WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ПАТОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ РОЛЬ ЦЕРУЛОПЛАЗМИНА ПРИ ЛЕЙКОЦИТОЗАХ И ЛЕЙКОПЕНИЯХ 14.0.16 патологическая физиология Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских нау ...»

-- [ Страница 1 ] --

ЧЕЛЯБИНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ МЕДИЦИНСКАЯ АКАДЕМИЯ

На правах рукописи

Осиков Михаил Владимирович

ПАТОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ РОЛЬ ЦЕРУЛОПЛАЗМИНА ПРИ

ЛЕЙКОЦИТОЗАХ И ЛЕЙКОПЕНИЯХ

14.0.16 патологическая физиология

Диссертация

на соискание ученой степени

кандидата медицинских наук

Научный руководитель:

доктор медицинских наук, профессор Кривохижина Людмила Владимировна Челябинск – 2003 Содержание Стр.

Список сокращений

Введение

Глава 1. Обзор литературы 1.1. Фагоциты как центральное звено неспецифической защиты организма

1.2. Лейкоцитозы и лейкопении

1.3. Регуляция функциональной активности фагоцитирующих клеток...... 1.4. Роль реактантов острой фазы в регуляции функциональной активности фагоцитов

1.5. Церулоплазмин как представитель реактантов острой фазы.......... Глава 2. Материалы и методы исследования

Глава 3. Патофизиологическая роль церулоплазмина при воспалении 3.1. Влияние церулоплазмина на количественный состав и фагоцитарную функцию лейкоцитов при асептическом воспалении

3.2. Влияние церулоплазмина на адгезивные свойства лейкоцитов и эндотелия

3.3. Влияние церулоплазмина на функцию лейкоцитов на субклеточном уровне при асептическом воспалении

3.4. Влияние церулоплазмина на генерацию активных форм кислорода фагоцитами в условиях in vitro

3.5. Влияние церулоплазмина на количество и функцию лейкоцитов в условиях интактного организма

Глава 4. Патофизиологическая роль церулоплазмина при «невоспалительных» лейкоцитозах 4.1. Влияние церулоплазмина на количественный состав лейкоцитов при «невоспалительных» лейкоцитозах

4.2. Влияние церулоплазмина на функцию лейкоцитов при «невоспалительных» лейкоцитозах

Глава 5. Патофизиологическая роль церулоплазмина при цитостатической лейкопении 5.1. Влияние церулоплазмина на количественный состав и функциональную активность лейкоцитов при цитостатической лейкопении





5.2. Влияние церулоплазмина на количество и функцию лейкоцитов при асептическом воспалении, протекающем на фоне цитостатической лейкопении

Заключение

Выводы

Список литературы

Список используемых сокращений АФК – активные формы кислорода ГК – глюкокортикоиды Г-КСФ – гранулоцитарный колониестимулирующий фактор ГМ-КСФ – гранулоцитарно – макрофагальный колониестимулирующий ИЛ – интерлейкин ИФН – интерферон КБ – катионные белки МПО – миелопероксидаза МС – максимальная светимость ПОЛ – перекисное окисление липидов РОФ – реактанты острой фазы САА – сывороточный амилоид А СОД – супероксиддисмутаза СРБ – С – реактивный белок СРО – свободно – радикальное окисление СЦК – средний цитохимический коэффициент ТНФ – туморнекротический фактор ФАТ – фактор, активирующий тромбоциты ХЛ – хемилюминесценция Цп – церулоплазмин ЯСК – ядросодержащие клетки Актуальность исследования.

Регуляция количественного состава и функциональной активности фагоцитирующих клеток является актуальной проблемой современной медицины и привлекает внимание многих научных групп (48, 79, 80, 111, 166 – 168, 173, 181, 185, 199). Трудно найти такое изменение внутренней среды организма, которое бы не регистрировалось системой фагоцитоза, мгновенно превращающейся в «узел связи», регулирующий поддержание гомеостаза (70, 98, 182, 184). Реализация функций фагоцитирующих клеток составляет основу неспецифической защиты организма от инфекции, которая сопряжена как с выполняемой фагоцитами функцией, так и с их количественным составом, представительством в периферической крови и очаге воспаления. Известная связь между количеством клеток и выполняемой ими функцией проявляется в ходе воспалительного процесса, лейкоцитозах и лейкопениях различного генеза и подчиняется правилу исходного уровня Вильдера – Лейтеса (78).

Основная масса публикаций посвящена нейрогуморальной либо цитокиновой регуляции неспецифической защиты организма. Особое место в этой проблеме занимают биологически активные вещества, обладающие широким спектром действия в организме, например, реактанты острой фазы (РОФ) – гетерогенная группа соединений, уровень которых в сыворотке изменяется при повреждении (9). Одним из последних увеличивается содержание церулоплазмина (Цп) – РОФ третьего эшелона. Цп – исключительно активный гликопротеин 2 – глобулиновой фракции полифункциональными свойствами: является переносчиком меди, поддерживает ее баланс в организме, проявляет ферроксидазную, аминоксидазную и супероксиддисмутазную активность (103, 124, 160, 289, 328). Цп проявляет гематопротекторное действие. Установлено, что Цп обладает эритропоэтическим эффектом, связанным со стимуляцией пролиферации и дифференцировки эритроидных элементов (71, 82).

Показано влияние Цп на количество и функциональное состояние тромбоцитов через изменение интенсивности процессов свободно – радикального окисления в плазме и тромбоцитах (81, 83, 54).

Открытые на поверхности гранулоцитов, моноцитов и лимфоцитов рецепторы для Цп заставляют задуматься о возможности лейкоцитотропного действия Цп (391). В литературе есть данные о положительных эффектах Цп при токсической нейтропении, апластической анемии, упоминается о противовоспалительной активности белка (55, 104, 395). Однако эти данные малочисленны и противоречивы, в них не раскрываются механизмы действия Цп.





Таким образом, изучение механизма влияния Цп на количество и функцию лейкоцитов позволит расширить как представления о его фундаментальной патофизиологической роли в организме, так и показания количественных и качественных нарушений лейкоцитов.

количественный состав и функциональную активность лейкоцитов в условиях интактного организма и при экспериментальном моделировании лейкоцитозов и лейкопений.

Задачи исследования:

1. Изучить влияние Цп на количественный состав и функциональную активность лейкоцитов в условиях интактного организма.

2. Изучить влияние Цп на количество и функцию лейкоцитов при асептическом воспалении.

3. Исследовать влияние Цп на количество и функцию лейкоцитов при «невоспалительных» лейкоцитозах.

4. Исследовать влияние Цп на количество и функцию лейкоцитов при цитостатической лейкопении и асептическом воспалении, протекающем на фоне лейкопении.

5. Изучить некоторые механизмы действия Цп в условиях интактного организма и при экспериментальной патологии белой крови:

влияние на лейкопоэз, влияние на адгезивную способность лейкоцитов (АСЛ), влияние на генерацию активных форм кислорода (АФК), внутриклеточное содержание катионных белков и фагоцитарную функцию лейкоцитов.

Научная новизна.

Впервые показано, что Цп оказывает влияние на количественный состав и функциональное состояние лейкоцитов в норме и при экспериментальных лейкоцитозах и лейкопениях.

Новыми являются данные о механизмах влияния Цп на количественный состав лейкоцитов. Показано, что Цп у интактных животных, а также при цитостатической лейкопении приводит к увеличению количества лейкоцитов в периферической крови за счет усиления лейкопоэза. Установлено, что применение Цп при асептическом воспалении сопровождается снижением количества циркулирующих лейкоцитов за счет механизма перераспределения, увеличения адгезивных свойств лейкоцитов и эндотелия.

Влияние Цп на продукцию АФК фагоцитами зависит от дозы препарата и исходного функционального состояния клеток. В малых и средних дозах (50 мкг/мл – 400 мкг/мл) Цп оказывает однонаправленное стимулирующее действие на продукцию АФК. Большие дозы Цп (600 мкг/мл) приводят к снижению генерации АФК. В условиях in vivo Цп выступает в роли модулятора способности фагоцитов генерировать АФК: сниженные показатели под влиянием Цп повышаются, а повышенные – снижаются.

Впервые показано, что применение Цп в интактном организме и при лейкоцитозах и лейкопениях различного генеза приводит к увеличению гранулоцитах и сопровождается ростом интенсивности фагоцитоза.

Теоретическая и практическая значимость.

Результаты диссертационного исследования важны в оценке значения патофизиологической роли Цп как РОФ при лейкоцитозах и лейкопениях количественного состава и функциональной активности фагоцитирующих клеток при лейкоцитозах и лейкопениях. В условиях эксперимента обосновано применение Цп в качестве модулятора функциональной активности лейкоцитов. Продемонстрирован протекторный эффект Цп на лейкопоэз при цитостатической лейкопении.

Полученные результаты позволяют расширить показания к применению лекарственной формы Цп в клинической практике.

Внедрение результатов исследования в практику.

патофизиологии, биохимии, иммунологии в разделах «Патофизиология системы крови», «Обмен белков», «Вспомогательные клетки иммунной системы» в Челябинской государственной медицинской академии.

недостаточностью с целью коррекции гематологических показателей и внедрены в практику городской клинической больницы №8 (г. Челябинск).

Положения, выносимые на защиту:

1. Цп вызывает изменение количества лейкоцитов в крови в интактном организме и при экспериментальных лейкоцитозах и лейкопениях.

2. Влияние Цп на количественный состав лейкоцитов опосредовано его лейкопоэтическим эффектом и изменением адгезивных свойств лейкоцитов и эндотелия.

3. В условиях in vitro Цп в малых и средних дозах стимулирует, а в больших – подавляет генерацию АФК фагоцитами.

4. В условиях in vivo влияние Цп на генерацию АФК фагоцитами носит модулирующий характер.

5. Цп увеличивает интенсивность фагоцитоза и активность МПО и КБ в гранулоцитах у интактных животных и при лейкоцитозах и лейкопениях различного генеза.

Апробация работы.

Основные положения работы изложены на Третьей Российской межрегиональной научно – практической конференции «Новые технологии и фундаментальные исследования в медицине» (Челябинск, 2002), Четвертой международной научно – практической конференции «Здоровье и образование в ХХI веке» (Москва, 2003), на Второй Всероссийской университетской научно – практической конференции молодых ученых и специалистов по медицине (Тула, 2003), на научно – практической конференции молодых ученых ЧелГМА (Челябинск, 2003).

Структура и объем диссертации.

Диссертация изложена на 260 страницах машинописного текста и состоит из введения, обзора литературы, описания материалов и методов исследования, трех глав результатов собственных исследований, заключения с обсуждением полученных результатов, выводов и списка литературы.

Библиографический указатель включает 447 источников, из них 248 – зарубежных авторов.

1.1. Фагоциты как центральное звено неспецифической защиты иммунофагоцитарная система рассматривается как центральное звено неспецифической защиты организма от инфекции и как регуляторная система, направленная на стабилизацию внутренней среды организма (19, 43, 64, 118, 152, 183, 94 – 96, 99, 102, 108).

Гранулоциты и мононуклеарные фагоциты контролируют первую линию противоинфекционную защиту организма за счет реализации своих функций, синтеза и секреции регуляторных цитокинов, запускающих общие ответные реакции организма на повреждение.

способности к хемотаксису, адгезии, фагоцитозу, дегрануляции, киллингу и перевариванию поглощенных частиц (48, 50, 92, 169, 170, 172, 183, 193, 215).

рецепторными молекулами – адгезинами (370). Адгезины лейкоцитов представлены L – селектином и 2 – интегринами (LFA-1 – CD11a/CD18;

MAC-1 – CD11b/CD18; GP150, GP95 – CD11c/CD18). L – селектин экспрессируется на нейтрофилах, лимфоцитах, моноцитах и других миелоидных клетках (204, 323). Он опосредует эффект «катящихся» клеток («роллинг») вдоль сосудистой стенки микроциркуляторного русла, что является первым шагом адгезии лейкоцитов к эндотелию и накоплению их в зоне воспаления (427). У растворимой формы L – селектина обнаружена фукозилированные и сиалилированные гликопротеиды, однако их точная структура на эндотелии венул пока не определена.

Экспрессия СD11/CD18 варьирует в зависимости от типа клеток, степени их активации и дифференцировки (207). CD11а/CD18 (LFA-1) представлены на гранулоцитах, лимфоцитах, моноцитах. Причем, на последних CD11a/CD18 CD11b/CD18 CD11c/CD18. Значительный внутриклеточный пул CD11b/CD18 и CD11c/CD18 находится во вторичных и третичных гранулах гранулоцитов и во внутриклеточных везикулах моноцитов (208).

Лигандами для LFA – 1 являются внутриклеточные адгезивные молекулы, представители семейства иммуноглобулинов ICAM – 1 (CD54) и ICAM – 2 на эндотелиальных клетках. Эти мембранные гликопротеиды широко представлены как на гемопоэтических, так и негемопоэтических клетках, экспрессируются под действием ИЛ – 1, ИЛ – 2, ТНФ, ИФН (310).

CD11b/CD18 после транслокации на мембрану лейкоцитов связывается с ICAM – 1, iС3b и др. лигандами, что является стимулом для движения клеток в экстравазальное пространство, респираторного взрыва фагоцитов и продукции цитокинов (404). Взаимодействие CD11c/CD18 с фибриногеном и iC3b вызывает продукцию ТНФ.

Структурной основой миграции лейкоцитов служат сократительные белки, подобные актину и миозину мышечных клеток. Собранные в микрофиламенты, они расположены по периферии клетки, при активации полимеризуются с образованием сократительных волокон. В этом процессе играют роль G – белки, фодрин, винкулин, винметин (405). Инфильтрация очага воспаления лейкоцитами того или иного типа регулируется семейством хемокинов, которые продуцируются активированными макрофагами, Т – и В – лимфоцитами, клетками эпителия in situ. В настоящее время известен широкий круг хемоаттрактантов: формиловые пептиды многих бактерий, митохондрии эукариот, ИЛ – 8, МСР – 1 (моноцитарный хемотаксичский тромбоцитарный фактор 4 и др. (67, 307, 350, 352, 446). ИЛ – 8 является наиболее активным хемоаттрактантом для нейтрофилов (300).

Описаны факторы, ингибирующие миграцию нейтрофилов: факторы сыворотки крови, угнетающие С5а-зависимый хемотаксис, липоксин А4, лейкотриен А4 (263, 269, 276, 403). Показано, что биологически активный ИЛ – 8, находящийся в крови, может быть связан эритроцитами (246) или антителами (407). У некоторых штаммов стрептококков обнаружены фармакологических агентов подавляют подвижность нейтрофилов.

Инкубация нейтрофилов с дексаметазоном снижает экспрессию FcRI и CR3, индуцированную ИФН (373, 406). Рифампицин и тетрациклин угнетают хемотаксис нейтрофилов, причем последний – нарушая метаболизм кальция (320, 424). Колхицин дезагрегирует микротрубочки нейтрофилов и подавляет их локомоторные функции (367). Алкалоид цитохалазин В разрушает микрофиламенты и тормозит миграцию нейтрофилов.

кислородзависимым и кислороднезависимым микробоцидным механизмам.

Кислородзависимые микробоцидные механизмы реализуются при помощи респираторного взрыва фагоцитов, который обычно сопутствует фагоцитозу (212, 213, 247, 271, 345). Ключевую роль в этом процессе играет НАДФН-оксидаза – мембраносвязанная мультикомпонентная окислительновосстановительная система, состоящая из ФАД – содержащего флавопротеина, цитохрома b558 и убихинона (213, 236, 411). Активация НАДФН – оксидазы (например, хемоаттрактантами) приводит к переносу е - с Микробоцидная активность О2 невелика (226), однако, он служит пусковым звеном реакций, приводящих к образованию других АФК.

Цитохром С-оксидаза Рисунок 1. Основные пути и ферменты образования, конверсии и утилизации АФК (62, 431). Обозначения: СОД – супероксиддисмутаза, МПО – миелопероксидаза, ЭПО – эозинофильная пероксидаза, ГПО – глутатионпероксидаза, КСО – ксантиноксидаза, ФлО – флавиновые оксидазы Кроме того, О2 реализует цитотоксическое и иммунорегуляторное действие фагоцитов: окисляет фосфолипиды мембран и липопротеиды сыворотки, что приводит к образованию цитотоксинов (232), участвует в наработке хемоаттрактантов (26), усиливает пролиферацию лимфоцитов (30), синтез РНК и белка в эндотелиальных клетках (303).

Н2О2 относят к окислителям средней силы, закисляя среду в фагосоме, она вызывает гибель некоторых штаммов бактерий (333). Показано, что Н 2О обладает цитотоксическим действием для фибробластов, гепатоцитов, эндотелиальных клеток (201, 384, 400). В высоких концентрациях Н2О повреждает Сu, Zn – СОД (387).

поскольку может разрывать любую С – С или С – Н связь. Генерация ОН активированными фагоцитами лимитируется наличием в среде Fe2+ (218, 385). ОН участвуют в микробоцидном и цитотоксическом действии гранулоцитов, моноцитов и Т-лимфоцитов (257, 362, 380), ингибируют действие С5 (425), повреждают ДНК и другие клеточные структуры (234).

фагоцитов. Основным продуктом МПО является НОСl, а ЭПО – HOBr и HOI (107, 356). Причем пероксидазная активность эозинофилов выше, чем у нейтрофилов (280, 398). Выявлено, что НОСl ингибирует клеточное деление, синтез нуклеиновых кислот и белков в E. Coli (342). Гипогалоиды способны как прямо разрушать клетки – мишени, мобилизуя Zn2+ из металлопротеинов (265), так и опосредованно, инактивируя 1 – антитрипсин (430).

Синглетный кислород (О21) возникает как сопутствующий продукт при цитотоксическом действии фагоцитов – индукции разрывов ДНК плазмид и бактериофагов (249).

стимулируется бактериальными липополисахаридами, ИФН, ТНФ, ТНФ, а подавляется ИЛ – 4 (203). Полагают, что синтез NO в фагоцитах связан с нейтрофилов к эндотелию сосудов (267). Образование NO фагоцитами позволяет действовать на микроорганизмы, имеющие защиту от О 2.

Показано, что NO сам способен угнетать генерацию О2 фагоцитами, ингибируя НАДФН – оксидазу (277). Взаимодействие NO с О2 приводит к образованию стабильного аниона пероксинитрита (ONOO), который способен индуцировать процессы ПОЛ в мембранах (379), окислять тиолы и тиоэфиры (313).

Кислороднезависимые микробоцидные механизмы фагоцитов включают лактоферрин, лизоцим, B/PI (бактерицидный/ повышающий проницаемость белок), дефенсины, семейство CAP-37 белков и другие катионные белки.

взаимодействуют по электростатическому механизму с отрицательно заряженными структурами (липополисахариды, фосфолипиды, тейхоевые кислоты) поверхности бактерии, грибов и оболочечных вирусов, реализуя микробоцидное действие. B/PI, имея высокое структурное сходство с ЛПС бактерий, связывает и угнетает распознавание последнего и тем самым блокирует синтез эндогенных пирогенов (415, 416, 429, 430, 433).

У человека описано 4 различных молекулы дефенсинов нейтрофильного происхождения: HNP – 1, HNP – 2, HNP – 3, HNP – 4 (252). Показана способность дефенсинов увеличивать экспрессию СД 11в, СД 11с на поверхности нейтрофильных гранулоцитов и увеличивать их адгезию.

Отмечена хемотаксическая активность дефенсинов (372, 412). Дефенсины опсонизированных частиц зимозана, но не влияют на генерацию О 2- при фагоцитозе IgG - опосредованного латекса и активацию нейтрофилов формилсодержащими пептидами. Продемонстрирована способность дефенсинов значительно увеличивать проницаемость сосудов путем непосредственного взаимодействия с их стенками и через предварительное освобождение гистамина из тучных клеток (441).

Лактоферрин также повышает адгезивность и хемотаксис нейтрофилов, обладает опсонизирующей способностью для макрофагов и влияет на процесс грануломоноцитопоэза в костном мозге (224, 337, 366).

Таким образом, КБ и полипептиды гранулоцитов (пероксидаза, лактоферрин, бактерицидный проницаемость увеличивающий белок, эластаза, катепсин G, лизоцим, дефенсины, протегрины и структурнородственные им полипептиды) являются физиологически активными веществами, участвующими в реализации и обеспечении взаимодействия защитных реакций при фагоцитозе и воспалении (75, 76, 91, 264, 270, 272, 273, 348, 402, 436).

Реализация неспецифической защиты организма зависит не только от функциональной активности фагоцитирующих клеток, но и от их количественного представительства в периферической крови.

Изменение количественного состава лейкоцитов в периферической крови человека обычно связано с увеличением или уменьшением количества нейтрофилов. В таблице 1 представлены основные этиологические факторы и механизмы развития лейкоцитозов и лейкопений (48, 172, 188, 193, 243, 293, 298, 299, 359).

Наиболее частая причина лейкоцитоза - усиление нейтрофилопоэза при инфекционных и воспалительных процессах, а также миелопролиферативных заболеваниях. Возникновение лейкоцитоза при негематологических злокачественных заболеваниях вызвано продукцией опухолевыми клетками КСФ (340, 347).

Увеличение числа лейкоцитов при воспалении или инфекции является мультифакториальным. На ранних этапах оно обусловлено высвобождением нейтрофилов из маргинального пула и мобилизацией резерва костного мозга;

это связано с появлением нейтрофильных хемоаттрактантов. Причем, выявлено две фазы нейтрофильного лейкоцитоза в ответ на хемоаттрактанты:

раннюю (преимущественно за счет ИЛ – 8) и позднюю (преимущественно обусловленную формилсодержащими пептидами и ФАТ) (290).

Эксперименты на кроликах с использованием очищенного С 5а показали, что эта молекула ответственна как за нейтропению, развивающуюся сразу после внутривенного введения С5а, так и за значительный лейкоцитоз через 30 минут после введения. Морфологически подтверждено, что лейкопения является результатом перераспределения нейтрофилов в легких (291).

Длительная нейтрофилия обусловлена продолжительной стимуляцией миелоидного ростка кроветворения Г – КСФ, ГМ – КСФ (287, 340, 422, 439).

При хронических инфекциях, воспалительных процессах скорость нейтрофилопоэза возрастает в 3 раза (326).

Продолжительную нейтрофилию вызывают соли бария и лития.

Полагают, что их действие связано с усилением синтеза КСФ (48, 77).

Одной из важнейших проблем клинической медицины являются агранулоцитоз и лейкопении различного генеза. Последствия отсутствия нейтрофилов и других фагоцитов в значительной мере отражают драматизм ситуации и одновременно указывают на защитную роль этих клеток в организме. При уменьшении числа нейтрофилов до 1 х 10 9/л и менее возникает риск развития инфекции, если же их число меньше воспалительный процесс не развивается (339).

продукции или выхода из костного мозга зрелых нейтрофилов, что приводит к снижению количества циркулирующих нейтрофилов (241, 244, 284, 399).

Наиболее изучена врожденная нейтропения, или детский врожденный агранулоцитоз, впервые описанный Р. Костманном в 1956 г. в Швеции у детей, погибших от тяжелой инфекции в результате выраженной нейтропении (314). В ее развитии ведущая роль отводится Г – КСФ: уровню его продукции и чувствительности к нему клеток предшественников миелоидного ряда (279, 432).

Типовые изменения количества лейкоцитов в единице объема крови Физиологические (беременность, I. Первичные (врожденные) прием пищи, физическая нагрузка) Физические факторы (механическое нейтропения повреждение тканей, ожоги и др.) синдром SchwachmanII. Химические факторы (алкоголь, гипоксия, Diamond лекарства, соли лития и бария) II.Вторичные (приобретенные) Усиление нормального лейкопоэза инсектициды, лекарства) II. Перераспределение лейкоцитов 3) биологические IV. Гиперпродукция опухолевых лейкоцитов инфекции, кахексия, 3) регенераторно-дегенераторный III. Перераспределение в II. Со сдвигом вправо (дегенераторный) IV. Гемодилюция Циклическая нейтропения – редкое заболевание, характеризующееся регулярными циклическими (через 21 день) исчезновениями нейтрофилов периферической крови с периодами абсолютной нейтропении в последние 3 – 10 дней цикла (438). Наиболее вероятной причиной развития циклической нейтропении является дефект регуляции стволовых кроветворных клеток. В частности продукции КСФ, что подтверждается исследованиями костно – мозговых культур (245).

Ускоренная гибель и утилизация нейтрофилов может быть обусловлена иммунными механизмами. Переливание крови лиц, ранее получавших гемотрансфузии, может привести к нейтропении, так как в такой крови могут содержаться антитела к антигенам нейтрофилов. На поверхности нейтрофилов находятся антигены системы HLA, характерные для других тканей, а также специфические антигены: NA-1, NA-2, NB-1, NC-1, NC-9a (332). Трансплацентарный переход антинейтрофильных антител от матери к плоду может быть причиной аутоиммунной нейтропении новорожденных, своеобразного гранулоцитарного эквивалента резус-гемолитической болезни новорожденных. Мать сенсибилизируется к аллоантигенам нейтрофилов отца и вырабатывает антитела к гранулоцитам плода, проходящие через плаценту (28, 245, 434).

Ig G, направленные против нейтрофилов, встречаются при синдроме Фелти. У таких больных гранулоцитопоэз характеризуется нормальным количеством предшественников, но сниженным содержанием зрелых нейтрофилов. В крови определяется высокое содержание иммунных комплексов, на нейтрофилах определяется повышенное количество фиксированных Ig G. Сходные по механизму возникновения нейтропении развиваются при синдроме Шегрена, болезни Ходжкина, болезни Крона, синдроме Гудпасчера (28, 243, 245).

Большинство вторичных лейкопений связано с действием факторов физической и химической природы и обусловлено угнетением лейкопоэза.

Изучение костного мозга мышей после облучения в дозе 8 Гр позволило обнаружить резкое, вплоть до полного исчезновения, снижение содержания гемопоэтических островков в кроветворной ткани уже через 6 часов после воздействия (42, 198).

В литературе накоплено большое количество сведений о выраженном миелодепрессивном действии противоопухолевых препаратов, которое характеризуется подавлением всех ростков кроветворения на разных уровнях дифференцировки. Показано, что механизм угнетения гемопоэза цитостатиками заключается, прежде всего, в поражении пролиферирующих клеток костного мозга и истощении пула кроветворных прекурсоров (35, 38 – 41, 49, 52, 145, 162, 294).

Лейкопения может развиться при значительном дефиците в организме белков, фосфолипидов, фолиевой кислоты, цианкобаламина, металлов, микроэлементов. Медь является неспецифическим фактором стимуляции пролиферации и созревания клеток (115, 295, 365). При дефиците меди уменьшается продолжительность жизни эритроцитов, снижается продукция и созревание нейтрофилов и лимфоцитов (115, 205, 209, 233, 305, 371, 409, 420).

Регуляция функциональной активности фагоцитирующих клеток 1.3.

Реализация функциональной активности фагоцитирующих клеток находится, в том числе, под контролем различных отделов нервной системы и регуляторных нейрогенных пептидов.

Исторический интерес представляют работы исследователей (221, 222, 419), которые после перерезки спинного мозга в шейном отделе наблюдали подавление фагоцитарной активности лейкоцитов.

Одной из функций лимбической системы мозга является обеспечение сохранения гомеостаза и осуществление защитно – приспособительных реакций организма. По концепции Г. Н. Крыжановского, возникновение пароксизмов эпилептиформной активности и манифестация генератора патологически усиленного возбуждения (ГПУВ) в структурах лимбико – диэнцефальной системы является типовым механизмом нарушения регуляции функций иммунной системы (84, 85). В частности, это проявляется нарушением неспецифических факторов противоинфекционной резистентности (фагоцитоз, бактерицидность) и повышением восприимчивости к инфекциям (53, 90).

На различных экспериментальных моделях продемонстрирована роль нейромедиаторов в модуляции функций фагоцитирующих клеток. Кроме того, при эмоциональных реакциях и психопатологии, когда, как известно, наблюдаются изменения содержания нейромедиаторов и активности нейромедиаторных систем мозга, отмечены сдвиги в неспецифических реакциях иммунитета.

Тормозной медиатор ЦНС – аминомасляная кислота (ГАМК) в повышенных дозах до 200 мг/кг оказывает стимулирующее действие на неспецифические реакции иммунитета (179).

Со времен работ С. Метальникова (344) накоплен обширный материал о влиянии нейромедиаторов вегетативной нервной системы на активность фагоцитирующих клеток. Данные, полученные радиолигандным методом, свидетельствуют о наличии адрено – и холинорецпторов на различных популяциях фагоцитирующих клеток (200, 268, 389). Однако применительно к фагоцитирующим клеткам метод меченных лигандов для выявления нейромедиаторных рецепторов имеет относительную ценность в виду способности этих клеток захватывать различные аминосодержащие соединения (256).

Доказательством функциональной роли рецепторов к нейромедиаторам на фагоцитирующих клетках являются данные о влиянии адрено – и холинотропных препаратов на функции этих клеток. Подробный нейрофармокологический анализ роли этих рецепторов в регуляции фагоцитоза у нейтрофильных фагоцитов крови человека проведен в работе (296). Показано, что адреналин и изопротеренол (0,01 – 1 мкмоль/л) угнетают фагоцитоз частиц опсонизированного зимозана и высвобождение фагоцитами – глюкуронидазы. Эффекты адреналина предупреждаются добавлением – адреноблокатора пропранолола (1 мкмоль/л), – адреноблокатор фентоламин не отменял действия адреналина. В противоположность адреномиметикам ацетилхолин и пилокарпин (0,01 – мкмоль/л) существенно усиливают фагоцитарную активность нейтрофильных гранулоцитов. Их влияние предупреждается атропином, но не Н – холинолитическими веществами (тубокурарин). Аналогичные данные получены для мононуклеарных фагоцитов (57, 312).

Таким образом, влияние адрен – и холинергических регуляторных факторов на функции фагоцитов имеет реципрокный характер: ацетилхолин и его агонисты оказывают стимулирующее действие, а катехоламины – ингибирующее действие на эти клетки.

Некоторые гормоны обладают способностью существенно изменять функциональную активность фагоцитирующих клеток. Так, гормоны щитовидной железы Т3 и Т4 оказывают стимулирующее влияние на фагоцитарную активность нейтрофилов крови как в витральных условиях, так и при введении в организм (63). Аналогичными свойствами обладает инсулин при длительном введении препарата (69).

Один из пептидов тимуса – тимопентин усиливает фагоцитарную активность нейтрофилов и макрофагов у иммуносупрессированных морских свинок. In vitro в диапазоне концентраций 1 мг/мл – 10 пг/мл он ингибирует, а в концентрации ниже 10 пг/мл не влияет на фагоцитарный процесс (428).

Среди множества агентов гормональной природы, способных модулировать функции фагоцитов, особое внимание привлекают глюкокортикоидные гормоны (ГК). По – видимому, полиморфноядерные лейкоциты менее чувствительны к ГК, чем моноциты/макрофаги и лимфоциты. Установлено, что ГК дозозависимо угнетают фагоцитарные функции нейтрофилов, изменяют их бактерицидную активность, секрецию нейтральных протеаз (302). ГК ингибируют синтез фагоцитами цитокинов:

ИЛ – 1, ИЛ – 2, ИЛ – 12, ТНФ, ИФН, а также простагландинов, лейкотриенов, брадикинина, гистамина, фосфолипаз, нитроксидных радикалов, адгезивных молекул и кроме того, снижают экспрессию рецепторов для цитокинов на мембране фагоцитов (88, 161).

Показано, что рецепторы для ГК находятся в клетках в виде комплекса с белком теплового шока HSР90. Связывание ГК с рецептором приводит к диссоциации комплекса с HSР90. Влияние ГК на процессы экспрессии определенных генов, транскрипцию мРНК опосредовано транскрипционным фактором NFB.

фагоцитов, ГК способны резко ограничивать приток нейтрофилов и моноцитов в очаг воспаления, что одновременно является причиной снижения противоинфекционной защиты организма. Кроме того, ГК уменьшают количество клеток – предшественников гранулоцитов и моноцитов в костном мозге, снижают выход зрелых клеток из костного мозга, что ведет к быстрому снижению количества циркулирующих фагоцитов (153).

Таким образом, ГК обладают способностью оказывать влияние не количественный состав в периферической крови.

Кроме описанных выше нейрогуморальных факторов регуляции количественного состава и функциональной активности фагоцитирующих клеток особое место занимают регуляторные эффекты, опосредованные цитокинами. Действие цитокинов позволяет продемонстрировать значение фагоцитов в противоинфекционной и противоопухолевой защите организма, их положение на стыке иммунитета и неспецифической резистентности, а также их роль в формообразовательных и регенераторных процессах.

При остром воспалительном процессе в ответ на инфекционные агенты происходит индукция синтеза ИЛ – 1, ИЛ – 2, ИЛ – 6, ИЛ – 8, ТНФ, ИФН и других цитокинов (66, 67, 144, 163, 164, 196).

Ключевые провоспалительные цитокины ИЛ – 1 и ТНФ, выступающие эндотелиальных клеток и нейтрофилов адгезивных молекул, обеспечивая трансэндотелиальную миграцию лейкоцитов в очаге воспаления. ИЛ – обусловливает двухфазную лейкемоидную реакцию, первый этап которой характеризуется временной лейкопенией в результате сосудистой адгезии нейтрофилов, а второй – нейтрофильным лейкоцитозом, связанным с выходом клеток из костномозгового депо. ИЛ – 1 индуцирует экзоцитоз внутриклеточного и связанного с мембраной кальция и активации биосинтеза лейкотриенов. Вместе с тем ИЛ – 1 не оказывает хемотаксического действия на нейтрофилы и не стимулирует в них дыхательный взрыв, продукция АФК увеличивается лишь в случае сочетанного воздействия на нейтрофилы ИЛ – 1 и активатора протеинкиназы С форбол-12-меристат-13-ацетата (113, 163, 195, 308, 421).

ТНФ оказывает разностороннее активирующее влияние на нейтрофилы (274, 346). Количество высокоаффинных рецепторов к ТНФ на поверхности 1 нейтрофила непостоянно и зависит от температуры: от 2200 до 6000 при 4 о С и около 600 при 37о С. Возможно, регистрируемое снижение числа рецепторов при 37о С обусловлено усилением их интернализации и деградации (297, 321).

фосфорилирования специфических белков с мол. массой 64 кД и как следствие к изменениям физико – химических свойств плазматической нейтрофилов, активации ферментов НАДФН – оксидазного комплекса и метаболизма арахидоновой кислоты (358).

Освобождение арахидоновой кислоты принадлежит к числу ранних реакций нейтрофилов на ТНФ. Биосинтез лейкотриенов играет важную роль для дальнейшего развития каскада реакций, так как именно ингибиторы липоксигеназы, а не циклоксигеназы, угнетают активацию нейтрофилов ТНФ (219).

Влияние ТНФ на продукцию АФК фагоцитами характеризуется тем, что сильная активация нейтрофилов происходит только после их адгезии к подложке или при обработке стимуляторами, например, зимозаном.

Напротив, кинетика продукции АФК суспендированными нейтрофилами, обработанными ТНФ, слабая, имеет кратковременный (5 – 10 мин) лаг – период и выход на плато через 30 – 60 мин. Стимулирующая активность ТНФ в отношении высвобождения АФК адгезированными нейтрофилами феноменальна: оптимальная концентрация этого цитокина на 3 – 5 порядков ниже, а высвобождение АФК в 10 – 100 раз выше, чем при воздействии других естественных стимуляторов (С5а, лейкотриен В 4, арахидоновая кислота, ФАТ) (194).

ИЛ - 8, нейтрофилактивирующий фактор (NAF, NAP-1) синтезируется в том числе, и нейтрофилами. Интересно, что они продуцируют ИЛ-8 в течение первых 5-6 часов после стимуляции ЛПС в сочетании с ИЛ –1rа, ТНФ, ИЛ – 1. Причем, последние два цитокина действуют на специфические рецепторы на нейтрофилах и обеспечивают вторую фазу продукции ИЛ-8 примерно через 20 часов после стимуляции клеток. ИЛ- не влияет на ЛПС - индуцированную продукцию ИЛ – 8, но блокирует продукцию ТНФ и ИЛ – 1, полностью отменяя вторую фазу продукции ИЛ-8 нейтрофилами. ИФН, наоборот, временно отменяет синтез ИЛ-8 на первом этапе, но увеличивает его в позднюю фазу за счет усиления продукции ТНФ и ИЛ – 1 (231).

В опытах in vitro при внутрибрюшинном введении кроликам ИЛ – 8 в концентрации 10-11 - 10-9 М было показано, что в месте инъекции происходит накопление только нейтрофильных лейкоцитов, но не моноцитов и базофильных лейкоцитов. Этот эффект не блокировался полимиксином В и актиномицином Д. Гистологический анализ выявил внутрисосудистое накопление нейтрофилов и формирование агрегатов (238).

В очаге воспаления ИЛ – 8 является потенциальным хемоаттрактантом для нейтрофилов и может влиять на трансмиграцию лейкоцитов в случае синтеза его эндотелиальными клетками. ИЛ – 8 активирует нейтрофилы, связываясь со специфическим рецептором, принадлежащим к семейству Gбелков, в результате чего повышается плотность 2 – интегринов, усиливается адгезия нейтрофилов к покоящимся эндотелиальным клеткам и субэндотелиальному экстрацеллюлярному матриксу, но уменьшается адгезия к цитокинактивированному эндотелию, экспресирующему Е – селектин (230, 374). Полагают, что последнее может быть связано со слущиванием L – селектина на активированных ИЛ-8 нейтрофилах (300, 351, 383).

Коэкспрессия Е – селектина и ИЛ – 8 регулирует авидность связывания нейтрофилов с цитокинактивированным эндотелием. ИЛ-8 может изменять активность Е – селектинового контрецептора и совместно с ФАТ обеспечивать процесс миграции нейтрофилов из сосудистого русла.

Спектр действия КСФ (ГМ – КСФ и Г – КСФ) на фагоциты еще более широк. Они стимулируют рост и дифференцировку ранних и поздних гранулоцитарных и макрофагальных предшественников, формирование колоний этих клеток в культуре костного мозга, способствуют мобилизации зрелых клеток из костного мозга, увеличивая пул циркулирующих фагоцитов. В этом плане КСФ опосредуют действие других цитокинов, например, ИЛ – 1 (193, 223, 239, 251, 278, 281, 283, 306, 360).

Кроме того, ГМ – КСФ и Г – КСФ модулируют функции зрелых нейтрофилов, усиливая экспрессию адгезивных молекул, стимулируя хемотаксис, фагоцитоз, продукцию АФК, фагоцитарную активность в отношении различных микроорганизмов. Таким образом, эти цитокины оказывают влияние не только на количество, но и на функциональную предположить, что быстрые изменения содержания КСФ в крови при различных ситуациях отражаются скорее на функциональном состоянии противоинфекционной защиты, чем на интенсивности гранулопоэза.

Последнее имеет место только на 5 день после воздействия КСФ.

ИЛ – 6, проявляя как провоспалительный цитокин сходную с ИЛ – 1 и функциональных особенностей. В отличие от ИЛ – 1 и ТНФ он усиливает не поглотительную, а киллерную активность нейтрофилов (120). Действуя преимущественно в поствакцинальном периоде, он может индуцировать апоптоз нейтрофилов и обладать противовоспалительными свойствами, ингибируя продукцию ИЛ – 1 и ТНФ за счет индукции синтеза их антагонистов и ингибиторов. К последним, например, относится ИЛ – 1ra – эндогенный антагонист рецептора ИЛ – 1, который блокирует синтез ИЛ – 8, ИЛ – 1 и ТНФ, снижает адгезию нейтрофилов. Таким образом, ИЛ – 6 является негативным цитокином в регуляции активности нейтрофилов и формирует фенотип фагоцитов, функционирующих в затухающем очаге воспаления (199, 206, 422, 423).

трансформирующий фактор роста (ТФР), препятствующие адгезии нейтрофилов к эндотелию, продукции АФК и секреции провоспалительных цитокинов (381). Последние при определенных условиях также могут оказывать негативную регуляцию функций нейтрофилов: ИЛ – 1 может угнетать адгезию нейтрофилов, а ТНФ – снижать экспрессию на их поверхности рецепторов, ингибировать хемотаксис и ускорять апоптоз.

Интересно, что сами нейтрофилы могут регулировать степень своей активности. Это может происходить в результате снижения экспрессии рецепторов к цитокинам путем их шеддинга и интернализации внутрь клетки. Нейтрофилы могут выступать в роли продуцентов уже известных цитокинов – ИЛ – 1, ИЛ – 6, ИЛ – 8, ТНФ, ТФР, КСФ и др., которые участвуют в регуляции их функции, действуя как паракринно, так и аутокринно (рисунок 2) (174, 220, 231, 327).

Рисунок 2. Продукция нейтрофилами иммунорегуляторных цитокинов и клетки – мишени для них (182) антибактериальную защиту организма не только за счет фагоцитарной противовоспалительных цитокинов обеспечивает контроль первой линии обороны организма от инфекций благодаря рекрутированию и активации самих макрофагов и других защитных клеток (гранулоцитов, естественных киллеров) (рисунок 3).

компоненты микробов,С5а, ИЛ-1, ИЛ-4, ИЛ-10, ИЛ-13, ИЛ-1ra, Провоспалительные: ИЛ-1, ИЛ-6, ИЛ-8, ИЛ-12, ИЛ-18, ТНФ, ИФН, МСР- Противовоспалительные: ИЛ-10, ТФР Рисунок 3. Продукция цитокинов моноцитами/макрофагами Отечественными исследователями под руководством И. И. Долгушина показано, что нейтрофилы выделяют продукты пептидной природы – нейтрофилокины с мол. массой 15 – 68 кД. Причем, нейтрофилокины интактных клеток обладают иммунодепрессивными свойствами, а активированных – иммуностимулирующими. Первые снижают хемотаксис, образование АФК, фагоцитарную, лизосомную активность нейтрофилов.

Вторые, наоборот, стимулируют эти функции (25, 46 – 48).

Возвращаясь к цитокинзависимой регуляции неспецифической защиты организма, необходимо отметить индукцию провоспалительными цитокинами синтеза РОФ – эмпирически сформированную группу биологически активных веществ, концентрация которых изменяется при воспалительной реакции. Некоторые из них обладают способностью регулировать неспецифические защитные и иммунные реакции организма.

1.4. Роль реактантов острой фазы в регуляции функциональной РОФ – функционально разнородная группа белков, способных быстро изменять свою концентрацию при различных нарушениях гомеостаза независимо от природы и места приложения вызвавшего его стимула:

бактериальная, вирусная или паразитарная инфекция, химическая или физическая травма, токсическая или аллергическая реакция, ишемический некроз, злокачественное новообразование (9, 258).

История изучения РОФ началась с открытия СРБ В. Тилеттом и Т.

Френсисом в 1930г. в Рокфеллеровском институте (414).

Кроме СРБ и САА все остальные РОФ – гликопротеины с различным содержанием углеводов (от 3% у фибриногена и С3 до 44% у орозомукоида), что отражается на их изоэлектрической точке коэффициенте экстинции.

Структура РОФ может быть представлена одной полипептидной цепью (орозомукоид, Цп, 1-антитрипсин), двумя цепями (С3) или большим числом цепей (С4, СРБ, гаптоглобин, фибриноген) (378).

Изменение концентрации различных РОФ в условиях повреждения и воспаления варьирует в широких пределах. По скорости нарастания концентрации при острофазном ответе РОФ делят на несколько групп (319).

Первая группа РОФ включает 2 негликозилированных белка – СРБ и САА, концентрация которых в норме очень низка, а при повреждении возрастает очень быстро (в первые 6 – 8 часов) и значительно (в 20 – 100 раз, в отдельных случаях – в 1000 раз). Содержание СРБ достигает максимума на день воспалительной реакции и при неосложненном течении 2- возвращается к исходному уровню на 12-15 день (255, 319). Динамика содержания белков этой группы сходна с показателями СОЭ (250, 288).

Ко второй группе относятся белки, концентрация которых начинает увеличиваться через 10 часов и довольно существенно (в 2-5 раз). Это 1кислый гликопротеин (орозомукоид), 1-антитрипсин, 1-антихимотрипсин, гаптоглобин, фибриноген и другие (325).

Третья группа РОФ включает С3 и С4 компоненты комплемента и Цп.

Они дают увеличение концентрации на 50% ко вторым суткам. Показано, что в ряде случаев уровень этих белков может не превышать верхних пределов нормальных концентраций в сыворотке крови здорового человека, что требует индивидуальной оценки их содержания в динамике.

К так называемым нейтральным РОФ относят белки, концентрация которых может оставаться в пределах нормы или изменяться в минимальной степени, однако они принимают участие в реакциях острой фазы воспаления.

Это 2 – макроглобулин, гемопексин, сывороточный амилоид Р, иммуноглобулины классов A, M, G (315, 378, 443). Уровень сывороточного амилоида Р остается весьма стабильным в ходе острой фазы воспаления, но возрастает в 2-4 раза к ее завершению и при хронизации процесса (141).

Содержание некоторых веществ в ходе ответа острой фазы снижается на 30 – 60 % – это отрицательные, или «негативные», РОФ. К ним относятся альбумин, преальбумин, трансферрин, антитромбин III, липопротеиды низкой и очень низкой плотности (235, 324).

Синтез РОФ осуществляется в основном гепатоцитами, СРБ может продуцироваться моноцитами (353, 217), орозомукоид – лимфоцитами, моноцитами, нейтрофилами (343).

Печеночные гены РОФ разделяют на 2 класса в зависимости от того, какие цитокины являются их основными индукторами. Гены класса регулируются ИЛ – 1 или ТНФ, причем транскрипция этих генов усиливается ИЛ – 6 и ГК. Для генов класса 2 основными активаторами являются ИЛ – 6 и ГК (225, 381).

В соответствии с чувствительностью генов к индукции ИЛ – 1 или ИЛ – 6 РОФ также разделяют на 2 класса. Класс 1 включает гены гемопексина, гаптоглобина, 1 – кислого гликопротеина, СРБ, САА, С комплемента, стромелизина. Представителями класса 2 являются гены – фибриногена, церулоплазмина, 1 – антитрипсина, 1 – антихимотрипсина и крысиного 2 – макроглобулина (382).

При активации генов РОФ класса 1 биохимический путь передачи сигналов от рецепторов имеет последовательность: ИЛ – 1/ ТНФ / ИЛ – Ras MAP kinase NF – ИЛ – 6. При активации РОФ 2 типа путь сигнала иной: ИЛ – 6 JAK2 APRF (261, 291, 316, 361).

Общей функциональной характеристикой РОФ является их способность изменять коагуляцию крови и активацию системы комплемента и кининов, оптимизировать хемотаксис, фагоцитоз и реакции микроциркуляторного русла, ограничивать процессы деструкции тканей и удалять фрагменты поврежденных клеток и продукты их распада (158, 159).

Изучение функций РОФ позволило убедительно продемонстрировать роль некоторых из них в регуляции ключевых событий неспецифической резистентности организма. Наиболее изучены в этом отношении СРБ и САР, входящие в семейство пентраксинов (129 – 142).

В нейтрофилах и моноцитах СРБ и САР активируют многие синтетические процессы (синтез РНК и белка), в том числе синтез и секрецию цитокинов ИЛ – 1, ИЛ – 6, ТНФ (129 – 132, 136). СРБ активирует секрецию ИЛ – 8 в культурах очищенных гранулоцитов здоровых людей (32).

Противоречивые данные имеются о влиянии СРБ на пролиферацию и дифференцировку стволовых клеток, в частности на образование макрофагальных и гранулоцитарных колоний (349, 401).

Пентраксины регулируют процессы адгезии и миграции фагоцитов. СРБ является хемоаттрактантом для нейтрофилов: активирует направленную миграцию их по градиенту концентрации (33, 34, 140). СРБ повышает экспрессию 2 – интегрина СД18 на нейтрофилах человека, не влияя на экспрессию СД 11b, а САР повышает экспрессию обеих молекул. Кроме того, СРБ ингибирует в нейтрофилах экспрессию рецепторов фибронектина VLA – 5 (СД 29 / СД 49е) и рецепторов ИЛ – 8 Н1 типа. В условиях экспериментального воспаления СРБ снижает накопление нейтрофилов в очаге, активируя сбрасывание клетками L– селектина (447), что ограничивает экспансию воспалительной реакции и характеризует СРБ как противовоспалительный фактор.

Влияние пентраксинов на продукцию АФК фагоцитами неоднозначно и может быть определено как модуляция: исходно высокий кислородный метаболизм клеток они снижают, а исходно низкие показатели, наоборот, стимулируют (132, 135, 138).

Заметными иммунорегулирующими свойствами обладает 1 – кислый гликопротеин (орозомукоид). Показано, что этот белок супрессирует ответ лимфоцитов на некоторые митогены и клеточно – опосредованную цитотоксичность (317). 1 – кислый гликопротеин снижает активность естественных и антителозависимых киллеров, стимулирует синтез ИЛ - 1 и ИЛ – 1 ra в культурах мононуклеаров периферической крови человека (311, 317, 413). В модельных экспериментах установлено, что сорбция 1 – кислого гликопротеина на нейтрофилах приводит к подавлению продукцию ими АФК (156), а сам белок способен активно активно связывать и транспортировать низкомолекулярные продукты основного характера (157, 159). 1 – кислый гликопротеин – естественный фактор ограничения деструктивных процессов в местах воспалительной реакции (155).

Характер влияния гаптоглобина на функции лейкоцитов свидетельствует о его противовоспалительной активности. Гаптоглобин ингибирует метаболизм нейтрофилов, снижает реакцию моноцитов на хемоаттрактаны, угнетает пролиферативный ответ мононуклеаров крови человека in vitro на митогены и подавляет продукцию антител (363, 364, 388). Гаптоглобин ингибирует также катепсин В (397).

Показано, что влияние гаптоглобина на фагоциты опосредуется интегринами СД 11b / СД 18, с которыми этот РОФ взаимодействует (260).

Полагают, что воздействие гаптоглобина на моноциты через интегрины может активировать синтез цитокинов типа ИЛ – 1 и ИЛ – 6 и тем самым влиять на синтез РОФ в печени (275).

Представитель нейтральных РОФ 2 – макроглобулин и особенно его комплексы с активными протеиназами обладают иммуномодулирующими свойствами. Эндоцитоз комплексов сопровождается ингибицией контактных функций макрофагов (снижается экспрессия Iа – антигенов в ответ на ИФН) и ативацией синтеза и секреции некоторых белков (например, активатора плазминогена). Кроме того, 2 – макроглобулин способен связывать цитокины и ростковые факторы (292).

В регуляции функциональной активности фагоцитов принимают участие матриксные металлопротеиназы (ММР), активность которых возрастает во время воспалительной реакции. В частности, ТНФ – конвертирующий фермент (ТАСЕ) осуществляет шеддинг L – селектина в активированных лейкоцитах, тем самым, регулируя их миграцию и переход в ткань (310, 375, 376, 426).

1.5. Церулоплазмин как представитель реактантов острой фазы Одним из представителей РОФ третьего эшелона является Цп – исключительно активный гликопротеин 2 – глобулиновой фракции сыворотки крови человека и высших позвоночных (148).

Цп кодируется геном СР, находящимся на хромосоме 3 (3q25) и содержащим 19 экзонов. Локус Цп принадлежит к одной группе сцепления с локусом трансферрина (418). Цп имеет довольно высокую гомологию с факторами свертывания V (1q2/F5) и VIII (Xq28/F8C). Предполагают, что все 3 белка являются членами одного и того же мультигенного семейства (146, 147, 149, 242, 442).

Основным местом синтеза Цп являются мембранно – связанные полисомы гепатоцитов (7). Кроме того, Цп может синтезироваться в клетках моноцитарного происхождения: ИФН индуцирует синтез церулоплазминовой мРНК и белка в моноцитах (341). Синтез и секреция Цп гепатоцитами регулируется ионами меди, а индуктором синтеза выступает ИЛ – 6 (7, 216).

Молекула зрелого Цп массой 132 кДа состоит из одной полипептидной цепи, включающей 1046 аминокислотных остатков (8, 147, 408), в которой выделены 6 структурно – функциональных доменов (354, 355, 368, 377, 386, 444). Цп – типичный гликопротеин, на долю углеводного компонента приходится около 8% массы молекулы. Он представлен 9 олигосахаридными цепями, которые содержат глюкозамин, галактозу, мальтозу, фукозу и сиаловые кислоты. На концах углеводных цепей находятся сиаловые кислоты, которые оказывают существенное влияние на физиологические и электрофоретические свойства Цп, но не отражаются на оксидазной активности или абсорбции при 610 нм (146, 160, 262).

В составе Цп находятся 6 – 7 ионов меди (8, 22). Хотя медь в структуре Цп составляет 0,27 – 0,32 % от массы, он содержит 98% всей меди плазмы крови (124, 328).

Нормальное содержание Цп в сыворотке крове человека 0,25 г/л – 0,45 г/л, у крысы – несколько выше (59, 160). Однако Цп крысы заметно не отличается от Цп человека по содержанию меди, молекулярной массе, Nконцевым аминокислотам и каталитическим свойствам, что делает крысу удобной моделью для изучения процессов с участием Цп (160).

Основными функциями Цп являются транспорт меди и поддержание ее супероксиддисмутазная активность.

Белок относится к оксидазам меди, которые содержат 3 разных центра ее связывания: 1 – го типа, или голубой, 2 – го типа, или обычный и 3 – го типа, или бинуклеарный. Одна молекула Цп прочно связывает 6 ионов меди, менее прочно – до 10 атомов. Показано, что лигандами меди в активном центре Цп являются SH-группа цистеина, атомы азота гистидина и остатки метионина (106, 189, 262). Церулоплазмин человека связывает также ионы серебра и снижает их эмбриотоксический эффект (190, 394).

Участвуя в регуляции обмена железа: Fe2+ Fe3+ трансферрин синтез гема, Цп рассматривается как компонент системы антианемических факторов эритропоэтический эффект в условиях нормального и стимулированного кроветворения за счет усиления пролиферации и дифференцировки эритроидных элементов в костном мозге (71, 82).

Обладая СОД – активностью, Цп взаимодействует с ОН и О2 (24, 285, 286, 309), а снижение активности СОД при патологических состояниях может компенсироваться увеличением содержания Цп в сыворотке (89).

Интересно, что Цп не оказывает какого – либо кинетического влияния на декомпозицию О2 и не катализирует реакцию диспропорционирования как СОД, а взаимодействует с предшественниками кислородных радикалов (392).

Цп гораздо более эффективно ингибирует OCl, чем трансферрин, альбумин, СОД или IgG 286), выполняя ведущую роль в защите клеток при лейкоцит – индуцированном окислительном стрессе.

Дисмутируя О2, Цп является антиоксидантом, препятствующим ПОЛ (27, 58, 101, 210).

плотности (259, 266).

Цп связывается с лактоферрином – железопереносящим белком и лейкоцитами крови (445). Поскольку лактоферрин связывает Fe3+ - продукт ферроксидазной активности Цп, считают, что включение Fe3+ в лактоферрин происходит при физическом контакте с Цп.

Особого внимания заслуживают свойства Цп как реактанта острой фазы.

В эксперименте показано, что Цп оказывает антиэкссудативное действие, способствует торможению активации кининовой системы, существенно уменьшает степень альтерации, приводит к ускоренному морфологическому восстановлению тканей в очаге воспаления (104).

В литературе есть сообщения о косвенном антимикробном эффекте Цп.

В очаге воспаления лейкоциты усиленно выделяют в среду содержимое своих гранул, в том числе лактоферрин. Повышение уровня Цп с усилением контактной передачи лактоферрину Fe3+ предупреждает использование Fe3+ патогенными микробами (445).

В эксперименте показано, что применение в остром периоде гриппозной инфекции Цп увеличивает резистентность мышей к вирусу гриппа, уменьшает иммунодепрессивное действие вируса и улучшает биохимические показатели (18).

Изучена модулирующая активность Цп в модельной системе выделенных лимфоцитов, установлена зависимость эффекта от его дозы, причем именно малые дозы Цп способствуют иммуностимуляции. Имеются данные о том, что Цп усиливает реакцию бласттрансформации лимфоцитов, повышает уровень цАМФ и снижает уровень цГМФ в иммунокомпетентных клетках мышей-опухоленосителей. Установлены иммуномодулирующие эффекты действия Цп (12, 13, 17, 65, 105).

Цп оказывает стимулирующее влияние на классический путь активации комплемента, а также усиливает «респираторный взрыв» нейтрофилов в системе крови здоровых людей (45). Продемонстрирована одна из функций Цп при воспалении – инактивация свободных радикалов и гипогалоидов, образованных фагоцитами (282, 390).

Применение Цп в остром периоде у больных, перенесших критические состояния, сопровождается защитным действием на клеточное звено иммунитета, ростом спонтанной и стимулированной ХЛ нейтрофилов (14).

Есть сообщения об изменении количественного состава лейкоцитов под влиянием Цп. Так, введение Цп крысам при воздействии радиации приводило к сохранению более высокого уровня лейкоцитов и эритроцитов (16). Отмечены клинические результаты применения Цп при лечении злокачественных опухолей. У таких больных Цп вызывал увеличение количества нейтрофилов в периферической крови, причем этот эффект был сопоставим с таковым при применении Г-КСФ (55). Кроме того, клинические наблюдения свидетельствуют о повышении показателей периферической крови, в том числе лейкоцитов, при использовании Цп у больных с апластической анемией (395).

Из представленных в обзоре литературы данных следует, что большое внимание многих научных групп уделяется проблеме регуляции неспецифической защиты организма и участию в ней фагоцитов.

Объектом внимания по данному вопросу является, в том числе, РОФ Цп.

Однако, в литературе отсутствуют работы, освещающие результаты комплексного подхода по изучению влияния Цп на количественный состав и функциональную активность лейкоцитов в интактном организме и при различных патологических ситуациях, а имеющиеся данные весьма малочисленны и противоречивы. Результаты подобного рода исследований неспецифической защиты организма.

Эксперименты выполнены на 350 белых беспородных крысах и крови 100 здоровых людей – доноров областной станции переливания крови.

Все исследования на животных выполнены в соответствии с «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» (Приказ МЗ СССР № 755 от 12.08.1977).

Использовали препарат церулоплазмин (активность – 10 усл. ед. на 1 мг белка), произведенный в НПО «Иммунопрепарат» (г. Уфа). Перед введением препарат церулоплазмин растворяли в стерильном физиологическом растворе.

Для изучения роли Цп в условиях in vivo использовали интактных качественного и количественного состава лейкоцитов. Среди последних выделяли лейкоцитозы:

асептическое воспаление (таблица 3), «невоспалительные» лейкоцитозы в ответ на экзогенный пироген и интоксикацию хлоридом бария (таблица 4);

и лейкопении:

цитостатическая лейкопения (таблица 5), асептическое воспаление на фоне лейкопении (таблица 6).

периферической крови людей – доноров областной станции переливания крови изучали в модельных системах in vitro (таблица 7). Исследовали влияние Цп на адгезивную способность лейкоцитов к интактному и активированному эндотелию (таблица 8).

10 мг/кг семикратно через 48 часов 15 сутки 30 мг/кг шестикратно через 48 часов 12 сутки Введение Цп интактным животным осуществляли для решения нескольких поставленных задач. Во – первых, для изучения влияния Цп на изменение количественного состава и функциональной активности лейкоцитов в условиях интактного организма. Во – вторых, для выбора оптимальной дозы Цп, которая могла быть использована в дальнейшем для изучения роли Цп при патологических процессах. В – третьих, для определения самостоятельности влияния Цп на количество и функцию лейкоцитов независимо от какого – либо патологического процесса.

Суммарная доза Цп, введенная первой группе интактных животных составила 30 мг/кг (75% от физиологической концентрации Цп в сыворотке крови), второй группе – 70 мг/кг, а третьей – 180 мг/кг. Причем, первоначально изучали эффект однократного введения Цп, а показатели снимали через 30 минут после введения и на 5, 12 сутки, ожидая возможность пролонгированного действия Цп.

кожу спины) скипидара под кожу спины) асептическое воспаление, которое воспроизводили подкожным введением 1, мл скипидара (187). Суммарная доза вводимого Цп составила 60 мг/кг.

Причем, первой группе животных Цп вводили в ранние сроки развития воспалительной реакции двукратно (через 6 и 12 часов от индукции воспаления), а второй группе – однократно на 3 сутки. Таким образом, изучали возможность влияния Цп на количество и функцию лейкоцитов в разные сроки воспалительного процесса.

Схема введения Цп при «невоспалительных» лейкоцитозах (BaCl 10 мг/кг через 48 часов суток).

экспериментальных моделей патологических процессов, сопровождающихся развитием лейкоцитоза без альтерации тканей. Первой группе животных вводили экзогенный пироген – пирогенал по методике (165). Пирогенал представляет собой растворимый липополисахарид клеточной стенки Ps.

аeruginosa (93). Введение пирогенала приводит к мобилизации костно – мозгового резерва лейкоцитов и развитию лейкоцитарной реакции периферической крови (112, 119, 125, 126). У второй группы животных вызывали бариевую интоксикацию путем подкожного введения хлористого бария в количестве 10 мг на кг массы тела в течение 20 суток. Показано, что бариевая интоксикация приводит к миелоидной гиперплазии костного мозга за счет увеличения продукции КСФ (77, 143).

В качестве модели лейкопении была выбрана цитостатическая лейкопения, которую вызывали внутрибрюшинным введением циклофосфана (3, 40, 41). Для изучения влияния Цп на процессы регенерации лейкопоэза, подавленного цитостатиком, Цп вводили в суммарной дозе мг/кг. Сроки исследования показателей определялись данными литературы о восстановлении лейкопоэза после воздействия цитостатика (39, 41, 192).

После этого исследовали роль Цп при воспалительном процессе, протекающем на фоне цитостатической лейкопении.

Схема введения Цп при воспалении на фоне лейкопении лейкопении (циклофосфан внутрибрюшинно мг/кг однократно) Схема применения Цп в экспериментах in vitro Цп в дозах 12,5%; 25%; 50%; 75%; Хемилюминесценция Цп в дозах 12,5%; 25%; 50%; 75%; Хемилюминесценция инкубировали 30 минут при 37оС с растворами Цп.

Оценку дозо – зависимого влияния Цп на процессы СРО в фагоцитах изучали in vitro методом ХЛ цельной крови. Показано, что ХЛ цельной крови, усиленная люминолом, отражает способность фагоцитов генерировать активные формы кислорода (15, 60, 61, 176, 177). Применяли следующие дозы препарата (мг/мл): 0,05; 0,1; 0,2; 0,3; 0,4; 0,6; что соответствовало 12,5%; 25%; 50%; 75%; 100%; 150% от его физиологической концентрации в сыворотке крови.

Схема применения Цп при изучении адгезии лейкоцитов дель 150% от физиологического уровня в интактному эндотелию после минут при 37оС с цельной кровью. растворами Цп.

сыворотке крови обрабатывали эндотелию.

150% от физиологического уровня в активированному сыворотке крови инкубировали 30 гистамином (1550 нмоль/л) минут при 37оС с цельной кровью. эндотелию.

150% от физиологического уровня в обработанному гистамином активированный гистамином эндотелию.

2.2.1. Методы исследования количественного состава лейкоцитов Периферическую кровь для анализа получали из хвостовой вены. Для сбора крови использовали стерильные пластиковые одноразовые пробирки для микропроб. Объем взятой однократно крови не превышал 0,15 мл. В качестве антикоагулянта использовали гепарин из расчета 50 – 75 ЕД / мл крови в соотношении 1:5.

общепринятым меланжерным методом в камере Горяева (171).

фиксированных метиловым спиртом и окрашенных азур II-эозином по подсчитывали лейкоциты на 200 клеток с помощью 11-клавишного счетчика с выделением палочкоядерных нейтрофилов, сегментоядерных нейтрофилов, эозинофилов, лимфоцитов, моноцитов.

Количество клеток выражали в относительных (% клеток) и абсолютных (х109/л) величинах.

Абсолютное количество клеток = Для оценки лейкопоэза проводили морфологический анализ клеток костного мозга (2, 31, 38, 72, 73, 114).

Мазки-отпечатки костного мозга большеберцовых костей фиксировали в метаноле и окрашивали азур II-эозином по методу Романовского-Гимза.

промиелоциты, миелоциты, метамиелоциты, палочкоядерные нейтрофилы, сегментоядерные нейтрофилы, эозинофилы, базофилы, моноциты, лимфоциты, плазмоциты, мегакариоциты.

Количество клеток выражали в относительных (% клеток) и абсолютных (106/100г массы тела) величинах, для этого подсчитывали количество ядросодержащих клеток (ЯСК, 106/бедро, которое пересчитывалось на единицу массы тела – 106/100г массы тела) в костном мозге (198).

Абсолютное количество клеток = Рассчитывалось лейкоэритробластическое отношение, которое выражалсь в долях единицы.

2.2.2. Методы исследования функциональной активности лейкоцитов Адгезивную способность лейкоцитов изучали по их способности прилипать к эндотелию сосудистой стенки по разработанной оригинальной методике.

тораколапаротомию. Выделяли аорту. Через начальный отдел аорты устанавливали полиэтиленовый катетер, на него накладывали две фиксирующие лигатуры. Через катетер осуществляли забор крови, в качестве антикоагулянта использовали гепарин (50 – 75 ЕД/мл). На уровне начального отдела брюшной аорты устанавливали второй катетер и фиксировали его лигатурой. Функционально активный участок эндотелия аорты имел площадь 75 мм2. Ветви аорты подвергали электрокоагуляции. Проксимальный катетер соединяли с полиэтиленовым резервуаром, в котором находилась цельная осуществлялось благодаря давлению воздуха в резервуаре, которое создавалось компрессором. Причем, создаваемое таким образом давление крови было близко по значениям к физиологическому и составляло 100+ мм. рт. ст. Во время манипуляции сосуд орошался теплым физиологическим раствором. Прошедшую через участок сосуда кровь собирали в пластиковую пробирку для микропроб. Продолжительность всей манипуляции составляла 10 – 12 минут. Подсчитывали общее количество лейкоцитов и лейкоформулу до и после адгезии и вычисляли % адгезии лейкоцитов и их популяций стандартизированных методов оценки адгезии лейкоцитов. Известные Разработанный нами метод оценки адгезивной способности лейкоцитов является наиболее приближенным к физиологическим условиям: в качестве объекта адгезии выбрана эндотелиальная стенка, давление потока крови было постоянным и приближалось по своим значениям к физиологическому.

Фагоцитарную способность лейкоцитов оценивали по способности поглощать частицы монодисперсного ( 1,7 мкм) полистирольного латекса (180).

В ячейку иммунологического планшета помещали 0,1 мл цельной гепаринизированной крови и добавляли 0,1 мл взвеси стандартных частиц латекса в концентрации 10 8 частиц/мл, инкубировали в термостате при 37 0С 30 минут. Приготовленные мазки фиксировали метанолом, окрашивали азур II-эозином фагоцитоза – число фагоцитов, содержащих частицы латекса в цитоплазме (% клеток) и интенсивность фагоцитоза – число частиц латекса в подсчитанных клетках в пересчете на 1 клетку (у.е./клетку).

Цитохимическими методами определяли внутриклеточное содержание миелопероксидазы и катионных белков в гранулоцитах.

Миелопероксидазу определяли по методу Грехема-Кнолля (100, 186).

Мазки крови, фиксированные в парах спирта-формалина, заливали на минут реактивом следующего состава:

6 мл 96% спирта, бензидин на кончике ножа, 4 мл дистиллированной воды, 0,02 мл 3% раствора Н2О2.

Затем промывали в проточной воде 2 минуты и докрашивали азур II – эозином по методу Романовского – Гимза. Под иммерсионной микроскопией учитывали пероксидазопозитивные клетки (содержащие гранулы от светло – желтого до темно – коричневого цвета), которые делили на 4 группы:

0 – отсутствие гранул в цитоплазме, 1 – 1/3 площади цитоплазмы заполнена гранулами, 2 – до 2/3 цитоплазмы заполнено гранулами, 3 – вся цитоплазма заполнена гранулами.

Всего подсчитывали 100 нейтрофилов. Результат выражали в виде среднего цитохимического коэффициента (СЦК):

где А, В, С, Д – число клеток соответственно 0, 1, 2, 3 групп.

Катионные белки гранулоцитов определяли по методу Пигаревского (121 – 123 ).

Высушенные на воздухе мазки крови погружали на 15-20 мин. в забуференный спиртовой раствор прочного зеленого с рН 8,15. Затем препараты ополаскивали в двух сменах дистиллированной воды. Ядра докрашивали 0,1% раствором сафранина.

Спиртовой раствор красителя готовили на метаноловом буфере триссоляная кислота с конечной величиной рН 8,1 - 8,2. Для этого 0,8г сухого порошка три(оксиметил) - аминометана (НПО «Биохимреактив») растворяли в 50 мл метилового спирта и к полученному раствору добавляли 47,3 мл дистиллированной воды и 2,75 мл 1н. соляной кислоты, которую готовили из фиксанала. В приготовленном метаноловом трис-буфере растворяли 0,1г сухого красителя прочного зеленого (Colour index 42053). Получали 0,1%ный раствор прочного зеленого в 50%-ном метиловом спирте, забуференном до рН 8,1 - 8,2.

Под иммерсионной микроскопией учитывали клетки с гранулами, окрашенными в различные оттенки зеленого цвета, которые делили на группы:

0 – отсутствие окраски цитоплазмы или ее слабое окрашивание до 2/ площади цитоплазмы, или средней интенсивности окраска до 1/ площади;

1 – слабо окрашена (бледно-зеленые гранулы) вся цитоплазма или средняя интенсивность окраски (светло-зеленые гранулы) до 2/3 площади цитоплазмы, или сильная окраска до 1/3 площади (темно-зеленые гранулы);

2 – вся цитоплазма заполнена гранулами средней интенсивности окраски или сильная окраска до 2/3 цитоплазмы;

3 – вся цитоплазма заполнена темно-зелеными гранулами.

После подсчета 100 клеток определяли СЦК (у.е.) по описанной выше формуле.

хемилюминесценции цельной крови, усиленной люминолом (60, 176).

Регистрацию ХЛ осуществляли аппаратом «Хемилюминомер-003» с компьютерным обеспечением и выводом хемилюминограмм на принтер.

ХЛ цельной крови изучали по методу (176). К 2 мл забуференного физиологического раствора (20мМ КН2РО4, 105 мМ КСl на 1л дистиллированной воды, рН 7,5 ед.) с растворенным в нем люминолом (0,1 х 10-5 М) добавляли 0,1 мл крови. Кювету помещали в камеру прибора, где поддерживалась постоянная температура 37 0С и регистрировали запись в течение 10 минут. Затем пробу инкубировали 60 минут стеклянном стаканчике, к стеклянной поверхности которого происходила адгезия лейкоцитов и активация внутриклеточного метаболизма. Таким образом изучали спонтанную и индуцированную светимость лейкоцитов.

Запись свечения осуществляли также в течение 10 минут.

Подсчитывали светосумму свечения (СС, у.е. х мин) и максимальную светимость (МС, у.е.). Полученные результаты выражали в единицах (у.е.) по отношению к эталону свечения, суммарный световой поток которого составлял 5,2х105 квант/с. Об активности отдельной клетки судили, пересчитывая результаты на 10 5 гранулоцитов в исследуемой пробе.

Активность Цп определяли по методу Тэна Э.В. (175). В пробирку вносили 0,1 мл сыворотки крови, 1 мл 0,4М ацетатного буфера (рН 5,6), 0, мл 1%-ного водного раствора п-фенилендиамина солянокислого. Ставили на 10 минут на водяную баню при температуре 60 0С, реакцию останавливали добавлением 3,5 мл охлажденного 25%-ого раствора гидроксида натрия.

Полученную жидкость калориметрировали при длине волны 440 нм. В контрольной пробирке компоненты смешивали также, но раствор гидроксида натрия добавляли до нагрева фермент-субстратной смеси. Активность Цп измеряли в единицах оптической плотности.

2.2.4. Статистическая обработка результатов Результаты проведенных исследований обрабатывали на ПЭВМ IBM PC/AT прикладными статистическими программами, используемыми в биологии и медицине. Учитывались и анализировались следующие основные параметры: среднее арифметическое значение (М), ошибка среднего арифметического (m) и среднее квадратичное отклонение (). Оценка достоверности различий сравниваемых показателей проводилась с использованием t – критерия Стьюдента, когда распределение подчинялось нормальному закону, и непараметрических критериев – в случаях отклонения распределения от нормального (36, 128).

однофакторного анализа, позволяющий определить степень и силу влияния какого – либо фактора на величину исследуемых показателей (127).

Патофизиологическая роль церулоплазмина при воспалении 3.1. Влияние церулоплазмина на количественный состав и фагоцитарную функцию лейкоцитов при асептическом воспалении Воспалительные процессы различной этиологии сопровождаются появлением в организме реактантов острой фазы. В настоящее время РОФ рассматриваются как маркеры наличия и распространенности воспалительного процесса, а также динамики его в ходе лечения. Функции отдельных РОФ точно не установлены, но в целом считается, что они вмешиваются в воспалительную реакцию как настоящие регуляторы. Это осуществляется путем их взаимодействия с лигандами различного происхождения и образования комплексов, очищение которых происходит в клетках мононуклеарной фагоцитарной системы или гепатоцитах. РОФ, таким образом, способствуют инактивации протеаз, токсичных молекул, супероксидных ионов, эвакуации обломков мембран лейкоцитов и др. (51, 111, 261).

Цп относится к третьей группе острофазных белков, его концентрация через 48 – 72 часа после повреждения увеличивается на 40 – 50 % (9, 258).

Вероятно, повышение уровня Цп через 48 – 72 часа после воздействия повреждающего агента связано не только с кинетикой его синтеза в гепатоцитах под влиянием ИЛ – 1 и ИЛ – 6, но и с его патофизиологической ролью в ходе воспалительного процесса. Последняя может быть обусловлена, в том числе, его влиянием на количественный состав и функциональную активность лейкоцитов.

Первоначально изучали динамику активности Цп в сыворотке крови при асептическом воспалении. Результаты представлены в таблице 9. Активность Цп в сыворотке на 3 сутки воспалительного процесса возросла на 34 %, а на сутки на 22 % по сравнению с интактными животными.

Активность Цп в сыворотке крови при асептическом воспалении Показатель Активность Цп, 72,09+2,84 9,42 96,71+8,76 23,17 88,14+2,01 5, Примечание. р – достоверность различий с группой интактных животных по t – критерию.

Первой группе животных Цп вводили внутрибрюшинно в дозе 30 мг/кг двукратно через 6 и 12 часов после индукции асептического воспаления. мг/кг – доза, составляющая 75% от физиологического уровня Цп в сыворотке крови. Суммарная доза введенного Цп составила 60 мг/кг.

Показатели изучали на 3 и 5 сутки эксперимента и сравнивали с группой контрольных животных, которой на фоне асептического воспаления вводили стерильный забуференный физиологический раствор.

флогогенного фактора, поскольку мы предполагали, что возможный механизм его действия связан с ограничением альтерации в очаге воспаления за счет количественной и качественной перестройки лейкоцитов.

У контрольных животных с воспалением на 3 сутки отмечена тенденция, а на 5 сутки достоверное увеличение общего количества лейкоцитов в периферической крови (таблица 10). На 3 и 5 сутки эксперимента зафиксирован рост содержания нейтрофилов за счет палочкоядерных и сегментоядерных форм в относительных и абсолютных величинах, а также относительная перераспределительная лимфоцитопения (таблицы 11, 12).

Применение Цп на фоне воспаления у животных опытной группы привело к снижению общего количества лейкоцитов в периферической крови на сутки эксперимента (таблица 10). На 3 и 5 сутки наблюдалось уменьшение в периферической крови клеток нейтрофильного ряда за счет палочкоядерных и сегментоядерных форм в относительных и абсолютных величинах (таблицы 11, 12).

Кроме изменения количественного состава в ходе воспалительного процесса нами отмечены изменения функциональной активности лейкоцитов на клеточном уровне, в частности фагоцитарной функции (таблица 13). Так, в контрольной группе активность фагоцитоза возросла на 3 и 5 сутки эксперимента, а интенсивность – на 5 сутки. На фоне применения Цп отмечено снижение активности фагоцитоза на 3 сутки, что может быть связано с меньшим количеством фагоцитирующих клеток в периферической крови у животных опытной группы. Интенсивность фагоцитоза на 3 сутки эксперимента, а также показатели фагоцитоза на 5 сутки эксперимента достоверно не отличались от показателей в контрольной группе, но были выше, чем у группы интактных животных.

Влияние Цп на количество лейкоцитов в периферической крови крыс при Интактные 10,91+0,96; 13,89+2,38; 13,74+0,99; 8,79+0,63; 9,01+0,67;

Примечание: р – показатель различия между группами по t – критерию.

Влияние Цп на показатели периферической крови крыс при воспалении (М+m; ) Лимфоциты 77,63+1,95; 61,00+4,79; 64,86+2,43; 72,60+3,44; 78,40+1,03; р1-3), ** между контрольной группами ( р 2-3) по t- критерию.

Влияние Цп на показатели периферической крови крыс при воспалении (М+m; ) Примечание. * – достоверность различий с интактными животными (р1-2, р1-3), ** - между опытной и контрольной группами ( р2-3) по t- критерию.

Влияние Цп на фагоцитоз лейкоцитов периферической крови крыс при животных / Интактные Воспаление (контроль) Воспаление + Цп (опыт) фагоцитоза Активность, 25,46+0,68; 41,80+ 1,59; 34,40+1,25; 35,80+1,28; 35,40+1,63;

Интенсив- 3,78+0,16; 5,24+0,71; 5,38+0,56; 4,54+0,41; 4,52+0,23;

Примечание. р – достоверность различий между группами по t-критерию.

циркулирующих нейтрофилов, а интенсивность фагоцитоза при этом не изменялась.

На данном этапе исследования у нас возник вопрос об эффективности однократного применения Цп в той же суммарной дозе (60 мг/кг). Кроме того, интересным представлялось изучить влияние Цп на количественный максимального содержания в сыворотке крови при воспалении, то есть на сутки от индукции воспалительного процесса. Поэтому второй группе животных с асептическим воспалением Цп вводили по следующей схеме: мг/кг внутрибрюшинно однократно на 3 сутки от индукции воспалительного процесса. Показатели определяли на 5, 8 и 15 сутки.

лейкоцитозом, увеличением количества палочкоядерных и сегментоядерных лимфоцитопенией на 5 – 8 – 15 сутки эксперимента и относительной эозинопенией на 5 сутки (таблицы 14 – 16). В опытной группе животных применение Цп при воспалении привело к уменьшению общего количества лейкоцитов на 5, 8 и 15 сутки за счет клеток нейтрофильного ряда.

На 5 – 8 – 15 сутки воспаления возросла активность и интенсивность фагоцитоза лейкоцитов периферической крови. Применение Цп на 5 сутки эксперимента приводило к снижению активности фагоцитоза до уровня интактных животных, но интенсивность фагоцитоза при этом возросла (таблица 17). В другие сроки эксперимента показатели фагоцитоза достоверно не отличались от контрольной группы, несмотря на то, что количество фагоцитирующих клеток в опытной группе было ниже, чем в контрольной.

Влияние Цп на количество лейкоцитов в периферической крови крыс при Интактные Воспаление (контроль) n=5 Воспаление +Цп (опыт) n= крысы р1-20,01 р1-20,01 р1-20,01 р2-30,05 р2-30,05 р2-30, Примечание: р – показатель различия между группами по t – критерию.

Влияние Цп на показатели периферической крови крыс при воспалении (М+m; ) Н П / яд. 2,45+0,45; 3,60+0,68; 6,00+1,14; 11,40+1,75; 2,33+0,42; 2,50+0,34; 3,50+0,50;

о 10,00+1,34; 18,48+2,48; 24,80+2,46; 20,00+1,58; 12,83+1,76; 9,67+0,61; 9,17+0,75;

Всего 12,45+1,65; 22,00+2,41; 30,80+1,93; 31,40+0,60; 15,17+1,62; 12,17+0,65; 12,67+0,67;

Эозинофилы 2,36+0,39; 1,20+0,20; 1,20+0,37; 1,60+0,40; 1,00+0,37; 0,83+0,40; 2,50+0,50;

Лимфоциты 85,00+1,59; 76,60+2,25; 68,00+2,19; 67,00+0,63; 83,67+1,80; 87,00+0,97; 84,67+0,71;

Примечание. * – достоверность различий с интактными животными (р 1-2, р1-3), ** - между опытной и контрольной группами ( р2-3) по t- критерию.

Влияние Цп на показатели периферической крови крыс при воспалении (М+m; ) Показатели, Интактные Н П / яд. 0,34+0,08; 0,68+0,21; 1,01+0,14; 2,28+0,40; 0,26+0,06; 0,30+0,04; 0,48+0,07;

о С / яд. 1,31+0,20; 3,16+0,42; 4,32+0,47; 3,83+0,31; 1,48+0,24; 1,22+0,13; 1,36+0,25;

л Всего 1,65+0,27; 3,84+0,52; 5,33+0,34; 5,80+0,32; 1,74+0,23; 1,52+0,11; 1,84+0,29;

Эозинофилы 0,28+0,04; 0,20+0,03; 0,21+0,06; 0,31+0,07; 0,11+0,04; 0,10+0,06; 0,34+0,07;

Лимфоциты 11,13+1,05; 13,44+1,56; 12,02+1,48; 13,45+1,25; 9,71+1,13; 11,11+1,12; 12,09+1,54;

Примечание. * – достоверность различий с интактными животными (р 1-2, р1-3), ** - между опытной и контрольной группами ( р2-3) по t- критерию.

Влияние Цп на фагоцитоз лейкоцитов периферической крови крыс при воспалении (М+m; ).

Показатели фагоцитоза Активность, 23,00+0,74; 29,40+1,83 31,20+1,16 27,00+0,71 23,67+1,02 30,00+1,63 25,00+1, Интенсивность, 3,45+0,26; 5,30+0,32 6,73+0,42 5,15+0,16 6,31+0,31 6,01+0,31 4,74+0, Примечание. р – показатель различия между группами по t-критерию.

Таким образом, применение Цп при воспалении в суммарной дозе мг/кг независимо от схемы применения приводит к снижению количества лейкоцитов в периферической крови за счет клеток нейтрофильного ряда, причем как молодых, так и зрелых форм нейтрофилов. Нами отмечено, что Цп при воспалении изменяет фагоцитарную функцию лейкоцитов: снижает активность, но увеличивает интенсивность фагоцитоза.

Однако, полученные результаты вызвали у нас целый ряд вопросов. Во – первых, почему Цп при воспалении приводит к снижению количества лейкоцитов ? Во – вторых, каков механизм изменения фагоцитарной функции лейкоцитов под влиянием Цп ?

Количественная перестройка лейкоцитов периферической крови может быть связана с несколькими причинами: влиянием Цп на пролиферативную активность белого ростка костного мозга, процессы выхода зрелых клеток из костного мозга в периферическую кровь, изменением адгезивной способности лейкоцитов и /или эндотелиальных клеток. Для проверки первой гипотезы мы изучали влияние Цп на процессы костномозгового кроветворения при воспалении. Результаты представлены в таблицах 18,19.

В костном мозге у контрольных животных наблюдалась увеличение пролиферативной активности клеток гранулоцитарного ростка на 5 сутки от индукции воспалительного процесса. При этом, увеличивалось количество незрелых (промиелоциты, миелоциты) и зрелых (сегментоядерные нейтрофилы, базофилы) форм гранулоцитов как в относительных, так и в абсолютных величинах. Отмечено уменьшение содержания лимфоцитов и ЯСК эритроидного ряда (таблицы 5,6). Интересно, что в костном мозге у животных опытной группы на 5 сутки зафиксировано повышение количества ЯСК и еще большая стимуляция гранулоцитопоэза, чем у контрольных животных: увеличение общего количества клеток нейтрофильного ряда за счет палочкоядерных и сегментоядерных форм, рост лейкоэритробластического отношения (таблицы 18,19). Кроме того, имело место увеличение содержания лимфоцитов в костном мозге. Цп, таким образом, проявлял эффект, подобный лейкопоэтическому, в условиях стимулированного кроветворения. В работе (71) показан эритропоэтический эффект Цп в условиях нормального и стимулированного кроветворения при его применении в дозе 10 мг/кг. В данном эксперименте нами не зафиксировано влияния Цп на эритропоэз. Однако, необходимо учитывать, что Цп вводился нами по другой схеме и при другой патологической ситуации – на фоне воспалительного процесса, когда имеет место продукция цитокинов с лейкопоэтическимим свойствами (ИЛ – 1, ИЛ – 6 и др.). Цп, возможно, оказывает стимулирующее влияние на пролиферацию ранних – клеток предшественников лейкопоэза в костном мозге, а позднее цитокины с лейкопоэтическими свойствами определяют направление дифференцировки. Такое предположение высказано нами на основании данных, свидетельствующих о гемопоэтических свойствах Цп, направленных на эритроидный и мегакариоцитарный ростки кроветворения (54, 71). Это позволяет предположить, что мишенями для Цп являются ранние клетки – предшественники гемопоэза.

Примечательно, что применение Цп при воспалении, несмотря на стимуляцию лейкопоэза, приводит к снижению количества нейтрофилов в периферической крови. Полученный факт, вероятно, связан с влиянием Цп на адгезивную и/или миграционную способность лейкоцитов периферической крови при воспалении, что может приводить к усилению эффекта аккумуляции лейкоцитов в очаге воспаления. Как известно, очаг воспаления не является пассивным отражением событий, происходящих в костном мозге и периферической ткани. А количество лейкоцитов в циркулирующем пуле периферической крови не отражает их истинное содержание в организме и распределение по основным компартаментам при воспалении. Кроме того, следует учитывать фазный характер активации гранулоцитопоэза при воспалении и возможность влияния Цп на нейрогуморальные механизмы перераспределительных реакций и активации лейкопоэза, обеспечивающих лейкоцитоз и участвующих в поддержании инфильтрации очага воспаления (97, 192).

Влияние Цп на показатели морфологического исследования костного мозга Показатели, Миелобласты 1,40+0,28 0,80 0,85+0,28 0,62 0,68+0,19 0, Промиелоциты 0,30+0,08 0,24 1,15+0,28* 0,62 0,72+0,21 0, Миелоциты 3,00+0,53 1,50 5,35+0,41* 0,91 3,81+0,44 0, Метамиелоциты 7,43+0,76 2,14 9,30+1, П/яд. нейтрофилы 13,80+0,59 1,66 13,15+0,85 1,90 13,64+0,38 0, С/яд. нейтрофилы 11,20+1,39 3,95 23,85+2,29* 5,12 38,99+4,47*,** 9, Все нейтрофилы 37,00+1,71 4,85 53,65+2,34* 5,24 62,60+4,49* 10, Эозинофилы 8,68+0,88 2,49 8,25+0,58 1,29 7,28+0,91 2, Базофилы 0,28+0,11 0,32 0,80+0,11* 0,24 0,68+0,15 0, Моноциты 3,08+0,58 1,65 3,70+0,46 1,06 2,04+0,48** 1, Лимфоциты 12,90+1,61 4,54 5,60+1,00* 2,25 8,48+1,64 3, Мегакариоциты 0,38+0,08 0,19 0,35+0,04 0,09 0,72+0,32 0, Плазмоциты 0,18+0,07 0,23 0,40+0,09 0,20 0,40+0,12 0, 37,43+2,11 5,98 27,25+2,85* 6,38 17,96+3,02*,** 6, ЯСК эритр. ряда Лейко / эритро 1,71+0,17 0,49 2,95+0,57 1,27 5,26+1,28* 2, Примечание. * – достоверность различий с интактными животными (р1-2, р1-3), ** - между опытной и контрольной группами (р2-3) по tкритерию (U - критерий Манна-Уитни).

Влияние Цп на показатели морфологического исследования костного мозга Промиелоциты 0,18+0,05 0,14 0,63+0,17* 0,38 0,54+0,14* 0, П/яд. нейтрофилы 7,94+0,34 0,95 7,08+0, С/яд. нейтрофилы 6,64+1, Все нейтрофилы ЯСК эритроидного 21,40+1,13 3,20 15,21+2,15* 4,81 13,81+2,49* 5, Примечание. * – достоверность различий с интактными животными (р1-2, р1-3), ** - между опытной и контрольной группами (р 2-3) по tкритерию.

Итак, нами получены, на первый взгляд, противоречивые данные о влиянии Цп на количественный состав лейкоцитов в ходе воспалительной реакции: в периферической крови отмечено снижение количества лейкоцитов, а в костном мозге – усиление пролиферативной активности гранулоцитарного ростка. Мы предположили, что Цп может влиять на адгезивную способность лейкоцитов и/или эндотелиальных клеток и посредством этого изменять количественный состав лейкоцитов в циркулирующем пуле периферической крови. Поэтому на следующем этапе исследования мы поставили перед собой задачу исследовать в эксперименте роль Цп в процессе адгезии лейкоцитов к эндотелиальным клеткам сосудистого русла.

3.2. Влияние церулоплазмина на адгезивные свойства лейкоцитов и На первом этапе эксперимента к цельной крови добавляли растворы Цп различных концентраций (мкг/мл): 100,0; 200,0; 300,0; 400,0; 600,0; что соответствовало 25%, 50%, 75%, 100%, 150% от физиологической концентрации. После инкубации в условиях термостата при 37 ОС в течение 30 минут изучали адгезивную способность лейкоцитов. Полученные результаты сравнивали с таковыми у контрольной группы, где при тех же условиях добавляли эквивалентное количество забуференного физиологического раствора.

Результаты исследования представлены в таблице 20. Как видно, Цп физиологического уровня, а в дозе 150% увеличивал адгезию только гранулоцитов.

Проведенный дисперсионный однофакторный анализ показал, что влияние различных доз Цп на адгезивную способность гранулоцитов достоверно в высшей степени для всех объектов данной категории и может составить (0,95) не менее 60,02% и не более 85,82% от общего влияния всей суммы факторов (таблица 21).

Увеличение адгезии лейкоцитов к эндотелию сосудистой стенки могло быть обусловлено, во – первых, влиянием Цп на экспрессию адгезивных молекул на поверхности гранулоцитов и лимфоцитов, во – вторых, на эндотелиальных клетках.

Для проверки последней гипотезы на втором этапе эксперимента изучали адгезию лейкоцитов к эндотелию, предварительно обработанному различными дозами Цп.

Как видно из таблицы 22, применение Цп в дозах 100% и 150% от физиологического уровня привело к увеличению адгезии гранулоцитов.

Адгезивная способность общего количества лейкоцитов не изменилась, поскольку имелась тенденция к снижению адгезии лимфоцитов.

По данным дисперсионного однофакторного анализа, влияние различных доз Цп на адгезию гранулоцитов достоверно, а сила влияния составляет 74,79 % + 6,63 % (таблица 23).

свидетельствуют, что Цп увеличивает адгезию гранулоцитов преимущественно в высоких дозах (100 % и 150 % от физиологического уровня) за счет влияния как на лейкоциты, так и за счет изменения адгезивных свойств эндотелиальных клеток. Воздействие Цп в дозе 100 % приводит к увеличению адгезии лимфоцитов.

Влияние Цп на адгезивную способность лейкоцитов сравнения Контроль n=6 31,37+4,36; 10,68 71,05+3,03; 7,41 19,68+6,16; 15, +Цп 25% n=5 27,02+2,03; 4,54 64,13+4,69; 10,51 18,28+2,84; 6, +Цп 50% n=5 27,98+2,19; 4,89 71,76+3,78; 8,46 17,49+2,39; 5, +Цп 75% n=6 24,85+2,63; 6,43 73,41+0,91; 2,22 10,89+2,91; 7, +Цп 100% n=6 50,34+1,57; 3,85 * 93,54+0,58; 1,42 * 35,09+2,05; 5,03 * + Цп 150% n=5 39,42+1,38;3,09 79,27+1,26; 2,93 * 23,75+2,24; 5, Примечание. * - р0,05 по сравнению с группой контроля по t-критерию.

Влияние Цп на изменение адгезивной способности гранулоцитов.

Дисперсионный однофакторный комплекс по оценке силы и достоверности (межгрупповое) Адгезия лейкоцитов к эндотелию, обработанному Цп Контроль n=6 31,37+4,36; 10,68 71,05+3,03; 7,41 19,68+6,16; 15, +Цп 25% n=5 26,22+2,16; 4,83 69,02+1,33; 2,97 15,17+2,16; 4, +Цп 50% n=5 32,90+3,22; 7,19 74,94+4,52; 10,09 11,34+1,63; 3, +Цп 75% n=5 29,32+2,83; 6,27 72,92+5,44; 12,17 14,18+2,21; 4, +Цп 100% n=5 35,66+1,97; 4,39 96,81+1,59; 3,56 * 7,42+0,78; 1, + Цп 150% n=5 28,97+1,21;2,70 94,33+1,94; 4,33 * 6,98+1,33; 2, Примечание. * - р0,05 по сравнению с группой контроля по t-критерию.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«РАЗДЕЛ ФИТОПАТОЛОГИЯ Введение. Связь фитопатологии с другими биологическими дисциплинами. История науки. Введение. История, проблемы и перспективы развития фитопатологии. Связь фитопатологии с другими науками. Значение болезней растений для лесного и садово - паркового хозяйства. Общебиологические проблемы паразитизма. Паразитогенез и развитие органического мира. Общебиологические проблемы паразитизма. Паразитизм - как производное биосферы. Паразитогенез и развитие органического мира....»

«Государственное научное учреждение ВСЕРОССИЙСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ МАСЛИЧНЫХ КУЛЬТУР ИМЕНИ В. С. ПУСТОВОЙТА Российской академии сельскохозяйственных наук ФИЗИОЛОГИЯ И ЭКОЛОГИЯ ЛЬНА Одобрено ученым советом института Краснодар 2006 УДК 582.683.2+577.4:633.854.59 А в т о р: Александр Борисович Дьяков Физиология и экология льна / А. Б. Дьяков В книге рассмотрены основные аспекты биологии различных экотипов льна. Освещены вопросы роста и развития растений, формирования анатомической...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Н.И.ПИРОГОВА КАФЕДРА ПАТОФИЗИОЛОГИИ Руководство к практическим занятиям по патофизиологии для самостоятельной работы студентов лечебного, педиатрического, стоматологического факультетов. МОСКВА- 2012 МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ...»

«Диагностика и лечение эпилепсии, отягощенной органической энцефалопатией (биопсихосоциальная модель) Пособие для врачей Санкт-Петербург 2008 ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПСИХОНЕВРОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ им. В.М. БЕХТЕРЕВА Утверждено к печати решением Ученого Совета СПб НИПНИ им. В.М.Бехтерева Протокол № 7 от 23.10.2008 Диагностика и лечение эпилепсии, отягощенной органической энцефалопатией (биопсихосоциальная модель)...»

«Ферейдун Батмангхелидж Вы не больны, у вас жажда Посвящается нашему создателю с благоговением, покорностью, верой и любовью Выражаю признательность Каролине Браун за мастерское редактирование. Говоря по правде, это не только ответственность перед собой и другими. Это честь, долг и ваше наследие будущим поколениям. Это часть того, на что они имеют полное право. Автор неизвестен ОТ АВТОРА Представленная в книге информация и рекомендации по употреблению воды основаны на профессиональных знаниях,...»

«УДК 633.18:631.531.16 Э.Р. Авакян, д-р биол. наук; К.К. Ольховая, н.с.; Т.Б. Кумейко, канд. с.-х. наук, ГНУ ВНИИ риса arrri_kub@mail.ru РОЛЬ ФИТОГОРМОНОВ В РЕГУЛИРОВАНИИ ПОКОЯ СЕМЯН РАННЕСПЕЛЫХ СОРТОВ РИСА В работе приведены литературные и экспериментальные данные по изучению возможности инициации покоя семян раннеспелых сортов риса фитогормонами гибберелловой (ГК), абсцизовой (АБК) кислот и аналогом АБК – салициловой кислотой (СК). In the article these are given literary and experimental data...»

«ЭМИЛ ПОЛАЧЕК И СОАВТОРЫ Нефрология детского возраста А В ИЦ ЕНУ М, М Е Д И Ц И Н С К О Е И ЗД А ТЕЛ ЬС ТВ О, П РА Г А 1980 НЕФ РО ЛО ГИ Я Д Е Т С К О Г О ВО ЗРА СТА ПРОФЕССОР ЭМИЛ ПОЛАЧЕК И СОАВТОРЫ НЕФРОЛОГИЯ ДЕТСКОГО ВОЗРАСТА П Е Р Е В О Д С Ч Е Ш С К О Г О А. С. Л Я В И Н Е Ц П Р А Г А 1980 А В И Ц Е Н У М, М Е Д И Ц И Н С К О Е И ЗД А Т Е Л ЬС Т В О АВТОРЫ КНИГИ Проф. д-р ЕМИЛ ПОЛАЧЕК, д.м.н. — заведующий кафедрой педиатрии...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ОТДЕЛЕНИЕ БИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ РАЗВИТИЯ им. Н.К. КОЛЬЦОВА РАН НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО БИОЛОГИИ РАЗВИТИЯ XV Школа Актуальные проблемы биологии развития 19 – 24 октября 2008 года тезисы стендовых докладов молодых ученых Звенигород XV Школа Актуальные проблемы биологии развития Звенигород, 2008 г., 124 с. В сборнике представлены материалы стендовых докладов молодых ученых на XV Школе Актуальные проблемы биологии развития (Звенигород, 19–24 октября 2008 г.)....»

«http://www.kudoist.ru 1 Рациональное питание спортсменов. П.И. Пшендин ОБ АВТОРЕ Автор книги - один из ведущих специалистов по биохимии и физиологии питания спортсменов, кандидат биологических наук Анатолий Иванович Пшендин. После окончания ЛГУ более 30 лет посвятил проблеме питания спортсменов, работая сотрудником НИИ физической культуры и спорта. Разрабатывал программы по питанию национальных команд СССР и России при подготовке к ответственным соревнованиям на национальных и мировых...»

«1 Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Кубанский государственный аграрный университет РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по дисциплине С2.Б.9 Физиология и этология животных (индекс и наименование дисциплины) Специальность 111801.65 Ветеринария Квалификация (степень) выпускника Ветеринарный врач Факультет Ветеринарной медицины Кафедра-разработчик Кафедра физиологии и кормления с.х. животных Ведущий...»

«2 Текущий контроль Формы: • Опрос (устный или письменный) • Выполнение реферата по заданной теме Содержание текущих контрольных мероприятий: • Перечень вопросов • Темы рефератов 4 КУРС (7 семестр) Раздел 1. ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ АКУШЕРСТВО. Занятие 1. Клиническая анатомия и физиология женских половых органов. Анатомия женского таза. Физиология беременности. Методы обследования беременной. Диагностика беременности. Роль сестринской службы в наблюдении и уходе за беременной. Основные вопросы: 1....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра теоретической и клинической биохимии УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной работе ВолГМУ, профессор В.Б. Мандриков _2007 г. ПРАКТИЧЕСКИЕ И ЛАБОРАТОРНЫЕ ЗАНЯТИЯ ПО ОБЩЕЙ И МЕДИЦИНСКОЙ БИОФИЗИКЕ Пособие для аудиторной и внеаудиторной работы студентов медико-биологического факультета в пятом шестом и седьмом семестрах обучения Волгоград You created this PDF from an application...»

«Современная тактика анестезиологического пособия в детской ЛОР-хирургии Адекватное анестезиологическое пособие в детской ЛОР-хирургии является одним из важнейших факторов, обеспечивающих психофизиологический комфорт и снижение эмоциональной нагрузки как на пациента, так и на медперсонал, что повышает качество и сокращает сроки лечения (Забусов А.В., Тимошенко А.Л., Литвиненко С.Н., 2000; Лопатин А.С., 1993). Требования к анестезии при ЛОР-операциях у детей несколько отличаются от таковых в...»

«1 Министерство сельского хозяйства Российской Федерации Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Кубанский государственный аграрный университет РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по дисциплине С3.В.ДВ.3 Клиническая физиология (индекс и наименование дисциплины) Специальность 111201.65 Ветеринария Квалификация (степень) выпускника Ветеринарный врач Факультет Ветеринарной медицины Кафедра-разработчик Кафедра физиологии икормления с.х. животных Ведущий Тарабрин...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия Биология, химия. Том 25 (64). 2012. № 1. С. 118-131. УДК: 581.14:635.93:581.522.4(477.60) БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВИДОВ РОДА AQUILEGIA L. ПРИ ИНТРОДУКЦИИ В УСЛОВИЯХ ЮГО-ВОСТОКА УКРАИНЫ Крохмаль И.И. Донецкий ботанический сад НАН Украины, Донецк, Украина E-mail: donetsk-sad@mail.ru Изучены биологические особенности видов рода Aquilegia L. при интродукции в условиях юго-востока Украины. Выявлено, что большинство...»

«1 2 СОСТАВИТЕЛИ: В.К. Гусаков, профессор кафедры нормальной и патологической физиологии учреждения образования Витебская ордена Знак Почета государственная академия ветеринарной медицины, доктор биологических наук, профессор; Н.С. Мотузко, заведующий кафедрой нормальной и патологической физиологии учреждения образования Витебская ордена Знак Почета государственная академия ветеринарной медицины, кандидат биологических наук, доцент; В.Н. Белявский, доцент кафедры фармакологии и физиологии...»

«Программа вступительных испытаний в аспирантуру по специальности 14.04.02 –Фармацевтическая химия, фармакогнозия разработана на кафедрах фармацевтической химии и фармакогнозии на основе выпускных программ ВУЗа по фармацевтической химии и фармакогнозии. 2 ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ ХИМИЯ № Название раздела Содержание раздела п/ дисциплины п Общие методы Фармацевтическая химия как наука. 1 фармацевтического Объект фармацевтической химии. Методология анализа фармацевтической химии. Значение фармацевтической...»

«Рекомендации по монтажу системы водяных теплых полов Издание 3-е (дополненное). -1 2013 год. Рекомендации по монтажу системы водяных теплых полов 1. Принцип действия и преимущества Что такое теплый пол? В классическом виде система водяной теплый пол (ТП) представляет собой слой бетона со встроенными в него змеевиками нагревательных труб. Этот бетонный пласт должен быть хорошо изолирован от теплопотерь вниз и в стороны. Чем так хороши водяные теплые полы и почему их считают идеальным видом...»

«Публикуется с разрешения правообладателя ООО ЛА “Парус”. Авторы: Шилов Владимир Николаевич, Мицьо Виктор Петрович. Питание человека – обязательная составляющая здорового образа жизни и важнейший метод лечения большинства заболеваний. Поэтому эта книга адресована самому широкому кругу читателей, и может быть полезна всем, кто рационально относится к своему здоровью. Вы сможете познакомиться с классическими принципами диетологии, принятыми в западной медицине, и с взглядом йогов на здоровое...»

«1. Цель и задачи дисциплины 1.Цель курса - состоит в научном познании и осуществлении мероприятий по предупреждению и ликвидации хирургических заболеваний животных по повышению их продуктивности. Главная цель преподавания ветеринарной хирургии состоит в том чтобы раскрыть проблемное содержание хирургии как науки, охарактеризовать ее научный и практический потенциал, показать пути развития и. сферы применения в народном хозяйстве и научно-техническом прогрессе. Изучение ветеринарной хирургии...»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.