WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«Аннотация Нинель Александровна Кольцова в трудные годы начала перестройки нашла своё новое призвание в модельном бизнесе. С помощью мужа Петра Аркадьевича Кольцова, ...»

-- [ Страница 1 ] --

Наталья Павлова

Золото Афродиты

Авторская версия

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=138934

Золото Афродиты: Мангазея; Новосибирск; 2005

ISBN 5 -8091-0270-0

Аннотация

Нинель Александровна Кольцова в трудные годы

начала перестройки нашла своё новое призвание в

модельном бизнесе. С помощью мужа Петра Аркадьевича Кольцова, который работал директором ювелирного магазина, она открыла модельное агентство «Афродита».

По её эскизам здесь шили привлекательные модели дамской одежды: вечерние туалеты, деловые костюмы, наряды для отдыха, а очаровательные девушкиманекенщицы с большим успехом демонстрировали их на показах. Агентство успешно работало, но вдруг произошло непоправимое: в подъезде своего дома был убит Петр Аркадьевич. Убийство произошло после того, как директор перевёз из магазина домой сейф со своей личной коллекцией драгоценностей.

Расследование поручено вести молодому следователю Дмитрию Рогожину. Он берётся за дело и в ходе расследования случайно обнаруживает, что вдова Кольцова и его непосредственный начальник Князев были в любовных отношениях. Много каверзных вопросов возникает в голове оперативника, и в первую очередь он хочет прямо спросить своего начальника: что связывает его с женой убитого ювелира? Но, как известно, подчинённые не имеют права задавать вопросы старшим по рангу… Содержание Глава первая Глава вторая Глава третья Глава четвёртая Глава пятая Глава шестая Глава седьмая Глава восьмая Глава девятая Глава десятая Глава одиннадцатая Глава двенадцатая Глава тринадцатая Глава четырнадцатая Глава пятнадцатая Глава шестнадцатая Глава семнадцатая Глава восемнадцатая Глава девятнадцатая Глава двадцатая Глава двадцать первая Глава двадцать вторая Глава двадцать третья Глава двадцать четвёртая Наталья Павлова Золото Афродиты Глава первая Труп Петра Аркадьевича Кольцова, директора ювелирного магазина «Карат», обнаружила ранним утром лифтёрша. Он лежал лицом вниз в ярко— красной луже крови на лестничной площадке между третьим и вторым этажами. В руке убитого остался зажатый собачий поводок.

Лифтёрша, увидев ужасающую картину, на какое —то мгновение остолбенела, затем, несколько раз перекрестившись, стала пятиться назад. Сначала шепотом, а потом во весь голос закричала:

– Убили! Убили! Человека убили! Помогите, на помощь!

Она узнала жильца из тридцать четвёртой квартиры, мигом поднялась по лестнице и позвонила в дверь.

Дверь открыла хозяйка, жена убитого, Нинель Александровна Кольцова в наспех наброшенном халате. Взглянув на перепуганную лифтёршу, которая от страха не могла членораздельно вымолвить ни одного слова, только мычала и заикалась, показывая руками на лестницу, Нинель Александровна поняла, что произошло что—то страшное и, повинуясь смутному, нехорошему предчувствию, вышла из квартиры. Увидев лежащего окровавленного мужа, кинулась к нему.

– Петя, что с тобой случилось? – испуганно вскрикнула она.

Нинель Александровна взяла его за плечо, желая поднять с пола, но в ужасе отшатнулась, глядя на залитое кровью лицо, шею, грудь.

– Помогите! Вызовите «Скорую помощь»! – закричала она.

Из соседних квартир стали выходить заспанные соседи. Нинель Александровна бросилась в квартиру к телефону.

Дрожащими, запачканными кровью пальцами стала лихорадочно набирать номер неотложки. Как назло, было занято.

– Пожалуйста, – рыдая, обратилась к соседям, собравшимся на лестничной площадке, – вызовите врачей!

Кто—то из жильцов поспешил звонить в неотложку.

Нинель Александровна, сев на корточки возле мужа, повторяла одно и то же:

– Петя, что с тобой случилось?

Она вытащила из его сжатой кисти поводок.

Почувствовав, что рука холодная, закричала:

– Где «Скорая помощь»? Ему нужна срочная медицинская помощь! Помогите!

Наконец в подъезде появились медики. Кто—то из жильцов догадался вызвать милицию. Врач, осмотрев Петра Аркадьевича, сказал:

– Нет никаких признаков жизни. Он мертв.

Обратившись к Нинель Александровне, спросил:

– Это ваш муж?

– Да, – едва шевеля губами, ответила она.

– В него стреляли сзади, точно в затылок, – сказал подошедший милиционер, подбирая с пола гильзы.

Нинель Александровна стала медленно оседать.

Медики вовремя подхватили ее под руки, завели в квартиру и принялись оказывать медицинскую помощь.

Милиционер, оставшийся на лестничной площадке, передавал по радиотелефону:

– Присылайте на Парковую 10, квартира 34, оперативную группу, здесь совершено убийство.

Неотложка с медиками уехала, и вскоре на месте происшествия появился милицейский «УАЗИК».

Следователь криминалист тщательно осмотрел место преступления, сделал несколько фотоснимков убитого, затем опросил соседей.

Откуда ни возьмись прибыли журналисты с телекамерой, по своим источникам узнавшие о трагедии. Им хотелось первыми собрать свежие факты убийства для очередного выпуска новостей.

Они задавали вопросы следователю, но тот был не очень разговорчив, просил не мешать работать. Тогда въедливые журналисты стали спрашивать соседей, пытаясь разузнать подробности происшествия. Получить от перепуганных жильцов что—либо вразумительное тоже не удалось. Соседи, как это часто водится, ничего не видели и не слышали.

В итоге, засняв вынос тела убитого, завернутого в черный целлофановый пакет, журналисты уехали.

Расследование убийства Кольцова было поручено молодому следователю Рогожину Дмитрию Сергеевичу. Он работал в милиции около пяти лет и имел некоторый опыт. Это был обаятельный, культурный, грамотный юрист. Специальность выбрал с юношеской поры, когда запоем читал и перечитывал рассказы и повести Конан Дойля.

Сознательно готовил себя к работе следователя, воспитывая в себе важные и необходимые качества, как наблюдательность, терпение, настойчивость, логическое мышление и выдержку. В делах был аккуратен и последователен. Никогда не принимал необдуманных, скоропалительных решений. Свою специальность считал самой нужной, со всей серьезностью изучал и вел каждое порученное дело.

Он никогда не повышал голоса на подследственных, не унижал их человеческое достоинство. В душе осуждал следователей, которые «выколачивали»

признания у людей, подозреваемых в преступлении.

Беспристрастность и справедливость, человеческое отношение к арестованным, объективность и неуклонное соблюдение законов – институтский багаж, с которым он пришёл работать в органы милиции.

Но, к его большому разочарованию, практика была далека от теории. За пять лет он много раз был свидетелем нечистоплотности и беспринципности работы некоторых следователей. В душе осуждал их поступки. Сам работал честно и добросовестно, на его служебном мундире не было пятен ни от несправедливых обвинений, ни от взяток. Поначалу ему давали не слишком сложные уголовные дела: кражи, мошенничество, грабежи, разбои. В дальнейшем стали поручать расследовать дела по фактам убийств. Каждый день он встречал людей с исковерканной, изломанной судьбой, которые, поддавшись искушению, совершили преступление и попали за решетку. Наиболее интересные дела Рогожин записывал в тетрадь, обладал феноменальной памятью на лица и фамилии.

Хорошо помнил все дела, которые ему приходилось расследовать. Волна «заказных» убийств охватила всю страну, не миновала и его родного города, и Рогожину приходилось уже несколько раз разбираться в подобных преступлениях.

В том, что убийство Кольцова было «заказным», стало ясно при осмотре места преступления. Убийца, несомненно, охотился за жертвой, тщательно изучив распорядок дня. В роковое утро, дождавшись выхода Петра Аркадьевича из квартиры, он неслышно спустился с площадки верхнего этажа и сделал смертельные выстрелы. Убийца стрелял дважды в затылок, для перестраховки сделал контрольный выстрел в правый висок, затем немедленно скрылся.

Пистолет наверняка был с глушителем, поэтому никто из соседей ничего не слышал.

В этот ранний час почти никто из жильцов не выходит из дома, только владельцы собак и некоторые дачники, спешащие на первую электричку. Дмитрий Сергеевич разговаривал со всеми владельцами собак дома, но никто не заметил подозрительных или незнакомых людей во дворе. Он хотел поговорить с дворничихой и заходил к ней в квартиру, но ее дочь сказала, что мать в этот день очень рано ушла, – поехала на дачу. Во сколько именно, дочь не знала, потому что проснулась поздно.

Как всегда, начиная расследование любого дела, Дмитрий Сергеевич ставил перед собой ряд вопросов, на которые старался найти ответы.

Проверив финансовые документы на работе убитого, тщательно изучив бухгалтерские счета и ведомости, не обнаружил ни одного подозрительного документа.

Неучтенного и «левого» товара в магазине не было. В беседе с сослуживцами все высказались о Петре Аркадьевиче как о хорошем и порядочном человеке. Однако люди выразили удивление по поводу того обстоятельства, что он неожиданно ушёл в отпуск, – обычно все заранее знали, когда директор собирается отдыхать.

Еще одна деталь заинтересовала следователя:

в кабинете директора долгие годы стоял сейф, но почему—то за три дня до отпуска, по его распоряжению двое рабочих погрузили тяжёлый металлический шкаф в машину и увезли к нему домой.

На похоронах директора Рогожин ничего подозрительного не заметил. Народу было не очень много: сослуживцы, соседи, несколько родственников. Тяжело было смотреть на вдову, она громко рыдала, с ней несколько раз делалось плохо, теряла сознание, медики приводили ее в чувство каплями, уколами и нашатырным спиртом. На вид это была почерневшая от внезапного горя старуха с красными, заплаканными глазами, согнутая, немощная, обессилевшая в своей беде. Черная траурная одежда подчеркивала безысходность страданий. С опущенной головой, не поднимая глаз, стояла у гроба, постоянно прикладывая белоснежный носовой платок к глазам, вытирая слёзы.

Неожиданно внимание присутствующих привлекла подошедшая к гробу пара – женщина с букетом алых роз и молодая девушка, одетая в чёрный свитер и чёрные джинсы. Женщина положила на грудь покойника цветы, затем поцеловала его и, перекрестившись, отошла в сторону. Её молодая спутница тоже подошла к телу усопшего, прикоснулась губами ко лбу, и, постояв несколько минут, они ушли. Супруга погибшего не заметила пришедших, она ничего не видела вокруг, кроме своего горя.

По русскому обычаю, гроб с покойником стоял возле подъезда на двух табуретках, чтобы все желающие могли с ним попрощаться.

Вдруг из подъезда выскочила собака хозяина, с которой он постоянно гулял во дворе. Она подбежала к гробу, понюхала воздух и уселась на асфальте рядом. Когда гроб поместили в катафалк и он тронулся в путь со всеми сопровождающими, собака бежала вслед до тех пор, пока кто—то не обратил на неё внимание. Тогда машину остановили и разрешили ей запрыгнуть. Рогожин на кладбище не поехал. Он видел, как бежала следом за катафалком собака, и удивился собачьей преданности.

Спустя несколько дней Рогожин решил поговорить с женой убитого, предварительно позвонив ей и договорившись о времени встречи.

В назначенный день и час в роскошной квартире его встретила ухоженная, элегантно одетая женщина.

На ней был изящный костюм, отнюдь не траурного цвета, бирюзовая окраска ткани подчеркивала голубизну её глаз. Аккуратно прибранные, уложенные в мягкие, крупные локоны волосы, покрытые серебристым лаком, говорили о том, что к встрече основательно готовились. За умело наложенной косметикой наблюдательный Дмитрий Сергеевич не заметил следов скорби и бессонных от горя ночей.

Аромат французских духов, витавший в квартире, и свежий, яркий маникюр холеных рук вдовы тоже не свидетельствовали о печали и несчастье в этом доме. И только большой портрет Петра Аркадьевича, обрамленный черной лентой, стоящий на самом видном месте, напоминал о недавней трагедии.

– Проходите, садитесь, где вам удобно, – пригласила Нинель Александровна следователя.

Широкий жест руки хозяйки указал Рогожину на мягкий диван и кресла.

– Разрешите, сяду за стол?

– Как угодно. Хотите чаю или кофе?

– Благодарю, не стоит беспокоиться, – вежливо отказался Рогожин. – А где собака? – спросил, осматриваясь по сторонам.

– Невероятно, но преданное животное не смогло пережить смерти хозяина и вслед за ним оправилось в мир иной, – с горькой усмешкой ответила Нинель Александровна. – Когда Петю похоронили, она не ушла с кладбища, а осталась возле его могилы.

Ее уговаривали ехать домой, но уговоры оказались напрасными. Кто—то силой захотел посадить ее в машину, но собака злобно зарычала и не дала до себя дотронуться. Пришлось оставить верного пса на кладбище до следующего утра.

Но и на следующий день повторилось то же.

Собака лежала рядом с могилой хозяина и не реагировала на приходящих людей. Я каждый день приезжала на кладбище и уговаривала её идти домой;

гладила, просила, но она, словно понимая речь, не поддавалась уговорам, лишь смотрела на меня грустными глазами. Я читала во взгляде: «А ты, почему уходишь? Тебе нельзя уходить, ты должна, как и я, оставаться здесь и быть возле хозяина».

Мне казалось, что в глазах животного застыли слёзы.

Это трудно вынести. Я уходила, а собака лежала.

Я приносила еду, но она не притрагивалась ни к чему. Вскоре животное обессилело и буквально за несколько дней превратилось в исхудавшую, немощную, убитую горем собаку. Кладбищенский сторож однажды подошел ко мне и сказал, что ничего подобного никогда не видел. Оказывается, собака по ночам жалобно выла. На девятый день полуживого пса увезли домой, вызвали собачьего доктора из ветлечебницы, он пришел, но умный Макс уже скончался. Просто невероятно, такая любовь и преданность от животного! – Она приложила к заблестевшим, влажным глазам носовой платок, потом шумно высморкалась. – Простите, не могу вспоминать. Очень больно. Хотите, принесу кофе?

– Нет, нет, спасибо. Я пришел побеседовать о Петре Аркадьевиче. Хочется узнать от вас, как он жил в последнее время, не выглядел ли подавленным, озабоченным?

– Ничего не заметила, он был в хорошей форме, вёл обычный образ жизни, – вдова тяжело вздохнула и опустила взгляд.

– Сослуживцы говорят, что он внезапно отправился в отпуск, не планировал и вдруг, неожиданно для всех, ушёл, – Рогожин вопросительно посмотрел на вдову.

– На этом настояла я, – виновато вздохнув, сказала Нинель Александровна и с грустью в голосе продолжила: – Он не берёг себя, много работал, уставал. Я уговорила его в сентябре взять отпуск.

– Вы вместе отдыхаете?

– Раньше, когда были молодыми, всегда отдыхали вместе, уезжали на юг, к морю, или в санаторий. С годами мы перестали ездить по курортам, проводили отпуск дома, на даче. Петр Аркадьевич большой любитель природы, с удовольствием отдавался рыбалке и охоте. Лес, грибы, ягода – его стихия.

– Скажите, почему, уходя в отпуск, он решил забрать домой сейф?

Неожиданный вопрос несколько смутил Нинель Александровну. Тень тревоги и беспокойства мелькнули в её глазах, ресницы вздрогнули, она часто заморгала. Тут же, справившись со своим замешательством, откашлявшись, сказала:

– За двадцать лет работы в ювелирном магазине он собрал, – она сделала многозначительную паузу и строгим голосом продолжила, – я подчеркиваю, на свои собственные деньги, коллекцию ювелирных украшений из золота, серебра и драгоценных камней.

Сейф – его собственность, он его заказывал, в нём хранил коллекцию.

– А почему решил всё—таки перед отпуском забрать его домой? Двадцать лет стоял на работе, а тут надумал перевезти в квартиру? – настойчиво повторил вопрос Рогожин.

– Со мной по этому поводу не советовался, – пожав плечами, произнесла вдова. – Но я не вижу в этом ничего особенного, когда—то ему все равно нужно было забрать сейф в дом, – в голосе Нинель Александровны послышались раздражённые нотки. – Ювелирная коллекция – его личная, он вправе распоряжаться ей по своему усмотрению, – уверенно и твердо заключила, словно давая понять, что эту тему не намерена обсуждать.

– Скажите, – Дмитрии Сергеевич, отметив про себя явное недовольство Нинель Александровны, решил перевести разговор в другое русло, – недругов у Петра Аркадьевича не было? Может быть, кто— нибудь у него вымогал деньги, или угрожал, или были подозрительные звонки по телефону? Не получали ли вы анонимных писем с требованием перевести определённую сумму денег в банк на какой—либо счёт?

– Мне он ничего такого не говорил. По его виду я бы не сказала, что он был чем—то удручен, я непременно бы заметила его тревожное настроение.

Подозрительных телефонных звонков не было, почту из абонементного ящика забирал муж. Газеты меня не интересуют, я ни с кем не переписываюсь. Однажды, правда, Пётр обмолвился, что его сын от первого брака Владимир просил у него часть коллекции, но он, разумеется, отказал.

– Вот как? А где живёт сын?

– Толком не знаю, – пренебрежительно усмехнувшись, ответила вдова. – Он с уголовным прошлым, с ним не поддерживаю отношения.

В городе живёт мать Петра Аркадьевича, она, наверное, в курсе, где обитает внук. – Нинель Александровна демонстративно посмотрела на наручные часы, давая понять, что ограничена во времени.

– Вы работаете?

– Да, конечно.

– Где, если не секрет?

– Я работаю в модельном бизнесе. У меня своё дело.

– Понимаю. Мне пора уходить. Благодарю за беседу. Да, – спохватился Дмитрии Сергеевич, – хотел вас спросить, вы смотрели коллекцию ювелирных украшений, в ней ничего не пропало?

– Да, смотрела, всё в порядке, – холодно ответила Нинель Александровна.

– Благодарю за беседу, до свидания. Оставляю на всякий случай свой телефон. Если что—то вспомните, позвоните, важна любая мелочь, – он протянул вдове визитку.

Выйдя из квартиры Кольцовой, Дмитрий Сергеевич призадумался. Его поразила разница во внешнем виде супруги ювелира. Прошло несколько дней после убийства, а вдова свежа и румяна, ей хоть сейчас под венец, а какая была убитая горем в день похорон Петра Аркадьевича! Быстро восстановилась.

Кольцова или волевая, сильная женщина, или непревзойденная, искусная актриса.

«Она явно смутилась, когда я расспрашивал о сейфе. Что это за модельный бизнес, в котором она работает? Нужно обязательно посмотреть в архиве подобные убийства: в затылок жертве с контрольным выстрелом в висок», – рассуждал на ходу Рогожин.

Правда, за разрешением поработать в архиве придется обратиться к начальнику отдела уголовного розыска Князеву, а с ним у Дмитрия Сергеевича были натянутые отношения. По непонятным причинам он забрал у него два последних дела, когда Рогожин вышел на преступников. Начальник распорядился вести дела другим следователям, которые вскоре ушли в отпуск. Потом дела перекочевали в третьи руки, чем они закончились, Дмитрию Сергеевичу узнать так и не удалось. Подобная система работы не нравилась следователю Рогожину, а шеф делал так постоянно, и многим это было не по нутру, но в коллективе никто против начальства не выступал.

Дмитрий Сергеевич несколько раз хотел уйти в другой районный отдел милиции, но не в его характере было бегать с места на место, поэтому молчал и усилием воли сдерживал в себе нарастающее чувство раздражения.

Рогожин сделал пометки в блокноте: поговорить с матерью Кольцова и сыном, по словам Нинель Александровны, он интересовался драгоценностями.

Купив в газетном киоске свежие газеты, нашёл в них разноречивую информацию об убийстве известного в городе человека. Одна газета утверждала, что Кольцов был очень богатым бизнесменом. Он был владельцем гостиниц, ресторанов и супермаркета.

В последнее время намеревался купить один из автомобильных рынков города, но конкуренты послали киллера и таким образом избавились от него.

Во второй газете было написано, что Кольцов якобы одолжил одной коммерческой фирме под проценты крупную сумму денег, все сроки по возвращению денег давно прошли, а должники и не думали отдавать долг. В итоге ювелир предупредил их, что будет вынужден воздействовать через суд на непорядочных должников, но не успел этого сделать: был убит в подъезде дома. Название фирмы в газете, естественно, не упоминалось, фамилия автора статьи наверняка была вымышленной, во всяком случае, Рогожину она раньше никогда на глаза не попадалась.

В третьей газете предположения об убийстве были еще круче. Газета утверждала, что доподлинно известно о связях директора ювелирного магазина с наркобизнесом, а в этих делах все спорные вопросы между сторонами решаются кровавыми разборками. «Интересно, – подумал Рогожин, – откуда журналисты черпают подобную информацию?

Или эти сообщения – очередная газетная утка?

Нужно на всякий случай проверить слухи». Он понимал заранее, что проверять такие версии – дело бесперспективное. Купленную недвижимость обычно оформляют на подставных лиц, это может быть кто угодно. Точно так же никто никогда не признается, что брал деньги взаймы и не вернул их, если при этом не оставлено никаких документов.

Обычно такие сделки не афишируются и делаются, как правило, с глазу на глаз. Версия о причастности ювелира к наркобизнесу была темной, как все дела, связанные с наркотиками. С какой стороны приступать к расследованию, здесь вообще неизвестно. «Знает ли жена Кольцова, что пишут об убийстве мужа в газетах? Наверняка нет, она сказала, что газетами не интересуется, это понятно, зачем женщине читать прессу и забивать голову нелепыми заморочками? Газеты напишут что угодно, лишь бы люди читали и не падал тираж». Может, Кольцова что—то знает об убийстве мужа, но она и словом не обмолвилась. Решать все вопросы и раскручивать дело придется ему. Он дочитал статьи и бросил газеты в урну.

После ухода следователя Нинель Александровна открыла бар, налила в бокал коньяка, медленно выпила, затем, сев на диван, закурила сигарету и смотрела на портрет мужа. Когда хмель ударил в голову, глядя ему в глаза, стала разговаривать:

– Вот, Петенька, тебя нет, и ничего тебя теперь не волнует. А я одна осталась. Ко мне следователь приходил, расспрашивал о твоих делах, о сейфе с драгоценностями, который у нас дома стоит. Очень уж ему хотелось посмотреть на то, что в нём хранится, я по его глазам видела. Да только вида не подала и сейф не открывала, зачем показывать чужим людям то, что принадлежит тебе?

В голову Нинель Александровны полезли воспоминания. Перед ней живо встал образ мужа в то время, когда они оба были молодыми. Все его звали Петей, её Ниной, жили они в одном доме по соседству на разных этажах. Была у них своя компания, в нее входили Клава из первого подъезда, Тамара и Сережа из дома напротив. Петя был старше всех, но не чурался играть с ними в волейбол и совершать велосипедные прогулки за город на речку.

Время проводили беззаботно и весело, им казалось, что так будет вечно. Зимой всей компанией ходили на городской каток и под музыку, взявшись за руки, кругами катались по стадиону. Разве можно забыть лыжные прогулки за город? Она хорошо запомнила одну из них, когда у неё сломалась лыжа и Петя предложил свои. Она, конечно, отказалась, а он, несмотря ни на какие протесты, заставил надеть лыжи, а сам пошел по глубокому снегу в ботинках и при этом нес ее лыжи и свои палки.

Она училась тогда в девятом классе, ни в кого не была влюблена, но после лыжной прогулки стала по —особому относиться к Пете. Он её не выделял, был с ней абсолютно на равных, как со всеми остальными.

Вскоре его забрали в армию. Всем домом провожали его и ждали возвращения. Пришел повзрослевший, возмужавший, сильный и красивый. По этому случаю на весь дом закатили пир горой.

За длинным столом собрались соседи и вся компания: Тамара, Клава, Серёжа, она и Петя. Весь вечер смотрела на него, не отрывая глаз, будто бы увидела в нём что—то такое, чего раньше не замечала. И, правда, до армии он выглядел каким—то невзрачным, угловатым и щуплым. Слово лишнего не выбьешь, таким был молчуном и несмелым. А теперь за столом сидел весёлый балагур, возмужавший, добрый и улыбчивый молодой человек. Он не уставая, рассказывал армейские байки, в которых всегда был находчивым, догадливым и смелым. В этот вечер она почувствовала, что он ей нравится. Не то чтобы влюбилась без памяти, а просто понравился как хороший человек. Не больше.

Но когда через две недели по всему дому в одночасье разлетелась весть, что Петя женится на Клавке, известие её поразило. Почему Клавка, думала она? Он с ней никогда не гулял, не ходил под руку, они не сидели возле дома допоздна на лавочке под окнами, и вдруг – свадьба! И вообще ей было очень непонятно, чем же его могла привлечь Клавка, у которой глаза навыкате, нос курносый, лицо в веснушках, и сама рыжая, как рыжик. Просто странно! Разве ему такая жена нужна? Конечно же, нет. Она проплакала всю ночь, но наутро успокоилась и твердо решила на свадьбу не ходить. Не захотела кричать «Горько!» и смотреть на счастливую Клавку.

После свадьбы они с Петей так же, как и раньше, здоровались, но он ей уже не казался таким неотразимым и красивым.

Постепенно она перестала думать о Клавке и о нём, они оба стали для неё безразличными. Через год в молодой семье родился мальчик. Клавка вывозила его в голубой колясочке во двор на прогулку, а ей, наблюдавшей из окна, отчего—то становилось грустно и тоскливо. Она часто думала, что зря Петя женился на Клавке. Его женитьба казалась очень спешной и непродуманной. Вскоре вышла замуж и верная подруга Тамара за Серёжу, тоже была шумная свадьба, и вот тут уж она со всеми вместе накричалась «Горько!» и от души радовалась за новобрачных. Потом у Тамары и Серёжи родилась дочка Светланка, и она очень полюбила забавную и умненькую девочку.

Через несколько лет дом снесли, всем дали новые квартиры в разных районах города, и она могла встречаться только с Тамарой, потому что на новом месте они оказались недалеко друг от друга.

Вскоре она, окончив хореографическое училище, поехала на юг, к Черному морю, в Сочи. Там, вдали от родного дома, они и повстречались с Петром. Петей называть его было неловко, – это был представительный мужчина: солидный, высокий и красивый. Она однажды пришла на пляж и встала в очередь за шезлонгом, но ей не повезло: как раз последнее сиденье забрал стоящий перед ней человек.

– Шезлонги и лежаки кончились! – крикнула очереди хозяйка ларька.

Мужчина обернулся, и они с удивлением уставились друг на друга. В первые минуты было трудно поверить, что за столько километров от дома встретились старые знакомые.

– Нина? – с удивлением всматриваясь в её лицо, спросил Петр.

– Да! – радостно ответила она и рассмеялась.

С этого дня они не расставались ни на один день.

С утра до вечера пропадали на пляже, а после него гуляли по улочкам замечательного южного города.

Пётр не давал скучать и каждый день придумывал новые развлечения, она была счастлива оттого, что судьба преподнесла подарок – встречу с давним знакомым, к которому когда—то была неравнодушна.

С ним, на юге, она в первый раз в жизни пошла в ресторан, он за ней ухаживал, как за невестой, и она осмелилась спросить: – Где же Клава и сын? Почему ты здесь один?

Он рассказал, что с Клавдией они разошлись, она уже два года как уехала от него вместе с сыном в Хабаровск к старому другу, с которым долго переписывалась до замужества. Он теперь холостяк и сам себе хозяин.

Отпуск подошел к концу, ей нужно было уезжать домой на неделю раньше Петра, он не захотел оставаться у моря без неё. Пошёл в кассу, купил два билета на поезд, и они вместе уехали.

В поезде сделал предложение, она отшучивалась и говорила: – Мне нужно подумать, – а он отвечал: – Ну что ж, дорога длинная, думай.

На следующий день, после приезда домой, они пошли в загс и подали заявления. Свадьба у них была хорошая, веселая, платье у неё было замечательным, Петя надел обручальное кольцо и сказал: – Носи его, дорогая, и люби меня.

И потекла их совместная жизнь в любви и согласии.

Жить стали молодожёны в квартире у Петра (он работал в ювелирном магазине бухгалтером) вместе с его матерью, мирно, без ссор. Через десять лет пришло известие, что Клавдия умерла, и сын Володя едет к ним. Стали жить вчетвером в однокомнатной квартире. Было, конечно, тесновато, спали они с Петей за шифоньером, Володька в этой же комнате на диванчике возле окна, а Петина мать на кухне, где стояла железная кровать. Но вскоре Петю повысили на работе, он стал работать директором ювелирного магазина. На эту должность его рекомендовал старый директор, который решил уйти на пенсию и уехать к своим детям в Питер. Петю он ценил как честного, добросовестного и безупречного работника. Вскоре началась перестройка. У них появилась возможность купить квартиру в новом районе города. Звали с собой Володьку, но тот наотрез отказался и остался жить с бабушкой.

Да, много воды утекло с тех пор. Уже нет Пети, до него ушла в мир иной её самая лучшая подруга Тамара: у неё был рак легкого, и она буквально сгорела за каких—то полгода.

Всё—таки жили они с Петром Аркадьевичем хорошо, плохого или обидного ей ничего на ум не приходит. Он никогда не укорял ее ни за то, что была не образцовой хозяйкой (она и правда не очень любила наводить порядок в доме), ни за то, что детей не было. Никогда не посылал в консультацию провериться, почему не может забеременеть, он не настаивал, а ей не хотелось выяснять причины бесплодия. Натурой она была творческой, увлекающейся и замуровывать себя в домашнем быту не желала. Работала тогда в театре музыкальной комедии: хорошо танцевала и пела, играла в спектаклях и ездила на гастроли.

Вскоре Нинель Александровна решила уйти из театра. С помощью Петра открыла модельное агентство. Работа в нем поглотила ее полностью, времени на домашние дела не хватало. Да много ли им надо было вдвоем? В конце концов, поужинать могли в ресторане или в кафе, и ему и ей это нравилось. Правда, позже Петя стал её ревновать к работе, но она не воспринимала его недовольство всерьёз. Доказывала, что не хочет заживо хоронить себя в четырёх стенах, она всегда на виду и должна соответствующе выглядеть. Для этого нужно постоянно следить за собой: за лицом, за фигурой, за причёской, а на это требуется уйма времени. Не виновата же она, что родилась женщиной?

Всё было бы хорошо, если бы не роман с одним человеком. Такой роман, что только при упоминании его имени её охватывало приятное волнение, сердце начинало громко стучать в груди, она была готова идти за ним хоть на край света. Петя, может, и догадывался, но никогда не сказал обидного слова:

для него она была самой лучшей, самой красивой и любимой.

Докурив сигарету, прервала воспоминания, встала и порывистой походкой пошла в кабинет мужа, открыла ключом сейф и стала вытаскивать из него многочисленные коробочки и футляры.

целлофановых пакетах, она раскрыла один. В нем были зодиакальные знаки на золотых цепочках: овны, тельцы, близнецы, раки, девы, весы, козероги, все лежали вместе с массивными золотыми цепями «новых русских» и разнообразными миниатюрными кулонами и подвесками.

Попыталась сосчитать драгоценные вещи, но, сбившись после сто двадцатой цифры и увидев, что в пакете осталось еще не менее двух третей украшений, прекратила счет.

Любопытство охватило её, и она стала вытаскивать на стол все пакеты, которые находила в сейфе.

Их оказалось пятьдесят. Столько много золотых украшений никогда прежде не видела, даже когда по пути заглядывала в ювелирный магазин к мужу. Петя всегда её очень хорошо принимал, угощал кофе и спрашивал:

– Что тебе понравилось на витринах? Выбери для себя.

Иногда она указывала на понравившееся колечко или цепочку, он сразу же дарил украшения и при этом (она видела своими глазами) подходил к кассе и рассчитывался за покупки. Особой тяги к золотым украшениям у нее не было, вполне хватало того, что дарил муж (он не забывал преподносить подвески, сережки и кольца по праздникам и в день рождения).

Она считала, что у нее достаточно украшений, но в сейфе их было, как в богатой сокровищнице Римского императора.

Открыв коробочку и увидев изящную золотую брошь с крупным бриллиантом, не выдержала и ахнула:

– Вот это вещичка! Красота, какая!

Долго вертела брошь в руках, любуясь сияющим блеском драгоценного камня. Не удержалась, подошла к зеркалу и прикрепила ее на костюм.

– Изумительно, – воскликнула с нескрываемым восторгом, – я уверена, что ни у кого в городе нет такой изящной, дорогой вещи.

Оставив украшение на костюме, стала доставать другие коробочки и открывать их. Чего только не было в сейфе!

Нинель Александровна вытаскивала один за другим футляры, любовалась каждой вещью.

Тут были оригинальные сережки с драгоценными камнями, она узнала александрит по его меняющейся окраске от изумрудно – зеленой до фиолетово – красной; агаты радужной, облачной расцветки с неповторимыми мозаичными рисунками; опал с перламутровым блеском; солнечный янтарь и насыщенно—красный рубин; обручальные кольца и перстни с драгоценными камнями; серебряная диадема, усыпанная голубыми сапфирами.

Многие вещи примеряла перед зеркалом.

Особенно понравилась серебряная диадема с голубыми сапфирами. Как здорово блестят камни, как подчеркивают голубизну глаз. А эти перстни и обручальные кольца – они все разные, нет ни одного повторяющегося украшения! Это действительно коллекция, ей нет цены! Потом стала доставать наборы золотых чайных ложек, ажурные конфетницы из серебра, золотые дамские и мужские часы.

Через некоторое время коробочками был уставлен весь стол, а в сейфе оставалась добрая половина неисследованных свертков и пакетов.

Открыв очередной футляр и, увидев изящный комплект – золотую брошь в виде камелии и золотой перстень с серебряными переплетениями, не могла сдержать удивления.

– Великолепные украшения! – восхищенно сказала изумлённая Нинель Александровна, примеряя перстень. – Смотрится превосходно. Изящная, восхитительная камелия, настоящее произведение искусства, подобного никогда не видела!

Открыв другой футляр, была поражена еще больше: в нем находилось неотразимое жемчужное ожерелье и два браслета из жемчуга. И опять, не удержавшись от соблазна, надела на шею дорогое ожерелье. Крупные, правильной формы розовые жемчужины эффектно смотрелись на ее стройной белой шее. Налюбовавшись ожерельем и браслетами, открыла другую коробочку, из нее извлекла золотую цепочку с прикрепленным к ней рубиновым камнем в виде солнца.

– Боже мой! Здесь море драгоценных украшений!

Я никогда не думала, что у Петра такая богатейшая коллекция! – восхищению не было предела. – Он никогда не был скуп, дарил много и колец, и сережек, говорил, что у него кое—что припасено на «черный день», но чтобы в таком количестве! Это для меня открытие, откуда муж все приобрел?

Вытащила плоскую серебряную шкатулку, открыла и увидела, что она полностью заполнена долларами.

Нинель Александровна не поверила глазам, пока не взяла купюры в руки. Банкноты были все сотенного достоинства, с каждой на нее доброжелательным взглядом смотрел Франклин, словно говорил:

– Ты еще не веришь, что стала очень богатой женщиной? Не бойся, пересчитай деньги и убедишься в этом сама.

Словно завороженная, затаив дыхание, взяла в руки купюры, пробуя их на ощупь. Деньги приятно шуршали, посмотрела банкноты на свет и увидела водяные знаки, затем стала пристально всматриваться в мелкий шрифт, сомнений не было – перед ней настоящая валюта.

Пересчитав деньги, была сражена: в шкатулке пятьсот тысяч долларов! Полмиллиона наличными!

Сумма впечатляла и не укладывалась в голове.

Она оглядела украшения, которыми был до отказа заставлен стол. Волнение охватило ее. В горле пересохло, выпила воды и села, желая успокоиться.

«Это просто невероятно. Мне одной принадлежит море драгоценностей и денег!» Холодок пробежался по спине, она вздрогнула. Стало страшно: вдруг кто— то кроме нее, знает о содержимом сейфа? Конечно, есть некоторые. Например, Володька. Он видел, что находится в сейфе, даже просил у отца отдать часть драгоценностей. Тогда она не придала большого значения признанию Петра, но теперь совсем другое дело. Может быть, поэтому муж перевез шкаф домой?

Истинную причину не сказал, боясь ее волновать.

А рабочие, которые перевозили сейф из магазина, догадывались ли они о том, что находится в нём?

Не дураки же они, наверняка знали, что не отчётами он напичкан. Вопросы один за другим возникали в голове, она забеспокоилась, потому что ответов на них не находила.

– Что делать с сокровищами? Где хранить столько богатств? – взволнованно переспрашивала себя.

Нинель Александровна налила в бокал коньяка, выпила и стала закрывать коробочки и футляры и прятать драгоценности в сейф. Деньги в серебряной шкатулочке переложила в ящик стола, предварительно отсчитав три тысячи долларов и отложив их в сторону. Закрыв сейф на ключ, убрала его в ящик письменного стола.

«Может быть, нужно было показать следователю содержимое сейфа? – подумала, но тут же отогнала мысль. – Как бы я выглядела перед ним, ведь сама не знала, чем он заполнен. Зачем милиции знать об этом? Однажды я обратилась к Петру с просьбой дать на один вечер для девушек—модисток какие—нибудь украшения из коллекции, что он мне ответил? Категорически отказал. Сослался, что время сейчас беспокойное и небезопасно демонстрировать драгоценности. Он, конечно, был прав. А я, глупая, обиделась. Правильно сделал, Петенька, что сейф домой привёз, мне ясно, что украшения когда—то начал собирать для меня, ты любил свою женушку, всегда старался угодить и порадовать».

Алкоголь разморил Нинель Александровну, мысли путались, в голове был полный хаос. Закурив сигарету, продолжала мысленно размышлять:

«Эх, Петенька, Петенька, почему все так случилось? Я не переживу трагедии. Ты мне нужен, как без тебя? – с искренним сожалением думала она. – Как прекрасно наша жизнь текла, времени не замечали. Я с тобой была спокойной и уверенной.

Ты любил меня, уж я—то знаю, твоя любовь давала мне силы. Женщина всегда точно знает, любят ее или просто притворяются. У нас чутье на это бабье, ух, как востро! Почему же иногда были размолвки? Из —за работы моей. А чем она тебе не нравилась? Я тоже хочу быть на виду, среди людей, чтоб на меня внимание обращали, я красивая, ты сам мне всегда об этом говорил. А красоту быстро растерять можно, если ее не беречь и не лелеять. Работа заставляла меня оставаться привлекательной женщиной, а тебе не нравилось, что я постоянно на виду. Все—таки, мужчины эгоисты в этом отношении». Голова Нинель Александровны стала тяжелой, ей захотелось уснуть.

Докурила сигарету и сказала, тяжело вздохнув:

– Вот видишь, как все получилось: тебя нет, драгоценности стали моими. Мои, и точка! Делить я их ни с кем не намерена.

Перебравшись на мягкий диван, укуталась теплым пледом, закрыла глаза, пытаясь уснуть, но мысли не давали покоя. «Следователь спрашивал, – не пропало ли чего? А ведь правда, пропали ключи от квартиры, связка Петиных ключей. Он сам утром открывал дверь, когда выходил на прогулку с Максом, я еще спала, значит, ключи от квартиры у него должны были быть. Из его руки взяла только поводок собаки, ключей на полу не было. В вещах, которые привезли из морга, их тоже не оказалось. Где же они? Нужно будет хорошенько поискать, может, он без них вышел, забыл взять с собой, хлопнул дверью и вышел, так иногда бывало. Обязательно посмотрю».

Резкий телефонный звонок прервал дремоту и мысли. От неожиданности она вздрогнула, взяла трубку.

– Алле! А, это ты! Здравствуй, здравствуй! – ответила в трубку. – Что делаю? Отдыхаю. Да, устала. Как отчего? От всего. Сейчас только гостя нежданного выпроводила. Что за гость? Да из вашего, ментовского ведомства. Зачем? А зачем вы все ходите и людей выспрашиваете? Вот и он за тем же приходил. Мной интересовался, про Петю, про работу его, про сейф расспрашивал. Сейчас посмотрю кто. Он визитку оставил. Ха—ха! Говорит, если чего вспомните, позвоните или приходите. Я ему не сказала, а сейчас вспомнила: ключи Петины от квартиры пропали. Сейчас, я тебе скажу кто, визитка передо мной лежит. Рогожин Дмитрий Сергеевич.

Ничего себе, но молод. Да какая пьяная! Глоток коньяка для снятия стресса. Нет, нет, ко мне нельзя, и не думай. На работу послезавтра приходи к часам четырем, там увидимся. Завтра хочу в бассейн сходить, да кое—какие дела есть. Домой нельзя! За —пре—ща—ю! – прокричала по слогам и положила трубку.

Голова продолжала кружиться, хотелось спать, она снова, укутавшись в плед, закрыла глаза.

Наконец сон одолел её, и Нинель Александровна уснула. Такого беспокойного, страшного сна никогда прежде не видела. Ей снилась зловещая долина скал, она шла по ней и искала дорогу, чтобы выбраться. Скалы окружали со всех сторон, и каждая напоминала скорбящую человеческую фигуру. На всех скалах были накинуты черные мантии. Между собой они стояли очень близко, почти вплотную.

В какую бы сторону она ни шла, везде перед ней вставали людские призраки в черной мантии – и закрывали путь. Она устала, силы быстро иссякли, а выбраться из заколдованного лабиринта не могла. Когда совсем обессилела, за скалами во все небо увидела силуэт Петра и его родное лицо. Он, как Бог, стоял перед ней во весь рост и протягивал золотые украшения. «Бери их себе.

Они твои», – говорил муж. Она протянула руки, но тут человекоподобные скалы внезапно выросли до небес, загородив Петра. Силуэт мужа исчез, на небе засияло огромное рубиновое Солнце. Оно ярко светило над долиной скал. Нинель Александровна обрадовалась, что сможет найти дорогу домой из мрачной котловины, как вдруг Солнце упало перед ее ногами и превратилось в большое красное озеро. Она наклонилась и хотела зачерпнуть пригоршню воды, но, лишь притронувшись к поверхности, с ужасом отдернула руку: озеро было заполнено кровью.

Утром Нинель Александровна проснулась с тяжелой головой и пока принимала душ и завтракала, все время размышляла об увиденном сне.

«Странно, мне раньше никогда такие сны не снились. Этот сон, какой – то мрачный и даже зловещий. Скалы, напоминающие фигуры людей, покрытые черной мантией – как символ человеческой скорби и утраты. Они не пропустили меня к Петру, он протягивал руки, я видела в них много драгоценностей. Странно. А это рубиновое Солнце, почему оно упало и превратилось в кровавое озеро?»

Ее передернуло от воспоминаний. «Одно только ясно, покойники снятся к перемене погоды, это всем известно, а все остальное какой—то бред и чепуха.

Насмотрелась вчера драгоценностей, возбудила нервную систему вот и приснился кошмар».

За окном и правда был дождливый день, но, несмотря на это, она не стала изменять давней привычке, собрала купальные принадлежности и поехала в бассейн.

Припарковав голубую «Ауди» возле входа в спортивный комплекс, увидела вблизи зеленый «Жигуленок» со знакомыми номерами. «Значит, он тоже здесь», – отметила Нинель Александровна, входя в вестибюль.

Народу в бассейне было мало. Несколько человек плавали в голубой воде по отдельным дорожкам.

Она выбрала свободную и с бортика нырнула в воду. Какое блаженство плавать по утрам! С удовольствием чувствовала, как включаются в работу все мышцы тела, как послушно позволяют делать любые телодвижения. Нет ничего лучше плавания.

Вдруг прямо перед ней из глубины вынырнул мужчина, – они часто встречались здесь, это его зелёный «Жигулёнок» стоял возле бассейна.

– Добрый день, – приветствовал он её, – вода сегодня очень хорошая.

– Вы меня напугали, – с напускной обидой произнесла Нинель Александровна.

– Простите, не буду мешать, – и он тут же переплыл на другую дорожку.

Александровна, – от вас море брызг, просто ужас, как будто нельзя плавать спокойно и никому не доставлять неудобства».

Поплавав почти час, она, как всегда, посидела примерно около десяти минут в сауне, затем приняла освежающий душ, а после этого знакомая массажистка сделала прекрасный массаж тела.

Наконец намеченная программа была закончена, и она вышла из бассейна. Зеленый «жигулёнок» стоял на том же месте. В зеркале заднего вида заметила, что он тронулся за ней и сопровождал до самого дома.

«Наверное, живёт где—то рядом», – подумала Нинель Александровна. В подъезде дома лицом к лицу столкнулась с Володькой.

– Привет! – поздоровался он.

– Здравствуй, ты чего здесь маячишь?

– К тебе в гости приходил.

– Зачем?

– Поговорить нужно.

– Мне с тобой, о чём разговаривать? – резким голосом, не скрывая недовольства, проворчала она.

Володька шёл по пятам, не отставая, до самой квартиры. Доставая ключи из сумочки, резко спросила:

– Говори, что нужно?

– Дай мне некоторые вещи отца на память.

– На память? – с иронией произнесла она. – Я не замечала твоей любви к отцу, поэтому о какой памяти можно говорить?

Нинель Александровна открыла дверь, Володька нахально переступил за ней порог. «Привязался, как репей, никуда от него не денешься», с раздражением подумала она.

– Что тебе дать?

– Ну, хотя бы его мобильный телефон.

– Да ты что, смеешься? У тебя денег нет его оплачивать. Продать только сможешь, вот тебе и память.

– Не твое дело, дай, что говорю. Еще дай одежду:

куртку кожаную, шапку, ботинки, костюм какой— нибудь. Тебе его вещи ни к чему, а мне пригодятся.

– Да куда они тебе? Это же не твой размер. Как ты их носить будешь?

– Я сказал, не твое дело, дай, что прошу.

– Хорошо, мне не жалко, только ясно, что они не для памяти тебе нужны, а на продажу. Купишь тут же на эти деньги водку или еще какую—нибудь дрянь, и вся память испарится.

Она открыла шкаф, вытащила одежду Петра, проверила карманы и отдала вещи Володьке. Он с деловым видом сложил в сумку, закрыл ее и сказал:

– А мобильник?

– Господи, забери. Ну, всё? Мне некогда, я спешу.

Володька спрятал телефон в карман куртки, закурил сигарету и сказал:

– Вообще—то я к тебе не за этим приходил.

– А зачем? – удивленно спросила она.

– Ну, что ты даже в комнату не пригласишь, вот так будем в коридоре разговаривать?

– Пойми, некогда, говори, что надо, или сейчас же уйду по своим делам, – нетерпеливо сказала Нинель Александровна.

Она решительно направилась к двери, он ей ужасно надоел, говорить с ним не хотелось, а нежеланный гость уходить по—хорошему не хотел.

– Погоди! – Володька загородил дорогу. – Мне нужно поговорить с тобой о наследстве. Отец умер, теперь часть его состояния по праву принадлежит мне.

Нинель Александровна в очередной раз была поражена наглостью пасынка.

– На что ты можешь претендовать? Я законная жена, и все оставшееся имущество принадлежит мне.

– Ничего подобного. Оно принадлежит не только тебе, какая—то часть его принадлежит мне и бабушке. Мы твою долю не просим, но от своей части не откажемся.

– Ну, грамотный ты, однако стал! Школу ума не хватило закончить, а в вопросах наследства хорошо разбираешься.

– А мне школу незачем кончать было. В школе жизни не учат.

– А где учат жизни?

– В тюрьме. Я там всю житейскую грамоту проходил.

– Однако хватит мне с тобой возиться, время теряю.

– Выгоняешь? Ладно, уйду, но ты подумай над моими словами. Я на твою долю наследства не претендую, но свою часть заберу. Ауф видер зеен! – сказал он на прощанье и, уходя, хлопнул дверью.

Нинель Александровна поспешно закрыла дверь на ключ. У нее страшно разболелась голова. Она потерла виски руками и пошла принять анальгин.

Нашла в шкафчике на кухне флакончик валерьянки, накапала в кружку и выпила вместе с таблеткой, запив водой, в изнеможении опустилась на стул.

раздражением. – Тунеядец, наркоман и алкоголик.

Большего ничего в жизни не добился. Конечно, он знает о драгоценностях, и это главное, зачем приходил. А вдруг Володька в сговоре с какими —нибудь братками, – бывшими уголовниками?

Страшно. Что же мне делать?»

Она вспомнила, что хотела поискать пропавшие ключи мужа. Проверив карманы курток, пальто, костюмов, ничего не нашла и расстроилась еще больше. Разные предположения и догадки возникали у нее в голове. Она поняла одно: необходимо с кем— то посоветоваться, кто—то должен быть рядом, кому можно довериться и рассказать о своих волнениях и подозрениях.

До оперативной планерки еще оставалось немного времени, и Рогожин решил забежать в лабораторию судебной экспертизы, забрать протоколы заключений экспертов. Справки были почти готовы, пришлось подождать всего несколько минут, пока машинистка закончила печатать последнюю. Наконец она всё сделала, завизировала документы в журнале и выдала под роспись Рогожину. Он тут же глазами прочитал заключения экспертов, поблагодарил машинистку и, попрощавшись, поспешил на работу.

По дороге забежал в булочную – купил хлеб и кефир (это было его семейной обязанностью – приходить домой с хлебом, молоком или кефиром).

Рогожин аккуратно её выполнял. Лишь в те дни, когда не позволяли обстоятельства и чувствовал, что задержится на службе, звонил жене и предупреждал об этом.

На оперативке, как всегда, разбирали незаконченные дела и поручали новые. Половина следователей отсутствовала: кто—то был в отпуске, кто—то находился на курсах усовершенствования, поэтому во всех делах наблюдался застой.

Оставшиеся трое оперативников физически не могли справиться с возросшей нагрузкой.

После планерки Князев Игорь Семенович, начальник отдела уголовного розыска, попросил задержаться следователя Рогожина.

– Ну, как продвигается дело Кольцова? Что— нибудь удалось найти?

– С Кольцовым все пока в стадии поиска, – доложил Рогожин. – Ничего определенного. Расспрашивал жильцов дома, никто ничего не видел и не слышал.

Хочу посмотреть архивные дела, может, в них что —нибудь обнаружу, за что можно будет зацепиться.

Нужно ваше разрешение.

– Давай, подпишу, работай. Конкретно, улики есть?

– На месте преступления гильзы от пистолета Макарова. На вскрытии три дырки в черепе. На работе убитого никакого криминала не нашел. С женой его вчера беседовал, тоже ничего особенного, хочу еще с матерью и сыном поговорить.

– А сам что думаешь?

– Думаю, убийство не случайное, – сдержанно сказал Рогожин. – Кому—то нужно было его убить.

– Ежу понятно, просто так в подъездах не убивают.

Ну, ну, давай, ищи, проверяй, время не ждет. Я тебе еще два дела поручаю. Да не волнуйся, это мелочевка. Здесь все на виду. Одно по факту изнасилования, второе ограбление квартиры. Дела лёгкие, ты их быстрее прокрути, не затягивай, а то сроки поджимают.

– Понятно, – Дмитрий Сергеевич забрал дела. – У меня своих пять дел, а вы мне еще подкидываете.

Итого семь дел, я один, ни одного помощника.

– Ну, не ропщи, старина. Скоро из отпуска Мельников и Сергеев выйдут, разгрузят. Все. Ты свободен.

После ухода Рогожина Князев вызвал секретаршу.

– Вызовите машину, уезжаю в управление, буду после девятнадцати, – сухо сказал он.

– Хорошо, – с готовностью промолвила секретарь и скрылась за дверью.

Игорь Семенович посмотрел на часы – без четверти четыре, на выходе из кабинета взглянул на себя в зеркало, поправил рукой седеющие волосы и легкой походкой вышел на улицу.

Из окна кабинета Дмитрий Сергеевич видел, как шеф сел в машину и уехал. Рогожин сидел за столом, пил чай и ел бутерброды. Мысли в голове все время вертелись вокруг дела Кольцова. «Жена настояла на отпуске, он забирает из кабинета сейф, который стоял там много лет; кто—то очень хорошо знает распорядок дня Кольцова. Стоп. А если жена „заказала“ убийство? А почему бы и нет? Во всяком случае, такие дела уже не редкость в наше время, да и сама Нинель Александровна выглядит далеко не ангелом. Нужно проверить её связи. Сына допросить.

Сослуживцев. На работу Кольцова ещё раз сходить, побеседовать с секретаршей. Она была в отпуске, когда я там был, может быть, что—то интересное добавит».

Работы много, времени, как всегда, в обрез.

Посоветоваться не с кем, все стоящие сотрудники разбежались по фирмам: кто в охранники, кто юристами, некоторые ушли в частные сыскные агентства. Вот и его двоюродный брат Павел Братанов открыл сыскное агентство – и ничего, жизнью доволен. Со временем не считается, день и ночь пашет, но зато деньги хорошие зарабатывает.

Мозги у него ясные, котелок варит. Сколько раз Павел приглашал его перейти к нему работать, да никак не может Рогожин на такой поступок решиться. Пришел на службу после института, тогда начальником здесь был Конев Олег Иванович. Под его крылом было интересно и увлекательно работать.

Азарт в работе чувствовался. Мудрым был Олег Иванович. По любому делу выставит сразу несколько версий, и, как правило, одна из них, в конце концов, окажется верной. Уж он—то никогда порученных дел не отбирал и не подкидывал новых, если знал, что следователь предыдущие задания не закончил.

При этом не нажимал и не подгонял в работе, все знали, что есть определенный срок, в который нужно уложиться, а если по каким—нибудь непредвиденным обстоятельствам дело не шло, то тогда вместе с ним разбирались и выстраивали версии. Это у Князева такой стиль работы – одно дело не завершил, а он ещё несколько добавляет, а сам неизвестно чем занимается, в кабинете его редко найдёшь.

Рогожин открыл папку. Итак, прибавилось еще два дела. Дело № 367. Абрамов Малхаз Георгиевич, 1982 года рождения, по факту изнасилования гражданки Лебедевой Ларисы Васильевны, 1987 года рождения. Так, заявление от потерпевшей и ее матери имеется, насильник арестован и находится в камере предварительного заключения, осмотр потерпевшей судебным экспертом и его заключение прилагается. Ну—ка, ну—ка, что здесь написано?

Рогожин вчитывался в деловые бумаги. «При осмотре гражданки Лебедевой Ларисы Васильевны, г. р. на теле обнаружены множественные синяки, кровоподтеки, ссадины и ушибы в области лица, груди, живота, бедер. Перелом левой ключицы. При осмотре половых органов следы свежей дефлорации с кровоточащими краями слизистой. В анализе мазка из влагалища обнаружены сперматозоиды, по групповой принадлежности идентичные со спермой гражданина Абрамова Малхаза Георгиевича».

Что тут осталось недоделанного? Еще раз допросить обвиняемого и передать дело в суд.

В этот момент в дверь кабинета кто—то постучал.

– Входите. – Дмитрий Сергеевич убрал со стола кружку и пакет с бутербродами. В кабинет вошла женщина кавказской национальности.

– Здравствуйте, – поздоровалась она с типичным грузинским акцентом.

– Здравствуйте, – ответил Рогожин. – Вы по какому вопросу?

– По делу Абрамова Малхаза, оно находится у вас, я его мать.

– Да, у меня, а что вы хотите сообщить? Я вас не вызывал.

– Гражданин следователь, он не виноват, он мухи не обидит, такой хороший, добрый сын. В школе его все любили, сейчас поступил в академию, на врача будет учиться. Девушка сама виновата, она за ним по пятам ходила. Проходу парню не давала, вешалась на шею.

– Так вешалась, что себе ключицу сломала?

– Зачем так говорите? Девушка такая современная, курила, водку пила, говорят, что не с ним одним любовью занималась. У нее и до Малхаза были половые связи с мужчинами. Не портите парню жизнь, отпустите его, любые деньги заплатим.

– Извините. У меня нет времени с вами разговаривать. Кроме того, учтите, могу вас привлечь к уголовной ответственности за подкуп. По данным, имеющимся в деле, типичное изнасилование со свежими следами надругательства невинной девушки. Ваш сын будет строго отвечать по закону.

– Послушай, дорогой, ну неужели мы не договоримся? Она пьяная была, сама пришла к нему, свидетели есть, сама легла в постель. Ну, за что же вы будете парня наказывать? – не унималась посетительница. – Ладно, не хотите нам помочь, других найдем людей, которые разберутся в этом деле лучше вас. Но я не позволю ломать сыну жизнь.

– А жизнь пострадавшей девушки вас не интересует? – спросил заботливую мамашу Рогожин.

В ответ она махнула рукой и вышла из кабинета.

– Ну, теперь пойдет искать новые ходы, чтобы спасти чадо от суда, – сказал Рогожин. – Натворить дел все могут, а отвечать по закону никому не хочется.

И все—таки, нужно заниматься делом Кольцова, пойду, покопаюсь в архиве.

Рогожин надеялся по старым уголовным делам найти аналогичные по способу совершения преступления. Со студенческой скамьи из лекций преподавателей он помнил, да и на практике успел заметить, что преступники обычно действуют одними и теми же методами, применяют свои старые, несколько раз отработанные приемы, тем самым, как бы оставляя «визитную карточку» на месте преступления.

К его большому удивлению и разочарованию, в архиве творился форменный беспорядок. Дежурный пенсионер, бывший сотрудник в отставке, спал, сидя за столом. Увидев перед собой следователя, засуетился, стараясь замять неловкую оплошность, и поспешил принять деловой вид.

– Проходите, Дмитрий Сергеевич, милости просим.

Давно к нам никто не заглядывал, я вот тут заскучал в одиночестве.

– Я пришел покопаться в делах, – после приветствия и рукопожатия сказал Рогожин. – Разрешите? – положил на стол перед дежурным подписанную Князевым бумажку.

– Пожалуйста, пожалуйста, – спрятав бумагу в стол, даже не прочитав ее, оживился дежурный. – Смотрите что надо, все на виду.

Дела и впрямь лежали на виду. Журнал регистрации в архиве был, но в нем не велись записи принятых дел. Последняя нормальная запись с указанием даты была от марта 2000 года, остальные записывались как попало – спорадически и не по форме. В записях невозможно было определить, кто сдал дело, кто и в каком состоянии его принял, когда и кто брал его из архива, когда возвращал.

Все графы были пустые, видно было, что никто не контролировал хранение уголовных дел.

Полистав талмуд, в котором трудно было разобраться, Дмитрий Сергеевич пришел к выводу, что придётся безо всякой системы рыться на запыленных стеллажах.

На глаза попалось незаконченное им дело. Он начинал его расследование, очень хорошо помнил подозреваемого, против него было много улик, рабочий процесс шёл гладко, но по каким—то причинам Князев забрал у него дело и распорядился вести другому следователю. Рогожин так и не узнал, чем оно закончилось. Он из любопытства открыл папку. На титульном листе размашистым почерком было написано: «Дело прекращено из—за отсутствия улик». Внизу стояла размашистая подпись Князева.

«Как прекращено? – с удивлением подумал Рогожин. – Значит, подследственный оказался на свободе? Просто невероятно!»

Он хорошо помнил материалы дела. Это была квартирная кража с убийством сорокапятилетней женщины, Климовой Раисы Ивановны. Подозрения пали на бывшего уголовника, ранее судимого за ограбление сберкассы с убийством кассира.

Срок преступник не отсидел, попал под амнистию.

Фамилия его – Махонин, Артур Николаевич.

Рогожин с волнением перелистывал страницы дела.

Подозреваемый жил по соседству с убитой, был с ней коротко знаком. Улик против него было достаточно:

начиная от показаний свидетелей, пятен крови жертвы на его одежде, обнаружением исчезнувших вещей потерпевшей в квартире Махонина.

К удивлению Рогожина, из дела исчезли показания свидетелей, не нашёл он и акта изъятия у подозреваемого личных вещей убитой. Теперь по материалам дела выходило, что улики косвенные:

пятна крови на одежде Махонина принадлежали действительно жертве, но попали в тот момент, когда он, придя к Климовой в гости и, обнаружив соседку тяжело раненной, оказывал ей помощь. Она была в предсмертном состоянии, истекала кровью, но успела сообщить, что в квартиру ворвались грабители, ранили её и совершили грабёж.

Махонин вызвал «неотложку», но до прибытия медицинской помощи женщина умерла. Наличие личных вещей убитой у него в квартире объяснил тем, что она сама по его просьбе давала ему ими пользоваться. Кто застрелил женщину, он не имеет представления. Ранений на теле убитой было два – одно в голову, второе в сердце. Рогожин читал новые записи и не верил глазам. В голове кружилась одна мысль: как могло такое произойти? Кто умело подтасовал факты?

Дело явно «выпотрошенное»: из него исчезли важные документы. В «куцем» виде оно наводило на странные мысли. Выходит, убийца был не найден и не осужден, преступление сошло ему с рук. Такое решение принял не кто иной, как его начальник, Князев Игорь Семенович.

Дмитрий Сергеевич покачал головой. Тогда он был на сто процентов уверен в том, что Махонин преступник. Как можно не верить фактам и достоверным уликам? На следственном эксперименте Махонин подробно и последовательно продемонстрировал ход преступления. Рогожин перелистал тощее дело. Этого протокола не было.

Конечно, если представить дело таким образом, как оно выглядит теперь, то Махонина можно и отпустить.

Но ведь подследственный признался в содеянном, оставалось только передать дело в прокуратуру.

Как раз на этом этапе Князев распорядился вести расследование другому следователю. Почему?

Рогожин внимательно посмотрел на фотографию Махонина. Подумав, забрал с собой дело и вернулся в кабинет. Он решил при случае спросить о нем у Князева. «Разве при Коневе могло такое случиться? – размышлял Рогожин. – Нет, такого не припомню.

Раскрываемость преступлений была высокая, а сейчас – что ни преступление, везде пробуксовка: то отказ в возбуждении уголовного дела, то закрытие его ввиду отсутствия состава преступления или улик, то искусственное затягивание следственного процесса.

В деле Махонина явное нарушение законности.

Волевая рука начальника освободила его от суда и заслуженного возмездия. Но почему?»

Напрашивались и другие вопросы: – Куда исчезли документы? Кто это сделал? Кому это надо? «Как дальше работать? На кого опираться, с кем советоваться?» – теряясь в догадках и предположениях, думал Рогожин.

Ему вспомнилось первое дело, которое пришлось раскрывать в начале работы. Оно было связано с хищением наркотических препаратов из аптек.

«Аптечное дело», как его нарекли в процессе расследования. Случайно был задержан продавец наркотических лекарств некий Смирнов. Он взят был с поличным, в кармане у него обнаружили две нераскрытые упаковки морфия в ампулах.

При допросе всячески отпирался, менял показания.

Вначале говорил, что его попросили наркотики продать знакомые, затем стал говорить, что нашел коробочки на территории больницы, впоследствии сослался на то, что лекарства остались у него после смерти родственника, умершего от рака.

Оказалось, что никакого онкологического больного дяди у него не было. Стали проверять аптеки. В одну из аптек пришёл Рогожин, и вот тут—то и раскрылась вся преступная цепочка. При проверке хранения и отпуска наркотических препаратов обнаружено, что по поддельным рецептам из аптеки на сторону утекало большое количество наркотиков.

Розовый рецепт на выписку наркотических веществ является документом строгой отчетности и хранится в поликлинике в сейфе под замком. Выдается рецепт лично в руки врача под его роспись.

Аптека выдает наркотические препараты только по таким рецептам. Выяснилось, что за год до этого случая в городе была ограблена одна из поликлиник, из неё были похищены бланки больничных листов и розовые рецепты.

Преступники умело изготовили поддельные печати врачей, медицинские штампы поликлиники и таким образом получали из аптек наркотические препараты, а затем подпольным образом их сбывали.

Под натиском улик Смирнов сознался в преступлении и назвал имена сообщников. Это были ранее судимые уголовники, наркоманы, которые сами употребляли наркотики и через сообщников сбывали их. Попало тогда и заведующим аптек за халатность в работе и за низкий контроль при отпуске препаратов, содержащих сильнодействующие наркотические вещества. Его воспоминания прервал стук в дверь.

– Войдите, – ответил Рогожин.

Вошла женщина бальзаковского возраста и сказала:

– Я к вам по очень важному делу, хочу сделать заявление.

– Пожалуйста, садитесь, – пригласил Рогожин.

– Хочу заявить на торговцев шашлыками, они продают их возле пивного ларька по улице Строителей. Но прежде вы мне дайте слово, что не потребуете от меня письменного заявления, моей фамилии и имени. Я скажу честно, что боюсь мести со стороны этих людей, закон, к сожалению, нас не защищает. Мне известно, что они готовят шашлыки из собачьего мяса.

– Откуда у вас такие сведения?

– Могу дать адрес квартиры, где преступники умерщвляют собак и разделывают их. Разрезанное на куски мясо привозят в ларек и жарят шашлыки. Собак усыпляют, чтобы не было шума. Я видела много раз, как они выносят из квартиры большие тяжелые сумки и грузят их в машину. Мы с мужем проследили путь и полюбопытствовали, что же можно вывозить из квартиры мешками. Когда увидели выброшенные на свалку собачьи головы и кости, стало все понятно.

– Хорошо, давайте адрес, проверим информацию.

– Я бы не пришла к вам, но твердо знаю, что шашлыки из собачьего мяса, а ведь люди их покупают, ни о чем не подозревая. Это безобразие. Куда смотрит санитарно—эпидемиологическая станция и государственная торговая инспекция? Знаете, в наше время столько безразличных ко всему происходящему людей, просто ужас. А я вот не могу проходить мимо таких вещей. Но фамилии своей вам не скажу, потому что на все сто процентов не уверена в вас. Милиции сейчас мало кто доверяет, вы меня поймите правильно. Дайте, пожалуйста, ваш телефон, позвоню вам через некоторое время и узнаю, удалось ли пресечь это безобразие.

Рогожин молча слушал посетительницу.

Поблагодарил за то, что пришла и все рассказала.

Вручил визитку и сказал, что будет во всем разбираться. Женщина ушла.

– Ну, вот, еще одно дело прибавилось, когда все успеть? Что—то уставать стал от завала в работе, хотя до пенсии далековато, – мрачно пошутил над собой.

Рогожин сложил в стол дела, закрыл его на ключ, выключил в кабинете свет и пошел домой. По дороге решил сделать небольшой крюк, зайти на улицу Строителей, найти пивной ларек и посмотреть чем торгуют. Пивной ларек нашел быстро, возле него толпились мужики, пили пиво и закусывали шашлыками, которые тут же продавали два кавказца.

– Почем шашлык? – поинтересовался Рогожин.

– Тридцать рублей, – не глядя на него, ответил усатый продавец. Он был занят покупателем, рассчитывал его.

– «Неужели правда торгуют шашлыками из собачьего мяса? – подумал Рогожин. – Есть ли у них лицензия, сертификат, разрешение санэпидстанции на торговлю? Нужно будет все проверить, завтра позвоню в сэс, в налоговую. Нужно заглянуть и в квартиру, что указала женщина».

До дома следователь добрался, когда уже было темно, в окнах квартиры горел свет, он обрадовался, что все дома и ждут его с хлебом и кефиром.

В модельном агентстве «Афродита» Нинель Александровна работала четыре года. Когда—то давно, окончив хореографическое училище, она выступала на сцене театра музыкальной комедии, одновременно давала уроки хореографии в студии при театре. Она была ведущей танцовщицей, ее работу в спектаклях, опереттах, водевилях хорошо принимала взыскательная публика, довольны были режиссеры и художественные руководители.

Но началась неразбериха в стране, все меньше и меньше ей предлагали ролей, театр стоял на грани упадка и развала, артисты получали мизерную зарплату, которую постоянно задерживали. Цены на товары и продукты росли с невероятной скоростью, прокормиться и одеться было невозможно. Нинель Александровна в средствах не нуждалась, заработка мужа им вполне хватало, материально они не страдали. Ее угнетала пустота в театре, многие артисты попросту разбежались кто куда, сцена пустовала, спектакли не ставили. В конце концов она тоже ушла из театра и стала проводить время в своей роскошной квартире.

Целыми днями занималась сама собой, все стремления были направлены на поддержании с витаминизированными кремами, занятия гимнастикой, уход за кожей лица – разнообразные бесконечные маски: питательные, очищающие, отбеливающие, маникюр и педикюр занимали половину дня, затем она, отдыхая на тахте, разглядывала зарубежные, ярко иллюстрированные журналы мод, придирчиво всматриваясь в каждую модель.

приглянувшихся фасонов платьев по оригинальным выкройкам, прилагающимся к журналам. В сшитых экстравагантных нарядах она выходила презентации. Вещи, которые шила, получались у нее превосходно. Природный вкус, фантазия, аккуратность, кропотливость и усердие в работе делали свое дело. Появляясь на публике в новом наряде, видела, какое неотразимое впечатление производит на присутствующих модными туалетами.

Платья и костюмы сидели на ней безупречно, в них чувствовала себя уютно и раскованно.

Одежда выгодно подчеркивала достоинства фигуры, великолепно отражала индивидуальность, поэтому выглядела безупречно и элегантно. Нинель Александровна ловила на себе восхищенные взгляды мужчин и завистливые взоры женщин. Знакомые останавливались, не стесняясь, расспрашивали, где покупает красивую, современную одежду. Она мило улыбалась и отвечала, что наряд в единственном экземпляре выписан из Италии. Ей верили. Однажды, на одной из презентаций, куда пришла одна (муж был в командировке), ее познакомили с Игорем Семеновичем Князевым, который влюбился в нее с первого взгляда, несмотря на то, что был женат.

Ей шепнули, что он занимает ответственный пост на очень и очень «серьезной» работе. Но это обстоятельство ничуть не мешало ему весь вечер галантно ухаживать за ней, без остановки говорить комплименты, а после окончания презентации попросить разрешения довести ее до дома на джипе.

Через несколько дней спустя он позвонил ей домой, они мило беседовали, но в конце разговора она в полушутливой форме попросила больше не беспокоить, так как ей не хочется доставлять неприятности мужу. Он больше не звонил.

Жизнь Нинель Александровны текла в привычном, ничем не омраченном свете. Ей очень хотелось испытать свои силы в новом деле. И вот тогда она решила открыть модельное агентство. Сразу же придумала название: «Афродита». Название будет символизировать безупречную красоту и совершенство её творений. Только так. В нем девы Хариты – богини грации – станут демонстрировать наряды, сделанные по ее эскизам. В том, что созданные изделия будут высшего качества и покорят всех красотой, новизной и индивидуальностью, она не сомневалась ни на йоту. Вдохновение и настойчивое желание открыть свое дело зарядили Нинель Александровну неисчерпаемой энергией.

Отобрав из бывших учениц—танцовщиц самых миловидных, с хорошей, гибкой фигурой девушек, она сшила оригинальную коллекцию нарядов и рискнула продемонстрировать на городском конкурсе красоты.

Результат превзошел все скромные ожидания.

Обвораживающие, изумительные модели одежды, в которых выходили длинноногие красавицы в перерывах основного шоу, продуманное сочетание дополнительных аксессуаров, подчеркивающих авангардный стиль, произвели невероятный фурор.

Дебют коллектива получил высшую оценку строго жюри, и её агентство сразу обрело популярность.

Победа вдохновила и окрылила ее, появились новые, грандиозные замыслы. Она занялась модой с утроенной энергией. Сначала на деньги мужа сняла в аренду, а потом выкупила пустующий спортивный комплекс, переоборудовала, открыла в нем класс хореографии, кабинет массажа, косметики, парикмахерскую, выделила комнаты для шитья и хранения одежды. Моделировала, кроила и шила вначале сама, затем, по мере развития, взяла в штат несколько первоклассных портних. Сразу же значительная часть забот отошла, появилась возможность больше времени уделять девушкам, работая с ними над пластикой движений и имиджем.

Через некоторое время агентство стало элитным, подобного в городе не было. «Афродиту» стали приглашать на знатные ужины, торжества, юбилеи.

Агентство стало принимать заказы на пошив одежды от жен высокопоставленных чиновников города.

Нинель Александровну радовала популярность и восторженные признания знакомых. Однако начались трения с мужем. Петр Аркадьевич стал ее ревновать. Поначалу не высказывал претензий, но она чувствовала, что мужу не нравится ее постоянное отсутствие в доме, он часто бывал хмурым и неразговорчивым. Тем временем восторженные разговоры об авангардном агентстве распространялись по всему городу. На демонстрациях коллекций одежды залы были заполнены до отказа. На одном из таких шоу присутствовал Игорь Семенович Князев. В этот раз Нинель Александровна демонстрировала на своих неотразимых красавицах зимние варианты пляжных костюмов. Длинноногие девушки – модистки выходили на подиум в коротких, разнообразных по фасонам шубках из меха соболя, норки, песца, колонка. Грациозно двигаясь в открытых модельных туфлях на высоких каблуках, они на ходу, легким, изящным движением плеч, сбрасывали лёгкие шубки – манто, обнажая перед завороженной публикой гибкие, стройные тела, слегка прикрытые вызывающе смелыми полупрозрачными купальниками.

Зал умирал от восторга. Но выше всех восхищений был выход в конце показа Нинель Александровны.

Ее зимний пляжный наряд был классической черно —белой гаммы. Она вышла в красивых модельных туфлях, подчеркивающих безупречную стройность ног. На ней была белоснежная, короткая шубка из горностая. Величавой походкой прошлась по подиуму и, наконец, замершему от ожидания залу продемонстрировала черный бархатный купальник, отделанный крупным белым жемчугом.

Совершенные формы ее тела, ослепительная белизна кожи, очаровательная голливудская улыбка, стройные ноги, соблазнительные, округлые бёдра, тонкая талия и высокий бюст вызвали бурю аплодисментов.

– Богиня! – прошептал, сраженный красотой, Игорь Семенович, сидевший в одном из первых рядов и восхищенно смотревший на Нинель Александровну.

С тех пор стал ее горячим поклонником. Он регулярно навещал даму сердца в агентстве, и они прекрасно проводили время у неё в будуаре.

Петр Аркадьевич чувствовал, что раскрасавица жена и модное агентство не могут оставлять равнодушными мужскую половину города. Ее портреты и портреты девушек – модисток постоянно мелькали на страницах газет и заполняли рекламные паузы каналов местного телевидения. Он видел, как в лучах славы и всеобщего признания еще больше похорошела и расцвела супруга. По мере возможности старался не пропускать показы, но поскольку был очень занят и загружен на работе, у него не всегда это получалось.

В дни, когда не выходило попасть на увлекательное зрелище, он с нетерпением ждал возвращения жены домой, а когда встречал её счастливой, красивой, одухотворенной, начинал засыпать каверзными вопросами и упреками, подвергал длительным, подробным расспросам обо всех моментах проведенного вечера.

Она уставала от дотошных, унизительных вопросов, они доводили ее до бешенства, особенно когда он интересовался, кто и сколько раз целовал ей руки, кто дарил цветы, кто провожал до кабинета, а, может быть, она позволила кому—нибудь зайти к ней после показа, если да, то с кем и чем они занимались. Нинель Александровна начинала нервничать, сбиваться, голос срывался до плача.

Петр Аркадьевич, видя слезы, сразу переставал мучить жену любопытством, называл себя дураком, просил прощения.

Они тут же мирились, клялись друг другу в любви и верности. Но ссоры не проходили бесследно для Нинель Александровны. В ее душе оставалась обида, которая постепенно накапливалась, тем более, что размолвки стали повторяться регулярно.

Нинель Александровна ощущала возникшее в глубине души новое, необъяснимое чувство, которое волновало и освежало ее жизнь. Конечно, это чувство было связано с образом Игоря Семеновича. Он ухаживал за ней трогательно и заботливо, порой она чувствовала, что начинает терять над собой власть и контроль. Поразительно, но Игорь Семенович никогда не появлялся на показах в те дни, когда на них присутствовал Петр Аркадьевич.

Нинель Александровну удивляло необыкновенное чутье пламенного поклонника, она приписывала это его природной интуиции, осторожности и уму (не зря же он занимает высокий пост на серьезной работе!) Как напряженно и скованно держалась бы она на подиуме, увидев в зале мужа и его!

Каких только страхов она заранее натерпелась, только на минуту представив, что муж и поклонник столкнутся друг с другом возле дверей ее кабинета.

Сердце холодело в груди и останавливалось от такой возможной сцены. Слава Богу – пылкий обожатель наделен благородством и тактом, он не позволит ей нервничать и смущаться.

Игорь Семенович держался всегда уверенно, приносил цветы, сидел в зале с букетом, а после окончания представления шел к ней, поздравлял с великолепным выступлением, говорил, что она в очередной раз произвела на него неотразимое впечатление, целовал руки и дарил благоухающий, свежий букет чайных роз. Это были ее любимые цветы.

Он мог часами сидеть напротив и, как невинный мальчик, восторженными глазами смотреть на неё. Восхищённо говорил о ее неповторимости, ослепительной красоте, о достоинствах фигуры, о неординарных способностях и таланте.

Ей было приятно это воспринимать. Вместе с тем, она очень смущалась, потому что никогда не слышала от мужа столько хороших и ласкающих слух слов. Глаза ее сверкали, губы горели ярким пламенем, щеки покрывались легким румянцем.

Ей трудно было скрыть волнение, она пыталась отшучиваться, он нежно гладил ее холеные руки, целовал каждый пальчик и вслух благодарил Бога за то, что встретил такую божественную, необыкновенную женщину. Когда Нинель Александровна неделю, а то и две не видела Игоря Семеновича, чувствовала, что скучает без него. И вот однажды случилось то, что должно было случиться.

Петра Аркадьевича в городе не было. Нинель Александровна в этот вечер представляла на званом ужине перед избранным обществом коллекцию вечерних туалетов. Изумительные, роскошные платья на грациозных красавицах, разнообразные модели, красота манекенщиц с огромным успехом принимались зрителями. Публика, сидевшая за столиками, то и дело громко и дружно аплодировала.

Труппу задарили цветами, отовсюду слышались восхищённые возгласы:

– Браво! Превосходно!

Но улыбки Нинель Александровны в этот вечер были не столь ослепительны и лучезарны.

Глаза ее излучали грусть, она не видела среди присутствующих Князева.

После окончания выступления не осталась, как все, на торжественный ужин, а быстро переодевшись и отказавшись от провожатых, вышла на улицу. Первое, что бросилось в глаза – сидящий за рулем джипа Игорь Семенович. Увидев ее, он вышел из машины навстречу, как всегда, галантно поцеловал руку, на несколько секунд задержав в своих теплых, больших руках. Потом под руку повел к машине и открыл дверку. Она была сражена – на переднем сиденье стояла огромная корзина чайных роз.

– Какая прелесть! – только и могла вымолвить Нинель Александровна. Глаза ее светились счастьем и любовью. От охватившего волнения не могла произнести ни одного слова. Игорь Семенович осторожно перенес корзину на заднее сиденье, помог даме сесть в машину, где в воздухе витал неповторимый аромат цветов. Ею овладело приятное чувство блаженства и неги, она боялась вздохнуть, чтобы не спугнуть прелестное и трепетное ощущение, смотрела на поклонника, словно завороженная.

Нинель Александровна понимала, что слова благодарности в эти минуты ничего не стоят. Голова кружилась от сознания предстоящей физической близости с любимым человеком. Они не обмолвились ни словом, но каждый из них торопился к этому сближению. Игорь Семенович гнал машину на бешеной скорости.

Наконец они остановились возле агентства.

Было поздно, на фасаде здания горели огни включенной сигнализации. Нинель Александровна открыла входную дверь и быстро, по условленному паролю, сняла охрану здания на пульте. Закрыв дверь, они остались один на один лицом друг к другу.

Между ними незримо, но ясно и ощутимо стояла магическая сила любви, которая с невероятной силой и скоростью притягивала влюбленных. Глаза встретились, губы соприкоснулись вначале трепетно и нежно, затем с неудержимой страстью слились в долгий, блаженный поцелуй, от которого у Нинель Александровны закружилась голова, она едва устояла на ногах, он вовремя подхватил ее расслабленное тело и на руках донес до будуара.

Наступила их первая ночь бесконечного блаженства.

– Я мечтаю о тебе днем и ночью. Одна мысль о тебе будоражит и возбуждает меня, – страстно говорил он, целуя ее с головы до ног. Острый, пронзительный, глубокий оргазм уносил их в запредельный мир, откуда они медленно возвращались и вновь, на крыльях открытой ими любви, улетали на небеса, где становились единым существом, где любовь соединяла вместе каждую клетку их тел, наполняя сознание пьянящим, радостным чувством. Безудержные ласки, страстные поцелуи, головокружительное сладострастие доводили её до счастливых слез.

Александровна, – я никогда не знала себя такой распутной грешницей, ты сорвал с меня кокон, в котором проходила много лет, не подозревая об истинном счастье женщины.

Его откровения были те же:

– Милая, думая о тебе и видя тебя, не могу сдерживать чувства. Во мне открылся канал великолепной энергии, который с каждой встречей с тобой наполняется удивительной, свежей силой.

Поверь, я ничего подобного не испытывал раньше.

Счастье их было безмерным, и все—таки осторожная Нинель Александровна ночные свидания больше не повторяла. Это было очень рискованно.

Могли заинтересоваться на пульте охраны: кто добровольно сторожит агентство моды по ночам?

Сплетни дошли бы до Петра Аркадьевича – тогда все, что имела и чего достигла Нинель Александровна пошло бы прахом.

Они стали встречаться днем, в уютном будуаре Нинель Александровны в агентстве. Любовник приходил к ней на два – три часа, они закрывались в комнате и наслаждались жизнью во всей ее полноте.

Однажды Нинель Александровне доложила бухгалтер, что к ней наведывались рэкетиры охраны и спокойствия работы агентства. Нинель Александровна рассказала о нахальных визитерах возлюбленному. Он ответил, чтобы не беспокоилась и не брала в голову сложные заморочки. Вскоре после разговора вневедомственная охрана установила в агентстве «тревожную» кнопку, а при входе стали ежедневно дежурить милиционеры.

Александровну, фантазии разгорались, она стала строить новые грандиозные проекты. Ей пришла в голову мысль создать коллекцию восточной одежды.

Девушки будут одеты в восточные полупрозрачные платья, кроме того, на них должны быть драгоценные украшения. Воображение рисовало, как под чарующие звуки восточной музыки полуобнаженные красавицы, выйдя на подиум, покорят грацией и красотой весь зал. Она поделилась идеей с Игорем Семеновичем.

– Превосходно, это будет грандиозное зрелище, – одобрительно сказал он. – Но где ты возьмешь столько драгоценных украшений?

– У моего мужа есть собственная коллекция ювелирных изделий, он собирает ее уже много лет, – открылась Нинель Александровна.

– Ты думаешь, он даст их на шоу?

– Муж никогда и ни в чем мне не отказывает.

– Попробуй, а я со своей стороны побеспокоюсь о безопасной доставке и охране украшений во время представления.

– Да? Как это мудро с твоей стороны, а я упустила из вида такую важную деталь, как охрана.

– Ты что, на другой планете живешь? Сейчас без охраны ни одна фирма не обходится. Твоему агентству нужна надежная крыша, тем более ты задумала крутое шоу. Без охраны девушек вместе с драгоценными украшениями похитят в один момент, не успеешь и глазом моргнуть, – пошутил он. – Ты, надеюсь, оценила, что агентство теперь находится под бдительным оком доблестной милиции? Как тебе нравится?

– Безумно нравится, так приятно чувствовать заботу и внимание таких сильных и смелых людей, как ты. Во что обойдется мне покровительство? – с улыбкой поинтересовалась Нинель Александровна.

– Вот, кстати, ты сама заговорила об этом. В денежном эквиваленте – ничего. Но ты понимаешь, за всё надо платить. Что можно взять с очаровательных, прелестных женщин? Кроме красоты и очарования ничего от них не требуется. Милое общество красавиц украсит мужскую компанию. Прошу тебя, командируй для первого раза несколько девушек для приятного времяпровождения в мужском обществе.

– О чем ты говоришь? – недоумевая, вопросительно посмотрела она на Князева.

Восторженное выражение лица сменило удивление и настороженность.

– О том, что пять—шесть симпатичных модисток будут прекрасным украшением одного мальчишника, устроенного на лоне природы, – невозмутимо произнес Князев.

– Да ты что?! – с возмущением вскрикнула Нинель Александровна. – Мои девушки никогда не пойдут на это! Часть из них замужние, имеют прекрасные семьи, некоторые совсем юные, непорочные создания.

– Не надо идеализировать девушек, – цинично возразил Князев. – Одно другому не мешает. Девушки хотят работать, работа им нравится. Еще больше им нравится получать хорошую зарплату, так почему же не отплатить добром за добро? Надеюсь, они созрели для того, чтобы понять – за все хорошее нужно платить?

– Чем ты предлагаешь платить?

–Живым бартером, – цинично расхохотался Игорь Семенович. – Милиция для вас охрану, а агентство для милиции очаровательных девушек для удовольствия и расслабления доблестных рыцарей от напряженного труда. Это же рынок, ты пойми. На днях за ними заедут на машине, пусть шесть девушек будут готовы провести вечер в мужском обществе.

В следующий раз съездят другие. Такова сейчас жизнь, говорить о чести и порядочности совсем не модно, нужно вписываться в рыночные отношения.

Ты поговори с ними не откладывая.

Александровны, он принял серьёзный вид и поспешно сказал:

– Пойми, это вынужденная мера. Я стараюсь для тебя. Все будет прекрасно, тебе не придется ни о чем беспокоиться.

– Послушай, я не понимаю, как можно разговаривать с девушками на такую тему? – взволнованно говорила Нинель Александровна. – Я очень удивлена, что за охрану агентства нужно платить такой ценой. У нас с тобой, выходит, тоже рыночные отношения?

– Глупенькая, не нужно все смешивать в одну кучу. Я люблю тебя и хочу одного: чтоб твой модельный бизнес развивался и креп, чтобы ему ничто не мешало, именно для этого нужна надежная охрана, – уверенным голосом произнес он. – Не надо так беспокоиться о своих девушках, они от этого расцветут ещё краше, – с милой улыбкой добавил Князев и погладил её по волосам.

Нинель Александровна глубоко вздохнула. Что ж!



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
Похожие работы:

«Владимир Жикаренцев ТайнА ЛабиринтоВ Для чего они были созданы и как брать из них Силу www.zhikarentsev.ru 2013 Книги Владимира Жикаренцева 1. Путь К Свободе. Кармические причины возникновения проблем или Как изменить свою жизнь. Первое издание книги - декабрь, 1995г. 2. Путь К Свободе: Добро и Зло - Игра в Дуальность. Первое издание книги - ноябрь, 1996г. 3. Путь К Свободе: Взгляд в Себя. Первое издание книги - октябрь, 1997г. 4. Жизнь Без Границ. Строение и законы дуальной вселенной. Первое...»

«592 Г79 Сперва я узнал В. С. Гребенникова как художника. И был Виктор Степанович Гребенников известен как осно­ зачарован его рисунками. С кусочков ватмана на меня глядели, ватель первых в нашей стране микрозаповедников и за­ летели и мчались необыкновенно яркие живые создания, в казников полезной энтояофауны. Главная идея его но­ вой книги, как и предыдущих,— охрана Природы. Не острых ракурсах, с очень своеобразными и динамичными поза­ прожектерствовать, не пустословить, а конкретными ми,...»

«Гл а в а 2 КЛЮЧЕВЫЕ ИГРОКИ На рынке золота есть несколько ключевых игроков. Крупные инвесторы, как вы узнаете из этой главы, могут оказывать огромное влияние на  цены, поэтому важно знать, кто они и  что заставляет их менять позиции в своих портфелях. Большую часть времени ключевые инвесторы рынка золота действуют весьма неторопливо, и это положительный фактор для трендовых трейдеров, пытающихся прокатиться на волне, созданной большими деньгами. Мы разделим ключевых игроков рынка золота на три...»

«Выпуск №1 (5) Специальный выпуск Миссионерского Листка Периодическое издание Миссии РПЦЗ в Калифорнии и Общины во имя святых от 24-го января / 6-го февраля 2011 Новомучеников и Исповедников Российских в г. Сан-Хозе, Калифорния, издаваемое БЛАГОВЕСТНИК с мая 2010 г. ДЕНЬ ПАМЯТИ НОВОМУЧЕНИКОВ И ИСПОВЕДНИКОВ РОССИЙСКИХ Слыша страшну весть / о гонениихъ, на Первоубиеннии за веру и Церковь, / Церковь Божию воздвигнутых, / первии по имени поминовеннии Святейшим Всероссийский нашъ Собор, Священный и...»

«Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк: Аленушкины сказки: Присказка, Сказка про храброго Зайца, про 1 Козявочку, про Комара Комаровича, Ванькины именины, про Воробья Воробеича, последняя Муха, Сказочка про Воронушку, Притча о Молочке, Пора спать. Серая шейка Пересказал А.Чернышев. Аленушкины сказки Д.Н.Мамина-Сибиряка АЛЁНУШКИНЫ СКАЗКИ Присказка Сказка про храброго Зайца - длинные уши, косые глаза, короткий хвост Сказочка про Козявочку Сказка про Комара Комаровича - длинный нос и про мохнатого Мишу...»

«Включай! Русское радио 103,9FM 12+ ВНИМАНИЮ РЕКЛАМОДАТЕЛЕЙ! ТИРАЖ НАШЕЙ ГАЗЕТЫ ВСЕГДА СООТВЕТСТВУЕТ ЗАЯВЛЕННОМУ ВНИМАНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ! ИЗДАНИЕ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ В ПЕТРОПАВЛОВСКЕ-КАМЧАТСКОМ, ЕЛИЗОВО И ВИЛЮЧИНСКЕ ПРЕДПРИЯТИЕ РЕАЛИЗУЕТ: Трос стальной d – 5, 9,1, 9,6, 11, 12, 14, 15, 16, 18, 19, 22, 26, 28, ТИРАЖ - 77 000 экз. 31, Двери судовые 1300x500, 1400x600, 1000x Крышки судовые 600x600, + 800x Паковки гребных валов Скобы СА, ПФ Винт гребной (КЖ) (МРС) Лебедка ЛЭ 74, ЗИП ЗД Скобы ПА 16, 32, 4,...»

«ЕЛЕНА АСЕЕВА СОКРОВИЩА ВОСПОМИНАНИЙ Caucasus Morpheus Project 2011 Посвящается моей семье, моей маме, и моему учителю – Татьяне Ефимовне Шехтер. ПРЕДИСЛОВИE Я не боялась демонов, духов, так как знала, что суть их порождение человека, У меня болели глаза. но боялась ходить в магазин. Не знаю почему. Я заставляла себя это делать и не знала почему. И тогда я просто поменяла магазины. Стало проще. Мне их хотелось подставить под дождь, чтобы он их наполнил слезами. Я рисовала с того возраста, как...»

«Людмила Долгих Выражаю особую благодарность Нине Самоловой, Галине Мокроусовой, Марине Белкиной, Надежде Людмила Долгих Сунцовой, Марии Спасенниковой, чьи фотографии использованы в сборнике. Спасибо, что умеете увидеть красоту родного края и делитесь ею с другими. А также благодарю Людмилу Чилимову за прекрасные рисунки к стихотворению Баллада о берёзе. Л. Долгих Болчаровские белые пески Х)а м л *ыа M otu MAJMl 1Се&ш*яиХ ЩиысоЬиХ) Долгих Людмила, Болчаровские белые пески Вёрстка: Кударенко Н....»

«ffio frm у т в fm u к о в акварели Билли Шоуэлл в акварели Я посвящ аю эт у книгу моим замечательным родителям, кот орые научили меня всему, что я умею; моему мужу и двум сыновьям за их поддерж ку и всей моей семье за их лю бовь и вдохновение (ЦоЬлфеты yemo в акварели БИЛЛИ ШОУЭЛЛ английского К. И. Мсжькова ТИ Н А & К УДК 741 Передняя сторонка обложки: ББК 74.268.51 Красные амариллисы Ш 81 50 х 60 см Задняя сторонка обложки Эхинацея (справа) 25 х 55 см Ветка гладиолуса (слева) 60 х 80 см Billy...»

«УВАЖАЕМЫЕ КОЛЛЕГИ И ПАРТНЕРЫ! Предлагаем ознакомиться с очередным выпуском каталога собственной продукции* издательства КНОРУС. В каталоге представлены учебные издания для СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ, соответствующие действующим требованиям Федеральных государственных образовательных стандартов. Все книги имеют государственные грифы ФИРО (Федеральный институт развития образования при Министерстве образования и науки РФ). Ознакомиться с полным перечнем изданий КНОРУС, а также...»

«Проект ИУВР-Фергана ОТЧЕТ по позиции А4.1: Оформлены и упрощены максимально все протестированные инструменты проекта и отобранные руководства (уровень пилотного канала) ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ АСПЕКТЫ ИНТЕГРИРОВАННОГО УПРАВЛЕНИЯ ВОДНЫМИ РЕСУРСАМИ (РУКОВОДСТВО) Со-директор проекта ИУВР-Фергана от НИЦ МКВК, проф. В.А. Духовный Со-директор проекта ИУВР-Фергана от ИВМИ Х. Мантритилаке Региональный координатор проекта В.И. Соколов Руководитель Блока 1 Н.Н. Мирзаев ТАШКЕНТ – 2008 г. СПИСОК ИСПОЛНИТЕЛЕЙ...»

«Шарль де Костер ЛЕГЕНДА ОБ УЛЕНШПИГЕЛЕ и Ламме Гудзаке, об их доблестных, забавных и достославных деяниях во Фландрии и других краях Предисловие совы Уважаемые художники, глубокоуважаемые издатели, уважае­ мый поэт! Я принуждена сделать несколько замечаний по поводу вашего первого издания. Как? Во всей этой толстой книге, в этом слоне, которого вы в количестве восемнадцати человек[1] пыта­ лись направить на путь славы, не нашлось хотя бы крошечного местечка для птицы Минервы[2], для мудрой, для...»

«Откровение Святого Иоанна Богослова (Апокалипсис) См. также: Краткая схема Апокалипсиса Откровение Иоанна Богослова — название последней книги Нового Завета (в Библии). Часто также упоминается как Апокалипсис (от греч. — раскрытие, откровение). В книге Откровения описываются cобытия, которые произойдут перед Вторым пришествием Иисуса Христа на землю и будут сопровождаться многочисленными катаклизмами и чудесами (огонь с неба, воскрешение мёртвых, явление ангелов), поэтому слово апокалипсис...»

«Квалификация – бакалавр Print to PDF without this message by purchasing novaPDF (http://www.novapdf.com/) 2 Print to PDF without this message by purchasing novaPDF (http://www.novapdf.com/) Содержание ООП 4 1 Общие положения.. 1.1 Определение.. 4 1.2 Входные данные и нормативные документы для разработки ООП. 4 1.3 Характеристика ООП.. 4 1.3.1 Цель (миссия) ООП.. 1.3.2 Срок освоения ООП.. 1.3.3 Трудоемкость ООП.. 1.3.4 Требования к абитуриенту.. 1.4 Профили подготовки бакалавриата.. 2...»

«Алла Нестерова Рыбацкая и охотничья кухня. Котелок, костер. и ночное небо – Аннотация Рыбацкая и охотничья кухня. Котелок, костер. и ночное небо (составитель А. В. Нестерова) Введение В последнее время блюда из мяса диких животных и дичи, а также различные рыбные кушанья, приготовленные как на природе, так и в домашних условиях, приобретают все большую популярность и считаются произведениями изысканной кухни. В этой книги можно найти множество советов, как сохранить и заготовить свежепойманную...»

«Коновалов А.А. Обобщенные золотые сечения и их проявления в природных системах О взаимодействия частиц в системе. Каждая система лишь частично заполнена массой вещества. Остальная часть остается условно пустой. Условно потому, что на самом деле в ней “растворены” (взвешены) мельчайшие частицы, размеры, масса и время жизни которых суммарно меньше одной частицы, принятой за элементарную. Т.е. “пустота” по суммарной массе этих “растворенных” частиц, занимаемому ими объему и времени их...»

«Крещение Духом Святым пастор Джеймс Нокс БИБЛЕЙСКАЯ БАПТИСТСКАЯ Нижеследующее является проповедью брата Джеймса, прочитанной им в Библейской Баптистской Церкви, Деланд, штат Флорида. Давайте откроем Библии в Ефесянах 2, Евреям 11 и Иоанне 6. Следите за мной, ЦЕРКОВЬ “ВЕРА” ибо у каждого из нас есть своё мнение на вещи, но сейчас нас интересует, что говорит Библия, Божье слово. Я обещаю, что мы не будем изменять, исправлять, добавлять или корректировать ни один стих в Библии. Я смею надеяться,...»

«ЗАКОН ТУРКМЕНИСТАНА Об утверждении и введении в действие Кодекса Туркменистана О воде Статья 1. Утвердить Кодекс Туркменистана О воде и ввести его в действие с 1 ноября 2004 года. Статья 2. Признать утратившими силу нижеследующие: Закон Туркменской ССР Об утверждении Кодекса Туркменской ССР о воде, утвержденный 27 декабря 1972 года (Ведомости Верховного Совета Туркменской ССР, 1972 г., № 24, ст. 92); Часть вторую Указа Президиума Верховного Совета Туркменской ССР О внесении изменений в...»

«АЛГапоненко, аППанкрухин Стратегическое управление Аккумулятор гелевый 40 а цена АФедоров скачать АТ Хрущева Автоматический выключатель на 120 а малогабаритный А я думал от онанизма А В Исаенко пуританская реформация в англии А сы меро сагапо ААпина электричка скачать текст АПРябушкин московская девушка А с д фракция-2 что собой представляет АШевцов очищение скачать А т твардовский чьим подвигом в веках отмечен век А ты фрейлиной была АИльинская матушки земли российской А на чистых прудах А...»

«Е.С. Гарбарук И.В. Королева АУДИОЛОГИЧЕСКИЙ СКРИНИНГ НОВОРОЖДЕННЫХ В РОССИИ: проблемы и перспективы Пособие для врачей ФГБУ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ УХА, ГОРЛА, НОСА И РЕЧИ www.azimut.spb.ru www.azimut.su • СКРИНИНГОВЫЕ АУДИОМЕТРЫ • ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ АУДИОМЕТРЫ • КЛИНИЧЕСКИЕ АУДИОМЕТРЫ • КОМБИНИРОВАННЫЕ АУДИОМЕТРЫ • ТИМПАНОМЕТРЫ • СИСТЕМЫ РЕГИСТРАЦИИ ВЫЗВАННЫХ...»




 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.