WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:   || 2 | 3 |

«Редактор-корректор Обложка и рисованная в виде птиц ивритская нумерация псалмов Вера Горт Компьютерная вёрстка, подготовка оригинал-макета и окончательная корректировка Л ...»

-- [ Страница 1 ] --

Книга Псалмов

царя Давида,

жреца Асафа,

трёх Кораховых сыновей-певцов,

Моше-пророка,

царя Шломо,

Эйтана-мудреца...

С иврита — Вера Горт

ИП Ракитская Э.Б.

Москва

2014

( тэгилим) –- Псалмы –- Psalms

Издание третье, в котором учтено табу на собственное имя

Всевышнего, в связи с чем даны новые версии некоторых мест

оригинала, не меняющие их смысла.

Александр Горт Критическое прочтение рукописи Эвелина М. Шорохова Редактор-корректор Обложка и рисованная в виде птиц ивритская нумерация псалмов Вера Горт Компьютерная вёрстка, подготовка оригинал-макета и окончательная корректировка Лев Сандомирский Редактор-корректор 3-его издания Пётр Дубинский ISBN 978-5-00039007- © Vera Gort РОВ 316, Atlit 30300, Israe1 Те1.: +972-(4)-984- е-mail: аlvеgо@012.net.il Б л а г о д а р ю:

Марка Котлярского за поданную мне идею рифмованного перевода Книги Псалмов, одобрение и выпуск в свет моих первых опытов;

Мейталь Горт за помощь в пользовании специальной литературой;

Яна Гамарника за разъяснения в области ратной и бытовой атрибутики Ближнего Востока Х1V-Х вв. до н.э.;

Шимона Казанского за щедрую поддержку издания;

Петра Дубинского за терпеливые разъяснения своего резонного видения оригинала и за проникновенную декламацию всех стихотворений и баллад Книги Псалмов:

http://yadi.sk/d/g8eXrw9MGk9iB Выражаю восхищение выполненным равом Давидом Йосифоном доскональным подстрочным переводом на русский язык Псалмов, ставшим надёжной опорой в моей работе.

Вера Горт Все разносюжетные стихотворения и баллады Книги Псалмов восходят в итоге к искренним кратким мольбам- молитвам, обращённым к Всевышнему.

Поэтому русское название Бог и ивритское – Элогим не переходят в Б-г и Элоким, так как сохраняют в устах псалмопевцев свой предельно высокий смысл, необходимый для принятого в подобных случаях полного написания Божьих названий.

Вера Горт Знак «г» в именах Божьих «Элога» и «Элогим», где тильда «~», обозначающая мягкость, не всегда проставлена лишь во благо эстетики написания Божьего имени, читается приглушённо, как звук 'г' в украинском языке, либо как “h” в английском.



Счастлив тот, кто легко избегал нечестивцев, — их чар, их похвал, сходок их, где любой шепоток обретал богоборческий толк...

Славен тот, кто и ночью, и днём только к Торе влеком!

Станет тот — словно саженец при потоках вод, чей завяжется плод в самый срок, с чьих ветвей не сорвётся в полёт ни листок...

Тот — везуч, тот — весом человек!

А иным — Божьих благостных нег не дано:

сор, мякина они, — не зерно;

Тора — см. на стр. 500 в левой колонке статью "Тора".

Что бунтуют?.. Кипит тревога...

Тайно шепчется царство с царством...

Что владыки земли, коварством заговорщиков души полня, общей ратью идут на Бога и помазанника Господня?:

"Разорвём, мол, одним усильем связь земную со Сводом Синим! – словно путы с запястий скинем!.."

Адонай восседает в небе, до поры улыбаясь немо, в ус посмеиваясь над ними...

Но однажды, спускаясь склоном вдоль шатров их, – лишит покоя, ввергнет в панику сих героев близкий Бог, оглушая словом:

"Я возвёл царя над Ционом, над Моею святой горою!.."

Бог мой помнит меня! — я поднят!

Мне на ухо Своё решенье Бог изрёк: "Ты — Мой сын. Сегодня Я родил тебя. Люд, угодья — дам! — проси! — на! — верши правленье!

Непокорных сопротивленье сокрушишь ты жезлом железным, разобьёшь их, как ковш из глины..."

Образумьтесь же, властелины!

Судьи мира, внемлите чинно наставленьям, царям полезным!:

трепеща, угождайте Небу!, веселитесь!, дрожа и каясь, чистотой лишь вооружаясь неземному навстречу гневу!

Ибо мстящая Божья ярость вот-вот вспыхнет.., ещё немного...

Жизнь свою превращает в радость тот, кто полон надежд на Бога.

Адонай — одно из имён Бога: см. также статью "Значения имён Всевышнего..." (стр. 514).

Цион (Сион) — гора Цион — холм Цион — крепость Цион — царская резиденция Давида близ Иерусалима: см. также в главе "Давид — царь Израиля и Иудеи" (стр. 450) абзац "И пошёл царь и люди его на Йерушалаим против Йевусеев..."

Давид Господь! как много! Бог! как много их!

вокруг души моей — врагов моих, друг другу шепчущих осатанело, что я смешон в моленье о подмоге, что нет душе моей спасенья в Боге.

Сэлла!

Мне голову приподымаешь Ты! — защита, помощь, мощь. Пусть нет предела виткам облав, на зов мой — с высоты Ционских рощ Ты отозвался. Сэлла!

Усну ли — вскинусь поутру, Тобой подхвачен.

Ты отличил меня, приговорив к удаче.

Один — я не боюсь десятков тысяч.

Лишь правь в бою моей десницей, Бог!

Ты бил их в щёку, вышиб сонм зубов былым обидчикам — вновь огнедышащ их кольцевой обхват, Ты — вновь залог, Авшалом — о сыне царя Давида и о поднятом им восстании против отца см. главы: "Амнон и Тамар", "Авшалом", "Ахитофель, Хушай" и "Гибель Авшалома, страдание Давида, упрёк Йоава" (стр. 454 и далее).

Сэлла — "Слово ( сэлла) встречается семьдесят раз на страницах Книги Псалмов (кроме того — трижды в молитве пророка Хавакука, и нигде более). Оно, возможно, обозначает высоту тона либо паузу в текстах для хора и оркестра, или же по смыслу аналогично восклицанию "Вечно!" "Толкования Танаха" М. Д. Касуто, изд-во "Явнэ", Тель-Авив, 1963 г.





По звучанию слово ( сэлла) сходно со словом,что в переводе — скала. Думаю, возглас "сила!" в русском языке при удивлении, восхищении величием события, человеческой мощью и стойкостью, сравниваемой со стойкостью скалы, — восходит к возгласу "сэлла!" Ционские рощи — Цион; см. 2-ое примечание ко 2-ому псалму.

реча: вот само, вот живьём..!" О, люд! Содрогнись! Испугайся греха!.. Тише!.. Сэлла!

С мятежными мыслями в ложе уткнись с головой!

Козлёнка сожги! — пряный дым впрямь любим Синевой...

Глянь вниз, Адонай, разверзая челом небосвод! — на нас испытай лучезарность лица Своего!

Сколь ярче та радость, что щедро Тобой мне дана, чем их — от избытка в чуланах хлебов и вина!..

Улягусь.., усну.., как дитя.., — всласть, доверчиво, мигом...

Толпой я гоним, но — Тобой я храним в схватке с миром.

"Козлёнка сожги!" — "...если из мелкого скота жертва (твоя), из овец или из коз, для всесожжения, — то мужского пола, без порока, приведи его... И возложи руку свою на голову жертвы всесожжения, и приобретёшь (ты) благоволение пред Господом для искупления (греха своего)... И зарежь его у жертвенника, с северной стороны, пред Господом, и покропят сыны Аароновы, священники, кровью его жертвенник кругом. И разрежь его по частям его, голову его и тук (жир) его, — и разложит их священник на дровах, которые на огне, что на жертвеннике; а внутренности и голени вымой водою; и принесёт священник всё, и воскурит на жертвеннике: это — жертва всесожжения огнепалимая, благоухание, приятное для Господа" Тора, Книга третья: "Ва-икра" – "И воззвал", глава 1, фразы: 4-9-13.

Перевод – рав Давид Йосифон, изд-во "Мосад а-рав Кук", Иерусалим, 1975 г.

См. также примечания к 20-ому и 26-ому псалмам.

Давид О, внимай!.. Внемли, Бог Адонай, гласу воплей, потоку речей!

Смысл молений моих осознай!, пропустив сквозь Себя их ручей.

Мысль мою улови поутру! — ту, что вызреет в ходе зари...

кто ж в Твой терем его водворит?

мины чванных? Ты — выше их лиц.

Ненавидя порочных людей, накажи хитрецов и убийц!

по Тобой проведённой черте, по намётке, не зримой врагам, по огромной Твоей доброте, в Высь вскребясь, в сжатьи сердца — войду...

Злясь, враги затевают войну:

в их устах нет речений благих, в их поступках — мотивов Твоих, их гортани — отверстость могил, языками же наглыми — льстят...

Обвини же их, Бог! — будь так мил!:

ни один их порыв не был свят!

Пусть падут..! — что Тебе в их судьбе?, ведь любой их совет — в деле плох, дик и пакостен, в каждом — подвох...

Отомсти не послушным Тебе!

...И охватит счастливый покой полагающихся на Тебя.

Покровительствующей рукой Ты воздашь им, их истость любя.

Навсегда — ликование их в блеске благоволений Твоих!

Адонай! — любят имя Твоё, украшающее бытиё!

Ты для праведных — щит круговой, их сердца прикрывая Собой.

Бог! Карай меня не в гневе!

Бог! Наказывай не в злости!

Пощади! — я счастлив не был.

Вправь легчайшей дланью Неба содрогнувшиеся кости!

Муки страха дух мой рушат.

Что же Ты?.. — уйми их рати!

Бог! Вернись! Спаси мне душу! — доброты — Твоей же! — ради.

Ведь со смертью гаснет память о Тебе..! — из преисподней благодарственное пламя кто взнесёт к душе Господней?

Я устал в своём стенаньи.

Горе гложет... Горе гложет...

Еженощными слезами сплошь истаивает ложе.

Пусть измучена постель, но мука мук — прощанье с оком!, что с лица — ушло! — истлело! — из-за злобы оголтелой вражьих скопищ за порогом.

Око вырвано..! Злодеи!

Прочь уйдите, взоры пряча!

Вы — помеха в Божьем деле, тише!, — Бог мой внемлет теме моего глухого плача.

Вняв мольбе моей молитвы, Бог мой вынесет решенье:

быть врагу стыдом убиту!

Пристыжённый за обиды мне и Богу — и без битвы враг потерпит пораженье.

Давид несправедливо обошлась с врагом рука, ведь я... — я без причины отпустил врага.., тем самым — другу отплатил я злом...

вновь повернётся к нам и рвётся напролом!, бесясь, преследуя мой дух остервенело!, догнав, мою пусть втопчет в дёрн и в щебень жизнь!, а славу — в прах!, бесследно пусть исчезну! Сэлла!

Ты обещал мне: "На Меня, — мол, — положись!" — я полагался... — полагаюсь!.. — так избавь от накатившей на меня волны врагов, как от, подмявшей под собою, стаи львов!, на черепки распасться — мне ль судьба?..

Восстань на недругов моих! Господь, взъярись!

Обдай их гневом, а меня — отдай под суд:

истцы Тебя живой стеною обнесут — над ними вознесись, заняв привычно Высь, — суди меня!, но и виня — рискни учесть безгрешность прежнюю мою, заслуги, честь!

Твоих попыток испытать наш дух и нрав — не счесть!

Бог!, пропуская сквозь Себя чреду людей, злых — пресеки!, а добрых — поощри! Ты прав, пронзая гневом нечестивых каждый день, а праведных — щадя. Ты добр, но строг.

И если не отвращает грешник от греха главу, из мести готовит меткие — тайком — орудья смерти, оттачивает меч, оттягивает тетиву, пуская огненные стрелы в мирный стог, — ему воздается впрок!:

его коварство — на его же темя, взмыв из былого, ляжет, словно бремя.

месть злоумышленника — искони глупа!

таясь душой от злых, роднясь душой с благими, Куш — по мнению "благословенной памяти мудрецов Торы" — прозвище царя Шауля, происходившего из колена Биньямина (о коленах Израилевых см. на стр. 502 левую колонку). Псалом этот, возможно, написан Давидом в период жестокого преследования его Шаулем, несмотря на... благоговейное отношение к нему Давида и почитание как своего царя и тестя. О реальных событиях, на которые откликается данный псалом, см. главу "Давид и Голиаф, царь Шауль" (стр. 440) и далее — по главу "Гибель царя Шауля" (стр. 447).

Давид Твоё особенное имя, Боже, одно лишь освещает облака!

Ты щебетом грудных младенцев можешь остановить взбешённые войска!

Гляжу я на перстов Твоих изделье — на солнце.., месяц... Но спрошу Тебя:

что человек в любой Твоей затее?..

Делясь дыханьем с ним с Себя лепя!

пред ангелами умалив, всё ж — умным Ты сотворил его, снабдив красой и властью над ягнёнком тонкорунным, быком огромным, трепетной лисой, — всё к человечьим Ты сложил ногам, что шуйцей и десницей сделал Сам.

Полоску чертит в небе птичья стая, а в море рыбья: сих линеек двух в просвете каллиграфия святая Господне Имя горстка Божьих букв.

Давид Всем сердцем, полным песен, повествовать о Божьих чудесах, глашатай многой, многой Ему хвалы... — врагов же стиснет страх!, метнутся вспять их рати, но, о себя ж споткнувшись, с собою же сшибясь, враги падут — лишь моему сродни — Твой правый суд.

на облачном престоле, мир — лишь Твоей подсуден правоте, и суд Твой — безупречен.

Для ждущих лучшей доли лишь Ты — залог их выдержки в беде.

Так пойте ж славу Богу, живущему в Ционе!, зане о каждой ране вспомнит Бог, о каждом нашем стоне...

За кровь Он взыщет строго с коварной вражьей крови. Враг жесток, месть вражья неуёмна.

Спаси, помилуй, Боже!, взнеси меня превыше смертных врат! — и во вратах Циона я песнями умножу благую о Тебе молву — стократ!

Упал и тонет в яме — её копавший втайне.

Божественная логика строга!

Жнут то же, что и сеют.

Тайком сплетённой сетью своя — глядишь — опутана нога.

Своя же кисть за шею берёт злодея. Сэлла!

И поделом! — раз честь не дорога...

Сын — возможно Авшалом. О взаимоотношениях Давида с Авшаломом см. главы: "Амнон и Тамар", "Авшалом", "Ахитофель, Хушай" и "Гибель Авшалома, страдание Давида, упрёк Йоава" (стр. 454 и далее).

Что же Ты, Боже, в глухой околоток скрылся от нас в дни нашествия бедствий?

Глянь, как надменным карается бедный!

Козни, чинимые скопищем бестий, в петли стяни вкруг их собственных глоток!

Грешник кичится нутра вожделеньем, взломщик — добычей, дразня Адоная.

В Небо вглядеться не тянет их, лень им:

"Синь, — мол, — слепа!, Высь, — мол, — область пустая!" Преуспевает во всякое время кто? — нечестивый! А суд Твой далёко!

Но словно вихрь с одуванчика — семя, сдуешь врага Ты в мгновение ока.

Ложь расплавляя во рту, недруг — сети льёт, как паук. Смерть в фальшивых устах лишь.

"Стой на своём!, — наущает он сердце, — не пошатнись — безнаказанным станешь!" На пустырях, по задворкам, в засаде — ищет он слабого бешеным оком, пальцами в шею впивается сзади — душит и тащит подальше от окон.

Шепчет подонок, мол: "Богу не видно!

Прячется Бог! Ни пред кем мне не стыдно!" Гнутся смиренные, падая в сети, — я говорю Тебе: Боже!, заметь их!

Выведи их из ловушки за руку!

Лгут нам враги, будто с них Ты не взыщешь!

Ведь, ненавидя напрасную муку, Ты сокрушишь вражьи хищные мышцы!

После — ищи!: где коварство?, бесчестье? — и не найдёшь!: ведь, бывало, чужие прочь исчезали из царства.., ведь жили люди Твои — безопасно, беспечно...

О, Адонай!, испокон — по сегодня ухом Ты льнёшь к сироте и калеке.

Скрой же обидчика их в преисподней!

Извергу вызреть не дай в человеке!

Давид Лишь на Господа я полагаюсь.

Вы ж — мне: "Царь, встрепенись, словно аист, полети копьевидною птицей к крепостям наших горных позиций!, а не то — рать захватит их вражья, пустит разом запальные стрелы с высоты — в темноту, в очумелых безоружных разбуженных граждан".

Рухнул мир, пошатнулись устои — в общей панике праведник стоек!

Где Господь?, не в Своём ли чертоге? — значит, мир уцелеет в итоге!!

Не с престола ль сквозь тонкое веко Бог разглядывает человека?, собираясь приверженцев верность вновь и вновь испытаньям подвергнуть:

кто — в сомненьи?, кто — в страхе?, в обиде?..

Вот что, враг: по-плохому — не выйдет!:

Высь осыплет вас углем горящим, серным ливнем окатит горячим, и отравленный огненный ветер вас — порочных — на улицах встретит, — ваша участь: дышать им и ранить вдохом-выдохом рты и гортани.

Лишь правдивых Всевышний избавит от тлетворного пламени яви:

тот, чей взгляд — словно противоядье, — Им любим, ибо Сам Ровня Правде.

Давид Ибо нет прямодушного рядом.

верных сердцем и лечащих взглядом.

Льстят. Язык их медов.

По два сердца у злых: оба — лживы.

друг у друга урвать для поживы!

одурманим святош вольной речью, встав один против ста!

Кто указ нам? — кричат, — выдь навстречу!" льстивый, шумный, притворный, надменный, будет выброшен прочь из вселенной.

"Вижу: грабят сирот, как в своих правят в сирых их избах, — молвит Бог. — Я оплот всем, кто хитростью из дому изгнан" — не слова — серебро!, переплавленное семикратно, в лоск очищенное... В необъятном Божьем тигле — светло!!!

Боже!, нам повезло:

с нас начнёшь Ты — и зло сострижёшь наголо с поколенья сего безвозвратно.

Давид когда лицо Твоё скрывает наледь!

Хоть ярок день, но это — ярь тоски.

Затеплись, Бог!, чтоб не уснул я насмерть!

Блесни Собой! Ожги мои зрачки!

подполз под бок — и лишь с самим собой я совещаюсь пред вступленьем в бой.

меня превыше вскинутый толпой, в бессмысленном предательстве — слепой.

Доколе, Бог?..

Уж пущен толк, что враг — сильней, я — кротче, чуть шатнусь — враг когти точит, Ты ж — молчишь, мол: "Пусть!.."

Доколе, Бог?..

Забыт Тобой, всё ж — близ Тебя найти спасенье тщусь, в подобье счастья превращая грусть.

Грянь бой — в бою на длань Твою я положусь, как на забрало, Бог!, а расплачусь за благо — горстью строк.

Давид Прошептал негодяй:

коим полнился край, загрязнившись душой.

Ведь отступник не слеп, он лишь духом нелеп, — зрил урод казнь в финалах судеб тех, кто ел, словно хлеб, мой народ.

В ком иссяк Божий пыл — куль пустой из-под душ занял страх, возглас "Боже!" застыл, смолк, свернулся, как уж на устах.

Нечестивцем не чтим мудрый зов бедняка "Элогим! ":

кто убог — тот гоним, ибо наверняка Бог — за ним.

Всех, кто пытан, пленён, — от увечий, Цион, излечи полной счастья толпой!

Яков!, лучшую пой из отчизн!

Элогим — одно из имён Бога; см. также статью "Значения имён Всевышнего..." (стр. 514).

"Яков!, лучшую пой из отчизн!" — обращение к Якову (Яакову — внуку Авраама) в данном случае аналогично обращению к потомкам Яакова, т.е. ко всему народу; см. также, начиная со стр. 502, в левых колонках чётных страниц статью "О возникновении 12-ти колен Израилевых".

Давид Господь! Кто будет жить в шатре Твоём?

Бог! На горе Твоей святой — кто поселится?

Тот, кто идёт к Тебе прямым путём — ложь не разносит колоколом-ртом во имя удивления на лицах;

кому претит отступнический бред, кто сердцем чтит боящегося Бога;

кто, дав взаймы, простит проценты с долга;

кто и напрасной, пусть себе во вред, сорвавшейся почти случайно, клятве — но данной Господу изменит вряд ли;

кто вас зазря обидеть не горазд, прохладным взглядом друга не обдаст;

и кто не оболжет, прельстившись взяткой, — невинного, на честь живя с оглядкой...

за наш с тобою вход в земной шатёр Свой, что на святой горе? — всего чуток:

стой на добре!, лишь на добре упорствуй!

Святая гора — Цион; см. также 2-ое  примечание ко 2-ому псалму.

Давид О, храни меня, Бог, охраняй!, ибо лишь на Тебя полагаюсь.

Так душа говорит: "Адонай!, нет иной доброты, есть — одна, от Тебя исходящая, благость".

Ближе к праведникам льну земным.

Да умножатся горести тех, кто торопится к чуждым богам!

Имя грешника вымолвить — грех.

Бог способствует мне: дивен край, что пожаловал мне Адонай.

Сердце — Богу!.. Подсказка с небес, мне приказ. Не слепит Божий блеск, хоть и близок Господь, правя мной.

Справа Бог — значит, выигран бой.

Тешит слава и нежит покой.

Бог у локтя — меня не шатнуть.

Плоть и кости исполнены сил.

Душу Бог мне наставил на путь — но не в ад сквозь черноты могил — в жизнь!, где радость одна за другой раздаётся Господней рукой.

Давид В песнь навзрыд, о, поверь, Адонай, в истый пламень моленья души!

Быль из уст, не исторгнувших лжи, на, Господь, перейми и впитай!

правоту от вины отличать?

Бог! Ты сердце моё испытал, подойдя к нему тишью ночной, мысли — все! — протекли сквозь уста.

Лишь — скрижаль... — я подсказок иных избежал, как соблазнов дурных.

Ты сдружил мою поступь с тропой — лёгок путь мой и голень туга.

На пути, проторённом Тобой, не терзается болью нога.

Лишь — услышь! Как настройщик к струне — чутким ухом приникни ко мне!

Бог!, щедрот Своих не береги — одаряй нас!, но благ пожалей ополчившимся против Твоей мощной правой волшебной руки!

Спрячь меня под крылами в тени! — и, как ока зеницу, храни от почти обступивших врагов, от воров близ отверстой души, от надменных, укутанных в жир, от иголок их зорких зрачков!

Гнёт к земле их назойливый взгляд — львами смотрят враги из засад.

Но — спасительна Божья рука!

Бог!, навстречу к ним выйди с мечом!

Оттесни их незримым плечом!

На колени поставь их войска!

Тех, кто души нам портит, отбей!..

Полны чрева их... пищей Твоей!, сыт их сын, сыт излишками внук... — что ж!.. — Твоя справедливость вокруг...

Скрижаль — см. главу "10 заповедей" (стр. 476) и далее — по главу "Вторичное обретение скрижалей" (стр. 478).

Давид Скала и крепость на уступе скальном!

Походный щит! Победный рог! Покой!

Врученье Небесам судьбы — залог счастливого конца борьбы со злом.

За миг до казни сердце полагалось на Божью логику, ладонь и благость!

Я восхваляемым Его назвал — и с тем пробился сквозь врагов навал.

Когда, потоком бедствий сбитый с ног, запутанный во вражеские сети, застрявший в ужасе в ловушке смерти, я вопль немой послал в Его чертог — Он внял.., мольба коснулась Божья уха...

И Божий гнев ударил по земле.

Качнув утёсы, дрогнула округа.

И вот — небесный край клоня ко мне, Бог Адонай сошёл по сизой мгле:

дым рвался из ноздрей, огонь — из уст, обгладывая мир, как жухлый куст...

Затем, на ветрокрылом херувиме воссев верхом, понёсся Адонай, как всадник, мглой обёрнутый, незримый, — от волн морских — до туч небесных стай.

И шёл морозный град и угль горящий от сердца Божьего сквозь мглистый плащ.

Был слышен Бог, громами говорящий.

Подобный сонму игл с сосновых чащ — во взвитый скоп палёных вражьих тел вонзился сноп калёных наших стрел.

Бог — молнии метал: блистали лентой извилины пещерных тайных вод.

Стал зримым, раскалясь, скелет вселенной — от гласа Божьего и выдоха Его.

Бог вызволил меня из вражьих толпищ, как тонущего — из болотной толщи.

Сильней меня был ненавистник мой, упорно шедший на меня войной.

Враги разбили лагерь близ пещеры, где был я одинок, чтоб взять врасплох.

Но не учли, что Бог мне — свой, и щедрый на тысячи подмог, что мною Бог любим, я — Им!

Бог вывел на простор меня, воздав мне по чистоте намерений и рук.

Я — чист!, сверяя по привычке давней со стуком Божья сердца — сердца стук.

Как требовал Господь — так я и делал.

Боясь греха — от смут я был далёк.

По праведности мыслей, слов и дела — по справедливости воздал мне Бог.

Бог с милостивым — милостив, святого — по святости его Он чтит с лихвой.

Но дерзкого — наказывает строго, не жалуя строптивости лихой.

Тобою, Бог, спасается смиренность.

Тобой на место ставится надменность.

Твоим огнём горит светильник мой, и — не охвачен я тревожной тьмой.

С Тобой — вотру в песок врага наскок.

Вал крепостной возьму с девизом "Бог!" Бог — щит от зла. Лишь Бог.

лишь уповать на Божий долг и благость.

Кто, кроме Бога..? С чьих сбегая дланей, под ноги стелются дороги мне?

Кто голень мне скроил, подобно ланьей?, стопу установил на крутизне?

Победы план открыв мне перед схваткой, Кто мощью препоясывает стан мой?

В мгновенье медный лук врага разбит мной — Ты обучил мой дух владенью битвой!

Твой правый локоть — моему опора.

Боюсь в бою — лишь Твоего укора.

Я следом шёл — а Ты мой ширил шаг:

вот — мной настигнут побежавший враг.

Пока не сокрушу я всех их, многих — в своё убежище не возвращусь.

Бог! Ты вручил мне лук, копьё, пращу:

вот — падают враги ко мне под ноги.

Твоя любовь превознесла меня, всех лютых недругов мне подчиня.

Ты обратил ко мне их лагерь тылом — я разложу их войско по могилам.

Вопят — но нет спасителя: Всевышний в ответ мятежным не отверзнет рот.

Вот — пали в прах.., как сор, смету их.., хоть они и мой народ...

Ты спас меня от казни — лютой самой:

своими быть убитым на войне, — нездешним людом признан царский сан мой.., народ, мне не знакомый, служит мне...

"здесь: имя собирательное для херувимов — существ, несущих Божью колесницу.

Всевышний, восседая верхом на ней, спускается с небес на землю" Пояснения к 18-ому псалму из книги "Тэгилим" — "Псалмы" многотомника "Толкования Танаха".

(к 18-ому псалму) "И увидел я: вот, бурный ветер пришёл с севера, облако огромное и огонь пылающий, и сияние вокруг облака, и как бы хашмаль (сверкание) — изнутри огня. И внутри него — подобие четырёх живых существ, и вид их подобен человеку. И четыре лица у каждого, и четыре крыла у каждого из них... И ступни ног их — как ступни ног тельца... И руки человеческие под крыльями их... И образ лиц их: лицо человека и лицо льва — справа у каждого из четырёх, и лицо быка — слева у каждого из четырёх, и лицо орла — у каждого из четырёх... По одному колесу у каждого из живых существ этих для четырёх лиц его... А ободья их... — кругом полны глаз у всех четырёх. И когда шли живые существа эти — двигались колёса подле них, а когда поднимались живые существа эти снизу вверх — поднимались и колёса... И над головами живых существ этих — подобие небосвода, словно ужасающий лёд... И под сводом этим — крылья их, простёртые от одного к другому... И слышал я, когда они шли, шум крыльев их, как бы шум многих вод, как голос Всемогущего, рёв, подобный шуму стана... И раздавался голос над сводом, который над головами их, когда они останавливались, опустив крылья свои. Над сводом же, который над головами их, — образ престола, подобный камню сапфиру, и над образом этого престола — образ, подобный человеку..."

Нэвиим (Пророки), книга седьмая: "Йехэзкель" — "Иезэкииль", глава 1, Перевод —рав Давид Йосифон и Натан Файнгольд, изд-во "Мосад а-рав Кук", "Враги разбили лагерь близ пещеры..." — см. главы "В пещере ЭйнГеди" и "Авишай, Авнэр" (стр. 445-446).

Давид Небо сказывает о Боге, о деяниях Божьих дланей:

полдень полдню — словцо, не боле.., полночь полночи — тьмы посланий...

Рань.., ни слов, ни словца.., где звуки? — свиты в нити немые буквы, холст натянут на горных соснах:

Бог поставил шатёр для солнца.

Из-под свадебного навеса солнце-суженый, солнце-рыцарь начинает пробег небесный — никому от тепла не скрыться.

совершенство спасает души.

Божий довод решает споры, простаков обращая в ушлых.

Божьи правила справедливы и восторг пред Ним — многолюден.

Божьи заповеди красивы.

Вечный страх пред Ним — абсолютен.

Божья истина — вожделенней злата чистого в жёлтых слитках, слаще мёда и слаще летних сот медовых в тяжёлых плитках.

Осторожен Твой раб и гибок, исполняя Твои заветы.

Кто оценщик своих ошибок — тех, что скрыты и незаметны?

Удержи от грехов случайных и умышленных преступлений!

Свергни власть их соблазнов тайных!

Угрызений душевных пленник, пусть я буду от них очищен!

Речи уст моих, убедите ль сердце Божье? Моё же — ищет похвалы Твоей, Избавитель.

Бог отзовётся на сомненье, вернёт покой... Лишь молви: "Бог!" — и ты увидишь, как спасенье переступает твой порог.

Из глубины Своих святилищ святой горы Своей Цион, как Он и делал испокон, — Бог благо шлёт в твой дом... — Пусть жертва Небу не дотлела — на углях тварь сыра на вид — Бог примет дар, коль в пепел — сэлла! — всё, что принёс ты, обратит, — "...итэн леха ки-левавэха у-холь эцатха емале..." — "...воздаст по сердцу человека, исполнит по его мольбе..."

"Бог примет дар, коль в пепел... всё, что принёс ты, обратит..." — "И возьми одного овна (барана), и пусть возложат Аарон и сыновья его руки свои на голову овна. И зарежь овна, и возьми крови его, и покропи на жертвенник со всех сторон. Овна же разрежь на части и вымой внутренности его и голени его, и возложи их на рассечённые части его и на голову его. И воскури всего овна на жертвеннике; это — всесожжение Господу..."

Тора, Книга вторая: "Шемот" — "Имена", глава 29, фразы: 15-18.

"А всякая грехоочистительная жертва, кровь которой вносится в шатёр соборный для искупления во святилище, не должна быть съедена: огнём да сожигается она", в отличие от иного вида жертв, например: "мясо мирной жертвы благодарения должно быть съедено в день приношения её и не должно оставлять от него до утра" См. также примечания к 4-ому и 26-ому псалмам.

Бог! За удаль Твою, за решимость в бою рядом драться — ох рад царь!

Умирал он в силке — ожил в Божьей руке!:

Бог участлив — царь счастлив.

Царь отмечен Тобой — блеском над головой, озарённой короной.

Сэлла!.. Жить он хотел — дал ему Ты в удел долголетье... — бессмертье..!

Победитель в войне, царь прославлен вдвойне:

ведь в Давиде Ты виден!

Твой он царь, Твой он раб, мил с лица, мудро храбр, свитой пышен...

Ты — выше!

Полагаясь на Высь, не цепляясь за жизнь, царь средь схваток — нешаток!;

в бой — без войска — один! — из-за скал — из-за спин — лётом солнца несётся;

рыщет, ищет, пока не отыщет врага, — не смирится десница!

Вспыхнут печи, Господь, — истопи вражью плоть!, шеи, плечи увечь им!, плод и семя — из них вынь! — их замысел дик! — мсти им горше!, а, Боже?

Подоплёка их зла! — недалёко стрела, что помчится им в лица!

Бог!, кольни их мечом!, подтолкни их плечом в жалком бегстве от бедствий!, махом выставь их прочь!..

Воспоём Божью мощь, люди чести, все вместе!

Давид Бог мой! Бог мой! Ты бросил меня! Ты — далёк от участья.., от вопля.., так, словно изранен я..!

Ты ж Себе... — Ты, Святой, Ты, задумчивый Бог — словно дремлешь в тепле славословий Израиля!..

Денных, нощных молитв, мольб немолчных моих, Отче, где итог?.. — бел на белом Твой лик, беззрачково Ты тих, несговорчиво нем Ты, Бог!

Если праотцы звали — Ты шёл. Здешним был.

Ты спасал — встарь... — к Тебе возопивших в отчаянье, не стыдя их за зряшный панический пыл.

Я же — червь, а не царь. Рядом люди случайные потешаются, дразнятся, полуузнав, "А..!" — мол, рты разевают, дурашливо пялятся, головами качают, а говор — лукав:

"Ох и жалок-то царь, ха-ха-ха!, ох и спал с лица!.."

Вновь душой полагаюсь на Светлую Высь — вновь спасён!, словно выигран мной в ратном поле бой.

Небеса вновь наводят на верную мысль, что к душе моей праведной — благости полон Бог.

В чреве матери я созревал — Ты извлёк из уюта утробы меня, стал — мой Бог, дал покой близ груди материнской, но срок мирной благости вышел — и вот — сосунок — отнят я!, в мир Твой брошен я с воплем о помощи! — на подхват Твой и хлопоты... Ты — мой оплот и щит!

О, покинь для меня глубь густых облаков!

Глянь! Вглядись! Возмутись! На равнину Башана выдь!:

обступило меня стадо лютых быков:

пасти — настежь, мычанье — как рык, Сердце воском растаяло в гроздьях кишок, я пролился водой, кости мелко рассыпались, сила высохла, как от горшка черепок, и язык, речь избыв, мёртво к нёбу прилип, как лист.

В смертный прах Ты меня превращаешь, Господь.

Злые толпы сплотились и — словно вонзились псы в руки.., в ноги.., срывая с них клочьями плоть.., рёбра... вот они... наперечёт... Стань поблизости!, Бог!, присутствуй!, смотри, как злорадствует люд!, вот уже наделяя друг друга по жребию, жадно шаря глазами, — моею одеждою:

что на мне.., что в дому.., выбирают.., берут...

Бог!, от львиного рыка и львиных клыков — оттесни!, оттащи!, мир избавь от чудовища!!!

Ты ответил.., как ветер.., порывом без слов.., и — легко.., незаметно... иной задал ход вещам, двинув в сторону общей счастливой судьбы...

Бога славлю! — нет облика, более яркого!!!

Не укрыл Он лица!, не отверг Он мольбы!..

Слышишь, племя проросших из семени Якова?:

чтя заботу Небес о спасенье своём, радо будь всем подсказкам Господним, как рад им я!;

Бог нас видит насквозь, в Свой беря окоём, — бойся грешных поступков, потомок Израиля!

С юных дней внемля совести, тщась людей за собой вести, — обещал я: кто днесь — сир, несчастен и нищ, будет есть и насытится пищей, и вы — ему отведёте жилище меж ваших жилищ — пусть лишь место в душе отведёт он Всевышнему! — и да жив он пребудет во веки веков!

Племена соберутся под общий их кров.., в покаяньи.., в застланьи ладонью лица пред Ним, — Властелином вселенной, единственно Царственным...

Сплошь опомнится люд!, заколышется луг самой дальней и тучной земли и — к Нему примкнёт!, лишь не станет Господь оживлять грешный дух:

в прах сходя, нечестивец пред Господом рухнет, мёртв.

Их потомки, острей чуя Бога из года в год, восхищённо о Нём повествуя из рода в род, озарят сонмы новых младенческих лиц ярче истинной вспышки из Божьих глазниц.

Башан — страна, простиравшаяся на северо-восток от реки Иордан, славившаяся стадами быков-великанов.

Давид подо мной — трав пологие волны, предо мной — плавны строгие воды.

справедлив: Им учён я сквозь зло пробираюсь без страха.

мой оплот. В безопасности полной чашей яств... Пусть же милость и благо бродят рядом — с моим вровень шагом!, в Свой впусти окоём!, дли в уюте Своём прелесть жизни моей день за днём.., много дней..!

Давид на морях основал, в ил вонзил, вбил меж волн?, и упрочил меж рек?, и наполнил до кром густо жизнью?, и святостью обдал Цион?

На святой Божий холм — кто взобраться достоин, наступив на следы Божьих стоп ненароком? — тот, кто чужд суеты, добр душой, сердцем стоек, чист от крови невинной и клятвы с подвохом, тот, кто прихотям толп угождать не привык, находя с каждым — разный, но общий язык, мимо смутных и диких — не смутен, не дик — справедливость проносит, бесстрашен и тих.

Поколенье, задавшее Высям вопросы, в спешном поиске Божьего духа и тела тормошащее сонную звёздную россыпь, — это — мы.., это — Яков в скитаниях... — Сэлла! — Не дремлите у врат на плечах вскиньтесь, главы!

Распахнитесь, калитки ворот, до предела!

Царь грядёт!, Царь-стяжатель безудержной славы!, Адонай, абсолютный в могуществе!.. Сэлла!

Яков — собирательное название всех потомков Якова (Яакова) — внука Авраама ("Отца многих народов"); см. также, начиная со стр. 502, в левых колонках чётных страниц статью "О возникновении 12-ти колен Израилевых".

Бог Цеваот (Саваоф) — Бог Воитель; см. также статью "Значения имён Всевышнего..." (стр. 514).

Давид Адонай! Возношу к облакам для касанья с душой Твоей — душу.

Не стыди! — ведь на радость врагам пред Твоею насмешкой я трушу.

На Тебя полагаюсь... И тех, кто со мной, не стыди!, — высмей грех променявших Твои повеленья на смешные досужие мненья!

Научи, как избрать из стезей — из запутанного их сплетенья — ту, что круче иных и прямей, что — к Тебе!, ибо Ты — Бог спасенья.

Трать же милость Свою, Адонай! — ведь поток её неиссякаем! — бьющий ключ не заваливай камнем!

Преступленье одно... будь так добр, Ты прости мне... Ты знаешь, о чём я...

Как детёныш в подспудности нор, скрыт во мне Твой завет. Всё прочёл я.

Тору — люди! — вберите душой — свод свидетельств, питающих вечность! — и страна ваша станет большой, дав потомкам покой и беспечность.

Полон тайн Адонай. Но для тех, прикипевших, как я, лбом к скрижалям, — чёток Бог. Вот Он — Бог!, из сетей вновь стопы мои высвобождая.

Ты окликни меня тихо, Бог!, ибо я, как и Ты, одинок.

Грех мой... — помнишь?.. — Расплодясь, сердце заняли беды, — сатанинский умерит их пыл святость нашей с Тобою беседы.

На грехи мои глянь, Адонай!:

главный... — вот.., этим — не донимай!!!

"Преступленье одно... будь так добр, Ты прости мне... Ты знаешь, о чём я...", "Грех мой... — помнишь?.. — скажи, что забыл!..", "На грехи мои глянь, Адонай!:

главный... — вот.., этим — не донимай!!!" — речь идёт о грехе, совершённом Давидом и не дававшем ему покоя до конца дней его. Связанные с этим события изложены вкратце в главах: "Бат-Шева, Урия Хейтиец, Йоав", "Натан-пророк", "Божье наказание" и "Божье прощение" (стр.

451 и далее).

Давид Рассуди меня! Видишь?, вот — совесть, вот — сердце:

разгляди их! — и тем их очисть, Адонай!

Вот — дела мои: с Собственным замыслом сверке их подвергни! Испробуй меня, испытай!

В облаках — словно в мыслях Всевышнего — небо.

Близко облако ласки Его.., хоть и немо..!

Со лжецами, с их тайнами — связан я не был.

От совместных застолий с такими — бежал.

Руки вымыв, близ жертвенника — как близ Неба, отдохну. Нечестивых — мне жаль... и не жаль...

Пламя вкруг обойду. Восхваляющий голос вдруг услышу: вот коэн взял выше.., вот сник.., Божьей славы рождая звенящий родник...

Знаешь, Бог, без молвы о Тебе в мире голо!

расскажу единицам и толпам: мир, слушай!..

Не губи меня, Бог, вместе с грешными!: страх стыть меж ними — уйми!, ведь... Тебе я послушен!, и... Тобою любим!, и.., как Ты, прямодушен!;

не примешивай к взяточнику и к убийце!:

Так достань же меня, как со дна, Адонай! — укрепи и испробуй!, и вновь испытай!..

Две стопы мои, Бог, близ разровненных грядок — "Пламя вкруг обойду" — здесь: пламя — огонь жертвенника. "И сделал Бецалель (Веселиил), человек, "мудрый сердцем", жертвенник всесожжения из дерева акации: 5 локтей длина его и 5 локтей ширина его, четырёхугольный, и локтя вышина его, — полым из досок сделал его, и сделал роги на четырёх углах его, также деревянные, — и обложил его медью... И сделал решётку сетчатой работы из меди (по периметру его и укрепил внутри на половинном уровне его – в. г.). И отлил 4 кольца к 4-ём углам решётки.., и вложил в них шесты.., чтобы носить его" Тора, Книга вторая: "Шемот" — "Имена", глава 38 фразы: 1, 2, 4-7.

Перевод — рав Давид Йосифон, изд-во "Мосад а-рав Кук", Иерусалим, 1975 г.

"И возложат сыны Аарона, священника, огонь на жертвенник, и разложат дрова на огне".

См. также примечания к 4-ому и 20-ому псалмам.

Коэн (Когэн) — священник.

Давид Адонай — свет, спасенье Не охватит сомненье Вот — сплотились злодеи, ниц случилось упасть им.

враг убит мигом позже.

Нет мне роскоши, кроме как, избавясь от бедствий, вхожим быть в храм Небесный!

Сколько враг ни упорствуй, от погонь — на утёсе спрячет Бог, вширь шатёр Свой распахнув перед гостем.

А покуда — жду чуда средь враждебного люда, и чело моё выше лбов, меня окруживших.

Бог! Твой дом полон пенья.

В нём — уютен мой угол.

Жертву благодаренья опускаю на уголь...

Осязай меня явней!, будь в незримом соседстве!

Я ж — всего в мире внятней слышу в собственном сердце глас печально излитой Божьей подлинной просьбы, мол: "Обрящете лик Мой! — лишь ищите! — на поиск!!" Помогай!, ибо слаб я, не таись!, не отвергни!, опекай!, ибо раб я Твой покорный и верный.

Мать! Отец! С кладью скудной оставляя подростка лишь на ветер попутный, — знали ль вы, что наутро стан Господнего войска сыну станет приютом?

Бог!, не сдай меня в руки подлых в тяжбах и в битвах!, Видишь? — узится круг их.., дышат ярью убийства...

О!, когда б я не верил в то, что благо Господне в край живых грянет сверху завтра... или сегодня...!!!

Слышишь?, сердце людское!, в силе будь и в покое!, и — зови!.. — верь упрямей! – Отклик с Облака вскоре оживит мёртвых в яме.

Давид К Тебе взываю, Бог!, утёс мой!, ответь утратившему силу! — без отклика с Небес — несносно быть живу, впору лечь в могилу.

Когда, поддавшись мольб запалу, вздымая руки, клича Бога, льну к сокровеннейшему залу святого самого чертога, — услышь!, увидь!, и к нечестивым, чей тон лишь кажется учтивым, а сердце кровью поит злобу, — не подтолкни!: я чужд их скопу.

Воздай им, Бог, по злым делам их!, по жути их поступков диких!

Простри карающие длани и по заслугам "награди" их!

Они Твоих боятся целей — разрушь и не отстрой мирок их!

О, если я любим и ценен, внемли слезам молений робких!

Ты, Бог, — защита!, мощь!, везенье!, зане не я — моё веселье рождает песнь благодаренья — мотив и текст.., я — лишь для пенья.

Я — Твой певец. Ты — мой целитель, борец с любой моей напастью.

Вот — я, вот — Твой народ... Спаситель!, паси нас! — трепетную паству.

Давид Воздавайте Всевышнему, сильные!

Воздавайте Всевышнему славой!

Воздавайте Господнему имени!, и Господней красе величавой!

Голос Бога над водами синими — громче грома и битв звонче звона — на бок валит он кедры старинные да и сами хребты Леванона.

На бычков одичалых похожие — словно скачут Сирьон с Леваноном, в дрожи — степи Кадэш... Кличи Божие высекают огонь в мире сонном, оленух разрешают от бремени, обнажают леса... Силе — слава!!!

Божий глас атакующий — в древности — гнал потоп от подъёма до спада, Сирьон — так жители Цидона (Сидона) звали гору Хермон (зимой покрытую снегом), что к северу от Галилейского моря (позднее — Тивериадского озера, которое ныне называется Ям-Кинэрэт, т.е. "Море Скрипкообразное", своим очертанием напоминающее скрипку).

Леванон — Ливан, Ливанские горы.

Кадэш — пустыня Цин на границе страны Эдом, лежащая к югу от Ям-а-Мавэт (Мёртвого моря), также называемого Ям-а-Мелах (Солёное море).

Давид "Высоты-ы-ы!!!" — выше ястребов и облаков поднял Сам меня выше врагов, "Исцели-и-и!!!" — я вопил — "А-а-а!!!, Господь!" — и у кромок ловушек-могил Ты мою воспалённую плоть В преисподнюю ввергнув персты, возвратил её в прежний уют, в клеть грудную, в покой, в благо, в тыл.

Влейте ж глас свой в нахлынувший хор, Бога пламенно славящий, где б ни застала вас песнь!.. Из-за ссор и размолвок людских — яр, но скор! — был и нет! — Божий гнев...

Ан столетиями — Бог к нам добр!

Полночь плача — сто полдней утех!

Беззаботно сказал я судьбе:

"Аз есмь кедр. И не дрогну вовек! — Бог уверен во мне, как в Себе".

Холм Цион — выше дюн, выше волн!

Подарив его мне, дружбы полн, пропитав его вечностью, Бог — скрыл Свой лик, заволок Свой зрачок, ибо я...

предал явь.., струсив счастья... "Бог!, друг! — появись!, яму, в кою упасть мне, — засыпь!:

что за польза в умолкшей крови, вслух не славящей Божьей красы?;

Холм Цион — гора близ Иерусалима, место обитания Бога на земле;

см. также 2-ое примечание ко 2-ому псалму.

Давид Бог мой, я на Тебя полагаюсь.

Дабы недруги не устыдили, Бог, истрать справедливости малость Приклони ко мне чуткое ухо!

Стань утёсом-убежищем!, домом укреплённым, задраенным глухо, в тайном месте, врагу не знакомом!

Придержав мою душу при теле, из стреножащих пут меня вырви!, спрячь! — уж держат меня на прицеле стрел и копий железные вихри.

Извлеки ж меня вновь из напастей, правды Бог! — как же мне ненавистен тот, кто в суетном вязнет лукавстве, опасаясь спокойствия истин!

Взвеселюсь и возрадуюсь духом — Небо внемлет мне облачным ухом...

Ты нашёл меня в тесной облаве, но не сдал на прокорм львиной лаве — на ногах удержал в ратном поле...

Знаю — слышишь, взываю — помилуй!, дли же, дли Свою милость — доколе грех мой мне не простишь!, чтоб без боли я взглянул в очи яркие миру.

Горе жжёт... Отщемило, истлело, жар глазницы покинуло око...

Нет нутра во мне! — полое тело!..

Кость простукиваю — чую: крохко..!

Жизнь — бедой, дни — тоской истощились.

Грех былой — вены мне обескровил.

Стал я близким — страшнее страшилищ.

Злясь, соседи стыдят из-за силищ мной нажитых врагов. Люд — под кровли, люд — за двери торопится с улиц, глянь! — прохожие мной ужаснулись.

Словно мёртв я, исторгнут из быта, смолкшим сердцем своим позабыт я...

Как к отрытому в хламе сосуду — подобрались ко мне отовсюду, миг — и с бранью потащат наружу!, впившись пальцами в шею и в душу.

В страхе я на Тебя полагаюсь.

Бог мой — Ты! Ты — мой Бог!

доброты Своей самую малость на раба Своего! — стань на страже! — лик открой надо мной!, и в бою — если бой — сохрани меня в силе и прыти!, не пеняя рабу — не стыдя за мольбу о Твоём — мне на помощь — прибытьи.

Нечестивых позорь! — в преисподней пусть умолкнут их лживые речи!

Хитрой спеси их дух преисполнен, едкий тон их — правдивых увечит.

Бог! — припас Ты огромные блага для боящихся кары Небесной, в куще скрыв их от свары словесной, за лицом Своим спрятав от наглых.

Бог!, а Бог! — ворох милости дивной вот Ты внёс в укреплённый мой город.

Я же выдумал в спешке наивной, что от глаз Твоих добрых отторгнут.

О, прости, Внявший кроткому воплю!, верных — чти!, грешным — вырази жалость!..

Люд, надейся на Добрую Волю, укрепляя сердца и мужаясь!

"…дай Свою милость — доколе грех мой мне не простишь!", «Горе жжёт...», "Грех былой — вены мне обескровил" — см. главу "Бат-Шева, Урия Хейтиец, Йоав" (стр. 451) и далее — по главу "Божье прощение" (стр. 454).

Куща — скиния — шалаш; см. также на стр. 509 левую колонку.

Давид Счастлив тот, кто прощён, чьё судебное дело закрыто.

Счастлив тот, кто прошёл покаянье, — пятно с него смыто.

день и ночь надо мной тяготела, растрясясь от рыдания. Сэлла!

стала свежесть полуденным зноем.

Бог!, душевный мятеж утоли догреховным покоем!

всё! — вина, как листва, облетела.

лишь слова подобрав и мотив — лишь признавшись Тебе — ожил. Сэлла!

"Было...", "...всё! — вина, как листва, облетела", "От греха маяты избавлением...", "Грех саднит как ожог" — см. главу "Бат-Шева, Урия Хейтиец, Йоав" (стр. 451) и далее — по главу "Божье прощение" (стр. 454).

Ликуйте, праведники, в Господе!

Не обрывайте славословие!

Былые оды Богу вспомните и сочините песни новые!

На площадь выйдите со скрипками и арфами десятиструнными!

Игру сопроводите кликами, блестя серебряными трубами!

Господень суд — бесспорен издавна, что Бог ни сделает — достойно всё.

Уст дуновеньем Божьих выстлана дорожка туч под Божьим воинством.

Морские воды собирает Он — как стены, а в Свои хранилища — укладывает бездны. Страхом полн, о мир!, замри пред Ним! Он — силища.

Велел — и стало так. Сказал — сбылось.

Всяк Божий план — из воплощаемых.

Бог дерзких человечьих замыслов ни в грош не ставит, умерщвляя их.

Народ, который Он Своим зовёт, — блажен, удачлив, ибо избран Им, взят под присмотр Его бессонных звёзд.

Не знаем... — знает Бог, что мы творим, — следит, Себя в людских сердцах тая.

По воле Бога, а не случая, — роняет трон царёва армия:

Бог — мощь, а немощь — рать могучая!

Всё ложь, мол, сильный конь врага сомнёт и вынесет из боя всадника:

лишь Бог умерит глад, и хлад, и гнёт, и лютость битв, спасая ратника.

О, Бог!

прочь торг! — равны да будут: к нам Твоё внимание и наше — на Тебя лишь! — упование...

Давид Когда безумным притворился он пред Авимелехом.., был изгнан..,но спасён.., так пел Давид, склонясь к цимбале:

благословляя Адоная сегодня, завтра, вечно, дале.., не чую, чтоб уста устали.

со мною вместе всласть и в радость а ну восславим Божью благость!

Кто Бога зрил — тот сам стал светел, зажжённый Божьим появленьем!..

Я вопросил — Бог мне ответил от казни лёгким избавленьем, в беде помог:

мгновенье Бог шёл бок о бок, затем — встал станом Божий ангел близ робких, их вернув отваге...

От яств вкуси — щепоть, не боле, взяв со столов, накрытых Небом!:

нет снеди благотворней Божьей, сравнится ль что с вином и хлебом?

И львы бедны и голодны, приткнуть главы не сыщут ниш... — лишь тот, кто ищет Высь, не нищ!..

Злых зло погубит. Их же мерзость под ними в ад провалит местность.

О сыновья! Я обучу вас тревоге пред Творцом вселенной, и ожиданью блага, чуда и жизни мирной и нетленной.

Язык — от зла, уста — от лжи, чтя лад, сдержи!

Знай!: Божьи очи, Божьи уши к тому влекомы, кто послушен.

Не праведник пока — так будь им! — стань! — уклонясь от преступленья!!!

Одни пути ищите, люди!:

от перемирий к примиреньям.

А бестий злых — сполоть рад с гряд земных Господь...

Бог близок к сокрушённым сердцем, вновь жизнью заменяя смерть им.

"Когда безумным притворился он (Давид) пред Авимелехом..."

— краткое изложение данного реального события содержится в главе "Ахимелех, Ахиш (Авимелех)" (стр. 443).

Давид с моими наглыми соперниками! — Бог, моих врагов, сражаясь бок о бок!

вооружись и — в бой! — на помощь мне!, меч обнажи! — не стой же в стороне! — скажи мне: "Я — спасение твоё!" охотящихся за моей душой!

преследователям взмахнуть пращой!

погоня, Бог!.. — подставив ей стопу, Своим копьём ей преградив тропу, двинь вспять полки!

О, стань их сброд мякиной, взятой смерчем в оборот!

Пусть оттолкнёт, увеча их, Твой ангел — в топь болот!

За что их месть, чтоб предо мной рыть яму, втайне класть над ямой сеть?, мне в душу лезть сквозь сделанный стрелой меж рёбер лаз?

Нагрянь же, смерть, на ждавших, жаждавших, чтоб пал я ниц!

Поймай же, сеть, тебя расстлавших, чтоб меня казнить!

Лишь близкий Бог..! — вот Кто вот-вот, вот-вот меня спасёт!

Ты — спас. Ты — смог!

Цел остов мой — итог Твоих забот.

Кто, как не Ты, от мощных — немощных отгородит?

Страж бедноты, — Кто бдит, чтоб жалкий скарб не взял бандит?

Вмешайся в суд!:

когда свидетель лжёт — смешон допрос, мне воздают злом за добро! подл на меня донос!

Не я ли, Бог, от хвори выздороветь им помог, глотка от вин не взяв, куска — от яств?

Мой пост был строг.

Я вретище носил, за них молясь.

Как друг, как брат — болел за них. По матери душой так не скорбят!

Когда же я упал — их сброд был рад!:

сбрелись — терзают, злят, терзают, злят... — вот что забавно им и хорошо!

Невмоготу!!!

Их забавляет, как лепёшку я поднёс ко рту.., как жалко выгляжу, в слезах жуя...

Без дел, без слов Ты зришь вполглаза, стоя в стороне...

От рыка толп, подобных скопу львов, — дай отдых мне!

Я восхвалю, восславлю при столпотвореньи масс Тебя!.. — пусть люд бесстыден в перемигиваньи глаз:

"Ага!, попал в опалу, — мол, — ага!, не повезло!" Вражда глупа!

Несправедливо и напрасно зло!

Сброд!, твой порыв — не то, что мой: ведь мой — миролюбив.

Всё рвётесь в бой — на кротких мира — взбалмошной гурьбой..!

Разверзли рты:

"Ага!, ага! — видали мы таких, Давид, как ты!" Бог!, от меня не прячься в толпах их!

Ты, Адонай, Ты заступись, устрой мне правый суд, выдь, оправдай меня! — Давида!! — впрямь ли недосуг?

Моя тоска не тяжелит их полые сердца:

"Ага!, Ага!

недолго, царь, до твоего конца!" Одень их в стыд, в кой объял Ты меня, Бог, до поры!

Ждут правоты моей большой все, кто душой добры.

Пусть за меня стоящий до конца — не устаёт в веселье восклицать вслух, всласть: да возвеличится Господь!, чей раб и царь обласкан Им, как друг Его и гость.

Язык мой прав, толкуя легкомысленной гурьбе суть Божьих правд.

Бог!, я учу их петь хвалу Тебе.

Давид, раб Божий Слово преступника — к сердцу отступника ластится, лепится с подобострастием, ловкое око вербует попутчика блеском бесовским, безбожным бесстрашием, снова на свет выставляет, тщась Высь ярить...

Всё! — уж не смыслит несчастный, хоть режь его, как ему путь свой извилистый выпрямить.

Сердцем своим чую сердце пропащее — ведь Адонай ненавидит подкупленных!

Милость Его — словно небо прозрачное, но справедливость — скала, бездны мрачные Ночью бессонной обдумав недоброе, днём — искуситель, как цепкими путами душу пленяет простых и испуганных.

Люду благому подмога — Сам Наиблагой.

Что нам ценней, чем дарованный Им совет?

Кормимся туком из кухонь жилья Его...

Пьём из потока услад Его... Зрим рассвет...

Бог! Ты — убежище, тыл. Из-под крыл Твоих не оттесняй меня локтем неверного!, прячь от толпы!, дабы мне не пробыть и миг попранным вживе пятою надменного!..

Вижу.., вблизи уж.., Тобою отринуты, — грешники пали по их недомыслию...

Милость несущие, Боже, простри персты к знающим, Кто Ты, к читающим мысль Твою!

Тук — жир злаковых зёрен, подкожный жир животных.

Давид Не тягайся со злыми!, презри их успехи в злых делах! — ими горд негодяй!

Зри и бди!, бди и зри справедливости вехи!, Злой — пожухнет полынью в мгновение ока, свежесть злого — пред засухой луг.

В этой Божьей стране, полагаясь на Бога, друг, живи, сея благо вокруг!

Наслаждайся Всевышним! — и жди!: Он исполнит все мольбы — вверь лишь Небу свой путь!

Божья мысль разожжёт над челом твоим полдни ярких истин — лишь верен им будь!

С проходимцем не спорь, все — в земле, кто во зле преуспел.

Что тебе плутовская удача и слава? — сторонись малоправедных дел!

Миг ещё — будет злой отомщён и наказан.

Люд благой унаследует твердь.

Злой — не сыщется впредь ни средь нас, завтра — след его не разглядеть...

Боже, чуткому к воле Твоей — дашь Ты землю, город, полный беззлобных людей...

Злой — зубами скрежещет, для стрел своих целью выбрав чуткого к воле Твоей.

Ты смеёшься над злым, ибо всё, что случится завтра с ним, — различимо Тобой:

обнажили мечи.., вздели луки к ключицам.., к стану кротких подкрались гурьбой.., но — любая стрела в тетивах их сломалась, их мечи в их же встряли сердца!..

В честной длани ценней небогатая малость всех сокровищ в ларцах хитреца.

Мысли грешных, их мышцы, их души — исчезнут, а безгрешных — оставит Творец, продлевая в потомках, послушных и честных.

Меж бесчестных, чей близок конец, — не падёт непорочный, бесхлебьем подрублен:

в голод — кормит его Элогим.

А порочный — уйдёт, как сгоревший на угле тук овец, обратившийся в дым.

Злого, взявшего в долг, не принудишь к оплате, — знает злой: сердце кротких — не лёд...

Кроткий — вновь безотказен.., но Божье проклятье настигает бессовестный сброд.

Уповай! — каждый шаг твой Всевышний упрочит, если весь — от и до — свят твой путь.

Будешь падать не рухнешь:

успевая ладонь протянуть.

Молод был, стал я стар, но не видел ни разу, чтоб святые терпели урон, чтобы хлеба просили у сытых и праздных дети малые их: свят — спасён.

Дав взаймы долг простит, не устанет: таким он рождён, и в потомстве, что в мир сей пока не явилось, Небом загодя благословлён.

Зла беги!, льни к добру! — Божий суд безупречен:

злой — наказан, благой — поощрён, робко вежливый с Господом — в Господе вечен, а небрежный — истёрт и сметён.

Унаследует хлебные нивы, и горы, и на склонах их — рощи олив тот, кто в спорах приводит мотивы из Торы, кто нутром — кто во всём — справедлив.

Вот — крадётся за праведником нечестивый.., чтоб в безлюдье, чтоб из-за спины — задушить его.., злясь, Бог спасёт от суда сатаны!, Бог не даст поскользнуться стопам прямодушных!

Кроткий люд овладеет страной, а хватившись плохих — не найдёт их, ненужных:

Богом проклято — истреблено.

Знал тирана я — был он, как саженец свежий, в почву прочно (казалось!) вращён, — прохожу, стал высматривать: где он?, да где же? — ни ствола, ни ветвей, ни ворон.

О, всмотрись в беспорочного всякий, кто ропщет! — разглядишь послезавтрашний мир.

Царство праведных — лучшее в мире из обществ, в коем каждый отзывчив и мил.

А спасенье... лишь верь:

от смертей, как покуда — от бед.

Упованье на вечность — итог чудотворных наших мысленных с Богом бесед.

"... сгоревший на угле тук овец, превратившийся в дым" — "И принесёт он (кто-либо) из жертвы мирной (за благополучие) в огнепалимую жертву Господу сальник, покрывающий внутренности, и весь тук (жир), что на них, и обе почки... И воскурят это сыны Аароновы (священники) на жертвеннике (см. примечание к 26-ому псалму).., на дровах, которые на огне.., в благоухание, приятное Господу" О грехоочистительной жертве всесожжения, когда сгоранию подлежат все части животного, см. примечания к 4-ому и 20-ому псалмам.

Давид О Господь! Лишь отгневавшись вволю, лишь унявшись — меня накажи!

Ибо долгой Ты жжёшь меня болью, О, Владыка! Отзлись до отвала, лишь остынув — меня покарай!

мне на темя. Уймись, Адонай!

Боже! — густо исколоты мышцы — скрупулёзен и мощен Твой гнев.

Но немыслимей — пыточник-мытарь, мой же, кости мне гложущий, грех, грех мой.., тот.., что как шквал ураганный пал, поклажей прилипнув к спине...

Из-под ноши сей гнойные раны бьют гнильём в ноздри людям и мне.

Грех жил миг — что же тратится вечность, чтоб изжит был из вечности грех?

Миг владели мной дурь и беспечность — что ж навечно лишён я утех?

Я калека, изломаный в чреслах, каждый шаг мой — невольный поклон.

Что же боль из нутра не исчезла, сколь ни черпал её хриплый стон?

Бог!, вот — просьба, мольба...

вот — мой страх, вот — бессилье, вот — я с тьмой в очах в самый яркий из полдней...

Но... "любившие.., други.., семья..." — "огавэй.., вэ-раэй.., вэ-кровэй..." — там.., все — поодаль.., со мной — не со мной...

А враги — те сживают со света:

вот — подкоп под моею стопой.

Их злословию страшно перечить:

изведут, коль хватить через край, раздразнив их разумностью речи.

За меня им ответь, Адонай!

Станут шутки шутить, скалясь скверно, — лишь шатнусь я, лишь дрогнет нога.

Никну.., словно стреноженный вервью.., ниц уж... — что ж так обмотка туга?

"... кости мне гложущий грех, грех мой.., тот.., что как шквал ураганный...”, "Грех жил миг — что же тратится вечность, чтоб изжит был из вечности грех?", "Что ж досада на грех всё не легче?" — см. главу "Бат-Шева, Урия Хейтиец, Йоав" (стр. 451) и далее — по главу "Божье прощение" (стр.

454).

Давид обуздав многословную речь.

взяв уста, стал я мысли стеречь.

К злым взывать, их толкая к добру, — Затихаю, встречая гурьбу.

взбаламутилась в сердце моём.

мысль на мысль — стрелы пышут огнём.

так же — вслух — вопросил Божью Высь, "Сколь длинна моя, Господи, жизнь?

Дай мне знать — где последний мой в скалах провал?

Пядь.., пядь.., пядь... — Ты ведь Сам мне тропу отмерял!

День.., день.., день... — Ты их Сам мне отсчитывал, Бог!

Всё ж... я — тень, я — ничто!, жизнь — ничто! пред Тобой".

"Коль — гэвэль" — “Всё — тщета”.

В жизнь — не верь!..

Словно некая вдруг густота поредела... — человек, словно снег, тает... Сэлла!

Призрак-люд!, в раж входя, — для кого копишь впрок?

Я ж — из смут, на Тебя положась, вырвусь, Бог!

От грехов лишь храни меня!, лишь не давай ртам врагов всласть меня изжевать, Адонай!

Мой конец средь... своих!, всё же, Ты допустил...

Стой, Творец!, охлади их предательский пыл!, встрянь! — и казнь отврати!, злых задобрить успей! — не дай пасть от удара десницы Своей!

Грех — как моль:

ест, доколь не останется грешного тела...

Грех — как зверь по следам...

Эль!, "гэвэль — коль адам" — "мним любой человек", снедь он... Сэлла!

Лишь — мольба:

обними меня!, ибо, Господь, близ Тебя — чужеземец я пришлый, Твой гость.

Яр Твой гнев — ублажись! Бог мой, ярче огня пусть во мне вспыхнет жизнь!.., уходя от меня...

(к 39-ому псалму) Едитун (Идифум) либо Едутун — имя руководителя музыкальной группы.

"И певцы, сыны Асафа, были на местах своих, по установлению Давида, и Асаф, и Эйман, и Едутун (царский прозорливец) при праздновании Песаха (Пасхи) в восемнадцатый год царствования Иудейского царя Йошиягу".

Ктувим (Писания), книга восьмая: "Диврэй а-ямим П" — "Хроники 2", "Грех — как моль...", "Грех — как зверь по следам..." — см.

главу "Бат-Шева, Урия Хейтиец, Йоав" (стр. 451) и далее — по главу "Божье прощение" (стр. 454).

Давид Я свято верил, верил, верил в Бога — и Он приник ко мне, впитав мой крик, внёс на утёс, найдя в болоте лога, вернул мне послушанье стоп и икр, и песню новую вложил в уста мне, Пусть скептик, видя, как я спасся, станет сам верить, верить, верить Небесам!

Мудр всякий муж, кто Небо счёл опорой, облокотясь на Божий прочный дом, спесивца речью — путаной и скорой — не оглуплён, не искушён плутом.

Обильны Божьи прежние деянья, ясны намётки завтрашних чудес — всё, всё — для нас, всё — ярче описанья! — нет равного Тебе, Жилец Небес!!!

Всё — несказанней о себе рассказа, а Ты — лишь бескорыстен, нежен, щедр.

Тебя хвалить — тесна любая фраза для слов хвалы, когда нахлынут разом;

а Ты — прощаешь грех, не хочешь жертв.

Тогда сказал я: всё, что в свитках книжных предписано мне, — я исполню, Бог!:

я объясню Тебя толпе!, всей жизни — в том смысл, Твоя Тора — того залог.

Я ратовал за праведность — и дале, Ты знаешь, я не заграждаю уст и не скрываю ни одной скрижали из тех, что в сердце... Мир — Тобой лишь густ!, Твой лад разлит в нём!.. Ты открыл мне уши, меня избрав в среде глухих людей, чтоб вещий шёпот Твой я внёс им в души, рвя по щепотке из души своей!.. — не зря ль сей ворох трепетный истрачен?, ужель я лжец? — не выставь на позор! — спаси! — спеши! — я снова загнан, схвачен былым грехом, мне заволокшим взор.., — сбежало сердце, пав на дно колодца, и вражье воинство над ним сошлось...

срами, стыди, отодвигай врага!

Пусть в шок впадут, готовя мне отраву, дай им напасть на след!, на взгляд! — явись!!!

Пусть скажут: "Вечен Бог и человечен!", спасенья истинного чуя близь.

"...я снова загнан, схвачен былым грехом..." — см. главу "Бат-Шева, Урия Хейтиец, Йоав" (стр. 451) и далее — по главу "Божье прощение" (стр.

454).

Давид на место несчастного.

В день, когда взбешено злыми кознями грешников Небо, Бог, и злясь, с добряком обойдётся участливо, от Себя Самого же в пыланьи кромешного гнева.

этот мил-человек впрок хлебнёт — выдох Божьего гнева не швырнёт его в скопище недругов Неба!, Небо свежестью щедро поделится с ним, если он заболеет: кто добр — тот храним.

смертный одр его — разворошённое ложе — так под ним перестелешь, что станет недугу неловко донимать его больше.

Я ж робко говорю: загляни ко мне в дом, Лекарь-Бог!, излечи!: выбей, вытряхни, выветри грешную душу!

О грехе я.., Ты знаешь, каком.., изнутри я едом...

Пред Тобой был я плох — это ль веский предлог для людской лютой злости? — Говорок за углом:

"Кабы сдох! — про меня. — Надоел — ох и ох!, кабы самое имя его, чтоб скорей позабыть о самом, с ним исчезло!" Гость ли в смолкший дом мой войдёт, что ни скажет солжёт, лжёт — страдая лицом, лжёт — смотрясь хитрецом, лжёт — запутанной речью нескладной, взятой им с потолка, жадно сердце своё не накормит неправдой, выйдет вон — и-и... давай толковать не по делу, мол, такая уж хворь прицепилась к пропащему телу, порча столь окаянная!.. — улицей — словно поток — Даже преданно кроткий со мной, бывший в битвах — моею рукой друг!, любивший мой дом, евший хлеб мой, вдруг... — над клетью моею грудной — с занесённой пятой:

мол, не встанет больной, верить в чудо — нелепо...

Небо, Небо, о, Небо!, о, Небо!

Бог!, а Ты подыми меня, вскинь! — если я отплачу им, я пойму: Ты вернулся ко мне... Тем же, истово чутким.

Ты — рукой лишь подать..!

Мрут враги, пали вспять их когорты.., ибо — вот Ты..!

Свой назойливый грех... я.., Ты знаешь.., избыл.., — нов я!.. Не выволакивай, а?, из-под облака нежащих крыл, солнце застящих, — на обнажённые воды.., на снега.., на кипящие дюны пустынь..!, Бог Израиля! Бог мой! Аминь и аминь!

"О грехе я.., Ты знаешь, каком.., вывей грех мой наружу! — изнутри я едом...", "Свой назойливый грех... я.., Ты знаешь.., избыл..." — см. главу "Бат-Шева, Урия Хейтиец, Йоав" (стр. 451) и далее — по главу "Божье прощение" (стр. 454).

Бнэй-Корах (Кораховы сыновья) благородной и благодарной, бытность празднующей, как дар Твой...

Что ж ты стонешь, душа?, что сникла?, веруй в близость Божьего лика!, Только никнет душа, не внемля.

Боже!, я — в Иорданских землях, на Хермоне и на Мицаре о Тебе вспоминаю, Царе!

Водопадов громкие горны выкликают новые волны мощных вод из вселенской течи, мне их сваливая на плечи.

Днём — Эли — полон доброй воли.

Ночью — я — лишь Ему! — о боли стану петь... — станет песнь излитой слёзной просьбой, мольбой, молитвой.

Ты ль забыл меня?, я ль не нужен?, я — в облаве!, кольцо всё туже!

Стыд грызёт меня: вражьим людом — "Где, — мол, — Бог твой?" — я пытан люто...

Что ж ты стонешь, душа?, что сникла?, веруй в близость Божьего лика!, в Нём спасенье! — и жди без стона, ибо я Его славлю снова.

Бнэй-Корах Рассуди меня с людом моим, столь неправедным, словно чужим!

Заступись!, Сам вступи с ними в спор!, от меня отведи!: я гоним...

я тесним!, я обложен врагом!

Свет пролей над моею тропой, под крутым восходящей углом на Тобой обитаемый холм!, где под жертвой уголья горят, веселя обонянье и взгляд.

с коей громкими всплесками арф я хвалю Твой благой Божий нрав.

Не стенай!, пой, душа, а не плачь!

Адонай — вот раздатчик удач!

Верь в спасенье!, веселье готовь!, вспрянь, душа! — я хвалю Его вновь.

"...где под жертвой уголья горят..." — см. примечания к 4-ому, 20-ому, Бнэй-Корах мы слышали из первых уст: отцы рассказывали о Твоём деянье, в их дни, Эли, для них свершённом, давнем, в сию страну их за Собой привёл, в сей грунт врастил... взамен иных племён сей взяли край (слаб сабли тусклый блик, хил мускул их) — Ты правил схваткой жаркой!

Твой лик, для вражьих лиц разяще яркий, слепил и жёг! Ты шёл к своим на помощь!

Ты расстелил пред ними почву, поросль, вскрыл питьевой родник спасенье Якову — везенье нам!, чтоб завтра взбунтовавшимся врагам — под нами пятиться, чтоб бунт их был осмеян, а нашим — под крылом Твоим! — войскам дай, как быкам, их забодать, их затоптать, — засеяв не столь надёжны — ломки щит и лук... — как Ты спасал нас встарь, спаси нас, Друг, Ты пред врагом нас опрокинул вспять, вверг в стыд, Ты не выходишь с нашим войском, Ты на съеденье нас рискнул продать — своих! — и за ценой не стоя толком, пред грешными Ты поднял на смех нас, Ты грех свёл с благочестием!, смешав их с нами...

Нас грабят... — кто мы? — притчи для потех...

и для покачиванья головами...

И вот — мы сами зарвавшегося в кураже врага — зальюсь стыдом.., зайдусь зажатым криком..!

Нам мстят!, но, Бог, хоть Ты далёк пока, живём мы по Твоим заветным свиткам! — мы — те же, Бог. И днесь, напасть терпя, не отступилось сердце от Тебя и не сошло в обочину с дороги.

И то ли Ты нас предал, то ль взыскал с нас за пороки, но рвение к Тебе души, стопы — там, где шакалы бродят, помнишь, Бог?, Ты — лица нам окрасил смертной тенью.

Но не рванулись руки и сердца к чужим богам, к чужому к ним моленью.

любой из нас сплетён с любым из них отчаянностью противостоянья.

Отвергнув божества племён иных, для них мы — скот домашний для закланья — что спишь, за облаками пряча лик?

ни капли не испытываешь страха?

Ибо унижена душа до праха.., утроба льнёт к земле... Ты ль не велик?..

(к 44-ому псалму) "Отцы рассказывали о Твоём деянье.., в их дни, Эли.., …о том, как Ты в сию страну их за Собой привёл…" — краткие описания реальных событий, сопутствующих сорокалетнему переходу из Египта в страну Моав (примыкавшую с юго-востока к Йерихо (Иерихону)), содержатся в главах: "Переход моря посуху", "Мара (Горечь)", "Перепела и манна небесная", "Маса и Мерива (Испытание и Спор)", "Йегошуа и Амалек" (стр. 473 и далее), а также в главах "Цари Сихон и Ог" и "И взошёл Моше..." (стр. 479).

Бнэй-Корах дарю царю нерукотворный свиток:

К бедру привесь свой меч, храбрец!, воссядь на колесницу!:

сдай вспять! — сбей спесь с упряжки резвых истин!.. Бог — десницу твою навёл.., ты — лишь легко и ровно правь уже ручной упряжкой кротких правд!

Твои клинки заострены: падут, лишь строясь к бою, врагов полки — со стрелами меж рёбер — под тобою.

Твой трон — навек, твой скипетр означает справедливость, ты чист, как снег, засим твоё избранье мало длилось.

Сам Бог тебя на царствие помазал оливковым — с дерев немрущих — маслом, — тебе дал власть, хоть ты и не был в клане старшим братом.

Твой в блёстках плащ — с коричным, мирровым, алойным ароматом.

Царь, терем твой — слоновой кости. Слух твой тешит лира.

Царевен рой вблизи зрят гости. Золотом Офира расшит наряд стоящей справа от тебя царицы, близ медных лат таящей мощь благой твоей десницы.

Дочь!, ухом, оком и душой мне внемли!, невеста юная!: родные земли, дворец отца — забудь!, в былую девичью не рвись обитель!, с сих дивных пор с царём не спорь!:

захочет царь твоей красы — склонись!, он — повелитель.

Сам пышный Цор тебе дары пришлёт. Вельможа станет твоё лицо о милости молить, забыв о сане.

Честь скромных вежд, о, да не будет тронута укором!

В огне одежд, расшитых клетчатым златым узором, — войдёшь, а следом — пустошь царских комнат твои подруги радостью наполнят.

по всей стране поставишь ты князьями.

"И прибыли корабельщики, знающие море, в Офир, и взяли оттуда золота кикаров" Предполагаю, что Офир — страна на Кавказском побережье Чёрного моря, (т.к.

одно из имён бога населявших эти края народов было Офирогор.

1 кикар (талант) — 21 кг на древнем Ближнем Востоке.

Цор (Тир) ныне Сур — порт на юге Ливана. В оригинале употреблено выражение: "дочь Цора", что означает: город Цор, так же как "дочь Циона" — город Цион, а "дочь Бавэля" — город Бавэль (Вавилон)... "Города назывались "дочерьми".

многотомника "Толкования Танаха". М. Д. Касуто, изд-во "Явнэ", Бнэй-Корах Град Божий — Йерушалаим (Иерусалим).

Яаков — собирательное название всех потомков Яакова; см. также, начиная со стр. 502, в левых колонках чётных страниц статью "О возникновении 12-ти колен Израилевых".

Бнэй-Корах Рукоплещите все! — рукоплесканьем вашим заслушается Тот, Кто милостив и страшен.

величью нашему не намечает... Сэлла!

Взлёт Бога ввысь, сопровождаемый шофаром, воспойте все, кто песенным владеет даром!

Сплотились лучшие: жрецы, князья и свита.

Шофар — полый рог барана, козла, антилопы, газели (но никогда быка либо коровы во избежание намёка на золотой телец) со срезанным концом, в который трубили в храме во время принесения жертвы (см. примечания к 4-ому, 20-ому и 26-ому псалмам), а также в новолуние и в приближении праздников;

обряд этот обязателен для исполнения.

Потомки Авраамовы — народ Израиля; см. также, начиная со стр. 502, в левых колонках чётных страниц статью "О возникновении 12-ти колен Израилевых".

Бнэй-Корах Велик Господь.., а в городе Своём Он истовей, чем где-либо, прославлен.

Господень град, как жемчуг, вкраплен в холм, который, в свой черёд, — в бессмертье вправлен.

На склоне северном Циона Бог во всех дворцах — незримый гость, и в каждом — простор для крыл Его, ковёр — для ног, ибо, когда цари нездешние отважно пошли на взятие Его горы, — оцепенели уж придя к подножью, бежали в поисках любой норы, и било их, как роженицу — дрожью.

Таршишский флот Он вмял в пучину вод восточным ветром, вдруг — осатанелым...

Слух о Тебе не лжёт, Бог Цеваот!:

всё так: что слышали — то видим. Сэлла!

Господне с недругом счетов сведенье.

Чьей славе самый край земли — граница, и справедлива ратная десница, — мы обойдём Цион, оглянем холм, пересчитаем башни зорким глазом, потомков убедим оград кольцом, "Велик Господь.., а в городе Своём Он истовей, чем где-либо, прославлен" — в Йерушалаиме (Иерусалиме).

"Его (Бога) гора" — Цион; см. в главе "Давид — царь Израиля и Иудеи" абзац "И пошёл царь и люди его на Йерушалаим против Йевусеев..."

(стр.450).

Таршишский флот — "так назывались большие корабли, доходившие до Таршиша, (возможно) поселения финикийцев, искусных мореплавателей, на побережье Испании либо Сардинии, и приходившие раз в три года (из-за медленного плавания вблизи береговой линии, с заходом во многие порты); они привозили золото, серебро, слоновую кость, сандаловое дерево, драгоценные камни, обезьян, павлинов..."

Пояснения к книге "Мелахим I" — "Цари 1", глава 10, фразы: 11, 22, а также к 48-ому псалму из книги "Тэгилим" —"Псалмы" многотомника Бнэй-Корах Внимайте, обитатели вселенной, страшней любого пришлого несчастья!" всех лучше!?.. Нет!, не наскребёшь ты суммы, исчезнут вместе... Слишком дорог выкуп " Жилище, — мыслят, — вечно, — тын да зелень..." — и оставляют их за сыновьями, и нарекают нажитые земли своими собственными именами...

Великолепен люд! — но не бессмертен!

(...вот на руку, ослабнув, птица села...) Их путь — их дурь, но выросшие дети устами нежными их одобряют... Сэлла!

Как мелкий зверь — люд обречён на гибель.

Умрут рвачи — бедняк учует утром, как за ночь в преисподней станет гнилью былая мощь их с сердцем их немудрым...

И нет у них обители... — но, правда?:

покинув тело, не осиротела моя душа, избегнувшая ада! — Ты взял её к Себе, Всевышний. Сэлла!

Не бойся богача! — пусть умножает своё добро!, пусть угождает чреву! — люд уважает самообожанье и страсть к очищенному злату-сребру...

При жизни похвалявшийся судьбою — "ло бэ-муто иках (ито) аколь!" — "по смерти он не захватит ничего (с собою)!", идя к — уже сидящим не при свете — своим отцам... Прекрасен люд! — рьян сердцем! — но — тварям гибнущим подобно — смертен.

Асаф от рассветных лучей до закатных убеждал облюбованный край выбрать судей — судить виноватых.

принял нежно, как скрипки, на плечи.

Хоть вокруг Адоная — огонь, сквозь пыланье слышны Божьи речи.

к нам сходя, — явь пред Ним пламенела! — чтоб судить нас... А голос с высот возвещал, что судья — вот Он! Сэлла!

К заключившим над тлеющей жертвой свой нетленный со Мною союз подходя со святейшею меркой, предостеречь их хочу, говоря: Бог ваш — Я! Люд! Я — Бог ваш!

Не корю: мало жертв, мол, — ничуть!:

всесожжений — с лихвой, надо ль больше?

Я ль умалю ваш прокорм? — ни тельца не возьму из загонов, ибо скот Мой — на тысячах гор, зверь лесной — на прогалинах склонов, с каждым птенцом Я знаком, с каждой тварью меж злаками в поле.

Я ль, взалкав, вопию о съестном? — всё при Мне: мёд, и живность, и поросль.

Ем ли Я мясо быков?, кровь козлов пью ли? — нет! — глад и жажду утоляю Я облаком слов, дух Мой славящих; искренность вашу внутрь Я вбираю, как снедь, — пламя сыто парными боками!..

Вы ж — с дымком перешлите Мне весть, мол, обеты исполнены вами!

Выкличьте с неба Меня!, коль хлебнули вы горя сверх меры:

Я спасу вас, доверье ценя".

И сказал, встав лицом к лицемерам, Эль — Элогим — Адонай:

"Как Мои — пред толпой — ваши речи, всё в них верно: про ад и про рай...

Что ж дорогой домой — через плечи их расшвыряв наобум, вновь стыдясь их, вновь духом редея, — рвётесь, встретив воров, в их гурьбу?, примыкаете к прелюбодеям?..

Грешник, ты дал волю рту:

знать, уста — болтовне не преграда.

Плёл ты злым языком клевету, мать позоря наветом на брата...

Ты говорил — Я молчал.

Уличать — на тебя стать похожим, продолжателя грешных начал...

Ты — чужой, и спасением Божьим дух свой не тешь!, не стенай:

Эль!.. Элогим!.. Адонай!.."

(к 50-ому псалму) Эль, Элогим, Адонай — Божьи имена; см. также стр. 514.

Холм Красот — имеется в виду Холм Цион — место обитания Бога на земле; см. также в главе "Давид — царь Израиля и Иудеи" абзац "И пошёл царь и люди его на Йерушалаим против Йевусеев..." (стр. 450).

"Не корю: мало жертв, мол, — ничуть!: всесожжений — с лихвой...", "...ни тельца не возьму...", "...пламя сыто парными боками!.." — о принесении жертвы см. примечания к 4-ому, 20-ому, 26-ому и 37-ому псалмам.

Давид За то, что он вошёл к Бат-Шеве, ему в упрёк Натан-пророк негодованье Божье рёк... — сей грех, как зверь, повис на шее, Твои же пальцы — совершенны:

сотри и смой!, сотри и смой!, очисть меня от хищной скверны!

бессовестностью честь поправ.

вот в чём резон... Очисть, Господь, душицей — душу мне и плоть!, омой! — я стану бел, как снег.

Устрой мне от греха побег!

Верни костям былой покой! — они расшатаны Тобой.

Отворотись!: мой мерзок вид!, но прежде — дух мой обнови!

Не повелось ли испокон, что я в беде — Тобой спасён?

Вот... кровь на мне... — исправь одно:

изгладь саднящее пятно!

Бог!, спрячь лицо, гнушаясь мной, но Свой целебный дух святой прочь от меня не уноси! — жди! — каясь, вдоль Твоей стези пойдёт и грешник, и злодей:

я приведу к Тебе людей.

Открой уста мне!, чтоб язык мог восхвалять Твой ясный лик.

Твой жертвенник сегодня пуст, огня не хочешь Ты, так пусть "За то, что он вошёл к Бат-Шеве...", "...сей грех, как зверь, повис на шее...", "Я грешен пред Тобой Одним…", "Устрой мне от греха побег!", "Bот... кровь на мне... — исправь одно: изгладь саднящее пятно!" — о грехе, совершённом Давидом и не дававшем ему покоя до конца дней его, см. главу "Бат-Шева, Урия Хейтиец, Йоав" (стр. 451) и далее — по главу "Божье прощение" (стр. 454).

"...на жертвенник священный Твой возложат лучших из быков" – о жертвеннике и принесении жертв см. примечания к 4-ому, 20-ому, 26-ому и 37ому псалмам.

Давид Когда пришёл Доэг Эдомитянин, и рёк Шаулю, как свидетель дела:

"Давид пробрался тайными путями в дом Ахимелеха!"...

что нанесённой хвалишься обидой?, поводишь языком, как острой бритвой?, предательство — дороже ль дружбы дивной?, а зло и ложь — добра и правды? Сэлла!

Знай, любящий увёртки и наветы!:

Бог вырвет из шатра тебя навеки!, а от живых тебя отторгнут ветры!, чему благие будут рады. Сэлла!

Не посчитал ты Господа — оплотом, гордясь лишь златом да отар приплодом, закаливая дух злодейством подлым.

Таков ты, муж.., ты — зря был мною чтимым...

А я... оливой свежей, шумом ливня, подспудным помыслом, порывом зримым, листвой густой шепчу "а-Шем" лишь "Имя", оно лелеемо благочестивым.

Доэг Эдомитянин, Ахимелех — реальные события, побудившие Давида к созданию данного псалма, описаны вкратце в главах "Ахимелех, Ахиш Давид Сказало сердце негодяя: "Бога нет!" — и ну грешить!, губить!.., кривя душой, мол, гоже жить, не творя добро... А Ты – в голубизне ища средь варваров — людей, таился, Боже, нечеловеческим отчаяньем томим, тщась — на полях, на площадях и на дорогах "лиръот а-иш маскил, дорэш эт-Элогим" — "увидеть мудрого, который ищет Бога".

Но "нет творящего добро" — "эйн осэ-тов".

"Эйн гам эхад!" — "Ни одного!"... "Не знали разве, едя Мой люд, как хлеб, до крох со всех столов, — воскликнул Бог, — Мной заповеданных основ?" О, да!, но отступили, дав нахлынуть грязи...

Но даже там, где страха нет, — охватит страх держащих пленный Божий люд клещами злости, нас обложивших.., пристыжённых нами..! В прах рассеет Бог их перемолотые кости.

Возврат своих во что бы ни был оценён, но пленных воинов домой вернёт Цион.

Давид Когда пришли Зифеи и шепнули "А ведь Давид скрывается у нас!", Давид взроптал: Эль!, вытащи на волю, меня — меня! — нащупав тайный лаз.

Снуют, ища души моей и тела, Тебя — Тебя! — не видя пред собой.

врагов повергни!, направь их злобу против них же в бой!, и — ублажись благодаренья жертвой "Когда пришли Зифеи" — данный эпизод описан в главе "В пустыне Зиф" (стр. 445).

Жертва благодарения — мирная жертва; см. примечания к 20-ому и 37-ому, а также к 4-ому и 26-ому псалмам.

Давид Бог!, не скрывайся от моей мольбы!

Бог!, отзовись!, в словах моих — стенанье.

Слух ловит гомон вражеской гурьбы, а дух — судьбы смертельное касанье.

Кто даст мне голубиных два крыла? — мой страх таков, что уж дышу несмело, — сама безлюдная пустыня... Сэлла!

Найду — я знаю, есть! — приют в песках — моё убежище от бурь и бедствий...

Пусть говорят на разных языках один с другим враги!, немые бездны, глушащие любой словесный хлам, пусть лягут меж вступающими в сговор!..

Погрязший в распрях и распутстве город обходит стража по его стенам...

Ложь, плутовство, на кои вырос спрос, — не сходят с площадей... Не чёрствый недруг средь толп меня клянёт — я б это снёс, не лютый враг — я б скрылся в горных недрах, но — ты!, мне равный чувством и умом, мой лучший друг, с кем я давно знаком, с кем вместе мы ходили в Божий дом и наслаждались искренней беседой... — какой ты счастлив надо мной победой?

Бог! Для врагов моих найди врагов!

А нет — свали их в ад, живых и целых!, ибо злодейство — в глуби их домов и в клети их грудной гнездится. Сэлла!

Взываю утром, вечером и днём... — и Ты избавишь мир от злачных логов и осчастливишь праведника в нём, меня услышав... Ибо мерзких — много, и им — не воспитатель — Элогим:

чуть что — они расторгнут дружбы узы, кольнут мечом того, кто в мире с ним, и предадут военные союзы;

уста их — мягче масла, в сердце — брань, слова — елейны, но — как сабли, ранят...

Взложи печаль свою на Божью длань! — Бог превзойдёт Себя в благих стараньях унять её, нет, — в радость обратить, тебя за локоть взять, направить прямо, чтоб не петляла праведности нить...

Иных — сведёт Он в гибельную яму, таких, кто кровожаден, дик и яр — им не прожить и половин их жизней!..

Ты — снова заодно со мной!, а я — я полагаюсь на Тебя, Всевышний!

Давид Злой человек — как пламя, С ним, как с напавшим волком, я бьюсь, — как с волчьей стаей!..

Но, Бог! — в сраженье долгом Я сжат, вольны — лишь мысли.

Успей прочесть их, Боже!

Злой люд нещадно рушит резон моих речений — моей не верят дружбе рабы предубеждений.

Тайком, шепчась, сбиваясь в заносчивые гурьбы, — к ножу питают зависть в моей сердечной глуби...

Не так?.. Но так и будет!, коль Высь меня покинет...

Как псы — приникли люди к моим следам на глине...

Не Сам ли исчеркал Ты моим скитаньем — карты?

Написана ли всуе Тобою книга судеб?

Мои Ты слезы сложишь в Твой мех овечьей кожи — по рвенью сердца к бою пойму: Ты вновь со мною!, всхрабрюсь!: пусть я в опале, но для души и тела — чем человек опасен?, что мне он может сделать?

"Когда филистимляне Давида взяли в Гате..." — реально случившееся описано вкратце на стр. 443 в главе "Ахимелех, Ахиш (Авимелех)".

Гат (Геф) — город в центре страны Филистимлян, занимавшей равнинные области между Средиземным морем и Иудейскими горами.

Жертва благодарения — см. примечания к 20-ому и 37-ому, а также к 4-ому и 26-ому псалмам.

Давид Когда бежал Давид в пещеру от Шауля — Помилуй, Адонай, меня, помилуй!

Под сенью крыл Твоих дождаться дай мне конца несчастья!, дух мой полня силой, убежище моё скрывая в тайне.

Все начинанья — для меня во благо Ты завершаешь, Бог... — нужда назрела! — вмешайся!, сладь с назойливой ватагой!, вступись! — меня сглотнуть готовы... Сэлла!

Бог!, словно в стае львов, в огне, в пыланье — я — средь сынов людских, чьи зубы — стрелы, а языки — мечи... Своё влиянье истрать сполна! — вот-вот я пойман... Сэлла!

Подстерегли с сетями наготове... — ан в вырытую яму... пали сами!!!

Свежеет сердце, крепнет сердце, вторя моей, в груди таящейся, осанне, с опаской дремлющей в пространстве узком.., но на свободе, Бог, я громко, громко спою Тебе! Проснись, моё искусство!

Начните, арфа!, скрипка! — что так робко?

Я пробужу зарю хвалебной песней, подхваченной спросонок поднебесьем.

"Когда бежал Давид в пещеру от Шауля" (которая находилась в скалах, примыкавших к западному побережью Мёртвого моря) — см. также главу "В пещере Эйн-Геди" (стр. 445).

Шауль — см. главу "Давид и Голиаф, царь Шауль" (стр. 440) и далее — по главу "Гибель царя Шауля" (стр. 447).

Сэлла! — см. 2-ое примечание к 3-ему псалму.

Давид Так ли вы справедливы, а?, лживые, чтоб, собравшись, толковую речь вести?

Так ли вы беспристрастны, фальшивые, чтоб судить нас? С лихвой ли в вас честности?

В сердце — умысел злой, а во рту — клыки, яд змеиный с них брызжет без повода, лишь родившись на свет, вы — отступники:

вдаль от чрев матерей — вдаль от Господа...

Ухо — глухо вы законопатили, короб кобр!, чтоб в покое и в целости, обхитрив колдунов-заклинателей, спать в клубке... Бог сломает вам челюсти!

Напряжёт Он Свой лук — и в раскаянье задрожите вы так, что сотрётесь в прах;

как улитка от зноя, растаете;

как с приходом весны — поздний лёд в горах;

истечёте, как выкидыш женщины, не увидевший солнца; и раньше, чем пересохнет стручок вплоть до трещины, а неколкий шип — станет ранящим, — Божий гнев, словно вихрь, сдует в прорву вас!..

А благой, видя правую Божью месть, — землю с ног смоет кровью порочного и шепнёт: суд-то — есть.., Бог-то — есть...

Давид Бог!, отсеки от дома напрочь их!, глянь!, — ждут, не выйду ль, — крови ищут, — вскричал Давид, уйми убийц!..

За грех ли мой мнят наказать меня? — А Ты проснись, Бог Цеваот!

Воспрянь, Всевышний, мне навстречу!, вняв душе отчаявшейся... Сэлла!..

Засада у моих ворот...

Поблёскивает брань на их устах, как сабли грань, — мол: слеп Всевышний!

А Ты — возьми их на смех, Бог!, но не убей! — избегни искуса! — унизь лишь, не лишая жизней!, заставь скитаться вдоль дорог, себя стыдясь, бродить по улицам!, оставь — в живых, но — не у дела!, — за всё, что рты их изрекли:

убьёшь врага — и зло забудется, ибо отходчив люд мой... Сэлла!..

Всё ж... лучше их смети с земли!!

Любая мысль моя — о Господе.., к Нему — все мысленные речи...

Враги ж близ кухонь ищут снедь, ворчат, как псы, слоняясь в городе, и возвращаются под вечер, рыча: никто-о не да-ал нам е-есть..!

Бог! Я пою Тебя! Ты ж — всякого круши изменника!, чтоб всюду зрил люд, что только Ты — оплот, единственный Владыка Якова, мной воспеваемый Бог Чуда, мне внемлющий Бог Цеваот.

(к 59-ому псалму) "Когда Шауль — под вечер — нарочных послал к Давидову жилищу, чтоб зятя поутру убить..." — о случившемся см. на стр. 442 в трёх последних абзацах главы "Царь Шауль, Йонатан, Михаль".

Давид командующий армий, с победами — над арамейцами из Нагараим и арамейцами страны Цова — вернулся в праздничный Ерушалаим...;

был покорён Давидом край Эдом в Солёном доле — в Гей а-Мелах, двенадцать тысяч ратников умелых, на спаде сил моля по ходу дела:

Ты — с нами, Адонай?, иль Ты — с врагом?.. — восстанови наш фронт для главной схватки!, Ты землю расщепил — лечи разлом!, ибо разверзшиеся толщи — шатки;

нас напоив отравленным вином, Ты в битвы бросил нас в бессильи тела;

Ты стяг вручил нам — мы его несём, хоть кисть слаба, — во имя истин... — сэлла! — Господь!, в высоком реянье его — лишь древко поддержи Своей десницей!;

спаси любимый люд Свой от врагов!..

Что свято обещал Ты — то случится!:

и меж своими разделю я Шхем, и с той же целью дол Сукот измерю, Гилад, Менаше мой — на зависть всем — с Эфраимом моим — наденут шлем столь прочный, что приблизятся к бессмертью, уж Иегуда — скрижаль в моих руках, Моав — корытцем для мытья заплещет, и на Эдом я брошу свой башмак, и возликует в честь меня Пелешет...;

но кто... — "ми йовилени ир мацор?" — "кто поведёт меня в град укреплённый?", кто приведёт меня в Эдом?.. — до коих пор дремать Ты будешь в облачных пелёнах? — вскричал Давид, — Ты — с нами?, иль — с врагом?.. — давно Ты не выходишь с нашим войском! — Ты помоги!, хоть много нас кругом, тщета — людская помощь.., Боже..! — мрём... — Ты обладаешь оживленья свойством..!

Йоав (Иоав) — см. главу "Авнэр, Йоав" (стр. 448), главу "Бат-Шева, Урия Хейтиец, Йоав" (на стр. 451) и главу "Гибель Авшалома, Страдание Давида, Упрёк Йоава" (стр. 459).

Арамейцы из Нагараим — Ассирийцы Междуречья (Месопотамии), т.е. народ, проживавший между реками Хидэкель и Прат (Тигр и Евфрат).

Арамейцы страны Цова — Ассирийцы Цованские — жители царства, находившегося к северу от Дамаска до города Хэмат (Емаф).

Эдом (Едом) — страна, прилегавшая к южной границе Мёртвого (Солёного) моря.

Шхем (Сихем) — город, расположенный на горе Эфраим.

Сукот (Сокхоф) — долина в среднем течении реки Иордан.

Гилад (Галаад) — область к востоку от Галилейского моря (озера Кинэрэт), полученная в надел потомками Гилада (по имени Гилада бэнМахира — внука Менаше).

(к 60-ому псалму) Менаше (Манассия) — область к западу от реки Иордан, полученная в надел потомками Менаше — родоначальника одного из 12-ти колен Израилевых.

Эфраим (Ефрем) — гора, на которой расположен город Шхем (Сихем), а также область между Средиземным морем и нижним течением реки Иордан, полученная в надел потомками Эфраима — родоначальника одного из 12-ти колен Израилевых.

Йегуда (Иудея) — область, примыкающая к Мёртвому морю с запада, полученная в надел потомками Йегуды — родоначальника одного из 12-ти колен Израилевых.

Моав — страна, прилегавшая к восточной границе Мёртвого моря.



Pages:   || 2 | 3 |
 


Похожие работы:

«Руководство по эксплуатации Xperia™ Z C6603/C6602 Содержание Xperia™ Z Руководство по эксплуатации Начало работы Что такое Android™? Обзор устройства Детали устройства Включение и выключение телефона Блокировка экрана Руководство по настройке Учетные записи и службы Знакомство с основными функциями устройства Использование клавиш Аккумулятор Использование сенсорного экрана Использование экрана блокировки Начальный экран Доступ и работа с приложениями Состояния и уведомления Меню параметров Ввод...»

«Ричард Касл Волна Жары Телесериал Касл | Castle club8187184 © 2009-2012 2 Переведено специально для группы: Телесериал Касл | Castle (http://vk.com/club8187184) Телесериал Касл | Castle club8187184 © 2009-2012 3 Оглавление: Глава 1.. 5 Глава 2.. 17 Глава 3.. 33 Глава 4.. 43 Глава 5.. 55 Глава 6.. 66 Глава 7.. 75 Глава 8.. 85 Глава 9.. Глава 10.. Глава 11.. Глава 12.. Глава 13.. Глава 14.. Глава 15.. Глава 16...»

«ОСЕНЬ 2013 О ВКУСНОМ И ЗДОРОВОМ ОБЩЕНИИ МАРК БОГАТЫРЁВ исполнитель главной роли в сериале Кухня на СТС 16 В детстве я обожал торт Наполеон, и весил соответственно любимому блюду 12 ДМИТРИЙ НАЗАРОВ: Самая правильная кухня — простая и вкусная 10 МАРИНА БОГДАНОВА: Я не просто люблю Bistrot — я его чувствую А ТАКЖЕ: Тимур Гучкаев о платье к случаю Александр Селезнев о морковном пудинге Марк Стаценко о детском меню Константин Ивлев о советском общепите Денис Крупеня об итальянской пицце 6 RESTORATOR...»

«International Journal “Information Technologies and Knowledge”, Vol. 4, Number 4, 2010 329 ИНСТРУМЕНТЫ ПОДДЕРЖКИ ПРОЦЕССОВ АНАЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЭКСПЕРТА ПРИ ТЕМАТИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ ИНФОРМАЦИОННЫХ РЕСУРСОВ И ИСТОЧНИКОВ А.В. Палагин, В.Ю. Величко, А.Е. Стрижак, М.А. Попова Аннотация: В статье приведена обобщенная структура обеспечения доступа к распределенным информационным ресурсам. Описаны инструменты проведения контент-анализа документов на основе системно-онтологического подхода....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию ГОУ ВПО Ивановский государственный университет Научно-исследовательская деятельность Ивановского государственного университета 2007 Статистический сборник Иваново Издательство Ивановский государственный университет 2008 Научно-исследовательская деятельность Ивановского государственного университета, 2007: Стат. сб. / НИУ. – Иваново: Иван. гос. ун-т, 2008. – 47 с. В сборнике представлена статистическая...»

«Оформление серии Виктора Крючкова Художники Евгений Матюненко, Ольга Павельева, Стае Подивилов Моя первая книга по кулинарии. / Сост. Л. Харламова — М89 М.: Дрофа, 1995. - 3 5 2 с: ил. ISBN 5 - 7 1 0 7 - 0 5 2 9 - 2 Вес в жизни познается от простого к сложному. Вот и юные кулинары начнут постигать вкусную профессию с манной каши и, может быть, достигнут высот праздничного торта ко дню рождения. ББК 36.997 СОДЕРЖАНИЕ ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ И УМЕТЬ, ЕСЛИ ТЫ ХОЗЯИН, А НЕ ГОСТЬ Какая кухня? Посуда...»

«База нормативной документации: www.complexdoc.ru ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ МОСКОМАРХИТЕКТУРА ПОСОБИЕ к МГСН 4.12-97 ЛЕЧЕБНО-ПРОФИЛАКТИЧЕСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ РАЗДЕЛ II СТАЦИОНАРЫ ВЫПУСК 3 ОПЕРАЦИОННЫЕ БЛОКИ. ОТДЕЛЕНИЯ АНЕСТЕЗИОЛОГИИ И РЕАНИМАЦИИ. ОТДЕЛЕНИЯ ГЕМОДИАЛИЗА И ДЕТОКСИКАЦИИ. ОТДЕЛЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ТРАНСФУЗИОЛОГИИ. ОТДЕЛЕНИЯ ГИПЕРБАРИЧЕСКОЙ ОКСИГЕНАЦИИ. ПРЕДИСЛОВИЕ 1. РАЗРАБОТАНО: ГУП МНИИП Моспроект-4...»

«.: 8(495)640-7417; 8(495)640-9565; http://hitech-climate.com; info@hitech-climate.com City Multi G5 (R410A) Содержание 1. Введение 2 2. Расчет VRF-систем City Multi G5 2-1. Общие характеристики VRF систем Сити Мульти G5 3 2-2. Состав оборудования VRF-системы 3 2-3. Рекомендуемая последовательность проектирования 4 2-4. Расчет теплопоступлений в кондиционируемые помещения 4 2-5. Выбор моделей и размещение внутренних блоков 2-6. Расчет уровня шума 3. Установка наружного блока 3-1. Размещение...»

«Аналитический отчёт LiveInternet для сайта buhgalter.kz за май 2012 г. Базовые месячные показатели посещаемости сайта: Просмотров страниц 384,435 (+11% мес/мес) Посетителей 61,682 (-8% мес/мес) Доля женщин 72.4 % Доля мужчин 27.6 % Посетители младше 18 лет 4.4 % Посетители от 18 до 24 лет 31.5 % Посетители от 25 до 34 лет 27.0 % Посетители от 35 до 44 лет 20.3 % Посетители старше 44 лет 16.8 % Преобладающая страна - Казахстан 87.2 % Структура переходов на страницы сайта: Внутренние 53.8 %...»

«МИКШЕРНЫЙ ПУЛЬТ Руководство пользователя Отличительные особенности Входные каналы Благодаря микрофонным / линейным входам (до 16-ти) (MG166CX-USB/MG166C-USB: 10) или стереофоническим входам (до четырех), к микшеру MG можно одновременно подключать самые разнообразные устройства: микрофоны, устройства линейного уровня, стереофонические синтезаторы и прочее. Компрессия Компрессия повышает общий уровень без привнесения искажений при сжатии очень сильных пиков сигнала от микрофонов и гитар....»

«1 2 3 Аннотация В диссертации рассмотрены проблемы обеспечения надежной работы современных устройств релейной защиты, произведен обзор устройств по проверке релейной защиты. Рассмотрена возможность применения специализированной программы проверки терминала БМРЗ КЛ-05 на базе ПТК РЕТОМ 51 для проверки терминала БМРЗ КЛ-11. Разработана программа проверки терминала БМРЗ КЛ-11 с помощью приложения РЕТОМ-Мастер. Адатпа Диссертацияда азіргі релелік ораныстарды сенімді жмысыны амсыздандыруыны...»

«МАРКЕТИНГОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ИМПОРТА ЛЕСНОГО ОРЕХА Демо-версия маркетингового исследования импорта лесного ореха Содержание маркетингового исследования импорта лесного ореха 1. Информация о маркетинговом исследовании 1.1. Цель маркетингового исследования 1.2. Задачи маркетингового исследования 1.3. Основные источники информации 2. Резюме 3. Краткая характеристика лесного ореха 4. Анализ импорта лесного ореха на российский рынок 4.1. Динамика импорта лесного ореха 4.2. Структура импорта лесного...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Закрытое акционерное общество Вологодская птицефабрика Код эмитента 11730 - J (за I квартал 2008 года) Место нахождения эмитента: 160509, Вологодская обл., Вологодский р-н, п. Грибково Информация, содержащаяся в настоящем ежеквартальном отчете, подлежит раскрытию в соответствии с законодательством Российской Федерации о ценных бумагах Управляющий ЗАО Вологодская птицефабрика (Пундик А.В.) Дата 15 мая 2008 г. Главный бухгалтер ЗАО Вологодская птицефабрика_ (Красильникова...»

«Papierfresserchens MTM-Verlag Programm 2014 Книги с картинками Детские книги Книги для юношества Книги для взрослых Papierfresserchens MTM-Verlag GbR Die Bcher mit dem Drachen Liebe Freundinnen und Freunde des Papierfresserchens MTM-Verlags, Kinder- und Jugendbuchverlag bereits seit siebten Jahren gibt es nun schon das Papierfresserchen – und Schreibprojekte, Workshops & Wettbewerbe es ist engagiert und motiviert wie am ersten Tag. In dieser Zeit sind viele wunderbare und liebevolle Bcher...»

«Год издания 29-й. V V VV. VVYVVYVVV%.^ V i.' YVW YYYVN V ! И ЗДАВА ЕМ Ы Й О Т Д Е Л ЕН И Я М И М А ТЕ М А ТИ Ч Е С К О Й И Ф И ЗИ Ч ЕС К О Й ГЕО ГРА Ф И И РУССКОГО ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА ПОД РЕДА КЦИ ЕЙ С. И. Савинова, С. Д. Советова и П. Ф. Рудовица. %971Ь О основания ж урнала в течение 25 лет (1891— 1915) редактором непрерывно состоял А. И. В о е й к о в. Т о ъл 1919. № 1 — 6. ЯНВАРЬ— ИЮНЬ. — ПЕТРОГРАД. 10-я Государственная Типография, в Главном Адмиралтействе. 1919. СОДЕРЖАНИЕ....»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГУ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГИИ СТАНДАРТНЫЕ ОПЕРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕДУРЫ ПО ПРОВЕДЕНИЮ ВИДОВОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ВОЗБУДИТЕЛЯ ГОНОРЕИ Сборник стандартных операционных процедур (СОП № 003 / 04 ГОН, СОП № 004 / 04 ГОН, СОП № 005 / 04 ГОН) Москва, 2008 г. МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГУ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ДЕРМАТОВЕНЕРОЛОГИИ _ СТАНДАРТНЫЕ ОПЕРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕДУРЫ...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (19) (11) (13) RU 2 523 563 C1 (51) МПК G01N 33/533 (2006.01) G01N 1/10 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ 2012151191/15, 29.11.2012 (21)(22) Заявка: (72) Автор(ы): Хубутия Могели Шалвович (RU), (24) Дата начала отсчета срока действия патента: Боровкова Наталья Валерьевна (RU), 29.11. Хватов Валерий Борисович (RU), Пономарев Иван Николаевич (RU), Приоритет(ы): Гуляев Владимир Алексеевич (RU), (22) Дата подачи...»

«А. К. БУРЦЕВ, Т. В. ГУСЫСОВА КРАСОТА ДОЛГОВЕЧНОСТЬ РЕДКОСТЬ ДРАГОЦЕННЫЕ КАМНИ МАГИЯ ЛЕГЕНДЫ ЖИЗНЬ Москва ПРИМАТ 1992 БЬК Я5Л25 Б -92 Научный редактор кандидат содого-минералогических наук 3. II. ЕДИГЛРЯН Книга выпускается в авторской редакции Художественное оформление А. А. ТРОШИНОЙ Бурцев А. К., Туськова Т. В. Драгоценные камни: Красота, долговечность, редкость, магия, легенды, жизнь.— М.: ПРИМАТ, 1992.—128стр., ил., 18 цв. вкл. ISBN 5-88138-001- Алмазы, изумруды, рубины, сапфиры, жемчуга,...»

«Для людей с инвалидностью работа – это возможность 2006 APEIRONS Для людей с инвалидностью работа – это возможность 2 APEIRONS Введение Добрый день! Объединение инвалидов и их друзей “Аpeirons” с удовольствием представляет новую информацию, которая может способствовать процессу интеграции в Латвии. Часто упоминается это загадочное слово интеграция. Его употребляют к месту и не к месту. Его используют как государственные служащие и представители общественных организаций, так и в Европейском...»

«Виктория Бутенко 12 СТУПЕНЕЙ К СЫРОЕДЕНИЮ Как избавиться от пристрастия к вареной еде? Предисловие От автора ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОЧЕМУ СЫРОЕДЕНИЕ? Глава I. Жизнь и энергия. Глава II. Наше тело никогда не делает ошибок Глава III. Закон выживания Глава IV. Бактерия - мое самое любимое животное в мире Глава V. Детоксификация как метод лечения Глава VI. Семейное голодание. ЧАСТЬ ВТОРАЯ. Как остаться Сыроедом Глава VII. Почему двенадцать ступеней? Глава VIII. Ступень №1. Глава IX. Ступень №2. Глава X....»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.