WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ

2. ВЗАИМОСВЯЗЬ ТЕОРИЙ ФОРМАЛИЗМА И РУССКОГО АВАНГАРДА

(ОТ ФУТУРИЗМА К ОБЭРИУ)

Энтони Анемон

The New School, New York City

Андрей Устинов

Независимый исследователь, San Francisco

Теория формализма / практики авангарда:Теоретическое наследие ОПОЯЗа

и неофициальная ленинградскаялитература конца 1920-х? начала 1930-х годов Anthony Anemone, Andrei Ustinov. The Formalist Theory / The Avant-Garde Practices:

Theoretical Heritage of OPOIAZ and Unofficial Literature in the 1930s Leningrad Our presentation is dedicated to the relationships established between the founders of the OPOIAZ and their younger followers with the literary process in the 1920s and 1930s Leningard. We discuss an unsuccessful attempt to convert theoretical ramifications of the formalist theory into literary practice for the never published collections "The Archimedes Bath" (1929) and "Atom" (1930.) As well as Boris Eikhenbaum's, Viktor Shklovsky's, Lidiia Ginzburg's and Boris Bukhshtab's literary and biographical relations with the members of the OBERIU and Nepokoi literary groups, the Mikhail Kuzmin's circle, and individuals, like Nikolai Oleinikov, Gennadii Gor and other representatives of the unofficial literature in the 1930s Leningrad.

Наш доклад посвящён взаимоотношениям старших представителей ОПОЯЗа и их учеников, "младоформалистов", с современным им литературным процессом в Ленинграде конца 1920х? начала 1930-х годов. В центре внимания? неудавшаяся попытка воплотить теоретические установки ОПОЯЗа в литературном творчестве для издания невышедших альманахов "Ванна Архимеда" (1929) и "Атом (1930), а также литературные связи Бориса Эйхенбаума, Виктора Шкловского, Лидии Гинзбург и Бориса Бухштаба с участниками литературных групп "ОБЭРИУ", "Непокой", кругом Михаила Кузмина, Николаем Олейниковым, Геннадием Гором, художественным объединением "Тринадцать" и литературным крылом группы учеников Павла Филонова.

Ключевые слова: ОПОЯЗ, ОБЭРИУ, Эйхенбаум, Хармс Keywords: OPOIAZ, OBERIU, Eikhenbaum, Kharms Владимир Фещенко Институт Языкознания РАН, Москва takovich2@gmail.com "Заумная поэзия в теории и в "художественном эксперименте": В.

Шкловский, А. Крученых, И. Зданевич" Vladimir Feshchenko. Transrational poetry in theory and in "artistic experimentation": V. Shklovsky, A. Kruchenykh, and I. Zdanevich The paper is aimed at discussing the theories of 'transrational language', manifested in the work of three leaders of the Russian futurist movement of the 1910-20s - V. Shklovsky, A. Kruchenykh, and I.



Zdanevich. The study is mainly based on the unpublished archival writings by Ilya Zdanevich, centered around transrational poetry, relationship between "sign script" (znakopis') and "sound script" (zvukopis'), and orthography. It reconstructs the history of contacts between two camps of futurism, represented by I.Zdanevich (and the vseki, as well as the 41 degree group) and V. Shklovsky (together with his supporter A. Kruchenykh), and analyzes the similarities and differences in their theories and practices of transrational poetry.

ТЕЗИСЫ:

В 1913 году в России происходят события, отмечающие новое отношение к слову и языку в поэзии. А. Крученых, В. Хлебников и Н. Кульбин выпускают одну за другой листовки и декларации о "слове как таковом". В кабаре "Бродячая собака" в декабре того же года выступает молодой В. Шкловский с лекцией "Место футуризма в истории языка", вскоре преобразованной в брошюру "Воскрешение слова", после которой последовала декларация Б.

Лившица "Освобождение слова". С разных сторон обостряется интерес к преобразованию языка и преобразованию науки о языке и литературе - процесс, который можно было бы назвать "поворот к Логосу", по аналогии с "языковым поворотом", происходящим в мировой культуре этих лет. Этот поворот принимает крайние формы, с одной стороны, в борьбе за Логос (как в одноименной книге философа В. Эрна), и с другого фронта - в борьбе с Логосом, во имя нового "воскрешенного" и "освобожденного" заумного языка.

С этого последнего фланга наряду с другими более известными и более "громокипящими" кубофутуристами выступает еще один молодой лидер одного из футуристических движений Илья Зданевич. Уже с 1912 года его выступления на различных диспутах, выставках и в печати выделяют в нем более радикального деятеля и практика авангарда по сравнению с кубофутуристическим крылом. Мы имеем возможность реконструировать более содержательно и полно раннюю деятельность Зданевича - прежде всего, как теоретика благодаря рукописям, сохранившимся в его петербургском архиве (в Государственном Русском музее, фонд И. Зданевича - ОР ГРМ, ф. 177). Речь пойдет прежде всего о тех документах, которые посвящены оригинальной теории языка и теории письма, которую Зданевич положил в основу своей концепции футуризма и всёчества. Эта теория сопоставима с более известной теорией заумного языка В. Шкловского и ее практической реализацией у А.

Крученых.

Заумь в чистом виде Шкловский находит лишь в языке мистических сектантов. Те же источники и аргументы приводит и Зданевич, апеллируя к явлениям глоссолалии. Однако, в отличие от Шкловского, Зданевич отличает "глоссолалию заумной поэзии" от "звукового орнамента". По его мнению, символизм зашел в тупик и заумная поэзия в чистом виде неизбежна. Для Зданевича время, "когда поэтов в стихах будут интересовать только звуки", уже настало, и он не останавливается на звуковых достижениях прочих футуристов, что приводит его на следующем этапе к графолалии (поэтической глоссолалии на письме), звуковому экстремизму дада и "41 градуса".





Key words: Заумь, глоссолалия, И. Зданевич, В. Шкловский Zaum, glossolalia, I. Zdanevich, V. Shklovsky Ольга Буренина-Петрова Цюрих, Швейцария Традиции игрового народного театра и энергетический потенциал искусства в театральной практике Всеволода Мейерхольда Olga Burionina-Petrova. Traditions of folk Theater and energy Potential of Art at Vsevolod Meyerhold's Theater The Tradition of folk Theater with its Interest to Circus Plasticity is traced in a Number of theatrical Projects of the 1920th close to a Formalism (A.Tairov, S. Radlov, N. Foregger). Traditions of game folk Theater and, first of all, circus Equipment was fundamental at the Biomechanic by Meyerhold. In circus he saw Ability of the Actor to regulate the Behavior on a Scene, to operate the Mechanism of Movement of own Body.

ТЕЗИСЫ:

Традиция игрового народного театра с его интересом к цирковой пластике прослеживается в целом ряде близких формализму театральных проектов 1920-х гг.: цирковая пластика как элемент воспитания актерской пластики применяется Александром Таировым в Камерном театре и как внешняя выразительная возможность техники театральной Сергеем Радловым в Театре Народной Комедии. На цирковой пластике народного театра строятся постановки Опытно-героического театра Б. Фердинандова и В. Шершеневича, концепция "Театра до конца" Ю. Анненкова, театральные приемы Мастерской Н. Фореггера, театральные эксперименты ФЭКС и "синеблузников".

Традиция игрового народного театра и, в первую очередь, цирковая техника стали основополагающими в созданной Мейерхольдом биомеханике. Акробатическая ритмика движения управляет, по Мейерхольду, энергетикой исходящих от артистов психических токов.

Именно в цирке усматривал режиссер умение актера регулировать свое поведение на сцене, подчинять движения определенному ритмическому рисунку, управлять механизмом движения собственного тела. Идее биомеханики предшествовала более ранняя мысль Мейерхольда о создании "художественно-акробатической гимназии", высказанная им еще в 1919 году в докладе "Возрождение цирка". На диспутах, проходивших в Доме цирка в том же 1919 году, Мейерхольд вместе с Мариенгофом и Каменским декларировал "гибель театра" и утверждал, что реанимировать это искусство возможно только посредством вмешательства цирковых актеров, применения цирковых приемов, включения в театральные постановки цирковых жанров, в особенности акробатики. Мейерхольд опирался в своих высказываниях на собственный опыт совместной с Маяковским постановки 1918 года "Мистерия-буфф".

В дальнейшем, отрицая метр во имя ритма ("Об анракте и о времени на сцене", 1921), Мейерхольд утверждал, что своей игрой циркач возвращает к первоистокам, когда искусство было частью природного ритма, а не тормозящей развитие его движения метрики. Этому свойству, по Мейерхольду, должен был научиться актер новейшего театра. В качестве примера он приводит рассказ датского писателя Германа Банга "Четыре черта", на основе которого самим Мейерхольдом была написана пьеса "Короли воздуха и дама из ложи".

Ориентируясь на практику цирковых артистов (кстати, прочувствованную им самим в роли акробата Ландовского (в пьесе Франца фон Шентана "Акробаты"), Мейерхольд сконструировал совершенно новый тип сценического действия, "переходящего из зрелища, разыгрываемого специалистами, в свободную игру трудящихся во время их отдыха". В постановках пьесы Фернана Кроммелинка "Великодушный рогоносец" и "Смерти Тарелкина" Александра Сухово-Кобылина Мейерхольд на основе принципов биомеханики применил метод "циркизации театра", возвращавший, по его мнению, не только актеру, но и зрителю полноту ощущения возможностей тела и окружающего его сценического пространства.

Экономия выразительных средств, гарантирующая точность движений и исполнения артистических задач, а также "точки рефлекторной возбудимости" ("Актер будущего и биомеханика", 1922), черпаются Мейерхольдом в акробатике и цирковой ритмике. При этом перенесенный Мейерхольдом в театральное искусство метод тейлоризации, помогающий бороться с "жестами ради жестов" - в отличии от тейлоризованного театра Б. Арватова или И.

Соколова, был направлен не на создание производственного театра (Ср. др точку зрения Марии Заламбани), а на создание театра будущего, обладающего энергией воздействия, притягивающей актера, переходящего от традиционного мимесиса к презентации открытой энергии. (В. Мейерхольд, В. Бебутов, И. Аксенов "Амплуа актера", 1922) Энергетический потенциал искусства выдвигается Мейерхольдом на первый план в качестве доминирующего.

Key words / ключевые слова: Formalism Theatre Biomechanik/ формализм, театр, биомеханика Идеи формализма и русский авангардный театр первой трети ХХ века Ideas of Formalistic and Russian avant-guard Theatre in the First Decades of the 20 Century Besides of ideas such as "ostranenie", exposure of mechanism, questions of poetic intonation, dominants, rhythm, language creation, interpretation of artistic speech (one of the conceptual aspects of Formalism, well shown in Russian avant-guard theatre), is the concept of the revival of things. In the report we examine the realization of the actual views of formalists in Russian avantguard theatre in the first third of the 20 century. We especially study the essence of the main function of reviving things in the plays of V.Khlebnikov, D.Kharms etc.

ТЕЗИСЫ:

Для того, чтобы театральный язык превратился в язык как таковой, вызывающий сценическое действие, создающий гротескное и визуально-звуковое театральное пространство, авангардисты вырабатывали новаторские концепции, которые оказались созвучными с актуальными идеями формалистов. С экспериментами русского театрального авангарда первой трети ХХ века соприкасались такие продуктивные идеи формалистов, как разрушение автоматизма восприятия, обоснование языкотворчества футуристов (В.Шкловский, Г.Винокур), соотношения ритма и синтаксиса (О.Брик), синтаксиса и поэтической интонации (Б.Эйхенбаум), произносительно-слуховой интерпретации художественной речи (С.Бернштейн) и другие.

В частности, театральное "учение" раннего С.Радлова и практика его студийных занятий начала 1920-х гг. (статьи "О чистой стихии актерского искусства", "Слов творец или кормчий человеков?", пьеса "Убийство Арчи Брейтона", постановка "Opus № 1", построенная на бессловесном звуке, расчет на восприятие зрителей, интерес к ритму, времени, пространству, пантомиме и т.д.) перекликались, с одной стороны, с теориями футуристов ("Фонетика театра" А. Крученых и др.), а с другой - с фонологическими концепциями формалистов, их интересом к зауми, с отдельными положениями их теоретической поэтики.

Идеи формалистов созвучны с отдельными режиссерскими приемами В.Мейерхольда (ритмичное произношение), А.Таирова (внедрение пантомимы -"представления такого масштаба, такого духовного обнажения, когда слова умирают и взамен их рождается сценическое действие"), с теорией и практикой А.Крученых ("При сильнейшей эмоции слова вдребезги"), с драматургическими приемами Д.Хармса (остранение, словотворчество, предпочтение звука слову, эксцентричное произношение) и т.д.

Идея воскрешения вещей связана с видимым слухом на сцене как с беспредметным предметом. Так, в театральном конструктивизме вещи выступают с движениями и речью актеров или актеры играют в соответствии с движением вещей или декорации. Важно отметить слова Мейерхольда о том, что предмет в руке - это продолжение руки. Так создается новаторский сценический ритм.

"Чинарское понятие"некоторого равновесия с небольшой погрешностью" в В докладе будет проанализирован формалистский контекст данного понятия, введенного философом Яковом Друскиным, и активно использовавшегося Даниилом Хармсом. В частности, особое внимание будет уделено тексту Хармса "Разные примеры небольшой погрешности" (1930-е гг.), в котором поэт использует архитектурные примеры, отсылающие, вполне вероятно, к трудам австрийского искусствоведа, представителя формального метода Алоиза Ригля.

Футуристическая прагматика формализма. К вопросу о "приеме остранения"и преодоления инерции автоматизма в русском авангарде.

The paper is focused on the pragmatics of Avant-Garde behavior analyzed in comparison with the Formalist theory of art. Russian Futurists could have offered the best "testing material" for the freshly created theory of ostranenie, an artistic aptitude geared at making things anew. Shocking epatage of Russian Futurism is taken as a good example of transgressive artistic practice aimed at creating ideal work of art.

ТЕЗИСЫ:

Известно, что радикальная направленность на разрушение автоматизма рецепции адресата может быть признана главной целью авангардной прагматики как таковой. Неслучайно этот феномен столь вдохновлял русских формалистов, которые под "приемом остранения" (В.

Шкловский) понимали прежде всего знаковую работу, направленную на преодоление инерции автоматизма всякого восприятия (подробнее см. [Ханзен-Лёве 2001 и др.)]. При осмыслении семиотической основы русского футуризма можно сделать упор на акцентируемую им "прагматику действия", на восприятие авангарда как шокирующего действия и, прежде всего, на сложный дейксис авангардного жеста.

Не забудем, что само этимологическое определение прагматики отсылает непосредственно к актанту, к акционной репрезентативности языковой работы. В самом обобщенном виде можно заметить, что прагматика изучает возможные свойства всякой данной знаковой системы посредством выявления, казалось бы, невыразимых контекстуально - поведенческих моментов ее многосложной символической работы. Русский формализм синхронно с футуризмом проповедовал прямое воздействие произведения на воспринимающего, причем указанная "прямота" становилась буквальной, то есть трансгрессивно выходящей за пределы текстуального знака. Семантика футуристов обрастала, таким образом, жизнетворческой соматикой, тогда как теоретический базис этой работы был во многом заложен в работах Виктора Шкловского. Деформация действительности, способствующая обнажению художественного приема, оказалась особенно востребованной ранним русским формализмом Шкловского как основополагающая авангардная концепция общая для едва ли не всех изводов экспериментального искусства начала 20-го века. Принципиальный отход от миметического способа художественной репрезентации также может быть обозначен в качестве фундаментального аспекта сущности авангардного искусства как такового. Прагматика "революционизирования" искусства в русском футуризме и русском формализме влилась в единый хронотоп творческой и научной событийности, группировавшейся вокруг русских революций семнадцатого года. В докладе будет описан особый "психо-физический" континуум русского трансгрессивного (жизнетворческого) авангарда в связи с параллельными воззрениями раннего Шкловского на природу искусства как такового. Русские (кубо)футуристы будут представлены в качестве некого идеального материала, воплощавшего все самые сокровенные воззрения формализма на принципиальную природу искусства как особого средства познания реальности.

«Обнажение в произведениах Велимира Хлебникова»

Willem G. Weststeijn. “Laying-bare” in the Works of Velimir Khlebnikov One of the key-terms in the theory of Russian Formalism is ‘laying-bare’ (obnazhenie). The term is closely related to other Formalist notions, such as ‘deautomatization’ (deavtomatizatsia) and ‘defamiliarization’ (ostranenie), as they all concern new forms of art/literature that clash with the traditional forms. In the work of Velimir Khlebnikov we find the principle of laying-bare on all levels of the text: from metre, rhythm and rhyme to morphology, syntax, plot structure and – most important – the general meaning that manifests itself in the poet’s unique world view.

ТЕЗИСЫ:

В теории русского формализма встречается несколько тесно связанных терминов, как «обнажение», «деавтоматизация» и «остранение», все относящиеся к апперцепции нового искусства на фоне традиционных форм. «Обнажение» намекает побольше на действие адрессанта – художника или писателя - «деавтоматизация» и «остранение» на действие адресата (апперцепция зрителя или читателя). Эти для формалистов ключевые понятия отлично применяются к творчеству русских футуристов, которые сознательно хотели обновить литературу, бросившие «Пушкина, Достоевского, Толстого и проч. с Парохода современности».

Прием обнажения везде встречается в творчестве Хлебникова. Этот прием, можно сказать, является его доминантом. В своей первой значительной научной работе, Новейшая русская поэзия (1921), Роман Якобсон привел целый ряд примеров такого хлебниковского обнажения, свидетельствующих о том, что Хлебников действительно и во всех отношениях является новатором русского языка и русской литературы. Это обнажение не только касается всех аспектов поэтического языка, как обилие неологизмов, совершенно новые неточные рифмы, неожиданные изменения метрической и ритмической структуры, поэтическая этимология и т.д., но и других аспектов литературного произведения, как тема и сюжет. И на этом тематическом и структурном уровне мы встречаем неожиданные связи и сопоставления и непредвиденные внезапные сдвиги. Все эти формы обнажения намного больше чем эксперименты с языком и со структурой литературного произведения, которые легко бы автоматизировались. Обнажение лежит на основе творчества Хлебникова и приводит к его совершенно уникальному мышлению и мировоззрению.

Ключевые слова: обнажение, автоматизация – деавтоматизация, остранение, Хлебников laying-bare, automatization – deautomatization, defamiliarization, Khlebnikov Ghent University, Belgium / Гентский университет, Бельгия Университет Гента, Бельгия "Грамматичное" или "лексическое делание языка". Г. О. Винокур о Ben W. Dhooge. "Grammatical" or "lexical language creation". G. O. Vinokur on Khlebnikov and Mayakovsky The concepts "grammatical / syntactical language creation", "lexical language creation" and "linguistic system" play a central role in the article "The Futurists - Constructors of Language" (1923) and in the book "Mayakovsky: Innovator of Language" (1943) by Vinokur. Despite the common terminology, there are essential conceptual differences between both texts, in particular with regard to what the linguist considers to be "grammatical", i.e. ideal, innovation and what not. In the article V.

Khlebnikov, V. Mayakovsky and D. Burlyuk all are categorized as "grammatical innovators", while in the book Mayakovsky is presented as the only "grammatical innovator".

ТЕЗИСЫ:

In his 1923 article "Футуристы - строители языка" G. O. Vinokur theorizes upon the linguistic praxis of (some of) the Cubo-Futurists' linguistic innovations as truly proletarian innovations, or more specifically - as examples of innovation that can reveal possible paths for the "mass language building project" he envisions. A prominent aspect in this simultaneously descriptive and prescriptive text on Cubo-Futurist experimentation is the concept of "language creation" ("делание языка").

Ideally, "language creation", writes Vinokur, should not be "lexical" ("лексикологичное"), but "grammatical" ("грамматичное"), i.e. not the invention of entirely new language elements, but the invention of new connections between language elements. Vinokur states that "genuine linguistic invention" can only be "grammatical", "since the sum of linguistic skills and impressions, which often is defined as "the spirit of language", is first and foremost created by the linguistic system, i.e. the totality of relations existing between the separate constituents of the complex linguistic mechanism".

The most prototypical, but at the same time highly "laboratory" example of "grammatical word creation" is, according to Vinokur, the innovative use of suffixes based on analogy, which can be found in large numbers in V. Khlebnikov's work. Less prototypical, but still "essentially complex and inventive" examples can be found in the texts by V. Mayakovsky and D. Burlyuk. Zaum' experimenters like A. Kruchenykh, however, cannot be called "linguistic inventors" for the "meaninglessness" of their experiments.

In his 1943 monograph, "Mayakovsky - Innovator of Language", Vinokur further discusses the poetic language of the Cubo-Futurists. The study contains an elaborated and adjusted version of the linguist's theoretical insights of 1923. Vinokur stresses once more that real linguistic innovation can only exist in the creation of new linguistic relations and adds that most forms of "grammatical creation" are nothing more than the actualization of elements that are inherent to the language system and thus potentially might have become a usable part of the language in casu, but because of different historical factors did not make it to the linguistic usus or the linguistic norm. Vinokur, however, no longer considers Khlebnikov's oeuvre as the prototypical example of "grammatical innovation", but Mayakovsky's. He considers Khlebnikov's texts and "other zaum' experiments" to be "inventions of new linguistic facts", which, however, are not "meaningless". The result of these experiments, writes Vinokur, are words that are freed from their historical link with respective objects of thought and that are newly created names of objects. In essence, however, one can still see here a destruction of the word as a means of expression of thought.

The paper will focus on the conceptual differences between the two works on Russian Cubo-Futurist linguistic experimentation and will contrast Vinokur's conception of linguistic innovation with the linguistic theory of Eugenio Coseriu, a linguist specialized in Romanian languages, who proposes, as Vinokur implicitly does, a three-element division of language - speech-norm-system (1969, 1971).

Ключевые слова / Key Words Винокур; грамматичное / синтаксическое делание языка; языковое новаторство; языковая система; Хлебников; Маяковский Vinokur; grammatical / syntactical language creation; linguistic innovation; linguistic system;

Khlebnikov; Mayakovsky Балтийский федеральный университет им. И. Канта (Калининград) Поэтика как поэзия: автометатексты русского авангарда Aleksey Cherniakov. Poetics, Poetry and the Autometatexts of the Russian Avant Garde The intellectual cooperation of Formalism and the Russian Avant Garde is described in context of discursive arrangement of various metatexts (e.g. articles, treatises, manifests, etc.) authored by the Russian avant-gardists. We analyze the balance of poetic and scholarly in the system of terms coined by the avant-gardists themselves, and prove formalism to be a form of ‘citation substrate’ for their metatexts.

ТЕЗИСЫ:

Для русского авангарда формализм выступает как своего рода «программа дискурсивного поведения». Подобно тому как формализм динамизирует научное высказывание в полемике с предшествующей традицией (в т.ч. дискурсивной), авангард последовательно стремится снять границы между поэзией и наукой, реализуя в игре в науку / с наукой свои новые коммуникативно-эстетические интенции. В таком стремлении отражается принципиальная семиотическая пограничность авангардистских автометатекстов (статей, деклараций, трактатов и т.п): это одновременно и научные (точнее, квазинаучные), и художественные тексты, результат совпадения интеллектуально-эвристических и эстетических интенций.

Авангард использует институциональный дискурс науки в качестве маркированной «точки отсчета», подвергая его деформации средствами персонального дискурса поэзии, что обнаруживается в принципах работы авангарда с такими конститутивными признаками научного дискурса, как система терминологии и интертекстуальность.

Деформативный подход авангарда к научному дискурсу в аспекте работы с системой терминологии проявляется в том, что, с одной стороны, «поэтическая филология» авангарда оперирует рядом общеупотребительных научных терминов, с другой — стремится к преодолению фиксированности, точности, однозначности и др. признаков терминологии путем использования окказиональных «метафор-терминов» («терминоидов») с целью реализовать поэтическую «игру в научность». Аналогичной тенденцией отмечено обращение авангарда к такой структурной характеристике институционального дискурса науки, как интертекстуальность:

авангардистский вариант «поэтической филологии» лишь в редких случаях сохраняет маркеры научной интертекстуальности, по преимуществу подменяя интертекстуальность скрытой или демонстративной плагиатичностью, квазиссылками, квазииллюстрациями и т.п. В результате интертекстуальность сохраняется в литературном метатексте лишь как «пустая форма», прагматическим наполнением которой служит вовлечение читателя в многоуровневую игру с текстом.

Ключевые слова: авангард, автометатекст, терминология, цитация.

Keywords: Avant Garde; autometatext; terminology; citation.

Formalism and nihilism ТЕЗИСЫ:

Ранний формализм можно расценивать как радикальное отрицание смысла (под именем "материала") применительно к художественным сообщениям, которое предсказывало позднейшую поэтику абсурда и другие нигилистические веяния 1930-1940-х гг. Производя в отношении смысла reductio ad nullum, формализм далеко не случайно интересовался пропущенными строфами в "Евгении Онегине"; пародиями, зачеркивающими свои претексты;

дисконтинуальностью эстетической истории; оппозициями, полюсами которых являлись присутствие и отсутствие признака; эпохальной "промежуточностью" и текстами, выпадающими из литературных канонов. Предполагается, что в докладе будет затронута связь формализма с нигилизмом XIX в. (особенно с традицией, тянущейся от Макса Штирнера к Ницше). Понимание формализма как одного из проявлений нигилизма позволяет объяснить саморазрушительные тенденции, которые возобладали в этой школе, начиная с середины 1920-х гг.

Ключевые слова:Formalism, nihilism, Nietzsche (формализм, нигилизм, Ницше) Балтийский федеральный университет им. И. Канта (Калининград) «Ошибка» языка / «ошибка» в языке: Р. Якобсон и русский авангард Tatyana Tsvigun. Linguistic “Error” / “Erratic” Language: Roman Jakobson and the Russian Avant Garde Summary. The paper credits Roman Jakobson with the revision of the classical rhetoric toolset — for having placed both metaphor and metonymy outside the ‘tropeic’ and having theorized them as universal mechanisms of pathos/discourse analysis. The microevolution of the Russian Avant Garde can thus be systematically described as an ‘aphetic disorder’ of Russian literature as a whole, laying bare the metonymic and the metaphoric poles of the language.

ТЕЗИСЫ

В ХХ веке риторика (ре)актуализирует трактовку «поэтического» как «отклонения». Новое представление о компетенциях риторического обнаруживает исключительную плодотворность для построения формалистских концепций литературы в свете «теории отклонений»

(«остранение» В.Б. Шкловского, «единство и теснота стихового ряда» Ю.Н. Тынянова, «сказ»

Б.М. Эйхенбаума и др.). В этом аспекте теория метафоры / метонимии Р. Якобсона отражает исторический процесс «сокращения риторики» (Ж. Женетт) и превращения ее в язык моделирования. Уже начиная с ранних наблюдений о языке В. Хлебникова метафора и метонимия утрачивают для Якобсона привычную терминологическую закрепленность, выходят за пределы тропеического, чтобы затем стать одной из универсалий риторического метаязыка исследователя; «сходство» и «смежность» складываются для исследователя в базовую риторическую оппозицию и рассматриваются как полярные проявления «отклонения», позволяющие описывать такие далекие явления, как типы художественной речи (стих / проза), идиостили (Маяковский / Пастернак), литературные нарративы, киноязык, речевые расстройства и т.п.

Русский авангард 1910—1930-х гг., развиваясь в поле интеллектуального взаимообмена с формальной школой, мыслит себя в тех же парадигмах «отклонения» и создает риторику особого типа — деформативную. Отрицание риторических «правил» как стремление к упрощению оборачивается в авангарде не «прекрасной ясностью» и освобождением дискурса от тропеических сложностей, а, напротив, затрудненным «письмом-чтением». В авангарде перевод «упрощенного»/антириторического в «усложненное»/риторическое канонизирован в ошибке. При этом авангард, легализуя ошибку, вырабатывает своего рода свод «правил отступления от правил», создает «грамматику ошибки» (см. «Новые пути слова» А. Крученых, «17 ерундовых орудий» И. Терентьева и др.).

Теория метафоры / метонимии Р. Якобсона в проекции на микроэволюцию русского авангарда может быть интерпретирована как историко-литературный механизм. Метонимическая риторика — стадия эстетического становления авангардистской системы —экстенсивна, она осуществляет захват «по смежности» новых художественных территорий; метафорическая риторика — стадия осознания системой собственной исчерпанности — имеет интенсивный характер и осуществляет эксперимент «по сходству» над самой системой.

Ключевые слова: авангард, риторика Р. Якобсона, метафора / метонимия, литературная микроэволюция.

Key Words: Avant Garde; Jakobson’s rhetorics; metaphor/metonymy; literary microevolution.

Русские формалисты и наука об авангарде: истоки «солидарного» чтения Lada Panova. Russian Formalists and Avant-garde Studies: the Issue of Co-opted Scholarship ТЕЗИСЫ:

The avant-garde movement between Velimir Khlebnikov’s 1909-12 works and Daniil Kharms' death in 1942 maintains a very prominent position within intellectual and critical discourse. This paper, a theoretical summary of Panova 2009, 2011, provides an explanation for it interpreting Russian avantgarde by introducing two new concepts: the “avant-garde contract” and the “co-opted reading.” It also traces the origins of the co-opted reading back to Russian formalists.

As with any other literary movements, the avant-garde made a contract with its readers. Accordingly, the author created a radically new type of literature and brought innovative perspectives to mankind, which were directed at an audience, not an individual reader, and engaged elements of the prophetic, genius, abeyance and worship, resulting in masochistic pleasure. This contract established the cult of the avant-garde, which still exists today, and helps to market its product as exceptional.

Avant-garde scholarship since the 1920s has been divided into two branches. The mainstream approach launched by R.Jakobson, V.Shkovskii, and Yu.Tynyanov relies on the myths that the avant-garde movement created about itself. Engaging in a “co-opted reading” these scholars certified that avant-garde authors were what they pretended to be, thereby fulfilling the avant-garde contract.

The minor branch of scholarship represented by D.Sviatopolk–Mirsky et al. analyzes the avant-garde from an external (objective) perspective and is usually suppressed by the mainstream scholars.

These pressures create a dilemma for modern avant-garde scholars. Choosing the co-opted reading elevates further the rating of the avant-garde, avant-garde studies and the scholar’s own work, but is engaged in mythmaking, while choosing a nonco-opted reading reduces the value of the avant-garde and the scholar, while generating accusations by mainstream critics of a non-scholarly attitude toward the subject.

Bibliography Панова Лада. Наука об авангарде: между солидарным и несолидарным чтением // Поэтика и эстетика слова:

Сборник научных статей памяти В.П. Григорьева. М., 2009. С. 119-133.

Panova Lada. Marketing the Avant-garde: Co-opted Scholarship? // Russian Literature, 2010, 68 (3/4). P. 345-368.

Российский Государственный Гуманитарный Университет Искусство как таковое: "сдвигология" Казимира Малевича ("Теория прибавочного элемента" в контексте русского кубофутуризма и Nataly Smolyanskaia. The Art as Such: Kazimir Malevich's Sdvigologiya("Theory of the Additional Element" in the Context of Russian Cubo-Futurism and Formalism) The report proposes to analyze Malevich's "theory of the additional element" as a semiotic visual research in the framework of the issues of creative perception of the world, which was typical of Russian Formal School. Malevich contrasts the analytical work on image clarification with the "eclectic form" of the world perception, which creates a Babylonian confusion of languages and chaos, and distinguishes different levels or systems of perception of reality in regard to the common systems of formation of "the art as such".

ТЕЗИСЫ:

Проблематика творческого восприятия мира, свойственная русской формальной школе, обретает в "теории прибавочного элемента" Малевича характер семиотического визуального исследования. В духе авангардистских тенденций, повлиявших на радикальные изменения в понимании искусства ХХ века, Малевич трансформирует виды искусства в общие системы формообразования "искусства как такового". "Эклектической форме" восприятия мира, создающей "вавилонское смешение" языков и хаос, Малевич противопоставляет аналитическую работу по "уяснению образа", выделяет разные уровни или системы восприятия.

Малевич прибегает к концепции "сдвига" русского кубофутуризма и формальной школы. У Крученых, Шкловского, Тынянова "сдвиг" обозначает изменение смысла, новое формообразование по отношению к устоявшемуся, традиционному. Для Малевича "сдвиг" в использовании пластических форм выражения опосредован "сдвигом" в восприятии окружающего мира, который, в зависимости от расстановки акцентов, принимает вид "футуристической", "супрематической" или иной "действительности". Способ расстановки акцентов в восприятии "действительности" связан с выделением того или иного "прибавочного элемента": картина окружения полагается как комплекс образов. В зависимости от того, как структурированы эти образы, в комплексе определяется общий элемент - именно этот элемент и является ответственным за изменение восприятия. Если "прибавочный элемент" отсутствует, картина не производит "сдвига" в нашем сознании и не обогащает новыми смыслами наше видение мира. "Действительность", как ее представляет Малевич, обретает качества "артефакта". Таким образом, теория "прибавочного элемента" ставит проблему понимания специфики художественного выражения и предлагает свое решение этой проблемы.

"Видение" предполагает активное творческое отношение к восприятию окружающего мира, и Малевич считает это творческое начало главным, и не разделяет исследования художественного языка и субъективного сознания. Переходы от одного способа художественного выражения к другому ("сдвиги") становятся этапами личностного развития.

Общие проблемы художественных направлений ("новых систем") также рассматриваются через призму изменения условий развития личности.

Попытка Малевича создать семиотическую теорию для новых художественных направлений вписывается в общую тенденцию исследований структурной специфики различных способов выражения, характерных для русского авангарда. Концепцию "доминанты" русской формальной школы, "фокусирующего и определяющего момента произведения искусства", по словам Р.Якобсона, можно сопоставить с теорией "прибавочного элемента" Малевича.

Анализ художественной семиотической теории Малевича возможен в рамках рассмотрения структурно-семиотических тенденций в искусстве авангарда. В этом контексте целесообразно проанализировать подход Малевича как уникальный опыт визуальной семиотики.

Ключевые слова: Русский формализм, визуальная семиотика, системы восприятия, формообразование, cдвиг Russian Formalism, visual semiotics, systems of perception, sign formation, shift Из истории полемики «левого» и «правого» формализма Notes on the Polemics Between ‘Left’ and ‘Right’ Formalism.

Notions of ‘Right’ and ‘Left’ Formalism are discussed both in scholarly aspect and in “critical” one, i.e. the appreciation and propaganda of current trends in poetry. As an example of ‘right’ formalism the group of the journal Hermes is cited, it was strongly opposed to OPOYAZ, on one hand, and to futurism, on another; especially pointed criticism was leveled againt zaum’ (transrational language).

The hypothesis is submitted about paper by Osip Brik ‘On Khlebnikov’ being a belated answer to highly critical attitude toward Khlebnikov’s zaum’ in Maxim Koenigsberg paper ‘The Degeneration of Word’ (Hermes No. 1, 1922).

В докладе обсуждаются понятия «правый» и «левый формализм» в чисто научном аспекте, но и в «критическом» (оценка и пропаганда тех или иных современных течений в поэзии). Как пример «правого формализма» рассматривается группа журнала «Гермес», с ее резкой полемической направленностью и против ОПОЯЗа и против футуризма, особенно в вопросе о зауми. Высказывается гипотеза относительно статьи О. Брика «О Хлебникове» (1944) как ответе на полемическую статью М. Кенигсберга «Вырождение слова» (Гермес, № 1, 1922).





Похожие работы:

«УТВЕРЖДАЮ Председатель Президиума ОНЦ СО РАН, чл.-корр. РАН В.А.Лихолобов 19 февраля 2014 г. ОТЧЕТ о научной и научно-организационной деятельности Федерального государственного бюджетного учреждения науки Омского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук (ОНЦ СО РАН) в 2013 г. Омск 2014 СОДЕРЖАНИЕ № Раздел Стр. I Общие сведения 1.1 Организационная структура ОНЦ СО РАН 1.2 Организации и учреждения Сибирского отделения РАН, объединяемые ОНЦ СО РАН II Основные показатели...»

«018182 B1 Евразийское (19) (11) (13) патентное ведомство ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ЕВРАЗИЙСКОМУ ПАТЕНТУ (12) (51) Int. Cl. C07D 513/04 (2006.01) (45) Дата публикации и выдачи патента A61K 31/429 (2006.01) 2013.06.28 A61P 3/10 (2006.01) (21) Номер заявки 201070034 (22) Дата подачи заявки 2008.06. МОДУЛИРУЮЩИЕ СИРТУИН ПРОИЗВОДНЫЕ ИМИДАЗОТИАЗОЛА (54) (56) WO-A- (31) 60/936, (32) 2007.06. (33) US (43) 2010.06. (86) PCT/US2008/ (87) WO 2008/156866 2008.12. (71)(73) Заявитель и патентовладелец: СЕРТРИС...»

«БИБЛИОФИЛЬСКИЕ ФИНТИФЛЮШКИ В МОЁМ СОБРАНИИ Ирина Дмитренко. 2011 г. н а ц ион а л ьн ы й союз би бл иофи лов БИБЛИОФИЛЬСКИЕ ФИНТИФЛЮШКИ В МОЁМ СОБРАНИИ ЗАСЕДАНИЕ КЛУБА БИБЛИОФИЛЬСКИЙ  УЛЕЙ 18  ФЕВРАЛЯ 2012  ГОДА Моск ва 2012 Эк зе м п л я р 18 февраля 2012 года в штаб-квартире НСБ состоялось очередное заседание клуба Библиофильский улей, тема которого задолго до  назначенного дня взволновала пытливые книжные умы его членов. Дело в  том, что в этот раз к обсуждению была предложена тема с весьма...»

«Сезар Видаль Мансанарес ВОСПОМИНАНИЯ СВИДЕТЕЛЯ ИЕГОВЫ перевод с французского SALVEMUS! 2010 ВОСПОМИНАНИЯ СВИДЕТЕЛЯ ИЕГОВЫ это искреннее и живое свидетельство Сезара Видаля Мансанареса, известного испанского адвоката и проповедника, о годах, проведенных им в организации свидетелей Иеговы. Читатель найдет здесь множество фактов и примеров из деятельности этой организации, узнает, каким образом ее членам с помощью спекуляции на тяге человека ко Слову Божию удается смущать и соблазнять такое...»

«Выпуск 2 Под общей редакцией Славы Бродского Manhattan Academia Страницы Миллбурнского клуба, выпуск 2 Слава Бродский, ред. Анастасия Мандель, рисунок на титульном листе Manhattan Academia, 2012 – 304 c. www.manhattanacademia.com mail@manhattanacademia.com ISBN: 978-1-936581-11-5 Copyright © 2012 by Manhattan Academia В сборнике представлены произведения членов Миллбурнского литературного клуба Надежды Брагинской, Славы Бродского, Натальи Зарембской, Петра Ильинского, Яны Кане, Евгения Любина,...»

«23 июня 2011 г. Неофициальный перевод Disease Information Том 24 – № 25 Содержание Артрит-энцефалит коз, Уругвай (срочная нотификация) Весенняя виремия карпа, Соединенное Королевство (последующий отчет № 1) Ящур, Мозамбик (последующий отчет № 4) Инфекция Bonamia exitiosa, Соединенное Королевство (последующий отчет № 14) Герпесвирус устриц (OsHV-1, µvar), Соединенное Королевство (последующий отчет № 39 Инфекционная анемия лосося, Соединенное Королевство (последующий отчет № 107)...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Петрозаводский государственный университет Кольский филиал УТВЕРЖДАЮ Директор В.А. Путилов _ 2014 г. ОТЧЕТ ПО САМООБСЛЕДОВАНИЮ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ СПЕЦИАЛЬНОСТИ 080504.65 Государственное и муниципальное управление Апатиты 2014 СТРУКТУРА ОТЧЕТА О САМООБСЛЕДОВАНИИ ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ 1. Содержание основной образовательной...»

«Аналитический отчёт LiveInternet для сайта buhgalter.kz за март 2013 г. Базовые месячные показатели посещаемости сайта: Просмотров страниц 192,652 (-24% мес/мес) Посетителей 52,085 (-13% мес/мес) Доля женщин 71.4 % Доля мужчин 28.6 % Посетители младше 18 лет 3.3 % Посетители от 18 до 24 лет 23.5 % Посетители от 25 до 34 лет 31.6 % Посетители от 35 до 44 лет 22.2 % Посетители старше 44 лет 19.3 % Преобладающая страна - Казахстан 79.8 % Структура переходов на страницы сайта: Внутренние 51.1 %...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНОЕ ИНФОРМАЦИОННО – МЕТОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ ДЯТЛОВСКОГО РАЙКОМА ПРОФСОЮЗА РАБОТНИКОВ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ 1 Есть повод поздравить Во втором квартале 2014 года отметят свой день рождения:. Апрель 03.04. Главный бухгалтер РОО 1. Дворчанин Анна Викторовна 06.04. Директор ГУО Горковская БШ 2. Макарчук Елена Павловна 09.04. Председатель районного Совета ветеранов труда 3. Гончаревич Раиса Александровна 27.04. Председатель п\о ГУО УПК Роготновский 4. Кондрашёнок Елена ивановна д/с-СШ Май 1....»

«Александра Романова Денежный семестр Денежный семестр: АСТ, Астрель-СПб; Москва, СПб; 2008 ISBN Иронический детектив Аннотация И почему для некоторых самые невинные житейские вещи, вроде похода за грибами или посещения театра, оборачиваются загадочными происшествиями? Катя вечно влипает во всякие приключения, поэтому не слишком-то удивляется, когда к ней приходит майор милиции и настойчиво расспрашивает о контактах с совершенно незнакомым ей человеком. Убит один из членов группы, занимающейся...»

«R WIPO/GRTKF/IC/18/INF/9 ОРИГИНАЛ: АНГЛИЙСКИЙ ДАТА: 11 МАРТА 2011 Г. Межправительственный комитет по интеллектуальной собственности, генетическим ресурсам, традиционным знаниям и фольклору Восемнадцатая сессия Женева, 9-13 мая 2011 г. ГЛОССАРИЙ КЛЮЧЕВЫХ ТЕРМИНОВ, ОТНОСЯЩИХСЯ К ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ И ГЕНЕТИЧЕСКИМ РЕСУРСАМ Документ подготовлен Секретариатом ВВЕДЕНИЕ 1. На шестнадцатой сессии, проходившей 3-7 мая 2010 г., Межправительственный комитет по интеллектуальной собственности,...»

«IDB.36/12–PBC.25/12 Организация Объединенных Distr.: General Наций по промышленному 15 April 2009 развитию Russian Original: English Совет по промышленному развитию Комитет по программным и бюджетным вопросам Тридцать шестая сессия Двадцать пятая сессия Вена, 23-26 июня 2009 года Вена, 5-7 мая 2009 года Пункт 6 предварительной повестки дня Пункт 5 предварительной повестки дня Программа и бюджеты на 2010-2011 годы Программа и бюджеты на 2010-2011 годы Неиспользованные остатки ассигнований...»

«2 Утверждение изменений в ООП для реализации в 2012 / 2013 учебном году ООП пересмотрена, обсуждена и одобрена для реализации в 2012 / 2013 учебном году Ученым советом ЮРГУЭС Протокол от _ №_ Приказ ректора от _ № _ Утверждение изменений в ООП для реализации в 2013 / 2014 учебном году ООП пересмотрена, обсуждена и одобрена для реализации в 2013 / 2014 учебном году Ученым советом ЮРГУЭС Протокол от _ №_ Приказ ректора от _ № _ Утверждение изменений в ООП для реализации в 2014 / 2015 учебном году...»

«XIV (2010) УДК 811.16+821.16 ISSN 1450-5061 Выпуск XIV (2010) Редакционная коллегия д-р Петар Буняк, д-р Ксения Кончаревич, д-р Верица Копривица, д-р Богдан Косанович, д-р София Милорадович, д-р Боголюб Станкович, д-р Миролюб М. Стоянович, д-р Александар Терзич, В. П. Гудков (Россия), д-р Бранко Тошович (Австрия) Главный редактор БОГОЛЮБ СТАНКОВИЧ СЛАВИСТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО СЕРБИИ Белград • 2010 УДК 811.16+821.16 ISSN 1450–5061 Књига XIV (2010) Уређивачки одбор: др Петар Буњак, др Ксенија...»

«Математический институт им. В. А. Стеклова Российской академии наук Лекционные курсы НОЦ Выпуск 5 Издание выходит с 2006 года Ю. Н. Дрожжинов, Б. И. Завьялов Введение в теорию обобщенных функций Москва 2006 УДК 517.5 ББК (В)22.161.2 Д75 Редакционный совет: С. И. Адян, Д. В. Аносов, О. В. Бесов, И. В. Волович, А. М. Зубков, А. Д. Изаак (ответственный секретарь), А. А. Карацуба, В. В. Козлов, С. П. Новиков, В. П. Павлов (заместитель главного редактора), А. Н. Паршин, Ю. В. Прохоров, А. Г. Сергеев...»

«А. Лабунский Собаки Средней Азии ============================================================= ИСТОЧНИК http://сенсао.рф/publ/1 В Среднюю Азию (Узбекистан, Таджикистан, Туркмения, где я был) большинство отар, и собаки вместе с овцами, мигрируют. Летом в горы, а зимой в равнины. Поэтому строго разграничить на горных и равнинных очень сложно. И только незначительная часть собак Средней Азии все время находится с отарой в пустыне (как, например, в отдельных районах Чарджоуской и Марыйской...»

«RU 2 406 121 C2 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК G06F 13/38 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21), (22) Заявка: 2009101542/08, 19.01.2009 (72) Автор(ы): Безяев Виктор Степанович (RU), (24) Дата начала отсчета срока действия патента: Цофин Аркадий Семенович (RU), 19.01.2009 Пархоменко Олег Леонидович (RU), Шумкин Юрий Данилович (RU), (43) Дата публикации заявки: 27.07. Орехов Александр...»

«Жизнь Арсеньева Бунин Иван Алексеевич И. А. БУНИН ЖИЗНЬ АРСЕНЬЕВА Юность КНИГА ПЕРВАЯ I Вещи и дела, аще не написанiи бываютъ, тмою покрываются и гробу безпамятства предаются, написавшiи же яко одушевленiи. Я родился полвека тому назад, в средней России, в деревне, в отцовской усадьбе. У нас нет чувства своего начала и конца. И очень жаль, что мне сказали, когда именно я родился. Если бы не сказали, я бы теперь и понятия не имел о своем возрасте, - тем более, что я еще совсем не ощущаю его...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ НЕФТИ И ГАЗА ИМЕНИ И.М. ГУБКИНА АННОТАЦИЯ ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Направление подготовки (специальность) 130102 ТЕХНОЛОГИЯ ГЕОЛОГИЧЕСКОЙ РАЗВЕДКИ Специализация СЕЙСМОРАЗВЕДКА Квалификация выпускника СПЕЦИАЛИСТ Нормативный срок обучения 5 лет Форма обучения ОЧНАЯ МОСКВА, 2013 г. Назначение ООП ВПО ООП ВПО представляет собой систему документов,...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ... 3 1 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ИТОГОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ.. 9 2 СОСТАВ ГОСУДАРСТВЕННЫХ АТТСТАЦИОННЫХ КОМИССИЙ. 12 3 ПОРЯДОК ПРОВЕДЕНИЯ ИТОГОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ... 14 3.1 Государственный экзамен.. 14 3.2 Выполнение и защита выпускной квалификационной работы. 4 ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ЭТАП ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ. 5 ПОРЯДОК ХРАНЕНИЯ БАКАЛАВРСКИХ РАБОТ. 6 УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ И ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИТОГОВОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ АТТЕСТАЦИИ ВЫПУСКНИКОВ ВУЗА...»





Загрузка...



 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.