 часа в ПНС, и больше в ЦНС. Сигнальные пути, ведущие к дегенерации аксолемм в настоящее время не известны. Тем не менее, исследование показало, что процесс острой дегенерации аксонов является кальций-независимим [Vargas M., Barres B., 2007]. Скорость деградации аксона зависит от типа травмы, а также она в ЦНС происходит медленнее, чем в ПНС. Другим фактором, который влияет на скорость разложения является диаметр аксона:

крупные аксоны требуют больше времени для деградации цитоскелета и, следовательно, требуется больше времени для дегенерации. Очистка миелина является следующим шагом в Уоллеровской дегенерации после аксональной дегенерации. В ПНС очистка остатков миелина происходит намного быстрее и эффективнее по сравнению с ЦНС, и ШК являются основной причиной этой разницы. На аксональное повреждение ШК реагируют быстрым ответом. Периодом времени ответа считается время, предшествующее наступлению дегенерации аксонов. Считается, что за быструю активацию ответственны нейрорегулины.

Они активируют ErbB2 (epidermal growth factor receptor 2) рецепторы на микроворсинках ШК, что приводит к активации МАРК (mitogen-activated protein kinases) [Guertin A., 2005].

Хотя наблюдается активация МАРК, механизм восприятия травмы ШК до сих пор не полностью изучен. Восприятие сопровождается снижением синтеза липидов миелина, который в итоге останавливается в течение 48 часов. ШК продолжают очищать остатки миелина, путем деградации собственного миелина, фагоцитирования внеклеточного миелина и привлечения макрофагов к остаткам миелина для дальнейшего фагоцитоза [Vargas M., Barres B., 2007]. Однако, макрофаги не привлекаются в регион в течение первых нескольких дней, и отсюда, ШК принимают важную роль в очистке миелина до их прибытия. После восприятия аксонального повреждения ШК вербуют макрофаги высвобождением цитокинов и хемокинов. Вербовка макрофагов помогает налаживать скорость очистки остатков миелина. Резидентные (постоянные) макрофаги присутствуют в нерве и в дальнейшем выделяют хемокины и цитокины для привлечения отдаленных макрофагов. Регенерирующий нерв также вырабатывает хемотаксические молекулы для макрофагов. Эти сигнальные молекулы вместе вызывают приток макрофагов, который достигает пика в течение третьей недели после травмы. В то время как ШК посредничают в начальном этапе чистки остатков миелина, макрофаги приходят, чтобы закончить работу. Макрофагам содействуют опсонины, которые маркируют остатки для удаления.

Муринсон и cоавторы [Murinson B. et al., 2005] наблюдали, что немиелинизированные или миелинизированные ШК связанные с поврежденным аксоном входят в клеточный цикл, приводящий к пролиферации. Наблюдаемое время продолжительности для деления ШК составляло около 3 дней после травмы [Liu H. et al. 1995]. Пролиферация может еще больше повысить скорость очистки миелина и сыграть важную роль в регенерации аксонов, наблюдаемой в ПНС. ШК выделяют факторы роста, которые привлекают новые аксональные ростки/спрауты, растущие из проксимальной культи после полной дегенерации поврежденной дистальной культи. Это приводит к возможной реиннервации клетокмишеней или органов-мишеней. Тем не менее, реиннервация не обязательно является совершенным, так как возможны заблуждения с пути, происходящие во время реиннервации проксимальных аксонов к клеткам-мишеням.

Роль ШК. Нейрорегенерация может включать ремиелинизацию, генерацию новых нейронов, глии, аксонов, миелина или синапсов. Нейрорегенерация в ПНС и ЦНС отличается функциональными механизмами и особенно степенью/протяженностью и скоростью.

Уоллеровская дегенерация – процесс, который происходит до регенерации нерва и может быть описан в качестве очищающего, который главным образом готовит дистальную культью для реиннервации. Полосы Бюнгнера важны для направления перерастающих аксонов [Campbell W., 2008]. В клеточных телах нейронов происходит процесс, который называется хроматолиз, при котором ядро ШК мигрирует к периферии тела клетки и эндоплазматический ретикулум распадается и рассеивается. Повреждение нерва вызывает изменения метаболических функций клетки, меняя их от выработки молекул для синаптической передачи, на синтез молекул для роста и восстановления. Эти факторы включают нейромодулин, тубулин и актин. Хроматолиз реверсируется, когда клетка готова к регенерации аксона [Burnett M., Zager E., 2013]. Регенерация аксона характеризуется образованием конуса роста, который обладает способностью производить протеазы, переваривающие любой материал или остаток в ходе регенерации, направленной к дистальному участку. Конус роста реагирует на ламинин и фибронектин, продуцируемые ШК [Campbell W., 2008]. Деятельность ШК включает в себя вербовку макрофагов на месте повреждения. МСР-1 (monocyte chemotactic protein-1) играет важную роль в наборе моноцитов / макрофагов. При теллур-индуцированной демиелинизации с отсувствием дегенерации аксона, при раздавливании нерва с дегенерацией аксона, и пересечение нерва с дегенерацией аксона происходит увеличение экспрессии мРНК МСР-1 с последующим его увеличением в вербованных макрофагах [Toews A. et al., 1998]. ШК играют важную роль не только в производстве нейротрофическиех факторов, таких как NGF (nerve growth factor) и CNTF (ciliary neurotrophic factor), которые способствуют росту как поврежденного нерва, так и вспомогательных ШК, но также производит стимулирующие факторы нейритов, которые направляют растущий аксон.

Роль макрофагов. Основная роль макрофагов в периферической регенерации является демиелинизация во время Уоллеровсой дегенерации. Иммуногистохимический анализ показал, что при теллур-демиелинизации, сдавливании, и перерезке нервов, выраженность лизоцимов, которые являются маркерами фагоцитоза миелина и клеточного ED1-маркера, специфичного для активированной микроглии, моноцитов и макрофагов, встречается в том же регионе. Лизоцим был также исследован по отношению к временной прогрессии фагоцитоза миелина макрофагами в поврежденнем нерве. Методом Northern blotting показано, что пик экспрессии мРНК лизоцима произошел в соответствующее время в отношении к временным моделям фагоцитоза миелина. Макрофаги не фагоцитируют все продукты распада клеток в месте повреждения нерва; они являются селективными и спасают определенные факторы. Макрофаги производят аполипопротеин Е, который участвует в утилизации холестерина в поврежденном нерве [Venezie R. et al., 1995]. Макрофаги также играют роль в индукции пролиферации ШК при Уоллеровской дегенерации. Супернатант был собран из среды, в которой макрофаги принимали активное участие в фагоцитозе миелина, где лизосомальная обработка миелина осуществляется внутри макрофага.

Обработка ШК собранным супернатантом показала, что макрофаг – митогенный фактор, играющий важную роль в пролиферации ШК [Baichwal R. et al., 1988]. Кроме того, макрофаги участвуют в секреции интерлейкина-1, участвующего в стимуляции регенерации нервов, а также индукции экспрессии NGF в ШК и антагониста рецептора интерлейкина- (IL-1ra) [Gunard V. et al., 1991].

Роль нейротрофических факторов. Нейротрофическими являются факторы, которые способствуют выживанию и росту нейронов. В целом они представляют собой белковые лиганды рецепторов тирозинкиназы; связывания с конкретным рецептором приводит к автофосфорилированию и последующему фосфорилированию остатков тирозина на белках, которые участвуют в дальнейшей передаче сигнала, активируя белки и гены, участвующие в процессе роста и пролиферации. Нейротрофические факторы действуют через ретроградный транспорт в нейронах, при котором они захватываются через конус роста поврежденного нейрона и транспортируется обратно в тело клетки [Burnett M., Zager E., 2013]. В здоровых нервах, NGF продуцируется в очень малых количествах. Однако после травмы, экспрессия мРНК NGF пяти-, семикратно повышается в течение 14 дней. Нервные фибробласты и ШК играют важную роль в повышенной экспрессии мРНК NGF [Heumann R. et al., 1987]. ШК и фибробластами производятся также нейротрофический фактор мозга, нейротрофический фактор глиальных клеточных линий, цилиарный нейротрофический фактор, фактор, ингибирующий лейкемию, инсулин-подобный фактор роста и фактор роста фибробластов.

Эти факторы в совокупности создают благоприятную среду для роста аксонов и регенерации [Vargas M., Barres B., 2007]. NGF, обычно имеет низкий уровень экспрессии в здоровых нервах, которые не растут и не развиваются, но в ответ на повреждения нервов выраженность NGF в ШК увеличивается. Это механизм для увеличения роста и пролиферации ШК в дистальном культе с целью подготовки для регенерации аксона. NGF имеет не только трофическую роль, но также тропную, или направляющую роль. ШК, которые формируют ленты Бюнгнера в дистальном участке повреждения, экспрессируют рецепторы NGF, в качестве направляющего фактора для регенерации аксона поврежденного нейрона. NGF, связанный с рецепторами на ШК, обеспечивает рост нейронов, способствуя дальнейшей регенерации [Campbell W., 2008; Burnett M., Zager E., 2013]. CNTF, как правило, имеет высокий уровень экспрессии в ШК здоровых нервов, но в ответ на поражение нерва в ШК дистальнее от места повреждения выраженность CNTF уменьшается и остается относительно низкой, пока поврежденный аксон не начнет расти [MacLennan A. et al., 1999].

CNTF имеет многочисленные трофические роли в моторных нейронах ПНС, включая предотвращение атрофии денервированной ткани и предотвращение дегенерации / гибели мотонейронов. В моторных нейронах седалищного нерва экспрессия мРНК CNTF рецепторов и экспрессия CNTF рецепторов повышается после травмы в течение длительного срока, по сравнению с коротким промежутком времени в ЦНС [MacLennan A. et al., 1999].

Было показано, что IGF (insuline-like growth factor) увеличивает скорость регенерации аксонов ПНС. Уровни мРНК IGF-I и IGF-II были значительно увеличены дистальнее от места раздавливания седалищного нерва у крыс [Glazner G. et al., 1994]. Нейритстимулирующие факторы включают белки внеклеточного матрикса, продуцируемые ШК в дистальном культе, включая фибронектин и ламинин. Фибронектин является компонентом базальной мембраны и способствует росту нейритов и адгезии конуса роста к базальной пластине. В регенерирующих нервных клетках, нейрит-стимулирующие факторы играют важную роль в адгезии аксонов [Seckel B., 1990].

Несмотря на то, что ПН могут восстановливаться после повреждения, у людей отмечается минимальное восстановление двигательной функции. Одним из вероятных разъяснений этого является медленный рост аксонов, провацируемый повреждением, и, хотя восстановление чувствительности происходит у всех пациентов, двигательное восстановление лимитировано. Так, отсутствие двигательного восстановления после повреждения нерва скорее может быть следствием недостаточного реформирования синапсов после длительной денервации, чем недостаточного аксонального роста. В то время как, после повреждения седалищного нерва сдавливанием, у крыс происходит востановление двигательных и чувствительных функций, то после пересечения данного нерва бывает малое востановление двигательной функции в связи с задержкой достижения своей цели в двигательных аксонах. Это не является недостатаком аксонального роста, так как поврежденный двигательный аксон в конечном счете полностью вытягивается в мышцах и чувствительная функция востановливается; скорее это результат недостатка реинервации двигательной концевой пластинки [Ma C. et al., 2011]. При повреждении ПН, ШК должны выжить, чтобы оказывать постоянную и существенную роль в успешной регенерации нерва.

Мантуано и соавторы показали, что повреждение ПН связано с активацией стресса эндоплазматической сети и адаптивного ответа путем UPR (unfolded protein response) [Mantuano E. et al., 2011]. UPR завершается экспрессией проапоптотического фактора транскрипции в ШК, если не противодействует с LRP1 (receptor-related protein-1), который служит основным активатором PI3K. Раздавливание седалищного нерва у крыс индуцирует экспрессию шаперона эндоплазматической сети, отражающие ранние корректирующие фазы UPR. Однако, когда LRP1 сигнализация бывает подавлена рецептор-ассоциированным белком, активность PI3K снижается, а экспрессия шаперона увеличивается, особенно в миелинизированных ШК. В целом, эти результаты подтверждают модель, согласно которой UPR-активированные сигнальные пути представляют собой серьезную проблему для выживания ШК в поврежденном нерве. LRP1 действует как мощный активатор PI3K в ШК и этим путем ограничивает апоптоз ШК [Mantuano E. et al., 2011]. Повреждение ПН может привести к частичной или полной потере двигательных, чувствительных и вегетативных функций, которые, в свою очередь, связаны с изменениями температуры кожи в пораженных сегментах тела [Sacharuk V. et al., 2011]. Были оценены изменения температуры кожи задних лап после сдавливания седалищного нерва у крыс для попытки определить, коррелирует ли изменение температуры кожи с функциональным восстановлением передвижения. Во всех группах были проведены термографические, функциональные и гистологические оценки.

Функциональное восстановление в группе сдавливания вернулось к нормальным значениям, между 3 и 4 неделями после травмы, и морфологический анализ нерва показал неполную регенерацию на 4-й неделе после травмы. Это исследование является первой демонстрацией того, что сдавливание седалищного нерва у крыс вызывает увеличение температуры кожи задних лап и что эти изменения не коррелируют с функциональным восстановлением [Sacharuk V. et al., 2011].

1.2. Обзор представлений о механизмах нуклеотидной терапии в ЦНС и ПНС Изыскание способов потенцирования терапевтического эффекта пиримидиновых нуклеотидов, которые в настоящее время считаются новым подходом в терапии нейропатий, – актуальная проблема. Поскольку пиримидиновые нуклеотиды (цитидин, уридин и тимидин) входят в состав нуклеиновых кислот (цитидин - в ДНК и РНК, уридин - в РНК, тимидин - в ДНК) и макроэргических соединений, являются коферментами, то для нормального протекания обмена веществ и энергии в организме необходимы полноценные пиримидиновые основания [Дэвидсон Дж., 1976]. Изменения метаболизма фосфолипидов, в частности фосфатидилхолина, были признаны в качестве механизмов, запускающих сигнальный каскад апоптоза при нейродегенерации [Joo J., Jetten A., 2010]. В связи с важностью восстановления нейрональной активности после сдавливания седалищного нерва, возникает необходимость экспериментального исследования эффектов препаратов, ускоряющих и/или увеличивающих синтез структурных фосфолипидов мембран; такие препараты оказывают защитное, восстанавливающее и репаративное действие в головном мозге [Zweifler R., 2002; Candelario-Jail E., 2009; Saver J., 2010], однако мало изучены относительно ПНС.

Основная функция фосфолипидов – структурные компоненты клеточной мембраны. Эти вещества незаменимы при выполнении таких мембранных функций, как поддержание гомеостаза, связанная с мембранными системами ферментная активность, а также сопряжение рецепторов с внутриклеточными сигнальными путями [Lozano R. 1993], а также дополнительной специфической функции проведение нервного импульса и нейтротрансмиссия. Существует множество патофизиологических состояний, при которых синтез фосфолипидов отсутствует или снижается [Farooqui A. et al., 2000].

Экспериментальные исследования продемонстрировали отчетливое повышение потребности в пиримидиновых нуклеотидах при поражениях ПН [Langford C. et al., 1980;

Moses E. et al., 1982], а также то, что применение нуклеотидов уридина монофосфата и цитидина монофосфата значительно ускоряет регенерацию нервных путей после травматического разрушения ткани [Watting B. et al., 1991]. Было показано, что применение пиримидиновых нуклеотидов влияет на синтез нуклеиновой кислоты и миелиновых оболочек, а также на метаболические пути, продуцирующие энергию [Sjoberg J., Kanje M., 1987]. Нервные клетки не способны синтезировать эти нуклеотиды, поскольку им не хватает соответствующих запасов ферментов [Gerbershaden H., 1992], поэтому, особенно в периоды повышенной потребности, клетки зависят от экзогенного поступления пиримидиновых нуклеотидов (из пищи, богатой нуклеотидами, или из лекарственных препаратов, содержащих нуклеотиды, в том числе препарат Цитиколин). Препарат Цитиколин содержит физиологические пиримидиновые нуклеотиды (активные составляющие – цитидин монофосфат и уридин монофосфат) и в настоящее время имеет показания для лечения поражений периферической нервной системы. В электрофизиологическом исследовании на кроликах Yasuhara и сотр. [Yasuhara M. et al., 1985] показали, что Цитиколин уменьшает порог реакции активации мозга (по данным электроэнцефалограммы) и порог мышечной разрядки, в связи с чем они сделали вывод, что цитиколин – ценный препарат для лечения повреждений головного мозга, поскольку он способен влиять на моторную функцию пирамидной системы и ее афферентных путей.

Платарас и соавторы проанализировали влияние различных концентраций Цитиколина (0,1 - 1 ммоль) на активность а АХЭ (ацетилхолинэстераза), Na+/K+- АТФ-азы и Mg2+-АТФ-азы в гомогенатах головного мозга и экстрактах очищенных ферментов, не связанных с мембраной [Plataras C. et al., 2000]. Авторы сделали вывод, что цитиколин способен стимулировать АХЭ и Na+/K+-АТФ-азу в головном мозге независимо от влияния ацетилхолина и норадреналина, соответственно,что может вносить вклад в клинические эффекты этого препарата. Баская и сотр. на крысиной модели травматического повреждения головного мозга изучили воздействие цитиколина на отек головногомозга и нарушение ГЭБ (гемато-энцефалический барьер) [Baskaya M. et al., 2000]. Согласно авторам, результаты свидетельствуют о том, что цитиколин – нейропротекторный препарат, эффективный в уменьшении последствий черепномозговой травмы. Демпси и Рао на экспериментальной модели показали, что внутрибрюшинное введение 200-400 мг/кг Цитиколина после черепномозговой травмы у крыс предотвращает повреждение нейронов в гиппокампе, связанное с травмой, уменьшает объем контузии коры головного мозга и улучшает восстановление неврологических функций [Dempsey R., Rao V., 2003]. В экспериментальной модели черепномозговой травмы был продемонстрирован синергетический эффект между пропофолом и цитиколином [Menku A., 2010]. Одновременное введение этих двух препаратов привело к более выраженному снижению перекисного окисления липидов. В исследовании с оценкой эффектов цитиколина при травматических повреждениях спинного мозга было показано, что у животных в группе лечения внутрибрюшинное введение 300 мг/кг цитиколина через 5 минут после повреждения достоверно снизило перекисное окисление липидов и улучшило моторную функцию [Cakir E. et al., 2005]. Цитиколин был столь же эффективным, как и метилпреднизолон, в отношении восстановления поведенческих и нейроанатомических параметров [Yucel N. et al., 2006].

Повторное введение цитиколина предотвращает повреждение тканей в острой фазе сдавления спинного мозга [Coskun C. et al., 2010], а в модели ишемического повреждения спинного мозга сочетание ишемического посткондиционирования с цитиколином обеспечивает защиту за счет подавления каспазного пути и увеличения уровней антиапоптозных белков [Turkkan экспериментальных моделях частичного раздавливания зрительного нерва у крыс [Schuettauf F. et al., 2006]. Имеются данные о том, что цитиколин также способствует регенерации нерва и уменьшению послеоперационного рубца после хирургической операции на ПН [Ozay R. et диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови, вероятно за счет усиления как нейрональной, так и ненейрональной холинергической активности [Yilmaz Z. et al., 2010]. Цитиколин также обладает антиноцицептивными эффектами, в реализации которых задействована холинергическая система [Hamurtekin E., 2006; Gurun M.

et al., 2009], опиатные и ГАМК-рецепторы [Hamurtekin E, 2007], а также активность Na+/K+АТФ-азы [Kamei J., 2008]. Цитиколин может предотвращать разрушение мембраны, уменьшать высвобождение свободных радикалов и сохранять естественные механизмы защиты нервной системы против окислительного повреждения [Adibhatla R., 2003; 2005b].

Более того, было показано, что цитиколин активирует синтез фосфатидилхолина, нарушенный в условиях ишемии, за счет уменьшения подавления активности CTP-choline (cytidine 5'цитидилтранс-феразы [Adibhatla 2004]. Таким образом, препарат предотвращает деградацию фосфолипидов и ее последствия, а также способствует регенерации церебрального фосфатидилхолина, а эти эффекты приводят к уменьшению объема церебрального ишемического повреждения [Adibhatla R, 2005a, 2005b].

Преимуществом цитиколина также может быть активация энергетического метаболизма в головном мозге [Benzi G. et al., 1985]. С учетом этих влияний и воздействия препарата на нейропластичность [Rema V. et al., 2008], а также на пролиферацию и дифференцировку клеток астроглии [Bramanti V. et al., 2008], было предложено использовать цитиколин при лечении нейродегенеративных заболеваний.

Биосинтез мембранных фосфолипидов мозга, например, фосфатидилхолин может использовать три циркулирующих соединения: холин, уридин (предшественник для уридинтрифосфата, цитозинтрифосфата и цитозиндифосфат-холина), кроме того, пероральное применение источника уридина, UMP (uridine monophosphate) может значительно повысить уровень фосфолипидов. Так как фосфатидилхолин может обеспечить холин для синтеза ацетилхолина, предполагается, что применение UMP также влияет на уровень ацетилхолина в стриатуме и экстра клеточной жидкости полосатого тела. Данные результаты подтверждают, что давая источник уридина можно усилить некоторые холинэргические функции, возможно, повышением уровня фосфолипидов мозга [Wang L. et al., 2007]. Нуклеотиды способствуют чувствительности острой и хронической боли, но остается неопознанным какой именно из G протеин-связанного нуклеотидного рецептора (P2Y) и связанные с ним сигнальные каскады участвуют в таковой [Yousuf A. et al., 2011].

Изучено структурно-активационное взаимоотношение и молекулярное моделирование нуклеотида Урацил, активирующего рецепторы P2Y6. Аналог/разновидность UDP (Uridine 5'-diphosphate) с замещенной рибозой в урациловом кольце и дифосфатной группой был синтезирован и опробирован на активность в человеческих P2Y6 рецепторах, что может быть полезны в разработке селективных и мощных P2Y6-рецепторных лигандов [Besada P. et al., 2006]. У животных, получавших уридин (as its monophosphate, UMP; 0.5%) и choline (0.1%) и docosahexaenoic acid (DHA; 300 mg/kg/day) в течении 4 недель через диету отмечено повышение фосфатидов (фосфолипидов) мозга, синаптических протеинов, дендритных отростков и выделение нейротрансмиттеров. Коадминистрация уридина с DHA+choline повышает благотворные эффекты на поведенческих тестах (four-arm radial maze, T-maze, Ymaze). Уридин действует генерированием как CTP, который может быть лимитирован в синтезе фосфатидов, и UTP (uridine-5'-triphosphate), который активирует P2Y рецепторы, связанные с ростом нейритов и синтезом протеинов. Все три составные смеси также действуют усилением насыщения субстрата фосфатид-синтезирующими (phosphatidesynthesizing) энзимами. Эти данные демонстрируют, что лечения повышающие содержание синаптической мембраны, могут повышать когнитивные функции нормальных животных [Holguin S. et al., 2008]. CDP-choline (сitidine-5-diphosphocholine) or citicoline оказывает улучшающие эффекты на нарушение пространственной памяти, обусловленной гибелью гиппокампальных нейронов в крысиной модели церебральной ишемии. Сравнивая механизмы эффектов CDP-choline и donepezil, показано, что спустя 7 дней после применения CDP-choline или donepezil в дозозависимой манере увеличивался правильный выбор и редуцировал ошибочный выбор в восьмилучевом лабиринте. Гибель каспаза-3 пртеинпозитивных нейронов в гиппокампе был редуцирован многократным применением наивысшей концентрации CDP-choline [Takasaki K. et al., 2011].

Фармакологическая активность растительных флаваноидов: предпосылки 1.3.

альтернативной нейропротекции Флавоноиды являются натуральными продуктами, широко распространенными в растительном мире, которые употребляются с ежедневной пищей. Согласно их молекулярной структуре, они классифицируются на флаванолы, флавонолы, флавоны, изофлавоны, катехины, антоцианидины и калхоны. Флаваноиды способны регулировать активность ферментов, влиять на поведение многих клеточных структур с благоприятными последствиями для организма. Эта способность флаваноидов пробудила значительный интерес к ним. Защитные системы для борьбы с оксидативным стрессом (включая витамины, биоактивные молекулы, липоевая кислота, антиоксидантные энзмы, редокс чувствительные транскрипционные факторы) могут активироваться/модулироваться такими натуральными продуктами, как полифенолы [Ramassamy C. 2006; Eghdami A et al,. 2013]. С другой стороны, когда такие процессы как клеточная сигнализация, оксидативный стресс, воспаление, апоптоз становятся неконтролируемыми, мультимишенные терапевтические стратегии, нацеленные на различные фармакологические механизмы, могут обеспечивать более рациональные подходы для лечения [Newman D., 2007]. Растения – богатые источники вторичных метаболитов (терапевтических малых молекул), имеющих длительные и комбинированные эффекты, что открывает перспективы использования их уникальных химических особенностей и мощной биоактивности при нейродегенерации [Ramassamy C.

2006; Williams P., 2011].

нейропротективную активность в головном мозге, включая потенциал протектирования нейронов от повреждения, вызванного нейротоксинами и способности подавлять нейровоспаление. Эти эффекты поддерживаются двумя всеобщими процессами. Во-первых, они взаимодействуют с критическими протеинами и каскадами липидных киназ в мозге, ведущими к: ингибиции апаптоза, триггируемого нейротоксическими веществами; к повышению нейрональной выживаемости и синаптической пластичности. Таковые включают в себе селективное воздействие на ряд протеинкиназ и сигнальных каскадов липидных киназ, в особенности PI3 K/Akt и MAP (Mitogen-Activated Protein) киназные пути, регулирующие про-выживающие транскрипционные факторы и генную экспрессию [Vauzour D. et al., 2008]. Во-вторых, имеется информация о индуцировании благотворных эффектов на периферическую и мозговую васкулярную систему. Такие изменения, вероятно, индуцируют ангиогенез, рост новых нервных клеток и изменения в морфологии нейронов. Более того, есть доверительное отношение к путям модуляции MAP-киназных сигнальных путей [Spencer J., 2007; Williams R. et al., 2004]. Ингибиторное или стимуляторное действие этих путей видимо сильно аффектируют нейрональную функцию путем изменения состояния фосфорилации мишенных молекул, ведущее к изменениям активности каспаз и/или через экспрессию генов [Williams R. et al., 2004]. Например, флавоноиды были исследованы на предмет блокирования оксидативно-индуцированного нейронального повреждения путем превентирования активации каспазы-3, что обеспечило доказательство их сильного антиапоптотического действия [Schroeter H, 2001]. Флавоноидом богатые экстракты (в частности черники) ингибируют выработку NO, интерлейкина-1 и TNF- (tumor necrosis factor ) в активированных микроглиальных клетках [Lau F., 2007], в то время как флавонол кверцетин [Chen J., 2005], флавоны wogonin и bacalein, флаванолы катехин и эпигаллокатехин галлат и опосредованное нейровоспаление посредством механизмов, включающих торможение: (1) индуцируемой экспрессии iNOS (inducible nitric oxide synthase) и COX-2 (cyclooxygenase), (2) выработки NO, (3) релизинга цитокинов, и (4) активации NADPH (nicotinamide adenine dinucleotide phosphate) оксидазы и последующей генерации ROS (reactive oxygen species) в астроцитах и микроглие. Флавоноиды могут запускать данные эффекты через прямую модуляцию протеиновых и липидных киназных сигнальных путей [Spencer J., 2007; 2008], к примеру путем ингибиции сигнального каскада MAPK, такого как ERK1/2, которые регулируют экспрессию iNOS и экспрессию TNF- в активированных глиальных клетках. В этом отношении, лютеолин ингибирует продукцию интерлейкина-6 в активированной микроглие через ингибицию сигнального пути JNK (c-Jun N-terminal kinases). Эффекты флавоноидов на эти киназы могут оказываться влиянием на последующее направление провоспалительных транскрипционных факторов, существенных в транскрипции iNOS.

Один из них - NF-B (nuclear factor-Kappa B), ответственный за сигнализацию p38 MAPK и вовлеченный в индукцию iNOS [Bhat N., 2002], подтверждая взаимодействие между сигнальными путями, транскрипционными факторами и продуцированием цитокинов при установлении нейровоспалительного ответа в ЦНС. Однако, показано также, что флавоноиды предотвращают активацию транскрипционного фактора, а флавонол кверцетин способен подавлять активность NF-B, STAT- 1 (signal transducer and activator of transcriptionи AP-1 (activating protein-1) в активированных микроглиальных клетках [Chen J., 2005].

Флаваноиды характеризуются широкой сферой биологической активности, которая включает противовоспалительный и вазодилатирующий эффекты, а также лечение нейродегенеративних расстройств [Williams R. et al., 2004; Tsuchiya H., 2010]. Кроме этого флаваноиды предотвращают пероксидацию липидов, аггрегацию тромбоцитов, изменения проницаемости капиляров, а также активируют ферменты цитооксигеназа и липооксигеназа.

Они приводят в действие эти эффекты как антиоксиданты, поглотители свободных радикалов, хеллаторы двухвалентного катиона [Chebil L., 2006]. Флавоноиды ингибируют многочисленные ферменты, такие как гидролазы, гиалоуронидаза, алкалин фосфатаза, арилсулфатаза, фосфодиэстераза цАМФ, липаза, -глюкозидаза, киназа [Narayana K. et al., 2001]. Большинство лекарственных растений и их очищенные составляющие были представлены как имеющие благотворный терапевтический потенциал. Природные антиоксиданты могут функционировать как (а) восстановители, (б) поглотители свободных радикалов, (в) комплексы про-окислителей металла, и (г) антиокислители. Большая часть их антиоксидантной активности обусловлена флавонами, изофлавонами, флавоноидами, антоцианами, лигнанами кумарина, катехинами и изокатехинами [Aqil F. et al., 2006].

Полифенолы, фенольные соединения, флаваноиды и терпены хорошо известны своей антиоксидантной активностью. Фенолы были определены как группа полифенолов, которые являются важным вторичным метаболитом, содержащимся в растениях [Slade D. et al., 2005].

Именно они ответственнны за антиоксидантное действие флаваноидов и их положительный фитохимический отбор выявил наличие фенольных компонентов и флаваноидов в метанольных экстрактах Salvia officinalis - шалфея лекарственного, Thymus vulgaris - Тимяна обыкновенного, Ромашки аптечной. В частности таковые для метанольного экстракта Thymus vulgaris составляют: IC50 = 54.2 ± 1.8 мг/мл = 5.11 (г %) [Zaha A. et al., 2008].

Флаваноиды являются мощными антиоксидантами против свободных радикалов и они описываются как поглотители свободных радикалов [Pal R. et al., 2009]. Способность поглощения свободных радикалов главным образом приписывается высокой реактивности гидроксильных групп [Heim K., 2002]. Эта активность приписывается их способности донора водорода, и, несомненно, фенильная группа флаваноидов служит источником легко доступных атомов водорода [Tripoli E. et al., 2007]. Полифенол-богатые фракции проявляли пониженную АХЭ-ингибиторную способность по сравнению с тотальными экстрактами. В целом, растительные экстракты имеют позитивные взаимоотношения между тотальным содержанием фенолов, флавоноидов и антиоксидантной способностью [Tavares L. 2011].

Имеются данные, что лечение кверцетином оказывает эффект стимулирования роста нерва, что может лежать в основе перспективности растительной терапии для восстановления регенирующих ПН [Wang W., 2011]. В конце 8-ой недели морфометрические данные показали, что во всех 3 группах кверцетина значительно увеличились количество и плотность миелинизированых аксонов по сравнению с контролем. Электрофизиологические измерения показали, что группа, принимающая 1 мг/мл кверцетина по сравнению с контролем имеет значительную широкую площадь вызыванного мышечного потенциала действия. На животной модели травмы спинного мозга показано, что администрация кверцетина приводит к улучшению двигательной функции. Повышение S100 B (S100 calcium binding protein B в тканях ЦНС участвует в нейропротекции и нейрорегенерации) в сыворотке крови после травмы у контрольных животных было урегулировано у животных, леченых кверцетином. Администрация кверцетина приводит к модификации уровней S100 B в условиях экспериментальной травмы спинного мозга. Кинетические образцы флуктуации S100 B в сыворотке крови и ткани ЦНС показывают, что посттравматическая администрация кверцетина сокращает протяженность повреждения ЦНС [Schultke E. 2010 a, b]. После компрессионного повреждения спинного мозга введение кверцетина дважды в день в течение 3 или 10 дней, приводит к восстановлению двигательной функции у 50% животных.

Введение кверцетина приводит к сохранению тканевых мостиков на месте повреждения.

Успех лечения зависит от частоты введения и общей дозы [Schultke E., Kamencic H. 2010].

Имеются также данные, что после повреждения спинного мозга, кверцетин уменьшает уровень ПОЛ, но не улучшает восстановление функции [Liu J., 2006].

Администрация флавоноида кверцетин имеет значительный вклад в восстановлении двигательных функций после компрессионной травмы спинного мозга у взрослых крыс.

Используя эту животную модель, авторы разработали ряд экспериментов, чтобы проверить гипотезу о том, что кверцетин подавляет окислительный стресс, связанный с воспалительными процессами в ранние сроки после травмы. У кверцетин-леченных и контрольных животных измерял уровень миелопероксидазы и в ткани спинного мозга и плазмы крови спустя 6, 12, 24 и 72 ч после повреждения. Оказалось, что кверцетин ослабляет набор нейтрофилов в месте травмы. В результате низкое освобождение миелопероксидазы в поврежденной ткани, вероятно, уменьшал степень вторичного повреждения, что, по крайней мере частично, объясняет нейропротекторный эффект флавоноида кверцетин [Schultke E, 2010]. Кроме того, лечение кверцетином в группе с повреждением спинного мозга также предотвращает истощение уровня глутатиона и активности супероксиддисмутазы в тканях.

Согласно результатам, кверцетин оказывает благотворное влияние на окислительное повреждение, благодаря его противовоспалительным и антиоксидантным эффектам [Cevik O., 2013]. В модели острого повреждения спинного мозга, двигательные функции были улучшены при введении кверцетина после травмы [Schultke E., 2003]. В целом, эти исследования показали, что кверцетин имеет потенциал, который будет разработан в новой терапии для нейродегенерации [Bertelli A., 2009; Sadruddin S., 2009].

повреждение после травмы спинного мозга. Терапевтическая эффективность препарата совместима с более эффективной очисткой железа, предполагая, что одним из возможных механизмов, посредством которого кверцетин снижает вторичное повреждение, является внутреннее комплексообразование/хелирование железа [Schultke E., 2003].

Доказаны характерные нутрицевтикам альтернативные механизмы нейропротекции.

Есть несколько дополнительных сигнальных каскадов, которые модулируются нутрицевтическими антиоксидантами, включая преимущественно про-выживающие MEK / ERK и PI3K/AKT (protein kinase B) пути, рассмотреные в обзоре Спенсера [Spencer J., 2008].

Даунстрим этапы каждого из этих путей принадлежат транскрипционному фактору CREB (cAMP response element binding protein), который может индуцировать экспрессию основных генов провыживания, наподобие Bcl-2 (B-cell lymphoma 2) [Barneda-Zahonero B., 2009]. В соответствии с ролью для этого пути в нейропротекторных эффектах, действие нутрицевтиков, в частности, длительная администрация катехинов зеленого чая с питьевой водой, значительно увеличило активность CREB. Характерное для нутрицевтиков модулирование ключевых провыживающих киназных путей, вероятно, играет существенную роль в их нейропротекторном действии.

Тимол (Thymol) является моноциклическим фенольным соединением, и его обычным природным источником является эфирное масло Thymus vulgaris (Lamiaceae). Показано, что тимол имеет прямое агонистическое воздействие на гетерогенно выраженные рецепторы ГАМК (гамма-аминомасляная кислота) аналогичный анестетику пропофол. Возможно существование сложноструктурных сайтов, опосредующих действие тимола [Mohammad I., 2001]. Поскольку тимол не конкурирует с другими ГАМКэргическими лигандами, то вероятно, что эффект тимола происходит через аллостерические сайты на ГАМКА рецепторах, что предоставляет новые пути терапевтических исследований. Тимол усиливает действия ГАМК в человеческих рекомбинантных рецепторах ГАМК, а также в рекомбинантных ионотропных ГАМК рецепторах насекомых. Потенцирование рецепторов наблюдалось при концентрациях, где тимол вызвал либо нулевую, либо минимальную агонистическую активность, что указывает на усиление ответа на ГАМК, как результат положительного аллостерического воздействия тимола [Priestley C., 2003]. Пристли и соавторами доказано, что тимол специфично содействует в манере, в которой ГАМК связывается или активирует рецептор, но не может повышать электрический поток до максимума, достигаемого действием только лишь ГАМК. Это до некоторой степени удивительно, поскольку пропофол и тимол имеют структурное относительное сходство и можно было ожидать долю участия в сайтах воздействия. Интересно, что остается дискуссионным вопрос о том, действуют ли барбитураты и пропофол в качестве агонистов и позитивных модуляторов через одни и те же, или же отдельные сайты. Предпочтение отдаются существованию общих трансдукционных компонентов, по сравнению с отдельными участками связывания. Сделано заключение, что Тимол имеет способ действия, отличный от пентобарбитала и пропафола, и действует как агонист ГАМКА рецептора, а также, возможно, как модулятор [Priestley C., 2003]. Карвакрол и тимол, хорошо известные антиоксиданты в экстрактах растений видов чабреца. 2-изопропил-5-метилфенол (thymol/1a), 2-трет-бутил-5-метилфенол (1b) и 5-изопропил-2-метил-фенол (карвакрол / 1в) показали лучшую или аналогичную активность по сравнению с аскорбиновой кислотой [Beena K., Rawat D., 2013]. Методом «hot plate», «tail flick» и формалиновый тест у мышей изучали роль Thymus vulgaris при острой и хронической боли и сравнивали эти эффекты с дексаметазоном. Thymus vulgaris (100, 500 and 1000 mg/kg), дексаметазон (0.5, 1 и 2 мг/кг) инъецировали за 30 мин до тестирования боли. Результаты показали, что экстракт Thymus vulgaris и дексаметазон имели модуляторный эффект при острой и хронической боли [Taherian A., 2009]. Однако, до конца не выяснены механизмы ингибиторных эффектов Thymus vulgaris на восприятие боли. На первый план выдвигается фундаментальная роль TRPA1 в боли при нейрогенном воспалении [Kwan K. et al., 2006].

Надсемейство TRP (Transient Receptor Potential) ионных каналов образовано большой группой катион-проницаемых ионных каналов. Эти рецепторы частично структурально схожи с потенциал-зависимыми калиевыми каналами. Отличительной особенностью многих TRP каналов является их полимодальная активация физическим (температура, механическая сила) и химическим стимулом [Belmonte C., Viana F., 2008]. Эти характеристики идеальны для детектирования окружающих стимулов, действия как молекулярный интерфейс между внешней средой и нервной системой. Многие TRP каналы экспрессированы в сенсорных нейронах [Eid S., 2009] и кожных клетках, и могут быть активированы вариабельными физическими/химическими стимулами для функционирования как сигнальных интеграторов.

Установлены агонисты растительного происхождения для TRP каналов [Viana F., 2011].

Thymol - химический агонист рецепторов TRPV3, TRPA1 [Vogt-Eisele A. 2007; Xu H. 2006;

Karashima Y. 2007]. Источник натурального продукта thyme являются Thymus vulgaris и Thymus serpyllum. TRPV3 активируются различными натуральными соединениями, включая камфору [Xu H., 2005] и карвакрол, монотерпеноиды фенол, которые содержатся также в эфирных маслах душицы (орегано). Другие монотерпеноиды – 6-тетра-бутил-крезол, эвгенол (eugenol выделен из гвоздики), дигидрокарвеол, тимол (из thyme), карвеол, борнеол – также активируют TRPV3 [Viana F., 2011].

Изучен антиоксидантный эффект эфирных масел и водного настоя душицы, тимьяна и дикого чабреца на восприимчивость к окислению липопротеинов низкой плотности.

Выявлено дозозависимое защитное действие эфирного масла и водного настоя на медьюиндуцированное окисление липопротеинов низкой плотности. Защитный эффект эфирных масел приписывается наличию фенольных монотерпенов, тимолу и карвакролу, которые определены как доминирующие соединения в этих эфирных маслах. Сильный защитный эффект водного настоя представляется как резуьтат большого количества полифенолов, а именно флавоноидов (кверцетин, лютеолин, апигенин) [Kulisi T. et al., 2007].

нейропротекторную активность не только в связи с их способностью поглощать радикалы, но и ингибировать АХЭ, и оба типа активности важны для нейродегенерации. Молекулы, ответственные за эти ценные свойства в ряде экстрактов были определены с помощью высокоэффективной жидкостной хроматографии. Thymus capitellatus проявил наивысшее содержание фенолов (12.82±0.24мг GAE г1) и антиоксидантную способность (449±57 М TE г1). Флавоноиды были идентифицированы как фитомолекулы, имеющие отношение к антиоксидантной способности экстрактов ряда растений. Спиртовый экстракт Thymus демонстрировал АХЭ-ингибиторную активность (490±46 г которая была ассоциирована с полифенолами. Т.о. экстракт Thymus capitellatus и его активные компоненты, в особенности полифенолы, проявляли нейропротекторный эффект. Поэтому они заслуживают дальнейшего изучения в качестве фитомолекул, перспективными источниками которых являются естесственные продукты [Tavares L. 2012]. Проведена оценка антирадикальной и антиоксидантной активности и способности ингибировать АХЭ в этанольном и водном экстрактах, а также в эфирном масле Thymus serpyllum.

Антиоксидантная активность была наивысшей (IC50 = 41.2 ± 0.1 г мл1) в этанольном экстракте, а ингибиция AХЭ была наивысшей в фракции эфирных масел [Matac A., 2007].

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ



Pages:   || 2 | 3 |
 
Похожие работы:

«РУССКОЕ ФИЗИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО АНДРЕЙ АЛИЕВ Коперник ошибся. – Прав Тихо Браге МОСКВА ОБЩЕСТВЕННАЯ ПОЛЬЗА 2010 РОССИЙСКАЯ АСТРОНОМИЯ Земля (а также и другие планеты солнечной системы, как и планеты других звёзд) при своём годовом обращении проходит не вокруг Солнца, а по направлению к нему. Иллюзию движения планет вокруг Солнца создаёт другой вид движения. Это суточное движение Солнца, равное по времени годовому обороту Земли. Но в суточном движении Солнца участвует не само Солнце – “ядро”, а вся...»

«УДК 577.2:631.5:633.34 ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ИНЖЕНЕРИЯ СОИ ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ УСТОЙЧИВОСТИ К АБИОТИЧЕСКИМ СТРЕССАМ О.И. Кершанская РГП Институт биологии и биотехнологии растений КН МОН РК, г. Алматы gen_o.kersh@mail.ru Молекулярные механизмы контроля устойчивости растений к абиотическим стрессам базируются на активации и регуляции специфических генов, таких как C4-pepc, C4-ppdk из кукурузы (засуха), desA12licBM3 из Synechocystis sp. PCC 6803 (холод), FeSOD из Arabidopsis thaliana (окислительный стресс)....»

«РОССИЙСКИЙ СОЮЗ ПРОМЫШЛЕННИКОВ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ Проект ОТЧЕТНЫЙ ДОКЛАД О деятельности РСПП в 2010-2013 годах Москва Март 2014 г. 2 РСПП как ведущая организация работодателей в России Введение Региональная деятельность РСПП Взаимодействие с государством, экспертными и публичными площадками Мониторинг состояния делового и инвестиционного климата Стратегии развития Сотрудничество с деловыми ассоциациями в России Взаимодействие с зарубежными партнерами Роль РСПП в формировании благоприятного...»

«Экология языка и коммуникативная практика. 2014. № 1. С. 1–13 Лингвистические факторы интерпретационных девиаций Н.В. Акимова УДК 81’23 ЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ИНТЕРПРЕТАЦИОННЫХ ДЕВИАЦИЙ Н.В. Акимова Статья посвящена проблеме понимания/непонимания текста. Подчеркивается роль лингвистических факторов, провоцирующих непонимание и недопонимание. Обобщены представления о речевых единицах (ранее они рассматривались как языковые единицы), усложняющих понимание текста. Освещена история изучения таких...»

«УДК 621.357 Гипохлорит, хлор, раствор смеси оксидантов: обобщенный сравнительный анализ Гришков И.А., Козлов И.В., Харламова Т.А. ЗАО Институт электрохимических систем и технологий Витольда Бахира Аннотация. Рассмотрен механизм обеззараживания воды хлором, гипохлоритом, раствором смеси оксидантов. Показано, что гипохлорит – наихудший выбор для экологии и здоровья людей из указанных трех реагентов. Ключевые слова: гипохлорит натрия, хлор, хлорноватистая кислота, смесь оксидантов, установки...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия Философия. Культурология. Политология. Социология. Том 24 (63). 2011. № 2. С. 277-286. УДК 159.922 ЭКСТРЕМИЗМ В ИНДИВИДУАЛЬНОМ СОЗНАНИИ (СТУДЕНЧЕСКАЯ ПУБЛИКАЦИЯ) Шаповалов С.А. Человеку при построении картины мира свойственна онтологизация – человек не вполне отделяет свое представление о мире от реальности. Лица с жесткой, ригидной системой установок воспринимают события в окружающей действительности,...»

«Н. К. Ахматова, М. В. Киселевский Врожденный иммунитет противоопухолевый и противоинфекционный Москва 2008 УДК 612.017.11:616-006:616.9 ББК 52.54 А95 Рецензент — Надежда Борисовна Егорова, д-р мед. наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Ахматова Н. К., Киселевский М. В. А95 Врожденный иммунитет: противоопухолевый и противоинфекционный. — М.: Практическая медицина, 2008. — 256 с.:ил. ISBN 978-5-98811-111-5 В книге обобщены современные данные литературы, а также результаты собственных...»

«Электронный конспект лекций по дисциплине Философия для студентов естественнонаучных факультетов БГУ составлен на основе учебно-методического комплекса Философия для студентов естественнонаучных факультетов БГУ Под ред. проф. А.И. Зеленкова Минск 2004 ПРОГРАММНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К СТУДЕНТАМ ЕСТЕСТВЕННОНАУЧНЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ, СДАЮЩИМ ЭКЗАМЕН ПО КУРСУ ФИЛОСОФИЯ Студент, сдающий экзамен по курсу Философия, должен показать глубокие знания: • основных проблемы философии и сущности...»

«Ultima ratio Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии Том 2, № 4 2009 апрель Российская Академия ДНК-генеалогии ISSN 1942-7484 Вестник Российской Академии ДНК-генеалогии. Научно-публицистическое издание Российской Академии ДНК-генеалогии. Издательство Lulu inc., 2009. Авторские права защищены. Ни одна из частей данного издания не может быть воспроизведена, переделана в любой форме и любыми средствами: механическими, электронными, с помощью фотокопирования и т. п. без предварительного...»

«Международный семинар в рамках проекта Центра ООН по населённым пунктам (Хабитат) № FS-RUS-98-S01-A Устойчивое развитие населённых пунктов и улучшение их коммуникационной инфраструктуры с использованием струнной транспортной системы (г.Сочи, Российская Федерация, 20-21 апреля 1999 г.) А.Э.Юницкий, руководитель Проекта, генеральный конструктор СТС О ходе реализации Проекта Хабитат Устойчивое развитие населнных пунктов и улучшение их коммуникационной инфраструктуры с использованием струнной...»

«Обзор Понимание механизмов работы мозга – ключ к созданию новой науки об обучении Overview Understanding the Brain: Towards a New Learning Science Обзоры – это переводы выдержек из публикаций ОЭСР. Их можно получить бесплатно в онлайновом книжном магазине на сайте (www.oecd.org/bookshop). Данный Обзор не является официальным переводом ОЭСР. ORGANISATION FOR ECONOMIC CO-OPERATION AND DEVELOPMENT ОРГАНИЗАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА И РАЗВИТИЯ UNDERSTANDING THE BRAIN: TOWARDS A NEW LEARNING...»

«Руководство по эксплуатации серии 7000 Высоковольтный частотно-регулируемый привод PowerFlex® 7000 с воздушным охлаждением (типоразмер B) – управление ForGe Публикация 7000-UM202A-RU-P Важная информация для пользователя Рабочие характеристики полупроводникового оборудования отличаются от характеристик электромеханического оборудования. Публикация SGI-1.1 Основы безопасности при использовании, установке и обслуживании полупроводниковых приборов управления, которую можно получить в местном офисе...»

«RU37420 easYgen-3000 Панели управления генераторными установками Список параметров для easYgen-3000 Версия ПО 1.xxxx Руководство RU37420 Руководство RU37420 easYgen-3000 Панели управления генераторными установками ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ Внимательно прочтите данное руководство и другие публикации, касающиеся подготовительных работ, перед установкой, эксплуатацией и обслуживанием данного оборудования. Соблюдайте на практике все цеховые инструкции, инструкции по технике безопасности и меры...»

«Серия публикаций ИФЛА по библиографическому учету. Том 39 Национальная библиография в электронную эру: руководство и новые направления развития Рабочая группа ИФЛА по созданию руководств, регламентирующих работу систем национальной библиографии Редактор Майя Жумер Мюнхен К. Г. Заур 2009 Серия публикаций ИФЛА по библиографическому учету под редакцией Съёерда Купмана Серия публикаций ИФЛА по библиографическому учету продолжает серию Публикации UBCIM — новые серии UBCIM — Универсальный...»

«Анатолий БЕЛЯЕВ МУЗЫКА ЮЛЯ Книга избранной лирики г.Кострома, 1996 г. ' Специальный выпуск Литературной Костромы, издание писательской организации, 1996 г. Книга издается в авторской редакции. Художник Сергей Пшизов. На титульном листке фото Г.Белякова Издание осуществлено при участии админ и с т р а ц и й Антроповского района и города Костромы и редакции газеты Северная правда. Отпечатано с оригинал-макета, изготовленного в компьютерном цехе редакции газеты Северная правда, в областной...»

«Российская академия наук Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) X междисциплинарный семинар ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ АРХАИКИ VI выпуск ЦИКЛИЧНОСТЬ: ДИНАМИКА КУЛЬТУРЫ И СОХРАНЕНИЕ ТРАДИЦИИ Санкт-Петербург 2013 Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/02/978-5-88431-224-1/ © МАЭ РАН УДК 008 ББК 63+86+87 Ц59 Утверждено к печати Ученым советом МАЭ РАН Рецензенты: доктор исторических...»

«Модель патогенеза псориаза. Часть 2. Локальные процессы Издание r1.2 М.Ю.Песляк Москва, 2011 УДК 616.5:616-092; ББК 55.83 Песляк Михаил Юрьевич Модель патогенеза псориаза. Часть 2. Локальные процессы. Издание r1.2 (испр. и доп.), М.: MYPE, 2011. 113 с.: ил. ISBN 978-5-905504-03-7 Copyright © 2011, Песляк М.Ю. Дата публикации в Интернет (Electronic Publication Date) издания: r1.0: 2011, Jun 12; r1.1: 2011, Sep 21; r1.2: 2011, Dec 28; Web: www.psorias.info, E-mail: Разрешается использовать...»

«Г. А. АМИРЬЯНЦ ЛЕТЧИКИ-ИСПЫТАТЕЛИ СЕРГЕЙ АНОХИН СО ТОВАРИЩИ 437 Г. А. АМИРЬЯНЦ ЛЕТЧИКИ-ИСПЫТАТЕЛИ СЕРГЕЙ АНОХИН СО ТОВАРИЩИ Москва МАШИНОСТРОЕНИЕ 2001 438 ББК 39.5 УДК 629.735 А 62 Книга издана на средства НПО Авиамат Автор благодарит ЛИИ им. М. М. Громова и семью С. Н. Анохина за любезно предоставленные фотоматериалы Амирьянц Г. А. А 62 Летчики-испытатели. Сергей Анохин со товарищи. – М.: Машиностроение, 2001. 448 с.: ил. ISBN 5-217-03081-Х Эта книга – о жизни легендарного летчика Сергея...»

«1 Министерство образования и науки Российской Федерации Сыктывкарский лесной институт (филиал) федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования Санкт-Петербургский государственный лесотехнический университет имени С.М. Кирова (СЛИ) Кафедра Электрификация и механизация сельского хозяйства Системы автоматизированного проектирования Учебно-методический комплекс дисциплины для студентов специальностей 190601 Автомобили и автомобильное...»

«ВВЕДЕНИЕ Курс Материаловедение входит в цикл специальных дисциплин учебных планов специальности 070601 Дизайн, специализация Дизайн костюма. Данная дисциплина читается в 3 семестре. В целом на дисциплину Материаловедение отводится 143 часа. Из них 68 часов аудиторных (1час – лекционных занятий, 3 часа – лабораторных работ в неделю), 75 часов самостоятельной работы. Курс предназначен для ознакомления студентов с классификацией, особенностями получения, строения и свойств текстильных волокон и...»




 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.