WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:     | 1 ||

«им П.. им. А А. П. Чех Лауреат м ии ре л ит ур ерату ной п о ва р Ла 2012 Абакан Хакасское книжное издательство УДК 821.161.1 ББК 84(2Рос-Рус) 6–5 К 59 Козловский А. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Двадцать первый век иных надежд, Постановок новых и решений, Алексей Козловский Взлётов мысли и поползновений, Гениев, преступников, невежд… Друг ушедший, Ковалёв Володя, Земляки, как говорят в народе, В общем, с одинаковой судьбой.

За неё сполна мы рассчитались.

Вот и преждевременно расстались… Сузился ещё немного круг.

Так и будем провожать друзей По дороге северной за город… Скопище расстроенных людей В эту замечательную пору.

Слёзы, астры, георгины, речи.

Гаснут оплывающие свечи, Тихо гроб выносят со двора…

СЕЗОН ОХОТЫ

Сезон охоты открыт на мышей Приказ не щадить ни взрослых, ни малышей.

Если там тать на тате («Это неправда, тятя!») Психолог, исследуя феномен, «Это не ограничится пространством квартирных А психолог, он, как геолог, Сканирует разума пласты, Где стоят на множестве полок Многочисленные твои фобии И только некоторые полки пусты… Неделя А тем временем мыши, или их подобия, пятая Охамели, не уступая ни полушки, На митинги двинулись с плакатами, Не боясь, что им вкатят по «двушке», Особенно тем, кто ходил с мышатами, А другие то ли телевизора втихаря насмотрелись, Требуют свободы поведения на кухне И таких изображают из себя менестрелей, Что у мух и тараканов уши пухнут.

Короче, развели тягомотину, Все со всеми поцапавшись абсолютно, Даже кошки перестали лизать блевотину, А сами стали рыгать под утро… Мыши же деградировали постепенно, А не переродились, как мечтали, в крыс, И теперь по углам стоят на коленках И даже кошкам не говорят: «Брысь!»

К ВОПРОСУ О ЗАГРОБНОЙ

Обещано общее блаженство, Райские кущи на том свете В обмен на смирение на свете этом… А совершенство?

Совершенство забили.

Вот вместе с гробом тебя в землю забили.

И пошёл ты испытывать эту лафу… Лежишь, как будто прилёг на софу, И… начинается за разом раз Бесконечный оргазм, Верней, суррогат оргазма, Его духовная замена Или как отдохновение над унитазом:

Ох да ух! Потом затих (сходил за двоих), Алексей Козловский Вот и думаешь со злости такое:

«Да когда же наступит состояние покоя, Но весь райский мир одинаков И, представьте себе, — без мук, Твой кумир, отец Кирилл, Только вижу — один жмурик не выдержал, Кричит: «Уж я-то там оторвусь, И накурюсь я там и напьюсь… с чертями.

Говорят, они заодно с нами!»

Назад, откуда на небо попал, Нет, нет, умерла так умерла… В обугленном чёрном гробу.

Ладно уж, пьянствуй здесь, Неделя пятая «Огней так много золотых На улицах Саратова…»

А здесь уже вам не чих-пых, Привязанность к женатому.

Жена узнала, где я был (я лгу почти по Вицину), Кричит: «Ты, милый, педофил…» — И сразу звяк в полицию.

Она и справки навела У той, моей, не сплетня ли, Такие мутные дела — Есть дочь немноголетняя.

Друзья советуют: «Да брось Любовницу и доченьку Или с женой живите врозь… Раз в месяц суй ей сотенку.

Мол, сокращения, то да сё…»

Жена опять в полицию, А это вам не «Моньюсё», Здесь драма чище вицинской.

Георгий был великий лжец, А ты, приятель, не жилец, Считай, пришёл тебе ПИПЕЦ!

Мораль — супруга молодец, Хоть и разрушила семью, Но мужа втюхала в статью И посадила на скамью, И можно говорить: «Адью!»

ТЕЛО ЧЕЛОВЕКА

Тело человека как элемент искусства, И сразу многое по ассоциации:

Тело человека — полигон для пыток, Для инсинуаций, как предмет сочувствия… Алексей Козловский Тело человека в концлагерях у наци Приносило прибыль в несколько марок, А если применять водородную бомбу, То можно тело уничтожить без помарок.

Тело можно спрятать в катакомбы, Как делали, например, партизаны, Или предмет вожделения к телам куртизанок.

Тело библиотекаря, Тело физкультурника Тело балерины на «Дожде» — перформанс:

Трюки, представление, Считай, раздевание до обнажения, Поползновение… но такая форма.

Тело человека обёрнуто, как конфета… Телу без души тяжело одному, В разновидности и особенности тела, А ещё тело — простой карандаш, И он всегда пишет только на белом…

К ВОПРОСУ О

ПРОИСХОЖДЕНИИ ГОРОДА

МИНУСИНСКА

Я путаюсь в речках города родного, Их три Минусинки, а может, семь.

Реки на карте — это как синие бороды, Почти безобидны или безобидны совсем.

Неделя А ещё реки сравнивают с голубыми артериями, пятая Подозревая, что вода в них течёт, как кровь, И сердце бухает, как бухает артиллерия, Заставляя подрагивать эту систему вновь.

То, что на реках жизнь зарождалась, — точно, Приходили и строили крепости у реки Или на карте знакомились с местом заочно, Планируя, где ставить укрепрайоны свои.

Всё у людей было связано только с реками.

Вот и те, Минусинки, главная из причин, Что город мой был заложен на них человеками… Вылезли на берег из лодок своих и овчин, А дальше банально до неприличия, Теперь город есть, а речушек фактически нет.

Даже Енисей, сибирское наше величество, Поджал хвост и высохнет через сто или меньше лет.

Сидеть за компьютером, пока не заноет грудь, И выискивать, пока не устанут глаза, А найдя, увидеть такую голубую муть, Про которую мягче и выразиться нельзя.

Где тебя ошарашат бессмертные чьи-то творения, Премиальные списки и их соискателей ряд, А ещё однотипные и заумные стихотворения, Что в смятении полном ретируешься ты назад.

Ну, назад, так назад, Только всё начинается заново:

Пожурнально и пофамильно, поидейно и просто ПО… И мелькают все эти Петровы, Могилины, Ивановы и прочие, Даже можно найти Лимпопо… Лимпоповы и прочие, прочие, прочие, Но ведь пишут же граждане, Пишут на пользу стране, А вот если бы ставить вместо слов одни То и этим отточием были довольны вполне… пятая Алексей Козловский Страны не стало, но осталась беда, Даже ещё прибавилось проблем.

Хочется говорить НЕТ, Хочется пожертвовать малым, И вот вылезает, как крокодил из Нила, Именно крокодил, а не из саванны жираф, Проблема пенсий для умников и дебилов, И пенсионный фонд стоит на ушах.

Отсюда ещё и демографическая проблема — Это кто же станет кормить стариков?

К тому ж под ногами крутится богема, Толпы бородатых и очень крутых мужиков.

Охранников опять же расплодилось много.

Каждый в униформе и не производит ни шиша, Эти тоже к старости не думают о прокорме, Надеются на халяву и на льготное ЖКХ.

Ко всему и чиновников вспомнить можно, А также защитников-силовиков, Тоже, понимаете ли, живут неосторожно, В отличие от шахтёров, металлургов и буровиков.

Короче, длинным получится повествование О крепких проблемах стареющей новой страны… Впору и ей самой вставать в очередь за подаянием.

Закончится нефтянка, и загрызут «тигры» или Напрочь затопчут «слоны»…

О ВРЕМЕНИ

Время независимо, существует само по себе, Упражняются поутру в ходьбе И в ней же упражняются вечерами.

Неделя А время течёт и даже бежит с другой скоростью — пятая Вечером уходит вперёд, Утром отстаёт слегка.

Удивлён народ, почёсывая бока, И решает его осадить, Обзывая то зимним, то летним, А время продолжает себе бузить, Оправдываясь привычками тысячелетними.

Люди же несильны в истории, Как всегда, ругая свои правительства.

Вообще-то, зря горячатся и спорят — У правительств нет в небесах представительств.

Стареют женщины под своими мужчинами, А те смотрят на них потом уничижительно, Женщина не понимает, в чём причина, Вроде бы вела себя положительно.

Старалась угодить скрытому женолюбу, Повкусней приготовить, помягче постлать, А тот презрительно кривит губы, И ему по большому счету начхать, Как чувствует себя «любимая» женщина.

Дело разве в этом, оно в другой, Отсюда и настроение у него переменчивое, И в отношениях наплевательский настрой.

Она подушечку ему в изголовье, Ей и надо-то взгляда доброго всего, А вот если б в отместку завела любовника, Посмотрели бы на рогатого, на него.

Если беден, Бог для тебя всё и ещё чуть-чуть, Бесхитростны бедняка вера и путь, Если богат, то веришь ты Просто на всякий случай, Алексей Козловский Думаешь, будут деньги и всё отмолю навек, Впрочем, как и любой другой, У тебя не паспорт, а, скорей, билет, Голубой-голубой, как твоя мечта, Правда, врачи говорят — киста, Неужели те женщины, которые молодые, А где же старые, толстые или худые, Детьми и мужьями избитые?

Но относятся к этому с большой опаской, Обжёгшись однажды на молоке, Готовы дуть на простую воду, Чтоб уступить судьбе в угоду, И к цыганкам идут погадать по руке… Те стараются, видно, очень, Хотя вселяют надежду беспочвенно, Среди вымирающих напрочь мужчин Освободит от комплексов и оков, Эти женщины век свой длинный Доживают в полном одиночестве, А мужей вспоминая, называют по имени-отчеству И молчок про грешок невинный, Неделя И запашок весьма крепкий винный, пятая Который свёл мужика в могилу.

Тем самым жену ударив в спину, Превратив в развалину и почти… в скотину.

А кто виноват?

Да наш брат.

У меня нет рецепта, как женщинам этим помочь, Но есть рецепторы, воспринимающие их боль… И когда мы вместе покинем земную юдоль, Я им место своё уступлю… в раю.

И чтобы прошли, настою.

Шиповник красный в целлофане, Прошли дожди, и вдруг мороз.

Ещё октябрь нас обманет Не раз и два, так в чём вопрос?

Ещё налиты кровью стебли Его кустов, сюжет не нов, И разлетается, как кегли, От кошки стайка воробьёв.

Ночное время стало ближе, Берёт за горло нас зима И хиусом всё чаще нижет, И люди ёжатся в домах — Тепло включают поэтапно… Старухи газ на кухнях жгут, Торгуют спиртом тихой сапой И так же, тихой сапой, пьют.

Всё — обескровлена природа, Хотя прошла лишь пара дней, И ждать смиренья от народа Власть придержащим всё трудней.

Алексей Козловский

Я ЛЮБЛЮ

Я люблю эту бабу — малиновый рот, И обвисшая грудь до пупка достаёт… Не любовница мне, не сестра, не жена, Я готов её выпить, не морщась, до дна.

Я пишу ей, но так, отвлечённо пока… Она старше меня, и в морщинках лицо, Если кто и поймёт меня, то Пикассо.

Я готов за неё хоть на корт, хоть на трек, Её запросто выписать мог бы Лотрек, Друг французских клошаров Рядом с нею ахматовский образ потух, Я люблю, посему окончательно глух, Тяжело, всем надорванным сердцем своим… Стук часов, он царапает даже стекло, Полночь-заполночь, крепко, видать, припекло.

Может, кто и смеётся над страстью моей, Это ветер в железных ветвях тополей.

Он их будет теперь тормошить до утра, По изгибу веду всё смелей и смелей… Что мне делать с проклятой любовью моей?

Она старая, ласки ей мало нужны, Она жмётся к холодному глянцу стены, И глаза её горькой печали полны… Неделя пятая

МЕЖЕНЬ НА ЕНИСЕЕ.

ПАМЯТИ О. Э. МАНДЕЛЬШТАМА

«На дубовых коленях стоят города…» — Так не скажет никто, ни за что, никогда.

Впрочем, нынче хоть матом сказать — ерунда, Не боятся «басманно-тверского суда», А по Каме всё реже проходят суда, Не снуют ни туда, ни сюда не снуют, И на Каме уют, и за Камой уют.

Под речными мостами находят приют Те, которых родные уже не найдут.

А у нас Енисей обмелел на беду Всех, кто дул в тростниковую дудку-дуду.

Теплоходы стоят, словно вмёрзшие в лёд, Капитанов озноб среди лета дерёт, И туристы бредут параллельно реке, За плечами горбы рюкзаков, налегке.

И речная веста не летит в высоту, А лениво лежит, уподобясь мосту.

Перекаты, как шкиперов пятки, сухи, В деревнях замолчали давно петухи, И леса, что горят борода к бороде, Отражаются красным в стоячей воде.

Поэты любят этак завернуть:

То молоко из розоватой глины, То молоко камней, то мясо из резины… А молоко из радуги — какое?

Скорей всего, наверное, парное Или другое?

Теперь уже не спросишь Мандельштама, Какая у того была программа.

А молодых?

Из устриц — молоко… Алексей Козловский Но пить его, пожалуй, нелегко, А молоко из горных хрусталей, С такою розоватой лёгкой пенкой, Любимое у горных егерей, Они охотятся за ним, содрав коленки… Да, незавидна участь молока, Продуктом удивленного поэта.

Спасибо скажем мы ему за то, что это молоко, а не Осень. Развешены на деревьях И петухи горланят в деревне, До чего же простая картина жизни, А где-то стройки и полигоны, В городах бедолаги-вороны Дожили, форварды с зарплатой в кубе Ставят своего тренера на колени, Болельщики просят в футбольном клубе Ввести прямое президентское правление.

Сказать, что во всем виновата осень, Так вскоре, глядишь, и министра попросят В кочегарке какой-нибудь распорядиться.

Вот житуха у нас наступает:

Правительство — это слуга народа, А значит, и брёвна пусть, как Ленин, таскает И футбол курирует, если угодно.

Неделя пятая У потребителей спиртного День начинается рабочий, Все убеждаются воочию И говорят: «А что такого?»

Подумать только, выпить столько И не моргнуть косеющим глазом, Потому что ни граммочки ни горько, Когда с утра и уже под газом.

Вокруг одни спиртоторговцы И потребители продукта, Хотя эти самые работорговцы Почти совсем не покупают фруктов.

Одни всё копят, копят, копят, Другие тратят, тратят, тратят.

Одни под меценатов косят, Другие — под шпану и татей.

А как же быть с интеллигентом, Который пропил всю науку, Все компоненты и реагенты, Ему попавшиеся под руку?

Как быть с учительницей в загуле, С автолюбителем безглазым… Троих старушек как ветром сдуло И на тот свет отправило сразу.

День начинается с работы, Менты плечами пожимают, Глядя на очередь к воротам, Где чохом всех грешников прощают.

Алексей Козловский Говорят, все люди живут в коробках, Всякие «Шевроле» и «Мэрсы» — Только выбери правильную автостраду И тогда развивай эту версию… А ещё есть черепные коробки, Такая участь мозгам уготована, Быть в коробочку упакованными.

Много ли хорошего в таре такой придумаешь, Даже если даже очень крепко подумаешь?

А ещё хоккеистов берут в «коробочку» — Это когда жмут с двух сторон третьего, Словно в очереди на регистрацию Где-нибудь в Шереметьево.

Любил рисовать шкафчики и коробочки, То слоны разные на туфлях-шпильках — Чистой воды сюрреализм — Овеществлённый фрейдизм.

Но всех обхитрил сепремат Изобразив «Чёрный квадрат», Неделя Вроде бы простой агрегат «Нуль формы», пятая А каковы реформы:

Где низ, где верх, где лево, где право?

Где белый стерх, Боже правый, А где президент бравый?

Взяли народ в «коробочку»

И навешали на уши лапши, Хоть свет туши… И выноси за скобочку!

И чего это изругался народ — Демократии, дескать, на выборах мало.

А вы её нюхали, демократию эту, Или кушали? Это вам не сало И тем более не котлеты.

С нею нужно обходиться весьма осторожно, На неприятности нарваться вполне возможно:

Раз-два и готово.

Кто сказал, что не берут за слово?

Ещё как берут и как дают… Полный алес капут!

И чего это делается с народом, Прямо изматерился весь И продолжает, куда не просят, лезть Всё настырнее год от года.

Может, почуял ситуацию революционную, Весьма в сей момент незаконную, Даже неразрешённую, Цветную — серо-буро-малиновую, Словно бабу резиновую.

Понятно, почему народ возбудился заранее, От длительного воздержания.

Значит, нужно массы удовлетворять И секс-шопы активнее расширять, Алексей Козловский Из брандспойтов весьма святою… Уклонистов и прочих …истов, Даже эквилибристов Из панк-группы «Война», Ни по праздникам, ни по будням.

Неделя пятая

НЕДЕЛЯ ШЕСТАЯ

ИНСТРУКЦИЯ Х…

Что делать с группой девчонок бойких, Уже и сажали, и выпускали, И по телевизору показывали… кусками — Прямо голова кругом.

Может, им, как Льву Толстому, Походить за плугом?

Да нужно других раскрутить девчат И название им подобрать настоящее, Отвлекающее, к примеру «Ол райт!», И где-нибудь выпустить со скандалом И с небольшим концертным залом.

Может, в пожарной части, Там и мужики подходящие, Не забоятся, братцы.

Я не знаком с языком настолько, Чтобы названия подбирать, Но уверен, что это только И может влияние нейтрализовать.

Опять же следить обязательно нужно, Чтобы не вышли из-под контроля, А то начнут всё общество тролить, Отчебучивая такое, Что квадрат покажется окружностью, Неделя А культовый фаллос — простой ненужностью шестая Алексей Козловский Так вот, повторяю, бояться не надо.

Ни «Пусси Райт», ни дурного глаза, Ни группы «Фемен», одетых — топлес, Живёт такая певичка Флеминг, Всемирно известная и старится благополучно, А диски с ариями расходятся поштучно… И Папе Римскому обижаться «Впаяли двушечку…»

И третьей — тоже, потом простили За смену пола — толпой весёлой, За демократию — весёлой братией… Мда-а… не соскучишься, Мол, взвейтесь, вихри, Где пионеры, где бойскауты, Моей Марфуты не видно тута?

Ползёт улита по утилите, Поёт: «Простите меня, простите За все рекламы о простатите, Неделя Офшорных зонах на Кипре-Крите, шестая О Васюках и новых Сити…»

И не кричите.

Пройдут все сроки, А вы не трусьте:

Отпустят Ходора, отпустят «Пусси…»

Потрусят дустом, да и отпустят, А кто пониже — того опустят Почти без грусти…

ПИСЬМО НА ТОТ СВЕТ

Средина осени. Температура упала Воздуха, и рубль слегка упал… Ну, с первым не стоит раздувать скандала, А со вторым — это ещё не скандал.

Мы не изуверы, чтобы потирать руки, Когда у финансистов такая беда… Пишу не Ленину, а своей маме...

Знаешь, родная, уже много лет У нас мужчины сами с усами, А женщины — просто кордебалет… Хотя под церквями по-прежнему убогие, И каждый из них записной клеврет Православной веры — нашей идеологии, И это после стольких-то лет.

А на кого людям ещё надеяться:

На партию Путина или на весь этот бред?

Выйдешь в город слегка развеяться… И хоть к нижней ветке подставляй табурет.

Везде флешмобы, и всего-то требуют Дешёвой водки, развлечений и сигарет, Даже национализмом уже не гребуют И печатью любой, но предпочитают офсет.

«И когда на славу устав надеяться…»

Мы слушаем речи — сплошной винегрет, В омоновскую форму переодеваются гвардейцы… Неделя До свиданья, мама, и Окуджаве привет! шестая Алексей Козловский Биологический блютуз, Тоже конфуз возможен.

Завидуешь неосторожно Хотя без денег жить почти невозможно.

Возникает конфликт, С самим собой и с неадекватными родителями, Е — два, Е — четыре… тоже мне комбинация, Вот провернуть бы финансовую операцию Или «негром-вахтовиком» на плантацию, Может, подтянет тебе подпругу, До карусели в глазах и до отрыжки… Только так ты, приятель, не разбогатеешь, Если мозгами шурупить не умеешь, Если в голове творожная масса, Значит относишься к другому классу.

И в массе этой подобно зёрнам изюма, Революция очагами, это ж надо подумать, А потом удивляемся, что за булки А жена в постели посверкивает глазами:

Неделя шестая Май одиннадцатого года, Мне подарены стихи Про любовь и про погоду, И про девушек бухих.

Кто девчонкам нашептал Про дела в постели?

Нужен профессионал, Например, Емеля.

Чтобы этот паренёк Щучье знал заклятье, Только девкам невдомёк, Позадрали платья.

А теперь идут стихи Про любовь коварную И что водку нужно пить Только лишь отварную.

Значит, дело было так, Книжка мне подарена, Рассуждений — на пятак, Даже есть про Дарвина И что деда с бабкою Развела на «бабки»

И не кошка, и не Жучка, Сучка — собственная внучка.

Вот и думай — кто есть кто, Если думать хочется… Может, даже конь в пальто, Как его… по отчеству?

Хождение по облакам Всегда чревато, Хотя бы чикотно бокам От белёсой ваты, Алексей Козловский А так — ничего, идёшь, присвистывая, И за тем, что внизу, наблюдаешь пристально, За человеком на дельтаплане, Люди их приручить смогли… Теперь не знают, как отвязаться… Вот личности двигаются на демонстрацию.

Их много, ползают как мураши И даже лозунги можно прочесть с трудом, Если спуститься чуток пониже:

«Нужно хлеб зарабатывать своим горбом!», «Город — та же деревня, лишь асфальт пожиже!»

А ещё политических лозунгов — тьма, За некоторые может быть тюрьма, Хорошо прыгать по облакам И прохладою наслаждаться, Правда, немножечко зябко рукам, А башке без шапки — нисколько, братцы.

Какие книги окружают меня, «Валенки самурая», «Фанера — 2»

«Дезертиры сна» и другие.

Фамилии мало о чём говорящие, Но я знаю товарищей этих моих, И это товарищи настоящие.

Конечно, нельзя подбирать кое-как, Хотя бы книги через сито отсеивать, Одно дело — Арбенина, другое — Пастернак, А теперь Моисеев лезет в рифму к Есенину.

Неделя Понимаю, и Пенкин — не поэт, но чудак, шестая И очень способный Серёжа Шнуров… С кем хочешь поспорю, хотя б на пятак, Что многие из них не шуты, так гуру.

А вот БГ — и поэт, и музыкант, То в одну, то в другую крайность бросается, Зато, ребята, не подписант И очень порядочен, каковым и считается.

Пора Борисов и Дмитриев подключать, А то ещё вот — Ленор Горалик, Которых читать вам не перечитать И слушать не переслушать — Кралей и кралек.

ПРЫЖОК

Первый парашютист, превысивший скорость звука, Заявил, что лететь к Земле сплошная скука:

Ни ветра, ни хлопков, ни крутого мата, Понятно, курировали не наши ребята.

Австриец вылетел вниз из стратосферы И побил рекорд падения сверх всякой меры, Наконец-то имя огласить пора — Феликсом Баумгартнером он был с утра.

Это надо же… в свободном падении!

8 миллионов и даже с лишком Следили по мониторам, писая в штанишки… А что, 39 тысяч метров — высота не шутка, А скорость падения 1225 км в час — даже не прибаутка.

Летел колбаской около пяти минут, Как по Малой Спасской — на земле тут как тут… Алексей Козловский

БУНКЕР СТАЛИНА

Я нашёл потерянный кем-то чертёж, Видно, выбросили и читать не стали… Он весьма на подземный город похож, В котором мог бы скрываться Сталин.

Я внимательно изучил этот документ, Город, однако, запутан слишком, Зато в таком вражеский элемент Не найдёт вождя ни за какие коврижки.

Краем уха слышал — это под Москвой, И не для отдыха, а для кипучей работы, Пусть что угодно над головой, Здесь, как сыру в масле или в банке — шпротам, Говорят… вот бы где и мне погулять, Там тепло и светло, значит, можно ночью… Но, подумав, струсил и потерял опять Чертёж этот, а вдруг он и сейчас рабочий… В какое-то мгновенье, Неделя шестая Она молчит, молчит, А небо дышит, дышит… Зелёное, как звон Испуганных цикад, Но кружат облака, Играя в третий лишний С умильною луной Который день подряд.

Всё было и прошло, Не обмануть природу, Сдвигается земля С орбиты ясных дней, И ось её стучит Сильнее год от года, И сполохи над ней Всё ярче и красней…

Я — ТЕТКИ МАРЬИ ДИВЕРСАНТ

Друзья, я против экстремизма.

Долой все стройки коммунизма!

А тем, кто против, ставить клизмы И говорить: «От ревматизма».

Я за решение вопроса Увода женщин из-под носа… Тем паче девушек-невест И водворенья на насест, Но не по их девичьей воле, Держать, как узников, в неволе.

За применение шутих, За собеседников глухих.

Я против шума городского, Отказа честного… от слова, За недержание мочей, Я против всяких сволочей.

Против улыбочек любезных, Алексей Козловский Рукопожатий бесполезных… И тетки Марьи диверсант.

Мы — поклонники чистой поэзии, Рифмовать амнезию с раффлезией, Распадается тело на атомы, Распадается совесть на слизь.

По известной дорожке накатанной Все потоки в единый слились.

И всерьёз присосавшийся к «ящику»

Верит всем на глазу голубом, Превращаясь в пещерного ящера С доморощенным синим горбом.

Затирая, как кровь, следы прошлого, Мы вперёд не стремимся идти, И всерьёз объявляя как пошлое То, что значилось прежде в чести.

Когда белый троллейбус поднимается в небеса И скользит в облаках, уподобясь волшебной птице, Начинаешь верить в маленькие чудеса, А там и рукой подать до того, чтобы не влюбиться.

Когда сквозь толпу поднимаешься на эшафот, На ходу огибая маски, сляпанные под лица, Понимаешь — не скоро тебе повезёт И опять невозможно в кого-нибудь не влюбиться.

Когда жёлтые листья уже сквозь тебя несёт, Как несли подавальщицы к столикам круглую пиццу, Принимаешь всё сразу: и троллейбус, и эшафот, И в осенних лесах голубую, как снег, лисицу.

Неделя шестая Песни «Битлз», «Ночные снайперы», БГ и прочие «Машины времени», И любопытствующие драйверы… Чего бы ещё найти среди рифов, В бликах подводных хитросплетений?

А тебе хотя бы окунуться просто И так же просто чуть-чуть поплавать, Провожая взглядом катера и яхты, а ещё баржи, От счастья плакать, Хотя в воде это бесполезно, Но что делать, если не выплакался однажды… Ночная музыка… лежишь бездыханный В обнимку с кушеткой, И тебе нечего предъявить миру, Разве свою совмещённую квартиру С истеричкой-соседкой, Санузлом и ванной…

К ВОПРОСУ О ВАЯНИЯХ

И ИЗВАЯНИЯХ

Приветствую вас, памятники и скульптуры, Бьющие неотразимостью не в бровь, а в глаз По всей нашей абаканской субкультуре, И всё это начиналось уже при нас.

Слева на углу и весьма неслабо Мужик на четырёх бочках весёлый сидит, Потакая вкусам алкашей из паба, Говорят, исландского, а вполне русский на вид.

К тому же без кружки и даже ложки, Может, атрибуты спилила шпана?

Утром хозяева помозговали немножко, Алексей Козловский Да и успокоились, а смыслу — хана!

А может, он, наклюкавшись, объясняет прохожим, Какая в Исландии не жизнь, а лафа… Слегка на Эрика Рыжего смахивает рожею — Это он до Колумба в Америке побывал.

Осень в разгаре, хотя не мёрзнут ушки, И мухоты нету — сплошная благодать, А неподалёку в сюртучке — Пушкин, И тоже не мёрзнет — сибиряк, видать.

Молодой и с тросточкой, неженатый вроде, А уже сказки писать мастак… И всё-таки явно одет не по погоде, Может, мастер подумал — сойдёт и так.

В аллейке герои его произведений — Какой-то замухрышистый сказочный народ Из простых фантазий в обработке гения… Первым, как положено, у дуба — кот.

Надо бы заметить — дуб весьма нелепый, Прямо хиловатый имеет вид, Правда, и котяра недоволен цепью, «Кажется, собачья», — с усмешкой говорит.

От кота направо и чуток в сторону Лебедь есть в наличии, а коршуна нет, Не слепили коршуна, так хотя бы — ворона, Тоже птица всё-таки, а не велосипед.

Дальше, у фонтанчика, не видать русалки, Рыба есть мордастая, этакий мутант… Создавалось чудище явно из-под палки, Или созидатель был скрытый диверсант.

Неделя Как он исхитрился нам морского окуня шестая Впарить вместе с жабою, не уразуметь?

Видно, вдохновения был весьма высокого Или было сказано — не жалеть «цветмедь».

Тоже мне раскаркался, ты бы видел Ленина, Вот где бронзы втюхали — тысячу пудов, Но уже в пальтишечке — время-то осеннее, И дождинки падают на костюм с усов.

Бык ещё — чудовище мясокомбинатское Есть, почти за городом — этакий муляж.

Проявлял, позируя, он терпенье адское, А потом натурщика — людям на фураж.

Вижу пеликанчиков — зрелище отвратное, Если с «Манакова» к «Мелочам» иду, Этих изваякали с чего-то непонятного Явно в перестроечном девятьсот… году.

Впрочем, унывать-то нам не годится, братцы, Малость поднатужимся, не уступим в жисть, С Красноярском-городом успеем пободаться, Вот бы подучиться чуть, да бронзой запастись.

P. S. Памятник, скульптура — это та, что память, И не каждая скульптура памятник, господа.

Есть такие, знаете ли, чурбаны с глазами, Зряшные и зрящие, не скажу куда.

На кого-то просто не хватало бронзы, Маленького сделали, только и всего… Это вам не прежние бронзовые бонзы, Пальцем не показывать, а не то… того!

Вообще-то, хватит нам сучить ногами, Давайте о дорогах лучше говорить И о новостройках, почти как на Багамах, Чтобы новостройки эти в лужах не топить.

Алексей Козловский

СТРАННАЯ ДЕВОЧКА-КНИГА

Странная девочка подарила мне странную книгу, Всё равно что в кармане показала фигу.

Очень много чего, без пол-литра не разобрать, Но раз подарила — нужно читать, А то спросит, встретив случайно:

Вспомнится эта странная книга И слегка виртуальная, но всё же фига, И осознание себя как полного идиота.

И совру ей, не моргнув глазом даже на йоту, За всех нечитателей сразу Про то, что вроде бы да… и что понравилось — И вскоре напишет вторую книгу, А там и третью азартно и неустанно… Только где ей набраться столько карманов?

Московская городская организация Союза писателей России Меня наградила медалью Чехова (не думайте, мы не просили).

Награда литературная, льгот нет, Да и на мне клином не сошёлся свет.

Хотя, согласитесь, приятно, братцы, С бухты-барахты лауреатом оказаться.

Не олимпийский, но медалист, Спасибо, заметили хоть москвичи, А у себя на жительстве я авантюрист:

Получил инфаркт, работу бросил, Что преступление — не факт, Неделя шестая «За верное служение отечественной литературе».

Да я бы и не отечественной служил верно, Беда в том, что языки знаю скверно, Верней, вообще не знаю, Только по-нашему и болтаю, А так бы — выучить мне испанский Или корейский, тоже не хулиганский, А вот в китайском много… тьфу… Всяких… и не только: кто есть ХУ?

М-да-а, задали мне москвичи задачу, Теперь осталось построить дачу И переписать все свои опусы заново, Лет за 20 смогу, подобно Иванову — Художнику. Тот в Италии, правда, Но творил для России весьма исправно, Но я-то бывший комсомолец и пионер, Должен беспартийным подавать пример И свой отдалённый угол не забывать, Если этот геометрический элемент Вовсе не торопится тебя награждать… Я выхожу за порог во вчерашнюю осень, Я вспоминаю пирог с малиновой начинкой, Который сам в рот просится — Этакой вкусной виртуальной льдинкой… Порой мне кажется, я придумал своё детство Только для того, чтоб меня жалели.

И куда от придумки этой деться?

Может, улететь на несуществующих качелях В страну, которой давно нет?

Не поможет, пожалуй, и Интернет, Хотя в нём город найти, Оставшийся на полпути К моей несбыточной мечте:

Алексей Козловский Подходя к этому вопросу сзади Всей педагогической науки… Теперь обижаться глупо…»

Взрослые любят распускать руки, А когда вырастает человек хороший, Говорят, что драли тебя в детстве мало И вырос ты не то чтобы со скандалом, А мог бы лучше, значительно… И при этом смотрят… многозначительно.

Неделя шестая

НЕДЕЛЯ СЕДЬМАЯ

В поэзии очень много …ИЗМОВ.

Остановимся на одном — супрематизме, Термине больше из другого вида Искусства, гениев и инвалидов, А ещё детей и серьёзных взрослых.

Упрощаем фразу донельзя просто, Удлиняем и, если подберём рифму, То не удивляемся на самом деле, А не подберём — объявляем, что так и хотели.

И ещё — подпустим немного странностей В виде стекла толчёного Или дерьма мочёного.

Наиболее чувствительные барышни Так не изъясняются, А больше на присутствие чувств опираются И про любовь говорят очень редко, Разочаровались детки, А возможно, наоборот, очаровались, Да так зачарованными и остались На распутье между смертью и жизнью, Между верою и атеизмом, Между законопослушанием и анархизмом… А вы хотели поговорить о супрематизме?

У меня в авторучке закончились синие чернила, Порылся в ящиках, нашёл с чёрными и красными, Похоронно-официальными, Тогда решил писать по очереди:

Удивительную, как чудо, Грузины считают, что надо пить молоко С такими установками жить легко.

Оттого среди горцев долгожителей столько, Возможно, что будет и четверть столько, Если мы перестанем пить молоко Конечно, пить «Баржоми» нам Родина не дала В лице господина Онищенко — главврача.

Кого он вылечил, а сам бы дал стрекоча… И летать к грузинам, как птицы… Главное — не попадать в турбины самолётов, Разве только тем, кому жить неохота.

Неделя А чем это закончилось — мы уже проходили, седьмая «Висит груша — нельзя скушать».

А кому мешает эта груша, Что обязательно надо съесть?

Идём дальше — треть земного шара занимает суша, А это не бог весть сколько, Однако и её мы вскапываем, добывая то уголь, то медь, По пути мечтая о грушах, которые нужно кушать.

Мала суша — лезем в Мировой океан, Как Джеймс Кук или Магеллан, Словно они выполняли план своих монархов-покровителей, Алчных руководителей.

Теперь другого рода инновации, Но и другие пошли демонстрации.

Ранее — против сегрегации, А теперь за рекультивацию Порушенных отношений И недозволенных местоимений.

Прежде: Я — ТЫ, ОН — ОНА — вместе целая страна, А теперь: Я — один, сам себе господин, И ОНА — одна, Так какого ж рожна?

— Объединяйтесь!

— Нельзя — глобализация.

При одном упоминании этого слова Полмира впадает в прострацию, А вторая — бастовать и громить магазины, Хотя не гнушаются и квартирами, Общественными биосортирами… Вот и подумаешь трижды, Прежде чем войти в образ груши,

ПИРАМИДЫ ДУШИ

Для чего были построены пирамиды?

Утверждают, что играли роль гробниц, На постройку бросают миллионы лиц, Сливая в одну все свои планиды, А может, это аккумуляторы энергий новых видов, Которые подзаряжали знать, Призванных исцелять инвалидов Человек умирает, а душа остаётся здесь, И вот мириады душ по земле и под землёй текут, Сталкиваются, повреждаются, А потом в другие тела вливаются, И, честное слово, инвалиды души готовы!

Сношаются по своим телефонам, Как обойти официальные сети, И взрослые начинают вести себя словно дети.

Их нейтрализуют, поселяя в клиники И перед ними открывается прошлый мир Необъяснимо притягательных, но гиблых дыр.

Среди пациентов складываются пары Зачастую не зависящие от пола, Но такие счастливые и весёлые.

И заканчивается усмирительным платьем, Бессмысленно-жестоким Неделя Вот вам результат малоизученности пирамид их седьмая душ, И пора принимать холодный душ, А наверх отправлять солидный куш В виде послушных и безмозглых клуш.

Туш, туш, туш!

О ЛЕОНИДЕ МАРТЫНОВЕ

Вспоминая Леонида Мартынова, Он современником нашим был когда-то, Стихи его ещё и сейчас дадут фору Всем реформаторам, Но это не значит, что их всех скормить аллигаторам Впору.

И суды обрисовал, и космос, И гипотезы построения храмов, А вот эволюции сознания косного Не предвидел у теперешних хамов.

Он взывал к покорению вечности И её влияния на природу, А того, что нам не хватит простой человечности, Недошурупил, потомкам в угоду.

Вот и думай, что Леонид Мартынов На лучшее надеялся, как полагается, Не подумав, что клин вышибается клином, Но про это и теперь мало кто знает.

Очередным сюрпризом наших дней, Апофеозом окончанья лета, Сообщение, что китайцы вывели свиней С копытцами, светящимися светом Зелёным… И вот сумерки уже, Горохом сыплются, людей вгоняя в ступор.

Зачем китайцам этот феномен?

Понять не может публика простая.

К чему сей бесполезный эксперимент Над фирменной продукцией Китая?

(скорей всего, был человек счастливый)… Станете кушать из ножек холодец, Увидите, как светится красиво.

К ВОПРОСУ ЗАРПЛАТ

НОРВЕЖСКИХ

НЕФТЯНИКОВ-ВАХТОВИКОВ…

Проработал я в школе лет немало И, получив инфаркт, благополучно ушёл, Но, как всегда, чего-то всё же не хватало, И как-то между прочим я в школу зашёл.

У них без изменений — инструкции и бумаги, Директивы надвинулись и за горло берут, Когда всё тот же канцелярский труд.

Хотя каждый носится с ворохом идей… Они больше думают о своих коровах И о том, чем завтра прокормят детей.

А друзья мои, побывав в Норвегии, В ответ о размерах зарплаты своей Услышали, что нефтяники и безо всяких Получают меньше норвежских учителей.

Неделя седьмая

«ВСЕ ЖДУ: КОГО-НИБУДЬ ЗАДАВИТ

ВЗБЕСИВШИЙСЯ АВТОМОБИЛЬ…»

Теперь такого не приходится ждать, Пиши Ходасевич не в 21-м году, а в 21-м веке, Он бы, как ни грустно об этом писать, Сейчас на дню семь раз убеждался, как гибнут человеки Под колёсами взбесившихся авто, И даже по семь человек сразу, И, наверное, подумал: «Что-то вырастили не то, Вывели какую-то убийственную заразу…»

Это он не успел дожить до войны С фашистами, ближе средине века двадцатого, Когда нам уничтожили полстраны.

Что же это делается, ребята?

Да и после хлестали атомом по городам, А сейчас… война на войне и войной погоняет:

Там экономику разбили в хлам, По пути людей изничтожая, Здесь революции одна за другой — Чёрно-белые и цветные, А где империя, хороший мой?

От Союза осталась одна Россия.

Да и то осталась ли, надо ещё поглядеть — Создаётся в стране мусульманский парламент… Скоро нас любой будет иметь И оттаптывать с наслажденьем ногами.

Так что нечего ждать, дорогой поэт:

То машиной проедемся, то самодельной бомбой.

Изобрели так называемый велосипед, И впору прятаться в катакомбы.

«Американский девелопер построит крупнейший А наш российский аутлет построит крупнейший В Нью-Йорке — какая-то абракадабра, Один строитель на свои деньги Построит торговый центр Для сбыта залежалых товаров.

Но тут появляется некий ментор И постарается доказать, что все старания «лопера»

Если для наполнения этих аутлетов Не будет хорошей погоды летом, А ещё квалифицированного мерчандайзера, Который почитывал Теодора Драйзера Не забывая при этом соседскую Клавку… Так мы и живём, англичане хреновы, Не через пень-колоду, так через колено.

Говорят, и в США половина балакает по-русски?

«Дожили, — вздыхают полуграмотные Даже и наш брат — те же бурановские бабушки — Поют то про баби-денс, то про пиосы, Хоть включай турбовинтовые отсосы И начинай срезать девичьи косы… Если меня догонит Ея Величество Смерть, Я улыбнусь и вспомню за дверью, Неделя Сколько раз она мне говорила: «Верь», — седьмая И сколько раз я ей говорил: «Не верю».

Много раз намекали: «Ты слабак, Если заново прокручиваешь кассету».

Я возражал: «Пусть будет так», — Но кольцами древо прирастает от лета к лету, И вот, кажется, подошёл к известной черте:

Ни улыбок, ни заигрывания, ни фарса, И все, которые — ЭТИ, оказались совсем не ТЕ, А просто мифическими пришельцами с далёкого Марса.

НОВОСТИ РБК

«Скончалась актриса Сильвия Кристель В нидерландском Утрехте в возрасте 60 лет…»

Любимицы Эммануэли больше нет, Сказать, что перехватывает дыхание?

Теперь такими штучками не удивишь никого, А в своё время — фильм был почти воззвание Или эротическое восстание Чувственной девушки, только и всего.

Говорят, что в парижском кинотеатре Его показывали еженедельно в течение 30 лет И фаны сходили с ума на Монмартре, А богачи просто заказывали билет.

На своих дачах всё брежневское окружение Крутило эту ленту и… девушку крутило в уме.

Потом сластолюбцы потерпели сокрушительное поражение, Неужели из-за девчонки на белой экранной стене?

Как бы там ни было, и роли она играла, И жизнь проигрывала то с одним, то с другим, Но светила всегда, бывало, и вполнакала, Прошло время — красота её, как и жизнь, превраНеделя тилась в дым… «Китайский рыбак поймал «золотую» рыбку…»

Ценится бахаба из-за плавательного пузыря, Видимо, рыбак упирался с утра не зря?

Повезло мужику, ведь случилась такая пруха, Начинай жить безбедно, как с чистого, блин, Не забыл бы, что есть у него и своя старуха, Ведь разбитым корытом заканчивалась сказка та.

« В Костромской области во время охоты Застрелен мужчина, который решил пошутить…»

Он в кустах начал хрюкать и дохрюкался до И ещё от дружка два заряда успел получить.

Это надо ж иметь свинскую сообразительность, Чтоб подставиться этак и грудью на дуло лечь, А где был Онищенко? Непростительное Он-то мог вполне друганов наших предостеречь, Вот ещё одна новость свалилась, как с ёлки «Россияне перестали доверять к концу года А женам они доверяют, а руководящей верхушке, То есть, читайте в скобках, и правительству, и Да они, эти «западники», в хлам уже охамели И все наши в не наши так и норовят перегнать, Неделя А то вот ещё мода, станут к Новому году рубить седьмая они ели И ругаться, подвыпив, вспоминая про кузькину мать.

Наш оплот за доверие к «деревянному»

— пенсионеры, Я прикинул и внуку излишки «на пиху» отдал, Если вдруг коммунизм победит — станет внук пионером И запомнит, как дедушка прежде его выручал.

Шёлковые тапочки Марии-Антуанетты Ушли с молотка за 63 тысячи евро, А ещё продали туфли, чуть ли не балетки, Венценосной, как утверждают, стервы С понятиями извращёнными, Жены Людовика-невозможного.

На вопрос, где брать хлеб для народа, Ответила: «Не хватает хлеба, пусть ест пирожные».

В туфельках этих, проданных нынче за евро, Она была на годовщине взятия Бастилии, Трусила слегка, наверное.

Ещё бы, вскоре и её закрыли, А теперь в Париже, в год 219-летия её казни, Продают то туфли, то рукав её тюремного платья, Выставляя с аукциона подобное безобразие.

Причём за рукав потребовали около 7 тысяч евро, Антуанетта не думала, что её одевают дорого так, А то бы не вела себя перед гильотиной нервно, Полагая, что наряд потянет не больше, чем на пятак.

«О времена, о нравы», — скажет какой-нибудь эстет И будет неправ, при чём здесь нравы… Ведь всё-таки прошло 219 лет, А посередине Земля — удобная для жизни, И государства, склонные к коммунизму.

Чтобы в таких зеркалах отражаясь, Увидеть совсем другую жизнь Вырывая поочерёдно из лап войны И научно-технического прогресса, Военно-промышленного регресса.

А посередине ещё одно кольцо астероидов… И на других мирах, встречая нас, Называют не иначе, как гуманоидами…

ПАССИОНАРНОСТЬ

МАТРАКАЖА

Кумиры запели довольно странно:

(на франко-нижегородском сиречь), Не то на своём, непохожем на речь, На птичьем, по случаю изобретённом.

Предполагают эти перлы и крохи беречь.

В их творчестве – проявление андеграунда и Неделя В соединении со спецификацией кондовой.

седьмая Ей-ей, не вру, вот честное слово, Послушайте, срывая майки, а то и штаны.

А этот фокус ещё зачем?

Да чтобы до конца проникнуться, Вкусить, так сказать, и потом откликнуться Не только привычным, но всем-всем, Изнемогая и извергая, как будто с похмелья… И вот когда заморочится плоть, Вы сумеете побороть и превозмочь Приступы меланхолии и бурного веселья, Впитывая первоматерию мира, Почувствуете эстетический оргазм, И тогда откроется третий глаз, И закачается однокомнатная квартира Огромного зала, где тысячи глаз Сведены вашим действом в единую точку И вшиты зигзагообразной строчкой Готовых слышать и слушать вас!

«В ТОМ, КАК ЛЮТО ДЕВУШКИ

Вот время настало, так и хочется выкрикнуть:

«Выражайтесь яснее, кто кого любит, Кто кого обнимает за шею, а кого — губит!»

Конечно, с мальчиками тоже случается это, Так ненавидят, что не могут кушать, И притом не важно зимою, летом ли — Главное, чтобы не мёрзли уши.

Вот говорят, что девушки любят ушами, Притом царапаются, как кошки, И не готовы отдаваться сами, Если не услышат ничего хорошего… Они всё равно друг дружку погубят, Так для чего уродливые сантименты?

И не понадобится усилий милиционеров Или полисменов, когда он ссучится.

(два не выбьет сразу ни одна зараза).

Уход из Думы «единоросса» Кнышова И призван был уравновесить уход «справедливоросса» Гудкова, Сын Гудкова таких, как Кнышов, «Золотыми кренделями» России называть готов.

В продолжении темы Nevsru.сom, Ольга Крыштановская притом Отдыхала на Кипре в пятизвёздночном отеле И записала, что лежит у голубого бассейна Неделя седьмая Забыв про российские дожди и метели И даже про берега петербуржского Рейна, А прислуживают ей наши эмигранты:

Горничные, водители, официанты… Барыне и бывшему советнику президента, Вот и размякла, выдав на фейсбуковскую ленту Оценку себе как барыне, а не бывшей «единоросске», И отнюдь не бюджетной присоске (отдыхаю, мол, на свои кровные), Отсюда и заколбасило.

Тоже своего рода «золотая ватрушка».

Такая получается петрушка Про некогда чуть ли не простую пастушку.

Вокруг деревья в серебре — В природе никакого жлобства.

Живу — удобства во дворе, А в доме — только неудобства.

Желтеет мир, желтеет пресса, Желтеет право и закон, И жить совсем неинтересно В глухом безвременье времён.

Молитвы тихие читая, Печально отходить ко сну, Под шум авто, соседей, лая Нырять в густую тишину.

И просыпаться на рассвете Под тот же перестук и шум И видеть мир всё в том же свете Женщины любят писать стихи, Мужчины любят посещать Сандуны, И к женским чудачествам они глухи.

А женщины считают себя сильнее, чем есть, Возможно, в чём-то сильней мужчин, И когда их сердят, говорят: «Бли-и-н…»

И прощают мужикам их гонор и спесь, Полагая снисходительно: «Пускай себе Потешатся, они же почти как дети, Всё равно попались в наши сети, Заодно поупражняются в ходьбе…»

Женщины — все наши цветаевы и ахматовы, Успевают стихи писать и детей рожать, Хотя мужчины не считают себя женатыми И думают: «Какая это всё-таки благодать!»

Неделя седьмая Златоглавая, википедная, Супердобрая, Супервредная, Супербедная и богатая, То крутая она, то покатая И желанная, и нежданная, То понятная, а то странная, Авто — авиа, Гус и Фабио.

Непокорная, беспринципная, Или — ауди, или — видео, То ли видимо, то ль невидимо, Шла на зрелища, шла на митинги.

Хлебосольная и престольная, И открытая, и подпольная… Кто ты в данный час, До свидания.

И не в бровь, а в глаз На прощание!

В который раз читаю Окуджаву:

«Калитки шорох и простывший чай…» — Читаю, пью, не книгу, а отраву, Собак полночных слышу хриплый лай… Эпоха мудрых бардов, менестрелей, Эпоха канцелярщины и снов.

Работа до упора на пределе, Боязнь и отрицание основ.

«Прощай, прощай. Прощаю все обиды…» — Теперь-то так не принято прощать, Ну, разве ж покривившись и для вида, Когда уже беды не избежать.

Время, когда осень ползёт, словно кляча, И, понурясь, молчком проклинает свою судьбу, Когда время уже ничего для тебя не значит, Жёлтым туманом обволакивая городьбу.

Когда Некто объявит о скончании мира В сотый, а может, уже в пятисотый раз, А под этот шумок отсудит у бабки квартиру И заложит в ломбард свой красивый последний Время, когда вспоминаются сказки Тех далёких, из детства, счастливых, но кратких Достают старики из заначек волшебные краски И малюют до одури, напрочь забыв про обед, Про обет тот, который себе давали, Не касаться прошлого, больше его нет, Где друзей, не стыдясь, за хороший обед Прячась за спины тех, кто поставил стальной Пятнадцатилетняя девочка обратилась к Блоку:

«Александр Александрович, почему окружение И поэт не сказал ей тогда: «Прости…» — Он стихи написал «Когда вы стоите на моём пути…», Где советовал ей посмотреть на жизнь со стороны Грешно думать о смерти такой молодой… И девочка поняла. Через 37 лет она, Героиня французского Сопротивления, Неделя Испив свою чашу до дна.

седьмая И, хочется думать, благодаря тем наставлениям И сердца своего вразумлению.

Фашисты поставили к стенке Блока корреспондентку, Русскую женщину Елизавету Пиленко.

«Ручная буровая установка», «Набор и вёрстка книг», «Проблемы в постели» — подумать, сколько услуг, И с чего это вдруг?

Прочитал наискосок:

«Установка книг в постели Проблемы решает в срок, Нормализуя уровень тестостерона…»

Флаконом одеколона?

А для чего тогда буровая?

Чуть левее абракадабра другая:

«Стынет кровь, стынет чай, Стынут пальцы и кот на стуле…»

А вот стынет ли Баба-яга в ступе, Не замёрз ли Кощей невзначай?

«Ты мой гроб», — Я твой горб и печаль…»

Эта штука — поэзия Удивительней, чем раффлезия… Всё меньше остаётся ветеранов Войны далёкой, в них проснулись раны И ползают по немощным телам;

То здесь болит, а то и здесь, и там.

Ещё у стариков болит душа, Она ещё с войны обожжена.

Какого же, подумаю, рожна Когда старик живой утратит вид.

И больно, что у наших ветеранов Досуха вымел ветер улицы октября, Выходит, что в осени я тормознулся зря.

Пусто, но слышится с огородов: «С-сука!» — Равнодушный, но злобный крик, Может, мужик с похмелья, а может — старик, Или у них так принято, только-то и всего?

И по-прежнему кто-то зовёт, И по-прежнему в ответ тишина, «Дни поздней осени бранят обыкновенно…» — Подметил вдрызг замотанный поэт.

Крик одиночества, судьбу через колено Не хватает твоего терпения Неуклюже, слева направо.

Разогнавшись — не остановишься, Разлюбив — не полюбишь опять.

Я хотел бы сказать: «Сокровище», — Но сказал откровенно: «Бл…ь!»

Так уж вышло, так получилось, Неделя седьмая

НЕДЕЛЯ ВОСЬМАЯ

Прикинули — к 2020 году Поллитровка станет под тыщу.

Кому в угоду?

Сегодня таких не отыщешь, Хотя уже радуются подпольные торгаши спиртом:

Различные тёти Маши и в ларьках возле школы.

Зато слегка придушат торговцев флиртом.

Бизнес будет дороже на трезвую голову.

Но самые дальновидные, усмехнувшись едко, Скажут, что уже проходили:

Тянет-потянет дед репку, А мышку поймали и… убили!

Говорят, самогонку можно выгнать из табуретки?

А почему бы и нет!

Так что не всё потеряно, И нет смысла елозить задницами по кушеткам, Просто в головах у начальства Сплошной кордебалет.

С удивлением констатирую — У меня в жизни случилось две медали (явно не породистая собака), Алчные друзья разочарованы, Обе не имеют денежного наполнения, Правда, обе из разных явлений, Идеологий, но Россия у них одна, Ленин и Чехов не близнецы-братья, И как разобраться, кто более ценен, Следующий столетний юбилей — Начало Первой мировой войны всей, Затем столетие Октябрьской революции — Великой рассейской экзекуции.

Не считая деда, который был в германском плену.

Значит, и тявкать туда не смею, К бесстыдству быстро привыкая Неделя На междометиях вранья.

восьмая Я жив, а ты?

Жива вдвойне, Хоть проиграла в той войне, Которую вела со мною, И состояние покоя Совместно нарушать не стоит, Тем более наедине.

Ах, как мы плакали о Сталине, Как были все ему верны… Не так себе, выходит, плакали Осиротевшие сыны.

Ему простить смогли мы многое, Ему мы всё простить смогли, Желая мудрого и строгого Опять «хозяина» земли, На смену «другу и товарищу, Отцу народов» — новый маг, Что вдруг объявит на ристалище Про безоглядно верный шаг… До коммунизма неизбежного Подать останется рукой… Потом пришла эпоха Брежнева, Так называемый застой.

Мы долго в облаках витали бы, И только сделав ход конём, Вдруг снова вспомнили про Сталина И как рыдали мы о нём.

Л Е Т Ч И К А М - П Е Р Е ГО Н Щ И К А М

Трасса «Алсиб» секретна вдвойне, втройне, Лётчики держат строй, самолёты — крыло на крыле, Неделя По ленд-лизу (давать взаймы) из США в Россию, восьмая Самолёты для них родные, для нас — чужие, Но для фронта необходимые такие!

Год 1942, из Фербенкса на Уэлькаль И далее на Красноярск. По всей трассе Через каждые сто километров можно Ставить погибшим памятники, Даже сейчас тревожно. Морозно, Куски льда от пропеллера отлетают, Пробивают обшивку своего самолёта, Ранен штурман, досталось пилоту Главное пробить облачность И через Сеймчан, Якутск, Киренск Самолёты после перегона нужно чинить.

Лицо и руки — касторовым маслом, И при минус 40 градусах кого винить?

Мой дядя, Климацкий Георгий, Получил от Рузвельта часы именные:

«Солдату России…» — но и скорби слова:

Весь экипаж Первого перегона И лётчики ушли в свой последний полёт Но восемь с половиной тысяч машин Доставили парни по «Алсибу»

Через Канаду и США в Советский Союз По ленд-лизу бесценный груз, Верней, груз доставлял сам себя, Фашистам всерьёз грозя и разя.

Даёшь «Аэрокобры» — гостинцы Гитлеру и его От стран-союзников, боевых эскадрилий… И более сотни погибших при перегонах… Неделя Памятник в Фербенксе, на Аляске, людям в восьмая Мы же об этом долго молчали (во время «холодной войны», зубами стуча, воевавшими лётчиков не признавали на всякий случай…)

ИЗ РАССКАЗОВ ПЕНСИОНЕРА

Вот и дослужился до инфаркта, Как солдат до маршальской звезды, До простого жизненного факта У последней, кажется, черты.

Выслужил себе почти по блату Модную, нестыдную болезнь, Получил без крика и без мата, Незачем в бутылку стало лезть.

Да и начиналась жизнь с фальстарта.

Вдуматься, то вроде бы пустяк, Но в конце выходит — до инфаркта, Как теперь сказали бы — косяк.

Живу на пенсию, как все, Живу, мечтая о сгущёнке, Бананах, яблоках, тушёнке, Как конь мечтает об овсе.

Живу на пенсию, как все.

Мечтаю о социализме Норвежско… шведско… финском… изме Во всей их западной красе.

О буржуазно-датском виде «Ужо, нахлебники такие, Свою прошляпили Россию, Нужна хоть какая-то биография, Даже грешки, если сказать точнее, Неделя восьмая

МОЕ ВРЕМЯ

Часы мои — снайперы, Они давно уже пристреливаются И не ведут огонь на поражение, Но они ещё те лицемеры И уже давно выбивают из моей жизни Драгоценные секунды и минуты, А потом, когда их припрёшь к стенке, сознаются, Что под шумок выкосили целые батальоны Зим и лет.

То есть годы были… и нет, А я простодушно удивляюсь, Как быстро летит время?

И бегу за ним, стараясь ухватиться за стремя.

Сколько упустил лет.

А всё они — мои часы, Которые безобидно висят на стенке, В простенке.

«НЕ БРОСАЙСЯ КАМНЯМИ,

ЕСЛИ ЖИВЕШЬ В СТЕКЛЯННОМ

(ИЗ НАРОДНОЙ МУДРОСТИ)

Я — хозяин стеклянного дома, Это чувство мне очень знакомо, Когда я выхожу с кирпичом, То дрожит мой стеклянный дом, Потому что и мой сосед Тоже с камнем выходит в ответ.

Он выходит в свой собственный сад, Где деревья хрустально блестят, Где хрустально сияет луна.

Что внезапно добреет сосед.

Говорит: «И почём хрусталь, Нужно сразу заказывать гроб».

И мастак, чтоб сморозить так!

Неделя восьмая Козловский Алексей Дмитриевич Семь с половиной недель осени Компьютерная вёрстка Д. А. Чезыбаева Подписано в печать 12.11.2012.

Формат 60х90 1/16. Гарнитура Liberation Serif.

Печать цифровая. Бумага офсетная. Печ. л. 10,5.

Тираж 100 экз. Заказ № 42.

Государственное бюджетное учреждение Республики Хакасия «Хакасское книжное издательство», 655017, г. Абакан, ул. Щетинкина, 75-18н, тел. (3902) 24-43-54, 24-30- Отпечатано в типографии ГБУ РХ «Хакасское книжное издательство», 655017, г. Абакан, ул. Советская,

Pages:     | 1 ||
 


Похожие работы:

«Владимир Шкаликов НЕОТКРЫТЫЕ ЗАКОНЫ Роман Книга II. ЗАГОВОР ТЕНЕЙ Не бойтесь убивающих тело. Матф. 10.28. Часть I СУПЕРМЕН Мы распределили вам смерть, и Нас не опередить! Коран. Сура 56, стих 60. Дотошный внук (предисловие первое, героическое, то есть геройское, то есть написанное самим героем романа, то есть мною, Малюхиным Евгением Владимировичем). Мы узнаём себя чаще не в детях, а в детях своих детей. Это закон природы. И любим поэтому больше внуков, чем детей. Это закон породы. Наблюдение...»

«КОНСТИТУЦИЯ ГОСУДАРСТВА БРУНЕЙ ДАРУССАЛАМ от 29 сентября 1959 года Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Хвала Аллаху, Господу ми¬ров! Мир и благословение Пророку Мухаммеду, его роду и сподвижникам. Милостью Аллаха, мы, (имя тю-малайски), Султан Нсгара Брунея Да¬руссалам и зависимых территорий, Кавалер высокочтимого фамильного Ордена, Почетного Ордена верховной власти Брунея Даруссалам, Ордена Шри Махкота Негара, Высокочтимого фамильного Ордена Калснтан пер¬вой степени, Почетный Рыцарь...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ CERD ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ МЕЖДУНАРОДНАЯ Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ CERD/C/PAN/15-20 О ЛИКВИДАЦИИ 21 April 2009 ВСЕХ ФОРМ РАСОВОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ RUSSIAN Original: SPANISH КОМИТЕТ ПО ЛИКВИДАЦИИ РАСОВОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ ДОКЛАДЫ, ПРЕДСТАВЛЕННЫЕ ГОСУДАРСТВАМИ-УЧАСТНИКАМИ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 9 КОНВЕНЦИИ Двадцатые периодические доклады государств-участников, подлежавшие представлению в 2008 году Добавление ПАНАМА [31 декабря 2008 года] В настоящем документе содержатся сведенные в единый...»

«МСФО в кармане 2010 Вступительное слово Представляем вам очередной выпуск брошюры МСФО в кармане, в который вошли все изменения международных cтандартов финансовой отчетности по состоянию на конец первого квартала 2010 года. Наша публикация охватывает материал, сделавший данное издание популярным во всем мире: общие сведения о структуре и проектах Комитета по МСФО (КМСФО); анализ применения МСФО в мире; краткое описание всех действующих стандартов и интерпретаций; последнюю информацию о...»

«ОРГАНИЗАЦИЯ CERD ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ МЕЖДУНАРОДНАЯ Distr. GENERAL КОНВЕНЦИЯ CERD/C/PAK/20 О ЛИКВИДАЦИИ 27 March 2008 ВСЕХ ФОРМ РАСОВОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ RUSSIAN Original: ENGLISH КОМИТЕТ ПО ЛИКВИДАЦИИ РАСОВОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ ДОКЛАДЫ, ПРЕДСТАВЛЯЕМЫЕ ГОСУДАРСТВАМИ-УЧАСТНИКАМИ В СООТВЕТСТВИИ СО СТАТЬЕЙ 9 КОНВЕНЦИИ Двадцатые периодические доклады государств-участников, подлежащие представлению в 2008 году Добавление Пакистан* ** [4 января 2008 года] Настоящий документ содержит представленные в виде одного...»

«Отчёт по странам 2006: Беларусь, Молдова, Российская Федерация и Украина СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ РЕСПУБЛИКА МОЛДОВА РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ УКРАИНА 1 Отчёт по странам 2006: Беларусь, Молдова, Российская Федерация и Украина Введение Настоящий отчет относительно ситуации по вопросам беженцев, лиц ищущих убежища и внутренне перемещенных лиц на территории Республики Беларусь, Молдовы, России и Украины составлен местными неправительственными организациями, занимающимися вопросами...»

«Процесс лидерства Лидерство, построенное Духом №3 Малькольм Уэббер Введение В одной из предыдущих книг1 мы дали следующее определение лидерства: лидер помогает человеку перейти с того места, на котором он находится сейчас, в другое место. Но что делают лидеры, чтобы это произошло? В этой книге мы рассмотрим практические действия эффективных лидеров. В качестве подготовки выполните следующее упражнение. Упражнение Вспомните время, когда вы на протяжении какого-то периода времени наблюдали за...»

«УКРАИНСКИЙ РЫНОК АКЦИЙ Еженедельный обзор 6 февраля 2012 г. WIG-Ukraine и Украинская биржа: последний месяц Индексы семейства UFC (04.01.2011 =0%) UAH/USD (официальный курс НБУ) 15% 800 1650 8.00 UFC Metals UFC Energy 7. 10% UFC Engineering WIG-Ukraine (левая шкала) UX (правая шкала) 750 1550 7. 5% 05.01 10.01 15.01 20.01 25.01 30.01 04. UAH/EUR (официальный курс НБУ) 0% 700 10. -5% 10. 10. -10% 10. 650 04.01 09.01 14.01 19.01 24.01 29.01 03. 04.01 09.01 14.01 19.01 24.01 29.01 03.02 05.01...»

«Обновленная редакция публикации: Показатели для мониторинга прогресса в достижении Целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия: Определения, обоснования, понятия и источники ПРОЕКТ (Просьба не цитировать) 1 Содержание Показатель 1.1: Доля населения, имеющего доход менее 1 доллара ППС в день Показатель 1.1a: Доля населения, проживающего за национальной чертой бедности Показатель 1.2: Коэффициент бедности Показатель 1.3: Доля беднейшего квинтиля населения в структуре...»

«Русск а я цивилиза ция Русская цивилизация Серия самых выдающихся книг великих русских мыслителей, отражающих главные вехи в развитии русского национального мировоззрения: Св. митр. Иларион Лешков В. Н. Бердяев Н. А. Св. Нил Сорский Погодин М. П. Булгаков C. Н. Св. Иосиф Волоцкий Беляев И. Д. Хомяков Д. А. Иван Грозный Филиппов Т. И. Шарапов С. Ф. Домострой Гиляров-Платонов Н. П. Щербатов А. Г. Посошков И. Т. Страхов Н. Н. Розанов В. В. Ломоносов М. В. Данилевский Н. Я. Флоровский Г. В. Болотов...»

«A/AC.105/788 Организация Объединенных Наций Генеральная Ассамблея Distr.: General 2 December 2002 Russian Original: Arabic/English/French/ Russian ` Комитет по использованию космического пространства в мирных целях Международное сотрудничество в области использования космического пространства в мирных целях: деятельность государств–членов Записка Секретариата Содержание Стр. i. Введение..........................................................»

«Алан Кайсанбекович Кубатиев Деревянный и бронзовый Данте, или Ничего не случилось? OCR Хас Содержание 4 Алан Кубатиев Деревянный и бронзовый Данте, или Ничего не случилось? Попытка осмысления (фрагменты) Все, что было в душе, все как будто опять потерялось. Николай Заболоцкий Рассказывать следует только увиденное, а не услышанное. Поучение Птаххотепа Исповедь – дело опасное: начинаешь грешить именно потому, что боишься, что каяться будет не в чем. А для мемуариста у меня непозволительно мерзкая...»

«Т. В. А Л Е ШК А РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА П Е Р В О Й П О ЛО В И Н Ы ХХ ВЕКА 1 9 2 0 – 1 9 5 0 -е г о д ы П о с о б и е д ля и н о с т р а н н ых с т у де н т о в Минск БГ У 2009 В пособии рассматри ваются особенности развития р усской литературы первой по лови ны ХХ века(19 20-19 50-е годы), дается обзор каждого временного период а, раскрываются основные тенденции развития поэзии и прозы. Особое внимание уделяется писателям, произведения которы х со ставляют классик у р усско й литературы (М. Горьк...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Акционерная компания АЛРОСА (закрытое акционерное общество) Код эмитента: 40046-N за IV квартал 2007 года Место нахождения: Российская Федерация, Республика Саха (Якутия), г. Мирный, ул. Ленина, дом 6 Почтовый адрес: 119017, Российская Федерация, г. Москва, 1-й Казачий пер., дом 10-12 Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Президент С.А.Выборнов 13 февраля 2008...»

«ПОДСЕКЦИЯ АНТРОПОЛОГИЯ УСТНЫЕ ДОКЛАДЫ Исследование роста лицевого скелета видов Cercocebus torquatus (Cercopithecinae, Primates) и Procolobus verus (Colobinae, Primates) методами геометрической морфометрии Евтеев Андрей Алексеевич (НИИ и Музей антропологии МГУ, Россия, Москва, evteandr@gmail.com) При изучении ростовых процессов черепа приматов большое внимание уделяется поиску модулей - онтогенетически или функционально интегрированных частей общей структуры. В данной работе рассматривается...»

«Продукты информационного агентства INFOLine были по достоинству оценены ведущими европейскими компаниями. Агентство INFOLine было принято в единую ассоциацию консалтинговых и маркетинговых агентств мира ESOMAR. В соответствии с правилами ассоциации все продукты агентства INFOLine сертифицируются по общеевропейским стандартам, что гарантирует нашим клиентам получение качественного продукта и постпродажного обслуживания. Крупнейшая информационная база данных мира включает продукты продуктов...»

«Всемирная организация здравоохранения ШЕСТЬДЕСЯТ СЕДЬМАЯ СЕССИЯ ВСЕМИРНОЙ АССАМБЛЕИ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ A67/47 Пункт 22.1 предварительной повестки дня 17 апреля 2014 г. Кадровые ресурсы: ежегодный доклад Доклад Секретариата В настоящем докладе представлена ситуации в области кадровых ресурсов по 1. состоянию на 31 декабря 2013 г. в следующих областях: кадровая структура; расходы на персонал; кадровая структура по внештатным сотрудникам; расходы на внештатных сотрудников; категории сотрудников в...»

«Проект cтроительства и эксплуатации установки для производства хлора и каустической соды, г. Павлодар, Казахстан План проведения консультаций с общественностью и раскрытия информации Подготовлено для: АО Каустик Павлодар, Республика Казахстан Подготовлено компанией: ENVIRON Лондон, Великобритания Дата: Апрель 2010г. Номер проекта: UK11-14579 Контракт/Предложение №: UK11-14579 Издание: 2 Автор (подпись): Директор проекта/Утверждаю: (signature): Дата: 13 апреля 2010 г. Настоящий отчет составлен...»

«Арбитражный суд Тульской области 300041 г. Тула, Красноармейский проспект, 5 Именем Российской Федерации тел./факс (4872) 250-800; e-mail: info@tula.arbitr.ru; http://www.tula.arbitr.ru РЕШЕНИЕ г. Тула Дело № А68-1549/12 Резолютивная часть решения оглашена 12 июля 2012г. Решение в полном объеме изготовлено 19 июля 2012г. Арбитражный суд в составе: председательствующего судьи Андреевой Е.В. судей Коноваловой О.А., Косоуховой С.В. протокол вела секретарь судебного заседания Карасева Е.Н....»

«А.В. Шеклеин 7 ловушек цифровой фотографии Каждый, кто не знает, куда направляется, очень удивится, попав не туда. Вместо предисловия. Мыльные пузыри идеальности. То, как проталкивается современная массовая цифровая фотография, иначе как шарлатанством, мошенничеством и насилием не назовешь. Под предлогом стремительного прогресса насаждаются примитивные низкопробные стандарты, зомбируется сознание, деградируются человеческие ценности. А для пользователей вся жизнь превращается в погоню за...»














 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.