WWW.KNIGA.SELUK.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА - Книги, пособия, учебники, издания, публикации

 


Pages:   || 2 |

«УДК 882 ББК 84 (2Рос-Рус) 6 П54 Шмаков В. П 54 Можно ли жить не по лжи? История одной картины. Беседы о религии, человеке и обществе. Философско-публицистическая ...»

-- [ Страница 1 ] --

УДК 882

ББК 84 (2Рос-Рус) 6

П54

Шмаков В.

П 54 Можно ли жить не по лжи? История одной

картины. Беседы о религии, человеке и обществе. Философско-публицистическая повесть.

– М.: Издатель Воробьев А. В. — 157 стр.

ISBN

Герои повести – это Максим С., модный,

успешный художник, и его приятель Роман

К. – крупный предприниматель, из тех, что называют олигархами. В некотором смысле его

прототипом служит Герман Стерлигов, но, если можно так сказать, с противоположным знаком.

В нескольких сотнях от Москвы, Роман К. строит поселение для коммуны, участники которой пожелали жить своим, отдельным сообществом, где нет лжи и лицемерия, которые правят в «большом мире».

УДК 123 БК © Виктор Шмаков, текст, ISBN 123-4-5678-9012-3 © Издатель Воробьев А. В.

«Что есть истина? – спрашивали вы. Этого, без сомнения, никто не знает, зато нам, по крайней мере, известно, что есть ложь: это именно то, чему вы научили нас», Альбер Камю.

Максим, приехав из аэропорта, лишь слегка перекусив и обменявшись с женой несколькими фразами, поспешил в свою мастерскую, занимавшую часть верхнего этажа «дома художников». Дом этот еще при советской власти был построен на средства пайщиков жилищно-строительного кооператива, являющихся членами Союза художников СССР. К настоящему времени большинство жильцов в доме сменились, в некоторых квартирах не на один раз. Художников здесь осталось немного, но это название – «дом художников» – теперь за ним уж навсегда будет. К тому же, у него и примета хорошая есть.

Лет пять назад Максим, и несколько оставшихся здесь прежних жильцов, на паях надстроили верхний этаж в виде светлой, застеклённой мансарды, оборудовали там себе мастерские.

В мастерской Максима ждала незаконченная им картина, работу над которой с такой неохотой пришлось прервать из-за поездки в Лондон. Отложить поездку на какое-то время никак не получалось – необходимо было завершить все формальности по продаже нескольких его картин одному из тамошних «коллекционеров». Из бывших «новых русских», сумевших хапнуть в своё время свои миллионы и миллиарды. Теперь им что-нибудь для придания респектабельности стало нужно, например, завести собственную художественную галерею. Максим С. был у этой публики весьма востребованным, модным художником. Одна из основных его, как говорится, «фишек» в том, что прямо-таки талантливо может писать в стиле любого художника. Будь то Куинджи, Врубель, Ван Гог, Тициан, Айвазовский, Брюллов, Ренуар, кто угодно. Причём, не копии с их картин делает. Когда начинает работать под кого-либо, каждый раз находит какойнибудь свой сюжет, для того художника не совсем типичный. Получается, что это вроде как из неизвестных его картин.



Например, в стиле Айвазовского написал не морскую стихию, а грозу на каком-то озере. Вечер. На взгорке – что-то вроде усадьбы помещичьей. Ближе к воде – беседка, на столе раскрытая книга, забытая впопыхах перед грозой, ветер страницы треплет. В воде – купальня из досок, волны её захлёстывают. Деревья от ветра гнутся, всполохи молний. Гроза ещё только приближается, потоки воды обрушатся через несколько минут или секунд. Вдали, у горизонта облачность реже, сквозь облака не столь видно, сколь угадывается, как за далёким, тёмным лесом садится солнце.

Это из ранних. А вот из последнего, философско-пессимистическое – «Чёрный квадрат Максима С.». Размер тот же, что и у Малевича – 79,5 на 79,5 сантиметров, и та же пропорция между чёрным и белым. В этой пропорции, по утверждению искусствоведов, вся суть и есть. Но когда стоишь перед вариантом чёрного квадрата, который Максим нарисовал, видишь, что в нижней его части просматривается изображение – городской пейзаж, вернее – разрушенный город, безжизненные руины. Мгла, их скрывающая, чёрное небо над ними – это какая-то ядерная зима, закрывшая солнце, которое вроде бы чуть видно в левом верхнем углу этого чёрного квадрата. Надо сказать, что тема садящегося за горизонт солнца, или скрытого облаками – одна из любимых тем Максима.

Идею, замысел этой картины подсказал её заказчик – Роман К. В отличие от некоторых других скороспелых миллионеров 90-х годов, он не осел в загранице, а совершил свой «внутренний побег». Ограничил отношения с внешним миром, приобрёл какие-то большие площади неиспользуемых земель в нескольких сотнях километров от Москвы, обосновал там ферму ли, или – по словам их общих знакомых – какое-то поселение в духе старообрядцев.

По уверениям же других, стал гуру какойто, наоборот, новомодной секты, вроде как им же и созданной. Он сделал заказ на несколько картин, без какого-либо предварительного обсуждения их темы – всё на усмотрение автора, но при условии, что приобретены будут только те, которые заказчику понравились. Забегая немного вперёд, скажем, что рассказ наш будет о другой картине из этого заказа, не о «Чёрном квадрате Максима С.», а вот именно о той, что сейчас в мастерской наверху ждёт своего завершения.

...Максим был с К. давно и неплохо знаком, но в последние годы они друг друга потеряли, их пути-судьбы не пересекались. А тут как-то, с полгода назад, их общий знакомый говорит: Роман хотел бы тебе заказ сделать, вот номер телефона. Максим позвонил, и тот пригласил его погостить в том самом поселении, поговорить о заказе. Инструктирован был, что ехать надо железной дорогой, выйти на такой-то остановке-платформе, там его будут ждать.





Сошёл с электрички. Конец сентября, прохладно, сыро, серо. Моросящий, редкий, нудный дождь. С одной стороны от железной дороги, примерно в километре от неё, виднеется небольшой посёлок. Несколько пассажиров, вышедших на этой же остановке, дождавшись ухода электрички, перешли через пути, и пошли в ту сторону по грунтовой, неширокой дороге, присыпанной щебнем, укатанной колёсами машин. Со стороны платформы, куда открылись двери электрички, справа вдоль железной дороги несколько щитовых, стандартных домов бежево-серого цвета – в таких путейские работники семьями живут.

Метрах в двадцати от платформы, около тополя лесозащитной полосы, стоит Роман. В плащишке тёмно-синем, в кирзовых сапогах, в вязанной шапочке с помпончиком, и неизменные очки в металлической тонкой оправе. Рядом две осёдланные лошади, привязаны поводьями к тополю.

– Привет, Макс! Вот на этих «меринах»

мы и поедем. Непривычно после города?

На лошади-то ездил ли?

– Привет! В этом году впервые попробовал – посадили меня на лошадку, несколько десятков метров проехал. Плохой из меня наездник.

– Ничего, нам ведь не в скачках участвовать. Оделся, вижу, попроще, как я и говорил. Захватил тебе сапоги резиновые.

Снимай свои кроссовки, переобувайся. У нас в такую погоду сапоги – основная повседневная обувь. Строительство в посёлке вовсю идёт, так что полного благоустройства пока нет. Лошадка твоя вот эта будет – гнедая, моя – буланая.

Прошли под дерево, Максим переобулся. Кроссовки по указанию Романа сунул в ту же суму из плотной мешковины, к седлу привязанную, откуда сапоги были взяты.

– Садиться надо «со стремени», то есть прямо с земли, без подставок каких-нибудь.

Встаёшь с левого боку от лошади. Берёшься за заднюю луку седла – это вот здесь.

Вставляешь левую ногу в стремя – я его придержу, так тебе проще будет. Хорошо!

Помогаешь себе руками, правой ногой толчок от земли делаешь – выходишь в «упор на левую ногу», так это называется. Тоже помогу немного. Теперь рукой опираешься на седло, переносишь правую ногу через круп лошади, садишься верхом. Всё просто – уже сидишь. Сейчас с другой стороны помогу тебе «взять» стремя – ногу в него вставить. Отлично! Вот так вот городской житель к живой природе приобщается.

Была бы моя воля – всех горожан бы через школу верховой езды пропустил. Или, хотя бы, чтобы рядом с лошадьми пожили, поухаживали за ними, пообщались. Лошадь – это такое благородное животное! Нам многому у них поучиться бы надо – верности, дружбе, честности, чувству собственного достоинства. Не хватает этого часто у нас.

Поводья пока подержи, сяду на свою лошадь – у тебя их возьму.

В сторону леса, что начинается примерно в полукилометре от железной дороги, ведёт неширокая тропа среди осенней высохшей травы. Поехали по ней. Роман чуть впереди, справа, в левой руке держит поводья лошади Максима.

– Отсюда до нас километров восемь, это немного более часа неспешным шагом. Дома засветло будем.

– Роман, тебе привет от Андрея Глазкова. Вот уж тоже лошадник заядлый! Я буквально на днях портрет для него заканчивал – он верхом на своей лошади-любимице.

Своя конеферма, всё на высшем уровне.

Там я и прокатился на лошадке. Узнал он, что к тебе собираюсь, привет, говорит, от меня Роману передай.

– Спасибо! От меня ему тоже передашь. Моя буланая – это с его фермы, у него куплена. Только вот скажу, что он не просто лошадей любитель, он на них зациклился – это чтобы отношение к ним противопоставить своему отношению к людям. По принципу: чем более я узнаю лошадей, тем меньше мне люди нравятся.

Снобизм это...

– Ты меня извини, но и тебя ведь тоже обвиняют в снобизме ли, или в каком-то сектантстве. От людей, мол, огородился, в отшельники ушёл.

– А ты сам-то как думаешь?

– Мы же с тобой, Рома, более двадцати лет знакомы. И всегда я знал тебя, как человека практичного, делового. Одним из первых во времена перестройки компьютерным бизнесом занялся, капитал на этом сделал. А начинал так и вообще с выращивания цветов на продажу, тюльпанов к 8-му марта. Даже какую-то свою технологию терморегуляции для выращивания в закрытых помещениях изобрёл. Потом металл, нефть... За рубежом свой бизнес есть. У тебя же всё шло успешно. В крутые 90-е от криминалитета сумел увернуться, потом избежал крепких объятий власти. И вдруг всё свернул, сюда, в эти леса ушёл.

– Во-первых, свернул не весь бизнес, хотя теперь-то от него около половины всего осталось. По моим запросам и потребностям этого хватает. Во-вторых, именно это его сворачивание и помогло мне избежать излишне тесной «дружбы» с властными чиновниками. Ото всех в стороне оказаться помогло мне, видимо, ещё и то, что в лихолетье «первоначального накопления капитала» я делал всё в рамках законов и правовых норм того времени. Марина же у меня юрист, незаменимым советчиком была, она у меня и помощник, и партнёр, и стратег, и тактик. В-третьих, нет никакого отшельничества. В Москве у меня офис, для которого я и хочу картину тебе заказать, продолжаю своим бизнесом заниматься.

На массовых тусовках не бываю, но и ни с кем, кто мне интересен, общение не обрывал. Хотя действительно – круг общения сузился. Поэтому, видимо, и пошли разговоры о каком-то моём отшельничестве.

– Говорят-то так не только потому, что ты в «светском обществе» перестал вращаться. А переселение твоё сюда, в эту глухомань? А какое-то учение новое, проповедование его среди учеников и последователей, которых здесь собираешь. Я сначала-то подумал: не по пути ли ты Германа Стерлигова идёшь? Тот тоже какоето поселение организовал...

– Нет, если со Стерлиговым сравнивать, то убежали мы с ним от мира этого совсем в разные, в противоположные стороны.

С полминуты ехали молча.

– Роман, я же вот почему эти, может, и бестактные в чём-то вопросы задаю. Мне надо уяснить это всё для себя. Это для выполнения твоего заказа нужно будет. У меня ведь никакой пока идеи по будущим картинам нет. Возможно, мне поможет, если я заново познавать тебя начну – сильно у тебя всё изменилось. Если этот разговор для тебя неприятен, давай его оставим, но в таком случае я от твоего заказа, всего скорей, вынужден буду отказаться.

– Конечно же, Макс, я был готов к тому, что ты обо всём этом меня спрашивать будешь. Ничего бестактного в этом не усматриваю, можешь не извиняться. Будь я сейчас тем, кем был лет, например, десять назад, я бы и сам себе, теперешнему, этих вопросов назадавал. Вопросов, по-настоящему ехидных и каверзных, я уже наслушался, так что после них с тобой-то обо всём этом поговорить только в интерес будет.

– У тебя, может, что-нибудь случилось такое, что заставило жизнь свою начать менять?

– Нет, ничего экстраординарного не было. Просто в какое-то время всё чаще стали приходить мысли о бытии нашем, о смысле жизни.

– Так ведь об этом все думают.

– Правильно – иногда думают, вспоминают об этом. И я ранее тоже вспоминал, только ненадолго меня на это хватало, некогда было задумываться, не до этого – дело делать надо... Но в последние годы для меня эти мысли стали важнее всей этой нашей толкотни и суеты. Возможно, возраст всему причиной...

Нам же с тобой под пятьдесят уже – время готовиться подводить итоги. Самому себе отчёт предстоит дать: на что жизнь потратил? не впустую ли её прожил? не гонялся ли за химерами? Задал себе эти вопросы – ощущение такое, что буквально дословно читал это где-то, когда-то. То есть, действительно – люди об этом думают. Вот и я тоже задумался. Выходит, всему своё время... Максим, как тебе верхом-то, не устал?

– Нет, всё нормально.

Дождь прекратился, облака стали реже, иногда солнце проглядывает. Путники неспешно продолжают свой путь и свои беседы.

– И что далее? К чему тебя эти мысли привели? Почему не к Богу, например, пришёл? Сейчас многие в религии ответы на эти вопросы пытаются искать.

– Нет, Макс, это не для меня. В религии этих ответов нет, и быть не может.

Вернее, они для кого-то вроде бы и есть, да только я-то в этом вижу лишь ложь и обман. Вообще-то, для того, чтобы дальше тебе о своих поисках рассказывать, как раз с религии и придётся начать, с моего отношения к ней. Будем решать задачу, как говорится, «методом от противного», то есть от противоположного тому, что и где искать надо.

– Прямо-таки – от противоположного!?.. Ты к религии совершенно критично настроен?

– Сейчас – да! Когда я обо всём этом размышлять взялся, никакой такой категоричности не было. Я ведь о ней и зналто мало, не в ходу она у нас в то время-то была. Но приказала долго жить идея «бесов» о якобы построении коммунизма, и новые власти, из тех же «бесов», опять религию подсунуть нам решили. Покумекали они немного над тем, какую нам «национальную идею» придумать, но тямы у них на это не хватило. Вот и вспомнили то, с чем 70 лет боролись. Вроде как – боролись... Они же сами её приёмы и методы почти во всём скопировали, сделали из коммунистической идеи новую религию, с помощью которой можно овец «по пустыням» водить. А с попами боролись лишь постольку, поскольку те были конкурентами за власть над душами народными. Да и то – только в первое время. Потом-то они попов себе в помощь применили, при полной готовности тех к этому. Смысл религии в том и есть, что она у любой власти помощница. Когда новые «бесы», ещё в начале 90-х, начали массированное «второе крещение Руси», тогда и появился у меня интерес к сути религии, к её истории.

– В общем, всем от тебя досталось – и попам, и старым властям, и новым.

– Да, такая вот у меня позиция «против всех» получилась... Мы сейчас с тобой на полянку выезжаем, отсюда будет видна наша линия электропередачи.

Тропа большей частью их пути идёт по лесу, в основном – по берёзовому. Опавшая листва устилает землю. Среди белых стволов и жёлтых, ещё не опавших листьев, встречаются зелёные хвойные вкрапления – ель, сосна, пихта. Иногда лес перемежается редколесьем или полянами, вроде той, на которую сейчас тропа выходит. Это вершина небольшого холма. Хороший обзор, видно, что слева, примерно в километре отсюда, начинается широкий безлесный участок. А ещё немного далее видна проходящая по этому участку линия электропередачи.

– Линию мы провели в 35 киловольт.

При таком напряжении, для обеспечения нужной высоты натяжения проводов, достаточно железобетонных опор.

Они удобнее металлических – ухода не требуют. Вот за тем леском поедем параллельно нашей ЛЭП.

– Мощная линия. У вас что – такое большое потребление электричества?

– Нет, пока такая линия по нашим потребностям избыточна. Но раз уж стали её проводить, решили сделать «на вырост». Я далее о религии продолжу. Недавно у историка Никиты Соколова прочитал примерно следующее, дословно не помню:

«Изложение своей истории – это есть некая аккумуляция общественного опыта. Этот исторический опыт является основанием для самосознания нации и для последующих действий. Как мы представляем историю, так и действуем». Верно сказано: как представляем историю, так и действуем.

Нам же сейчас эта наша вера религиозная выдаётся чуть ли не за что-то исконно русское: мы главные хранители чистоты этой веры, нам за веру эту нашу держаться надо, в ней, видите ли, наше спасение. Ты знаешь, как мы христианами стали, православными, теми, кто «правильно славит Бога»?

– Кто же этого не знает? Киевский князь Владимир Красное Солнышко крестил Русь тысячу лет назад. Я кое-что об этом читал, интересовался.

– Это, так скажем, формальная процедура и официально-церковное её изложение. Вопрос в другом: какова цель была?

Как говорится: ищи, кому выгодно. Князьям киевским надо было единобожие ввести – язычество-то, без единого бога, как-то плохо помогало выстраивать «вертикаль власти». Вот и решили они по примеру соседей ввести для людишек своих нужную религию. Прознали об этом те соседи и начали своих богов предлагать – католики, магометане, даже иудейский бог вроде бы предлагался, про буддизм достоверно не знаю. Случилось так, что 1000 лет назад князь Володимир и его в этом деле советчики выбрали для нас византийскую веру – пышностью обрядов были поражены. А могли бы и ислам принять, но забраковали – запрет на бражничество у них прописан. Или – католическую. Выбрали именно ту, которая нашему менталитету ближе была – чтобы «баско» было, чтобы «ляпота». Но людишки заморского бога принимали с неохотой, у них свои божки языческие были, привычные, и вот именно, что исконно свои. И по жизни более практичные и полезные – тот же Овинник, или Домовой. У них все «заповеди» и «заветы» конкретные, по хозяйству домашнему, в помощь для его правильного ведения. Князья же свой «практицизм» в богах искали, чтобы не по домашнему хозяйству нужных, а для управления людишками.

Боги ведь не просто так появляются – в них потребность есть. Предложенный заморский бог князьям приглянулся. Объявляет он людишек грешными по самой своей природе – во грехе, видите ли, их мать рожает, и помыслы их все плотские грешны. Но и снизойти к ним может, возьмёт их к себе, в Царствие Божие... если они покорны будут, грех свой искупят молитвами и смирением. Вот это как раз и есть отличный бог – во всём властям помощник.

Максим подумал, что вряд ли где-то в летописях можно теперь найти сведения о том, как именно происходил выбор религии, почему ислам не приняли – из-за запрета ли на бражничество, или – почему, например, не католичество. Но о том, что выбор во многом был определён принципом «чтобы красиво!», об этом он где-то читал. Изучением этой темы пришлось заняться в связи с одним заказом на религиозную тему, но не состоявшимся по некоторым причинам и обстоятельствам.

Кстати, у Александра Меня прочитал:

«Пышность византийского православия, усвоенная Русью, способствовала выдвижению на первый план скорее обрядов, а не содержательной стороны христианства». Роман продолжал свой рассказ о принятии Русью христианской веры:

– Кое-где и мечом тот бог, та религия насаждались. В Новгороде дядя князя киевского Володимира Добрыня сколько-то немало людишек порешил, и в других местах такое же бывало. Ну, ладно, принудили людишек к вере. А князья так и сами оценили, что с богом-то единым, за грехи и непослушание властям карающим, пожалуй, что и проще будет людишек-то в крепкой руке держать.

Власть над телом бренным своего холопа – это ещё не вся власть, а если ещё и душу его в полон взять – тогда полная власть над ним и будет. Только вот ведь какая незадача случилась... Уверовали людишки, всё хорошо, вроде бы. Есть теперь у нас единый Бог, на него и ему теперь молимся. Так, видишь ли, не так же молимся-то! Надо креститься, оказывается, тремя перстами. А мы – двумя. Шесть с половиной веков не то делали! Кошмар! А ведь сколько людей за эту «неправильную» веру было положено...

Людишки-то ладно – ещё нарожают... Что делать-то теперь!?.. А что делать... ясно что – реформу проведём, обряды и ритуалы изменим! Несогласные опять будут – подавим несогласие! И давили – казнили, сжигали.

Какие-то несогласные уходили из обжитых мест, строили в лесах свои скиты.

– Вот как ты теперь...

– Ну, да – в чём-то есть сходство.

Только тогда всё покруче было. У них же вплоть до самосожжения дело доходило «во славу Бога и во имя веры». Истинное православие – это, выходит, не то, чем Володимир Креститель, Володимир Святой 1000 лет назад нас окрестил? И вот теперь вопрос: какова же правильная-то вера, по которой мы «правильно славим Бога»? Та, к которой он принудил, за что и в святые произведён, и в которую шесть с половиной веков верили? Или та, что стала в результате Никона реформ, в которую мы поменее, всего три с половиной века верим? Принуждение людишек к обеим этим верам было с жертвами немалыми.

Говорить после всего этого о какой-то особой «истинности» нашей веры – не лицемерие ли это, не ложь, не подлость ли?

Может ли правда устанавливаться такими лживыми и подлыми методами? Какая же она после этого правда? А теперь вот власти это «принятие веры» нам ещё и праздником объявляют. Свихнуться можно!..

– Я где-то читал, что есть такой индекс человеческого развития ООН. Так вот, у стран с протестантской ориентацией этот индекс довольно-таки высок, с католической – ниже, с православной – ещё ниже.

– Не вижу особого смысла говорить о преимуществе протестантизма перед католицизмом, или их обоих перед православием. То, что религия в немалой степени определяет менталитет общества – в этомто сомневаться не приходится. И обратная зависимость есть – какой-либо имеющийся менталитет предопределяет в чём-то выбор, принятие той или иной религии. Но кроме некоторой такой предопределённости, выбор религии – это в немалой степени ещё и дело случая, плюс к этому, конечно, чья-то воля. Это и у нас так было, и у всех-то это так.

Для людишек новый бог – это всегда «кот в мешке». Какого власти дадут, в того и верить придётся. В общем, приняли мы того бога, которого приняли... Не об этом говорить нужно – хорошо ли православие, плохо ли, чем плохо. Не о выборе тысячелетней давности теперь разговор нужен. А вообще о религиозной идее, как о некой идеологии для общества. Какова есть эта идеология, в чём она? Заповеди, мол, есть: «не убивай», «не укради». Это что – какое-то откровение от Бога? Какие-то истины философские?

Если взять Ветхий Завет, где эти заповеди прописаны, так там как раз массу обратного и многословного этим кратким заповедям найдёшь. А ещё в «священных писаниях» и в религиозных правилах поведения найдёшь тьму всяких нелепых запретов и предписаний – волосы на висках не стричь, чтобы пейсы отпускать, свиной кожи не касаться, скоромное тогда-то не есть, мужчина перед входом в церковь должен снять головной убор, женщина, наоборот, голову покрыть, намазы надо совершать тогда-то, в таком-то количестве в сутки.

– Да, или вот, например, что моему творчеству близко: рисовать людей и животных нельзя, или их скульптуры создавать, поскольку лишь Всевышний является создателем всего живого.

– Это что – Богом ли эти указания даны? Нет же, конечно. Если бы им, так они были бы для всех людей одинаковыми, не было бы никакого этого разнообразия конфессий, было бы одно для всех Слово от Бога. И уж вряд ли оно было бы таким, с такими предписаниями, не имеющими никакого отношения к духовному. Это всё создателями и проводниками религиозных идей придумано для того, чтобы человек жил среди массы всех этих запретов, чтобы у него постоянно были опасения, чтоб какой-нибудь из них не нарушить, чтобы наличие этих «предписаний» постоянно ему о Боге напоминало, о служении ему, чтобы их исполнение отличало верующих в своего бога от всех прочих.

«Не убивай» и «не укради» – это вторично – и крадём, и убиваем... Главное – это ритуальные и обрядовые правила не нарушать.

Нарушение их наиболее среди верующих заметно, и религиозным сообществом порицаемо. Вот эти-то «божьи предписания»

в полную меру и работают.

– Но ведь не ради же этих запретов религии создавались?

– Конечно, не ради них. Они, как и многое, что есть в религии – это лишь некоторый «информационный шум», чтобы замаскировать под ним главное. В религии есть самая основная идея, её стержень. Идея эта – это власть от Бога, смирение перед властью и церковью. Она объединяет церковь и власть, задумана для того, чтобы этот тандем успешно работал по управлению людишками, чтобы власть и церковь были в этом друг с другом неразрывными союзниками.

«Власть царска веру охраняет, власть царску вера утверждает; союзно общество гнетут», Александр Николаевич Радищев. Наши теперешние власти российские подсовывают нам религию вместо национальной идеи.

Это совершенно планомерно и целенаправленно делается. Не о сравнительной оценке различных конфессиональных направлений говорить надо, а о том, какое влияние и в каких аспектах оказывает на общество в целом его религионизация.

– Роман, может, остановимся ненадолго, слезем с лошадей, ноги разомнём?

– Конечно. Сейчас вот к тому овражку подъедем, по нему ручеёк протекает, там и остановимся.

Подъехали к неглубокому широкому овражку с пологими берегами. Роман ловко соскочил со своей буланой, привязал её к дереву.

– Слазить будешь в обратном порядке.

Я держу поводья, слазь смело... Ну вот, ты уже и на земле. Пройдись немного. Как, нормально себя чувствуешь, не устал, ничего не болит?

– Нет, вроде бы всё отлично. Пожалуй, что и в охотку мне будет на лошадкето ездить.

Гнедую привязали к соседнему дереву, стали спускаться к ручейку.

– Со следующего года у нас здесь будет работать свой инструктор верховой езды – это чтобы моим гостям можно было устраивать верховые прогулки. Лошадей ещё прикупим. Так что на будущее лето, если пожелаешь, можно будет согласовать на сколько дней и когда приехать, покататься на лошадке. Можешь вдвоём, с Евгенией.

– Да, наверное, соберёмся. А что это за ручеёк?

– Он в нашу речку впадает, в своём истоке незамерзающий, поскольку источниками его родники являются. Пить можно прямо из ручья, сейчас вот фляжку наберу.

Вода холодноватая, большими глотками не пей. Максим, я вот что у тебя спросить хотел. Ты вот в стиле известных художников иногда пишешь. А не приходилось тебе слышать обвинения в том, что это, мол, плагиат какой-то, чуть ли не подделка?

Ты только не восприми этот мой вопрос в обиду, мне-то все твои работы нравятся, в том числе и в стиле других художников.

– Не только слышать – целую кампанию против меня и моего творчества пережить пришлось. Есть у меня такой недоброжелатель, «заклятый друг», среди художников же, хотя сам-то вообще никакими талантами не блещет. Конечно, подражание чужому стилю это, во многом, приём для живописи несколько коммерческого толка. Но если я пишу в тему, или в стиле другого художника – я же не копию делаю, а самостоятельную, авторскую вещь. Вот тебе пример приведу, случай один расскажу. В школе я учил французский язык. После восьмого класса поступил в художественное училище, но там французского не было, были немецкий и английский. Я же на Урале родился и вырос, в нашем городе только одно художественное училище было. Пришлось мне там английский учить. И вот как-то мы своей компашкой были в гостях у кого-то из наших ребят. А у них дома была очень хорошо оформленная книга – переводы русскими поэтами произведений зарубежных авторов. Они говорят: вот ты французский учил, проверим твои знания. А там так – на одной странице текст в оригинале, на другой – русский перевод. Наугад раскрыли, оказалось – слева Проспер Мериме, вроде бы белый стих, справа – перевод от Пушкина, они его ладонью закрыли. Читаю первую фразу: «Pourquoi pleures-tu, mon beau cheval blanc?». Вижу – все слова знакомые.

Перевожу: «Почему плачешь ты моя хорошая белая лошадь?». Открывают перевод, начинают хохотать: «Что ты ржешь, мой конь ретивый, Что ты шею опустил, Не потряхиваешь гривой, Не грызешь своих удил?» И так далее... То, что перевод не дословный – это одно, это понятно, но там ведь и тема-то лишь угадывается. По сути дела – это уже не перевод, а новый стих, «по мотивам». Но стих-то вышел чудесный!

Пушкин... что тут скажешь!?..

Минут через десять поехали дальше.

– Вот ещё, Максим, что к разговору о религии рассказать хочу. Когда я общался с её защитниками, с воцерковлёнными, то пытался с ними полемизировать, говорил им о противоречиях в Библии, особенно в Ветхом Завете, о сказках библейских, ни в какой здравый смысл не укладывающихся.

На это получал массу ответов, совершенно между собой противоположных. 1. Не надо всё понимать буквально, надо к Писаниям подходить с творческой интерпретацией.

2. Надо всё понимать буквально, именно так, как и написано. 3. Ветхий Завет – это для евреев, для нас Новый Завет; мы сейчас не под ветхим, а под новым заветом; после того, как с нами был заключен новый завет, ничего ради спасения из старого, ветхого завета Моисеева нам уже не нужно исполнять. А как же заповеди «не убий», «не украли»? Они же в ветхом – их не исполнять?

4. В Библии специально соединены два совершенно противоположные учения.

Для чего «специально соединены» мне так никто и не объяснил, вроде как – для противопоставления. Странная логика...

А я думаю: для того, чтобы Иисус из Нового Завета был рождён от бога, который Ветхим Заветом утверждается. Отвергнешь Ветхий Завет – Иисуса без отца «высокопоставленного» оставишь, будет он сыном простого плотника Иосифа. Им говоришь о крайней жестокости Ветхого Завета, совершенно не соответствующей понятию «духовное учение»: за веру в других богов – смерть, за нарушение предписанных ритуалов, например, не работать в субботний день – смерть, жителям захваченного города – смерть... но девочек-девственниц не убивать, их можно использовать. Они отвечают: когда Бог убивает – это милосердие по отношению к тем, кого Он убивает, милосердие, как к невинным жертвам, так и к тем, по вине которых они стали невинными жертвами. И не знаешь – то ли они верят в то, что говорят, то ли притворяются, что верят. А то говорят: так это же перевод с другого языка, на погрешности перевода ссылаются. То есть, верить можно и по неправильным писаниям, а если сомневаешься и их оспариваешь – иди, и читай первоисточник. Или говорят: вот это в Ветхом Завете мы оставляем, а это отвергаем. Ну, чистые шулеры: эту карту мы козырной объявим, а эту под стол сбросим. Лгут безо всякого стеснения. Как же тут не скажешь:

какова идея – такова и её защита.

– И что ты надумал? Как нам следует к религиям относиться?

– Видишь ли, я ведь согласен с тем, что появление религий было неизбежным.

Не могли люди миновать этот этап как в стремлении своём найти объяснения всей сложности окружающего их мира, так и в упорядочении, организации своих сообществ. В авраамических, например, религиях заложена государствообразующая идея. Единобожие, идея, что власть от бога, что должно быть смирение перед властью и церковью – всё это помогало централизации власти, управлению людишками, созданию, укреплению государств. Ну, ладно, поработала эта религиозная идея, своё дело, как говорится, с грехом пополам сделала. А далее-то что? Ведь уж тысячи лет ей, мир совсем другим стал, и всё выше становится скорость его изменения.

Лишь идея религиозная всё та же, всё тем же задачам и целям служит: людишек властям подчинить. Всё те же подловатые методы использует. Например, выделять одних среди прочих как «верных», остальные же – «неверные». По каким принципам «неверные»? По выдуманным нами же самими, заложенным в придуманные нами религии. В разных храмах Богу молимся, крестимся по-разному: одни – слева направо, другие – справа налево, персты не так складываем, а другие, например, хиджабы должны носить, обрезание на восьмой день от рождения, по субботам никакого дела не делать, и так далее.

– Да уж, тьма всего напридумано. А ведь все мы человеки, жить должны по общечеловеческим, единым законам. Если по религиям-то: мы же все от одних прародителей произошли – от Адама и Евы.

И Бог у нас един. И не должно быть между нами никакого различия по «уверованию»

в него, по ритуалам разным.

– Конечно, не должно, и не было бы, если бы вера в бога была связана с самим Богом. Но этого нет, потому что религиозный бог – это вымысел. Люди сами религии для себя насочиняли, разделили сами себя на всякие конфессии, на «верных» и «неверных». Наша вера лучше всех! Это мы в истинного бога по истинному верим! И так-то во всех конфессиях. Есть ли среди них истинно-то верная? А если, допустим, и есть, так она же только в единственном числе может быть, все остальные – это, выходит, ложь. Не может быть единый Бог таким многоликим. Выходит, что он в своё время не только тем разделил людей, что они на разных языках говорить стали, но и тем, что по-разному научил их в Бога верить, и быть готовыми хоть на смерть за свою, «истинную» веру. А это уж куда как страшней и опасней, чем языковое разделение. Вот уж действительно: «Если Бог существует, то атеизм должен казаться ему меньшим оскорблением, чем религия», братья Гонкур сказали.

– Церковники говорят, что все религии между собой миролюбивы, равноправны, все Богу милы. Правда, оговариваются – кроме сект.

– А что же – они обратное должны говорить? Конечно «миролюбивы»... Межконфессиональное деление мира, в общем-то, закончено. Это надо утвердить как «статус-кво». Что они и делают, когда говорят о взаимном миролюбии. Они же как «дети лейтенанта Шмидта» из «Золотого телёнка». Некую «конвенцию» таким заявлением принимают – с разбиением мирового пространства на «эксплуатационные участки», поделённые между «традиционными» религиями. Хотя, конечно, и сейчас не прекращается борьба между конфессиями за расширение своей паствы, это в ущерб своим же «друзьям-конкурентам»

делается. И ещё здесь очень важный момент: разделение по идеям религиозным является катализатором в «войне цивилизаций», мощным оружием в этой войне, спусковым её крючком, лозунгом, идеей, флагом. С середины ХХ века для человеческой цивилизации настало время, когда она может сама себя погубить при таких возможностях к самоуничтожению.

– Действительно: хорошо ли будет миру, если, допустим, Иран получит в руки ядерное оружие? Или фанатики другой идеи – Северная Корея? Для чего это им?

Ведь и те, и другие могут хоть весь мир в ядерное пекло бросить, чтобы «неверных»

уничтожить. В своё время председатель Мао предлагал Хрущёву начать атомную войну против США. В ответ на то, что погибнет полмира, ответил: так другая-то половина останется. Знаешь, Роман, я сейчас вспомнил: прочитал как-то, лет 30 назад, в разгар «холодной войны» книгу какогото английского писателя, фамилию не помню. Сюжет такой. Капитана атомной подводной лодки королевских вооружённых сил «посетило шизо». Его «внутренний голос» говорит ему, что ради спасения человечества от скверны путём его гибели, он должен развязать атомную мировую войну. На подводной лодке установлены три баллистические ракеты с атомными боеголовками. Запустить их можно только при получении радиокоманды от высшего военного руководства и после набора определённых кодов. Раздельно, каждый из этих кодов знают только три человека – капитан подлодки, его старший помощник, и американский офицер, обязательно являющийся членом команды на каждом иностранном боевом судне, на котором в качестве боевого вооружения установлены американские ракеты. Капитан составил и практически осуществил следующий план. Он обманул радиста, сказав ему, что хочет провести на подлодке учение, наиболее полно имитирующее боевые условия. Тот должен довольно простым техническим приёмом организовать вроде как получение приказа о пуске ракет на Ленинград. Всё будет как на реальной войне, все боевые расчёты отработают необходимые действия, а в последний момент капитан остановит действия команды. Радист, долго колебавшись, доложил об этом старпому. Замысел капитана был сорван, он был изолирован в лазарете. Или вот как-то видел по ТВ сюжет о пульте управления запуском российских межконтинентальных баллистических ракет. Бравого подполковника спрашивают: «А если бы пришёл приказ на запуск?». Он бодро, без запинки отвечает: «Главное, чтобы дрожи в руках не было. Офицер, не способный повернуть ключ – тот не офицер».

Видимо, именно сейчас где-то в подсознании Максима отметилось, что в идее будущей картины будет «Чёрный квадрат»

и погибшая цивилизация.

– Да, пример со свихнувшимся капитаном впечатляет. «Тот, кто живет для потустороннего мира, опасен в этом», Роберт Грин Инджерсолл. Как и аналогия с целыми странами и их лидерами, охваченными какой-либо идеей, именно которая и считается ими единственно верной. «Война цивилизаций» – это ведь не журналистская выдумка. Идеологическая и религиозная сторона имеют в ней немалое значение.

Межконфессиональное разделение стало сейчас для человеческой цивилизации смертельно опасным, прямо-таки самоубийственным. Это первая из основных претензий к религии.

– Какова следующая?

– Она как бы менее очевидна и доказуема. Но именно она, и размышления мои о ней, привели меня к этому моему «отшельничеству». Это то, что религия вводит в общественную мораль, в общественную философию, в наше сознание допустимость лжи между людьми, и в межобщественных отношениях. Религиозные сказки объявлены «духовным учением». Если общество не отвергает эту «философию» лжи, оно уменьшает для себя возможности и перспективы нормального развития, поскольку живёт по принципу: «Ложь – есть Правда».

Этого «завета» религия впрямую вроде как не содержит. Но он совершенно естественно вытекает из самой сути религии – за основу религиозной идеи взята сказка о неком «создателе», за шесть дней, сотворившем мир. А уж от этой «печки» всё и пляшется.

– Роман, так по этому-то вопросу о том, был ли такой «создатель», и как он всё сущее создавал, как раз и можно в самые глубокие схоластические споры встрять. Защитники религии теперь ведь так говорят, что не следует понимать всё буквальным образом.

Бог – это не дедушка с бородой, и шесть дней – это не дни в нашем понимании, это периоды в создании мира, каждый из которых может длиться миллиарды лет.

– Да, говорят... Это где они прочитали?

В библии? Покажите мне! Когда причитали? Сейчас только? Почему раньше не могли прочитать? А на седьмой день Создатель отдыхал... Это что – тоже период в несколько миллиардов лет? Отдохнул, а потом чем заниматься стал? Или это период ещё длится, не закончился? Он ещё отдыхать продолжает? А как отдыхать закончит, он тогда с этим миром ещё чтото сотворить надумает? Лет сто назад, да и меньше даже, церковника, отрицающего буквальное понимание шести дней, в ереси обвинили бы, от церкви отлучили.

А если ранее – так на костёр его! Это пример того, как церковники бесстыдно лгать могут – из одной лжи спокойно творят другую. Тысячи лет ни о каких таких периодах не знали и не говорили, а теперь вот вдруг узнали. Откуда узнали? Неужто им эти познания религиозная «наука» дала?

В которой скоро официальные «доктора»

и «кандидаты» будут, которые изучением Текста будут продолжать заниматься, новые «открытия» делать.

– Эти же защитники религии скажут, что доказать, мол, существование Бога пусть и невозможно, но так и обратное доказать тоже нельзя. Да ещё и обвинят тебя в оскорблении их религиозных чувств.

– Этот разговор мне знаком. Оскорбляться – это они неплохой приём на вооружение приняли, привилегию себе такую оттяпали. Только я ведь верующих-то не оскорбляю ни единым словом. А лишь не признаю за истину религиозную идею.

Имею я на это право? Полагаю, что никто лишить меня этого права не может. Они могут в эту сказку верить, и утверждать её за истину, я в неё не верю, и говорю, что это ложь. Имею я право на высказывание своего мнения? И этого мне запретить никто не может. Я им говорю, что с материалистической точки зрения, и с точки зрения научного познания мира, религиозная идея с её «гипотезой» сотворения и устройства мира является ложной. Пусть ищут доказательства, аргументы, доводы, возможно, следует и согласиться, если всё это будет убедительно. Внятных и доступных моему пониманию доводов они не приводят. Порой вместо этого говорят, что атеизм – это тоже, мол, своего рода религия, вера в то, что Бога нет. Решил, что буду с этим соглашаться – так-то ведь даже и удобнее.

1. Они верят, что бог есть, а я верю, что такого бога, в которого они верят, нет. То есть, «спор» на равных совершенно условиях.

2. Они говорят, что доказывать его наличие они и не собираются, иначе это будет уже не вера. А я им про поиск доказательств по своей вере отвечаю так же. Насколько всё упрощается!

3. Когда я говорю, что нет тех богов, которые в религиях прописаны, и называю религиозные «гипотезы» о сотворении и устройстве мира ложными, они, видите ли, оскорбляются. А я им в ответ говорю, что это вы меня оскорбляете тем, что утверждаете о наличии этих богов, то есть, объявляете ложной мою веру.

– То есть, ты борьбой с религией занялся?

– Нет же, конечно. Бороться с самой по себе религией – это не только бесполезно, но, в некотором смысле, и не совсем гуманно. Есть множество людей и множество жизненных ситуаций, когда религия может помочь как некое радикальное психотерапевтическое средство, пусть даже и несколько наркотического свойства. Ничего тут не поделаешь – наркотики мы ведь используем в качестве обезболивающего. Но нельзя же всё общество садить на наркотическую религиозную иглу. Религия не должна выходить за пределы церковной ограды, за которой она может свою помощь оказывать. Я против того, чтобы эта религиозная «психотерапия» объявлялась «духовным учением».

Против того, чтобы власти использовали её в «работе с массами». Когда народ вслед за нашими президентами в церкви повалил, когда интеллигенция, «властители дум» наши тоже сплошь и рядом о духовно-религиозном заговорили, вот тогда я и встал в этом вопросе в активную духовную оппозицию к нашим властям и к прочим проводникам и защитникам религии.

– И в чём это у тебя выразилось? В леса эти сбежал?

– Нет, сначала-то пытался как-то до людей докричаться, до их разума. Первое время действительно атеистической деятельностью начал заниматься. Сайт свой завёл, блог в Живом Журнале, кое-какие вещи литературные и философско-публицистические писать взялся, под псевдонимом, разумеется, на форумы религиозные и антирелигиозные заглядывал. Разочаровался вскоре.

– Почему?

– Ты знаешь, Макс, всё это общение по поводу каких-то идей социальных, к которым я и религию отношу – как виртуальное, так и очное, вживую – довольно-таки скоро и убедительно показывает, что все мы живём в состоянии некой «системной игры». Вот хоть с этой же религией – одни играют в уверование, другие – в борьбу с религией. Хотя часто видишь, что проблемы общества, значение и роль религии в этих проблемах – положительная ли, или отрицательная – многим из тех, и других, как говорится, далеко «по барабану». Третьи, смотришь, в таком же духе в игру за возврат советской власти включились, кто-то в «несогласных» играет, ктото, наоборот, в «наших», или в сталинистов, монархистов, националистов, и так далее.

– Интересный термин – «системные игры».

– Я его как-то в интернете встретил, автор статьи, по-моему, Сергей Локтев. А вот послушай почти стихотворное раскрытие этой темы:

Что за понятие – системная игра?

Деятельности это коллективной такая разновидность, которая по правилам идёт установленным и принятым среди её участников и всяких прочих членов.

Общество же это может быть любым – мошенников ли шайка, или «Союз орала и меча», движенье за однополый брак, кружок литературный, экологи, иль партия, союз, конфессия ль какая.

Сообщество любое или коллектив, где люди собираются по личным интересам или предпочтеньям.

Вот там они-то и «играют».

– Чьи это строки?

– Не суть важно... Конечно, это не совсем поэзия. Философская публицистика, оформленная в ритмизированном стиле, как один мой знакомый сказал. Вот слушай дальше:

Найти «свою игру» по жизни – очень важно.

Существованью своему и бытию находишь в этих играх смысл.

Чего, как не комфортности душевной, жаждет в своей жизни каждый?

Возможность жить «в своей стихии»

и комфортность эту лишь игра доставить может человеку в степени-то максимальной.

«Что наша жизнь? Игра!» – сказал поэт.

И в нашем поведении, в поступках и мотивах преобладает то, чему дать можно определение простое это.

Игра как норма и порядок поведения.

Игра как постановка цели, и определение путей по достижению её.

Игра как способ представления окружающим себя.

«Мнение о нас других людей – вот зеркало, перед которым позируют без исключений все.

Человек себя таким творит, каким он хочет, чтоб видели его другие.

Настоящий же, каков он есть, на самом деле неизвестен никому, включая самого его.

Живет и действует лишь вымысел, фигура приукрашенная» – Митрополит сказал Антоний Сурожский.

Хорошо сказал священник!

Откровенно ведь весьма, поскольку следует добавить, что понятие игры, как образ жизни, к религии относится на самом деле в мере самой полной.

Пожалуй, тут сказать бы надо, что ни к чему другому определение такое не подходит так очевидно к месту, как к религии самой.

Таково уж свойство человеческой натуры – стремление к игре.

Тем она и хороша, что вводит правила определённые в мышление твоё и поведение и упрощает выбора проблемы.

– В общем, власть играет с нами, мы – с властью, а ещё и друг с другом.

– Так ладно бы, если бы это просто игра была, чтоб жизнь скрасить. Большей-то частью это же игры «на интерес».

Политики, власти, попы с нами играя, свои конкретные интересы в этих играх отыгрывают, мы же – подыгрываем им, на их идеи лживые ведёмся. Часто далеко не безобидными эти игры бывают:

Играют «лидеры» со ставками высокими.

Кто коммунизма взял идею, кто – национал-социализма.

И вот проигрывают эти «бесы»

«овец» своих не единицами, а тысячами, и миллионами...

Мы ж, народ, играем больше в «подкидного дурака»

или в игру какую-то другую, где из колоды можно взять туза козырного или короля по случаю... эх!.. да, по удачному!

Вот придёт, мол, царь иль вождь хороший и всё и всем нам будет хорошо!

– Да, Роман, глубоко ты в проблему «власть-общество-религия» залез. А ты знаешь, многое из того, о чём ты говоришь, и моим ведь тоже размышлениям созвучно.

Но ты это всё более чётко сформулировал и выразил. Хороши у тебя темы о религии, о «системных играх». Ну, вот пришёл ты к этим мыслям, к этому осознанию, докричаться ни до кого не смог – и что дальше?

– Почему же не смог ни до кого докричаться? Находил единомышленников, хоть и не в большом сначала количестве. В основном, это были те, у кого прямо-таки болезненная реакция на ложь – есть такой тип людей. Им настолько некомфортно жить в этом обществе лживом, что готовы были уехать в какую-либо глухомань, от людей подальше. Они потеряли веру в общество, но не потеряли веру в себя. Многие прямо-таки семьями были готовы – одна такая пара, другая, третья... Говорят, что у них ещё такие же знакомые пары есть. Возраст, в основном, от тридцати до пятидесяти. И у меня такой же настрой – всё мне среди людей немило стало. Лицемерие кругом, подлость, ложь одних, и готовность других к принятию любой лжи, лишь бы она что-то обещала. Хоть и сам тоже куда-то от людей сбегай. Тут ещё и, так называемый, кризис среднего возраста – это же около десяти лет назад было, мне тогда – под сорок.

У некоторых из этих моих знакомых поинтересовался: а что, если бы и вправду уехать куда-то в глухое место, да и зажить бы там какой-нибудь коммуной? Так неплохо, мол, было бы, но не видим, как это реально можно сделать, с чего начать. Совсемто на голом месте, с нуля всё это начинать страшновато как-то... У нас же семьи, дети.

И вот решил я идее создания такой коммуны жизнь посвятить. Совершенно трезво к этому подходил, понимал, что утопией полной может это обернуться. Но хотелось прожить остаток жизни с какой-то идеей, с целью, попытаться что-то после себя оставить, память добрую у людей, с которыми эту идею воплощать будешь, помочь себе и им жизнь полнее и лучше прожить. Чем зарубежные футбольные команды покупать, игроков к ним за многие миллионы, чем яхты и гонка – у кого яхта больше, или замки где-нибудь во Франции, так лучше уж на эту идею деньги пустить.

– То есть, тебя, значит, идея альтруизма захватила?

– Ну, с альтруизмом-то не всё так просто. Сказал бы даже, что в чистом и абсолютном виде альтруизм противоестественен, он против законов природы.

– Во как!.. Интересная тема.

– Всё живое – в растительном ли, в животном ли мире – должно быть подчинено одному закону – сохранение вида. Для этого каждый цветочек, или животина какая, должны стремиться к самовыживанию. А здесь может быть только эгоизм, альтруизм противопоказан. Животный эгоизм – совершенно нормальное, здоровое свойство. Коллективные какие-либо действия в хорошо организованных сообществах – у пчёл, например, или у муравьёв – это лишь чёткое разделение функций, которое опять же той же цели служит – сохранению вида. А вот у людей, с появлением у них разума, всё изменилось. Человеческий эгоизм – это уже совсем другое, он не инстинктом на выживание определяется, а тщеславием, честолюбием, ленью, стремлением подчинить себе своих соплеменников, заставить их на себя и на свои прихоти работать. Инстинкт на сохранение вида исчез почти полностью. Но, с другой стороны, именно у человека появилось такое свойство, такая черта, как альтруизм.

Хотя, по большому-то счёту, человеческий альтруизм – это оборотная сторона эгоизма. Вот послушай ещё:

В поступках и стремлениях людских не всегда легко бывает выделить и обозначить один какой-нибудь мотив.

Всё сложней гораздо...

Бывает так, что в действиях и в устремленьях к их совершенью, мотивов много, и даже может так, что действие какое свершается под влиянием мотивов, в значении своём почти противоположных.

Вот, например, об альтруизме скажем.

Понимается под этим стремленье делать для других добро, не требуя и не ожидая ничего взамен, всё безвозмездно.

Но на самом деле альтруист от сделанного им добра получает очень даже много – уважение к себе от самого себя.

(При мнимой нами очевидности наличия у всех такого чувства, на самом деле уважение к себе распространено не очень широко.

Показатель истинного уважения к себе – есть уважение к другим.

Уж так ли поголовно это есть у нас?..) Та философия, к которой альтруист приходит в процессе своего пути, все смыслы так ему определяет, что радость получает он, давая что-нибудь другим.

Так что и выходит – не совсем уж безвозмезден благой поступок альтруиста.

При этом никакого приниженья в такой оценке альтруизму нет.

Так даже и наоборот совсем:

есть пониманье логики поступка, а за ней, за этой логикой – признание трудов душевных человека, их результатов в познавании, в саморазвитии сущности своей.

Продолжим эту тему немного в плоскости другой.

Так и все творцы, что-либо создавая – картину, музыку, стихотворенье, повесть, шедевр архитектурный – это всё ведь тоже для людей творят.

Значит, в творчестве своём творцы несут идею альтруизма?

Да, и это тоже есть.

Но есть ещё и то, что свои творенья создавая, творят они себе бессмертие – возможность результатом творческим своим остаться в памяти народной.

Утешенье это и замена горечи ухода из жизни этой на осознание того, что после себя оставил что-то, что будет о тебе другим напоминать, нужным будет для людей.

Хороший это стимул не только для творцов, но и вообще – для жизни общества, существованья и развития его.

– С альтруизмом ты тоже образно объяснил. Как бы то ни было, идеей о поселении, о коммуне ты задался. Что дальше?

– Эти мои знакомые подсказали мне про это место – несколько вымерших почти деревень, от трасс автомобильных далековато – это и к лучшему, река есть. Около двух лет занимался тем, чтобы оформить земли под создание фермерского хозяйства. Официально и формально это было именно так – фермерское хозяйство животноводческого и овощеводческого направления. Вот ещё какое большое дело за эти два года сделал. От небольшой железнодорожной станции – она дальше, ты до неё десять километров не доехал – построил отводную ветку на свои земли, длиной она 19 километров, связал свою глухомань с «большой землёй». Это чисто технологическая связь, по сути дела – односторонняя в смысле инициативы по её использованию.

То есть, это не «большая земля» с нами связана, а мы с ней – когда в этом для нас потребность имеется. Мы могли бы с тобой по этой ветке на мотодрезине нашей проехать, но посчитал, что так-то, на лошади это будет лучше. А ещё хорошую, надёжную линию электропередачи на свою землю провёл – её ты видел. Как только эту организационную и подготовительную часть завершил, объявил среди моих единомышленников набор на постройку поселения.

Решено было строить основательно, в виде коттеджного посёлка. Бригада строителей, каменщиков была, конечно, профессиональная, мои-то были, в основном, на подсобных ролях. По ходу дела навыки и опыт строительный приобретали, со временем многие из них довольно-таки квалифицированную работу стали выполнять. Кстати, часть из строителей пожелала потом здесь же и остаться. Мы их тоже в коммуну принимаем. Работа шла споро, на следующее же лето одна улица коттеджей была готова под заселение. Приехали и заселились первые семьи. На закладку второй улицы каменщики перешли сразу же, как только стены на первой были возведены и к работе приступили плотники, отделочники. Возвели стены на второй улице – закладывают третью, и так далее. Сейчас вот уже шестая улица строится, по 10 домов на каждой.

– То есть, 50 домов уже заселено?

– 40. На пятой улице отделочные работы завершаются, в течение следующего месяца начнём её заселять по мере сдачи готовых коттеджей.

– Твои поселенцы – они на каких правах, как ты им работу оплачиваешь?

– Они на правах наёмных рабочих у фермера – у меня, то есть. Есть утверждённый штат, с зарплаты удерживается подоходный налог в пользу государства, производятся отчисления в пенсионный фонд, и всё прочее, как и полагается.

В официальном плане – это обычный рабочий коллектив. Работу я им оплачиваю по тем же примерно расценкам, которые в нашем областном центре существуют.

Тут ещё надо сказать то, что вся эта наша деятельность никакой ведь финансовой отдачи не даёт. Одни расходы. Всё покрывается моими средствами – приобретение земли, железнодорожная ветка и ЛЭП, строительные материалы, приобретение необходимой техники, подряд строительной бригады, заработная плата моим, как ты говоришь, поселенцам.

– Так что – это так и будет? Это же какая-то богадельня получается... А вот что случись с тобой или с твоим бизнесом – и всё сразу зачахнет?

– Надеяться будем, что ничего со мной не случится, и бизнес у меня достаточно надёжный. Но ты прав – надо переводить это всё на самоокупаемость и во многом – на самообеспечение. Это мы постепенно и делаем. Вот взять, например, продукты питания. В первый же год начала нашей стройки распахали землю под картофельное поле и под посадку овощей. С некоторыми первыми поселенцами, приехавшими на постройку коттеджей, вскоре же приехали и их жёны.

Они этими сельскими работами и занялись.

Построено овощехранилище для хранения в зиму картофеля, капусты, моркови, свеклы.

Сначала всё это было устроено по принципу коммуны – всё общее. Но постепенно мы от этого будем отходить, общественную часть уменьшать, хотя совсем ликвидировать её, видимо, не будем. Каждый коттедж – это ещё и 16 соток земли. Те, кто уже обжился, свою землю возделали, свои сады-огороды завели.

Я же вижу – людям это в большую охотку.

Так же, как и с обеспечением овощами, мы занялись и животноводством. Тоже, в первый же год построили свиноферму, птицеферму, коровник. Сначала они небольшими были выстроены, со временем будем расширять.

Зоотехника хорошего нашли, в свою коммуну пригласили. Приобрели племенной молодняк. Строим цех по переработке мясной продукции, будем вывозить на продажу.

– Слушай, откуда у тебя способности к такому хозяйству? Ты же совершенно городской житель.

– Когда начинаешь каким-то делом заниматься, до многого доходить приходится. А потом – у меня же много помощников из этих моих поселенцев. Многие – так просто-таки талантливые ребята. Здесь им свои способности применить хорошая возможность оказалась – всё с нуля, самостоятельности в решениях много, большинство инициатив я поддерживаю, финансами подкрепляю.

– Какой-то, прямо-таки, коммунистический оазис... Но ведь искусственность во всём этом есть – весь этот «коммунизм»

построен и держится на средствах, которые ты берёшь из того, лживого мира, от которого вы и намеревались убежать.

– Так куда же от него далеко-то убежишь? Да, и не совсем уж он чужой нашим поселенцам – они в нём жили, творили, работали, участвовали в создании того, чем нам здесь пользоваться приходится. И сейчас мы от этого мира себя не отрываем, мы с ним едины. Я же говорю, что мы являемся полноценным рабочим коллективом, частью того мира. Всё, что полагается перечислять государству, то есть тому миру, мы перечисляем. Тут о другом разговор.

Идея моя была в том, чтобы помочь людям избавиться от тягостного ощущения постоянной лжи вокруг тебя – лжи церковников, политиков, властей. Многим моим поселенцам буквально-таки необходима была какая-то психологическая помощь. Собственно, мне-то она, может, как раз таки и нужней была. К своим сорока годам я потерял жизненный стержень, мне стало тягостным существование в этом мире, где ложь и лицемерие – совершенное естественное наше состояние. Создание поселения, весь этот процесс по осуществлению этой идеи – всё это и задумывалось мною именно как возможность некой психологической реабилитации как для будущих поселенцев, так и для меня самого.

– А как Марина это всё восприняла?

– Она у меня молодец. У тебя, говорит, депрессия экзогенного типа, ты устал, перегорел в этой гонке престижа – в размерах доходов, в представлении себя в обществе успешным, умным, значимым. Появилась у тебя эта идея – вот и отлично. Надо изменить свою жизненную ситуацию, образ жизни, круг общения. Уедем от этих тусовок, от «светского общества», от необходимости врать и подличать. Она и в работу эту нашу с головой окунулась. Мы же с ней себе коттедж построили в первой же партии из десяти штук. Она с самого начала стройки уже здесь была. Сама себя назначила начальником «службы быта», из её одной состоящей, тащила на себе всю эту работу. Вскоре ещё несколько жён поселенцев наших приехали. Быт в нашей коммуне стал ещё более упорядочиваться.

– Роман, а вот скажи – это всё у вас здесь – не игра ли это тоже?

– Не буду я совсем-то уж категорично это отрицать. И здесь, как и во всей нашей жизни, некоторый момент игры есть. Ну и что? Люди увлечены, с азартом в этот проект включились – что тут плохого? Они нашли себе дело по душе, с природой рядом живут, планы общие строят, избавлены от необходимости лгать во взаимоотношениях между собой, и никто к ним сверху с ложью не лезет. Такая игра никому не во вред.

– И сколько ты предполагаешь семей в это поселение принять? Какие-то пределы по расширению вашего поселения имеются?

– Число желающих только растёт.

Приходится предварительный конкурс проводить – отбирать по признаку такому: у кого какая профессия. Предпочтение отдаём тем, у кого профессия для нас на данный момент более востребована. А насчёт пределов?.. Об этом мы ещё поговорим. Пока мы ставим задачу обеспечения почти полной автономии нашего поселения, чтобы от внешнего мира меньше зависеть – такая вот у нас самоцель. Например, по продуктам питания надеемся почти всё растить сами как из овощей, зерновых, также и по животноводческой продукции. И чтобы это всё перерабатывать качественно, хранить. С питьевой водой проблему решили – несколько артезианских колодцев пробурили. Даже с электричеством задумка есть – ветряных электростанций закупить.

Но это всё действительно пока лишь некая игра в каких-то добровольных Робинзонов, в отшельников современных. Возможно, концепция этого нашего «затворничества»

будет со временем существенно изменена...

Максим, всё – приехали. Лесочек заканчивается, наш посёлок будет сейчас виден.

Деревья стали реже, тропа вышла на открытую, немного холмистую местность.

Слева река протекает. За рекой вдали виднеется лес. А на этом берегу, что спускается полого к реке, расположился посёлок.

Отсюда видно, что коттеджи, в основном, с разной архитектурной задумкой, из красного и белого кирпича. Лошадки всё тем же неспешным шагом продолжают везти наших собеседников в сторону поселения...

Максим прожил в гостях у семьи К. почти два дня. На следующий по приезду день поехали вдвоём на небольшой мотодрезине по железнодорожной ветке. Погода ясная, дождя нет. Из окна дрезины открываются хорошие виды – леса, чередующиеся с открытыми пространствами, речка между холмами петляет, иногда её с дороги видно.

Дрезина замедлила ход, остановилась.

– Здесь у нас стрелка – ответвление на ветку, которая ведёт к нашему карьеру.

Сейчас я стрелку переведу, туда съездим.

Роман соскочил на землю, рычагом перевёл ручную стрелку, концевые рельсы передвинулись – путь теперь лежал на ответвление. Поехали по нему.

– Видишь – справа холм виднеется?

Там мы добываем песок, а с другой его стороны каменный карьер – это у нас производство щебня и гравия. Камнедробильную установку приобрели. Для строительства много надо гравия, песка. Разведали свои земли, нашли выход скальных пород, теперь собственными материалами обходимся. Дороги будем по посёлку хорошие прокладывать – щебня много потребуется. Здесь запасов камня на большое строительство хватит.

Подъехали к карьеру. На пути стоит небольшой состав с маневровым тепловозом во главе – три платформы с бортами.

Одна из платформ загружается гравием с помощью ленточного транспортёра. Две уже загружены: одна тоже гравием, другая – песком.

– Видишь, как раз погрузка продукции нашего карьера идёт. Мы будем мешать выезду тепловоза с вагонами, поэтому сейчас будем возвращаться в посёлок.

Прошлись по посёлку. Те улицы, что выстроены ранее, неплохо обустроены, на участках молодые деревца подрастают, кустарники ягодные. Овощные грядки после уборки урожая перекопаны. На некоторых домах Максим увидел на стене таблички в виде небольших мемориальных досок. Подошёл, прочитал одну:

«Дом построен в 2009 году на средства от Владислава Игоревича Евстифеева, февраля 1960 года рождения».

– Ну, да, один из наших «олигархов».

Кстати, портрет его у тебя удачно получился. Есть здесь таблички с именами и других наших пайщиков. Многие довольно-таки активно в нашем проекте участвуют.

– А что за вышка там виднеется?

– Это ретранслятор сотового оператора.

Там же у нас интернет, телевидение, радио.

Беседы продолжились вечером. Поужинали втроём, вместе с Мариной. Но после ужина она их оставила:

– Я к соседке – женские посиделки сегодня организуем. Пару часиков посидим, вязанье с собой возьму.

Мужчины остались одни. Продолжили свои беседы.

– Вот ты, Максим, спрашиваешь: куда дальше развитие нашего поселения пойдёт? Конечно же, от большого мира никуда мы не сбежали, не сбежишь от него... не в этом смысл, да и не самоцель это в конечном-то счёте. Понятно, что подобное отшельничество – это утопия, самообман.

Но большинству из нас важно было хотя бы попробовать уйти от ощущения этой неизбежности, что жить ты должен в постоянной и всеобщей лжи – тебе лгут, ты лжёшь, по-другому в этом мире и быть не может. В чём-то этот наш опыт удался. Но дальше-то тупик!.. Мы что же – так и будем жить, как в подводной лодке!?.. Мало того, что бытовые проблемы растут. Люди детей своих на житьё сюда привозить начинают – школа нужна, учителя. Рожать начнут – нужны ясли, садики, воспитательницы. С медициной то же самое. А ещё ведь людям нужна какая-то, хоть минимальная определённость. Всё здесь держится пока на моих средствах и на помощи от моих знакомых. То есть это вот как раз и есть совершенно ненормальная ситуация – одни люди полностью зависят от других. Наше натуральное хозяйство убыточно – мы ничего не производим, чем можно было бы успешно торговать. Чтобы поднять у людей чувство хозяина, чувство ответственности за будущее нашего поселения, мы переводим наше фермерское хозяйство в статус акционерного общества.

– Так это же возвращение от коммуны, которая тут у вас успешно строилась, к принципам капитализма, к его «волчьим законам».

– О чём я и говорю – никуда нам не деться от «большого мира» и от его законов. Никакой коммуны не было. Если упрощённо и грубо, то был капиталист, который решил в меценатство поиграть, а если ещё грубее, то безответственно он поступил – вторгся со своими прожектами, утопиями в чужие судьбы. Одно лишь этого капиталиста оправдывает, что никакой выгоды материальной он для себя здесь не преследовал.

– Очень уж ты, Роман, к себе строг – про капиталиста, про игру в меценатство...

Ты не только деньги сюда вкладываешь, но и силы душевные. Тебе это помогло от депрессии избавиться, но ведь и другим поселенцам это психологической помощью, отдушиной по жизни стало. Никто отсюда не бежит.

– Максим, я же не самобичеванием занимаюсь, но и не кокетничаю тоже. Я лишь говорю о том, что планка наших задач теперь для нас выше становится. Теперь нам не искусственная изоляция от внешнего мира важна, а наоборот, интеграция в него.

Но без изменения наших принципов по недопущению к нам той лжи и лицемерия, от которых мы сюда бежали.

– В чём интеграция?

– В первую очередь – экономическая.

Мы своё хозяйство должны ориентировать на несколько преимущественных направлений, чтобы могли какую-либо продукцию «туда» «экспортировать», чтобы конкурентоспособны по ним были. Сейчас мониторинг этого проводим. Начнём с идей, которые могут обеспечить наиболее быструю отдачу. Но есть одна, заветная идея – развивать что-либо из высоких технологий, создать здесь свою «силиконовую долину». Эта идея у наших олигархов поддержку получила. Не скажу, конечно, что инвестиции от них рекой полились, но определённое участие в нашем проекте уже есть, некоторые так и вообще активно к нему подключаются.

– И что, это всё реально может быть – с «силиконовой долиной»?

– Ты имеешь в виду – будет ли это так же успешно, как у американцев? Жизнь покажет... Возможно, и не будет... Но для меня такая идея, пусть даже и неосуществимая, имеет смысла больше, чем гонка за обладанием самой большой яхтой, или самой успешной футбольной, баскетбольной ли командой. Для меня не эта идея, а именно те цели с яхтами и замками – это и есть химеры, миражи.

– Роман, об этом мне и хотелось бы с тобой поговорить – о целях и идеях для человека и для человеческого сообщества. Человек не может жить без каких-либо идей, пусть даже самых простейших, пусть и не всегда чётко и конкретно сформулированных, без определения для себя смысла жизни. Но сначала хочу спросить тебя о Боге в неком философском понимании. Есть ли у тебя такое понимание, каково оно?

– Если говорить о религиозных богах, то, конечно же, я отвергаю их вместе с религией. А насчёт философского понимания Бога?.. Знаешь, прочитаю тебе всё в том же, почти в стихотворном виде обращение к Богу. В нём эта моя философия хорошо выражена:

Поговорить опять с тобой хочу я.

Ведь ты ж мой Бог – меня во всём ты понимаешь, в чём-то одобряешь, а в чём и осуждаешь.

Советы и оценки мне твои нужны, необходимы, по ним свои поступки я сверяю, по ним прогнозы строю я свои последствий или результатов от того, как в жизни поступаю я, как мыслю и к чему стремлюсь.

Всё в тебе слилось – мой разум, чувства, жизни опыт – триединый этот сплав и есть мой Бог, что Совестью зовётся.

Есть Совесть, Разум и Душа – вот боги наши, всё остальное – от лукавого.

«Бог человека – его Совесть», – древнегреческий поэт Менандр сказал за 300 лет до рождества Христова.

«Совесть – подсознательный наш Бог», – психолог Виктор Франкл позднее это повторил.

Бог, Совесть и Душа – понятия, во многом, общие и они есть сущность та, что представляем мы собою в этом мире...

Такие разные во всём, единые лишь в том, что человеки мы, из sapiens`ов рода.

– То есть, Роман, из этого «обращения»

выходит, что человек и есть сам для себя Бог, сам себе Всевидящий всех своих грехов, сам себе Высший Судья?

– Да, так оно и есть. И не надо никаких посредников лукавых между Богом и Человеком. Принятие же религии, как единственного носителя моральных норм – это утверждение, что человек и общество, из человеков состоящее, никогда сами не справятся ни с утверждением естественных, нормальных норм человеческого общежития, ни с их соблюдением. Для этого, видите ли, «высшие силы» нужны. Которые мы сами себе и придумали тысячи лет назад. Я ведь тоже за Бога, если понимать под этим идею, определяющую смысл жизни, но эта идея не может быть лживой религиозной идеей. К этому в нашем с тобой разговоре мы обязательно подойдём.

А вот послушай ещё фрагмент:

Всего-то хуже, что придуманные боги для нас самих милей, удобнее чем Совесть – ведь этот Бог внутри и обмануть его сложней...

Зачем такой нам надзиратель?

А вдруг оступишься, так Совесть будет неспокойна – у неё ты под присмотром неусыпным.

И такой нет важной функции, как отпущение грехов – любой грешок, пусть самый детский даже, вдруг вспомянется, защемит болью душу.

Конечно, это если Совесть есть, хотя бы доля малая её...

Вот для чего нам нужен бог религиозный, и приложение к нему – искусственная совесть, чтобы для совести своей заменой быть, подменой, хитрою обманкой.

– Тебя слушая, вспомнил из Омара Хаяма: «Ад и рай – в небесах», – утверждают ханжи. Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

Ад и рай – не круги во дворце мирозданья, Ад и рай – это две половины души».

Но ведь такое понятие Бога далеко не всех может устроить. Человек слаб, не для него это – ощущать себя Богом, осуждающим самого же себя за свои грехи. Лучше уж пусть Всевышний нас грешных судит...

Может, что-то и просмотрит, не увидит, не до меня ему будет, что-то простит... А вот ещё: как же насчёт главной беды, постигшей человека с приобретением разума?

Эта беда – осознание им неизбежности ухода из этого мира, страх смерти, бесповоротного ухода в небытиё. У животных, разума не имеющих, нет гнетущего страха смерти, но есть инстинкт самосохранения, это позволяет им выживать. У человека наоборот – смерти боится, но постоянно подвергает свою жизнь опасности. Зато придумал себе религиозных богов, которые дают надежду, если не на бессмертие физическое, то на продолжение существования души в мире загробном. Бог, который Совесть-Душа, этого-то нам сделать не может. Потому и уютней жить в самообмане, что тот религиозный Бог всё же имеется, и загробный мир есть, и попаду я туда. Вот и получается, что сказке про выдуманного Бога тысячи лет, и мы в эту сказку верим, а философскую истину «Бог человека – его Совесть», которой лет столько же, признавать не хотим.

Запиликал телефон. Роман взял, ответил. Разговор был, видимо, о какой-то, назначенной ранее деловой встрече, срок которой он сейчас уточнил – состоится на следующей неделе. Повернулся к Максиму:

– Да, ложная идея воспринимается легче. Правда – она ведь и есть всего лишь правда. И понять её порой бывает сложнее, и, тем более – принять её, жить с ней.

Скучновата она, ничем не расцвечена. Часто бывает она неприятной, ничего хорошего нам не говорит, в неё смотреться не хочется – она недостатки наши отражает.

Ложь же – она понятна и приятна! Её так нам и готовят – чтобы легко, упрощённо воспринималась, чтобы с картинками какими-то была, чтобы отдохновение в ней было, забытьё, чтобы цели и ориентиры давала простейшие и понятные. Форма ещё очень важна. Взять хоть полустихотворные строки, которые я тебе привожу. В них мало поэтической образности, почти нет рифмы, ритм сбивается. Но в них и лжи нет, лишь только правда. Но мало тех, кто прочитает их ради правды этой. Ложь же, обёрнутая в красивые одежды, с песнопениями, с ритуальными действиями и телодвижениями, с перезвоном колоколов, с курением ладана – чтоб на все органы чувств воздействовать, кроме разума – она мила и дорога. Ведь чем религия хороша?

Она является до полного примитивизма упрощённым руководством по жизни и «справочником» буквально по всем вопросам миросоздания и мировосприятия.

Мир создан Богом, и на всё воля Божия.

Вот и всё! И никаких мыслительных и духовных потуг не требуется для познания, например, разнообразия живого мира и его эволюции, или бесконечности вселенной, или строения атома. С несправедливостью властей бороться нельзя и не надо, поскольку власть – она от Бога. И на ложь аллергии нет, коль живёшь с верой в идею, изначальную лживость которой, хотя бы подсознательно, да ощущаешь. И не требует эта идея улучшить, изменить этот мир, в котором живёшь. Живи с верой в Бога и с молитвой к Богу, он тебя за любовь к нему и за молитвы вознаградит.

– Люди любят и творить ложь, и верить в неё. Верно ты, Роман говоришь про религию, про «искусственную совесть» – «чтобы для совести своей заменой быть, подменой, хитрою обманкой». Для одних религия уютна, упрощает им жизнь, чтото обещает, для других удобна в управлении теми, первыми.

На электроплите засвистел закипевший чайник. Роман встал, приготовил обоим по чашке чая, пододвинул Максиму вазу с печеньем, продолжил:

– Конечно – упрощает жизнь, и удобна в управлении людишками. А ещё – религия агрессивна и экспансивна. Она утверждает, что тот, кто встал на дорогу к Богу, тот стремится к достижению духовных высот, а кто на этот путь не встал, высшей духовности не достигнет. Как-то по каналу «Культура» видел передачу «Линия жизни». В гостях была чудесная актриса, чудесные роли в кино, и в театральных спектаклях её видел. И вот в возрасте за стала воцерковляться, приобщаться к религии. Сейчас ей за 60. Ладно бы, просто ушла в религию. Так она же теперь объявляет то дело, которому сама служила, и которому служат тысячи людей из актёрского цеха, как что-то непристойное:

«Профессия артиста, будто губка, вбирает все пороки человека». Это довольно типично: став религиозным, человек считает себя вправе осуждать что-либо, не имеющее отношения к церкви и к религии, как порочное, или потенциально порочное, не несущее «высшей духовности».

– Причисление себя к верующим – простейший способ заявить о себе, что ты вот теперь на другом уровне духовности находишься.

– Конечно. И как же прихожанка такое утверждать не станет, не осудит мирское, если Патриарх клеймит его последними словами?

Пододвинул к себе ноутбук, в котором до ужина показывал Максиму снимки из истории строительства поселения. Нашёл нужный файл, вывел текст на экран:

– Вот что вещает нам гражданин Гундяев: «Когда нам говорят, что неверующий человек может быть хорошим, мы соглашаемся с этим. Но неверующий человек может стать зверем, а верующий – никогда, если он сохраняет веру в Бога, потому что он верит в бессмертие, он понимает, что предстанет пред лицом Божиим, он осознаёт, что за порогом земной жизни – предстояние Богу и ответ за все дела. Верующий человек тоже может быть грешником, и лукавым, и лживым, и похотливым, и слабым, но у него есть некая грань, перейти которую, не разрушив внутри себя веру, он не может». Лживо, лицемерно и подло противопоставляет невоцерковлённых, которые могут, мол, стать зверем, овцам из своей паствы, которые стать зверем, видите ли, не могут, потому что верят в предстояние перед Богом. Лукаво он, конечно, это всё сказал. Верующий, мол, и грешником, и лживым, и похотливым может быть...

Вопрос возникает: а чем он тогда от неверующего отличается? Тем, что в церковь ходит? И всего-то!?.. Мало того – верующий и зверем может стать, но тогда мы о нём говорим: он веру свою разрушил. Ну, как тут не восхитишься!?.. Скажешь церковникам: как же так, вот этот человек верующий, а преступление совершил? Ответят, что не истинно, значит, верил. Вот и весь сказ. Ни с попов, ни с религии за этот брак никакого спроса нет. А они тогда зачем? Они что делают? Адом стращают, да раем манят, которые их предшественниками придуманы? И живут на этом – обряды отводят, да грехи отпускают.

– Действительно, хорошо устроились – никакой ответственности за результаты своей работы. Кто, мол, согрешил – убил, или своровал, значит, по той только причине, что верил слабо, молился мало, в церковь не ходил. Бог его накажет. Но и простить может, если грешник в грехах покается. Не перед людьми покается, и не у них он прощения должен заслужить – этого религия не требует, а только лишь на исповеди тайной, перед священником. А прощение – это за молитвы. Как всё удобно! Ну, «откупные»

какие-то в церкви придётся оставить. «Без денег в церковь ходить – грех» – пословица народная, в сборнике у Владимира Даля прочитал. Без денег в церковь – вот он, где грех-то смертный – церковь обмануть, чтото ей не додать. Я как-то, в связи с одним заказом кое-что из живописи на религиозную тему просматривал. На библейский сюжет о смерти Сапфиры и Анании много чего нашёл, например, Михаила Зеленского картину. Вот как церковь, оказывается, круто наказывает за воровство.

– Да, сюжет примечательный, из Нового Завета, «Деяния святых Апостолов», глава 5. Анания этот не убил никого, не крал, не брал чужого. Он продал имение, а при отчёте перед апостолами цену занизил, чтобы меньше нести в церковь.

– Какой-то налог с продажи должен был отдать? Какую долю? Видимо, десятину, которая из Ветхого Завета идёт?

– Как я понимаю, он должен всё отдать?

– Всё!?..

– Апостолы-то что-то вроде «казарменного коммунизма» установили. В предыдущей главе «Деяний» об этом говорится.

Сейчас, на каком-нибудь сайте религиозном найду. Вот, четвёртая глава: «Когда закончили они молиться, содрогнулось место, где они собрались, и, преисполнившись Духа Святого, стали все смело говорить, провозглашая слово Божье. Было же у всех уверовавших одно сердце и одна душа. И никто ничего из имущества своего не называл своим собственным, и всё у них было общее. И с великой силой апостолы свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса. И Божье благословение было на всех них. И не было нуждающихся среди них, ибо кто владел землёй или домами, продавали их, приносили деньги, вырученные от продажи, и отдавали апостолам, и всё распределялось между всеми, каждому по нужде его».

– Христиане – это и есть первые коммунисты!?.. Так вот откуда наши «бесы»

идею обобществления взяли! Из Библии всё!.. Вот уж точно – книга на все времена.

– Ну, да. И эту идею взяли, и «Моральный кодекс строителя коммунизма», и много чего ещё. Вот сравни первую заповедь: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства; да не будет у тебя других богов пред лицом Моим», и вот из морального кодекса: «Нетерпимость к врагам коммунизма, дела мира и свободы народов». Кто коммунизм не строит, а в своём капитализме желает жить – тот, значит, враг, потенциальный зверь, будем к нему нетерпимы – всё как в религии. И поклонение мощам у церковников взято, и объявление всего рукописного марксистско-ленинского наследия Писаниями, то бишь, Первоисточниками. И к любому случаю цитирование из этих Писаний. Любая научная статья или диссертация на любую тему должна во вступительной части содержать какуюто цитату из Первоисточников или из сказанного действующим в настоящее время Генеральным секретарём.

– А ещё, помнится, в литературе целое направление было – «лениниана» – почти как о жизни Иисуса в евангелиях Нового Завета. Так что там про Ананию-то?

– Сейчас прочитаю: «Некоторый же муж, именем Анания, с женою своею Сапфирою, продав имение, утаил из цены, с ведома и жены своей, а некоторую часть принёс и положил к ногам Апостолов. Но Пётр сказал: Анания! Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твоё мысль солгать Духу Святому и утаить из цены земли? Чем ты владел, не твоё ли было, и приобретённое продажею не в твоей ли власти находилось? Для чего ты положил это в сердце твоём? Ты солгал не человекам, а Богу. Услышав сии слова, Анания пал бездыханен; и великий страх объял всех, слышавших это. И встав, юноши приготовили его к погребению и, вынеся, похоронили».

Вот ведь как! Любой убийца, душегуб может надеяться на то, что исповедуется у священника, в грехах покается, молиться будет – и простит его Господь, возьмёт в Царствие Небесное. Но за такой грех, что Анания совершил – смерть преступнику тут же, на месте, без всяких покаяний, чтобы мучиться его душе в аду веки вечные... Мне в этом рассказе нравится место, где апостол Пётр, как настоящий опер из угрозыска допрос проводит, прямо-таки – Глеб Жеглов. После смерти Анании он допрашивает Сапфиру. Надо теперь и её в сообщничестве уличить. Вопрос-то простой: за какую, всё же, цену они продали имение? Но Пётр не дурак! Он не позволит себе допустить промашку. Вдруг Сапфире станет стыдно за обман, она назовёт истинную цену, и избежит наказания. А то так и вообще о цене ничего не знает – Анания, допустим, у них в семье за главного, он без неё всё с покупателем решал. Вот на этом мы её и поймаем:

не захочет она публично признаваться, что она на вторых ролях у Анании, даже стоимости сделки не знает. Пётр задаёт вопрос в провокационной форме, в вопросе сразу же подсказывается и ложный ответ: «скажи мне, за столько ли продали вы землю?».

И что наша глупая Сапфира? Это вам не Манька Облигация, которая тут же ему бы отрезала: не бери на понт, мусор! «Да, за столько». Вот и попалась! «Что это согласились вы искусить Духа Господня? Вот, входят в двери погребавшие мужа твоего; и тебя вынесут». Поняла Сапфира, что развёл её Пётр как шалаву какую-то, как дешёвку, и мужа уже порешили. Сердечный приступ у неё, или инсульт с кровоизлиянием в мозг, скоропостижная смерть. Ещё одна грешница – прямой дорогой в ад. На сегодня двое, план по грешникам и по возвращению денег в церковь выполнен. И для прочих назидание большое. Пётр устало зевнул...

– Тебе можно детективы на библейские сюжеты писать. Хорошо у тебя получается.

– Нет, с библейскими сказочниками тягаться не смогу. Кстати, чем примечателен этот сюжет с Ананией и Сапфирой? Вот по наличию таких или подобных моментов и должна оцениваться любая провозглашаемая идея, понятно, что и религия в том числе.

Хорошие лозунги или заповеди, в идеях имеющиеся и прописанные – это совсем ни о чём не говорит. Нет идей, хоть самых реакционных, профашистских, где бы не говорились слова о справедливости, например, или о хорошей жизни для тех, кто эту идею принимает, ей следует и ей служит. Это всё мишура, красивая облатка, за которой лежит основное. Выполнять заповеди «не убий», не укради» – не так уж и обязательно. Ну, случилось, совершил грех – с кем не бывает? Можно же потом раскаяться, молитвами свои грехи замолить. Ты Богу-то ещё и милей даже будешь, чем не согрешивший. Вот что в Писаниях говорится: «Сказываю вам, что так на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии» это в христианстве, Евангелие от Луки.

В иудаизме, это из Талмуда: «Там, где стоит кающийся, праведники стоять недостойны».

А вот в исламе, Муслим 2747: «Если бы вы не грешили, то Аллах обязательно сотворил бы таких людей, которые стали бы совершать грехи, а затем просить о прощении, и Он прощал бы их!». Это нам религии и церковники такое внушают, это мы перед ними исповедуемся, чтобы они нам грехи наши отпустили. Откупаемся у них за небольшие свои грешки – это те, которые против человека. Но есть грех, которому прощения нет – это против веры, против Бога: «Всякий грех и хула простятся человекам, а хула на Духа не простится человекам; если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святаго, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем», Евангелие от Матфея.

– Роман, так ведь и у «бесов» так же. В религии главная идея – вера в Бога, смирение перед властью и церковью, а у «бесов»

– верность партии и провозглашаемой ею идеям. И в Кодексе моральном у них всё так же прописано.

– Да, так же. И так же лукаво. Ведь хороши же «заповеди»: «Коллективизм и товарищеская взаимопомощь: каждый за всех, все за одного», «Гуманные отношения и взаимное уважение между людьми:

человек человеку друг, товарищ и брат», «Честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность в общественной и личной жизни», «Взаимное уважение в семье, забота о воспитании детей». Но тут же: «нетерпимость к врагам коммунизма». То есть – «кто не с нами, тот против нас». Ты можешь и семьянином плохим быть, и скромностью в общественной и личной жизни не отличаться – что же, человек слаб, тебе это простится... Главное, что бы ты не был врагом идеи. Или вот такая заповедь: «Преданность делу коммунизма, любовь к социалистической Родине, к странам социализма». Тебе предписывается любить социалистическую Родину. Это заповедь. И теперь те, кто следит за исполнением нами их Кодекса, будут определять степень этой нашей любви. Критикуешь наши недостатки, значит, Родину не любишь. Оделся модно – попал под тлетворное влияние Запада. Нравится зарубежная музыка – то же самое: «сегодня любит джаз, а завтра Родину продаст». Вот ещё один пункт из Кодекса: «Непримиримость к несправедливости, тунеядству, нечестности, карьеризму, стяжательству». Как категорию «тунеядец» определить? Как судья, которая поэта на принудительное лечение в психушке осудила? Вы где работаете? Я – поэт.

Я вас не спрашиваю, чем вы занимаетесь, я спрашиваю: где вы работаете? Кое-что из этого мы с тобой застали.

– Сейчас нам мало чего доводится увидеть из жизни в Северной Корее. Но вот где-нибудь в новостях увидишь сюжетик – помпезные партийные съезды с престарелыми лидерами, передающими и утверждающими передачу власти по наследству, военные парады, энтузиазм народа на организованных для него демонстрациях – как это всё узнаваемо!..

– Конечно, узнаваемо – точно так же и у нас было.



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«АДМИНИСТРАЦИЯ Г. ХАБАРОВСКА 1 СБОРНИК ИНВЕСТИЦИОННЫХ и ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ организаций г. Хабаровска (8-й выпуск) 2 CБОРНИК ИНВЕСТИЦИОННЫХ И ИННОВАЦИОННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ СОДЕРЖАНИЕ Введение 1 Инвестиционные проекты по строительству объектов 1 Строительство Межрегионального центра экономического сотрудничества 6 с выставочным залом. 2 Строительство торгового комплекса по ул. Суворова. 3 Группа жилых домов со встроенно-пристроенными помещениями общественного назначения и подземной автостоянкой...»

«Утверждаю Главный государственный санитарный врач СССР П.Н.БУРГАСОВ 22 декабря 1977 г. N 1814-77 Согласованы с Министерством рыбного хозяйства СССР и Министерством судостроительной промышленности СССР протокол совещания в НИИГВТ от 20 - 22 декабря 1976 года, с ЦК профсоюза рабочих пищевой промышленности письмо N 06-В от 6 декабря 1976 года САНИТАРНЫЕ ПРАВИЛА ДЛЯ МОРСКИХ СУДОВ ПРОМЫСЛОВОГО ФЛОТА СССР Санитарные правила для морских судов промыслового флота СССР разработаны сотрудниками...»

«9 Вестник ТГАСУ № 4, 2012 ПРОБЛЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ ПОПОВ ЛЕОНИД ЕВГЕНЬЕВИЧ, докт. физ.-мат. наук, профессор, l.popov@vemn.de ПОСТНИКОВ СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ, канд. физ.-мат. наук, доцент, psntomsk@gmail.com КОЛУПАЕВА СВЕТЛАНА НИКОЛАЕВНА, докт. физ.-мат. наук, профессор, ksn@tsuab.ru СЛОБОДСКОЙ МИХАИЛ ИВАНОВИЧ, докт. физ.-мат. наук, профессор, sloboda@tsuab.ru Томский государственный архитектурно-строительный университет, 634003, г. Томск, пл. Соляная, 2 ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ ЕСТЕСТВЕННЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ...»

«Весь свет На страницах сборника Весь свет выступают советские и зарубежные публи молодые талантливые писатели и поэты разных стран и континентов. Они расска об участии молодежи социалистических стран в строительстве новой жизни, о молодежи стран капитала за свои права. Весь свет знакомит читателей с новыми именами в современной заруб литературе и искусстве, публикует произведения, впервые переведенные на русский язык. МОЛОДОЙ ЧИТАТЕЛЬ! Перед тобой новое издание Молодой гвардии — молодежный...»

«База нормативной документации: www.complexdoc.ru ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ КОМИТЕТ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СОВЕТА НАРОДНЫХ ДЕПУТАТОВ ТЕХНИЧЕСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ ИНСТРУКЦИЯ ПО СТРОИТЕЛЬСТВУ ДОРОЖНЫХ АСФАЛЬТОБЕТОННЫЙ ПОКРЫТИЙ В г. МОСКВЕ ВСН 175-82 МОСКВА - 1982 Настоящая Инструкция по строительству дорожных асфальтобетонных покрытий в г. Москве обязательна для всех организаций, выполняющих проектирование, строительство и ремонт дорог в г. Москве. Инструкция вводится взамен следующих нормативных документов: ВСН...»

«ООО Лакирис - весь спекр смазочных материалов и технических жидкостей. www.luckyres.ru Телефон / факс: +7 (495) 788-61-33 (многоканальный) - коммерческий отдел. Телефон / факс: +7 (495) 788-61-30 (многоканальный) - секретариат. E-mail: info@luckyres.ru SHELL СМАЗОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ, ТЕХНИЧЕСКИЕ ЖИДКОСТИ И ДРУГИЕ ПРОДУКТЫ (каталог) ООО ЛАКИРИС - весь спектр смазочных материалов SHELL Тел./факс: (495) 788-61-33. Web: www.luckyres.ru, E-mail: info@luckyres.ru Содержание 1. АВТОМОБИЛЬНЫЕ СМАЗОЧНЫЕ...»

«МУНИЦИПАЛЬНЫЙ ВЕСТНИК Остров Декабристов Газета МО АВГУСТ #11 (127) КОЛОНКА РЕДАКТОРА/НОВОСТИ Причиной пожара в жилом доме на Нахимова стало возгорание строительного мусора Перед летом все люди(за очень небольшим исключением) стараются либо похудеть, либо просто привести себя в порядок, поменять гардероб. Собираются, собираются, а лето проходит. В этом случае есть два варианта - оставить все Пожар на чердаке многоэтажки по улице Нахимова, на следующий год, надеясь, что начался в полдень 19...»

«624 38.73 36 : :..,.., “ “..,..,. : :., :.. –.: 2010. – 36. 36 ISBN 978-9967-08-217-5 (.. ),.,,,. P 3308000000-10 38. ISBN 978-9967-08-217- © BIOM, Содержание 1 История вопроса 2 Сокращение энергопотребления путем строительства энергоэффективных печей 3 Пути улучшения и оптимизации существующих печных устройств 4 Основные рекомендации по сохранению тепла в доме и улучшению теплоотдачи печи 5 Типы используемых печей 6 Традиционные печи из жженого кирпича 7 Железная и...»

«База нормативной документации: www.complexdoc.ru Система нормативных документов в строительстве СВОД ПРАВИЛ ПО ПРОЕКТИРОВАНИЮ И СТРОИТЕЛЬСТВУ СВОД ПРАВИЛ ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ СТОИМОСТИ СТРОИТЕЛЬСТВА В СОСТАВЕ ПРЕДПРОЕКТНОЙ И ПРОЕКТНО-СМЕТНОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ СП 81-01-94 МИНИСТЕРСТВО СТРОИТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (МИНСТРОЙ РОССИИ) Москва 1995 СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ВВЕДЕНИЕ 1 0БЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ 2 НОРМАТИВНЫЕ ССЫЛКИ 3...»

«Олег ГУБАРЬ Пассаж (Дерибасовская, № 33, Преображенская, № 34) Продолжаем серию публикаций, посвященных тради циям градостроительства, архитектуры, риэлторства Одессы и связанным с ними общественным бытом. Неизменный спонсор этой рубрики, агентство недвижимости Капитал, уже 11 й год плодотворно работает на отечественном рынке недвижимости. Настоящее публикация посвящена одному из самых приметных архитектурных раритетов — Пассажу. Известнейший историко архитектурный комплекс, нынешний Пас саж,...»

«СТРАНЫ СОЦИАЛИЗМА Н А Р О Д Н О Й Р Е С П У Б Л И К Е Б О Л Г А Р И И - 4 0 ЛЕТ П рошло 40 лет со дня победы революционного восстания болгарского народа. 9 сентября 1944 г. под руководством Болгарской коммунистической партии народные массы во главе с рабочим классом, при содействии партизанских частей и бо­ евых подразделений Отечественного фронта и Советской Ар­ мии начали вооруженное восстание и свергли монархо-фашистскую диктатуру. В Болгарии была установлена 'народно-демократическая власть....»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования _Московский государственный строительный университет ОСНОВНАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Направление подготовки 280700 Техносферная безопасность. Профиль подготовки Инженерная защита окружающей среды. Квалификация (степень) выпускника бакалавр. (бакалавр, магистр, дипломированный специалист) Нормативный срок обучения 4...»

«АО ЦНИИПРОМЗДАНИЙ ПОСОБИЕ ПО ОБСЛЕДОВАНИЮ СТРОИТЕЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ ЗДАНИЙ Москва - 1997 ПРЕДИСЛОВИЕ ПОСОБИЕ содержит методы обследования производственной среды и технического состояния строительных конструкций зданий различного функционального назначения. Приводятся состав работ и порядок обследования, факторы и признаки, характеризующие состояние конструкций. Рассмотрены методы обследования железобетонных, металлических, деревянных конструкции, а также особенности обследования отдельных видов...»

«Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРИРОДООБУСТРОЙСТВА высшей математики Кафедра (название кафедры) УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС ДИСЦИПЛИНЫ Математика (наимен ование дисциплины) основной образовательной программы по направлению подготовки (специальности) _270102 Промышленное и гражданское строительство (код, наименован ие направления (спец иальности)) Москва 2010 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ...»

«ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН ГОРОДСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ ИЛЬИНСКИЙ РАМЕНСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО РАЙОНА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОЛОЖЕНИЕ О ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ ПЛАНИРОВАНИИ 2013 год Содержание стр. Введение.. 3 Планируемые для размещения объекты капитального строительства местного 1. 6 значения.. Объекты инженерно-технического обеспечения. 1.1. Автомобильные дороги и объекты транспортной инфраструктуры. 1.2. Иные объекты, необходимые для осуществления полномочий по решению 1.3. вопросов местного значения. Параметры...»

«Муниципальное образовательное учреждение Теребренская основная общеобразовательная школа Согласовано Согласовано Утверждаю Руководитель ММО учителей технологии Заместитель директора по УВР Директор МОУ Теребренская ООШ С.А. Лях А.В. Мишенина Н. Г. Мурашко Протокол №от_28.06.13 г. Приказ №от2013 г. 28.08.2013 г. Рабочая программа по технологии 8 класс учитель технологии Зубкова Л.С. 2013-2014 учебный год Пояснительная записка Рабочая программа по предмету Технология составлена для учащихся 8...»

«/ • * Ральф Кайло получил ученую степень в Бостонском университете и повышает уровень знаний в течение многих лет. Он ведущий авторитет в сфере деревянной мебели ремесленного производства и владелец собственной галереи на озере Джордж в горах Адирондак рядом с Нью-Йорком. Кайло — автор одиннадцати книг, посвященных строительству и дизайну деревянных домов, традициям деревянного зодчествоколлекционированию и изготовлению деревянной мебели\, Бревенчатые дома Концентрируя внимание на архитектуре...»

«Информационно-поисковая система СтройКонсультант - Ценообpазование в ительстве Дата Номер У твержд ен Наименование утвержд ения ) икатор онсультант 8) вное ты 728) азование в ьстве Фед еральный центр ценообразования в О поряд ке применения сборников ГЭ С Н-2001, ФЕР-2001, ФС С Ц-2001 и Письмо 871-7650/ФЦ 03.10.2008 строительстве и ФС Э М-2001 в ред акции 2000-2007 гг. промышленности строительных материалов Фед еральный центр ценообразования в О поряд ке рассмотрения проектов сметных нормативов,...»

«ЭЛЕКТРОТОМОГРАФИЯ: АППАРАТУРА, МЕТОДИКА И ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ УДК 550.837.31 Балков Е. В., Панин Г. Л., Манштейн Ю. А., Манштейн А. К., Белобородов В. А. Институт нефтегазовой геологии и геофизики им. А.А. Трофимука СО РАН, г. Новосибирск АННОТАЦИЯ В работе авторы описывают современное состояние метода электротомографии, выполняют сравнительный анализ существующих аппаратурных комплексов и программного обеспечения для электротомографии на постоянном токе. Приводится сравнительное описание...»

«1 В.В.Юдин. Тектоника карстового массива Чатырдаг в Крыму // Спелеология и карстология - № - Симферополь.- 2012. С. В.В. Юдин Те ктоника карстового массива Чатырдаг в Крыму © В.В.Юдин Национальная академия природоохранного и курортного строительства, Симферополь, АРК E-mail: yudin_v_v@mail.ru Резюме: В статье рассмотрены противоречивые модели строения массива Чатырдаг и тектонические проблемы карста. Обоснована геодинамическая модель. Ключевые слова: Крым; Чатырдаг; тектоника; карст. В.В. Юдін....»






 
© 2014 www.kniga.seluk.ru - «Бесплатная электронная библиотека - Книги, пособия, учебники, издания, публикации»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.